Он сделал всё, что мог...

Аватар пользователя Вячеслав Чешский

Только тот народ, который чтит своих героев, может считаться великим.

К.К. Рокоссовский 

За трамвайным кольцом на площади Луговой во Владивостоке начинается улица имени Героя Советского Союза Якова Баляева.

Названа она в честь пулемётчика 355-го отдельного гвардейского батальона морской пехоты Якова Илларионовича Баляева, отдавшего свою жизнь в двадцать один год в бою за овладение корейским портом Сейсин, ныне Чхонджин, КНДР, в самом конце Второй Мировой войны.

 


 

До войны

Яков Илларионович Баляев родился 9 июня 1924 года в селе Усть-Кажа (а не Кожа, как сказано в донесении о потерях) Старобардинского, ныне Красногорского, района Алтайского края в семье рабочего.

Рос Яков весёлым, энергичным ребёнком. Хорошо пел, в школе был запевалой в хоре. А позже на всех молодёжных вечеринках принимал участие в художественной самодеятельности.

– Тайга гудела от его песен, – вспоминал его школьный друг Михаил Жданов.

В 1932 году Яков поступил в Албасскую начальную школу и в 1936-м окончил четыре класса. Чтобы помочь семье в трудные годы, Яков ходил на охоту со старым отцовским ружьём.

 

 

- Под прииском Чултой в те времена было много дичи, – вспоминал отец Якова Илларион Степанович. - Стрелял сын метко.

Впоследствии ружьё, с которым ходил на охоту Яков, его отец хранил в семье как дорогую память.

Сам Илларион Степанович работал на золотом прииске Албас в Горной Шории. Яков Баляев с детства мечтал стать горняком, и его мечта сбылась. Забойщиком он трудился до начала войны, уже тогда отличившись подвигом.

Однажды на глубине тридцати двух метров в забой неожиданно ворвался удушливый газ, и Яков, задыхаясь сам, вынес на поверхность потерявшего сознание товарища.

«Баляевы работают, как медведи,— шутили приискатели, имея в виду отца Якова – Иллариона Степановича, старшего брата Степана Илларионовича и самого Якова».

 

22 июня 1941 года

День, когда началась Великая Отечественная война, запомнился Якову на всю оставшуюся жизнь. В воскресенье ранним утром приисковые ребята и девчата ушли в горы. Устроили привал у горной реки. Искупавшись в холодной воде, молодёжь набрела на поляну спелой земляники. Яков, собирая ягоду, протянул руку к роскошному кустику, но инстинктивно отдёрнул её: из-за ягод торчала голова гадюки...

Кустик спелой земляники и змеиная голова! Увиденное поразило своим несоответствием. Под вечер, возвращаясь домой, путешественники вышли на дорогу, шофёр встречной машины бросил им слова, полные тревоги:

– Слыхали? Фашисты напали! Война!..

Машина скрылась за поворотом, а юноши и девушки растерянно молча стояли у пустынной дороги. И тогда Якову впервые представилась фашистская свастика в виде счетверённых живых змеиных голов...

Он не раз вспоминал о той роковой случайности в воскресный день: о встрече гадюки под кустом земляники и начале войны с фашистами…

Как и все приисковые ребята, Баляев рвался на запад, на фронт. Неоднократно ходил в военкомат и райком комсомола. «Стреляю отлично, прошу направить на фронт», – писал в заявлении Баляев. Но призвали его лишь через год, в 1942-м, когда ему исполнилось восемнадцать лет. Направили не на фронт, куда он так стремился, а в противоположную сторону – на восток.

Провожая в армию сына, отец напутствовал Якова:

– Служи верно и хорошо, так же, как мыл золотишко.

 

На Тихом океане

Попал Баляев на Тихоокеанский Флот в морскую пехоту. Здесь он прошёл школу боевой выучки, показал себя дисциплинированным, умелым бойцом по всем видам подготовки. На стрельбище, в походах по пересечённой местности за Яшей, так его любовно называли товарищи, нелегко было угнаться. На учениях он в нужный момент умел подавлять в себе страх и, встав во весь рост в тесном окопчике, бросал гранаты под гусеницу «японского танка», на стрельбище поражал очередями из пулемёта и автомата появляющиеся в разных местах мишени. В рукопашном бою Баляев мог использовать как оружие любой предмет, оказавшийся под рукой.

Красноармеец Баляев служил пулемётчиком в 355-м отдельном батальоне морской пехоты Шкотовского сектора береговой обороны. В период службы он неоднократно писал рапорты об отправке на фронт в действующую армию, но каждый раз получал отказ.

Рядом был враг, готовый в любой момент ударить в спину, — милитаристская Япония. Тогда никто не знал, чего можно ожидать от японцев, которые, как и немцы, имели обыкновение нападать без объявления войны.

 

На войне

В ночь на 14 августа 1945 года корабли с первым эшелоном десанта 355-го отдельного батальона морской пехоты Тихоокеанского Краснознамённого Флота, ждавшие приказа в открытом море, взяли путь на корейский город Сейсин. Им предстояло высадиться в порту, захватить его и удерживать до подхода основных сил.

После высадки десанта в Сейсине Баляев был включён в разведгруппу, которая получила задание обеспечить продвижение первой роты. Разведчики шли по направлению мыса Колокольцева. На восточной окраине города наткнулись на здание тюрьмы.

Уничтожив стражу, они освободили из тёмных застенков узников-корейцев. Перед освободителями стояли люди-скелеты с заломленными за головой руками и скованные цепями. В одной из камер содержались полуголые женщины, некоторые с детьми, уже неспособные передвигаться от голода.

Рота штурмовала высоту 182.9. Японцы шквальным огнём отсекали атакующих русских разведчиков. Баляев, находившийся в первых рядах разведгруппы, подавлял пулемётным огнём огневые точки противника, расчищая путь себе и товарищам.

В один из этапов боя понадобилось засечь огневые точки противника. В разведку отправилось отделение старшего сержанта Фёдора Цветкова. На обратном пути оно оказалось в окружении. Выручать боевых друзей отправился Яков Баляев.

Маскируясь и часто меняя позицию, он пулемётным огнём заставлял самураев укрываться, давая возможность товарищам по одному выходить из окружения. Спаслись все, лишь два человека получили лёгкие ранения. Бойцы понимали, что вернулись живыми, потому что пулемётчик Яков Баляев совершил подвиг. А могли остаться там, между сопок, все без исключения.

 

Гибель героя

На завершающем этапе боя за высоту 182.9 Баляев в одиночку провёл разведку позиций противника, а вернувшись, попросил командира поставить его в первые ряды в атакующей цепи.

Как вспоминали сослуживцы, гранатами и пулемётным огнём Яков гасил одну за другой огневые точки противника. Он был уверен, что ещё один успешный бросок – и морпехи-тихоокеанцы захватят высоту. Во время очередной перебежки пуля обожгла левую ногу Якова, но пулемётчик продолжал бой.

Во время смены очередного расстрелянного диска на новый японцы приблизились к пулемётчику вплотную. И тогда Яков схватил пулемёт за раскалённый ствол и стал бить им японцев, как бьют обыкновенной дубиной, направо и налево по звенящим каскам врага. Рукопашную схватку прервала пуля, пробившая грудь Якова Баляева.

«Всё, что мог, братки, сделал, бейте врага до победы», – сказал, умирая на руках товарищей, Баляев.

Так шагнул в бессмертие обыкновенный русский парень, морской пехотинец, воин-интернационалист Яков Баляев. В том, что противнику в этой схватке пришлось отступить, большая заслуга принадлежит смелому и умелому пулемётчику.

 

Память

Указом Президиума Верховного Совета СССР от 14 сентября 1945 года за образцовое выполнение боевых заданий командования на фронте борьбы с японскими милитаристами и проявленные при этом отвагу и геройство красноармейцу

Якову Илларионовичу Баляеву

было посмертно присвоено звание Героя Советского Союза. Награждён орденом Ленина (посмертно).

 

 

 

Прах Якова Илларионовича Баляева покоится в братской могиле на сопке Комальса, за которую проливал кровь и погиб 15 августа 1945 года отважный пулемётчик, где благодарные корейцы создали мемориальный комплекс советским воинам-освободителям.

Имя Баляева было навечно занесено в списки родной части.

Во Владивостоке на острове Русском установлен обелиск, где есть фамилия Героя Советского Союза Якова Илларионовича Баляева, а на улице его имени – мемориальная доска. Его фамилия есть на мемориальных плитах в городе Фокино, в прошлом село Промысловка, где базировался 355-й отдельный гвардейский батальон морской пехоты Тихоокеанского Флота.

 

 

Средне-Невским судостроительным заводом в Санкт-Петербурге (входит в АО «Объединённая судостроительная корпорация») был построен и 29 февраля 2020 года был спущен на воду новейший корабль противоминной обороны проекта 12700 «Яков Баляев».

Имя Героя присвоено Таштагольской школе-интернату в Кемеровской области, во дворе которой сооружён памятник.

 

 

Автор памятника – учитель изобразительного искусства школы Александр Сергеевич Тюрпеков. Его же усилиями в школе создан музей Героя Советского Союза Якова Илларионовича Баляева.

Учительница школы-интерната Валентина Владимировна Плотникова написала стихи «Мой идеал», которые были положены на музыку И.А. Сороколетова и стали песней:

У нашей школы памятник стоит,

Стоит моряк в суровой тишине.

И каждый раз со мною говорит

Солдат, погибший на войне.

 

Галина Шайкова

Авторство: 
Копия чужих материалов

Комментарии

Аватар пользователя Mag
Mag(2 года 7 месяцев)

Спасибо, камрад. Вечная слава Герою!

Аватар пользователя Вячеслав Чешский

Пожалуйста, камрад! Вечная светлая память нашему герою! Земля пухом...

Аватар пользователя kolos
kolos(2 года 5 месяцев)

Хорошо, что память о Герое сохраняется.

Молодцы и корейцы, что чтут и помнят тех, кто помогал освобождать их Родину от захватчиков.

Герою Якову Баляеву светлая, вечная память.

Спасибо, камрад.

Аватар пользователя Вячеслав Чешский

Серьёзный какой взгляд у Якова Илларионовича Баляева в юности, надёжный был человек и солдат надёжный. А корейцы с монголами с большим пиететом относились к памяти советских воинов...сейчас, правда, не знаю так ли это, и до сего времени дело обстоит, но будем надеяться, что память они поддерживают и помнят крепко сложные для них русские имена и фамилии...

Вечные Честь и Слава нашему герою Якову Илларионовичу Баляеву! Вечная светлая память...

Всегда пожалуйста, камрад!