Вход на сайт

МЕДИАМЕТРИКА

Облако тегов

Датирование Новгородской дендрошкалы по глобальным короткопериодным климатическим сигналам

Аватар пользователя АнТюр

Аннотация: По трем массивам независимой информации (дендорохоронологические данные, извержения вулканов и письменные свидетельства) выделено шесть глобальных климатических сигналов. Пяти из них (1466, 1601, 1610, 1783, 1797 гг.) соответствуют угнетения в Новгородской дендрошкале, но со сдвигом на 391 год. Сделан вывод: даты, принятые в Новгородской дендрохронологии, сдвинуты в прошлое на 391 год. Достоверных дендрохронологических дат, которые противоречат соответствующей передатировке, не имеется. 

 

Ключевые слова: Новая хронология, археология, дендрохронология, извержения вулканов, письменные свидетельства, климат, Новгород, датирование.

http://chronologia.org/dc/dcboard.php?az=show_mesg&forum=263&topic_id=46...

1. Гипотеза А.Т. Фоменко и Г.В. Носовского

В рамках Новой Хронологии А.Т. Фоменко и Г.В. Носовского сформулирована гипотеза создания системы «Археология и история Новгорода», включающая пять элементов [Носовский Г.В., Фоменко А.Т., 2001].

1. Общая гипотеза: историческим объектом, описанным в летописях как Великий Новгород, является Ярославль.

2. Реконструкция: «Наша реконструкция подлинной денрохронологии волховского «Новгорода» такова. Примерно в XV веке, а возможно и позже, здесь возникло поселение. В XVII веке, во время войны со Швецией, здесь пришлось построить небольшую крепость. Место было болотистое. Улицы поселения необходимо было гатить. Со временем гати-мостовые опускались вниз, тонули в болоте. Приходилось класть новый слой плах, то есть половинок бревен. Так продолжалось вероятно до XX века. Никаких причин прекращения этой деятельности, кроме появления асфальта, вроде бы не видно. Поэтому последние слои мостовых могут относиться к XIX или даже XX веку.».

3. Вывод: то, что сегодня принимается за Великий Новгород – позднесредневековое поселение с небольшой крепостью на реке Волхов. В недалеком прошлом у этого поселения не имелось даже названия. Называли его просто Околоток.

4. Частное заключение: идентификация Великого Новгорода с поселением на Волхове не является случайной ошибкой, это сознательная фальсификация.

5. Алгоритм: главным элементом фальсификации является смещение хронологической составляющей археологии Новгорода на Волхове на 400-500 лет в более ранний период.

 

2. Состояние Новгородского дендрохронологического проекта

Раскопки на Неревском конце Новгорода начаты в 1932 г. [Константинова Т.М., 1959]. Одно из обобщений их результатов выполнено в 1956 г. [Колчин Б.А., 1956]. Здесь выявлена мостовая, имеющая 28 ярусов. В соответствии с ними в культурном слое выделены археологические ярусы, датирование которых выполнено по артефактам и летописным данным (по сведениям о пожарах в Новгороде). То есть, уже в 1956 г. все ярусы мостовой имели «узкие» археологические даты. Ярус 28 датирован серединой 10 века, ярус 1 – серединой 16 века.

В 1959 г. по мостовой Неревского раскопа Б.А. Колчиным составлена первая дендрошкала Новгорода, включающая 95 образцов (индивидуальных дендрокривых). Ее датирование выполнено в 1960 г. по датам строительства пяти церквей [Колчин Б.А., Черных Н.Б., 1977]. «Для наших исследований мы могли достать от трех церквей лежни и от двух церквей связи. Круглые деревянные лежни мы получили от церкви Архангела (церковь была заложена осенью 1300 г.), церкви Саввы на Кузьмодемьянской улице (заложена в 1418 г.) и церкви Спас Преображения на Разваже улице (заложена в 1421 г.). Деревянные связи получены от церкви Михаила Сковоротского монастыря (построена в 1355 г.) и церкви Иоанна Богослова на Витке (построена в 1384 г.). Всего от указанных церквей мы взяли 39 образцов полных спилов от бревен лаг и брусьев связей.». По отобранным образцам дерева построена независимая дендрошкала протяженностью 237 лет. Установлено, что датами последних внешних колец строительных бревен, из которых отобраны образцы, являются 1299, 1354, 1383, 1417 и 1420 гг., что на один год расходится с датами заложения соответствующих церквей. Эта абсолютно датированная вспомогательная дендрошкала использована как эталон для датировки Новгородской дендрошкалы. После эталонирования последняя получила абсолютные даты – 884-1462 гг. Эта датировка подтверждена по датам заложения еще трех церквей: Андрея Юродивого на Ситецке (1371 г.), Благовещения на Городище (1342-1343 гг.) и Симеона в Зверином монастыре (1467 г.). 

Датирование дендрошкалы автоматически датировало и ярусы мостовой Неревского раскопа. Первый снизу ярус (28 ярус) уложен в 953 г., что соответствует его археологической дате. Последний ярус (1 ярус) уложен в 1462 г. Расхождение с археологической датой составило примерно 80 лет. В монографии [Колчин Б.А., Черных Н.Б., 1977] указаны абсолютные даты дендрошкалы – 884-1462 гг. На специализированном сайте Tree Ring опубликована дендрошкала 880-1461 гг. Выяснить причину этого несоответствия нам не удалось.

В дальнейшем получены дендроданные, позволившие «нарастить» Новгородскую дендрошкалу в наше время: сосновый лежень фундамента трапезной церкви Благовещения (1133-1553 гг.) и бревна деревянной церкви Успения Богородицы из деревни Курицко  (1406-1595 гг.) [Колчин Б.А., Черных Н.Б., 1977]. Особо отметим, приведенные даты являются результатом датирования лежня и бревен по Новгородской дендрошкале. На начало 2007 г. по результатам археологического изучения Новгорода составлено (по сосне и ели) еще 11 локальных дендрошкал [Колчин Б.А., Черных Н.Б., 1977; Тарабардина О.А., 2009] (всего Новгородская дендрошкала включает 7277 образцов [Карпухин А.А., 2009]). Их абсолютное датирование выполнено по шкале Неревского раскопа. На основе автоматизированной технологи по локальным дендрошкалам построена общая дендрошкала Новгорода NOVPIN (202 образца), охватывающая период 1083-1549 гг. [Тарабардина О.А., 2009]. Из-за низких коэффициентов корреляции в эту шкалу не вошли образцы 10-12 веков. То есть, образцы 16-28 ярусов (16 ярус уложен в 1199 г. [Колчин Б.А., Черных Н.Б., 1977]) дендрошкалы Неревского раскопа признаны не достоверными. Из 7277 образцов к достоверным отнесено только 202 (2,8%).  

До 1995 г. Новгородский дендрохронологический проект развивался лабораторией естественнонаучных методов Института археологии РАН, после – лабораторией дендрохронологии Центра по организации и обеспечению археологических исследований Новгородского государственного объединенного музея-заповедника. Этапы его становления рассмотрены в публикациях [Колчин Б.А., Черных Н.Б., 1977; Тарабардина О.А., 2005, 2009; ТюринА.М., 2009, Согласование]. Состояние проекта можно оценить по темпам построения общей дендрошкалы NOVPIN. На 2003 г. в нее было включено 114 моделей. Охвачен период 1083-1549 гг. [Тарабардин О.А., 2005]. «В настоящее время созданная хронология пополняется материалами Х-ХII вв. с целью ее максимального удревнения. Одновременно постепенно формируется поздняя часть шкалы, с использованием как образцов ХVII-ХХ вв. из археологических раскопок, так и древесины из архитектурных памятников Новгорода и его округи ХVI-ХIХ вв.» Но не удалось ни удревнить дендрошкалу, ни сформировать ее позднюю часть. Новгородская дендрохронология находится в глубоком кризисе.

Основой Новгородской дендрохронологии являются так называемые угнетения. Это одно или несколько годовых колец, имеющих ширину заметно меньше средней. Их биологический смысл понятен. Угнетения соответствуют годам, неблагоприятным для роста деревьев. В наших терминах угнетения являются климатическими сигналами, которые записаны в стволах деревьев. Именно на основе нескольких угнетений, выделенных на дендрокривых, последние увязаны между собой в единую систему, которая, собственно говоря, и является дендрошкалой конкретного раскопа. На основе угнетений увязаны между собой и дендрошкалы, построенные для разных раскопов Новгорода, а также дендрошкалы археологических слоев городов и археологических объектов европейской части России [Колчин Б.А., Черных Н.Б., 1977; Черных Н.Б., 1972]: Пскова, Орешка, Торопца, Полоцка, Белоозера, Смоленска и Мстиславля, Старой Ладоги, Старой Руссы и Рюрикова городища.

В 2005 и 2009 гг. по естественнонаучным данным выполнено альтернативное датирование Новгородской дендрошкалы [Тюрин А.М., 2005, 2009, 2010]. Применено пять независимых способов:

- по короткопериодным климатическим сигналам, записанным в годовых кольцах можжевельника Полярного Урала;

- по короткопериодным климатическим сигналам, отраженным в хрониках;

- по длиннопериодным климатическим сигналам, записанным в геотермических, дендрохронологических и гляциологических данных;

- по сигналам, записанным в калибровочной кривой радиоуглеродного датирования;

- по воронежской абсолютной дендрошкале.

Дендрошкала датирована 1271-1852 гг. 

Таким образом, сегодня имеется два варианта датировки Новгородской дендрошкалы: по датам строительства церквей и по естественнонаучным данным. Хроносдвиг между ними составляет 391 года. Однако, датирование по короткопериодным климатическим сигналам выполнено формально. Это обусловило необходимость возвращения к этому вопросу.

 

3. Глобальные климатические сигналы

Если в Новгородской дендрошкале записаны климатические сигналы  (в виде узких годовых колец – угнетений), то по ним можно выполнить ее независимое датирование. Угнетения нужно сопоставить с глобальными климатическими сигналами. Последние можно выделить по трем массивам независимой информации: дендорохоронологическим данным, извержениям вулканов и письменным свидетельствам.

За основу приняты результаты работ лаборатории дендрохронологии ИЭРиЖ УрО РАН. Для этого имеется несколько оснований.

1. Сотрудниками ИЭРиЖ построены дендрошкалы по можжевельнику Полярного Урала до 641 г.  [Горланова Л.А., 2009; Hantemirov R.M., et al., 2000, 2004], а также по лиственнице и ели Ямала для последних 4100 лет [Хантемиров Р.М. и др., 2011].

2. Полярный Урал, а также граница леса и тундры на Ямале являются экстремальными для жизни деревьев и кустарников. Исходя из этого, они имеют высокую чувствительность к глобальным и зональным климатическим сигналам. 

3. Климатические сигналы выделены на основе анализа комплекса аномальных (патологических) анатомических структур (морозобойные, ложные и светлые кольца). Они отражают летние заморозки и длительные понижения температуры в период вегетации.

4. По можжевельнику выделены доминирующие сигналы, которые проявились в более чем трети изученных образцов (Рис. 1).

5. Выполнено сопоставление климатических сигналов в хвойных Ямала с сигналами в дендроданных Северной Америки и Евразии [Хантемиров Р.М. и др., 2011]. Выделены глобальные сигналы. Они увязаны с кислотными пиками (сигналы об извержениях вулканов) в годовых слоях ледников Гренландии и Антарктиды, а также с письменными свидетельствами.    

 


 

Рис 1 – Полярный Урал. Патологические структуры в годовых кольцах можжевельника сибирского [Hantemirov R.M., et al., 2000]. Ломаная линия – количество образцов (левая шкала). Столбиками обозначены климатические сигналы. Их высота соответствует количеству образцов с патологией в годовых кольцах (правая шкала). Цифрами обозначены годы с высоким уровнем патологии (доминирующие климатические сигналы) 

 

Приняты во внимание и климатические сигналы, выделенные в:

- бристольских соснах (США) за последние более чем 5000 лет [Salzer M.W., Hughes M.K., 2007];

- лиственнице Татр, до 1044 г. (Словакия) [Büntgen U., et al., 2013];

- сосне Тибета, до 1510 г.  (Китай) [Fang K. et al., 2013];

- ели коридора Хэси, до 1775 г. (Китай) [Feng Chen, et al., 2011];

- ели Тянь-Шаня, до 1650 г. (Кыргызстан) [Соломина О.Н. и др., 2012].

Данные об извержениях вулканов, сформировавших глобальные климатические сигналы, приведены в нескольких публикациях. Авторы статьи [Breitenmoser P., et al., 2012] выполнили сопоставление извержений вулканов, при которых выброс сульфатного аэрозоля в стратосферу превысил 20 миллион тонн, и данных дендрохронологии. Извержения идентифицированы по кислотным пикам в годовых слоях ледников Гренландии и Антарктиды [Gao C.C., et al., 2008]. В данных дендрохронологии выявлялись не короткие сигналы (1-2 года), а относительно долговременный климатический отклик. Авторы публикации [Esper J., et al., 2013] привели наиболее сильные извержения вулканов по параметру VEI (Volcanic Explosivity Index). Сигналы от них проявились в дендрошкалах, принятых во внимание.

На историко-аналитическом портале «Встарь, или Как жили люди» собраны летописные свидетельства о погоде и природных катаклизмах [Погода]. Данные по ним обобщены в монографии [Борисенков Е.П., Пасецкий В.М., 1988]. Ценные сведения о климатических проявлениях глобальных сигналов привели авторы статьи [Хантемиров Р.М. и др. 2011].

Многоярусные деревянные мостовые Новгорода являются артефактами навозного пласта культурного слоя. Их обновление (настилка очередного яруса) прекращена после застройки территории Окольного города городскими, в основном, каменными зданиями [Тюрин А.М., 2010, Реконструкция]. В 1862 г. снят план Новгорода [План Новгорода]. На нем показана только городская застройка. Исходя из этого, для датирования Новгородской дендрошкалы во внимание приняты климатические сигналы до 1850 г. Ниже приведена их характеристика.

Сигнал 1466 г. По дендроданным является глобальным в Северном полушарии [Хантемиров Р.М. и др. 2011]. Авторы последней публикации отнесли его к одному из двух исключительных климатических событий Нашей эры. Однако, сигналу не соответствует ни одно сильное извержение вулкана, достоверно идентифицированное по кислотным пикам в годовых слоях ледников. Климатический сигнал отражен в русских летописях. Весна 1466 г. была холодной. В мае два раза выпадал снег. В августе отмечены морозы [Борисенков Е.П., Пасецкий В.М., 1988].

Сигнал 1573 г. Выделен в кольцах можжевельника Полярного Урала. В дендрошкале по Ямалу и в других дендрошкалах он не проявился. Авторы монографии [Борисенков Е.П., Пасецкий В.М., 1988] отметили: «Целое десятилетие (1573-1582) ни одно значительное явление не потрясает Русь и ее соседей.» К 1572 и 1573 гг. не приурочены наиболее сильные извержения вулканов.

Сигнал 1601 г. По дендроданным является глобальным [Хантемиров Р.М. и др., 2011]. Это второе (из двух) исключительное климатическое событие Нашей эры. Оно связано с извержением вулкана Уайнапутина (Перу) в феврале-марте 1600 г. Авторы публикации [Briffa K.R., et al.,1998] изучили по данным дендрохронологии влияние на климат извержений вулканов в Северном полушарии за последние 600 лет. Наибольшее оказало извержение 1600 г. В 1601 г. холодное лето отмечено в Англии и Италии. [Хантемиров Р.М. и др., 2011]. В России в этом году были летние заморозки «За грехи наши в начале лета грянули морозы, побило рожь (озимую) и яровые, и нашёл на крестьянский род великий голод» (Псковская летопись) [Погода]. Летом 1602 г. тоже отмечены морозы [Борисенков Е.П., Пасецкий В.М., 1988]. В 1601-1603 гг. на Руси был большой голод.

Сигнал 1609 г. Выделен в кольцах можжевельника Полярного Урала, как доминирующий. Но он приурочен к 1610 г. [Hantemirov R.M., et al., 2000]. В последующем сигнал, как доминирующий не показан [Горланова Л.А., 2009]. Не показан он и по результатам обобщения сигналов в можжевельнике Полярного Урала и хвойных Ямала [Hantemirov R.M., et al., 2004]. Однако, позднее по  комплексу дендроданных сигнал 1609 г. идентифицирован как глобальный в Северном полушарии [Хантемиров Р.М. и др., 2011]. По кислотным пикам в годовых слоях ледников сильного извержения вулкана в 1608-1609 гг. не выявлено. В монографии [Борисенков Е.П., Пасецкий В.М., 1988] не приведены какие либо данные об аномальной погоде на Руси в 1609-1611 г.

Сигнал 1667 г. Выделен в кольцах можжевельника авторами публикации [Hantemirov R.M., et al., 2000] как один из доминирующих. Однако по результатам развития дендрошкалы он отнесен к 1666 г. и как доминирующий не идентифицирован [Горланова Л.А., 2009]. В дендрошкале по Ямалу ему соответствует морозобойное кольцо 1666 г. В ели Тянь-Шаня узкое годовое кольцо отмечено в 1667 г. Извержение достоверно не идентифицированного вулкана в 1666 г. оказало сильное влияние на климат в Северном полушарии [Briffa K.R., et al.,1998]. Авторы монографии [Борисенков Е.П., Пасецкий В.М., 1988] отмечают: «Вероятно, во второй половине июля [1666 г.] в Москве имело место значительное похолодание. … 31 июля ударил мороз. 1 августа заморозки повторились … В 1667 г. весной холода возвратились, а в начале сентября начались морозы.»

Сигнал 1708 г. Выделен в кольцах можжевельника как один из доминирующих [Hantemirov R.M., et al., 2000]. В публикации [Горланова Л.А., 2009] как доминирующий не показан. В дондрошкале по Ямалу не выделен. Летних заморозков и засух в 1708 г. не отмечено [Борисенков Е.П., Пасецкий В.М., 1988].

Сигнал 1783 г. По дендроданным является глобальным. Однозначно связан с извержением вулкана Лаки (Исландия), которое началось 8 июня 1783 г. и продолжалось в 1784 г. «Резкое снижение температуры воздуха в то лето … было вызвано сухим туманом, покрывшим … территорию от Англии до Алтая. Необычно холодная погода пришла и на Аляску …, где реки и озера в середине лета покрылись льдом.» [Хантемиров Р.М. и др., 2011]. По результатам реконструкции летних температур по ели Тянь-Шаня лето 1783 г. отнесено к наиболее холодным.

Сигнал 1797 г. Выделен в кольцах можжевельника как один из доминирующих [Hantemirov R.M., et al., 2000], но в последующем из них исключен [Горланова Л.А., 2009]. В дендрошкале по Ямалу не выделен. По дендроданным коридора Хэси лето 1797 г. выделено как одно из наиболее холодных. По дендроданным Тибета выделены годы, в том числе 1796 г., с экстремально сухим климатом. Аномальных погодных явлений в этом году в России не отмечено.

Сигнал 1811 г. Выделен в кольцах можжевельника как один из доминирующих. В дендрошкале по Ямалу не выделен. В дендрошкале по Татрам одно из узких годовых колец приурочено к 1811 г. Аномальных погодных явлений не отмечено.

Ранжируются климатические сигналы (в контексте датирования Новгородской дендрошкалы) практически однозначно.

1. Климатические сигналы 1466, 1601, 1609, 1773  гг. являются глобальными. Причем, сигналы 1466, 1601 гг. связаны с двумя самыми исключительными климатическими событиями Нашей эры. Эти четыре сигнала обязаны проявиться в Новгородской дендрошкале.

2. Климатические сигналы 1667 и 1797 гг., возможно, являются глобальными. Они могут быть записаны и в Новгородской дендрошкале.

3. Климатические сигналы 1577, 1708 и 1811 гг. связаны с понижениями летних температур, проявившимися локально на Полярном Урале. Они не приняты во внимание при датировании Новгородской дендрошкалы.

Таким образом, в Новгородской дендрошкале следует искать климатические сигналы 1466, 1601, 1610, 1667, 1783 и 1797 гг.

 

4. Климатические сигналы в Новгородской дендрошкале

Климатические сигналы (угнетения) в Новгородской дендрошкале для периода, начиная с 11 века, приведены в монографии [Колчин Б.А., Черных Н.Б., 1977] (Стр. 82). При их выделении ее авторы руководствовались чисто техническими соображениями – удобством сборки дендрошкал и их взаимоувязки. Рассмотрим это на конкретном примере. Выделено угнетение 1219-1220 гг. Но, в тексте отмечается: «Падение прироста, начавшееся после 1217 г., катастрофически достигает минимума в 1219 г.». Иллюстрация проявления этого угнетения приведена на рисунке 2. В 1217 г. деревья живут свой жизнью. Ширина кольца этого года меняется у них хаотично. Но в 1218 г. что-то произошло. Ширина годового кольца уменьшилась. В 1219-1220 гг. деревья «болеют». Ширина годовых колец минимальная. Некоторые деревья «болеют» и в 1221 г. То есть, климатический сигнал следует датировать 1218 г., а угнетение – 1218-1220 гг.

 


 

Рис. 2 – Выделение климатического сигнала по угнетению 1218-1220 гг. Черный цвет – фрагмент рисунка 39 из монографии [Колчин Б.А., Черных Н.Б., 1977], красный – интерпретация А.М. Тюрина 

 

Угнетение 1155-1156 гг. Выделено как угнетение 1155 г. (Стр. 82). Но ниже отмечается: «Падение прироста приходится на середину этого отрезка, а самые узкие кольца – на 1155-1156 гг.». Общим для Белозерской и Новгородских дендрошкал является угнетение 1155-1556 гг. (Стр. 58), а  для Новгородской и Торпецской – только 1155 г. (Стр. 52). По совокупности данных мы приняли, что это угнетение относится к 1155-1156 гг.

Угнетение 1191-1193 гг. Выделено как угнетение 1191-1192 гг. (Стр. 82). Но ниже делается вывод, что в него следует включить и 1193 г. (Стр. 90).

Угнетение 1264-1267 гг. Выделено как угнетение 1264 г. (Стр. 82). Но ниже отмечается «Следующее десятилетие также имеет постоянную группу узких колец, приходящихся на 1265-1267 гг.» (Стр. 85). 

В итоге имеем следующие угнетения: 1008-1010, 1029-1032, 1055, 1075, 1085, 1094, 1102-1103, 1111-1112, 1120, 1132-1133, 1155-1156, 1162-1163, 1176, 1185-1186 , 1191-1193, 1210-1212, 1218-1220, 1231, 1237, 1259, 1264-1267, 1270, 1278-1279, 1283-1284, 1299, 1311-1312, 1329, 1334, 1351-1354, 1359-1360, 1380, 1392, 1406, 1424, 1457-1458 гг.

Угнетениями охарактеризован период 1001-1461 гг. (461 лет). Всего их  35. В среднем одно угнетение на 13 лет. 17 угнетений проявились одним узким годовым кольцом, 11 – двумя. 4 угнетения имеют длительность три года, 3 – четыре года. Общая длительность угнетений – 63 года, что составляет 13,7% от длительности интервала дендрошкалы.   

 

5. Результаты датирования

Технология поиска в Новгородской дендрошкале проявлений интересующих нас климатических сигналов сводится к следующему. Сформировано две временные последовательности. Годам с сигналами и угнетениям присвоено значение «1», без них – «0». Рассчитана функция взаимной корреляции между годами угнетений в дендрошкале и выделенными глобальными климатическими сигналами. Начальный хронологический сдвиг равен 339 лет (совмещены угнетение 1458 г. и климатический сигнал 1797 г.), конечный – 466 лет (сигнал 1466 г. соответствует 1001 г. Новгородской дендрошкалы).

Максимальное значение коэффициента корреляции, равное 5, получено при сдвиге на 391 год (Рис 3). При этом для 2 значений сдвигов коэффициент корреляции равен 3, для 22 – 2, для 41 – 1, для 62 – 0. Средний коэффициент корреляции – 0,75. В первом приближении он характеризует случайное совпадение сигналов, то есть, «белый шум». Максимальный коэффициент корреляции превышает его уровень в 6,7 раза. При таких параметрах функции взаимной корреляции вероятность случайного совпадения годов глобальных климатических сигналов и угнетений в Новгородской дендрошкале близка к нулю. Общий вывод однозначен: даты Новгородской дендрошкалы сдвинуты в прошлое на 391 год. Совмещение угнетений в Новгородской дендрошкале и глобальных климатических сигналов показано на рисунке 4.

 


 

Рис. 3 – Функция взаимной корреляции между годами угнетений в Новгородской дендрошкале и глобальными климатическими сигналами

 

 

Рис. 4 – Оптимальное совмещение годов угнетений в Новгородской дендрошкале и глобальных климатических сигналов

 

Все четыре сигнала, достоверно выделенные как глобальные, проявились в Новгородской дендрошкале угнетениями. Выявлен в ней и один из двух возможно глобальных сигналов. Ниже приведены их характеристики.

Сигнал 1466 г.: локальные минимумы и максимумы ширины годовых колец, приуроченные к 1466 г. (по Б.А. Колчину – 1075 г.). Часть дендрокривых на него не прореагировала [Тюрин А.М., 2005].

Сигнал 1601 г.: 3 узких годовых кольца 1601-1603 гг. (по Б.А. Колчину – 1210-1212 гг.). К его проявлению можно отнести и относительно узкие кольца 1600 и 1604 гг. [Тюрин А.М., 2005].

Сигнал 1609 г.: три узких кольца 1609-1611 гг. (по Б.А. Колчину – 1218-1220 гг.).  

Сигнал 1783 г.:  узкое кольцо 1783 г. (по Б.А. Колчину – 1392 г.). К его проявлению можно отнести и узкое кольцо 1784 г.:  «90-е годы XIV в. отмечены циклом угнетений 1392-1393 гг.» [Колчин Б.А., Черных Н.Б., 1977].

Сигнал 1797 г.: узкое кольцо 1797 г.  (по Б.А. Колчину – 1406 г.). К его проявлению можно отнести и кольцо 1798 г.: «определяющим для этого хронологического отрезка является угнетение 1406—1407 гг., где самое узкое кольцо обычно приходится на 1406 г.» [Колчин Б.А., Черных Н.Б., 1977].

Уровень «белого шума» в функции взаимной корреляции сигналов и угнетений составляет 0,75. Это при 6 сигналах. Число сигналов, для которых ведется поиск соответствующих угнетений в Новгородской дендрошкале, можно увеличить до 12. Уровень «белого шума» увеличится до 1,5. Это ничего не меняет. Совпадение с угнетениями пяти приведенных выше сигналов дает коэффициент корреляции равный 5. Он превысит уровень «белого шума» более чем в три раза.

В функции взаимной корреляции появились еще два экстремума со значением 3. Экстремум при сдвиге на 389 лет является «побочным» проявлением экстремума на сдвиге 391 год. При сдвиге на 446 лет угнетения совпали с сигналами 1601, 1609 и 1797 гг. Величина экстремума превышает уровень «белого шума» в 4 раза. То есть, это не случайное совпадение климатических сигналов и угнетений. Здесь мы имеем дело с угнетениями-дубликатами. Этот вопрос рассмотрен в следующей публикации.  

 

6. Верификация результатов датирования

Всего по результатам археологического изучения Новгорода построено 12 локальных дендрошкал. Основу большинства из них составляют многоярусные мостовые. Дендрошкалы по раскопам:  Неревской – 884-1462/1853 гг.,  Ильинский – 957-1436/1827 гг., Буянянный – 1027-1368/1759 гг., Михайловский – 929-1447/1838 гг., Кировский – 1036-1410/1801 гг., Вал у церкви Петра и Павла – 1196-1437/1828 гг. [Колчин Б.А., Черных Н.Б., 1977], Троицкий – 816-1449/1840 гг., Добрыни – 1147-1301/1692 гг., Посольский – 1182-1354/1745 гг., Федоровский – 865-1535/1926 гг., Андреевский – 1074-1371/1762 гг., Никитинский – 1104-1451/1842 гг. [Тарабардина О.А., 2009]. Последние годы дендрошкал – «по Б.А. Колчину»/«по А.М. Тюрину», соответствуют, в основном, времени укладки верхнего ярус мостовых (году прекращения их строительства). Но уже построенными мостовыми люди могли пользоваться до 20 лет. Наши даты согласуются с этапами градостроительства Новгорода в 18-19 веках. В 1701 году осуществлено укрепление Новгорода. В 1723 году принят указ Сената «В Новгороде на погорелых местах хоромное деревянное строение строить регулярно как в СП-Бурге …». В 1778 г. утвержден Генеральный план перестройки Новгорода. То есть, последние годы локальных дендрошкал соответствуют времени прекращения существования деревянных усадьб и мостовых в связи с перепланировкой районов города. 

Передатированные дендрошкалы не «протыкают» план Новгорода 1862 г. [План Новгорода]. Исключение составляет дендрошкала Федоровского раскопа. Но с ней проблем не имеется. Она построена по мостовым (1280-1340 гг.) и сооружениям [Дубровин Г.Е. и др., 1994]. В нее включены образцы по погребу-леднику. Дата рубок деревьев – 1535 г. Это соответствует 1926 г. Конечно, погреба-ледники строили в Новгороде до массового появления электрических холодильников, то есть до 60-х годов 20 века.  

 «Большая часть датированных образцов Посольского раскопа относится к достаточно узкому хронологическому периоду – 1320-1350 гг., на основе сосновых моделей этого времени была построена дендрохронологическая шкала Посольского раскопа, крайними точками которой являются 1182 и 1354 г. Для более позднего периода ее дополняет короткая последовательность годичных колец 1447-1554 г. (впускные сооружения).» [Тарабардин О.А., 2009]. Впускные сооружения датированы 1554 г. или реально – 1945 г. Это обычные послевоенные землянки, в которых жили люди в городе, разрушенном в годы Великой Отечественной войны. Естественно, они являются впускными сооружениями для культурного слоя довоенного времени.

«Бревенчатая мостовая в проезде Водяных ворот (шурф у Софийской звонницы) сооружается около 1521 г.» [Тарабардин О.А., 2009]. 1521 г. соответствует 1912 г. Здесь имеются некоторые проблемы. На территории Кремля с середины 19 века уложена булыжная мостовая. Камнем были выложены и действовавшие въезды в него. Судя по фотографиям, в нулевых годах 20 века Водяные ворота были закрыты решеткой. То есть, ими не пользовались. Но сам проем ворот могли использовать в качестве склада. Он вполне мог быть обустроен мостовой. Автор публикации подчеркивает, что мостовая «данного типа» датирована впервые. Но, возможно, здесь все проще. Ранее этот же автор написал следующее: «Датировано 4 из 12 дендрообразцов — лежень Софийской звонницы и один из ярусов мостовой, крайними точками шкалы являются 1339 и 1454 гг.» [Тарабардина О.А., 2005]. То есть, дата мостовой младше лежня. В соответствии с этим ее соорудили до 1845 г., то есть до укладки в Кремле булыжной мостовой. Такое неоднозначное датирование ставит под сомнение и дату лежня Софийской звонницы.  

Общая дендрошкала Новгорода NOVPIN охватывает период 1083-1549 гг. [Тарабардин О.А., 2009]. 1549 г. соответствует 1940 г. Эта дата характеризует какое-то сооружение, построенное за год до начала войны, разрушенное во время нее и погребенное обломками каменных зданий.

Имеется лежень фундамента трапезной церкви Благовещения и бревна церкви Успения Богородицы. Их дендродаты приведены выше. Но с ними тоже не имеется никаких проблем. Эти уникальные данные не включены в дендрошкалу Новгорода NOVPIN. Вариантов здесь два. Либо дендроданные по этим объектам не достоверные, либо они автоматически встраиваются в NOVPIN «не в те годы». Однозначные заключения авторов монографии [Колчин Б.А., Черных Н.Б., 1977] опровергают первую версию относительно лежня: «Это было бревно диаметром в 52 см, с очень хорошо сохранившейся древесиной, возрастом 420 лет. … График колебаний годичных колец очень четко и уверенно наложился на общую Новгородскую дендрохронологическую шкалу. Все основные угнетения и вековые циклы годичного прироста хорошо совпадали, начиная с угнетений 1191 и 1192 гг.». Первая версия относительно дендроданных по церкви Успения Богородицы опровергается тем, что на них базировалось датирование верхнего сегмента Смоленской дендрошкалы. Остается версия «не в те годы». Таким образом, затратив огромные ресурсы в течении более чем 50 лет (с 1960 г.) удалось нарастить дендрошкалу в наше время всего на 87 лет.

Автор статьи [Карпухин А.А., 2009] привел обобщенные данные по археологическим шкалам городов и исторических объектов европейской части России. Указано, что Новгородская дендрошкала охватывает интервал 800-1680 гг. Очевидно имеется в виду та дендрошкала, которая развивается специалистами Института археологии. По ней мы ничего сказать не можем. Информацию о том, на основе каких данных удалось нарастить ее до 1680 г., мы не нашли. Приведены данные по археологическим дендрошкалам еще 16 объектов. Все они «плавающие». Большинство из них абсолютно датировано по Новгородской дендрошкале. Верификация по ним хроносдвига на 391 год будет выполнена нами позднее. 

Против нашей датировки Новгородской дендрошкалы «голосуют» даты строительства восьми церквей (1300, 1342-1343, 1355, 1371, 1384, 1418, 1421, 1467 гг.), дендроданные по которым явились основой ее датирования археологами, либо подтвердили их датировку. Но здесь тоже все просто. Специалисты, развивающие общую дендрошкалу Новгорода NOVPIN, в первую очередь обязаны были выполнить верификацию результатов ее датирования Новгородской дендрошкалы. Независимая дендрошкала протяженностью 237 лет, собранная Б.А. Колчиным в 1960 г. по дендроданным из пяти церквей с известными датами постройки, приведена в соответствующих археологических отчетах. В других отчетах приведены дендроданные по трем церквям, которые подтвердили правильность датировки. Результаты верификации должны были быть опубликованы уже несколько лет назад. А вместо этого, автор обзорной статьи [Тарабардин О.А., 2009] называет «плавающую» Новгородскую дендрошкалу абсолютной (абсолютными являются дендрошкалы, привязанные к живым деревьям) и не упоминает о способе ее датирования. Это же делает автор обзорной статьи [Карпухин А.А., 2009]. «Плавающие» археологические шкалы городов и исторических объектов называет абсолютными и не указывает способ их датирования. Похоже, специалисты осознают то, что дендрохронология на службе археологов находится в тупике.      

Таким образом, достоверных дендрохронологических дат, которые противоречат их передатировке на 391 год, в Новгородской дендрохронологии не имеется. 

 

Вместо заключения

«В 1937 году при раскопках Новгородским музеем восточной части Ярославова Дворища было найдено несколько деревянных желобов, которые первоначально были датированы XVI—XVII столетиями. Дальнейшее изучение показало, что такая датировка ошибочна. Желоба лежали непосредственно на слое с типичными находками XII—XIII веков. В следующие годы в слоях именно этого раннего времени такие желоба стали находить один за другим.» [Федоров Г.Б., 1953]. Получается, что специалисты Новгородского музея были правы.

 

Литература

Борисенков Е.П., Пасецкий В.М. Тысячелетняя летопись необычайных явлений природы.  М. : Мысль, 1988.

http://oko-planet.su/pogoda/listpogoda/123843-neobychaynye-prirodnye-yavleniya-v-viii-nachale-xx-veka.html

Дубровин Г.Е., Тарабардина О.А., Хорошев А.С. Работы на Федоровском раскопе в 1993 г. Новгород и Новгородская земля. История и археология (Материалы научной конференции). Новгород, 26-28 января 1994г., вып.8, Новгород, 1994. С. 8-10. http://www.novsu.ru/file/18430

Горланова Л.А. Дендроклиматический анализ можжевельника сибирского (Juniperus sibirica burgsd.) на Полярном Урале. Реферат диссертации на соискание ученой степени кандидата биологических наук. 2009. http://ipae.uran.ru/sites/default/files/publications/ipae/0442_2009_Gorlanova_0.pdf

Карпухин А.А. Абсолютные дендрохронологические шкалы археологических памятников европейской части России. Археология, этнография и антропология Евразии. 1 (37). 2009. С. 62-70.

http://archaeology.nsc.ru/ru/publish/journal/doc/2009/371/7.pdf

Колчин Б.А. Топография, стратиграфия и хронология Неревского раскопа. Труды Новгородской археологической экспедиции. Том 1. Материалы и исследования по археологии СССР (МИА), № 55, под ред. А.В. Арциховского и Б.А. Колчина, М., 1956.

 

http://hbar.phys.msu.ru/gorm/dating/novgorod/kolchin_1.htm

Колчин Б.А., Черных Н.Б. Дендрохронология Восточной Европы. - М., «Наука», 1977. http://hbar.phys.msu.ru/gorm/dating/kolchin.htm#3.2

Константинова Т.М. Археологические работы Новгородского музея в послевоенный период. Новгородский исторический сборник, вып. 9. 1959.

Носовский Г.В., Фоменко А.Т. Новая хронология Руси, Англии и Рима - Москва, 2001. http://www.chronologia.org/rusangl/rusangl.htm Сайт проекта «Новая Хронология». http://www.chronologia.org/images/book/v4b_t.jpg

План Новгорода, снятый в 1862 году и хромолитографированный в Военно-Топографическом Депо.

https://upload.wikimedia.org/wikipedia/commons/d/d0/Novgorod_1862.jpg?us...

Погода, гео- и климатические катаклизмы. http://www.lifeofpeople.info/themes/?theme=1.8 Историко-аналитический портал «Встарь, или Как жили люди». http://www.lifeofpeople.info/about/

Соломина О.Н., Долгова Е.А., Максимова О.Е. Реконструкция гидрометеорологических условий последних столетий на Северном Кавказе, в Крыму и на Тянь-Шане по дендрохронологическим данным. М. ; СПб. : Нестор-История, 2012. 232 с.

Тарабардина О.А. Дендрохронологические исследования в Новгороде в 1995–2003 гг. // Археология и естественнонаучные методы. – М.: Языки славянской культуры. 2005. – С. 82–91.

Тарабардина О.А. Дендрохронология средневекового Новгорода (по материалам археологических исследований 1991–2006 гг.). Археология, этнография и антропология Евразии. 1 (37). 2009. С. 77-84.

http://archaeology.nsc.ru/ru/publish/journal/doc/2009/371/9.pdf

Тюрин А.М. Абсолютное датирование новгородской дендрошкалы по естественнонаучным данным. http://new.chronologia.org/volume2/turin1.html Электронный сборник статей «Новая Хронология». Выпуск 2. 2005. http://new.chronologia.org/volume2/ Сайт: Новая Хронология. http://www.chronologia.org/

Тюрин А.М. Формальное датирование Новгородской дендрошкалы. Девятая Международная научная конференция «Цивилизация знаний: глобальный кризис и инновационный выбор России» Москва, 24-25 апреля 2009 г.

Тюрин А.М. Формальное датирование Новгородской дендрошкалы. http://new.chronologia.org/novgorod/form_datorovanie.php Электронный сборник статей «Новая Хронология». Выпуск 9. 2010. http://new.chronologia.org/novgorod/ Сайт: Новая Хронология. http://www.chronologia.org/

[Тюрин А.М., 2010, Реконструкция] Тюрин А.М. Реконструкция поселений Неревского и Загородного концов Новгорода по археологическим, геологическим и картографическим данным. http://new.chronologia.org/novgorod/rekonstr_poselenij.php Электронный сборник статей «Новая Хронология». Выпуск 9. 2010. http://new.chronologia.org/novgorod/ Сайт: Новая Хронология. http://www.chronologia.org/

[Тюрин А.М., 2010, Согласование] Тюрин А.М. Согласование новгородской дендрохронологии и Новой Хронологии Фоменко и Носовского. http://new.chronologia.org/novgorod/soglasovanie_dendrochron.php Электронный сборник статей «Новая Хронология». Выпуск 9. 2010. http://new.chronologia.org/novgorod/ Сайт: Новая Хронология. http://www.chronologia.org/

 

Черных Н. Б. Дендрохронология средневековых памятников Восточной Европы. Проблемы абсолютного датирования в археологии. М. 1972.

http://www.archeologia.ru/Library/Book/ac76c96093a1

Федоров Г.Б. По следам древних культур. Том 2. Гос. изд-во культурно-просветительной лит-ры, 1953.

http://www.pecherski.net/?file=po-sledam-52

Хантемиров Р.М., Горланова Л.А., Сурков А.Ю., Шиятов С.Г. Экстремальные климатические события на Ямале за последние 4100 лет по дендрохронологическим данным. Известия РАН. Сер. географическая.- 2011.- № 2.- С. 89-102. http://elibrary.ru/item.asp?id=16523217

Breitenmoser P.,  Beer J., Brönnimann S., Frank D., Steinhilber F., Wanner H. (2012) Solar and volcanic fingerprints in tree-ring chronologies over the past 2000 years, Palaeogeogr. Palaeoclimatol. Palaeoecol., 313-314, 127-139.

http://www.wsl.ch/fe/landschaftsdynamik/dendroclimatology/Publikationen/...

Briffa K.R., Jones P.D., Schweingruber F.H. and Osborn T.J. (1998) Influence of volcanic eruptions on Northern Hemisphere summer temperature over the last 600 years. Nature, 393 (6684). pp. 450-455.

Büntgen U., Kyncl T., Ginzler C., Jacks D.S., Esper J., Tegel W., Heussner K.U., Kyncl J. (2013) Filling the Eastern European gap in millennium-long temperature reconstructions. Proceedings of the National Academy of Science, USA 110: 1773-1778. http://www.wsl.ch/fe/landschaftsdynamik/dendroecology/Publikationen/Buntgen_etal.2013_PNAS

Fang K., Frank D., Goa X., Liu C., Zhou F., Li J., Li Y. (2013) Precipitation over the past four centuries in the Dieshan Mountains as inferred from tree rings: An introduction to an HHT-based method. Global and Planetary Change 107, 109-118.

Feng Chen, Yu-jiang Yuan,Wen-shou Wei, Shu-long Yu, Zi-ang Fan, Rui-bo Zhang, Tong-wen Zhang, Qin Li, Hua-ming Shang (2011). Temperature reconstruction from tree-ring maximum latewood density of Qinghai spruce in middle Hexi Corridor, China. Theor Appl Climatol. DOI 10.1007/s00704-011-0512-y.

http://www.planta.cn/forum/files_planta/1011007_s00704_011_0512_y_122.pdf

Gao C.C., Robock A., Ammann C., 2008. Volcanic forcing of climate over the past 1500 years: an improved ice core-based index for climate models. Journal of Geophysical Research-Atmospheres 113, D23111. doi: 10.1029/2008jd010239.

http://climate.envsci.rutgers.edu/pdf/Gao2008JD010239.pdf

Esper J., Schneider L., Krusic P.J., Luterbacher J., Büntgen U., Timonen M., Sirocko F., Zorita E. (2013) European summer temperature response to annually dated volcanic eruptions over the past nine centuries. Bulletin of Volcanology 75: 736-750. http://www.wsl.ch/fe/landschaftsdynamik/dendroecology/Publikationen/Esper_2013_BulVol

Hantemirov R.M., Gorlanova L.A., Shiyatov S.G. Pathological tree-ring structures in Siberian juniper (Juniperus sibirica Burgsd.) and their use for reconstructing extreme climatic events // Russian Journal of Ecology. - 2000. - V. 31, No. 3.- P. 167-173.

http://media.longnow.org/files/2/Salzer_Hughes_2007.pdf

Hantemirov R.M., Gorlanova L.A., Shiyatov S.G. Extreme temperature events in summer in northwest Siberia since 742 AD inferred from tree rings // Paleogeography, Paleoclimatol., Paleoecol. 2004. V. 209. № 1–4. P. 155–164.

Salzer M.W., Hughes M.K. Bristlecone pine tree rings and volcanic eruptions over the last 5,000 yr. Quat. Res. 67, 57–68 (2007).

Фонд поддержки авторов AfterShock

Комментарии

Аватар пользователя vleo
vleo(3 года 3 месяца)(12:49:48 / 01-03-2016)

Это все замечательно, кроме одного момента - привязка климатических событий к официальной исторической хронологии.

Аватар пользователя АнТюр
АнТюр(5 лет 1 месяц)(12:55:47 / 01-03-2016)

Климатические сигналы привязаны к годовым кольцам деревьев и годовых слоям ледников Гренландии и Антарктиды (по ниа датированы извержения вулканов). Эти сигнала можно привязать к абсолютной хронологической шкале. А можно к "лет назад". С письменных свидетельствах можно сомневаться относительно 1466 г. Ну и наплюйте на них. Сигнал 1466 г. датируется по дендрохронологическим данным супер надежно.  

 

Комментарий администрации:  
*** Угроза фашизма преувеличена нерусью... Перегибы не страшны. Русский фашизм должен быть в России в разумных пределах" (с) ***
Аватар пользователя sasha 77
sasha 77(2 года 10 месяцев)(12:54:45 / 01-03-2016)

катастрофа....Операция на глазах через задний проход...

Аватар пользователя АнТюр
АнТюр(5 лет 1 месяц)(12:56:41 / 01-03-2016)

Пока только драма.

Комментарий администрации:  
*** Угроза фашизма преувеличена нерусью... Перегибы не страшны. Русский фашизм должен быть в России в разумных пределах" (с) ***
Аватар пользователя Замполит
Замполит(3 года 8 месяцев)(12:55:59 / 01-03-2016)

меня терзают смутные сомнения что подобное было на АШ

Аватар пользователя АнТюр
АнТюр(5 лет 1 месяц)(12:59:31 / 01-03-2016)

Было в самом общем плане. Мое выступление на Говорит Москва.

Я проанализировал фактуру и довел до ума то, что сделал в 2009 г. формально.

Это оригинальная статья.

Комментарий администрации:  
*** Угроза фашизма преувеличена нерусью... Перегибы не страшны. Русский фашизм должен быть в России в разумных пределах" (с) ***
Аватар пользователя lataragan
lataragan(2 года 3 месяца)(13:16:32 / 01-03-2016)

Дендрохронология средневекового Новгорода :по материалам археологических исследований 1991-2005 гг.тема диссертации и автореферата по ВАК 07.00.06, кандидат исторических наук Тарабардина, Ольга Альбертовна

Диссертация и автореферат на тему «Дендрохронология средневекового Новгорода :по материалам археологических исследований 1991-2005 гг.». disserCat — научная электронная библиотека.

Автореферат

 

Диссертация

 

Артикул: 274530

Год: 

2007

Автор научной работы: 

Тарабардина, Ольга Альбертовна

Ученая cтепень: 

кандидат исторических наук

Место защиты диссертации: 

Москва

Код cпециальности ВАК: 

07.00.06

Специальность: 

Археология

Количество cтраниц: 

202

Оглавление диссертации кандидат исторических наук Тарабардина, Ольга Альбертовна

Введение.С.

Глава 1. Методика исследования .С.

Глава 2. Строительная древесина средневекового Новгорода.С.

Глава 3. Дендрохронологическое исследование сооружений Людина конца

3.1 Троицкий раскоп.

3.1.1. Проблемы хронологии Троицкого раскопа.С.

3.1.2. Итоги дендрохронологического исследования сооружений Троицкого XI раскопа (1995-1998 гг.).С.

3.1.3. Итоги дендрохронологического исследования построек Троицкого XII раскопа (1995-2000 гг.).С.

3.1.4. Динамика застройки Людина конца средневекового Новгорода (по результатам дендрохронологического исследования сооружений

Троицкого раскопа) . С.

3.2. Хронология средневековых сооружений раскопа на Добрыне улице

1999 г.) .С.

Глава 4. Новые данные о дендрохронологии Неревского конца:

Козмодемьянский II раскоп 2005 г.С.

Глава 5. Дендрохронологическое изучение средневековых сооружений из раскопов в Новгородском кремле (1994-2005 гг.).С

Глава 6. Дендрохронологическое изучение сооружений Славенского конца. Посольский раскоп 1999 г.С.

Глава 7. Динамика застройки Плотницкого конца по результатам дендрохронологического исследования сооружений из раскопов 19912004 гг.

7.1. Федоровский раскоп (1991-1993,1997 гг.).С.

7.2. Андреевский раскоп (1995,1997, 1999 гг.).С.

7.3. Конюхов раскоп (1994 г.).С.

7.4. Никитинский раскоп (2002-2004 гг.).С.

7.5. Динамика застройки Плотницкого конца по результатам дендрохронологических исследований сооружений.С.

Введение диссертации (часть автореферата) На тему "Дендрохронология средневекового Новгорода :по материалам археологических исследований 1991-2005 гг."

В круг основных проблем исторических исследований входят и вопросы хронологии исторических и археологических объектов. Для датирования памятников археологии со второй половины XX века широко используются естественнонаучные методы определения абсолютного возраста, в том числе, дендрохронология. Благодаря уникальной сохранности четко стратифицированных слоев эпохи средневековья и беспрецедентному масштабу многолетних археологических раскопок в Новгороде, здесь создаются прекрасные условия для применения дендрохронологического метода. И хотя дендрохронологическое исследование новгородских построек имеет почти полувековую традицию, возможности этой методики отнюдь не исчерпаны. Актуальность темы предлагаемого исследования обусловлена и активизацией археологического изучения Новгорода в 1990-2000-х гг., и расширением базы дендрохронологических исследований с созданием в 1995 г. в археологическом центре Новгородского музея (ЦООАИ НГОМЗ) лаборатории дендрохронологии, и развитием самого метода дендрохронологического анализа в современных условиях. Возникла настоятельная потребность в обобщении и систематизации материалов из археологических раскопок последнего времени. Применение современных подходов и методик дендрохронологического исследования позволяет перейти от датирования отдельных объектов к обобщающим исследованиям как в . области формирования локальных и универсальной дендрохронологических шкал Новгорода, так и в сфере изучения динамики городской застройки в эпоху средневековья.

Дендрохронологическое изучение деревянных сооружений средневекового Новгорода продолжается более 40 лет. Толчок для начала работ по сбору материала и созданию новгородской дендрохронологической шкалы дала дискуссия о новгородской хронологии, развернувшаяся в 195961 гг. в журнале «Советская археология» между Б.А. Рыбаковым и А.В. Арциховским (Арциховский, 1959; 1961; Рыбаков, 1959, 1961) В ходе дискуссии участниками были предложены различные схемы хронологического членения многометровых средневековых культурных напластований, изучавшихся во время работ на Неревском раскопе в 1951-61 гг. Дискуссия ясно продемонстрировала, что для создания хронологии новгородских древностей недостаточно традиционных методов исторического и археологического исследования, необходимо использовать методы естественных наук, и в первую очередь, дендрохронологию. Тогда же была высказана идея, что создание дендрохронологической шкалы на основе бревен Неревского раскопа «даст общий единый и объективный хронологический критерий для всего города» (Рыбаков, 1959. С. 83).

Возможности Новгорода как уникального полигона для сбора и изучения образцов археологической древесины были по достоинству оценены, и уже весной 1959 года в Институте археологии АН СССР была создана лаборатория дендрохронологии, работы которой возглавил Борис Александрович Колчин. На первом этапе деятельности лаборатории в исследованиях принимали участие дендролог JI.H. Солнцева, археолог Н.Б. Черных, анатомы высших растений Е.В. Гончарова и В.Т. Крутчинский.

В конце 50-х годов отечественная и зарубежная наука не имели опыта дендрохронологического анализа ископаемой древесины в таком количестве, в каком она была открыта при раскопках в Новгороде. Поэтому перед исследователями неизбежно встал вопрос о выработке методических приемов для полного цикла работ, включая сбор образцов на раскопе, их лабораторную обработку, методику замеров и их фиксации, построение графиков, синхронизацию и перекрестное датирование. Основы дендрохронологии и методика дендрохронологического анализа были подробно изложены в совместной статье дендролога профессора В.Е. Вихрова и Б.А.Колчина (Вихров, Колчин, 1962). В результате поисков и попыток применения различных методик, существовавших к тому времени в американской и европейской дендрохронологии, для анализа и датирования новгородской древесины было решено использовать метод полулогарифмических диаграмм, предложенный в 1942 г. немецким ботаником Б.Хубером (Huber, Holdheide. 1942).

В 1959-1960 гг. лаборатория дендрохронологии провела массовый сбор образцов древних сооружений на XXVIII, XXIX, XXX Неревских раскопах, а также на трех специально заложенных дендрохронологических раскопах, в которых исследовались мостовые древних Великой (раскоп В), Кузьмодемьянской (раскоп К) и Холопьей (раскоп X) улиц.

Именно с изучения деревянных мостовых этих улиц началось создание абсолютной дендрохронологической шкалы Новгорода. Мостовые были выбраны в качестве первого объекта дендрохронологического исследования не случайно. Трассы этих улиц оставались неизменными в течение фактически всего периода существования застройки в этой части средневекового Новгорода с древнейшего периода. Поэтому, когда возникала необходимость в замене мостовой в связи с пожаром, обветшанием, ростом культурного слоя на соседних усадьбах новый уличный настил укладывали непосредственно на настил более раннего периода, который оказывался погребенным в толще культурного слоя. Таких разновременных настилов мостовых на Неревском раскопе было зафиксировано 32.

От каждого бревна хорошей сохранности на раскопе делались два или три полных поперечных спила толщиной 5-10 см, один из которых являлся рабочим, а другие - контрольными. Всего экспедицией было собрано 1431 образец. 393 модели имели плохую сохранность и в опубликованное первое исследование по дендро-хронологии Новгорода не вошли (Колчин, 1963). В основу его легло изучение 1038 качественных, хорошо читаемых образцов сосны и, очень редко, ели.

Построение шкалы началось с сопоставления между собой графиков моделей деревьев с одного и того же яруса мостовой. За основу сопоставления были взяты угнетенные кольца и последовательность их циклов, наглядно выраженные в рисунках графиков. По каждому ярусу были составлены сводные рабочие таблицы.

Следующим этапом исследования было сопоставление этих таблиц между собой в хронологической последовательности. Четкое стратиграфическое членение культурных напластований облегчало эту задачу. Исследователи продвигались от наиболее многолетних и лучше сохранившихся образцов 7-11 строительных ярусов к образцам более древним вплоть до 28 яруса и более поздним до 1 яруса включительно. Таким образом была составлена последовательность в 579 годичных колец и сводный спектр угнетений, учитывающий те тонкие угнетенные кольца, которые являлись всеобщими по повторяемости и выразительными в сопоставлении с соседними кольцами по силе угнетения (Колчин, 1963. С. 119).

В ходе дальнейших исследований составленная относительная дендрохронологическая шкала получила абсолютную привязку. Создатели   новгородской   дендрошкалы  использовали для получения абсолютной датировки дерево из пяти архитектурных памятников, даты сооружения которых были известны из письменных источников. Удалось получить фрагменты деревянных подфундаментных конструкций - лежней из трех церквей: церкви Михаила Архангела на Михайловой улице (1300-1302 гг.), церкви Саввы на Кузьмодемьянской улице (1418 г.) и церкви Спас-Преображения на Розваже улице (1421 г.). Церкви Саввы и Спас-Преображения, располагались рядом с Неревским раскопом. До наших дней сохранились . лишь фундаменты зданий, которые исследовались археологически. Изучались также деревянные связи церкви Михаила в Сковородском монастыре (1355 г.) и церкви Иоанна Богослова на Витке (1384 г.). Графики образцов всех пяти церквей убедительно сопоставились с графиками мостовых улиц Неревского раскопа и общим спектром угнетений. При сравнении образцов церквей между собой они также совпали по циклам угнетенных колец. При этом разрыв между внешними кольцами моделей церквей полностью соответствовал периодам между датами их строительства, указанным в летописи (Колчин, 1963. С. 126).

Таким образом были получены абсолютные даты для колец, соответствующих датам строительства церквей на сопоставляемых графиках и сводном спектре угнетений и, следовательно, для всех 579 колец новгородской шкалы, которая охватывала период с 884 по 1462 г.

Далее стало возможным перейти от датировки отдельных образцов к датировке сооружений и целых строительных периодов. Это было проделано Б.А.Колчиным сначала для мостовых Великой, Холопьей и Кузьмодемьянской улиц (Колчин, 1963), а затем для 74 сооружений Неревского раскопа (Колчин, 1963а). Стало возможным датировать и мощные слои пожаров, опустошавших в средневековье Неревский конец Новгорода. Полученные даты были сопоставлены с сообщениями летописей об этих стихийных бедствиях. Для периода с начала XII до 60-х годов XV в. Б.А.Колчин отмечал 14 пожаров, зафиксированных в летописи, и повлекших за собой разрушение и последующую перестройку усадеб и смену настилов уличных мостовых.

В результате изучения деревянных построек Неревского раскопа впервые в практике отечественных научных исследований была сформирована абсолютная дендрохронологическая шкала Новгорода, охватывающая период с 884 по 1462 г. Создание  новгородской   дендрошкалы  продемонстрировало уникальную возможность этого метода для точного датирования археологических комплексов и дало толчок для проведения аналогичных исследований на других памятниках Восточной Европы. В последующий период на первый план вышли проблемы ее дальнейшего расширения и уточнения.

В 60-70-е годы изучение деревянных сооружений Новгорода в лаборатории дендрохронологии Института археологии велось в двух направлениях. С одной стороны, увеличение количества объектов исследования в городе и его окрестностях давало новый материал для совершенствования  новгородской   дендрошкалы . С другой стороны, новгородские модели активно использовались в исследованиях, носивших более общий характер, как в области методики дендрохронологических изысканий, так и в области построения универсальных хронологических схем.

В ходе продолжающегося археологического изучения Новгорода стало очевидно, что дерево из раскопов в различных частях города, демонстрируя черты, присущие древесине всей новгородской округи, в то же время имеет свои специфические особенности прироста. Эти особенности связаны, как неоднократно отмечалось исследователями, прежде всего с тем, что новгородцы использовали для строительства древесину из различных регионов Новгородской земли (Колчин, Черных, 1977. С. 29; Урьева, Черных, 1995. С. 108; Черных, 1996. С.45). Возникла необходимость создания локальных хронологических шкал для различных районов города. К концу 70-х годов помимо Неревской шкалы были созданы шкалы Ильинского (9571436 гг.), Лубяницкого (1027-1368 гг.), Михайловского (929-1447 гг.), Кировского (1036-1410 гг.) раскопов (Колчин, Черных, 1977. С. 39). Началось формирование Троицкой шкалы. На некоторых объектах также удалось проследить взаимосвязь смены усадебной застройки в определенные периоды и зафиксированных письменными источниками пожаров. В ходе изучения деревянных сооружений Ильинского раскопа, располагавшегося в Славенском конце Торговой стороны Новгорода, даты заготовки дерева для строительства были сопоставлены с летописными датами пожаров на Ильиной улице. Здесь, как и на Неревском раскопе, было отмечено совпадение дат восьми пожаров, упомянутых летописью, с датами рубки бревен для настилов мостовой Ильиной улицы (Колчин Б.А., Черных Н.Б., 1978). Сооружение новых мостовых Михайловой улицы того же Славенского конца непосредственно после разрушительных пожаров XII-XV вв. зафиксировано исследователями в девяти случаях (Колчин Б.А., Хорошев А.С. 1978).

Проводился также сбор образцов дерева из архитектурных памятников эпохи средневековья и более позднего периода XVI-XVIII вв., что позволило расширить новгородскую шкалу в ее поздней части до 1595 г.

После создания  Новгородской   дендрошкалы  география древнерусских городов, дающих материалы для дендрохронологических исследований, стала непрерывно расширяться. К концу 70-х гг. в лаборатории ИА АН СССР были собраны материалы из 18 пунктов. Встал  вопрос  о построении на базе хронологий отдельных памятников единой абсолютной дендрохронологической шкалы Восточной Европы, с привлечением всех возможных абсолютных реперов, в том числе, дерева из архитектурных памятников и живых деревьев. В проводимых в этом направлении исследованиях широко использовались образцы новгородского археологического дерева, наряду с моделями из церкви Успения у деревни Курицкое и церкви Рождества Богородицы у д. Рышево и 195 образцами живых деревьев с четырех пробных площадей современного леса в Новгородской области. Итогом явилось создание общей восточноевропейской дендрохронологической шкалы, охватившей период с 788 по 1969 год (Колчин, Черных. 1977).

В конце 70-х - начале 80-х гг. материалы Новгорода публиковались в изданиях Каунасской Дендроклиматохронологической лаборатории (Т.Т. Битвинскас). В созданном при этой лаборатории Дендрохронологическом Банке Советского Союза из 75 вкладов, переданных Б.А.Колчиным, 47 составляют, образцы археологической древесины Новгорода (Колчин, 1979; Колчин, Черных, 1981; Колчин, Битвинскас, Черных, Карпавичюс, 1984; Стравинскене, 1989).

В 1980-е гг. дендрохронолгическим изучением сооружений Новгорода в лаборатории Института археологии занималась, в основном, А.Ф.Урьева. Ряд исследований были ею выполнены совместно с Н.Б.Черных. В 80-90-е годы большое внимание уделялось датированию дерева архитектурных памятников . Новгорода и Новгородской области, и выявлению специфических особенностей каменных и деревянных зданий как объектов дендроанализа (Урьева, 1994). Несомненную важность для изучения новгородских фортификаций имеет исследование с привлечением нового сравнительного материала конструкций из вала Окольного города (Урьева, 1994а).

Коллекция образцов, в первую очередь археологических, расширялась. К началу 90-х гг. она насчитывала 15653 модели, 5540 из них были датированы по традиционной методике. Создавались хронологии новых раскопов, в частности Нутного (1020-1465 гг.), Федоровского (9441201 г.) и Троицкого (800-1464 гг.) (Урьева, 1988; 1989). Для проверки корректности новгородских локальных дендрохронологических шкал и оценки степени их сходства в начале 90-х годов впервые была применена компьютерная программа DENDRO.

В 1990-е гг. археологическое исследование Новгорода и новгородской округи успешно продолжалось. В процессе работ на различных объектах Новгорода и Старой Руссы, на новгородском («Рюриковом») Городище формировались новые обширные коллекции образцов. Для изучения этих новых материалов в 1995 году в Центре организации археологических исследований Новгородского государственного объединенного музея-заповедника была образована лаборатория дендрохронологии.

За период с 1995 по 2006 г. на 12 различных раскопах Новгорода собрано свыше трех тысяч образцов древесины сосны, ели и дуба, их изучение позволяет успешно продолжать разработку хронологии памятника, начатую предшественниками. Выполнены датировки сооружений Троицкого, Федоровского VI, Андреевского, Посольского, Добрынина раскопов и раскопов в Кремле. С самого начала нам пришлось столкнуться с рядом проблем, на решении которых необходимо сосредоточится.

Стало очевидным, что традиционная новгородская методика дендрохронологических исследований, безусловно, хорошо зарекомендовавшая себя на протяжении многих лет работы, требует модификации применительно к современным условиям. Речь идет, в первую очередь, о совершенствовании технических сторон процесса дендрохронологического анализа, в частности, замеров годичных колец, фиксации этих замеров и их внесения в компьютер. Необходимость автоматизации этого процесса отмечал еще в 1972 году Б.А. Колчин (Колчин, Битвинскас, 1972. С. 91-92). Применение современных измерительных систем и компьютерных программ, распространенных в практике зарубежных дендрохронологических исследований, значительно упрощает и ускоряет обработку образцов, увеличивая возможности специалистов, работающих с археологической древесиной вообще, и  с  новгородским деревом, в частности.

Следующая проблема связана с различной степенью представительности раннего и позднего отрезков новгородской дендрохронологической шкалы. Большинство качественных, многолетних образцов относится к периоду XIII-XV вв. Для более раннего (X-XII вв.) и более позднего периода необходимо формирование представительных серий образцов с целью проверки корректности существующих хронологических привязок.

Еще одним пунктом, на котором следовало сконцентрироваться, является определение вида древесины и построение  дендрошкал  с учетом этой информации. Поскольку основная масса  новгородских  построек сооружалась из дерева хвойных пород, преобладающих в лесах  Новгородской  земли, в  новгородской  дендрохронологии традиционно используются образцы сосны и, в меньшей степени, ели, причем основу  дендрошкал  составляют эталонные сосновые образцы. Дифференцированный подход к построению  дендрошкал  увеличит вероятность корректного сопоставления кривых и в конечном итоге, получения верной датировки.

Наконец, представляется необычайно важным сравнение новгородских дендрохронологических шкал с существующими европейскими хронологиями по сосне.

Особой задачей является изучение дубовых конструкций. В отличие от многих западноевропейских памятников, в Новгороде дуб использовался в очень ограниченном количестве и, в основном, в ранний период - в X-XII вв. Назрела необходимость формирования достаточно представительной коллекции дубовых образцов из ранних слоев Новгорода, новгородского Городища и Старой Руссы, изучение которой позволит, в случае успеха, создать относительную хронологию по дубу для этого периода времени и впоследствии сопоставить ее с существующими европейскими хронологиями.

Объектом исследования в предлагаемой работе является динамика градостроительных процессов в средневековом городе. Предмет изучения -деревянные сооружения из раскопок 1991-2005 гг. в Великом Новгороде; их строительная древесина, ее видовые, возрастные и хронологические характеристики в археологическом контексте. Материалы 1990-2000-х гг. выбраны на основании ряда критериев: репрезентативности, широкого топографического и хронологического охвата выборки, общности принципов отбора, систематизации и исследования образцов.

Культурные напластования Новгорода эпохи средневековья датируются X - серединой XV в. Слои более раннего времени выявлены только на Новгородском (Рюриковом) городище, которое с недавних пор административно включено в черту города, но плохая сохранность органики в песчаной почве памятника не позволило в последние годы существенно пополнить коллекциюдендрообразцов. Слои конца XV-XVII вв. по ряду причин сохранились значительно хуже, деревянные постройки этого времени, исследованные в процессе археологических раскопок, единичны. В ходе работ 1991-2005 г. изучены несколько сооружений первой половины середины XVI в., что приводит нас к необходимости ограничить хронологические границы исследования X - серединой XVI в.

Предлагаемая работа имеет целью более полное раскрытие потенциала дендрохронологического метода датирования для изучения динамики формирования и развития крупного городского центра, каким являлся Новгород в эпоху средневековья. Для достижения поставленных целей в рамках исследования ставятся и решаются несколько задач.

1. Выработка отвечающих современным требованиям методических основ исследования.

2. Изучение специфики видового и возрастного состава выборок дендрохронологических образцов раскопов различных исторических районов (концов) Новгорода, выявление закономерностей отбора и использования различных групп строительной древесины.

3. Комплексное дендрохронологическое исследование коллекций дендрообразцов из раскопов 1991-2005 гг; выявление периодов активной заготовки древесины и усадебного строительства, выявление динамики застройки различных районов Новгорода.

4. Разработка на основе изучения дендроматериалов отдельных раскопов локальных хронологий объектов, определение присущей им специфики. Построение общей хронологии средневекового Новгорода с использованием эталонных (т.е. наиболее надежно датируемых) моделей разных раскопов, с перспективой дальнейшего ее сопоставления со шкалами других средневековых памятников Восточной и Западной Европы.

Характер проводимого исследования определяет состав источников: для решения поставленных задач используются археологические источники, дендрохронологические коллекции, собранные в процессе археологических раскопок в Новгороде в 1995-2005 гг. и письменные источники.

К числу археологических источников относятся материалы исследований, представленные в виде полевых отчетов, хранящихся в научно-отраслевом архиве ИА РАН; в первую очередь анализировались чертежи и описания пластов и ярусов средневековой застройки, описания сооружений. В тех случаях, когда это было возможно, привлекались также и полевые материалы отдельных раскопов. Среди них лишь Троицкий раскоп расположен в зоне с максимальной мощностью культурного слоя - т.н. зоне А.1 Культурные напластования на других раскопах отличаются меньшей мощностью, а содержащиеся в них органические остатки (в том числе деревянные конструкции) - худшей сохранностью. Никитинский раскоп находится в зоне Б, Конюхов - в зоне Г, остальные объекты - в зоне В. Территориально интересующие нас раскопы расположены в четырех исторических концах Новгорода: Троицкий и Добрынин - в Людином конце, Козмодемьянский - в Неревском, Посольский - в Славенском, Федоровский, Андреевский, Конюхов и Никитинский - в Плотницком конце. На территории Новгородского кремля находились три раскопа: у Софийской звонницы, на владычном дворе, у Лихудова корпуса и Кремлевский раскоп 2004 г. (Приложение 1, рис. 1).

Коллекции дендрообразцов, исследованные в работе, происходят с 11 раскопов, большая их часть обрабатывалась в 1995-2005 гг. в лаборатории ЦООАИ НГОМЗ. Исключение составляет Федоровский раскоп: дендрохронологический анализ спилов, полученных в ходе раскопок 19911993 гг., осуществлялся в лаборатории дендрохронологии ИА РАН А.Ф.Урьевой. Результаты исследований не были опубликованы, но в соответствующем разделе предлагаемой работы и готовящейся публикации материалов Федоровского раскопа они учтены. Датировки части образцов с мостовой Пробойной улицы Троицкого XI раскопа выполнены также в лаборатории ИА Н.Б. Черных.

К числу письменных источников, использованных при работе над диссертацией, относятся новгородские летописи, акты, опубликованные в Полном собрании • русских летописей, данные писцовых книг. Летописи

1 Культурный слой Новгорода, в зависимости от их мощности, подразделяются на 4 зоны: зона А (мощность свыше 6 м), Б (от 4 до 6 м), В (2-4 м) и Г (до 2 м)- Янин, Колчин 1978) служат основным источником при изучении различных аспектов новгородской истории. И хотя информация о мощении улиц или усадебном строительстве, привычных составляющих жизни средневековых новгородцев, лежала вне интересов хроник, их сведения имеют первостепенное значение при изучении деревянного строительства в Новгороде. Непосредственное воздействия на развитие деревянной застройки оказывали стихийные бедствия (пожары, наводнения, эпидемии) и события политической истории Новгорода, сведениями о которых изобилуют летописи. Особое место среди этого круга источников благодаря полноте и объему информации занимает Новгородская первая летопись. Возможности сопоставления летописных сообщений, в частности, о пожарах в комплексе с данными дендрохронологического анализа широко использовались исследователями и ранее (Колчин 1963; Колчин, Черных 1978; Колчин, Хорошев 1978). Перспективность подобного подхода не вызывает сомнения и результаты нашего исследования это подтверждают. Необходима однако и определенная доля здорового скепсиса, предостерегающая от отождествления любого выявленного археологически пожара с пожаром, известным по данным письменных источников.

Единственное письменное свидетельство об организации уличного мощения в средневековом Новгороде содержится в хорошо известном документе - «Уставе о мостех» князя Ярослава Ярославича. Устав, создание которого относится к периоду 1265-1267 гг., разверстывает обязанности разных общин новгородцев по замощению Детинца и Торга - общественных центров города, определяя, какой участок городской территории мостится населением той или иной улицы, представителями новгородской администрации (тысяцким, посадником, архиепископом, князем), обитателями иноземных торговых дворов, Немецкого и Готского. Интерполяции документа содержит информацию об участии населения новгородских пятин в заготовке и доставке леса в Новгород.

Специфика работы, выполненной на стыке гуманитарных и естественных наук, предполагает использование комплексного подхода и различных методов исследования; методике исследования посвящена глава 1.

Датировки сооружений и их комплексов, полученные в результате дендрохронологических исследований, имеют решающее значение при определении времени формирования и существования строительных ярусов и связанных с ними культурных напластований на раскопах Новгорода, и, следовательно, являются основой новгородской хронологии. Результаты исследований имеют особую актуальность для систематизации, публикации и введения в научный оборот материалов археологических раскопок.

Работа состоит из введения, 7 глав, заключения, списка архивных материалов и литературы, и двух приложений. Приложение 1 включает в себя планы г. Новгорода, схемы расположения раскопов, схемы усадебной застройки раскопов, диаграммы, таблицы и графики, характеризующие дендрохронологические коллекции. В Приложении 2 помещен каталог дендрохронологических коллекций 1991-2005 г.

Заключение диссертации по теме "Археология", Тарабардина, Ольга Альбертовна

Заключение.

В результате проведенных исследований удалось получить дендрохронологические датировки сооружений из раскопов на территории четырех исторических концов Новгорода и Новгородского детинца. Общее количество датированных образцов составило 1209 моделей, установлено время строительства 258 сооружений, в том числе, мостовых 8-ми улиц средневекового города: Пробойной и Добрыни в Людином конце, Прусской -на территории Кремля, Славковой, Коржевой, Пробойной, Молотковской и Конюховой в Плотницком конце. 209 датированных сооружений - это постройки средневековых усадеб; именно их датировки имеют приоритетное значение при определении хронологии строительных ярусов и связанных с ними культурных напластований того или иного раскопа. Достаточно высокий процент датированных образцов в выборках новгородского археологического дерева подтверждает эффективность выбранной методики исследования. Результаты по раскопам кратко обобщены в таблице 24.

Список литературы диссертационного исследования кандидат исторических наук Тарабардина, Ольга Альбертовна, 2007 год

1. Авдеев 1998 - Авдеев Д.Н. В лесах Новгородчины. - Новгород,1998.- 176 с.

2. Антипов 2007 Антипов И. В. Колокольня 1455 г. на новгородском Владычном дворе // София. - Великий Новгород, 2007. - № 1. - С. 12-14.

3. Археологическое изучение Новгорода 1978 Археологическое изучение Новгорода. - М.: Наука, - 1978. - 237 с.

4. Археология Новгорода. Указатель литературы 1917-1980 гг. / сост. П.Г. Гайдуков. М.: Изд-во Моск. ун-та., 1989. - 223 с.

5. Археология Новгорода. Указатель литературы 1981-1990 гг. / сост. П.Г. Гайдуков. М., 1992. - 120 с.

6. Археология Новгорода : указатель литературы. 1991-1995 гг. / сост. П.Г. Гайдуков. Новгород, 1996. - 84 с.

7. Археология Новгорода : указатель литературы. 1996-2000 гг. / сост. П.Г. Гайдуков. Великий Новгород, 2007. - 96 с.

8. Арциховский 1959 Арциховский А.В. О новгородской хронологии // СА. - 1959. -№ 4. - С. 107-127.

9. Арциховский 1961 Арциховский А.В. Ответ Б.А. Рыбакову // СА. -1961.-№3.-С. 122-136.

10. Бассалыго, Сорокин, Хорошев 1989 Бассалыго Л.А., Сорокин А.Н., Хорошев А.С. Улицы Троицкого раскопа (топография, стратиграфия, хронология) // НЮ : (тез. науч. конф). - Новгород, 1989. - Вып. 2. -С. 63-66.

11. Берг 2004 Берг А. Срубные постройки средневековой усадьбы в Норвегии // Народное зодчество: межвузовский сборник. -Петрозаводск, 2004.-С. 189-215.

12. Битвинскас 1974 Битвинскас Т.Т. Дендроклиматические исследования. - Л.: Гидрометеоиздат, 1974. - 172 с.

13. Борисенков, Пасецкий 1983 Борисенков Е.П., Пасецкий В.М. Экстремальные природные явления в русских летописях. - Л. : Гидрометеоиздат, 1983.-238 л.

14. Буров 1989 Буров В.А. К вопросу о социальной топографии Неревского конца древнего Новгорода // СА. - № 4. - С. 77-85.

15. Буров 1989 Буров В.А. Сотенная структура древнего Новгорода // ННЗ : (тез. науч. конф). - Новгород, 1989. - Вып. 2. - С. 56-58.

16. Буров 1996 Буров В.А. Ярусология как вспомогательная историческая дисциплина (к методике издания раскопов Новгорода)

17. Прошлое Новгорода и Новгородской земли : тез. докл. и сообщ. науч. конф. Новгород, 1996. - С. 32-37.

18. Ваганов, Шиятов, Мазепа 1996 Ваганов Е.А., Шиятов С.Г., Мазепа

19. B.C. Дендроклиматические исследования в Урало-Сибирской Субарктике. Новосибирск : Наука, 1996.

20. Ваганов, Шашкин 2000 Ваганов Е.А., Шашкин А.В. Ваганов Е.А., Шашкин А.В. Рост и структура годичных колец хвойных. -Новосибирск : Наука, 2000. - 232 с.

21. Вихров 1958 Вихров В.Е. Исследование древесины в древнем Новгороде // Труды института леса. - М., 1958. - Т. 37. - С. 142-157.

22. Вихров, Колчин 1962 Вихров В.Е., Колчин Б.А. Основы и метод дендрохронологии // СА. -№ 1. - С. 95-112.

23. Волков 2004 Волков И.В. Амфоры Новгорода: хронология и распределение в слое // ННЗ : (материалы науч. конф.) Новгород, 2729 янв. 2004. - Великий Новгород, 2004. - Вып. 18. - С. 145.

24. Воронова 1989 Воронова М.А. Раскопки древней улицы Рогатицы (в 1988 г.) // ННЗ : (тез. науч. конф). - Новгород, 1989. - Вып. 2.1. C. 16-18.

25. Воронова 1990 Воронова М.А. Раскопки на ул. Мстинской в Новгороде (в 1989 г.) // ННЗ : (тез. науч. конф). - Новгород, 1990. -Вып.З.-С. 15-18.

26. Воронова 1988 Воронова М.А. Раскопки у Лихудова корпуса в Новгородском кремле (в 1985 г.) // ННЗ : (тез. науч.-практ. конф). -Новгород, 1988. - Вып. 1. - С. 73-75.

27. Гайдуков 1988 Гайдуков П.Г. О времени заселения Людина конца древнего Новгорода (по материалам Троицкого VIII раскопа) // ННЗ : (тез. науч.-практ. конф). - Новгород, 1988. - Вып. 1. - С. 61-63.

28. Гайдуков 1992 Гайдуков П.Г. Славенский конец средневекового Новгорода. Нутный раскоп. - М., 1992. - 198 с.

29. Гайдуков 2004 Гайдуков П.Г. Памяти Бориса Александровича Колчина (1914-1984)// ННЗ : (материалы науч. конф.) Новгород, 2729 янв. 2004. - Великий Новгород, 2004. - Вып. 18. - С. 388.

30. Гайдуков, Дубровин, Тарабардина 2001 Гайдуков П.Г., Дубровин Г.Е., Тарабардина О.А. Хронология Троицкого XI раскопа // ННЗ : (материалы науч. конф.) Новгород, 23-25 янв. 2001, - Великий Новгород,2001.-Вып. 15.-С. 81-83.

31. Гиппиус 1999 Гиппиус А.А. К атрибуции новгородских кратиров и иконы «Богоматерь Знамение» // ННЗ : (материалы науч. конф.) Новгород, 26-28 янв. 1999 г. - Новгород, 1999. - Вып. 13. - С. 379394.

32. Гиппиус 1999а Гиппиус А.А. К идентификации персонажей берестяных грамот середины XII в. усадьбы Е Троицкого раскопа // ННЗ : (материалы науч. конф.) Новгород, 26-28 янв. 1999 г. -Новгород, 1999. - Вып. 13. - С. 366-379.

33. Гиппиус 2004 Гиппиус А. А. О нескольких персонажах новгородских берестяных грамот XII в. // НГБ. - М., 2004. - Т. 11.-С. 164-182.

34. Грамоты Великого Новгорода и Пскова 1949 Грамоты Великого Новгорода и Пскова / под ред. С. Н. Валка. - М.; Л. : Изд. Академии Наук СССР, 1949.-408 с.

35. Гусаков 1992 Гусаков В.Н. Исследования в Новгородском кремле в 1989 г. // ННЗ : (тез. науч. конф). - Новгород, 1992. - Вып. 4. -С. 18-13.

36. Дубровин 2003 Дубровин Г.Е. Археологические исследования на Никитинском раскопе в 2002 г. // ННЗ : (материалы науч. конф., Новгород, 28-30 янв. 2003). - Великий Новгород, 2003. - Вып. 17. -С. 17-19.

37. Дубровин 2003а Дубровин Г.Е. К вопросу о Федоровском ручье в Новгороде // ННЗ : (материалы науч. конф., Новгород, 28-30 янв. 2003). - Великий Новгород, 2003. - Вып. 17. -С. 211.

38. Дубровин 2004 Дубровин Г.Е. Археологические исследования на Никитинском раскопе в 2003 г. // ННЗ : (материалы науч. конф.) Новгород, 27-29 янв. 2004. - Великий Новгород, 2004. - Вып. 18. - С. 13.

39. Дубровин, Козлова, Федорук 2005 Дубровин Г.Е., Козлова А.В., Федорук Н.С. Работы на Никитинском раскопе в 2004 г. // ННЗ : (материалы науч. конф., Великий Новгород, 18-20 янв. 2005. -Великий Новгород, 2005. - Вып. 19. - С. 22-29.

40. Дубровин, Тарабардина 2000 Дубровин Г.Е., Тарабардина О.А. Погреб-ледник XVI века с Федоровского раскопа в Новгороде // Новгородские древности. Архив архитектуры. - М, 2000. - Вып. 5. -С. 301-333.

41. Дубровин, Тарабардина 1993 Дубровин Г.Е., Тарабардина О.А. Работы на Федоровском раскопе в 1992 г. // ННЗ : (материалы науч. конф., Новгород, 26-28 янв. 1993 г.). - Новгород, 1993. - Вып. 7. -С. 14-18.

42. Дубровин, Тарабардина 1998 Дубровин Г.Е., Тарабардина О.А. Работы на Федоровском VI раскопе в 1997 г. // ННЗ : (материалы науч. конф., Новгород, 27-29 янв. 1998). - Новгород, 1998. - Вып. 12. -С. 10-14.

43. Дубровин, Тарабардина 2004 Дубровин Г.Е., Тарабардина О.А. Федоровский раскоп в Новгороде (некоторые итоги) // Новгородские археологические чтения-2. - Великий Новгород, 2004. - С. 224-233.

44. Дубровин, Тарабардина, Тихонов 2000 Дубровин Г.Е., Тарабардина О.А., Тихонов П.И. Хронология Федоровского раскопа // ННЗ : (материалы науч. конф.) Новгород, 25-27 янв. 2000. -Великий Новгород, 2000. - Вып. 14. - С. 183-194.

45. Дубровин, Тарабардина, Хорошев 1994 Дубровин Г.Е., Тарабардина О.А., Хорошев А.С. Работы на Федоровском раскопе в 1993 г. // ННЗ : (материалы науч. конф., Новгород, 26-28 янв. 1994 г.). - Новгород, 1994. - Вып. 8. - С. 8-10.

46. Ершевский 1992 Ершевский Б.Д. Работы Новгородского педагогического института на Михаилоархангельском раскопе в 1990 г. // ННЗ : (тез. науч. конф.). - Новгород, 1992. - Вып. 5. -С. 49-51.

47. Ершевский 1998 Ершевский Б.Д. Датировка строительных ярусов Андреевского раскопа-1 по результатам дендрохронологического анализа // Прошлое Новгорода и Новгородской земли : материалы науч. конф., 11-13 ноября 1998 г. - Новгород, 1998. - С. 40-44.

48. Ершевский, Северинов, Федорук 1996 Ершевский Б.Д., Северинов

49. B.Д., Федорук Н.С. Андреевский раскоп // Прошлое Новгорода и Новгородской земли : материалы науч. конф. Новгород, 1996.1. C. 9-17.

50. Забашта, Пошивайло 1987 Забашта Р.В., Пошивайло А.Н. Об одном опыте использования дендрохронологии в этнографическом исследовании // Временные и пространственные изменения климата и годичные кольца деревьев. - Каунас, 1987. - Ч. 3. - С. 74-80.

51. Законодательство Древней Руси 1984 Законодательство Древней Руси // Российское законодательство Х-ХХ вв. - М, 1984. - Т. 1.

52. Замоторин 1959 Замоторин И.М. Относительная хронология Пазырыкских курганов // СА. - 1959. - № 1. - С. 21-30.

53. Засурцев 1963 Засурцев П.И. Усадьбы и постройки древнего Новгорода // Жилища древнего Новгорода / под ред. А. В. Арциховского. - М. : Изд-во Акад. наук СССР, 1963. - С. 5-105. -(Материалы и исследования по археологии СССР ; № 123).

54. Карпавичюс 1981 -Карпавичюс И.А. Выпадающие годичные кольца сосен (Pinus silvestris), произрастающих в болоте «Аукштои плиня» // Пространственные изменения климата и годичные кольца деревьев. -Каунас, 1981.-С. 40-57.

55. Карпавичюс 1984 Карпавичюс И.А. Групповая изменчивость радиального прироста сосны в болотных условиях местопроизрастания // Временные и пространственные изменения климата и годичные кольца деревьев. - Каунас, 1984. - С. 74-80.

56. Карпавичюс 1984а Карпавичюс И.А. Групповая изменчивость радиального прироста сосны в нормальных условиях местопроизрастания // Временные и пространственные изменения климата и годичные кольца деревьев. - Каунас, 1984. - С. 86-93.

57. Колчин 1962 Колчин Б.А. Дендрохронология Новгорода // СА. -1962. -№1.-С. 113-139.

58. Колчин 1963а. Колчин Б.А. Дендрохронология построек Неревского раскопа // Жилища древнего Новгорода / под ред. А. В. Арциховского. М. : Изд-во Акад. наук СССР, 1963. - С. 166-220. -(Материалы и исследования по археологии СССР ; № 123).

59. Колчин 1968 Колчин Б.А. Новгородские древности. Деревянные изделия. - М. : Наука, 1968. - 183 с. - (Свод археологических источников / под общ. ред. Б.А. Рыбакова ; вып. El-55 1.).

60. Колчин 1972 Колчин Б.А. Дендрохронология Новгорода // Проблемы абсолютного датирования в археологии. - М. : Наука, 1972.-С. 113-116.

61. Колчин 1979 Колчин Б.А. Дендрохронологические шкалы Новгорода и Белоозера // Дендроклиматические шкалы Советского Союза.-Каунас, 1979.-Ч. 1.-С. 82-101.

62. Колчин Б.А. 1982. Колчин Б.А. 1982. Хронология новгородских древностей // Новгородский сборник : 50 лет раскопок Новгорода. -М., Наука, 1982. С. 156-177.

63. Колчин, Битвинскас 1972 Колчин Б. А., Битвинскас Т.Т. Современные проблемы дендрохронологии // Проблемы абсолютного датирования в археологии. - М.: Наука, 1972. - С. 80-92.

64. Колчин, Рыбина 1982 Колчин Б.А., Рыбина Е.А. Раскоп на улице Кирова // Новгородский сборник : 50 лет раскопок Новгорода. - М., Наука, 1982.-С. 178-238.

65. Колчин, Хорошев 1978 Колчин Б.А., Хорошев А.С. Михайловский раскоп//Археологическое изучение Новгорода.-М, 1978. -С. 135-196.

66. Колчин, Хорошев, Янин 1981 Колчин Б.А., Хорошев А.С., Янин B.JL Усадьба новгородского художника XII в. : Усадьба Олисея Гречина. - М.: Наука, 1981. - 168 с.

67. Колчин, Черных 1977 Колчин Б.А., Черных Н.Б. Дендрохронология Восточной Европы : (Абсолютные дендрохронологические шкалы с 788 по 1970 гг.). - М.: Наука, 1977. - 128 с.

68. Колчин, Черных 1978 Колчин Б.А., Черных Н.Б. Ильинский раскоп (стратиграфия и хронология) // Археологическое изучение Новгорода. - М.: Наука, 1978. - С. 57-116.

69. Колчин, Черных 1981 Колчин Б.А., Черных Н.Б. Дендрохронологическая шкала второй половины I тысячелетия. По материалам Приладожского и Приильменского регионов // Дендроклиматологические шкалы Советского Союза. - Каунас, 1981. -Ч. 2.-С. 50-63.

70. Кулакова 2001 Кулакова М.И. Динамика застройки Пскова X-XVII вв. по данным археологии, дендрохронологии и письменных источников : автореф. дис. . канд. ист. наук. - Псков, 2001.

71. Кушнир 1975 Кушнир И.И. К топографии древнего Новгорода // СА. - 1975. -№ 3.

72. Лапшин 2005 Лапшин В.А. Хронологическая шкала Новгорода и проблемы хронологии средневековой Твери // Вестник Новгородского государственного университета им. Ярослава Мудрого. Сер.: Гуманитарные науки. - 2005. - № 33.

73. Лотова, Тимонин 1997 Лотова Л.И., Тимонин А.К. Определение древесных пород по анатомическим признакам древесины и коры. -М., 1997. -С. 39.

74. Марков, Марсадолов, Мецхваришвили 1987 Марков Ю.Н., Марсадолов Л.С., Мецхваришвили Р.Я. Комплексный метод абсолютного датирования // Временные и пространственные изменения климата и годичные кольца деревьев. - Каунас, 1987. -4.3.-С. 56-73.

75. Мифы «новой хронологии» 2001 Мифы «новой хронологии» : материалы конференции на историческом факультете МГУ имени М.В. Ломоносова (Москва, 21 декабря 1999 г.) - М. : Русская панорама, 2001. - 296 с.

76. Новгородская первая летопись 1950 Новгородская первая летопись старшего и младшего изводов. - М.-Л., 1950. - 640 с.

77. Новгородский сборник 1982 Новгородский сборник : 50 лет раскопок Новгорода / под ред. Б.А. Колчина и В.Л. Янина. - М. : Наука, 1982.-336 с.

78. Носов 1990 Носов Е.Н. Новгородское (Рюриково) городище. - Л. : Наука, 1990.-216 с.

79. Пежемский 1998 Пежемский Д.В. Погребения Троицкого XI раскопа // ННЗ : (материалы науч. конф., Новгород, 27-29 янв. 1998). -Новгород, 1998.-Вып. 12.-С. 138-153.

80. Петров 1993 Петров Д.А. О звоннице Софийского собора в Новгороде // Новгородские древности. Архив архитектуры. - М, 1993. -Вып. 4.-С. 70-95.

81. Петрова 1995 Петрова JI.H. О культурном слое Новгородского кремля // НИС. - СПб., 1995. - Вып. № 5 (15). - С. 18-24.

82. Петрова, Трояновский 1995 Петрова Л.И., Трояновский С.В. Сводный план раскопов, шурфов и участков наблюдений за земляными работами на территории Новгородского кремля // НИС. - СПб., 1995. -№5 (15).-С. 25-75.

83. Петрова, Анкудинов, Попов 2001 Петрова Л.И., Анкудинов И.Ю., Попов В.А. Микротопоним «Труба» и его локализация на плане Новгорода //ННЗ : (материалы науч. конф.) Новгород, 23-25 янв. 2001. -Великий Новгород, 2001.-Вып. 15.-С. 145-152.

84. Петрова, Анкудинов, Фирсова 2000 Петрова Л.И., Анкудинов И.Ю., Фирсова Н.Д. О культурном слое Новгорода второй половины XV-XVII вв. // ННЗ : (материалы науч. конф.) Новгород, 25-27 янв. 2000. -Великий Новгород, 2000. - Вып. 14. - С. 71-80.

85. Петрова, Анкудинов, Попов, Силаева Петрова Л.И., Анкудинов И.Ю., Попов В.А., Силаева Т.В. Топография пригородных монастырей Новгорода Великого 2000 // НИС. 800-летию Нередицы посвящается. - СПб. : Дмитрий Буланин, 2000. - Вып. 8 (18). - С. 95-157.

86. Полное собрание русских летописей. 1841-1995. T.I-XLI. СПб.; Пг.; Л.;М.

87. Правда Русская 1940 - Правда Русская / под ред. акад. Б.Д. Грекова. - M.-J1. : Изд. Академии Наук СССР, 1940. - Т. 1. -506 с.

88. Рейнолдс 1999 Рейнолдс Э. Изучение построек древнего Новгорода: Пробное исследование британских археологов на Троицком раскопе в 1998 г. // ННЗ : (материалы науч. конф.) Новгород, 26-28 янв. 1999 г. - Новгород, 1999. - Вып. 13. - С. 83-88.

89. Рудаков 1964 Рудаков В.Е. К вопросу о методах дендрохронологического анализа // СА. - 1964. - № 2. - С. 79-86.

90. Рыбаков 1959 Рыбаков Б.А. К вопросу о методике определения хронологии новгородских древностей // С А. - 1959. - № 4. - С. 82106.

91. Рыбаков 1961 Рыбаков Б.А. Что нового вносит в науку статья А.В. Арциховского «О новгородской хронологии»? // С А. - 1961. -№2.-С. 141-163.

92. Рыбина 1978 Рыбина Е.А. Археологические очерки истории новгородской торговли X-XIV вв. - М.: Изд-во МГУ, 1978. - 167 с.

93. Рыбина 2001 Рыбина Е.А. Торговля средневекового Новгорода : Историко-археологические очерки. - Великий Новгород, 2001. - 390 с.

94. Сорокин 1995 Сорокин А.Н. Благоустройство древнего Новгорода. -М., 1995.- 128 с.

95. Степанов 1997 Степанов A.M. Исследования 1996 г. на Славне // ННЗ : (материалы науч. конф., Новгород, 28-30 янв. 1997 г.). -Новгород, 1997.-Вып. И.-С. 19-25.t

96. Степанов 1998 Степанов A.M. Работы на Андреевском П раскопе в Новгороде // ННЗ : (материалы науч. конф., Новгород, 27-29 янв. 1998).-Новгород, 1998.-Вып. 12.-С. 14-21.

97. Степанов, Соловьев 2000 Степанов A.M., Соловьев Д.И. Работы на Андреевском II раскопе в сезоне 1999 г. // ННЗ : (материалы науч.конф.) Новгород, 25-27 янв. 2000. Великий Новгород, 2000. - Вып. 14.-С. 21-23.

98. Стравинскене 1989 Стравинскене В.П. Дендрохронологический банк Советского Союза. - Каунас, 1989.

99. Тарабардина 2000 Тарабардина О.А. Работы на Посольском раскопе в Новгороде в 1999 г. // ННЗ : (материалы науч. конф.) Новгород, 25-27 янв. 2000. - Великий Новгород, 2000. - Вып. 14. - С. 23-31.

100. Тарабардина 2003 Тарабардина О.А. Результаты дендрохронологического анализа построек Андреевских раскопов в Новгороде // ННЗ : (материалы науч. конф., Новгород, 28-30 янв. 2003). - Великий Новгород, 2003. - Вып. 17. - С. 176-186.

101. Тарабардина 2004 Тарабардина О.А. Посольский раскоп 1999 года в Новгороде: стратиграфия, хронология, атрибуция комплексов // Новгородские чтения-2. - Великий Новгород, 2004. - С. 234-245.

102. Тарабардина 2005. Тарабардина О.А. Дендрохронологические исследования в Новгороде в 1995-2004 гг. // Археология и естественнонаучные методы. М., 2005. - С. 82-91.

103. Тарабардина 2005а Тарабардина О.А. Строительная древесина в средневековом Новгороде (по материалам Троицких XI и XII раскопов)// ННЗ : (материалы науч. конф., Великий Новгород, 18-20 янв. 2005. - Великий Новгород, 2005. - Вып. 19. - С. 133-145.

104. Тарабардина 2006 Тарабардина О.А. Итоги дендрохронологического исследования сооружений Никитинского раскопа в Великом Новгороде // ННЗ: (материалы науч. конф., Великий Новгород, 18-20 янв. 2006. - Великий Новгород, 2005. -Вып. 20,-С. 30-46.

105. Тарабардина, Степанов, Сорокин 2004 Тарабардина О.А., Степанов A.M., Сорокин А.Н. Деревянные водоотводные каналы средневекового Новгорода // ННЗ : (материалы науч. конф.) Новгород, 27-29 янв. 2004. - Великий Новгород, 2004. - Вып. 18. - С. 220-232.

106. Торопова, Тарабардина 1997 Торопова Е.В., Тарабардина О.А. К вопросу о топографии Плотницкого конца в Новгороде // Прошлое Новгорода и Новгородской земли. - Новгород, 1997. - С. 38-40.

107. Трояновский 1998 Трояновский С.В. О некоторых результатах раскопок в Новгородском кремле в 1992-96 гг. // ННЗ : (материалы науч. конф., Новгород, 27-29 янв. 1998). - Новгород, 1998. - Вып. 12. -С. 58-70.

108. Трояновский 2000 Трояновский С.В. Раскоп на Добрыне улице // ННЗ : (материалы науч. конф.) Новгород, 25-27 янв. 2000. - Великий Новгород, 2000. - Вып. 14. -С. 10-21.

109. Трояновский С.В., Корчагина JI.A. 1996. Раскопки в Новгородском кремле в 1995 году // ННЗ : (материалы науч. конф., Новгород 23-25 янв. 1996 г.).-Новгород, 1996.-Вып. 10.-С. 8-17.

110. Трояновский, Корчагина, Стеценко 1997 Трояновский С.В., Корчагина J1.A., Стеценко Н.К. Раскопки на Владычном дворе Новгородского кремля // ННЗ : (материалы науч. конф., Новгород, 28-30янв. 1997 г.).-Новгород, 1997.-Вып. 11. - С. 12-19.

111. Урьева 1989 Урьева А.Ф. Дендрохронология мостовых Троицкого раскопа в Новгороде // Естественнонаучные методы в археологии. -М., 1989.-С. 214-227.

112. Урьева 1994 Урьева А.Ф. Дендрохронологический анализ памятников архитектуры Новгорода и Новгородской области // Новгородские археологические чтения. - Новгород, 1994. - С. 112117.

113. Урьева 1994а Урьева А.Ф. Дополнение к статье М.Х. Алешковского // ННЗ : (материалы науч. конф., Новгород, 26-28 янв. 1994 г.). - Новгород, 1994. - Вып. 8. - С. 127-129.

114. Урьева, Черных 1983 Урьева А.Ф., Черных Н.Б. Дендрохронологическое изучение дерева из раскопок Пскова // Археологическое изучение Пскова. - М.: Наука, 1983. - 232 с.

115. Урьева, Черных 1995 Урьева А.Ф., Черных Н.Б.  Дендрошкалы  Новгорода: опыт компьютерной обработки // ННЗ : (материалы науч. конф., Новгород, 24-26 янв. 1995 г.). - Новгород, 1995. - Вып. 9. -С. 106-114.

116. Фараджева 1998 Фараджева Н.Н. Пятистенные срубные постройки древнего Новгорода. Проблемы их сложения и эволюции: (по материалам Троицкого раскопа). // ННЗ : (материалы науч. конф., Новгород, 27-29 янв. 1998). - Новгород, 1998. - Вып. 12.- С. 70-82.

117. Фараджева 1998а Фараджева Н.Н. Срубно-столбовые постройки середины XI в., открытые на Троицком XI раскопе в 1997 г. // ННЗ : (материалы науч. конф., Новгород, 27-29 янв. 1998). - Новгород, 1998.-Вып. 12.-С. 127-132.

118. Фараджева 1999 Фараджева Н.Н. Древнейшие постройки Троицкого XI раскопа. // ННЗ : (материалы науч. конф.) Новгород, 26-28 янв. 1999 г. - Новгород, 1999. - Вып. 13. - С. 89-99.

119. Фараджева 2000 Фараджева Н.Н. Типология и эволюция срубных построек древнего Новгорода // ННЗ : (материалы науч. конф.) Новгород, 25-27 янв. 2000. - Великий Новгород, 2000. - Вып. 14. -С. 80-99.

120. Фараджева 2003 Фараджева Н.Н. Каталог деревянных сооружений, открытых на Троицком раскопе: структура и методика. // ННЗ : (материалы науч. конф., Новгород, 28-30 янв. 2003). - Великий Новгород, 2003.-Вып. 17.-С. 187-194.

121. Фараджева 2007 Фараджева Н.Н. Срубные постройки древнего Новгорода: вопросы сложения и эволюции // РА. - 2007. - № 1. -С.115-125.

122. Хатер 1999 Хатер Д. Использование дерева в Средневековом Новгороде. Предварительные результаты // ННЗ : (материалы науч. конф.) Новгород, 26-28 янв. 1999 г. - Новгород, 1999. - Вып. 13. -С. 46-57.

123. Хорошев 1978 Хорошев А.С. Раскопы южной части Плотницкого конца // Археологическое изучение Новгорода. - М., 1978. - С. 174— 196.

124. Хорошев 1982 Хорошев А.С. Новые материалы по археологии Неревского конца // Новгородский сборник : 50 лет раскопок Новгорода. - М., Наука, 1982. - С. 239-268.

125. Хорошев 1997 Хорошев А.С. Новгородские усадьбы X-XV вв. // Славянский средневековый город. Труды VI Международного Конгресса славянской археологии. М., 1997. - Т. 2. - С. 411-425.

126. Хорошев 1997а Хорошев А.С. Новгородские усадьбы и система городского землевладения по археологическим данным // ННЗ :материалы науч. конф., Новгород, 28-30 янв. 1997 г.). Новгород, 1997.-Вып. 11. - С. 37-41.

127. Черных, Черных 2006 Черных Е.Н., Черных Н.Б. Дендрохронология и радиоуглеродное датирование в археологии // Вагнер Г.А. Научные методы датирования в геологии, археологии и истории /под ред. M.JI. Городецкого. М. : Техносфера, 2006. - С. 463-502.

128. Черных 1965 Черных Н.Б. Абсолютная дендрохронологическая шкала древнего Белоозера // Археология и естественные науки. М., 1965.-С. 86-90.

129. Черных 1972 Черных Н.Б. Дендрохронология средневековых памятников Восточной Европы // Проблемы абсолютного датирования в археологии. - М.: Наука, 1972. - С. 93-112.

130. Черных 1985 Черных Н.Б. Дендрохронология древнейших горизонтов Ладоги (по материалам Земляного городища) // Средневековая Ладога. - Л.: Наука, 1985. - С. 76-80.

131. Черных 1985а Черных Н.Б. Дендрохронология Ладоги (раскоп в районе Варяжской улицы) // Средневековая Ладога. - Л. : Наука, 1985.-С. 117-122.

132. Черных 1989 Черных Н.Б. Хронология и стратиграфия нижних горизонтов Староладожского земляного городища по данным дендрохронологического анализа // Естественнонаучные методы в археологии. М., 1989. -С. 201-213.

133. Черных 1989а Черных Н.Б. Опыт корреляции дендрохронологических и палеоклиматических данных XII-XIV вв. // Естественнонаучные методы в археологии. - М., 1989. - С. 193-200.

134. Черных 1992 Черных Н.Б. Историческая интерпретация данных дендроанализа: по материалам памятников Восточной Европы // ННЗ: (тез. науч. конф.). - Новгород, 1992. - Вып. 5. - С. 77-81.

135. Черных 1996 Черных Н.Б. Дендрохронология и археология. - М. : Nox, 1996.-216 с.

136. Черных, Карпухин 2001 Черных Н.Б., Карпухин А.А. Некоторые результаты дендрохронологического анализа образцов древесины из раскопок в Торжке (по материалам Воздвиженских раскопов) // КСИА. - М., 2001. - Вып. 212. - С. 43-50.

137. Черных, Карпухин 2006 Черных Н.Б., Карпухин А.А. Застройка «Старого города Кирилло-Белозерского монастыря по данным дендроанализа (Успенский монастырь) // РА. - 2006. - № 2. - С. 148— 156.

138. Шаповалова, Дубровин 2000 Шаповалова С.А., Дубровин Г.Е. Дом XII века «на куриных ногах» с Федоровского раскопа // ННЗ : (материалы науч. конф.) Новгород, 25-27 янв. 2000. - Великий Новгород, 2000. - Вып. 14. - С. 195.

139. Шиятов 1972 Шиятов С.Г. Дендрохронология Мангазеи // Проблемы абсолютного датирования в археологии. - М. : Наука, 1972.-С. 119-121.

140. Шиятов 1986 Шиятов С.Г. Дендрохронология верхней границы леса на Урале. -М.: Наука, 1986. - 135 с.

141. Шиятов, Мазепа 1986 Шиятов С.Г., Мазепа B.C. Цикличность радиального прироста деревьев в высокогорьях Урала // Дендрохронология и дендроклиматология. - Новосибирск, 1986. -С. 134-160.

142. Шведов 1892 Шведов Ф.Н. Дерево как летопись засух // Метеорологический вестник. - 1892. - Вып. 5.

143. Янин 1977 Янин B.J1. Очерки комплексного источниковедения. Средневековый Новгород. -М.: Высшая школа, 1977. - 240 с.

144. Янин 1978 Янин B.J1. Тихвинский раскоп // Археологическое изучение Новгорода. - М., 1978. -С. 117-134.

145. Янин 1990 Янин B.JI. Новгородские акты XII-XV вв. Хронологический комментарий. - М.: Наука, 1990. - 384 с.

146. Янин 1998 Янин B.JI. Я послал тебе бересту. - М. : Языки русской культуры, 1998.-464 с.

147. Янин 1999 Янин B.JI. Планы Новгорода Великого XVII-XVIII вв. -М.: Наука, 1999.-158 с.

148. Янин 2003 Янин B.JI. Новгородские посадники. - М. : Языки славянской культуры, 2003. - 512 с.

149. Янин 2004 Янин B.JI. Средневековый Новгород: Очерки истории и археологии. - М.: Наука, 2004. - 416 с.

150. Янин, Зализняк 2000 Янин B.JI., Зализняк А.А. Новгородские грамоты на бересте (из раскопок 1990-1996 гг.). Палеография берестяных грамот и их внестратиграфическое датирование. - М. : Русские словари, 2000. - Т. 10. - 432 с.

151. Янин, Зализняк 2004 Янин B.J1., Зализняк А.А. Новгородские грамоты на бересте (из раскопок 1997-2000 гг.). - М. : Русские словари, 2004. - Т. 11. - 288 с.

152. Янин, Колчин 1978 Янин В.Л., Колчин Б.А. Итоги и перспективы новгородской археологии // Археологическое изучение Новгорода. -М., 1978.-С. 5-56.

153. Янин, Колчин, Миронова, Рыбина, Хорошев 1978 Янин В.Л., Колчин Б.А., Миронова В.Г., Рыбина Е.А., Хорошев А.С. Новгородская экспедиция // АО 1977 г. - М., 1978. - С. 36-37.

154. Янин, Колчин, Ершевский, Миронова, Рыбина, Хорошев Янин

155. B.Л., Колчин Б.А., Ершевский Б.Д., Миронова В.Г., Рыбина Е.А., Хорошев А.С. Новгородская экспедиция // АО 1980 г. М., 1981.1. C. 37-39.

156. Янин, Колчин, Рыбина, Хорошев Янин В.Л., Колчин Б.А., Рыбина Е.А., Хорошев А.С. Новгородская экспедиция // АО 1983 г. - М., 1985.-С. 39-40.

157. Янин, Зализняк 2001 Янин В.Л., Зализняк А.А. Новгородская Псалтырь - новонайденный кодекс первой четверти XI века // ННЗ : (материалы науч. конф.) Новгород, 23-25 янв. 2001. - Великий Новгород, 2001.-Вып. 15.-С. 47.

158. Янин 2001 Янин В.Л. У истоков новгородской государственности. - Великий Новгород, 2001. - С. 23.

159. Яременко, Тарабардина 1994 Яременко Е.В., Тарабардина О.А. Лукинский раскоп в Новгороде // ННЗ : (материалы науч. конф., Новгород, 26-28 янв. 1994 г.). - Новгород, 1994. - Вып. 8. - С. 11-14.

160. Baillie 1982 — Baillie М. Tree-Ring Dating and Archaeology. London; Canberra: Croom Helm, 1982. - 274 p.

161. Probleme der Mitteleuropaischen Dendrochronologie und naturwissenschaftliche Beitrage zur Talaue der March (hrsg. von Lumir Polacek und Jitka Dvorska) / in der Reihe «Internationale Tagungen in Mikulcice». Brno, 1999. - B. 5. - 236 s.

162. Fritts 1966 Fritts H. Growth-ring of tree, their correlation with climate // Science.- 1966.-V. 154.-N3752.

163. Huber, Holdheide 1942 Huber В., Holdheide W. Jahrringchronologische Untersuchungen an Holzern der bronsezeitischen Wasserburg Buchaw am Federsee // Berichte der Deutschen Botanischen Geselschaft. - Berlin, 1942. -H.5.

164. Schweingruber 1990 Schweingruber F. Mikroskopische Holzanatomie. - 1990.

165. Московский государственный университет им. М.В. Ломоносова

166. Исторический факультет Кафедра археологииу / sjlj На правах рукописи

167. Тарабардина Ольга Альбертовна

168. ДЕНДРОХРОНОЛОГИЯ СРЕДНЕВЕКОВОГО НОВГОРОДА (по материалам археологических исследований 1991-2005 гг.)1. Т. а

169. Специальность 07.00.06 "Археология"

170. Диссертация на соискание ученой степени кандидата исторических наукнаучный руководитель:доктор исторических наук, профессор

171. Хорошев Александр Степанович1. Москва 2007



Научная библиотека диссертаций и авторефератов disserCat http://hghltd.yandex.net/yandbtm?fmode=inject&url=http%3A%2F%2Fwww.dissercat.com%2Fcontent%2Fdendrokhronologiya-srednevekovogo-novgoroda-po-materialam-arkheologicheskikh-issledovanii-19&tld=ru&lang=ru&la=1454396032&tm=1456827169&text=%D0%92%D0%BE%D0%BF%D1%80%D0%BE%D1%81%D1%8B%20%D1%81%20%D0%BD%D0%BE%D0%B2%D0%B3%D0%BE%D1%80%D0%BE%D0%B4%D1%81%D0%BA%D0%BE%D0%B9%20%D0%B4%D0%B5%D0%BD%D0%B4%D1%80%D0%BE%D1%88%D0%BA%D0%B0%D0%BB%D0%BE%D0%B9&l10n=ru&mime=html&sign=12e813da65fbdc884743da3c61da5bb0&keyno=0#ixzz41e4PVwMI

 

http://www.dissercat.com/content/dendrokhronologiya-srednevekovogo-novgo...

Комментарий администрации:  
*** Клон nopasaran (почти дословные дубли комментов), блокирован ***
Аватар пользователя АнТюр
АнТюр(5 лет 1 месяц)(13:27:03 / 01-03-2016)

Ну да. Я изучил этот реферат еще в 2009 г. В этом же году Тарабардина опубликовала полученные данные. На ее статью у меня есть ссылка.

Ну и какие успехи в Новгородской дендрохронологии отражены в этих публикациях? "Плавающую" дендрошкалу дотянули до живых деревьев? Нет. Пока дотянули до землянки 1945 г.

 

Комментарий администрации:  
*** Угроза фашизма преувеличена нерусью... Перегибы не страшны. Русский фашизм должен быть в России в разумных пределах" (с) ***
Аватар пользователя lataragan
Аватар пользователя iktomi
iktomi(2 года 9 месяцев)(13:21:56 / 01-03-2016)

Чиста эмпирически. Смотря в окно на погоду. Вулканы постоянно извергаются. Вон, не так давно даже самолеты нед Европой не летали. Однако погода была везде разная. Где тепло, а где холодно. Каждый год меняется средне годовая температура. Но где тепло, а где холодно. Глобальный маркер - это средняя температура по больнице. Твоя личная температура может с ней не совпадать. Это нормально. Как и то, что маркеры Новгорода могут не совпадать  со средними по палате и с другими контрольными точками. Вон, у нас теплынь, а в Америках морозы стояли. А глобальный маркер типа показывает потепление.

Попахивает подлогом такой метод доказательств.

Аватар пользователя АнТюр
АнТюр(5 лет 1 месяц)(13:25:27 / 01-03-2016)

Неа. Я работаю с глобальными климатическими сигналами, которые проявились в Евразии и Северной Америке. И выделил их не я.

Комментарий администрации:  
*** Угроза фашизма преувеличена нерусью... Перегибы не страшны. Русский фашизм должен быть в России в разумных пределах" (с) ***
Аватар пользователя iktomi
iktomi(2 года 9 месяцев)(13:35:28 / 01-03-2016)

По сути, если разобрать статью на предмет что в ней доказывается. Так это то, что глобальные маркеры проявляются одинаково в любой контрольной точке. И такое доказательство строится на бездоказательном утверждении что хронологию изменили.

А работать вы можете с чем угодно, но выглядит это так. Как подгонка данных под тезис что глобальные маркеры в дендрохронологии совпадают с маркерами в любой контрольной точке.

Аватар пользователя АнТюр
АнТюр(5 лет 1 месяц)(13:40:24 / 01-03-2016)

//////глобальные маркеры в дендрохронологии совпадают с маркерами в любой контрольной точке////

Так и есть. Глобальные климатические сигналы записаны в годовых кольцах деревьев во всем Северном полушарии. Их можно выделить (с некоторой вероятностью).

Комментарий администрации:  
*** Угроза фашизма преувеличена нерусью... Перегибы не страшны. Русский фашизм должен быть в России в разумных пределах" (с) ***
Аватар пользователя good-society
good-society(4 года 1 месяц)(14:10:28 / 01-03-2016)

Задолбал своей брехней.

Аватар пользователя iktomi
iktomi(2 года 9 месяцев)(14:11:14 / 01-03-2016)

Горланова Л.А. Дендроклиматический анализ можжевельника сибирского
Эта реконструкция отражает как глобальные климатические аномалии, связанные с круnными извержениями вулканов, так и региональные аномалии, обусловленные специфическим ходом циркуляции атмосферы над обширными районами Урала и Заnадной Сибири

Каким образом были исключены аномалии? Как вы поняли что это глобальный маркер а не местная аномалия? 

Аватар пользователя АнТюр
АнТюр(5 лет 1 месяц)(14:28:36 / 01-03-2016)

///////Как вы поняли что это глобальный маркер а не местная аномалия?/////

Здесь все просто. Если сигнал проявился в дендроданных Евразии и Северной Америке - то это глобальное климатическое событие. А если сигнал проявился только в кольцах можжевельника Полярного Урала, то это локальное похолодание.  

Комментарий администрации:  
*** Угроза фашизма преувеличена нерусью... Перегибы не страшны. Русский фашизм должен быть в России в разумных пределах" (с) ***
Аватар пользователя iktomi
iktomi(2 года 9 месяцев)(16:20:47 / 01-03-2016)

Вы заранее уверены что это маркер похолодания? Они же разные бывают.

И в этом случае это будет аномалией только можжевельника. Аномалия должна присутствовать во всех видах деревьев этой местности. Если только можжевельника, а в других нет, то это может заболевание какое не затронувшее другие деревья.

Для Новгорода не было региональных климатических аномалий за сотни лет? Если были то когда?

 

 

Аватар пользователя АнТюр
АнТюр(5 лет 1 месяц)(18:14:56 / 01-03-2016)

Я работая с глобальными климатическими сигналами, которые на Полярном Урале и Ямале проявились летними заморозками и длительными понижениями температуры. В других регионах Евразии и Северной Америки они проявились по другому. По свидетельствам часть этих сигналов на Руси проявилась холодным летом.

В можжевельнике выделяют морозобойные кольца. Это индикатор летнего заморозка.

//////Для Новгорода не было региональных климатических аномалий за сотни лет?//////

Формально все угнетения (узкие кольца) в Новгородской дендрошкале - это погодные аномалии. Их годы перечислены в статье. Их десятки. 5 из них связаны с глобальными климатическими сигналами. Остальные - с региональными. 

Комментарий администрации:  
*** Угроза фашизма преувеличена нерусью... Перегибы не страшны. Русский фашизм должен быть в России в разумных пределах" (с) ***
Аватар пользователя Kvazar_Old
Kvazar_Old(3 года 7 месяцев)(13:37:36 / 01-03-2016)

Тут нужна системная работа: международный проект, в рамках которого будет сбор и обмен данными по дендрологическим(и прочим шкалам). Чем больше их будет - тем лучше. ТОгда можно будет выделить: глобальные региональные и местные сигналы(мат аппарат у специалистов по обработке сигналов сильно продвинулся со времен Котельникова, да и технические средства позволяют решать такие задачи на лету). Тогда анализирую сходство и различия сигналов можно будет делать выводу по изменению климата и т.д. Ну и при наличии эталона - перем любую плавающую шкалу и получаем абсолютно достоверный результат.

Аватар пользователя АнТюр
АнТюр(5 лет 1 месяц)(13:43:08 / 01-03-2016)

///////Тут нужна системная работа: международный проект, в рамках которого будет сбор и обмен данными по дендрологическим(и прочим шкалам)./////

На эту тему написаны десятки статей, в том числе и по результатам международных проектов. На избранные статьи у меня есть ссылки.

Комментарий администрации:  
*** Угроза фашизма преувеличена нерусью... Перегибы не страшны. Русский фашизм должен быть в России в разумных пределах" (с) ***
Аватар пользователя good-society
good-society(4 года 1 месяц)(14:52:24 / 01-03-2016)

глобальным короткопериодным климатическим сигналам

"Глобальные" и при этом "короткопериодные" сигналы - такого в природе не бывает профессор

Аватар пользователя АнТюр
АнТюр(5 лет 1 месяц)(15:01:04 / 01-03-2016)

Глобальные - это как минимум для Северной Америки и Евразии, то есть, для Северного полушария. Короткопериодные - это изменение климата в течение от нескольких месяцев (летом) до 2 лет. Извержения вулканов дают короткопериодные климатические сигналы. Среднепериодный климатический сигнал - это МЛП. Длиннопериодный - последняя эпоха оледенения.

Комментарий администрации:  
*** Угроза фашизма преувеличена нерусью... Перегибы не страшны. Русский фашизм должен быть в России в разумных пределах" (с) ***
Аватар пользователя good-society
good-society(4 года 1 месяц)(15:12:38 / 01-03-2016)

Вы можете как угодно их именовать, хоть сверхкороткопериодными, но в реале таких глобальных сигналов не бывает. Короткопериодных (до 2-х лет) в смысле такой периодичности, глобальных извержений вулканов, резких похолоданий и изменений климата в природе не бывает. Дендрошкалы являются локальными

Аватар пользователя АнТюр
АнТюр(5 лет 1 месяц)(15:12:01 / 01-03-2016)

Бывает. Эти сигналы записаны в годовых кольцах деревьев. В 1, 2, 3 или 4. И это факт.

Комментарий администрации:  
*** Угроза фашизма преувеличена нерусью... Перегибы не страшны. Русский фашизм должен быть в России в разумных пределах" (с) ***
Аватар пользователя good-society
good-society(4 года 1 месяц)(15:23:28 / 01-03-2016)

Это похоже на глобальный конец света каждые два года. В виртуале, да, бывает.
Вы под короткопериодностью имеете в виду длительность последствий, а я имею в виду повторяемость неблагоприятных глобальных климатических явлений. Они не повторяются так часто, чтобы по ним можно было построить дендрошкалу. Кольца деревьев формируются под воздействием локальных климатических явлений, а не глобальных.

Аватар пользователя АнТюр
АнТюр(5 лет 1 месяц)(15:21:49 / 01-03-2016)

С 1400 до 1850 гг. я выделил 4 явно глобальных климатических сигнала. Примерно 1 сигнал в 100 лет.

Комментарий администрации:  
*** Угроза фашизма преувеличена нерусью... Перегибы не страшны. Русский фашизм должен быть в России в разумных пределах" (с) ***
Аватар пользователя good-society
good-society(4 года 1 месяц)(15:47:03 / 01-03-2016)

То что вы что-то выделили никак не влияет на наличие Великого Новгорода на Волхве, а не в Ярославле. Ваша теория не подтвердится даже современными данными: спилите по одному 200-летнему дереву в России и в Америке, и сравните их кольца. Вы наглядно увидите всю фейковость вашей теории.

Аватар пользователя АнТюр
АнТюр(5 лет 1 месяц)(15:50:21 / 01-03-2016)

Влияет кардинально. Великий Новгород на Волхове автоматически превращен в Новгород на Волхове, построенные в 18-19 веке около крепости. 

Комментарий администрации:  
*** Угроза фашизма преувеличена нерусью... Перегибы не страшны. Русский фашизм должен быть в России в разумных пределах" (с) ***
Аватар пользователя good-society
good-society(4 года 1 месяц)(16:59:05 / 01-03-2016)

Спилите три дерева в России: в Новгородской области, Красноярском и Хабаровском краях, сравните их кольца и удостоверитесь сами в свое неправоте

Аватар пользователя Kvazar_Old
Kvazar_Old(3 года 7 месяцев)(15:12:33 / 01-03-2016)

А че не так?

Лидеры обсуждений

за 4 часаза суткиза неделю

Лидеры просмотров

за неделюза месяцза год

СМИ

Загрузка...