Aftershock

Вход на сайт

Облако тегов

АШ-YouTube

Кровь и пыль. Очерки Второй Чеченской. Четвёртая часть

Аватар пользователя мент

Предыдущие части - [1], [2][3]

Команчи

С блокпоста доставляют троих потрёпанных жизнью и алкоголем субъектов. Морды русские, весьма похожи на сантехников времён Афони. В гражданской одежде. Все карманы забиты пачками денег – правда, не баксами, а рублями. Суммы внушительные. Особенно для Чечни – считай, ребята тут как миллионеры. Эдакие мистеры Твистеры.

- Вы кто? – спрашивает начальник розыска.

- Контрактники, - отвечает самый главный. – Домой возвращаемся по завершении контракта.

Проверяем документы. Они все в порядке. И правда контрактники. И правда – домой едут.

Контрактники – это, можно сказать, основная массовка федеральных сил в Чечне. С началом боевых действий выяснилось что в нашей миллионной  армии воевать вообще некому. В основном, у нас в наличии кадрированные дивизии, которые больше охраняли боевую технику, чем учились на ней воевать. На одного офицера там два солдата, и те не боеспособные. Пришлось скрести по сусекам, все развёрнутые части, даже морпехов, сюда направлять. Но все равно получалось маловато. Поэтому наверху решили затыкать зияющие дыры контрактниками и разворачивать кадрированные части в боевые.

Деньги за такую работу предлагали неплохие, и военкоматы по всем российским регионам  гребли всех согласных рискнуть своей шкурой. В основном, шли на войну люди, измотанные безденежьем и безработицей, из глубинки, с депрессивных регионов. Много там было всяческих пьяниц, маргиналов и неудачников, кому в своё время повезло получить воинскую специальность. Хотя, конечно, немало народу действительно хотели защищать страну от распоясавшихся бандитов, многие прошли Афган, умели воевать и были мотивированы идеологически. Такие и вытаскивали на своих плечах войну, воевали в разведбатах и артиллерии, взламывали укрепления противника. Но все же очень и очень многие мало на что путное годились, больше для массовки и обозначения присутствия. Порой от обычных молоденьких пацанов-срочников толку было куда больше. Они же не о деньгах думали, а о том, как бы приказ выполнить, да от начальства по шапке не получить.

Немало «контрабасов» прославились изощрённым и беспробудным пьянством, мародёрством, поборами на блокпостах. Доставали население порой так, что те на стенку лезли. Вообще, в большинстве районов местные жители контрактников дружно ненавидели.

У милиции, кстати, порядка куда больше было, хотя тоже разные фрукты попадались. Многие милиционеры тоже были не безгрешны. Не упускали возможности сорвать денежек на том же блокпосту. Но делали это чаще в пределах каких-то норм, не выходя за рамки, чтобы никому не обидно было. Понятное дело, такие коррупционные поползновения начальство старалось пресекать. Сегодня твой подчинённый за долю малую отца семейства без очереди через блокпост пропустит, а завтра - боевика с пулемётом, который по его же товарищам ночью огонь откроет. А что, были и такие случаи. Поощрять это нельзя, но и не приставишь за каждым бойцом  соглядатая. Это жизнь во всем её многообразии.

Из тех, кого я помню, и кто ни копейки не брал денег, и где дисциплина была на высоте – это Ханты-Мансийский ОМОН, стоявший в Грозном. Из региона они богатого, нефтяного. Там администрация выделяла огромные деньги на сводные отряды в Чечню. Так что экипировали ребят с иголочки, все оборудование и снаряжение самое фирменное покупали. И за счёт региональных фондов ещё  приличные деньги им шли, так что боевые выплаты для них были не принципиальными. Зато несли службу они как цепные псы – неподкупные, с бульдожьей хваткой. Их местные боялись, как огня, но и уважали вместе с тем. Мол, строгие, но по беспределу не действуют. Такая служба. Ведь народ больше всего не любит крохоборов. Если власть строгая – на то она и власть, главное, чтобы справедливая. Вот и обстреливали по ночам тех, кто занимался поборами. А по ханты-мансийцам обстрелов практически и не было.

У военных контрактников тогда своеобразным шиком и фирменным знаком считались повязки на головах. Якобы, чтобы пот глаза не ел в жару. Из-за этих повязок их и прозвали команчи – мол, дикие люди. Вообще, честно говоря, они с этими повязками больше на пиратов походили. Хотя дело это идиотское – этими ленточками на головах только снайперов привлекать. Но как же – понты и форс!

Ещё форс у них из разряда вредных (и не только у них)  – ездить на броне. Такая традиция сложилась   с афганских времён – не забираться внутрь БТР, а облеплять броню, как моллюски днище корабля.  Но  вот только в Афгане моджахеды ставили на дорогах мины, которые прожигали днище БТР, и внутри всех просто расплющивало давлением, шансов почти не было. А в Чечне больше приняты обычные фугасы – они как раз лучше всего сдувают бойцов с брони, а внутри шансов выжить куда больше.  Зато когда ты на броне, то покрасоваться можно – в повязке, с автоматом. Ну прямо русский Рэмбо, гроза аулов.

Все понты на войне особенно модные у тех, кто практически не воюет. Чем человек ближе к реальному бою, тем он более собран, прагматичен, рассчётлив, не упускает ни одного шанса, чтобы обеспечить выживание. Тем меньше времени уходит на  выпендрёж.  Настоящий боец приобретает  тот  вид,  который  нужен  ему для более быстрого и чёткого выполнения боевой задачи. И тогда косынки и поездки на броне сразу лишние.

Мой друг и коллега Игорь в 2001 году был советником в одном из отделов в Грозном. Рассказывает:

«У нас было такое буйное подразделение из контрактников, коменданту  подчинялись. Местным они своими поборами надоели хуже горькой редьки. Беспределили по чёрному. Считали, что жизнь удалась, здесь можно хорошо разбогатеть и домой вернуться королями.

Ладно бы только поборами на блокпостах занимались. Так у нас серия грабежей пошла. В основном в вечернее время, и страдали вольнонаёмные чеченцы, которые  устроились в обслугу временного отдела, комендатуры, войсковых подразделений. К ним тупо подходили люди в масках, с оружием, и выворачивали карманы.

Помню, допрашиваем мы потерпевшего:

- Может, бандиты шалят? У них ныне трудные времена, денег джихад не хватает, вот и тырят мелочь по карманам.

- Да нет. Это точно были контрактники. По манере поведения, по одежде.

Мы в военную епархию не лезли – они вне нашей юрисдикции. Я коменданту тогда сказал, чтобы он присмотрелся к своим бойцам и пресёк всё это безобразия, потому что последствия могут быть самые печальные. А тот был так дубово высокомерен и непробиваем. Мол, мы армия, неча нам всяких ментов слушать. В общем, ничего не сделал.

А потом пересменка начинается. Так это жлобье в повязках решили своим ходом добираться. Тогда в Чечне машины стоили сущие копейки, вот эти балбесы и затоварились. Да ещё машины под завязку всяким хламом забили, что понаворовали да за три копейки накупили по рынкам. У них целая колонна образовалась. На ней они гордо решили домой вернуться. А у местных разговоры пошли, что проводят они своих гостей со всеми почестями, как положено.

Вот эта колонна и попадает в засаду, под обстрел. И боевики все эти машины пожгли, практически всех контрактников подранили, а одного убили. Дело повисло нераскрытым. Но понятно, что местные отработали. Кстати, основная масса наших милицейских подразделений сменялась без сучка и задоринки».

Держать эту трудноуправляемую толпу в руках командирам было порой тяжело. Офицеры с ними справлялись с огромным трудом, дисциплинарные меры воздействия работали слабо. Хотя в некоторых подразделениях был железный порядок. Всё от командира зависело. И от его методов поддержания дисциплины. Больше всего годились методы беспредельные и гопнические.

Так, один из отдалённых районов Чечни, там царил просто железный порядок, спасибо Коменданту. Полковник был мужик здоровый, необузданный и строгий. Гауптвахтами и дисциплинарными взысканиями не баловался. Просто бил нерадивых подчинённых сразу в рыло. Надо сказать, исключительно за дело, по справедливости, так что те сами признавали его правоту. И ходили по струнке.

Другая комендатура. Там комендант отчаялся бороться со своим сбродом и самоустранился. Так что пьянство в расположении стало обыденным делом. Потом ужираться начали и на постах. Допились, празднуя день десантника (они себя почему-то десантниками считали, хотя к ВДВ там никто отношения не имел и тельник не носил) до того, что на радостях и от избытка чувств «врезали по ментам» - лупанули по зданию ВОВД из зенитной установки. Хорошо ещё, никого не убили.

Наш представитель из ГУУР там был. Глянул на это дело, на растерявшихся  оперов, и говорит:

- А чего сидим, братва? Пошли, наваляем им.

Заявились в комендатуру. Нашли стрелков. Пыль из них выбили от души и сказали, что в следующий раз замочат, как злостных террористов, напавших на органы внутренних дел. На некоторое время помогло.

Кстати, тоже в день десантника такие обстрелы были и в Грозном.

В общем, «команчи» давали стране угля. Но и сами нередко становились жертвами произвола. Финансисты зажиливали им под любым предлогом боевые выплаты. Бандатва  в приграничных районах, а то и на родной земле, рэкетировала, собирая с них дань. В общем, вокруг контрактников и их денег такие страсти завязывались.

Хотя те, кто служил честно, прибыл в Чечню, считая своим долгом с бандитами бороться, а не копейки с населения сшибать, соблюдал уставы – те обычно в жизни никаких проблем не имели. Солдаты они и есть солдаты, просто за зарплату, а не по призыву. Многие ордена заслуженно получали. Многие гибли героически. Наш им почёт, уважение, а погибшим – добрая память.

Но обязательно ведь появится пьяная морда и устроит поборы на дорогах, мародерство или чего ещё похуже. И вся репутация насмарку.

Впрочем, долго это не продлилось. Армию постепенно начали приводить в порядок и призывать на службу людей, которые хотят служить, видят в этом призвание, а не шанс в виду невозможности пристроиться на нормальную работу срубить лёгкие деньги. Но тогда, в 2000-м иначе просто не получилось бы. Эта война всем свалилась как снег на голову, и нужно было принимать срочные меры…

 

Чеченская нефть

Дороги Чечни – это не только пыль, коровы, военные колонны. Это ещё и бензовозы через каждые полкилометра, скромно  стоящие в кустах, а на обочине - дощатые лотки, на которых расставлены ёмкости с бензином. Обычно это Трёхлитровые или пятилитровые стеклянные банки с мутно-зеленоватой жидкостью. А  на табличках коряво написано: «А-76», «АИ-95» - это марки бензина. Хотя достоверность рекламы вызывает сильные сомнения.

Весь Северный Кавказ ездит на этой токсической для машинных внутренностей отраве.  Стоит местный бензин сущие копейки, купить его можно на любом углу и под любым кустом вдоль дороги. Правда движки на таком горючем долго не живут, ну так и не особо  жалко – машины на девяносто процентов старые, трухлявые, еле дышащие. Эдакие ржавые монстрики по мотивам постакпокалиптического фильма «Безумный Макс».

Грозненская нефть. Издавна она была камнем преткновения. Сюда и немецкие фашисты рвались, и их диверсанты шалили. Гитлеру не удалось захватить грозненскую нефть, зато у дудаевских бандитов всё очень складно получилось. Правда, на время. Ненадолго.

Эта нефть здесь – будто мощный артефакт, концентрирующий в себе кипение страстей и интриг, преступления, кровь. Именно вокруг нефти здесь всегда шло основное движение. Потому что нефть – это  живые деньги, бьющие прямо из-под земли. Хочешь рубли, хочешь доллары. Это был один из немногих реальных  источников денежных поступлений в Свободной Ичкерии.

Нефтевышками расплачивались с бандитами. К месторождениям прилипали и до сих прилипают деляги и чиновники, как мухи к клейкой ленте. Вокруг нефтевышек и наливняков всегда крутятся «джипы», бронетехника и вооружённые люди. Они как мощный гравитационный центр.

Листаю сводки по Чечне. За прошедшие сутки уничтожено два минизавода.

Есть такое любимое развлечение у оперов и собровцев. Найти где-то в степях, горах, лесах нефтяной минизавод. И разбабахать его из гранатомёта - с шумом и фейерверком. Аж душа вибрирует счастливо и поёт.

Минизавод – это такой большой самогонный аппарат из цистерн. На нём перегоняют чёрную нефтяную жижу в зеленоватый бензин сомнительного качества. Тот самый, который разливается потом по банкам с бирками «АИ-93».. За сутки этот агрегат приносит хозяевам чистого навара в тысчонку-другую долларов – по чеченским меркам деньги просто запредельные, да и в других регионах тоже неплохо.

По трассам республики день ото дня, в любую погоду тянутся колонны наливняков. Чьих, зачем, куда едут – непонятно. И пахнут они не столько нефтью, столько большими деньгами.

Вообще, если прислушаться, но можно ощутить, как за испещрённым осколками и пулями фасадом войны тихо шуршат большие деньги. Как там говорят насчёт войны и матери родной? А ведь так и есть. Чего греха таить – немало денежных знаков во время боевых действий прилипает к рукам. Притом при делах все воюющие стороны. Боевики тянут доллары от зарубежных спонсоров, отчитываясь видеозаписями с уничтоженными колоннами и отрезанными головами неверных. Федералы и к ним причастные втихаря черпают совочком из бюджета и с военных складов. Но у обеих сторон есть общий источник, куда они дружно влезают своим жалом – это нефть. И бандиты, и федералы измазаны в ней по уши.

Тот расстрел гаишников в Шелковском районе, за который задержали Тракториста. Основная версия была, что погибшие участвовали в нефтяном бизнесе, и их закопали конкуренты. Может оно так, а может и не так. Но версия в принципе имела право быть.

Моё сугубо личное мнение, никому его не навязываю и не претендую на истину. Но по моему мнению, в этот бизнес было втянуто немало служивого народа. И военные, и сотрудники милиции. Власть в регионе у военных, в каждом районе правит комендант – он царь, Бог и воинский начальник.  Он замена и администрации, и райсовету, и всем, всем, всем. Понятное дело, что мимо него эти бензовозы вряд ли проедут.

Колонна бензовозов. Впереди-сзади – БТР или милицейские машины. Девяносто процентов на то, что это какой-то левый бизнес под крышей федералов. Без крыши тебе сто метров проехать не дадут – тормознут, арестуют или дадут очередь по колёсам. Всё учтено. Всё должно быть по правилам. Всё должно приносить доход.

Этот Клондайк затягивает в свою чёрную нефтяную дыру все больше деловаров. Ну а дальше все начинается по законам развития любого бизнеса, что легального, что нелегального - конкуренция, отчаянная борьба за сферы влияния, разборки.

Правда или нет – теперь уже никто не скажет. Но знаю людей, которые уверены, что расстрел колонны ОМОНа в 2001 году в одном из районов Чечни – вовсе не происки злобных боевиков. Якобы это самый ОМОН, обладавший дурной репутацией – народ там подобрался гниловатый, выставился на блокпосту и очумел от вида крышуемых колонн бензовозов и от запаха денег, тянувшегося за ними. Пробили ребята ситуацию, выяснили, что обеспечивает сопровождение колонн одна десантная часть, имея на этом неплохой навар. Ну и предложили свои услуги, притом по демпинговым ценам. То есть в наглую сожрали чужой пирог, а что не съели, то понадкусывали. После чего и попали ненароком в очень уж умело построенную засаду… Но это так, информация к размышлению, а вовсе не утверждение.

Вообще, ресурсы в Чечню после её освобождения от бандитского ига закачивались громадные. Надо было восстанавливать регион, шли эшелонами туда сельхозтехника, станки, стройматериалы. И деньги, деньги, деньги. Естественно, много появилось желающих припасть к этому целительному источнику. Так что наши сотрудники из ДЭБа, прикомандированные к Временному управлению, никак не скучали. Рассказывают на досуге об особенностях местной экономической жизни:

- Представляешь, восстанавливается по документам школа, деньги все потрачены. И вдруг это пустующее отремонтированное здание захватывают боевики и стойко держат там оборону. Ну и что с ними, негодяями, делать? Не гнать же солдат под их пули. Бабах - танковым снарядом по негодяям. И ни школы, ни боевиков. Ни затраченных средств. И мы вопросом задаёмся – а был ли ремонт? Было ли восстановление? И были ли боевики?

Понятное дело, как и везде – к денежным потокам приникают далеко не все, а только лишь избранные или особо наглые, алчно-мотивированные и целеустремлённые. Основная масса федералов честно воюет. А маленькая, но очень активная и жадная прослойка - тихо ворует.

Ходили слухи, что ФСБ тормознуло коменданта одного из районов, у которого вышел срок командировки. У него чемоданчик был – там то ли миллион, то ли пара миллионов долларов наличными завалялось. Не знаю,  что стало с чемоданчиком, содержимым и самим комендантом. Скорее всего, не стали выносить сор из избы. И правильно сделали. Ни к чему это.

Конечно, можно сколь угодно возмущаться делягами, проникшими даже на войну, негодовать по поводу теневого бизнеса, успешно набирающего обороты под чудовищный аккомпанемент бомбоштурмовых и артиллеристских ударов. Ну а если взглянуть объективно. Ведь это же  реальность любой войны. Даже в Великую Отечественную, при жесточайшем режиме власти и всесилии органов, и тыловики находили, чем разжиться, и махинации были совершенно фантастические. Вспомнить хотя бы жулика, который во время войны организовал частный стройбат, который просуществовал полтора десятка лет и получал деньги и субсидии, строил государственные объекты.  И пресловутые трофеи тоже можно вспомнить – эшелонами же везли,  в том числе и великие маршалы. И особые отделы этих трофейщиков покрывали за доляшку, о чем есть много свидетельств, в том числе и рапортов, и уголовных дел. Ну, а что тогда ждать от молодой Российской демократии, взросшей под лозунг: «Обогащайтесь и рубите бабло всеми средствами, кто без миллиона – тот лох»?

В общем, это непременная, вечно повторяющаяся оборотная сторона войны. Так было, так будет ещё долго.

Ну а подпольный чеченский нефтебизнес. Разбирая его, нужно учитывать один важный момент. Как ни крути, а он помогал местному населению выживать и кормить семьи в самые трудные времена. Закачивал хоть какие-то деньги в Республику. Да и когда люди привязаны к своему делу, у них нет резона уходить в горы, в банды. Так что некий положительный эффект в этом тоже был. Ну, это если смотреть на вещи оптимистичненько.

Плохо, конечно, что в него втягивались силовики, но это уже неизбежное зло. Так устроен мир. И никакими возмущёнными воплями и драконовскими мерами принуждения это не изменить. Деньги ведь пока никто не отменяет, а значит в обозримом будущем будет и неуёмная алчность, и пошлая корысть, и коррупция, будут жулики и взяточники. Нужно просто не давать им шибко разгуляться…

 

Минное поле

- Э, старлей, ты далеко намылился? – спросил наш опер из ВОВД одного из районов Грозного, глядя на  чистенького, как с рекламного плаката, старшего лейтенанта юстиции, который бодро устремился навстречу своей смерти - прямо на минное поле.

Старший лейтенант грозно сверкнул очами на милицейского майора и гордо выпрямился:

- Я из военной прокуратуры. Следую в бригаду внутренних войск для расследования преступлений в отношении мирного населения.

- Чего?

- У меня предписание Генерального прокурора.

- А, понятно. Это Генеральный прокурор тебя по частям собирать будет, когда ты вот на этом минном поле подорвёшься?

- Минное поле? – побледнел старлей.

- Ага. Такое густое и колосистое. Тебя кто надоумил туда идти?

- Прапорщик. Из той бригады.

- Ты ему про своё расследование тоже доложил?

- Ну да. Сказал всё, как есть. Мне скрывать нечего.

- После этого он тебе азимут и начертил?

- Ну да.

- Эх, повезло тебе, что я добрый.

В общем, прапорщик от доброты  душевной решил, что старлею с таким заданием лучше сразу на мине подорваться и не мучать ни себя, ни людей.

Все же военный следователь до бригады той успешно добрался. И начал наводить там шорох. А бригада была как бельмо на глазу и у местных жителей, и у бандитов, и, особенно, у всяких правозащитников и шелкоперов типа «Новой газеты». Вон, одна позже невинно убиенная журналистка все докапывалась до десантников. Орала как оглашенная что у них зинданы на территории части, что там безвинных честных горцев расстреливают. При этом врала беспардонно, но тут на неё грех обижаться - у неё работа такая, ей за это платили. Видимо, неплохо платили и тем, кто пасквили на эту бригаду ВВ строчил.

Хотя ребята в бригаде были суровые, порой беспощадные, допускаю, где-то немножко и перегибали палку, выходили за пределы допустимого. Но все равно образцово-показательную порку устраивать за нарушение прав человека во время боевых действий – это чересчур. Вся война сплошное нарушение прав.

Потом военный следователь приходил в ВОВД. Все неистовствовал, требовал какие-то материалы, экспертов, оперативную информацию, полиграф и ещё много чего.

Наш опер посмотрел на него задумчиво и изрёк:

- Сынок, мой тебе совет. Не копайся в этом дерьме. Тебя же убьют.

- Но у меня указание Генерального прокурора!

- Его не убьют. А тебя убьют…

- Но…

- И правильно сделают. Куда ты лезешь? Ты не понял – тут идёт борьба с бандформированиями и их пособниками. А ты о каких-то там правах  человека и Европейском парламенте талдычишь. Ты серьёзно?

В общем, старлей вроде выжил. Ясный фиг, ничего не накопал. В общем, не оправдал доверие. И хорошо. В войнах любых есть секреты и факты, которые лучше не ворошить. Для всех лучше…

 

Расстрелы раз в неделю

Совещание в Гудермесе закончилось. Мы с начальником ВОВД уже подошли к машинам на стоянке перед Управлением. И тут к нам подходит худощавый, отутюженный, строгий такой, прилизанный весь подполковник милиции. По виду, кавказец, но из аристократов, тех, кто мотыгу в своей жизни не видел. Это там совершенно отдельный генотип и социальный слой. Холеные, самоуверенные. Резко от простого народа отличаются даже по комплекции.

- Вы из Шелковского района? – спрашивает.

- Оттуда, - кивает начальник ВОВД.

- Возьмёте меня с собой?

- А вы кто?

- Я начальник Шелковского райотдела.

- Ха. А я кто? – усмехается начальник ВОВД.

- А вы тоже?

- Ну как бы…

Наш подполковник забывает сказать, что в Шелковском районе уже ходит около ВОВД кругами третий начальник райотдела. Тоже уже вроде назначенный каким-то приказом.

В общем, такая вот карусель - смех и шутки юмора. Черта с два без бутылки разберёшься.

Хотя при внимательном рассмотрении этот кроссворд разгадывается просто. С самого начала операции по восстановлению конституционного порядка было понятно, что долго временные отделы не протянут. Рано или поздно придётся формировать постоянные подразделения внутренних дел субъекта Российской Федерации. Из местных жителей, а не прикомандированных с Большой Земли.

Вообще, шаг этот мне кажется спорным. Чтобы поддерживать там порядок и российскую законность, скорее всего, нужно было комплектовать руководство и основные руководящие должности органов внутренних дел из сотрудников с других регионов России, с которыми заключаются контракты на два-три года. Чтобы центр держал руку на пульсе именно в сфере силовых структур и имел рычаги управления. После формирования постоянных отделов и передачи им всей полноты власти из России туда ныне посылают сотрудников по контракту, но на рядовые должности, на которых они фактически ничего не решают и находятся на третьих ролях. Так что используют их обычно, затыкая ими самые опасные дыры и посылая в прорыв, на мины. Чужие же, не жалко.

Тогда, 2000-м как раз начали формировать постоянные отделы, назначать на ключевые должности соискателей. А что такое должность начальника РОВД на Северном Кавказе? Это и уважение благодарного народа, и рост влияния твоего тейпа, а ещё очень приличные деньги – сразу вклиниваешься в нефтебизнес, распределение бюджетных средств и прочие  приятные бонусы. Так что кресло это кресло дорогого стоит.

Неудивительно, что разгорелась дикая драка за эти самые руководящие  должности. В ход шло все – интриги, дружеские и родственные связи, деньги на подкуп, а потом и грубые силовые методы. В результате на один отдел назначалось два, а порой и три человека, которые проходили по каким-то противоречащим друг другу приказам.

В итоге, в ряде районов наличии уже по два-три начальника РОВД, каждый из которых машет приказом о назначении. И есть риск, что они еще клонируются. В общем, фантастика в нашей     обыденности.

И пошли разборки – кто из них царь настоящий, а кто самозванец. Порой доходило до крайностей. Один из райотделов в ходе этих баталий по принципу «так не доставайся же ты никому» просто взорвали, притом с человеческими жертвами.

Вот и в нашем районе на постоянный отдел было уже два таких назначенных претендента.

Первый был вообще фигурой фантастической. Он ещё при Дудаеве руководил отделом. Злые языки поговаривали, так хорошо руководил, что Дудаев лично его за коррупцию и бандитизм выгнал. Это что же надо было наворотить!

Впрочем, чего удивляться? С начала девяностых очень прибыльный бизнес в этих краях был – ограбление поездов, идущих через Чечню. Тащили с них все – холодильники, технику, жратву. Продавали. Деньги рекой текли.

В порядке информации

«За 1993  года  на  Грозненском  направлении   железной дороги нападению  подверглось 558 поездов,  преступники разграбили 4000 вагонов на 11 миллиардов рублей.  В 1994 году цифры возросли.  Было организовано вооружённое сопровождение вагонов силами УВДТ.  Отбито 57 вооружённых нападений, 5000 раз применяли оружие.

В октябре  1994   года  движение  поездов  по  Чечне прекращено».

Москва, конечно,  тогда бесилась, неся огромные материальные потери. Дудаевцы имитировали борьбу с этим злом. И даже, как видим, кого-то с должностей снимали.

Начальнику этому повезло. Он быстро перебежал в Дагестан, заявил там, что он жертва антинародного преступного режима Чечни. Пристроился где-то в МВД Дагестана. И, якобы, по злобным слухам и оговорам, замутил там отличный бизнес. Его родственники похищали военнослужащих. А в Москве как раз фонд создали по их выкупу. Вот подполковник и выкупал их у своих же родичей. Все как по нотам разыгрывали. А полученные деньги делили по честному, по родственному. А он ещё и ордена в нагрузку получал за освобождение заложников. Герой же!

Справедливости ради надо отметить, что с пленными обращались относительно гуманно - не били и не убивали. Просто обменивали, как скот, заботясь при этом, чтобы тот не утерял товарный вид.

Вот теперь этот герой претендовал на должность начальника. И тот, кого мы подобрали в Гудермесе, тоже претендовал. Чем их борьба закончилась – даже не знаю.

Между тем назначали людей на должности руководителей служб, оперативников постоянного ОВД. В основном из тех, кто реально пострадал во времена бандитского правления или воевал на нашей стороне.

Помню такого начальника отделения по борьбе с наркотиками. Уже в возрасте, умудрённый опытом, немножко меланхоличный, видно, что волевой и немало переживший человек. Он ещё при СССР здесь работал. И при Дудаеве немного, но сгубили его пророссийские настроения.

- Мой родной райотдел. Всю жизнь здесь проработал. А полтора года даже прожил, не вылезая.

- Это как? – интересуюсь я.

-  Да я тут в ИВС в камере как пособник Москвы полтора года сидел. Без обвинения, исключительно по соображениям шариатской целесообразности. У меня раньше один подчинённый был, сержант. Я его все время за аморалку и пьянку прорабатывал и выгнать хотел. А тут власть сменилась, и он у бандитов как-то быстро в гору пошёл. Такая беспринципная, хитрая  и жестокая сволочь – как раз такие там приживались. Гляжу, а он уже замминистра шариатской государственной безопасности. Он просто наслаждался тем фактом, что я в камере сижу, и полностью в его власти. Где-то раз в неделю выбирал время и навещал меня. Приедет. Меня выведут во дворик. На расстрел. Передёрнут конвоиры затворы. И я понимаю, что жизнь моя заканчивается. Сперва страшно было. А потом привык – что будет, то будет. А эта сволочь посмеётся, махнёт рукой и говорит: «Ладно, живи. В другой раз расстреляем». И до следующий встречи. Вот так полтора года и прожил.

Вообще, когда говорят, что все чеченцы радовались долгожданной свободе от проклятой России и счастью отныне жить по шариату – это не соответствует действительности. Очень многие оставались советскими людьми, растерянными от развала державы, сожалеющими об утраченной стране, и все происходящее было им глубоко омерзительно. Особенно много людей старого такого склада было среди сотрудников милиции. Сколько из них отважно воевало за нас в Первую Чеченскую, сколько погибли и были ранены. Они понимали – с бандитско-ваххабистскими властями будущего у чеченского народа нет, нужно быть с Россией.

В основном таких мы и пытались вернуть на службу.

Да, колоритные личности среди них попадались. Начальник одного из розысков в хвост и  гриву, пинками гонял всю шушеру на районе, в том числе бывших боевиков, радетелей за шариат. А те чего-то хорохорились, угрожали:

- Ты ответишь за свои слова! Я же мужчина!

- Какой ты мужчина?! Иди сначала на овцах потренируйся!

Вместе с тем во вновь формирующиеся органы активно полезли и с той стороны - то есть бывшие боевики и лица, сотрудничавшие с Ичкерскими государственными структурами. Притом лезли больше не из-за каких-то вредительских целей, а привычно ради власти и денег. Кавказ же, милицейская форма значит очень многое. При старых властях были при власти и деньгах, при новых властях намеревались жить так же. И фильтры, чтобы не допускать эту накипь в госструктуры, работали как-то слабенько, порой даже преступно небрежно.

У нас в камере парился мальчишка-боевик. Ему лет семнадцать было, когда его загребли в ополчение. Весь он был какой-то несуразный и мечтательный, всё делал не так, через одно место. Оборонял Грозный, так своим неумением и головотяпством командиров доводил до белого каления. Его постоянно за нарушения дисциплины подвергали каким-то наказаниям, в том числе телесным. Вся эта Ичкерская власть, шариатские ценности, свобода и независимость ему были до фонаря, так же как для большинства ополчения. Погибать, он, понятное дело, за все эти эфемерные идеи не собирался. Когда начались бомбёжки, вместе с основной массой сослуживцев слинял на оперативный простор.

По определённым причинам домой возвращаться боялся. Шатался по всей Чечне, пока его не задержали в Шелковском районе. Здесь он прижился, камера стала домом родным. А он у нас не столько заключённым был, сколько консультантом. Память у него была отличная, и рассказал он нам немало о нравах, царивших у ичкерских силовиков.

- Был в одном из районов Грозного, - с каким-то непреходящим изумлением перед тайнами мироздания восклицал он. – Там в РОВД служит половина тех, с кем я вместе воевал. Как только они там устроились! Не понимаю.

Вот и мне до сих пор непонятно.

Уже позже Кадыров вообще добился широкой амнистии с возвращением всех прав и состояний, и многие боевики теперь служат в так называемой его Гвардии, то есть являются военнослужащими Росгвардии. Теперь они против ваххабитов воюют. Притом ничего так воюют, беспощадно. Ну и пусть. Иногда надо забывать прошлое, точнее, отодвигать его подальше, в глубины памяти, ради настоящего…

Меня всегда интересовало, что творилось на территории во время Дудаево-Масхадовского владычества. Самое интересное – отдел работал, милиция была. Назывался он, по-моему, сначала ОВД, а потом отделом шариатской безопасности. Начальников там назначали с особой церемонией, с клятвами на Коране.

Шла обычная милицейская суета. Сотрудники брали у граждан заявления о преступлениях и правонарушениях, пытались что-то делать, чем-то помогать людям. Ну а много наработаешь, когда фактически власть у самих бандитов? Этого не тронь, того не смей. Они против России воевали, заслужили почёт, уважение и право кого-нибудь там похитить, кого-то пристрелить. А тут вы со своим уголовным кодексом.

Смешнее всего обстояло с расследованием уголовных дел. Уголовно-процессуальный кодекс касательно предварительного следствия был один к одному списан с УПК РФ – понятые там, заключение под стражу, все аналогично. А когда дело расследовано, оно направляется прямиком в шариатский суд для рассмотрения по существу.

А шариатские судьи – это такие побитые молью, в возрасте уважаемые мусульмане, едва грамотные, но продвинутые в знании Корана и шариата. И сам суд идёт по шариатским законам.

Ну и начинается концерт по заявкам. Судья недоуменно смотрит на толстенный том уголовного дела:

- Изнасилование. Какие экспертизы? Какие следы преступления? В Шариате такого нет. В Шариате сказано, что два человека указать должны на виновного. Нет двух человек? Обвиняемый свободен…

Вообще, УК Чечни – это нечто необыкновенное. Там ничтоже сумнящись скрестили ежа с ужом – то есть нормы Шариата со статьями УК РФ.

Вот, передо мной такой кодекс лежит. Утверждён Указом Президента ЧРИ. «Во исполнение решений Народного конгресса Чеченской Республики Ичкерия Государственный Комитет Обороны и Высший Совет Улемов Чеченской  Республики Ичкерия  одобрили настоящий кодекс».

Ну да, одобрили так одобрили. На все ваххабистские деньги.

Вот и получили: воровство – до семи лет лишения свободы. Воровство в соответствии с положениями шариата –  первый раз отсечение кисти правой руки, второй раз – левой ступни. Прелюбодеяние, в которое входит например, любой интим без брака (оральный секс не считается) – смертная казнь через побивание камнями, бичевание. Нормальное такое средневековье… Правда радуют некоторые статьи. Мужеложство – сто ударов палками или до пяти лет, очень даже здоровая норма, которой нашему обществу так сейчас  не хватает для душевного спокойствия.

Если все же удаётся доказать в шариатском суде  факт преступления и вину, что весьма затруднительно в рамках средневековой системы доказательств, начинается второй акт представления.

- Да, убийство доказано, -   объявляет дремучий судья. - Но добрый ли ты мусульманин?

- Добрый, добрый, - лебезит подсудимый.

- Готов ли послужить с оружием делу торжества Ислама?

- Готов.

- Поклянись, что больше не будешь убивать правоверных.

О неверных, понятное дело, речи вообще не идёт.

- Клянусь.

Осуждённому дают автомат и посылают служить в какую-то из бесчисленных силовых структур Чечни, защищать завоевания шариатской революции.

Недаром потом этих шариатских судей по всей Чечне выискивали и под суд отдавали. Много чего эти дикари и невежды понатворили.

Вернёмся, однако, к нашим баранам. Формировался на наших глазах Шелковской постоянный отдел. Появились оперативники уголовного розыска. А мы были как на иголках. Леший его знает – может, казачки всё это засланные. Да и будут ли они против своих земляков работать? Сомнения, сомнения…

А потом начались сюрпризы. Начальник розыска кладёт на стол пачку каких-то секретных то ли агентурных записок, то ли рапортов – мутно оформлено. Самое главное, без подписей и данных тех, кто принял информацию.

- Откуда? – спрашиваю.

- Дали, - хмыкает начрозыска. – Но информация интересная.

Читаю – там много чего написано о схронах, боевиках, пособниках. Если правда оно ну хотя бы на треть…

- Ну чего, надо отрабатывать, - говорит начальник розыска.

- Ну, давай.

Берём одну такую информашку. Там аккуратно так все сделано, с подробными описаниями, схемами местности. Получается, что в часе езды от станицы в лесу на дальних выселках таится база, где отлёживается с десяток боевиков.

Прикидываем по карте, где это. Берём в сопровождение автобус с ОМОНом, рассаживаемся сами по Уазикам. И в путь.

Неторопливо так трюхаем по трассе, по которой тянутся военные колонны, звенят гусеницами танки и БМП. Медленно это всё, но обгонять военные колонны категорически запрещено. За обгон можно схлопотать пулю – такой вот приказ и такие меры предосторожности при проводке колонн. Начальник угрозыска Тульской области Сенопальников, светлая ему память, хороший был человек, двигался вот так в машине, которая с дуру попыталась обогнать колонну с бойцами спецназа УФСИН «Факел». Те недолго думая дали очередь, пуля через щеку начальнику розыска прошла, так что долго лечился в госпиталях. На войне главное – строго соблюдать правила. Это сильно прибавляет шансы на выживание и успешное выполнение задачи.

Сворачиваем с трассы. Я и не знал, что такие леса есть в районе. Покруче Шервудского леса. Скребутся по стёклам машины ветки, как узловатые пальцы лешаков. И сплошная зелёнка, из которой спокойно можно пальнуть с гранатомёта, а потом вежливо откланяться и уйти -  и фиг найдёшь кого.

Ёрзаем на сиденьях. Ощущение, будто в тебя целятся отовсюду. Очень неуютно. А ехать через эту зелёнку ещё несколько километров.

На очередном повороте  нас догоняет машина с каким-то мужчиной в белой рубашке и черных брюках. Он отчаянно машет нам руками

Останавливаемся. Держим его на мушке. Подходим.

Мужчина в белой рубашке трясёт документами, удостоверениями, мандатами. Из них становится понятно, что он председатель местного сельсовета.

- Вы куда едете? – взволнованно спрашивает он.

- Вперёд, - говорит начальник розыска, не вдаваясь в лишние подробности. - Мероприятия проводим.

- Да вы прямо на минные поля едете! Там и федералы, и дудаевцы мин столько поныткали, на всех хватит!

Потом уже информацию проверяли – думали, может от своих уводил. Но оказалось, правда там минное поле. И кто-то добрый нас туда послал, вперёд, на мины. Вот и думай – то ли с дуру, то ли из гуманных соображений – чтобы долго не мучились…

 

Ну и традиционное – рекламирую произведения по мотивам моих выступлений в Интернете. Книги Ильи Стальнова «Цирк с конями в казённом доме», и «Адвокат, адвокат, он ворюге друг и брат». Заказывайте, может третий том тогда выйдет на радость читателю и мне.

 

https://book24.ru/product/tsirk-s-konyami-v-kazennom-dome-3637219/

https://book24.ru/product/advokat-advokat-on-voryuge-drug-i-brat-3960101/

 

 

 

Авторство: 
Авторская работа / переводика
Фонд поддержки авторов AfterShock

Комментарии

Аватар пользователя evp
evp(4 года 6 месяцев)(18:16:51 / 31-01-2019)

Интересно, познавательно, спасибо большое за все

Аватар пользователя мент
мент(3 года 7 месяцев)(18:31:13 / 31-01-2019)

Благодарю Вас

  

 

   

Аватар пользователя Victor
Victor(7 лет 4 месяца)(21:09:51 / 31-01-2019)

Из тех, кого я помню, и кто ни копейки не брал денег, и где дисциплина была на высоте – это Ханты-Мансийский ОМОН, стоявший в Грозном. Из региона они богатого, нефтяного. Там администрация выделяла огромные деньги на сводные отряды в Чечню. Так что экипировали ребят с иголочки, все оборудование и снаряжение самое фирменное покупали. И за счёт региональных фондов ещё  приличные деньги им шли, так что боевые выплаты для них были не принципиальными. Зато несли службу они как цепные псы – неподкупные, с бульдожьей хваткой.

Большое спасибо за такую высокую оценку работы моего друга, с которым дружу с детсада, с двухлетнего возраста. Он был полковником РУБОПА в Ханты-Мансийском регионе, с философией Глеба Жиглова: "Вор должен сидеть в тюрьме, даже если вор - в милицейских погонах!".

В 90-е посадил двух собственных начальников-генералов из Тюмени (единстванная посадка генералов за все 90-е годы!), потом прошелся по коллегам - начальникам отделов УВД. Отправил нескольких в Нижний Тагил. Навел порядок в УВД. Что не замедлило сказаться и на поддержании правопорядка в регионе (там достаточно все благополучно, несмотря что регион нефтяной и бабки крутятся не меньшие, чем в Москве), так и на моральном уровне местной милиции.

Знаю не понаслышке, так как в то время был кандидатом в депутаты Госдумы от этого региона. Был такой грех в биографии!   )))))))))))))))))

Аватар пользователя мент
мент(3 года 7 месяцев)(01:14:03 / 01-02-2019)

Эх почему не таких людей генералами назначают, а всяку шелупонь

Грустно

    

Аватар пользователя Victor
Victor(7 лет 4 месяца)(01:51:01 / 01-02-2019)

До генерала он не дослужился, да. Но зато популярность у населения заработал. Его мэром города избрали, абсолютным большинством  голосов.

Аватар пользователя мент
мент(3 года 7 месяцев)(18:02:08 / 01-02-2019)

 

         К сожалению таких людей мало

А если и есть, то окружающие дегенераты все делают, что бы дорогу не дать

 

  

 

 

Аватар пользователя Victor
Victor(7 лет 4 месяца)(22:10:44 / 31-01-2019)

Пристроился где-то в МВД Дагестана. И, якобы, по злобным слухам и оговорам, замутил там отличный бизнес. Его родственники похищали военнослужащих. А в Москве как раз фонд создали по их выкупу. Вот подполковник и выкупал их у своих же родичей. Все как по нотам разыгрывали. А полученные деньги делили по честному, по родственному. А он ещё и ордена в нагрузку получал за освобождение заложников. Герой же!

Справедливости ради надо отметить, что с пленными обращались относительно гуманно - не били и не убивали. Просто обменивали, как скот, заботясь при этом, чтобы тот не утерял товарный вид.

Похищенная в Чечне пламенная поборница защиты чеченского народа журналистка НТВ Елена Масюк может подтвердить ваши слова. А желающие - погуглить в рунете и найти видео, так как боевики все снимали, как ей пара аулов 24 часа в сутки ее масюку разрабатывали. Как и сопутствующие физиологические отверстия.

Но товарный вид был сохранен, это да! Выкуплена за 2 миллиона долларов.

Больше на тему Чечни не высказывалась, никогда

Аватар пользователя мент
мент(3 года 7 месяцев)(01:20:39 / 01-02-2019)

Масюк там искренне за них боролась, что они не

могли оставить её без внимания

Вот  её не

особо жалко было, она

этих тварей выгораживала 

      

 

 

  

Аватар пользователя Ingvar76
Ingvar76(5 лет 6 месяцев)(19:16:11 / 01-02-2019)

Больше на тему Чечни не высказывалась, никогда

Ну, таки однажды высказалась. В телевизоре показали сразу после 100-дневной отсидки в зиндане: "Это не Робин Гуды, это уроды". А раньше, лет 5 говорила наоборот.
Таки наступило просветление в уму ©. Верно говорят: умные учатся на чужих ошибках, а дуры на своих.

Аватар пользователя мент
мент(3 года 7 месяцев)(19:26:14 / 01-02-2019)

Удивительно,         что не продолжила их защищать

Деньги то капают

Аватар пользователя Victor
Victor(7 лет 4 месяца)(19:53:41 / 01-02-2019)

Ничего удивительного. Я эти видео видел. В общем-то мне ее даже жалко стало. Насиловали ее изощренно и без перерывов, сутками. Некоторые ролики до сих пор в гугл-видео сохранились.

Аватар пользователя мент
мент(3 года 7 месяцев)(20:08:58 / 01-02-2019)

Да тоже жалко, как любого человека

Но вот определенного злорадства сдержать просто невозможно,

хотя это и неправильно

Однако уж очень много дерьма сделала

 

Аватар пользователя sasha7777
sasha7777(3 года 1 месяц)(18:22:53 / 31-01-2019)

Спасибо интересноsmiley

Аватар пользователя мент
мент(3 года 7 месяцев)(18:32:05 / 31-01-2019)

    

Спасибо Вам

 

 

Аватар пользователя Victor
Victor(7 лет 4 месяца)(21:38:47 / 31-01-2019)

- Представляешь, восстанавливается по документам школа, деньги все потрачены. И вдруг это пустующее отремонтированное здание захватывают боевики и стойко держат там оборону. Ну и что с ними, негодяями, делать? Не гнать же солдат под их пули. Бабах - танковым снарядом по негодяям. И ни школы, ни боевиков. Ни затраченных средств. И мы вопросом задаёмся – а был ли ремонт? Было ли восстановление? И были ли боевики?

Расскажу историю про первую чеченскую. Тогда вояки доложили, что полностью уничтожили железную дорогу на всей "бандитской" части территории Чечни, все 110 километров.

Я это дорогу проехал всю. Действительно, много бомбовых воронок - но в 50-100 метрах от полотна. Само полотно на протяжении всех 110 километров было повреждено бомбами дважды - по одной рельсе, длина поврежденного участка - 1 -  1,5 метра. Ремонта - на час. Для пруфов реального ущерба все сфотографировал.

Потом федеральные власти отчитались, как восстановили все 110 километров той железной дороги.

Так что кто и где воровал, и рельно наживался на той войне - еще большой вопрос.

 

Аватар пользователя мент
мент(3 года 7 месяцев)(01:15:18 / 01-02-2019)

Ну а чего, схема то рабочая, как же не пользоваться 

 

Аватар пользователя Александр Хуршудов

Меня тоже поражало, что прямо на войне, с ночными перестрелками, вовсю торговали и делали бизнес. Умом я это понимаю, но тошнота какая-то подступает. 

И другое: поезда грабят каждый день, я народ все равно ездит. 

Аватар пользователя мент
мент(3 года 7 месяцев)(18:48:31 / 31-01-2019)

А человек очень адаптивен - по себе знаю, что привыкнуть можно ко всему

Это и плюс, и минус

Когда кошмар наинает восприниматься как норма, то и

желания его менять отсутствует

      \

 

 

                    

Аватар пользователя Исидор Никифорович Курляндский

Самое хреновое, что кошмар потом догоняет всю жизнь (ПТС), некоторые устают от него бегать и сами бегут к нему навстречу, становясь солдатами удачи или бычками

Аватар пользователя мент
мент(3 года 7 месяцев)(00:55:45 / 01-02-2019)

Посттравматический синдром, афганский синдром -= имеют место быть

Но мне кажется это еще и нежелание  держать себя в руках - мол, пули свистели,мыц страдали, нам все должны - это нытье кстати в  некоторых не особо хороших

Афганских песнях видно очень хорошо

Аватар пользователя Исидор Никифорович Курляндский

Это Вам так кажется, может на это есть причины. А что казается держать себя в руках -  для того и предусмотрены реабелитационные программы, разве что предусмотренны. А реально - есть пул активных осваивателей денег, на эти программы направляемых, и все. А когда у вас паническая атака - вам не до песнопений.

Аватар пользователя мент
мент(3 года 7 месяцев)(01:31:53 / 01-02-2019)

Приехал из Чечни

Там отпуск должны были дать на реабилитацию

Начальство посмотрело на меня - ну говорят, завтра денег отодхни, а послезавтра выходи, работать надо

После Инггушетии на следующий день на работе

Другой вопрос, что все же я в таких уж боевых действиях не участвовал, мина ныд головой не рвались Если бы рвались, может тоже реабилитация нужна

Аватар пользователя Victor
Victor(7 лет 4 месяца)(03:25:38 / 01-02-2019)

У меня как раз отпуск подоспел, и путевку на юга вымутить удалось. А то руки дрожали и нервы ни к черту. Юг, море и девки оказали целебное воздействие, очень быстро отошел.  ))))))))

Аватар пользователя мент
мент(3 года 7 месяцев)(18:07:12 / 01-02-2019)

У нас сотрудлник в засаду

попал, десять трупов вокруг, сам еле выжил

Мрачный приехал, говорит - одно желание, дать кому-то в рыло

Ничего, отошел

Аватар пользователя Александр Хуршудов

Просто люди разные. Один может сам справиться, силой воли не обижен, а другой - слабее, его и сносит с предохранителя... Стыдно вспомнить, но я, не воевав ни грамма, когда-то считал свою жизнь пропащей и подумывал о том, чтобы ее прекратить.... Слаб человек, сильно от обстоятельств зависит.

Аватар пользователя мент
мент(3 года 7 месяцев)(18:23:42 / 01-02-2019)

Тут еще возраст

Просто для мальчишек 18-20 лет на самом деле серьезный удар, а вот более старшие и матерые - тем легче, зато

им етсь чего терять  

      

Аватар пользователя Александр Хуршудов

Да. А бывает, что и в 35 лет терять нечего....

Аватар пользователя мент
мент(3 года 7 месяцев)(19:06:26 / 01-02-2019)

Книгу читал про разведбат Второй Войны

Там очень интерсно офицеры эту тему обсасывают - мотивация и психология тридцатилетних контрактников и срочников

Сходятся на том, что контрактники психологически устойчивее, но приехали чтобы деньги на семью добыть

А срочники - они более отчаянные и дисциплинированные

Кто не струсил, те готовы на подвиги

 

Аватар пользователя Александр Хуршудов

все так.

Аватар пользователя мент
мент(3 года 7 месяцев)(19:40:15 / 01-02-2019)

Интересны были еще наблюдения по выучке экипажей субмарин

У нас она на несколько голов выше,

чем у америкосов была

Наши объясняли это тем, что гоняли именно срочников до потери пульса

Хотя сейчас на подлодках по больше части контрактники - инетерсно как оно ныне

 

Аватар пользователя Исидор Никифорович Курляндский

в первую ни хрена не платили, строевые контрактники — часто рвали свои контракты, лишь бы не ехать, зато прибывали авантюристы и энтузиасты.

Аватар пользователя мент
мент(3 года 7 месяцев)(00:55:28 / 02-02-2019)

Во вторую платили, но там все финансисты задерживали, крутили что-тио

Хотя порядка больше было

Аватар пользователя Александр Хуршудов

Да, наверное.... Подруга жены в Грозном жила до середины 94-го. Денег тогда никому не платили, жили с огорода да продавали вещи. Отец у нее умер, после него осталось много слесарного инструмента, и вот рассказывает:

- Стою на толчке, продаю инструмент, среди него лучший - набор напильников. Вдруг чеченский подросток, лет 15, хвать набор и бежать. Я, даже не задумываясь - бегом за ним. Бегу и кричу. Народ кругом смеется и тоже кричит. И ведь бросил набор, сам убежал.

Впрочем, если вспомнить те годы, в России тоже тогда жулье царило. Беспредел. 

 https://www.finam.ru/analysis/newsitem17859/

 

Аватар пользователя мент
мент(3 года 7 месяцев)(01:08:34 / 01-02-2019)

И как, успела оттуда сорваться до боевых действий? Как у неё

теперь?

Аватар пользователя Александр Хуршудов

Перед самой войной муж сговорился со знакомым чеченцем, тот на грузовике вывез всю семью со скарбом на Ставрополье, там в станице были родственники. Муж работал в Сибири вахтой, он хороший сварщик, а для нее работы не было. Когда мы с женой собрались перебираться в Горячий Ключ, купили там дом, предложили им пожить в нем несколько лет и построить свой. Так все и вышло, теперь они живут на соседней улице, дети взрослые, внучке уже 11 лет. Муж долго работал прорабом на строительстве газопроводов, она - хранителем в городском музее. 

Аватар пользователя просто Леха

У меня тетка в Грозном в собственном доме жила и как раз до всех этих событий успела дом за хорошие деньги продать и уехала в Волгоград , а через несколько месяцев ее соседям - русским пришлось просто все просто бросать и убегать .

Аватар пользователя Александр Хуршудов

Это редкий случай.... обычно дома покупали чеченцы.

Аватар пользователя просто Леха

Не знаю не довелось мне у нее погостить но по фото дом был большой красивый и на горе.

И кстати о национализме : она собиралась в отпуск уходить если я приеду , а то меня местные чечены прирежут - так она говорила. И это было еще в советское время... Мне советскому школьнику очень слух резало..

Аватар пользователя Александр Хуршудов

В советское время были люди, которые боялись чеченцев. Основания для этого были: только в 1973 году был ликвидирован последний абрек еще с военных времен, 70-летний старик по фамилии Магомадов. Перед смертью он успел застрелить нескольких своих земляков, а при задержании - полковника КГБ Салько. Был, разумеется, и криминал, который  поигрывал на национальной струне.

Но мы с товарищами в период 1973-1993 г.г регулярно ходили в горные походы и никогда даже худого слова не слышали от местных. Требовалось только одно - относиться к ним с уважением.

Аватар пользователя Ingvar76
Ingvar76(5 лет 6 месяцев)(19:44:05 / 01-02-2019)

Был в 1988 г в 5-дневном конном горном походе. Впечатления замечательные. Конечно, к людям надо относиться с уважением, мы же не дебилы.

Однажды перемещались по склону, справа ещё одна огромная гора, занимает угол зрения градусов этак 120, не меньше. Т.е. загораживает почти всё. И на этом склоне туча овец, тысячи, наверное. Всё это шевелится и громко блеет. Проводник-чеченец объяснил - типа производственный конфликт, на одну гору вышли пастись 2 отары. Думаю, как же они теперь разберутся, где чьи овцы? Ничего, разобрались в несколько минут. Нам объяснили: собаки. Сильные умные кавказские овчарки рассортировали всех баранов по-своему, они умеют. Чабаны на это даже не смотрели, они спокойно шли впереди отары, у каждого на плече тяжёлый бич, наверное, для экстренных случаев.

Один из местных предложил в подарок щенка. Я подумал: куда я в своей городской двушке помещу такого зверя, когда вырастет, и не взял.

Аватар пользователя Александр Хуршудов

Да, кавказская овчарка - не для квартиры.... Мы от них несколько раз отбивались, рыскают по горам стаей в поисках жратвы....

Аватар пользователя мент
мент(3 года 7 месяцев)(18:37:43 / 01-02-2019)

Выжили - уже спасибо

   

Аватар пользователя мент
мент(3 года 7 месяцев)(18:22:03 / 01-02-2019)

Порадовали Вы меня

Хорошо, когда у кого-то получается  выбраться из такого вот ада

   

Аватар пользователя Александр Хуршудов

Все мои друзья как-то выбрались. Горные туристы, ко всякому привычны. 

Аватар пользователя мент
мент(3 года 7 месяцев)(19:07:40 / 01-02-2019)

Ох, как подумаешь обо всем - до сих пор

боль в душе за людей  

              

Аватар пользователя Александр Хуршудов

А вот этого не надо. Нельзя держать в себе боль годами. нужно ее прогнать поглубже, пусть там сидит и не высовывается.

Аватар пользователя мент
мент(3 года 7 месяцев)(19:37:55 / 01-02-2019)

Да вот за мемуары засел, накатило вплоть

до гипертонического криза

Аватар пользователя Александр Хуршудов

Это лучше продолжить в личке...

Аватар пользователя мент
мент(3 года 7 месяцев)(00:57:56 / 02-02-2019)

Да я уже как-то спарвился

Хотя если есть ценные советы, то буду обязан

   

 

Аватар пользователя Victor
Victor(7 лет 4 месяца)(22:22:23 / 31-01-2019)

Вообще, когда говорят, что все чеченцы радовались долгожданной свободе от проклятой России и счастью отныне жить по шариату – это не соответствует действительности. Очень многие оставались советскими людьми, растерянными от развала державы, сожалеющими об утраченной стране, и все происходящее было им глубоко омерзительно. Особенно много людей старого такого склада было среди сотрудников милиции. Сколько из них отважно воевало за нас в Первую Чеченскую, сколько погибли и были ранены. Они понимали – с бандитско-ваххабистскими властями будущего у чеченского народа нет, нужно быть с Россией.

Немудрено. Более 99 процентов населения Чечни на референдуме 1990 года высказались за сохранение СССР.

Когда я там был, местные жители часто спрашивали: "Зачем вы бомбите нас? Мы же за вас голосовали!" 

Действительно голосовали, все так.

Страницы

Лидеры обсуждений

за 4 часаза суткиза неделю

Лидеры просмотров

за неделюза месяцза год