Вход на сайт

МЕДИАМЕТРИКА

Облако тегов

Северный клин «Тайфуна» (2-3 октября 1941г), журнальный вариант

Аватар пользователя aldr

автор Александр Милютин
От автора
Статья опубликована в журнале "Военно-исторический архив" №11 за 2015г. Однако с момента отправки статьи в редакцию в августе появились дополнительные материалы, которые учтены в этой публикации. Также изменен вид ссылок на сайт "Память народа", т.к. ссылочный аппарат сайта оказался крайне неудачным.

Предисловие
Вяземская оборонительная операция (2-13 октября 1941), известная также как Вяземский котел, который являлся начальным этапом генерального наступления на Москву под кодовым названием «Тайфун»
Немецкая группа армий «Центр» двумя клиньями прорвала оборону Западного и Резервного фронтов и окружила большое количество частей Красной армии.
Северный клин вбивала 3-я танковая группа (Тгр) Гота севернее автострады Смоленск – Москва, южный – 4-я Тгр Гёпнера, наступавшая в стыке между Резервным и Брянским фронтами. Кольцо окружения было замкнуто в районе Вязьмы 7 октября.
В отечественной историографии неоднократно предпринимались попытки анализа причин произошедшей катастрофы. Среди прочих назывались подавляющий перевес в живой силе и технике противника, недостоверные данные разведки, отсутствие времени для подготовки оборонительных сооружений, несвоевременный выход резервов на направление главного удара противника и прочие.

В предлагаемой статье рассматриваются следующие вопросы:
- Было ли время для подготовки оборонительных рубежей Западного и Резервного фронтов на Бельском и Канютинском направлениях и какова была степень готовности системы заграждений и оборонительных сооружений?
- Насколько были достоверны данные, полученные разведками обеих сторон?
- Какое преимущество в живой силе и технике имел противник?
- Своевременно ли вышли резервы ЗапФронта на направление главного удара противника?
- Как в действительности развивались события на фронте наступления 3-й Тгр 2 и 3 октября?
В статье использованы документы из российских и зарубежных архивов, а также названа и обоснована действительная причина «прорыва» танков противника на Канютинском направлении до Днепра.
Выражаю признательность С.А.Герасимовой и, особенно, Л.Н. Лопуховскому за ценные замечания в процессе работы над рукописью.

1. О готовности системы заграждений и оборонительных сооружений Западного и Резервного фронтов на Бельском и Канютинском направлениях
С конца июня до начала октября 1941г в полосе обороны фронта Резервных армий (впоследствии Резервного фронта) была создана полоса заграждений, равноценная на всех направлениях: Осташковском, Нелидово-Ржевском, Бельско-Сычевском, Канютино-Сычевском, Вяземском, Дорогобужском. Основная линия обороны (Ржевский и Вяземский укрепрайоны, состоявшие из нескольких рубежей в разной степени готовности) проходила от Осташкова по левому берегу Волги, далее через пос. Оленино к верховьям Днепра и затем по левым берегам рек Немощенки и Днепра до Дорогобужа.
Полоса заграждений при этом распространялась до тылового района Западного фронта. Еще до конца июля были подготовлены к разрушению все мосты на основных дорогах, а на второстепенных дорогах они были разрушены. Например, на Канютино-Сычевском маршруте, от р.Вопи до р.Днепр к 27 июля были подготовлены к разрушению 14 мостов [1].
На Схеме 1 показаны мосты, подготовленные к уничтожению, лесные завалы, эскарпы и пр. Там же показан путь танковой бригады 56-го корпуса 2-3 октября.

Схема 1. Инженерное оборудование местности на Канютинском направлении Армейского оборонительного района на 27.07.1941 (фрагмент) [2]

В полосе обороны 30-й армии работы были начаты согласно приказу №057 от 05.09.41 [3]. Уже к 21 сентября система обороны была в основном готова.
Оборонительная полоса 250-й сд включала в себя 7 узлов сопротивления на батальон, эшелонированных в глубину. Назначение – не допустить прорыва танков противника с запада и юго-запада на г. Белый. Все мосты были подготовлены к разрушению, на дорогах заложены фугасы. На Схеме 2 показаны рубежи обороны 250-й сд и частично 242-й и 162-й сд, а также направления наступления 56-го и 5-го корпусов 2 октября и 6-го и 41-го корпусов 2-4 октября (указаны соотношения сил в личном составе и артиллерии пехотных частей, см. таблицу 1).

Схема 2. Оборонительные рубежи Западного фронта по состоянию на 15.09.1941 (фрагмент) [4]

Оборонительная полоса 242-й сд включала в себя 9 узлов сопротивления: 4 – в первой линии и 5 – во второй. Назначение – не допустить прорыва пехоты и танков противника с юга на г. Белый и с запада на Канютино. Все мосты, переправы и гати на р.Осотне были подготовлены к разрушению. В районе Лелимово на р.Осотне подготовлена плотина для подтопления поймы. В районе Сторожок подготовлена ложная переправа с демаскирующими признаками.
Полоса 162-й сд состояла из 6 узлов сопротивления: 5 – в первой линии и 1 – во второй. Оборонительная полоса второго эшелона в районе Кропивни на картах не обозначена, однако она была подготовлена и в документах описана. Глубина противотанковой обороны 162-й сд – до 6 км, а с учетом района Кропивни и 251-й сд – 20-22 км. Назначение – не допустить прорыва пехоты и танков противника с запада на Канютино. В районе Погорелицы на р.Вотре подготовлена плотина для подтопления поймы.
Подробные данные о проведенных работах указаны в докладе от 21 сентября [5]. К этому же времени были закончены инженерные работы по оборудованию основных огневых позиций (ОП) и наблюдательных пунктов (НП) артиллерии. В дальнейшем шло усовершенствование инженерных сооружений, подготовка запасных ОП и НП и улучшение маскировки боевых порядков. Орудиям всех калибров, в т.ч. стоящим на закрытых ОП, была поставлена задача быть готовыми стрелять по танками противника прямой наводкой.
251-я сд создала противотанковые и противопехотные заграждения с устройством минных полей, завалов, проволочной сети и МЗП (мало заметных препятствий) по восточным берегам рек Кокоши и Вопи к 30 сентября. В расположении дивизии находился отряд особого назначения (подрывники), в готовности к разрушению мостов [6].
На Сычевском направлении было сооружено, кроме уже указанных, не менее 10 плотин для подтопления местности [7]. а также большое количество других видов заграждений и всех видов оборонительных сооружений [8].
Мною подсчитано, что на Бельском и Канютинском направлениях при создании минно-взрывных заграждений было использовано более 40 000 мин, фугасов, мин замедленного действия, МЗП [9]. Впоследствии эти данные были подтверждены сообщением штаба 3-й Тгр о 37 574 снятых минах [10]. Здесь надо учесть, что для танков противника плохие дороги и минирование не являлись существенным препятствием. Основным препятствием для танков были разрушенные мосты через реки, которые невозможно было преодолеть вброд и взорванные гати через непроходимые болота.
Еще в середине июля 1941г. были отданы приказы о необходимости разрушения всех искусственных сооружений (мостов, гатей и пр.) как перед наступающими танками противника, так и после их прорыва через линию обороны. Были назначены ответственные командиры на основных маршрутах. Согласно этим приказам время подрыва мостов на основных маршрутах самостоятельно определял выделенный командир штаба армии [11, 12, 13].
Таким образом, оборонительные рубежи Западного и Резервного фронтов были готовы к отражению наступления противника.

2. Разведданные и планы сторон к 1 октября
План обороны ЗапФ, подготовленный штабом фронта и подписанный командующим Коневым 20.09.41 [14], предусматривал действия на всех возможных направлениях по всей ширине фронта, т.к. имевшиеся к этому моменту данные разведки не позволяли сделать вывод о предпочтительности какого-либо направления.
Однако уже с 22 сентября стали поступать разведданные о подводе новых частей к фронту обороны 30-й и 19-й армий. Так 24 сентября штаб 30-й армия информировал [15]:
«В течение 23.9.41 установлено движение из района Сафоново, Дубовица на Воронцово (дорога Духовщина – Белый, район сосредоточения 1-й тд, А.М.) значительного количества танков и автомашин противника.
Командующий 30 армией приказал:
1. Немедленно привести в полную боевую готовность средства противотанковой обороны, обратив особое внимание на танкодоступные направления.
2. В течение ночи подготовить и с рассветом 24.9.41 заминировать все танкодоступные направления»
Вероятность действий мотомехсил противника на фронте армии была ранжирована так [16]:
1. хутора Ново-Высокие, Крутилово, Канютино (район обороны 162-й и 251-й сд, А.М.)
2. хутора Ново-Высокие, Терешино, Белый (район обороны 242-й сд, А.М.)
3. менее вероятное, но возможное направление Демехи – Белый (район обороны 250-й сд, вдоль дороги Духовщина – Белый, А.М.)»

24 сентября 30-я армия представила в штаб ЗапФ план обороны, указав [17]:
«Противник, закрепляясь на занимаемых оборонительных рубежах, сосредотачивает против фронта армии силы, превышающие потребности прочной обороны и, очевидно, подготавливает наступательные операции»
25 сентября штаб 30-й армии доложил, что «противник концентрирует мотомехчасти, ведет усиленную воздушную разведку, видимо с целью в ближайшее время перейти в наступление»
Штаб ЗапФ также отметил, что на фронте 19-й армии «противник ведет усиленную воздушную разведку района обороны армии, видимо с целью подготовки наступления»
26 сентября разведка 22-й армии зафиксировала отвод части сил противника для переброски на другие участки. А кавгруппа Доватора доложила, что противник производит перегруппировку сил в юго-западном направлении.
Штаб 30-й армии доложил: «противник усиленно производит воздушную разведку всего армейского района, продолжая подтягивать резервы из глубины», причем наступление ожидалось со дня на день.
27 сентября штаб 30-й армии доложил о сосредоточении до 100 танков противника в районах Бол.и Мал.Фоменки и до 30 танков в районе Чуркино (3 км севернее Фоменки, А.М.) [18], а также запросил воздействия на эти районы бомбардировочной и штурмовой авиацией фронта [19].
28 сентября 3 перебежчика из 789-го ап (251-й сд, А.М.) на допросе показали, что им известно о предстоящем немецком наступлении с применением 300 танков [20].
29 сентября перебежчик из 789-го ап показал, что русская воздушная разведка наблюдала 300 немецких танков на марше. Немецкое наступление ожидается [21].
30 сентября в журнале боевых действий ЗапФ по 30-й армии было записано: «противник накапливает силы и готовит удар, видимо, на фронте 162 сд» [22].
Еще 26 сентября от пленного немецкого летчика была получена информация о большом наступлении, намеченном на 1 октября [23]. Согласно директиве Ставки от 27 сентября [24], была проведена усиленная разведка, которая подтвердила наличие быстрых сил противника перед Западным фронтом в составе 3-4 танковых и 2 моторизованных дивизий. Все эти данные нанесены на отчетную карту штаба ЗапФ на 30 сентября [25].
Таким образом, к 1 октября в распоряжении штаба фронта были достоверные данные о противнике.
В связи с этим Нелидово-Ржевское (29-я армия) и Осташковское направления (22-я армия) были исключены из списка танкоопасных.
Для противодействия противнику на Вяземском и Канютино-Сычевском направлениях был сформирован Резерв фронта в районе Вадино, в который вошли 126-я, 128-я, 143-я, 147-я тбр, 101-я мсд, 45-я кд, 214-я, 134-я и 152-я сд, 2-й дивизион 10-го гвардейского минометного полка (2/10 гмп, 12 установок БМ-13, Катюша [26]). В резерве фронта также были 107-я мсд в Белом и 251-я сд (обе 2 октября были возвращены в 30-ю армию). Эти данные также нанесены на отчетную карту штаба Западного фронта [27].
Из 27-й армии Северо-Западного фронта (СЗФ) передана в 30-ю армию ЗапФ 10-я противотанковая бригада (птабр), которая сосредоточилась на северном берегу р. Осотни в расположении 242-й сд [28]. Там же находилась батарея реактивной артиллерии №30 (4 БМ-13, командир ст.лейтенант Куйбышев).
1 октября из 16-й в 19-ю армию направлен прибывший на фронт в конце сентября 1-й дивизион 10-го гвардейского минометного полка (1/10 гмп, 12 установок БМ-13) [29] в дополнение к батарее №19 (4 БМ-13, командир ст.лейтенант Кун). Чуть раньше, 11-20 сентября, две батареи БМ-13 убыли под Осташков. Это батарея №16 (4 БМ-13, командир ст.лейтенант Денисов) из 19-й армии и батарея Денисенко (3 БМ-13) из 16-й армии [30]. Таким образом, на 1 октября в 16-й и 20-й армиях не было ни одной батареи реактивной артиллерии, которая, как известно, была мощным средством борьбы с наступающей пехотой противника. Поэтому можно утверждать, что на направлениях Ярцево – Вязьма и Кардымово – Дорогобуж командование Западного фронта не ожидало наступления пехотных частей противника.
А если учесть, что 3-я Тгр Гота в июле и августе уже предпринимала танковое наступление на Канютинском направлении, то оно приобретало особое значение.

Какими данными о войсках Западного и Резервного фронтов располагал противник к началу наступления?
Части главной полосы обороны Западного Фронта определены разведкой 3-й Тгр с точностью до батальона, включая отдельные орудия и танки в составе стрелковых дивизий.
Танковые части: 69 и 107-я танковая дивизии (это одна и та же 107-я мсд), танки 30-й, 19-й и 16-й армий [31] (по данным ЗапФ – это 230 танков: 16-я армия – 71, 19-я – 24, 30-я – 8 [32], 107-я мсд – 127 танков [33]). Одним из источников этих данных были пленные и перебежчики. С 31 августа по 1 октября только на фронте 5-го АК зафиксировано 170 пленных и 879 перебежчиков [34].
Таким образом, соотношение сил сторон в танках, определенное 3-й Тгр, составляло примерно 2:1 в пользу наступающей стороны (с учетом танков Т-I в составе 3-й Тгр и танков Т-37-40 в составе ЗапФ).
Важно отметить, что разведке 3-й Тгр не удалось получить данные о танковых частях резерва Западного фронта, несмотря на активную авиаразведку. Поэтому 292 танка 126-й, 128-й, 143-й, 147-й танковых бригад и 101-й мсд в расчет не принимались.
Разведка 3-й Тгр правильно определила, что основная линия обороны построена по восточному берегу Днепра, но ошиблась, считая, что она не занята войсками. Как известно, 1-й рубеж обороны Вяземского укрепрайона занимали войска 49-й армии.
Таким образом немецкая разведка представила командованию неверные данные об обороне Западного и Резервного фронтов.
С учетом того, что не все части 3-й Тгр успели выйти в районы сосредоточения, операция «Тайфун» не могла начаться ранее 2 октября.
Первая цель наступления 3-й Тгр – захватить Глушковскую и Тихановскую переправы на Днепре [35], далее – замкнуть кольцо окружения в районе Вязьмы. Город Белый должна была взять в течение первого дня наступления 1-я тд. По маршруту Духовщина – Белый – Холм-Жирковский планировалось снабжение 3-й Тгр, т.к. дороги на Канютинском направлении были мало пригодны для движения колесной техники.
Не останавливаясь на организации 3-й Тгр [36] отмечу лишь, что ей был придан 8-й авиакорпус, а в составе самой 3-й Тгр действовали 4 эскадрильи тактической разведки: по одной в 6-м и 56-м корпусах и две – в 41-м АК, т.е. на Бельском направлении – 3 эскадрильи, на Канютинском – 1.
41-му и 56-му корпусам были приданы дополнительные армейские части артиллерии, штурмовых орудий и самоходных истребителей танков.

3. Оценка соотношения сил в личном составе и артиллерии 3-й танковой группы и Западного фронта
Необходимость оценки вызвана тем, что танковые части противника не участвовали в боях при прорыве передовой линии на Канютинском направлении.
Попытка проанализировать соотношение сил в личном составе и артиллерии на участке 30-й армии натолкнулась на неожиданное препятствие – полное отсутствие сведений обо всех дивизиях армии, в то время как по большинству дивизий фронта данные есть в полном объеме, в том числе по дивизиям 16-й, 19-й, 20-й армий и Резерва фронта, которые попали в окружение, в отличие от 30-й армии, управление которой в окружение не попало.
Тем не менее, были сделаны оценки, которые заключались в следующем:
1. Личный состав дивизий 30-й армии рассчитан по их укомплектованности, которая по данным Л.Н. Лопуховского на 20 сентября составляла 49-50% [37]. Я считаю, что эта оценка занижена, т.к. если на 20 сентября укомплектованность всех дивизий ЗапФ была 40-50%, то уже к 1 октября она составляла 76% [38]. При этом известно о полученном некоторыми частями 30-й армии пополнении: 1 октября в 107-ю мсд прибыло 2457 человек [39], 30 сентября получила пополнение 250-я сд (нет количественных данных) [40], в 923-й сп 251-й сд прибыло 1000 человек [41]. Но т.к. данные о пополнении разрознены, то, как оценка снизу, были использованы данные Л.Н. Лопуховского.
Исходя из штатной численности стрелковой дивизии 11 634 человек [42] и укомплектованности 50%, личный состав дивизии 30-й армии составлял примерно 5800 человек.
Для оценки численности пехотных дивизий 3-й Тгр использовались фактические данные о составе 26-й пд на 1 октября: боевой состав – 13 105 человек (укомплектованность 78% исходя из штатной численности пехотной дивизии 16801 человек), артиллерия – 154 орудия всех калибров [43]. Причем эти данные использовались для оценки личного состава и вооружения всех пехотных дивизий 3-й Тгр.
Личный состав 244-й сд 19-й армии на 1 октября составлял 8419 человек [44].
Таким образом, по личному составу пехотная дивизия 3-й Тгр превосходила стрелковую дивизию 30-й армии в 2.3 раза (оценка), а 244-ю сд – в 1.6 (фактически).

2. По данным штаба артиллерии ЗапФ количество орудий в 4-х дивизиях 30-й армии (162-я, 242-я, 250-я и 251-я) на 20 и 29 сентября составляло 211 [45] и 268 [46] орудий, соответственно. Пополнение в этот период получили полковая 76 мм и противотанковая 45 мм артиллерия. Артиллерия 107-й мсд в этих данных не учтена.
Количество орудий в полосе обороны стрелковых дивизий 30-й армии на 1 октября было рассчитано на основе данных о плотности огня на 1 км фронта (6.9 ор./км) и ширины фронта (66 км) [47]. Получилось 455 орудий. В таблице указано, что в расчет включены 5 сд с учетом кавгруппы Доватора. Пять сд надо понимать так: 2 кавдивизии засчитаны как одна стрелковая плюс 4 сд (162-я, 242-я, 250-я и 251-я, т.к. 251-я сд не упомянута в резерве фронта). В кавгруппе Доватора на 28 сентября было всего 20 орудий, в том числе 7 – 76 мм и 13 – 45 мм [48]. Т.е. на долю 4-х дивизий 30-й армии остается 435 орудий. Эти данные неверны, т.к. целиком заполненные штаты 4-х стрелковых дивизий и артиллерии усиления (392-й, 542-й кап и 871-й ап пто) в сумме дают лишь 348 орудий. Причина превышения установлена, она заключалась в том, что цифра 6.9 ор./км была получена исходя из ширина фронта 41 км, и перенесена в таблицу, где ширина фронта указана 66 км. Таким образом, количество орудий было всего 283, а не 455. За вычетом 20 орудий группы Доватора в 4-х дивизиях 30-й армии было 263 орудия, что составляет 66 орудий на дивизию.
Вывод: артиллерии 30-й армии с 29 сентября по 1 октября не пополнялась, в отличие от других армий фронта.
Замечу, что штаб ЗапФ не включил в расчет плотности артиллерийского огня батальон противотанковых ружей (ПТР), по одной роте которого было придано 162-й, 242-й и 250-й дивизиям, всего 29 противотанковых ружей.
В соответствии с докладом о противотанковой обороне рубежа 30-й армии от 23 сентября на фронте 162-й сд было сосредоточено 17 орудий на километр (ор/км), при том, что для создания сплошного неподвижного заградительного огня (НЗО) необходимо было лишь 12 ор/км [49].
Однако к 1 октября все стрелковые дивизии 30-й армии остались без защиты от воздушных налетов, т.к. зенитные артдивизионы №№473, 519, 527, 528 были изъяты из стрелковых дивизий и сосредоточены на ст. Канютино, где имели задачу не допустить прорыва пехоты и танков противника в восточном направлении.
В 19-й армии на 1 октября было 134 орудия на одну дивизию.
Таким образом, по артвооружению пехотная дивизия 3-й Тгр превосходила стрелковую дивизию 30-й армии в 2.3 раза (154/66), а дивизию 19-й армии – в 1.1 раза (154/134).
Далее в таблице 1 приводится нумерация противостоящих пехотных частей на отдельных участках 30-й и 19-й армий и оценка соотношения сил сторон в личном составе и артиллерии.
Таблица 1 Оценка соотношения сил 3-й Тгр и ЗапФ в личном составе и артиллерии

Несмотря на оценочный характер данных, можно видеть, что в полосе обороны 162-й сд между д. Шелепы и р. Вотря 430-й пп не имел преимущества ни в личном составе, ни в артиллерии, в то время как на всех направлениях на Белый противник имел преимущество в личном составе и артиллерии более чем в 4 раза, а на участке 244-й сд 19-й армии – почти в 4 раза. При этом, как будет показано далее, на Бельском направлении противнику было оказано ожесточенное сопротивление, а на Канютинском направлении 162-я сд отошла без боя.

4. Фактическое соотношение сил 3-й танковой группы и Западного фронта в танках

Особо выделяю эту главу, т.к. удалось существенно уточнить данные о танковых частях не только 3-й Тгр, но и Западного фронта.
В 3-й Тгр было 3 танковые дивизии: 1-я, 6-я и 7-я. В журнале боевых действий 6-й тд указан состав на 19:00 1 октября «32/83/18» [50], что означает количество танков 32 Т-II и 18 Т-IV в 11-м танковом полку (тп) и 83 Т-35(t) в 65-м танковом батальоне (тб), т.е. всего 133 танка, а не 180, как считалось ранее. Однако 27 сентября дивизия сообщила о наличии 120 боеготовых танков, кроме этого, - что к 30 сентября она введет в строй еще 36 танков [51] (из них 25 танков Т-35(t), для которых были получены ремкомплекты). Также были получены 6 новых Т-IV. Поэтому цифру 133 танка следует считать оценкой снизу, а более достоверной следует считать цифру 162 танка, в том числе: 37 Т-II, 104 T-35(t), 21 T-IV.
Также установлено, что 23 сентября 3-я Тгр получила пополнение танков: 50 Т-38(t), 5 Т-III и 15 Т-IV [52], при этом все 50 Т-38(t) были направлены в 7-ю тд, а все 5 Т-III – в 1-ю тд, т.к. только в них были танки этого типа. О распределении танков Т-IV известно следующее: 4 машины отправлены в 1-ю, 5 – в 7-ю тд, 6 танков – в 6-ю тд. Состав 7-й тд на 28 сентября удалось рассчитать так: на основании данных на 5-8 сентября [53], был вычислен штатный состав дивизии, а по данным о некомплекте на 28 сентября [54] восстановлен реальный состав дивизии на эту дату. Причем в документах дивизии также указано общее количество танков, без учета Т-I, до и после пополнения: 123 и 178 танков, соответственно [55]. При этом количество боеготовых танков составило 174 (без учета Т-I и командирских танков), а не 113, как считалось ранее.
Состав 1-й тд на 28.09.41, указанный в работе [56], следует считать таковым с учетом пополнения 23.09.41.
Дополнительно 1-й тд был придан 101-й танковый батальон огнеметных танков (тб), состав которого к началу операции «Тайфун» неизвестен, но был рассчитан по фактическим данным из разных источников на 22 июня, 10, 14 октября и 8 ноября 1941г.[57]
В таблице 2 приведены данные о боевом составе танковых частей 3-й Тгр. Командирские танки и танки Т-I не учитываются, чтобы обеспечить корректность сравнения с данными Западного фронта.
Таблица 2 Состав танковых частей 3-й Танковой группы

* Без учета Т-I, командирских танков, с учетом пополнения 23.09.41
Наряду с танками считаю необходимым учитывать и САУ, т.к. некоторые из них входили в состав танковых дивизий, другие придавались преимущественно корпусам c танковыми дивизиями. Оценка количества САУ проведена на основании штатного состава частей и скудных фактических данных. При этом количество САУ,
при условии 100% заполнения штата, не превышало 12% от состава танковых частей, поэтому даже грубая оценка не может оказать существенного влияния на общее количество танков и САУ.
Так на Бельском направлении в 702-й артроте 1-й тд по данным на 23.09.41 было 3 самоходных тяжелых пехотных орудия 15 см на базе танка T-I (15 см s.I.G. sfl).
На Канютинском направлении было:
в 705-й артроте 7-й тд по данным на 18.10.41 было 4 самоходных тяжелых пехотных орудия 15 см на базе танка T-I. Т.е оценка на 2 октября 4-6 орудий.
Части, приданные 56-му АК:
в 210-м дивизионе штурмовых орудий на 15.09.41 было 18 орудий Stug III (пушка 7.5 см) [58];
в 643-м дивизионе истребителей танков на 17.09.41 было 20 самоходных противотанковых орудий Panzerjäger I (пушка 4.7 см) [59].
Всего к началу наступления боеготовыми были не менее 42-44 САУ.
До 6 октября не принимали участия в боях:
- 900-я Учебная бригада (батарея Stug III и батарея Panzerjäger I), т.к. была в резерве;
- 1-я батарея 8-го дивизиона самоходных противотанковых орудий (Panzerjäger I), штаб 600-го дивизиона самоходных штурмовых орудий, 660-я и 665-я батареи самоходных штурмовых орудий (Stug III), т.к. они не прибыли до 2 октября.

Для анализа данных о танках Западного фронта использованы документы из российских архивов, которые были сравнены с данными непосредственных участников событий.
Сначала разберем данные наших архивов, в частности из журнала боевых действий ЗапФ за октябрь [60] и работы Л.Н. Лопуховского [61].
Суммарное количество – 424 танка на 1 октября было рассчитано на основе данных из таблицы плотности танков на 1 км фронта и ширины фронта каждой армии [62]. При этом штаб ЗапФ не учитывал в расчетах танки Т-37-40 в армиях, вероятно из-за отсутствия у них пушечного вооружения. Из этого числа необходимо исключить 6 танков Т-37-40 в составе 107-й мсд и включить вновь прибывшие 20 танков 143-й тбр, которые находились в районе Вадино (в Холмянке). С учетом этих поправок на 1 октября ЗапФ фактически имел 438 танков.
Также был устранен двойной учет 33 танков в составе 143-го тп 143-й тбр и 143-го тп 107-й мсд в таблице 5 работы [63]. Скорректированные данные приведены в таблице 3.
Замечание: типы 20 танков 143-й тбр находившихся в Холмянке не известны, дан предполагаемый состав.
Таблица 3 Состав танковых частей Западного фронта на 01.10.41

* В числителе реальная укомплектованность, в знаменателе – по данным жбд ЗапФ на 1 октября или 30 сентября.
Установлено, что штаб ЗапФ манипулировал данными с целью преуменьшить численность и укомплектованность танковых частей. Манипулирование заключалось в следующем:
- в таблице журнала, где приведено соотношение своих танков и танков противника указано, что в распоряжении ЗапФ на 30 сентября было 328 танков [64], в то время как по данным того же журнала на 1 октября по расчету получается 424 танка;
- укомплектованность мотострелковых дивизий штаб рассчитал, исходя из штата 275 танков вместо штата 93 танка, несмотря на то, что еще 20 сентября штаб отмечал, что «101 и 107 дивизии надо считать мотострелковыми, а не танковыми» [65];
- укомплектованность танковых бригад штаб рассчитал, исходя из штата 95 танков вместо штата 61 танк, который действовал с 13 сентября;
- отсутствуют данные по 126-й и 147-й тбр на 1 октября, тогда как на 30 сентября эти данные есть;
- отсутствуют данные по 143-й тбр на 30 сентября, тогда как на 1 октября данные есть.

Поскольку было установлено, что штаб Запфронта манипулировал данными, предоставим слово непосредственным участникам событий.
107-я мсд, согласно докладу комдива, полковника Чанчибадзе, имела к началу наступления 160 боеготовых танков. Из журнала ЗапФ известно, что 12 из них были Т-37-40. Т.е. пушечных танков было 148. Причем Чанчибадзе указал, что «дивизия готовилась к боям, ремонтируя танки, и довела их количество с 36 до 160 штук». Состав дивизии: 3 КВ, 19 Т-34 остальные танки Т-26 и БТ [66].
Часть танков 107-я мсд должна была передать в формируемую 143-ю тбр, вновь прибывшие 20 танков которой находились в Холмянке. В число этих 20 танков вероятно входил 1 КВ, т.к. об одном КВ на восточном берегу Днепра 4 октября сообщала 6-я тд.
Однако передача танков из 107-й мсд в 143-ю бригаду не состоялась и в Холмянке остались 20 танков 143-й тбр, а в Белом остались 160 танков 107-й мсд.
Согласно протоколу допроса лейтенанта Куракина [67], офицера связи 147-й тбр, бригада имела 2 танковых батальона: б-н легких танков 40-50 Т-26 и БТ-7 и б-н тяжелых и средних танков 8 КВ, 7-8 Т-34, 1-2 Т-28, 20-25 танков Т-26, БТ-5 и БТ-7 [68], всего 65-82 танка.
А согласно допросам пленных 101-й мсд, дивизии был придан 147-й мотополк (вероятно 147-й мотострелковый батальон 147-й тбр). Полку принадлежали 17 танков, среди них несколько танков КВ [69].
Откуда следует, что батальон легких танков в количестве около 50 машин был отправлен под Кропивню, а другой батальон, включая 17 тяжелых и средних танков (всего 17-32 танка), вместе с мотострелками был придан на усиление 101-й мсд.
Это подтверждается протоколом допроса плененного начштаба 101-й мсд подполковника Мозгового Г.С. По его данным 101-я мсд имела: 10 КВ, 25 Т-34, остальные Т-26 средних и новых модификаций, всего около 100 танков [70]. Разница с данными Лопуховского Л.Н составляет 7 КВ, 16 Т-34, а всего около 30 танков, что согласуется как по количественному так и по качественному составу со вторым батальоном 147-й тбр.
Согласно протоколу допроса пленного писаря 127-й тбр М. Мехтеева, бригада в августе была полностью укомплектована по штату 93 танка, имела два б-на по 40-50 танков Т-26 и Т-34 до начала боев 6-7 сентября. На этот момент времени танков КВ в ней не было. Во время боев бригада понесла большие потери и была отведена для пополнения. В середине сентября она была переформирована и вновь пополнена до нового штата [71], т.е. 61 танк, а не 56 танков, как указано у Л.Н. Лопуховского.
Согласно протоколу допроса лейтенанта Д. Залевского [72], командира роты охраны штаба 126-й тбр, в начале сентября бригада имела 9 рот в каждой 17 танков [73] и 1 КВ. Думаю, что в начале октября, как это указывал и Л.Н. Лопуховский, бригада имела полный штат 61 танк.
Также были получены данные из допросов пленных о составе 128-й тбр: 1 взвод КВ (52 тн) – 7 танков и 2 батальона Т-26 по 30 танков в каждом, всего 67 танков [74]
Таблица 3а Состав танковых частей Западного фронта на 01.10.41 по данным участников боев

Как видим, показания участников событий превышают данные Запфронта примерно на 15%
Далее в таблице 4 приведены противостоящие части и соотношение сил сторон в танках и САУ, с учетом данных таблиц 2 и 3а.
Таблица 4 Соотношение в танках и САУ по направлениям и общее

* Согласно плану обороны 127-я тбр должна была выдвигаться на Канютинское направление в случае наступления там противника.
Таким образом, на Бельском и Канютинском направлениях было фактическое равенство сил.
При этом необходимо отметить, что командование противника считало, что танки Западного фронта должны были уничтожаться противотанковой артиллерией и действиями штурмовой авиации, а не фронтальными атаками танковых дивизий.

5. Соотношение сил в авиации

На усиление 3-й танковой группы был придан 8-й авиакорпус генерала Рихтгофена, в котором к началу наступления было 307 боеготовых самолетов [75]:
«Прибыл существенно усиленный 8-й авиакорпус: 1 эскадра Хе-111 50 машин, 1 эскадра Ю-88 54 машины, 1 эскадра Ю-87 55 машин (плюс 10 тяжелых истребителей), 1 эскадра бомбардировщиков До-17 50 машин, 1 эскадра Ме-110 38 машин, 1 эскадра истребителей Ме-109 50 машин»
В составе Запф на 2 октября было 5 авиадивизий: 23-я бомбардировочная (бад), 31-я, 43-я, 46-я, 47-я смешанные (сад), в которых согласно работе [76] было 272 самолета.
Т.е. 2 октября соотношение сил в авиации на направлении удара 3-й Тгр было 1.1:1 в пользу противника.
Но противник всю свою авиацию использовал по назначению, тогда как 2 октября на направлении удара 3-й танковой группы Запфронт выделил только 46-ю сад. Остальные авиадивизии применялись на других направлениях. Дальнебомбардировочная авиация резерва Главного командования в этот день также не принимала участия в боях, несмотря на поданную фронтом заявку.
Согласно оперсводке штаба ВВС ЗапФ к 23:00 в течение 2 октября в район 30-й армии 46-я сад совершила 61 самолето-вылет, из них 38 – на бомбардирование [77]. Если предположить, что каждый самолет совершил только 1 вылет, то в дивизии на 2 октября был максимум 61 самолет. Итого 2 октября соотношение сил на направлении удара 3-й Тгр сил оказалось 5:1 в пользу противника. С 3-го октября к действиям на фронте прорыва 3-й тгр подключились остальные авиадивизии Запф и резерва Главного командования и соотношение сил выровнялось.

6. Развитие событий на фронте наступления 3-й Тгр 2 и 3 октября
На Бельском направлении.

Наступление началось 2 октября в 7:00 (здесь и далее время московское) с 15-ти минутной артподготовки. В 7:15 атаковали на Белый: 110-я пд с запада, 26-я пд с юго-запада и 6-я пд с юга. На всех этих направлениях противник столкнулся с упорным сопротивлением 250-й и 242-й сд 30-й армии. Только к 12:30 6-й пд удалось форсировать болото и подойти к Есенной и Спиричино.
6-я рота 1-го тп, выступившая в 12:00, получила приказ изменить маршрут из-за разрушенной переправы у Сторожок и двигаться за 129-й пд и 7-й тд (без 25-го тп) по дороге Шелепы – Сметище на захваченный мост у Сметище, который оказался пригоден для одностороннего движения несмотря на попытку взрыва. Остальные роты 1-го тп бездействовали до утра 3 октября. Для продолжения наступления 41-го корпуса саперам пришлось восстанавливать взорванные гати у Есенной и переправу у Сторожок. Во второй половине дня 6-я рота 1-го тп перешла мост у Сметище и ввела танки в бой, достигнув к 19:40 (в сумерки) Батурино. 26-я пд до вечера не смогла преодолеть оборону у Свиты.
Аналогичные трудности испытывали 110-я пд в атаке на Белый с запада и 6-я пд с юга.
Сообщалось также о разрушенных мостах, большом количестве воронок от подрыва фугасов на всех дорогах ведущих к Белому.
Вывод. На Бельском направлении 30-я армия ввела в действие систему заграждений. Это задержало наступление пехоты 6-го и 41-го корпусов и вынудило ввести в бой 36-ю пехотную дивизию (моторизованную), а танковые силы 1-й тд пришлось вводить в бой по частям, что облегчило действия 107-й мсд. К вечеру 4 октября 1-я тд понесла тяжелые потери, о которых сообщила 3-я Тгр: «Есть в наличии: … 1-я тд: 33 танка Т-III, 7 танков Т-IV … 1-я тд уничтожила 35 танков противника» [78]. Т.е. только 1-я тд потеряла 65 танков, а 101-й тб, по моим расчетам, – еще около 29 танков, что в общей сложности составило 94 танка. В это же время 107-я мсд доложила об уничтожении 80-ти танков противника [79], т.е. около 14 танков 1-й тд и 101-го тб не смогли преодолеть систему заграждений на Бельском направлении.
Таким образом, при исходном соотношении сил 1.1:1 в пользу 1-й тд, уже к вечеру 4 октября соотношение сил изменилось в обратную сторону, т.е. 1:1.8 в пользу 107-й мсд (61:113). И это несмотря на доминирование авиации противника и поддержку превосходящих пехотных частей 41-го корпуса (см. таблицу 1). Причем 4 октября 1-я тд доложила, что ей противостоят две танковые дивизии: 69-я и 107-я, которые, как известно, являлись одной и той же 107-й мсд.
К вечеру 3 октября 1-я тд, так и не выполнив задачу взятия Белого, потеряла более половины матчасти. Поэтому командование 3-й Тгр приказало ей прекратить наступление на Белый и следовать в район Спаса на Днепре для защиты танковой бригады 56-го корпуса от возможной фланговой атаки с севера. Однако 1-я тд смогла выйти из боя под Белым только утром 5 октября, причем для ее замены потребовалось ввести в бой последние армейские резервы: 14-ю пд (мот) и 900-ю учебную бригаду.
Положение 107-й мсд резко осложнилось только к вечеру 4 октября, когда пехотные части противника при массированной поддержке авиации захватили Белый, где находились склады с боеприпасами и топливом. Тем самым были отрезаны пути отхода к Оленину, а отход к Холм-Жирковскому был невозможен, т.к. он еще вечером 3 октября был захвачен противником. Сражаясь в окружении, к вечеру 6 октября 107-я мсд потеряла по данным противника 60 танков [80], а по данным из вышеупомянутого доклада Чанчибадзе – 65 танков. Вечером 6 октября 107-я мсд вынуждена была сжечь свои оставшиеся без топлива и боеприпасов 95 танков, артиллерию и автомашины и с боями начать прорыв на северо-восток.
9 октября обе стороны доносили, что 107-я мсд продолжала сражаться в окружении [81, 82].

События на Канютинском направлении развивались совершенно по другому сценарию.
Еще 30 сентября начарт ЗапФ указал 16-й и 19-й армиям провести артиллерийскую контрподготовку [83]. Но в 19-й армии, судя по расходу снарядов 0.01-0.03 боекомплекта (бк), 1 октября контрподготовки не было, а была она в … 30-й армии [84]. Причем, если на участках 242-й и 250-й сд расход снарядов был не более 0.1 бк (6-8 выстрелов на орудие калибра 152, 122 мм соответственно), то на участке 162-й сд 392-й и 542-й корпусные артполки с 11:00 до 11:30 израсходовали от 0.33 до 0.5 бк, ведя огонь по танкам, пехоте и точно установленным батареям противника [85]. По данным штаба 30-й армии контрподготовка была проведена в 2 приема: в 12:45 и 15:10 [86].
А далее начали происходить события, которые не укладываются в официальную версию «упорной обороны против превосходящих сил противника», ведь как показано в таблице 1 пехотные части противника не имели численного преимущества перед 162-й сд.
Первым в череде этих событий стал отвод артиллерии усиления из полосы обороны 162-й сд – 392-й, 542-й кап и 871-й ап пто в ночь с 1 на 2 октября были отведены на северный берег р. Осотни. И на Канютинском направлении осталась только артиллерия 162-й сд, которая по данным на 20 сентября насчитывала 28 орудий, в том числе: 45-мм – 12, 76-мм – 8, гаубиц 122-мм – 8 [87].

Схема 3. Действия частей 3-й ТГр 2 октября 1941 (фрагмент)
полный формат http://i-fotki.info/19/9eff4ded70e45b1ed37e0366e541af0b5a9a48237786364.j...

56-му АК на первом этапе наступления была поставлена задача разбить оборонительные позиции противника между р. Вотря и Шелепы, пробиться через р. Кокошь до Днепра и овладеть переправами через Днепр западнее Тиханово и Глушково» [88]
В полосе обороны 720-го и 627-го сп 162-й сд, между р. Вотря и Шелепы, в первом эшелоне наступал 430-й пп 129-й пд, приданный танковой бригаде, которая шла во втором эшелоне и состояла из 25-го тп 7-й тд севернее, 11-го тп и 65-го тб 6-й тд южнее. Танковой бригадой командовал полковник Коль (Koll, командир 11-го тп 6-й тд), а 11-м тп и 65-м тб командовал майор Лёве (Löwe, командир 65-го тб). В третьем эшелоне шла стрелковая бригада 6-й тд. Дневная цель этой группы – атака в направлении Корытни и захват плацдарма на восточном берегу р. Кокоши, т.к. в районе Летемницы по данным разведки был мост.
В полосе обороны 897-го сп 242-й сд, между Шелепы и р.Осотней, наступали 427-й и 428-й пп 129-й пд. Во втором эшелоне шла 7-я тд (без 25-го тп). Эта группировка, должна была двигаться по маршруту Екатеринино, переправа через Кокошь, Скачково, Ефремова, Шестаки, Волкова, Гундурова, Матренино, Левина, Никитинка, Маркино, Глушково [89], прикрывая танковую бригаду от атак с севера. В третьем эшелоне вынужденно шла 1-я тд, которая в районе Сметищи должна была повернуть на север, переправиться через р. Осотню и наступать на г. Белый.
Южнее 56-го наступал 5-й корпус, который должен был прикрывать танковую бригаду с юга.
129-я пд, кроме прорыва передней линии, должна была разминировать маршевые дороги для танков.
Ход наступления подробно описан в документах 1-й, 6-й, 7-й тд, 26-й, 35-й пд, 5-го АК и 3-й Тгр. Оно началось 2 октября в 7:00 с 15-ти минутной артподготовки и постановки дымовой завесы.
В 7:15 начала действовать авиация, бомбардировочная – по тылам, штурмовая – поддерживала наступающие части. В это же время выступили 427-й и 428-й полки 129-й пд, атакуя оборонительные порядки 897-го сп 242-й сд между д. Шелепы и р. Осотней.
В 7:30 на главном направлении выступил 430-й пп в полосе обороны 720-го сп 162-й сд.
Т.е. 3-я ТГр наносила удар не в стык между 30-й и 19-й армиями, как указывали все исследователи, а по всему фронту 30-й армии. Причем на главном направлении противник не имел преимущества ни в личном составе, ни в артиллерии, если бы с участка 162-й сд не была отведена артиллерия усиления.
В 8:00 (по другим данным в 8:30) части 162-й сд начали отход, т.е. всего через полчаса после начала атаки пехоты противника [90].
В 8:15 оба танковых полка только начали выдвижение с исходных позиций, следовали колоннами на расстоянии 1-2 км друг от друга.
В 8:40 в журнале 6-й тд появилась запись о том, что 5-й АК перехватил переговоры противника: «Подкрепление невозможно, здесь нет резервов» и «Переправы удерживать при любых обстоятельствах» [91].
В 8:45 командир 56-го АК сообщил в штаб группы, что противник пытался прикрыть заградогнем отход с позиций и это было очень слабо. Он был удивлен: неужели русские бегут и выходят из боя на восток?
В 9:55 командир артполка 6-й тд доложил, что танки западнее Шелепы остановлены огнем артиллерии противника и поэтому дальше не двигаются. Отмечу, что до передней линии обороны 162-й сд оставался еще 1 километр. Т.е. танки еще не подошли к линии обороны 162-й сд, а дивизия уже 2 часа назад оставила позиции.
В 10:06 полковник Коль сообщил, что передовая линия пройдена 430-м пп. Танковая бригада задерживается на короткое время из-за последних приготовлений к атаке юго-западнее Шелепы.
В 10:10 Действие русской артиллерии на участке танковой бригады оценивалось как 2 батареи.
В 10:25 танки прошли Гордеенки. После 10:00 пришло первое сообщение от авиации, в котором сообщалось об отходе одной батареи русских на восток, в 10:30 пришло новое сообщение от авиации об отходе на восток, больших сил артиллерии (8-10 орудий) и русской пехоты в беспорядке.
В 10:50 артиллерия сообщила о массовом отходе противника… Было отмечено, что русские идут колоннами, без арьергардов и днем что является для них необычным.
Таким образом, около 8 часов утра 162-я сд вместе со своим 605-м артполком начала отход с позиций. В 11:16 полковник Виноградов, начштаба 30-й армии, доложил, что 897-й сп отошел на северный берег Осотни, взорвав за собой переправу в Спиричине, а все три полка 162-й сд отошли на линию Доброселье – Соловьево [92].
Здесь необходимо отметить, что разведка 56-го корпуса зафиксировала отход всего 3-х батарей артиллерии в полосе обороны 162-й сд. Вечером 2 октября 6-я тд сообщила о захвате 500 пленных, 6 орудий, 5 танков [93]. Итого, с учетом 3-х отошедших батарей, на участке 162-й сд было не более 18-20 орудий, что даже меньше количества собственных орудий дивизии.
Из вышесказанного следует, что 2 октября в полосе обороны 162-сд не действовали и не отходили 392-й, 542-й кап и 871-й ап пто и их орудия не стали трофеями противника. А это значит, что 1 октября был задействован план, о существовании которого до сих пор ничего не было известно.
Одновременный отход 897-го сп 242-й сд и 162-й сд также выглядит странным, если учесть, что на фронте 897-го сп противник имел более чем 4-х кратное преимущество, а против эшелонированной обороны двух полков 162-й сд противник не имел преимущества вовсе. Более того, согласно плану обороны 30-й армии на направление прорыва должен был быть выброшен отряд курсов лейтенантов и сержантов. Но несмотря на то, что «прорыв» днем 2 октября был только на Канютинском направлении, отряд туда не выбрасывался, а действовал на Бельском направлении на стыке 107-й мсд и 251-й сд.
В 13:50 танковая бригада Коля уже заняла Летемницу, в 14:10 – плацдарм на восточном берегу Кокоши [94], т.е. мост через Кокошь не был разрушен перед наступающими танками. О необходимости удержания этого моста говорилось в приказе, отданном в 16:30 командующим 30-й армии командиру 251-й сд [95]. Приказ этот противоречил всем предыдущим приказам, требовавшим разрушения мостов перед наступающими танками. И это был не единственный мост на Канютинском направлении, который достался противнику не разрушенным. Так 7-я тд сообщила о не разрушенном 6-8 тонном мосте в районе Скачкова, 5-й АК сообщил о захвате мостов на реках Вотре (Ильино, Погорелицы) и Вопи (Слизино, Репино) [96].
В 19:50 полковник Коль сообщил, что танковая бригада ведет тяжелую борьбу у Богданова (4 км восточнее р. Кокоши) и еще не добилась победы над русскими [97].
В 5:00 3 октября штаб 30-й армии отправил оперсводку №154 в штаб ЗапФ [98]:
«162 сд – с 7:00 2.10.41 вела упорный бой с превосходящими силами противника силой до 4-х пехотных полков, поддержанными до 200 танками и до 150 самолетами»
Без сомнения, эти данные докладывались в штаб ЗапФ боевыми донесениями в течение дня 2 октября, однако штаб ЗапФ в своих сводках упомянул лишь о 40 прорвавшихся танках на Канютинском и 15 танках (6-я рота 1-го тп 1-й тд) на Бельском направлениях.
В полосе наступления 5-го корпуса также отмечена слабая активность артиллерии 244-й сд: «8:00 до сих пор только слабое сопротивление противника, слабый огонь артиллерии единичных батарей» [99].
Упорная оборона и сильное минирование были обнаружены лишь перед 106-й пд, на правом фланге 5-го корпуса.
К 15 часам 2 октября 35-я и 5-я пд на некоторых участках уже форсировали р. Вопь, т.к. 45-я кавдивизия Дрейера подошла к Вопи из района Вадино только к вечеру.
О действиях собственной авиации 2 октября штаб ЗапФ в журнале боевых действий солгал, указав, что сообщений не поступало, а согласно оперсводке штаба ВВС ЗапФ к 23:00 в течение 2 октября в район 30-й армии 46 авиадивизия совершила 29 самолетовылетов на бомбардировку и сброс листовок (308 000 шт), еще 9 самолетов на цель не вышли [100]. В журнале 3-й Тгр эти данные подтверждаются так [101]: «Единичные бомбовые атаки и сбросы листовок»
Остальные 4 авиадивизии фронта в этот день работали на других направлениях. Также 2 октября на Западном фронте не работала авиация Резерва Главного Командования, несмотря на то, что заявка была подана. Аналогичная заявка была подана и на 3 октября [102].
Справедливости ради надо отметить, что листовки сбрасывались в период с 22 сентября по 9 октября, по 1-3 самолетовылета каждые сутки (максимум 2.5 млн штук 27 сентября).
Еще один неизвестный эпизод дополняет картину. Проведенное мной расследование показало, что еще до начала наступления к Канютинскому направлению был выдвинут батальон легких танков 147-й тбр [103]. В ночь с 1 на 2 октября на подходе к Кропивне батальон попал в болото и на минное поле, а утром его атаковала авиация 8-го авиакорпуса и в 13:00 последовало сообщение полковника Коля: «…В Кропивне захвачены многочисленные танки и грузовики, застрявшие в болоте» [104]
Каковы же были действия других танковых частей резерва ЗапФ 2 октября под командованием Болдина?
126-я тбр получила устное указание выдвинуться в район Курбатова около 20:00, т.е. спустя 13 часов после начала наступления. Приказ об этом выдвижении Болдину доставил генерал-майор артиллерии Камера, начарт ЗапФ. В тот же район в 3:30 3 октября должна была выдвинуться 101-я мсд (задержка более 20 часов). При этом ни 126-я тбр, ни 101-я мсд не получили приказа атаковать противника, несмотря на то, что информацию о прорыве танков противника через оборону 251-й сд поздним вечером 2 октября Коневу лично доложил Болдин, находившийся в Старо-Петрове с разведкой 126-й тбр. На ст. Канютино днем находился генерал-лейтенант Калинин, помощник командующего ЗапФ, который находился там, «откуда начинать». О том, что на ст.Канютино находился генерал, который командовал войсками, показал на допросе пленный из разведбатальона 101-й мсд, который 2 октября находился на ст.Канютино [105].
Из г. Белого к Канютинскому направлению в район Симонова около 20:00 2 октября получила указание выдвинуться 107-я мсд (задержка 13 часов) [106]. Этот приказ, вместе с приказом о переходе в подчинение 30-й армии 107-й мсд и 251-й сд, доставил генерал-майор Лебеденко, прилетевший в Белый на самолете.
А что же реактивная артиллерия (1,2/10 гмп, 19-я и 30-я батареи БМ-13), самое мощное средство борьбы с наступающей пехотой противника? Данные о применении реактивной артиллерии 2 октября отсутствуют в документах обеих сторон. Судя по потерям противника, она не применялась 2 октября на фронте наступления 3-й Тгр. Реактивная артиллерия в 19-й армии была применена утром 3 октября при наступлении 166-й сд в районе Капыровщины (вероятно батарея №19) [107] и 4 октября против правофланговой 106-й пд 5-го АК [108]. А 2/10 гмп, который Конев приказал Болдину и Камера применить в ночь со 2 на 3 октября на Канютинском направлении, и выдвинувшийся со слов Болдина из Вадино в 18:00 2 октября, не был применен ни 2 октября, ни в последующие дни. Есть основания полагать, что он был уничтожен авиацией противника уже 2 октября, т.к. в приказе Болдина №1, составленном в ночь со 2 на 3 октября [109] он не упомянут вовсе.
В вечернем и ночном сообщениях 3-й Тгр в 9-ю армию отмечалось: «…нет единого образа действий,… нет разрушения мостов… мало танков введенных в бой,…. не такое сильное применение артиллерии как в последнее время, и как следствие – небольшие собственные потери» [110]. Указаны и потери: в 430-м пп – 100 человек (убитых и раненых), в танковой бригаде Коля (56-й АК) – убитых 2, раненых 8 [111]. Такие потери свидетельствуют, что бой был только на рубеже 251-й сд у Богданова, где он длился с 16 до 20 часов 2 октября, и танки в этом бою практически не применялись, а на рубеже обороны 162-й сд боев не было. Под отсутствием же единого образа действий подразумевалась слабая оборона на Канютинском направлении в противоположность упорной обороне на Бельском направлении, что отражено в промежуточном сообщении 3-й Тгр в 9-ю армию [112]:
«…Против ожидания противник свои позиции в районе Вопь не обороняет, а после короткого сопротивления отходит на восток. Перед 41-м и 6-м АК упорное сопротивление противника…»
251-я сд смогла сдержать атаку пехоты и танковой бригады Коля лишь до вечера 2 октября. В 21:30 танки противника находились уже в 6 км западнее ст. Канютино.
По мнению командования 3-й Тгр неожиданно слабое сопротивление частей ЗапФ на Канютинском направлении, несмотря на оборудованные позиции, могло иметь следующие причины:
«а) противник имел приказ, при наступлении оставить позиции без боя и отойти при неожиданной атаке не повсеместно;
б) противник сдал позиции сам (без приказа, А.М.) или был застигнут в процессе смены;
в) способность противника к борьбе значительно ослаблена…»

Здесь надо обратить внимание на пункт а), где прямо указано, что боев не было, несмотря на оборудованные позиции. «Не повсеместно» значит, что приказ на отход был только на Канютинском направлении.
Обобщая действия Западного фронта 2 октября:
На Бельском направлении 30-я армия ввела в действие систему заграждений и войска упорно оборонялись, несмотря на многократное превосходство в пехоте и артиллерии противника, а также доминирование авиации противника.
На Канютинском направлении в ночь с 1 на 2 октября со своих позиций выведена артиллерия усиления, а войска, примерно через полчаса – час боя, организованно (колоннами) отходят. Несмотря на различие в преимуществе наступающего противника на участках 897-го сп 242-й сд и 720-го сп 162-й сд части обеих дивизий отошли одновременно, но 897-й сп, переправившись на северный берег р. Осотни (Бельское направление), разрушил за собой переправы у Спиричино, Есенная и Сторожок, и не смог разрушить
переправу у Сметищи, а 162-я сд – не разрушила ни один мост на Кокоши, Вотре и Вопи. Более того, командующий 30-й армии отдал приказ об удержании моста на Кокоши.
Из 5 авиадивизий ЗапФ в районе 30-й армии действовала только 46-я сад, совершив 29 самолетовылетов на бомбардировку. Авиация Резерва Главного Командования на Западном фронте 2 октября не работала, несмотря на поданную заявку.
Танковые части получили устные приказы о выдвижении из районов сосредоточения спустя 13-20 часов после начала наступления противника, причем даже утром 3 октября приказа атаковать противника не последовало.
Упорная оборона частей 19-й армии отмечена лишь на самом правом фланге 5-го корпуса перед 106-й пд.
Реактивная артиллерия на Канютинском направлении ни в 30-й, ни в 19-й (244-я сд) армиях не применялась.
3-я Тгр в 8:40 перехватила радиограмму ЗапФ об отсутствии резервов и необходимости удержания мостов, переданную открытым нешифрованным текстом еще до «прорыва» линии обороны 720-го сп и за 1.5 часа до подхода танков противника к переднему краю обороны 162-й сд.
Командование 3-й Тгр, отмечая неожиданно слабое сопротивление частей ЗапФ на Канютинском направлении, прямо указало, что боев не было, несмотря на подготовленные позиции.
Все вышесказанное говорит о спланированной операции, суть которой заключалась в том, что на Канютинском направлении были открыты «ворота прорыва», чтобы дать возможность танкам противника втянуться в «мешок» и в последующем уничтожить их.
Запереть «мешок» вероятно должен был батальон 147-й танкового полка 147-й тбр, выдвинутый в ночь с 1 на 2 октября к Канютинскому направлению, который в темноте сбился с дороги, проскочил пункт сосредоточения и угодил в болото и на минное поле южнее Кропивни.
Также в ночь с 1 на 2 октября были подняты по тревоге и отправлены на ст. Канютино оба мотострелковых полка 101-й мсд. Утром 3 октября по приказу Калинина они должны были погрузиться на транспорт и покинуть станцию, но попали под бомбежку и понесли значительные потери. Под эту же бомбежку попало пополнение в количестве 500 человек, направленное по ж/д на ст. Канютино. Все эти данные получены на основании пленных разведбатальона, 18-го и 101-го мсп 101-й мсд. [113]
Развитие событий 3 октября лишь подтверждает наличие такого плана.

Схема 4. Действия частей 3 октября 1941 (фрагмент)
полный формат http://i-fotki.info/19/fdf007fcde634b1cf3722a7b1d77cc135a9a48237797416.j...

126-я тбр и 101-я мсд должны были выйти в район Курбатова (11 км западнее ст. Канютино) в ночь с 2 на 3 октября. Но система заграждений не была введена в действие и они опоздали, а танковая бригада Коля вечером 2 октября прошла этот район и остановилась на ночевку в 6 км западнее ст. Канютино. План Запфронта был скорректирован – прорвавшиеся танки, как следует из переговоров Конева и Болдина, предполагалось уничтожить действием авиации 3 октября [114]. Подтверждением этого является оперсводка штаба ВВС к 23:00 3 октября, из которой следует, что все 5 авиадивизий фронта действовали на участках наступления 3-й Тгр. Кстати в этот день наша авиация опять сбрасывала листовки, на этот раз 1.8 млн штук [115]. А чтобы не попасть под бомбежку собственной авиации, с 8 до 13 часов 3 октября 126-я тбр и 101-я мсд (всего 161 танк) бездействовали в районе Галеево, имея приказ «быть в готовности к взаимодействию…» [116]. В этот промежуток времени 133-162 танка 6-й тд прошли мимо наших танкистов на расстоянии не более 5-6 км и в 12:30 пересекли железную дорогу в 4 км южнее ст. Канютино, а 25-й тп 7-й тд занял ст. Канютино [117].
Уже в 13:00 3 октября 126-я тбр была атакована передовыми частями 35-й пд 5-го корпуса, а именно, пехотным полком и конным эскадроном при поддержке 8-10 истребителей танков [118]. А 101-я мсд примерно в это же время выдвинулась от Галеева в направлении Холм-Жирковского. Здесь отмечу, что в журнале боевых действий ЗапФ указан искаженный маршрут движения 101-й мсд, не включающий в себя участок ст. Яковская, Фитино, Галеево, ст. Игорьевская.
128-я тбр и 152-я сд в 4:00 3 октября выдвинулись в направлении Холм-Жирковского. По докладу Болдина Коневу в 9:40 128-я тбр находилась в Харине (16 км южнее Холм-Жирковского) [119], а согласно журналу 6-й тд в 10:40 голова колонны русских танков (128-я тбр) находилась уже в Веселеве (5 км южнее Холм-Жирковского) [120]. Таким образом установлено, что не позднее 12:00 3 октября 128-я тбр уже достигла Холм-Жирковского.
В 14:00 обе колонны танковой бригады 56-го корпуса все еще находились в 10 км западнее и северо-западнее Холм-Жирковского [121].
Примерно в это же время состоялись переговоры начальников оперотделов Западного и Резервного фронтов, Маландина и Боголюбова [122]:
«У аппарата генерал Маландин. Здравствуйте тов. Боголюбов… Я приехал сюда (из Касни в Холм-Жирковский, А.М.), чтобы на месте уточнить обеспеченность и стойкость занимаемого рубежа, т.к. противник отдельными группами своих передовых частей прорвался в направлении Холм-Жарковский…
(Боголюбов) … Конечно, мы меньше всего ожидали, что направление Хоменко так быстро сдаст. Кроме того, мы связаны были выполнением директивы Ставки в отношении хозяйства Захаркина (49-я армия, А.М.). Закрыты ли ворота прорыва у Хоменко? Все.
(Маландин) Нет, ворота у Хоменко по-моему остаются открыты. Направлена группа Болдина, которая сегодня с полдня ведет бои в районе Канютино. Я, уезжая, результатов того боя еще не имел…»

Фразы о «воротах прорыва» в этих переговорах лишний раз подтверждают наличие плана операции искусственно созданного «прорыва» на Канютинском направлении.
В 16:00 танки 6-й тд атаковали 128-ю тбр [123, 124], в то время как 25-й тп 7-й тд, обойдя с севера Холм-Жирковский, устремился к Глушковской переправе.
Таким образом, у командира 128-й тбр, после подхода к Холм-Жирковскому, было еще около 4 часов, чтобы предотвратить захват плацдармов в районах Глушковской и Тихановской переправ или хотя бы разрушить мосты, однако он бездействовал, т.к. имел приказ «быть в готовности к взаимодействию…»

Глушковская переправа была захвачена в 18:25 3 октября 25-м тп 7-й тд [125], Тихановская переправа – мотоциклетной ротой 6-й тд в предвечерних сумерках [126], а по данным оперсводки №137 Резфронта в 19:30 3 октября [127]. Очевидно и эти данные не противоречат друг другу. Запись об уверенном занятии плацдарма у Тиханово появилась в журнале 6-й тд в 22:50 [128]. Подготовленные к взрыву, но так и не разрушенные мосты на Днепре были разминированы немецкими саперами.
Вообще все мосты по ходу движения танковой бригады Коля не были разрушены, т.к. никаких мер страховки на случай провала операции по открытию «ворот прорыва» и уничтожению в «мешке» танков 56-го корпуса предусмотрено не было. Всего же, следуя через расположение наших войск, 25-й тп 7тд преодолел более 40 мостов, а 6-я тд – около 30 мостов, обозначенных на картах того времени. Важнейшие из них указаны на Схеме 1.
Теперь осталось выяснить, почему остался оголенным рубеж обороны по восточному берегу Днепра от Глушковской до Тихановской переправ.
В 9:50 30 сентября командующий 33-й армией отдал частный боевой приказ о переброске 18-й сд (бывшая 18-я дивизия народного ополчения, дно) по железной дороге в район Ново-Дугино [129]. Видимо эта переброска планировалась заранее, т.к. 27 и 28 сентября в дивизии прошли занятия на тему «Железнодорожные перевозки войск» [130]. Первый эшелон 18-й сд ушел в 4:50 1 октября со ст. Людиново. Однако, уже днем 1 октября на Брянском фронте обозначилось резкое ухудшение обстановки, в то время как на Западном и Резервном фронтах ожидавшееся 1 октября наступление противника так и не началось, поэтому Ставка приказала перебросить 49-ю армию в тыловой район Брянского фронта [131]. Фронт 49-й армии должна была занять 32-я армия, в состав которой вошла и 18-я сд. 2 октября части 49-й армии начали оставлять свои позиции. Так 194-я сд была сменена 140-й сд 32-й армии, причем фронт обороны 140-й сд был расширен на север до устья р. Вязьмы. Вечером 2 октября 248-я сд частью сил уже была на марше в район Ново-Дугино, а 673-й сп (бывший 137-й сп) 220-й сд готовился начать выдвижение туда же с 24:00, хотя по приказу Ставки погрузка обеих дивизий была запланирована в Касне и Сычевке соответственно.
Первые 5 эшелонов 18-й сд прибыли на ст. Ново-Дугино в 18:00 2 октября и к 21:30 ее 1310-й сп (он же 54-й сп по нумерации 18-й дно) сосредоточился в Подовражное в 6 км западнее ст. Ново-Дугино [132].
Фронт обороны 220-й сд, несмотря на то, что в ее составе остались только 2 полка, был расширен на юг и включал в себя переправу на р.Немощенке у Болышево. Таким образом, 1310-й полк 18-й сд должен был занять фронт обороны между устьями рек Вязьмы и Немощенки, куда входили Глушковская и Тихановская
переправы. Здесь надо отметить, что 18-я сд не выслала своих представителей для обеспечения смены 248-й сд.
Таким образом, несмотря на беспокойство начальника оперотдела ЗапФ Маландина, с вечера 2 октября до вечера 3 октября участок обороны, включавший в себя Глушковскую и Тихановскую переправы был оголен, а сами переправы охраняли только части НКВД. В районе Тихановской переправы находилась также рота батальона особого назначения (подрывники), а в Тычкове (восточнее Тиханово) – штаб 248-й сд во главе с командиром дивизии Сверчевским. Роте подрывников было приказано оборонять мост, вместо того, чтобы разрушить его, а после захвата переправы противником, роту бросили отбивать ее.
1310-й сп 18-й сд должен был совершить марш-бросок от Подовражное до Днепра. Расстояние примерно 40 км по прямой или около 55 км по дороге. Для преодоления этого расстояния походом требовалось не менее 18 часов, т.к. весь транспорт РезФ был задействован на левом фланге фронта.
Учитывая складывающуюся обстановку на Канютинском направлении днем 3 октября, оперотдел Резфронта пытался договориться со Ставкой об отмене отправки 248-й и 220-й сд и, видимо Василевский это обещал, т.к. Боголюбов во время переговоров с Маландиным утверждал:
«Вопрос о 248 и 220 решен Василевским только полтора часа тому назад» [133]
Разговор этот вероятно состоялся между 13 и 15 часами 3 октября. Тогда же вышел приказ Ставки об отмене отправки 248-й сд [134], однако отправка 220-й сд так и не была отменена.
Батальоны 1310-го сп 18-й сд подошли к Днепру в ночь с 3 на 4 октября и после коротких сборов их бросили со стрелковым оружием и ручными гранатами выбивать противника с плацдарма у Тиханово, который с вечера 3 октября занимали пехота и танки 6-й тд. В неравном бою, длившемся до вечера 4 октября, погибли и командир, и комиссар полка [135], но плацдарм и переправа так и не были отбиты у противника.

Выводы
Основной причиной быстрого прорыва обороны Западного фронта на Канютинском направлении до Днепра стал авантюрный план операции по открытию «ворот прорыва», втягиванию в мешок и уничтожению танков противника.
О наличии такого плана свидетельствуют следующие факты.
На этапе подготовки, за 3-5 дней до начала наступления, при информированности всех уровней командования о направлении главного удара и силах противника:
- с 29 сентября не пополнялся личный состав и артиллерия 162-й сд 30-й армии, которая находилась на острие атаки 56-го корпуса противника. В то время как остальные армии в этот период пополнение получили;
- сосредоточение на ст. Канютино 4-х зенитных дивизионов, изъятых из стрелковых дивизий 30-й армии (рубеж обороны, где планировали остановить немецкое наступление);
- части реактивной артиллерии не были подведены к месту прорыва (2 дивизиона и 2 батареи, 32 БМ-13);
- не были предприняты меры страховки на случай провала операции.
В ночь с 1 на 2 октября:
- с направления атаки 56-го корпуса отведены 3 артполка артиллерия усиления, которая прежде имела задачу стрельбы прямой наводкой по танкам противника;
- использование не по назначению резервного 147-го тп 147-й тбр, который был выдвинут к линии фронта и уничтожен в результате первых же налетов авиации противника (должен был запереть «мешок»);
- сосредоточение на ст. Канютино 30-го запасного полка 30-й армии и мотострелковых частей 101-й мсд (рубеж обороны, где планировали остановить немецкое наступление);
2 октября, в первый день немецкого наступления при информированности всех уровней командования о количестве танков противника на Канютинском направлении:
- информирование противника об отсутствии резервов и намерении удерживать переправы еще до подхода танков противника к линии обороны, путем передачи открытым нешифрованным текстом сообщения, которое перехватил 5-й АК (чтобы противник не изменил главное направление атаки);
- не была введена в действие система заграждений, в нарушение всех ранее отданных приказов, а именно, остались не разрушенными все мосты перед наступающими танками противника (противник должен был втянуться в Канютинские болота, а его обозы – предотвратить отход);
- на направлении главного удара противника при равенстве сил наши части отошли без боя с подготовленных рубежей обороны. Первое сопротивление было оказано только в расположении 251-й сд на восточном берегу р. Кокоши (чтобы обозы противника начали скапливаться за наступающими частями);
- на направление «прорыва» не были выброшены курсы лейтенантов и сержантов;
- части реактивной артиллерии на направлении «прорыва» не были применены;
- танковые части резерва фронта не получили приказов о вводе в бой, а вместо этого спустя 13-20 часов после начала наступления были отданы лишь устные распоряжения о подтягивании к направлению «прорыва»;
- авиация резерва Главного Командования бездействовала, несмотря на поданную заявку, а из пяти авиадивизий Западного фронта на направлении «прорыва» работала лишь одна;
- начался отвод 248-й сд с главной линии обороны на Днепре, в том числе в районах Глушковской и Тихановской переправ, не дожидаясь смены (абсолютная уверенность в успехе операции);
Все эти действия позволили противнику 2 октября прорвать оборону Западного фронта на всю глубину.
3 октября должен был стать решающим днем уничтожения танков противника, однако действовать должна была только авиация, при этом:
- утром закончился отвод 248-й сд, и на главной линии обороны на Днепре войск не осталось;
- утром со ст. Канютино были выведены стрелковые части 101-й мсд (чтобы не попасть под бомбежку своей авиации);
- 126-я тбр и 101-я мсд так и не получили приказов о вводе в бой, т.к. имели приказ «быть в готовности к взаимодействию» и стояли с 8 до 13 часов на расстоянии 6 км от двигавшейся колонны танков 6-й тд (чтобы не попасть под бомбежку своей авиации);
- 128-я тбр вышла к Холм Жирковскому за 4 часа до подхода противника и не приняла мер ни для обороны, ни для уничтожения Глушковской и Тихановской переправ, т.к. имела приказ «быть в готовности к взаимодействию…»
- так и не была введена в действие система заграждений, поэтому остались не разрушенными все мосты, включая Глушковский и Тихановский на Днепре.

В то же время бои на Бельском направлении с превосходящими в несколько раз силами противника показали, что при введении в действие системы заграждений на Канютинском направлении, сил Западного фронта было достаточно, чтобы:
- предотвратить прорыв 56-го корпуса на Канютинском направлении;
- части Западного и Резервного фронтов смогли бы отойти с минимальными потерями, уплотнить оборону на Ржевско-Вяземском рубеже и парировать удар соединений 3-й и 4-й ТГр. Т.е. окружения можно было избежать. И не было бы прорыва противника на Сычевку и Калинин.

Источники
1 ЦАМО Ф. 219 Оп. 679 Д. 12 ЛЛ. 156, 157 №60083295. Здесь и далее № означает номер записи в базе данных http://www.podvignaroda.ru/podvig-flash, меню «Календарь боевых действий»
2 ЦАМО Ф. 219 Оп. 679 Д. 7 №60081980
3 ЦАМО Ф. 208 Оп. 2511 Д. 64 Лл. 42-44. Текст по https://pamyat-naroda.ru/dou/?docID=111327485
4 ЦАМО Ф. 208 Оп. 2511 Д. 229 Л. 128 №60327486
5 ЦАМО Ф. 208 Оп. 2511 Д. 65 ЛЛ. 1-6 с приложением на 2-х листах. Текст по https://pamyat-naroda.ru/dou/?docID=111332010
6 ЦАМО Ф. 208 Оп. 2511 Д. 34 ЛЛ. 30-32 №60404459
7 ЦАМО Ф. 219 Оп. 679 Д. 7 №60081980, Д. 286, №60016568
8 ЦАМО РФ: Ф. 219. Оп. 679. Д. 12. ЛЛ. 156, 157 №60083295; там же Д. 25. Л.76, №60085235; Л. 86, №60085254; там же Оп. 2511 Д. 229. Л. 127, №60327484.
9 Милютин А.А. статья «Северный клин «Тайфуна» часть 2/16 http :// aldr - m . livejournal . com /7231. html
10 NARA T-313 R-231 F. 497067
11 ЦАМО Ф.208, Оп. 10169сс, Д. 4, ЛЛ. 123-125 текст по http :// bdsa . ru / documents / html / donesiule 41/410704. html
12 ЦАМО Ф. 208 Оп. 2511 Д. 208 Л. 69 №60326005
13 ЦАМО Ф. 816, Оп. 3120сс, Д. 3, Л. 69 текст по http :// bdsa . ru / documents / html / donesiule 41/410719. html
14 ЦАМО Ф. 208 Оп. 2511 Д. 229 ЛЛ. 112-119 №60327459
15 ЦАМО Ф. 354 Оп. 5806 Д. 3 Л. 237 Текст по https://pamyat-naroda.ru/dou/?docID=999
16 ЦАМО Ф. 354 Оп. 5806 Д. 11 Лл. 68, 69. Текст по https://pamyat-naroda.ru/dou/?docID=10051514
17 ЦАМО Ф. 208 Оп. 2511 Д. 78 Лл. 23-28. Текст по https://pamyat-naroda.ru/dou/?docID=111526773
18 ЦАМО Ф. 354 Оп. 5806 Д. 11 Л. 92. Текст по https://pamyat-naroda.ru/dou/?docID=10051524
19 ЦАМО Ф. 354 Оп. 5806 Д. 11 Л. 91. Текст по https://pamyat-naroda.ru/dou/?docID=10051523
20 NARA T-314 R-247 F. 223
21 NARA T-314 R-247 F. 226
22 ЦАМО Ф. 208 Оп. 2511 Д. 213 Л. 258. Текст по https://pamyat-naroda.ru/jbd/10014517
23 Лопуховский Л. Н. «1941. Вяземская катастрофа» 2-е изд. , – М. Яуза, Эксмо, 2008, СС. 107, 108
24 ЦАМО РФ. Ф. 48а Оп. 3408 Д. 15 Л. 494. Подлинник, текст по Ефремов А. Д., Мухин В. В., Андроников Н. Г. и др. «Русский архив: Великая Отечественная: Ставка ВГК. 1941 год. Том 16 (5-1)», Терра, 1996 С. 207
25 ЦАМО Ф. 208 Оп. 2511 Д. 255 №60215866
26 Милютин А.А. статья «Северный клин «Тайфуна» часть 13/16 http :// aldr - m . livejournal . com /4356. html, со ссылкой на ЦАМО Ф. 208 Оп. 2511 Д. 130 ЛЛ. 16, 32-37
27 ЦАМО Ф. 208 Оп. 2511 Д. 255 №60215866
28 Милютин А.А. статья «Загадки 10-й противотанковой бригады РГК» http://aldr-m.livejournal.com/10670.html
29 ЦАМО Ф. 208 Оп. 2511 Д. 216 Л. 186 №60326500
30 Милютин А.А. статья «Катюши (БМ-13) на Западном направлении к началу операции «Тайфун» часть 2/4 http :// aldr - m . livejournal . com /8260. html
31 NARA T-315 R-407 F. 17, 18 (R-323 F. 866, 867)
32 Лопуховский Л. Н. «1941. Вяземская катастрофа» 2-е изд. , – М. Яуза, Эксмо, 2008, таблица 4, С. 93
33 Там же, таблица 5, С. 101
34 NARA T-314 R-247 F. 209-228
35 NARA T-315 R-407 F. 12
36 http://www.lexikon-der-wehrmacht.de/Gliederungen/Panzerdivisionen/Gliede...
37 Лопуховский Л. Н. «1941. Вяземская катастрофа» 2-е изд. , – М. Яуза, Эксмо, 2008, C. 96
38 ЦАМО Ф. 208 Оп. 2511 Д. 216 Л. 9 №60326500
39 ЦАМО Ф. 208 Оп. 2511 Д. 78 Л. 35. Текст по https://pamyat-naroda.ru/dou/?docID=111526779
40 Шерстнев В.Д. «Трагедия сорок первого. Документы и размышления» – Смоленск: Русич, 2005, С. 456
41 Филиппенков M. H. Вяземская голгофа генерала Конева. — М.: Вече, 2012. СС. 23, 24
42 ЦАМО Ф. 219 Оп. 679 Д. 26 Л. 164, № 60085642
43 NARA T-315 R-816 F. 217
44 ЦАМО Ф. 208 Оп. 2511 Д. 216 Л. 9 №60326500
45 ЦАМО Ф. 208 Оп. 2511 Д. 166 Л. 3 № 60323475
46 Там же Л. 28 № 60323515
47 ЦАМО Ф. 208 Оп. 2511 Д. 216 ЛЛ. 5,6 №60326500
48 ЦАМО Ф. 208 Оп. 2511 Д. 214 Л. 238. Текст по https://pamyat-naroda.ru/jbd/287673267
49 ЦАМО Ф. 354 Оп. 5806 Д. 11 Лл. 68, 69. Текст по https :// pamyat - naroda . ru / dou /? docID =10051514
50 NARA T-315 R-323 F. 257
51 NARA T-315 R-329 F. 515
52 NARA T-313 R-231 F. 494222, 494230
53 NARA T-313 R-231 F. 496201, 496202, 496693
54 NARA T-315 R-406 F. 815
55 Там же F. 816
56 Лопуховский Л. Н. «1941. Вяземская катастрофа» 2-е изд. , – М. Яуза, Эксмо, 2008, CС. 617, 618
57 Милютин А.А. статья «Северный клин «Тайфуна» часть 5/16 http://aldr-m.livejournal.com/6420.html
58 ЦАМО Ф. 500 Оп. 12454 Д. 181 Л. 87
59 ЦАМО Ф. 500 Оп. 12454 Д. 181 Л. 51
60 ЦАМО Ф. 208 Оп. 2511 Д. 216 №60326500
61 Лопуховский Л. Н. «1941. Вяземская катастрофа» 2-е изд. , – М. Яуза, Эксмо, 2008
62 ЦАМО Ф. 208 Оп. 2511 Д. 216 ЛЛ. 5,6 №60326500
63 Лопуховский Л. Н. «1941. Вяземская катастрофа» 2-е изд. , – М. Яуза, Эксмо, 2008, С. 101
64 ЦАМО Ф. 208 Оп. 2511 Д. 216 Л. 184 №60326500
65 ЦАМО Ф. 208 Оп. 2511 Д. 213 Л. 177. Текст по https://pamyat-naroda.ru/jbd/10014517
66 ЦАМО Ф. 1535 Оп. 1 Д. 34 https://pamyat-naroda.ru/dou/?docid=112545018
67 Куракин А.П., лейтенант, командир взвода связи 147-й тбр, пропал без вести между 10-12.1941, ЦАМО Ф. 33 Оп. 11458 Д. 100, №4653991
68 NARA T-315 R-460 F. 1011
69 NARA T-315 R-460 F. 0965
70 NARA T-314 R-408 F. 0681-0685
71 NARA T-315 R-460 F. 0992
72 Залевский Д.А. мл. лейтенант, командир взвода тяжелых и средних танков, пропал без вести между 10-12.1941, ЦАМО Ф. 33 Оп. 11458 Д. 100 №4654254
73 NARA T-315 R-460 F. 1013
74 NARA T-315 R-886 F. 0230
75 NARA T-312 R-281 F. 7842398
76 Хазанов Д. Неизвестная битва в небе Москвы 1941-1942 гг. — Техника молодежи, 1999, С. 32
77 ЦАМО Ф. 208 Оп. 2511 Д. 27 Л. 77, 78. Текст по https://pamyat-naroda.ru/dou/?docID=111383581
78 NARA T-313 R-231 F. 496917, 496918
79 ЦАМО Ф. 208 Оп. 2511 Д. 34 Л. 104 №60404595
80 NARA T-313 R-231 F. 496938
81 NARA T-313 R-231 F. 496290
82 ЦАМО Ф. 208 Оп. 2511 Д. 216 Л. 46 №60326500
83 ЦАМО Ф. 208 Оп. 2511 Д. 166 ЛЛ. 29-31 №60323517
84 ЦАМО Ф. 208 Оп. 2511 Д. 20 Л. 45 №60084579
85 Лопуховский Л. Н. «1941. Вяземская катастрофа» 2-е изд. , – М. Яуза, Эксмо, 2008, С. 157
86 ЦАМО Ф. 208 Оп. 2511 Д. 78 Л. 35. Текст по https://pamyat-naroda.ru/dou/?docID=111526779
87 Лопуховский Л. Н. «1941. Вяземская катастрофа» 2-е изд. , – М. Яуза, Эксмо, 2008, С. 115
88 NARA T-313 R-231 F. 496893
89 NARA T-315 R-406 F. 125
90 ЦАМО Ф. 354 Оп. 5806 Д. 4 Л. 8. Текст по https://pamyat-naroda.ru/dou/?docID=10151531
91 NARA T-315 R-323 F. 0258
92 ЦАМО Ф. 219 Оп. 679 Д. 4 ЛЛ. 167, 168, №60081634
93 NARA T-315 R-323 F. 261
94 NARA T-315 R-323 F. 260
95 ЦАМО РФ. Ф. 354. Оп. 2605. Д. 3. Л. 342 текст по Лопуховский Л. Н. «1941. Вяземская катастрофа» 2-е изд. , – М. Яуза, Эксмо, 2008, С. 167. Указанная в книге р. Реконь есть не что иное, как р. Кокошь.
96 NARA T-313 R-231 F. 496890
97 NARA T-315 R-323 F. 261
98 ЦАМО Ф. 208 Оп. 2511 Д. 78 Л. 42. Текст по https://pamyat-naroda.ru/dou/?docID=111526784
99 NARA T-314 R-245 F. 357
100 ЦАМО Ф. 208 Оп. 2511 Д. 27 Лл. 77, 78. Текст по https://pamyat-naroda.ru/dou/?docID=111383581
101 NARA T-313 R-231 F. 496897
102 ЦАМО Ф. 208 Оп. 2511 Д. 27 Л. 113. Текст по https://pamyat-naroda.ru/dou/?docID=111383604
103 Милютин А.А. статья «Северный клин «Тайфуна» часть 14/16 http://aldr-m.livejournal.com/4272.html
104 NARA T-315 R-323 F. 260
105 NARA T-315 R-886 F. 458
106 ЦАМО ф.208 оп.2511 д.20 Лл. 48-52 №60084584
107 С. Штрик «Как это было» Томск, 2010, С. 47
108 NARA T-314 R-247 F. 242
109 ЦАМО Ф. 208 Оп. 2511 Д. 34 ЛЛ. 106, 107 №60404600
110 NARA T-313 R-231 F. 4960897 – 4960899
111 NARA T-315 R-323 F. 261 - 263
112 NARA T-313 R-231 F. 496894
113 NARA T-315 R-886 F. 474
114 Милютин А.А. статья «Северный клин «Тайфуна» часть 13/16 http :// aldr - m . livejournal . com /4356. html
115 ЦАМО Ф. 208 Оп. 2511 Д. 27. Л. 79-81. Текст по https://pamyat-naroda.ru/dou/?docID=111383582
116 ЦАМО Ф. 208 Оп. 2511 Д. 34 ЛЛ. 106, 107 №60404600
117 NARA T-315 R-323 F. 262
118 NARA T-313 R-231 F. 496903
119 ЦАМО Ф. 208 Оп. 2511 Д. 130 Л. 2 №60321082
120 NARA T-313 R-231 F. 496260
121 NARA T-315 R-323 F. 263
122 ЦАМО Ф. 208 Оп. 2511 Д. 130 ЛЛ. 55, 56 №60321171
123 NARA T-313 R-231 F. 496261
124 ЦАМО Ф. 208 Оп. 2511 Д. 130 Л. 19 №60321107
125 NARA T-315 R-323 F. 263
126 NARA T-315 R-323 F. 265
127 ЦАМО Ф. 208 Оп. 2511 Д. 87 Л. 214 №60317293
128 NARA T-315 R-323 F. 263
129 ЦАМО Ф. 219 Оп. 679 Д. 16 Л. 126 №60083721
130 Там же ЛЛ. 120,121. №60083711, ЛЛ. 123,124 №60083716
131 ЦАМО Ф. 48а, Оп. 3408 Д. 4 Л. 306. Подлинник. Текст по Русский архив: Великая Отечественная. Генеральный штаб в годы Великой Отечественной войны: Документы и материалы. 1941 год. Т. 23(12—1) — М: ТЕРРА, 1998, С. 187
132 ЦАМО Ф. 219 Оп. 679 Д. 79 ЛЛ. 96, 97 №60099652
133 ЦАМО Ф. 208 Оп. 2511 Д. 130 Л. 55 №60321171
134 ЦАМО Ф. 48а Оп. 3408 Д. 5 Л. 244
135 ЦАМО Ф. 1070 Оп. 1 Д. 151 ЛЛ. 27-32. Текст по книге «Ополчение на защите Москвы», под редакцией А.М. Пегова, – М, Московский рабочий, 1978

Фонд поддержки авторов AfterShock

Комментарии

Аватар пользователя Romaty
Romaty(2 года 4 месяца)(22:37:17 / 10-02-2016)

Жесть, а зачем все это, тем более с такими выводами?  Осенью 41 за ЗФ отсутствовали соединения класса выше тбр, это и определило общий неуспех, окружение большей части войск фронта. Причем было без вариантов. Также как и прочие операции, бери любое крупное окружение, что РККА, что фрицев.

Аватар пользователя UCL
UCL(2 года 3 месяца)(23:26:55 / 10-02-2016)

Причем было без вариантов.

Да-да, конечно без вариантов, когда:

с направления атаки 56-го корпуса отведены 3 артполка артиллерия усиления, которая прежде имела задачу стрельбы прямой наводкой по танкам противника;

не была введена в действие система заграждений, в нарушение всех ранее отданных приказов,

и т.п., начиная ещё с 22 июня. Какие уж тут варианты, тбм!?

Комментарий администрации:  
*** Заблокирован за розжиг ***
Аватар пользователя ascold
ascold(5 лет 9 месяцев)(23:58:18 / 10-02-2016)

И как это называется по-русски, без "тбм"? И после этого называть версию о заговоре конспирологией??!!

Аватар пользователя Romaty
Romaty(2 года 4 месяца)(00:01:08 / 11-02-2016)

Есть такая конспирология, как "командиры предали", но к реальности она не имеет никакого отношения. Все это ерунда.

Аватар пользователя aldr
aldr(2 года 6 месяцев)(00:02:46 / 11-02-2016)

да не было никакого заговора, было управление с голоса из Ставки. Именно поэтому до сих пор закрыты все переговоры между Запфронтом и Ставкой-Генштабом

Аватар пользователя Romaty
Romaty(2 года 4 месяца)(00:14:07 / 11-02-2016)

И с 45 много чего не печаталось-)) По причине того, что многие "оттуда" стали послевоенной элитой. Т.е. если 3 артдивизиона поближе на Ворошиловцах подтащить, то все 3 ТГр остановили бы? Даже 4-ю из-под Питера, которую разведка полностью продолбала? 

Аватар пользователя aldr
aldr(2 года 6 месяцев)(00:21:20 / 11-02-2016)

Вы невнимательно читали
1. разведки определила 3-4 тд, т.е. все танковые дивизии 3-й тгр.
2. 3 артполка не надо было подтаскивать, они уже стояли в нужном месте с задачей стрельбы по танкам.
3. кроме того Вы выдернули из общей картины 2 пункта и пропустили все остальные.

Аватар пользователя UCL
UCL(2 года 3 месяца)(00:39:47 / 11-02-2016)

ну ты меня понял :)

Комментарий администрации:  
*** Заблокирован за розжиг ***
Аватар пользователя Romaty
Romaty(2 года 4 месяца)(00:02:01 / 11-02-2016)

Ой, мил человек, отвели 3 артполка... "Командиры предали"(с)??? и "разведка не ошибается" (с)???-)) Конечно, немцы направление удара не переносили, никогда...  Чем там у нас артиллерия тягалась? Коняшками, Ворошиловцами и Комсомольцами? А снаряды чем повдвозились с расчетами? Характеристики приведешь здесь? А если с немецкой тд сравнить? А чо эт у нас от этих тбр при первой возможности отказались нафик? 

Вариантов не было, последние комплектные подвижные соединения класса ТД пролюбились под Сенно и Лепечем (5 и 7, где сын Сталина служил), это и предопределило дальнейший неуспех. Бери любое крупное окружение, сравнивай наличие подвижных соединений, все тебе станет ясно-) Учи матчасть, и не надо глупости про системы заграждений и приказы.

Аватар пользователя aldr
aldr(2 года 6 месяцев)(00:07:07 / 11-02-2016)

попрошу не переходить на личности

Аватар пользователя Romaty
Romaty(2 года 4 месяца)(00:15:02 / 11-02-2016)

Просто смешно читать "много букв" с такими выводами, без реального понимания вопроса.

Аватар пользователя aldr
aldr(2 года 6 месяцев)(00:27:27 / 11-02-2016)

обоснуйте свое мнение ссылками на документы, потом будем общаться. Сейчас вижу много пустословия. Неделя на размышление

Лидеры обсуждений

за 4 часаза суткиза неделю

Лидеры просмотров

за неделюза месяцза год

СМИ

Загрузка...