Миф о том, как большевики устроили разруху, и его опровержение

Аватар пользователя blues

(две части в одном посте)

Миф о том, как большевики устроили разруху, и его опровержение. Часть 1. Царизм и Временное правительство

 

1466973423-0e1e9b991617e7e983dc8564c7dbd

 

Царская Россия была страной с чрезвычайно низким (по европейским меркам) душевым ВВП, умеренными (но приличными) темпами роста экономики в целом и быстрым темпом роста промышленного сектора. Рост промышленности происходил с низкой базы, и если относительный темп роста впечатлял, то в абсолютных цифрах он выглядел скромно. Основная проблема российской промышленности заключалась в том, что она не смогла развить международную конкурентоспособность и существовала лишь благодаря высокому таможенному барьеру. Протекционизм в классической форме — создать стимулы для создания и начального роста своей промышленности, а затем, когда она вырастет и укрепится, убрать уже ненужные барьеры — в России не состоялся, в отличие от Германии, которая и была изначально принята за образец.



Апологеты царской России неизменно забывают указать, что приводимые ими высокие цифры роста — секторальные, страна же в целом продолжала находиться в экономическом сне, три четверти населения было занято в чрезвычайно отсталом (сравнивать с другими странами надо не урожайность, а производительность труда) сельском хозяйстве.

Начало 20 века считается первой эпохой глобализации, это время свободного межстранового движения капитала, изобилия прямых зарубежных инвестиций в развивающиеся страны, трансферта технологий, интенсивной международной торговли. Всё это, вкупе с высокими ввозными пошлинами, создавало предпосылки к локализации тех или иных производств в низкоразвитых странах. Как результат, старая Россия много чего умела делать сама (но, разумеется, не электрички и не автомобили в большой серии) — но, повторим, все отечественные изделия были не слишком хороши и изрядно дороги.

Россия 1913 года была развивающейся страной (спасибо свободному рынку и дешевому государству), но отнюдь не самой перспективной развивающейся страной в мире. На той дальности, на которой тогда можно было делать прогнозы — а это максимум 15 лет, тогда мировая экономика работала по схеме "бум–рецессия" — место России в мире измениться не могло, и в ряд развитых европейских государств она не вставала.

Куда это делось? Первая мировая война, революция и Гражданская война не смогли существенно повредить инфраструктуру и промышленные активы России. Мировая война шла почти пролностью вне территории будущего СССР, скромные, преимущественно полевые сражения Гражданской войны не произвели больших разрушений. Никто не бомбил городов, не уничтожал заводы — никакого сравнения между СССР в 1921 году и Германией в 1945 году быть не может. Крах российской экономики (падение душевого ВВП в 1921 году против 1913 составило около 40%) был, несомненно, экономическим кризисом, а не результатом физического уничтожения активов.

Людям, воспитанным на классической нарративной истории с типичной для нее нарезкой на "периоды", трудно бывает понять, что экономика функционирует непрерывно, а некоторые ее участники (растения, животные) и вовсе не замечают происходящих революций. Соответственно, эти люди склонны объяснять результаты долговременных экономических процессов революциями. Пришли большевики, и сделалась разруха. Но, хотя это и кажется на первый взгляд парадоксальным, на графике ВВП России революций не видно.

Что же там видно? Видна классическая последовательность бум–крах–восстановление. Бум начинается сразу же после начала войны и продолжается до середины 1916 года. Государство, ранее контролировавшее не более 2 млн человек и 15% ВВП, начинает распоряжаться как минимум 20 млн человек и 60% ВВП. Заемные деньги льются через казну рекой — расходы бюджета в 1916 году равны практически всему ВВП России в 1913 году. Ответом становится инвестиционная горячка. Разумеется, все инвестиции в столь истерическом режиме приводят к неоптимальному распределению средств. Вся структура экономики разбалансируется, начинается непрерывно убыстряющаяся инфляция, потребление домохозяйств падает, и сложная система мотиваций, которой руководились участники экономики ранее, заменяется стремлением получить военный заказ, а там хоть трава не расти.

С лета 1916 года все экономические показатели начинают идти вниз. Но правительство и предприниматели этого не замечают — деньги продолжают литься рекой, по всей стране строятся новые заводы, новые и новые люди приходят из деревень в стремительно растущие города и становятся рабочими — но делают они не товары, запрошенные рынком, а какие–нибудь снаряды, которыми никогда не выстрелят. А тем времен разбалансировка экономики доходит до инфраструктуры, без которой невозможны не только рост, но и просто нормальное функционирование — начинаются топливный кризис, продовольственный кризис и транспортный кризис. Если объяснить дело грубо, то в железнодорожных мастерских начинают делать снаряды, паровозы ломаются, а оставшиеся паровозы уже не успевают привезти уголь (который этим же паровозам и нужен) и хлеб (который должны есть железнодрожники), так как они заняты бессмысленной перевозкой солдат из точки А в точку Б и обратно, и в результате вся система останавливается.

Политическая система не выдерживает повышения ставок, все грызутся между собою, и последние остатки политической стабильности (довольно сомнительной и прежде) исчезают. До народа тем временем доходит, что он стремительно беднеет. Политическая дестабилилизация и раздражение масс приводят к падению самодержавия. И вот тут происходит удивительное событие — Временное правительство, сформированное (во всех составах) из наиболее ярких, порядочных и прогрессивных представителей политического класса, оказывается тотально недееспособным. Министры, занятые составлением пышных деклараций и чтением торжественных речей, игнорируют реальные проблемы и пытаются одновременно прислуживать всем политическим, социальным и экономическим силам, имевшим волю заявит свои требования, даже если их интересы несовместимы и противоположны. Рабочих вознаграждают 8–часовым рабочим днем, фантастическим увеличением заработной платы и массой социальных льгот, возлагаемых на предпринимателей. Крестьянам разрешают разграбить помещичьи хозяйства. Солдатам разрешают не воевать, не слушаться офицеров и разбегаться с фронта. Предпринимателям, в утешение, раздают жирные казенные заказы на всякие ненужности; так как все уже догадались, что ничем хорошим дело не кончится, предпринимательство вырождается в получение авансов от казны. Как легко догадаться, единственным способом щедро наделить и тех, и этих является неограниченное печатание новых денег, курс которых постепенно приближается к цене бумаги. При этом огромные массы людей продолжают участвовать в абсурдных проектах — строят заведомо ненужные железные дороги из никуда в никуда, оборонные заводы, которые заведомо не будут окончены к завершению войны, и всем им нужно как–то платить.

Как результат, осенью 1917 года начинается экономический коллапс. Предприниматели убеждаются, что их бизнес не стоит ничего — нет топлива, железная дорога остановилась, рабочие готовы работать три часа в день и непрерывно требуют прибавки, деньги обесцениваются на глазах — и просто уезжают, бросая предприятия. Банкиры, при развитых темпах инфляции, не понимают, зачем им их банки. Но, самое главное, оборонная экономика окончательно удушает производство потребительских товаров. А ведь крестьяне продают продовольствие горожанам лишь затем, чтобы купить эти товары. Как только они поймут, что денег дают много, но купить на них нечего, они просто перегонят свое зерно на самогон, а на следующий год сократят посевы. Всем понятно, что скоро раздувшиеся города начнут голодать и замерзать (лес–то рубят тоже для того, чтобы купить на выручку товары, которых более нет). А на фронте без всякого дела (военные действия практически остановились) сидят миллионы солдат, которые понимают, что осенью мужики в их деревне начнут делить землю, отнятую у частных собственников; и тех, кто зазевался и не явился к переделу, обманут.

И в этих критических условиях происходит Октябрьский переворот, который не только не являлся революцией, но даже с трудом заслуживал названия переворота: Временное правительство под конец впало в такое уныние и бездействие, что оно, скорее, не было свергнуто, а само засохло и отвалилось. Перед большевиками разворачивался крах в его полном развитии, и им предстояло пройти нижнюю точку этого краха и приступить к восстановлению.

Пришедшие к власти большевики понимали, как следует удерживать политическую власть, а вот экономической программы у них не было. Точнее была, программа–минимум РСДРП 1912 года. Это была умеренная и респектабельная социал–демократическая программа. Она предусматривала сохранение рыночной экономики и частной собственности, но с более широким вмешательством государства: принудительная синдикализация и регулируемые тарифы в ключевых отраслях, борьба с монополиями, более высокие налоги, прогрессивный подоходный налог, развитый социальный сектор, восьмичасовой рабочий день, смещение сил в рабочей борьбе на сторону рабочих. К тому, во что превратилась экономика России к ноябрю 1917 года, эта программа отношения более не имела. Новому правительству надо было импровизировать.

Миф о том, как большевики устроили разруху, и его опровержение. Часть 2. Первые полгода Советской власти

 

1468170639-923593afcbc71a41843c1467a9a51

 

Итак, экономика России досталась большевистскому правительству в состоянии, близком к коллапсу. Экономической концепции, хоть как–то относящейся к создавшейся ситуации, у РСДРП не было. Зато был определенный комплекс обязательств перед своей группой поддержки, индустриальными рабочими. Обязательства частично были твердыми — восьмичасовой рабочий день, а частично неопределенными — надо было как–то прижать капиталистов и продемонстрировать рабочим, что теперь они стали привилегированной группой. С крестьянами же дело складывалось плохо — всё, что партия обещала им ранее, то есть отнятие земли у частных собственников, они уже забрали сами летом 1917 года.

В традиционных мифологизированных представлениях правительство большевиков начало железной рукой устраивать военный коммунизм, за чем последовала разруха, из которой удалось выйти за счет перехода к НЭПу. Но действительность была устроена сложнее. На мой взгляд, у большевистского руководства мы можем видеть три последовательно сменявших друг друга группы идей, которые мы условно назовем "линией экономического розового единорога", "троцкистской линией" и "линией робкого госкапитализма". Эти три комплекса имели между собой очень сильные различия, куда более сильные, чем весь спектр экономических идей, обсуждавшихся с старой России или в современных странах. Только невнимательность, столетняя дистанция и выход в ту эпоху на первый план военно–политических событий приводят к тому, что мы сегодня ошибочно воспринимаем большевизм как единую силу, действовавшую по единому и заранее составленному плану.

Линия экономического розового единорога — это наследник линии политического розового единорога, идеологии первого состава Временного правительства. Поклонники розового единорога верят, что сам факт появления единорога (то есть того или иного института) постепенно волшебным образом преобразует действительность; при этом они обычно забывают исполнять возложенные на них ключевые государственные обязанности. Князь Львов, первый премьер Временного правительства, бездействовал и надеялся, что самый факт падения царизма совершенно достаточен для того, чтобы положение России улучшилось. Как–нибудь. Само собой. Постепенно. Поведение лидеров экономического блока Советского правительства — Осинского, Ларина — в первые полгода Советской власти было приблизительно таким же. Страна падала в пропасть, а они тем временем свели свою деятельность к минимуму противоаварийных мероприятий, надеясь на то, что сам факт падения капиталистического строя как–нибудь приведет к экономическому росту.

Чтобы понять, как представлялся своим адептам розовый единорог, надо вспомнить, что обещали рабочим расхожие социалистические брошюры весной 1917 года. Рабочий контроль над предприятиями (напоминаю, что единое плановое хозяйство и отмена частной собственности на бизнесы не подразумевались), синдикализация, регулирование цен, высокий налог на прибыль предприятий и прогрессивный подоходный налог должны были произвести чудеса. Рабочий день сокращался до 8 часов (то есть где–то на 20%) без падения заработной платы. Рабочие получали массу невиданных ранее социальных сервисов — полностью бесплатное образование на всех этапах, хорошую медицину. Но главное, появлялась чудесная пенсия по старости — она была равна заработной плате, а на пенсию можно было выходить в 45 лет (кому нужно так много рабочих, когда производительность труда чудесно повысилась). Последующие годы рабочие должны были проводить в самообразовании, личностном совершенствовании и развлечениях. Грубо говоря, социалистические экономисты обещали публике где–то 20% годового экономического роста в год в течение 10 лет подряд без привлечения под этот рост инвестиций. Комментировать тут нечего, но надо заметить, что многие верили во всё это искренне.

Экономическая политика первых 6 месяцев Советской власти, имевшая подкладкой веру в подобного рода басни, представляла собой странное совмещение малосвязных протиаварийных мер и вялого бездействия, демонстрировавшее прежде всего отсутствие связной концепции и плана необходимых мероприятий. Все смешалось в кучу. Основная лидерская группа большевиков сосредоточилась на завоевании политической власти и демонтаже демократии (вот это получалось у них хорошо), в то время как заведовавшие экономическим блоком поклонники розового единорога продолжали верить, вопреки всем наблюдаемым фактам, в свою лабуду.

С одной стороны, продразверстка, начатая еще царским правительством (но без успеха) в руках более крутоватых большевиков стала расширяться. Банки, отказавшиеся сотрудничать с новым правительством, были быстро национализированы — а это значило, что новая власть получила огромное количество пакетов акций предприятий, ведь крупные банки тогда были еще и инвестиционными фондами. Это была добавка к конфискованным еще при царе немецким предприятиям и многочисленным секвестрам, наложенным на частные оборонные предприятия (например, на Путиловский завод). Кроме того, большевикам приходилось как–то разбираться и с многочисленными брошенными предприятиями, хозяева которых просто сбежали. Так Советская власть оказалась де–факто владельцем большей части акционерных бизнесов, но еще не знала, что с ними делать. Пока что господствовала идея, что рабочий контроль, то есть передача предприятий в руки самих рабочих, сотворит чудеса — но на деле рабочие просто переставали работать, назначали себе огромную зарплату и требовали от властей скомпенсировать возникший дефицит.

С другой стороны, вплоть до лета 1918 года в России оставались и вели дела мультимиллионеры старой эпохи (например, Второв и Стахеевы), явно расчитывавшие о чем–то договориться с новой властью. Это говорит о том, что старые планы сохранить (при различных ограничениях) частную собственность на бизнесы пока что не были отброшены. Еще весной 1918 года ВСНХ серьезно рассматривал план оставить старых хозяев на крупных предприятиях как топ–менеджеров и миноритарных акционеров. Неакционерный (то есть более мелкий) бизнес почти полностью оставался частным и кое–как продолжал действовать. Кроме того, урожай 1917 года был вполне приличным (сажали–то еще тогда, когда экономика была рыночной), а запасы потребительских товаров были небольшими, а это неизбежно привело к резкому росту цен на последние — а это, в свою очередь, создало новые стимулы для мелкой торговли (называемой большевиками "спекуляцией").

Но самой главной проблемой была фактическое прекращение сбора налогов, усиленная эмиссия и гиперинфляция, темпы которой непрерывно нарастали. К зиме 1917/1918 денежное отношение было уже настолько затрудненным, что вопрос о том, кому принадлежат бизнесы, перестал быть принципиальным — ни частный, ни казенный уже не могли нормально действовать в отстутствие жизнеспособного денежного обращения. Как раз в финансовом деле, увы, большевики и показали наибольшую вялость, дорого стоившую стране. Большевики очень быстро остановили военную промышленность и аннулировали военные заказы — как раз это надо было сделать Временному правительству полгода назад — но экономика валилась в пропасть такими темпами, что эта полезная мера уже не дала заметного эффекта.

В целом, весной 1918 года правительство большевиков еще продолжало оцениваться наблюдателями как своего рода продолжение Временного правительства — такое же бестолковое и беспомощное в экономике, но только значительно более жесткое политически. Предприятия останавливались одно за другим, рабочие частично разбегались из городов, частично требовали пайка, государство достаточно робко начинало изъятия у крестьян, но преимущественно пыталось решить свои проблемы за счет эмиссии, продажа крестьянам последних остатков товаров бурно расцветала, натуральный обмен вытеснял денежный.

Впечатление, производимое всем этим хаосом, было резко отрицательным. Трудно было поверить, что так рождается новый мир. Многие были уверены, что большевикам не пережить 1918 год; ожидалось, что когда экономика дойдет до дна, большевизм дискредитирует себя окончательно и уступит место разумному коалиционному правительству, при котором и начнется возрождение, в каком–то мягком социал–демократическом режиме (типа британских лейбористов). Почти никто не понимал, что старому экономическому строю настал конец. Акции конфискованных большевиками предприятий, царские деньги и облигации продолжали иметь рыночную оценку, а blue chips — даже и кое–какое обращение на европейских биржах (парадоксально, но отдельные бумаги будут продолжать торговаться до 1922 года).

Но к концу весны 1918 года общие надежды на то, что большевики более или менее мирно убьются об дно, были аннулированы политическими событиями. Мир с Германией, сам по себе необходимый России, резко дестабилизировал внутриполитическую ситуацию. В марте–апреле 1918 года Россия казалась страной, в которой происходит "триумфальное шествие Советской власти", то есть, говоря человеческим языком, кое–какая стабилизация политического режима, создающая потенциал для восстановления хозяйственных связей на всем пространстве государства. Через три–четыре месяца от всего этого не осталось и следа.

Для большевиков были потеряны Украина, Кавказ, и даже Сибирь. Произошли все неприятности, которые могли произойти — и ожидаемые (интервенция, опасность которой большевики резко преувеличивали), и неожидаемые (восстание чехословацкого корпуса). Все территории, имевшие хоть какие–то шансы на автономизацию, этими шансами воспользовались. Было очевидно, что и сценарий мирного выхода из кризиса за счет естественного роста в присутствии розового единорога социализма (надежды большевиков), и сценарий мирного выноса большевистского правительства по типу крушения правительства Временного (надежды недоброжелателей большевиков) стали в равной мере нереализуемыми.

Все это привело к уходу партии розового единорога в небытие, из которого она неожиданно возродится через 70 лет (ускорение, кооперативы, выборы директоров на предприятиях). Экономическая власть попала в руки следующей группы лидеров — не менее завиральных, но максимально жестких троцкистов, которые мгновенно переделали экономический строй в более подходящий (по их мнению) для условий гражданской войны военный коммунизм.

Короткий период раннего большевизма не оставил о себе большой памяти — и официальная советская пропаганда, и писатели, и мемуаристы, и историки всегда больше любили драматический 1919 год. Но, между тем, последствия неожиданной экономической робости первоначальной Советской власти были огромными. В принципе, ничего нового большевики в ноябре 1917 — мае 1918 не сделали: экономика продолжала катиться в пропасть по тем рельсам, на которые ее поставило царское правительство всеми своими действиями с конца 1915 года, и по которым ее затем толкало Временное правительство. Но их бездействие довело дело до такого состояния, что имевшийся выбор сократился до двух вариантов — либо резкое смягчение курса и восстановление за счет оживления свободного рынка (грубо говоря, усиленный НЭП), либо военный коммунизм. Как только от страны отвалился экономически развитый и хлебопроизводящий Юг, как только запахло гражданской войной, вариант остался один — военный коммунизм. Никаких шансов одновременно бороться и пытаться возродить рыночный вариант экономики у большевиков не было (что показал страшный экономический упадок в стане их врагов). Начиналась ужасная эпоха.

Авторство: 
Копия чужих материалов

Комментарии

Аватар пользователя Малый Евген

Увы, но метание бисера это все.

 VDFу - все до фени, абсолютно упоротый пациент.

Аватар пользователя joho
joho(7 лет 3 месяца)

Неверно.

Если не публиковать такие материалы, на портале останется только упоротый VDF и сайт превратится в рассадник "Россия Которую Мы Потеряли" - такой же упоротый, как и VDF по наполнению

Аватар пользователя NOT
NOT(9 лет 1 месяц)

Это и хорошо, что подобные ВэДэЭфы встречаются, так сказать, в Живой природе. Это прекрасные образчики, на которых вменяемые люди могут оттачивать свои аргументы, положения и концепции.

Аватар пользователя Rouslan
Rouslan(1 год 9 месяцев)

вы оффлайн гляньте что творится

более 10000 упоротых и пгмнутых с иконами и хоругвями прошли крестным ходом по дороге к месту захоронения царской семьи!!! и это только в одном Екатеринбурге

при царе-горохе ведь хорошо было - царя-птичку панимаешь жалко...

Комментарий администрации:  
*** Уличен в набросах всепропальных "прогнозов" многолетней давности под видом свежих ***
Аватар пользователя NOT
NOT(9 лет 1 месяц)

В масштабе страны это всё возня тараканов под плинтусом.

Аватар пользователя warden
warden(6 лет 3 месяца)

Да не упоротый он.

Вот как в "пятерочке" продавщицы говорят "свободная касса", вот так и здесь. Есть "рынок" антирусских грантов, он о них мечтает, прыгает и кричит "свободная жопа!", но пока никто не польстился.

Там уже все пристроено.

Аватар пользователя Читаювсё
Читаювсё(9 лет 1 месяц)

Есть достаточные основания считать, что база (РИ) была отнюдь не такой низкой и является фактом то, что РИ входила в пятерку великих держав.

Аватар пользователя Производственник

Входила. И замыкала список империалистических стран.

Аватар пользователя Муза
Муза(1 год 4 месяца)

Как она могла быть не такой низкой при +- 80% безграмотного населения? 

Аватар пользователя СергиоПетров

Чёто маловато , даёшь 95% беграмотных!

Аватар пользователя Муза
Муза(1 год 4 месяца)

Очень информативно.

Процент грамотных в РИ определялся только в армии и составлял 3%. Закон о всеобщем нач.образовании по одним источникам так и не был принят, по другим был принят, но никогда не был реализован.

Аватар пользователя redtroll77
redtroll77(8 лет 11 месяцев)

Не был принят. Был один пилотный регион, где пытались внедрить всеобщее бесплатное образование, дальше не пошло. Царевы министры считали, что всеобщее бесплатное образование - вредная социалистическая идея, как и бесплатная медицина. Царь с ними не спорил.

Аватар пользователя style
style(1 год 12 месяцев)

Процент грамотных в РИ определялся только в армии и составлял 3%

Что  ж  Вы  так  палитесь  на  фальшивках .

Министр просвещения Российской Империи (1915–1916) граф П.Н. Игнатьев   приводил цифру в 56% грамотных от всего населения Империи на 1916 год.

Данные Военного министерства :

В 1913 году было призван 10 251 новобранец в Императорский русский флот, из них только 1676 были малограмотными и только 1647 неграмотными (См.: Военно-статистический ежегодник за 1912 год (СПб., 1914. С.372-375.). Среди же рядового состава армии из 906 тысяч человек числилось лишь 302 тысячи малограмотных. Неграмотные вовсе не числились.

Аватар пользователя redtroll77
redtroll77(8 лет 11 месяцев)

Безграмотных и в правду было большинство.

Аватар пользователя style
style(1 год 12 месяцев)

Безграмотных и в правду было большинство.

Нет , не  в  правду  , грамотных  было  56%  от всего населения Российской  Империи на 1916 год .

Аватар пользователя Муза
Муза(1 год 4 месяца)

Зависит как считать, т.е. какие критерии грамотности. Крестьянство было безграмотно на 1916 год.

Аватар пользователя style
style(1 год 12 месяцев)

Аватар пользователя Редут
Редут(6 лет 3 недели)

Ну есть и другие картинки того же автора. Воскресное чтение в сельской школе», 1895

 

Когда все взрослые уже умели читать.

Аватар пользователя СергиоПетров

Когда все взрослые уже умели читать

В те годы не только лишь все умели с выражением прочитать( а что собственно читают? Роман Жуль Верна, на который ни у кого денег нет? Мне так видится это банальный дискач и кино тех времён.

 

 

П.С. А сейчас не знаете с чего вдруг аудио книги так популярны? Там же подачи информации и  восприятия раз в пять ниже?

Аватар пользователя redtroll77
redtroll77(8 лет 11 месяцев)

Ну очень великая:

1) Винтовками себя в Первую Мировую обеспечить не могла, в результате по всему миру собирали винтовки, в том числе  устаревшие, этакие  "карамультуки" .

Это не я сказал, а создатель первого русского автомата и крупный теоретик автоматического оружия - Федоров.

2) Так же в Первую Мировую оказалась не в состоянии обеспечить себя шасси для броневиков - в результате шасси закупали: Остин, ФИАТ, Гартфорд.

А все почему?

Да только один автомобильный завод был, выпускавший только по 300 автомобилей в год - Руссо-Балт.

Его и на грузовики то для армии не хватало, не то что на шасси для броневиков.

3) Снарядный голод в Первую Мировую  - это тоже от величия видимо.

РИ была  аграрная страна и вот и все ее достижения.

 

Аватар пользователя style
style(1 год 12 месяцев)

Обеспечить  себя  винтовками  не  мог  никто , но   Российская  Империя  справлялась  с  дефицитом  лучше  других . Современный английский историк Н. Фергюсон, анализируя экономические проблемы всех воюющих государств, делает вывод, что в годы Первой мировой войны Россия создала «самую успешную военную экономику».

https://polit-ec.livejournal.com/15612.html

Аватар пользователя PIPL
PIPL(7 лет 1 месяц)

Вы эту статью на АШ разместите, думаю многим интересно будет. 

 

Аватар пользователя Эпиграмма
Эпиграмма(4 года 5 месяцев)

Интересно написано - мне очень понравилась подача. А написанное никак не разнится с тем впечатлением (большевики, получив политическую власть, совершенно оказались поначалу не готовы к управлению экономикой, финансами, культурой, наукой и т.д.), которое сложилось у меня от чтения-изучения того периода (1918)

Публикуйте продолжение, если оно у автора есть. Интересно.

Аватар пользователя Муза
Муза(1 год 4 месяца)

наукой  Уже в начале 1918г. было открыто 33 научно- исследовательских института большая часть которых работала до 90х.

Аватар пользователя style
style(1 год 12 месяцев)

За время царствования Императора Николая II  количество технических  ВУЗов  увеличилось с 6 000  до  23 300 .

Соответственно  цифра  0 033  удивления  вызвать  никак  не  может .

Аватар пользователя Муза
Муза(1 год 4 месяца)

В условиях Гражданской войны

Аватар пользователя style
style(1 год 12 месяцев)

Уже в начале 1918г.

В условиях Гражданской войны

В советской историографии начиная с периода правления И. В. Сталина  господствовала более узкая датировка Гражданской войны по периоду наиболее активных боевых действий, происходивших с мая 1918 года по ноябрь 1920 года . 

Так  что  мимо , что  в  условиях  Гражданской  войны .

Аватар пользователя Муза
Муза(1 год 4 месяца)

Нипоняла что вы пытаетесь отрицать. Более того было организовано множество научных экспедиций, самая известная в район Курской аномалии несмотря на боевые действия там.

Аватар пользователя style
style(1 год 12 месяцев)

Отрицаю  великие  заслуги  коммунистов  в  образовании .

Аватар пользователя style
style(1 год 12 месяцев)

И  кстати , в 1923 году  закрыты 43 ВУЗа и сокращены 18.000 штатных единиц в ВУЗах .

Аватар пользователя Читаювсё
Читаювсё(9 лет 1 месяц)

Да, и по одной простой причине - предователями там становились по классовому признаку, а не по профессиональному. 

И одним 1923 годом дело не ограничилось, емнип.

Аватар пользователя Муза
Муза(1 год 4 месяца)

Это наезд на , страшно подумать, на кого?smile17.gif

Аватар пользователя style
style(1 год 12 месяцев)

Да, и по одной простой причине - предователями там становились по классовому признаку, а не по профессиональному. 

Причина  не  та , что  Вы  говорите . Причинами  были  желание  коммунистов  лишить  высшую  школу  самоуправления  , желание  поставить  всё  под  свой  контроль ,  борьба  с  оппозицией .

http://www.protown.ru/information/hide/7123.html

Аватар пользователя Редут
Редут(6 лет 3 недели)

А вы не помните как профессора при царях бунтовали против режима?!

Аватар пользователя Читаювсё
Читаювсё(9 лет 1 месяц)

Насколько я знаю - в Сибири, в железнодорожных учебных заведениях было именно так, как я писал выше. Дошло до того, что открытые после окончания гражданской войны учебные заведения частью были закрыты, оставшиеся укрупнены освободившимися преподавателями достаточной квалификации, а учащиеся потеряли от года до двух обучения (т.е. например с третьего курса переводились на второй).

Аватар пользователя sasha7777
sasha7777(3 года 5 месяцев)

Царская Россия была страной с чрезвычайно низким (по европейским меркам) душевым ВВП

Дальше можно не читать.... 

Аватар пользователя Читаювсё
Читаювсё(9 лет 1 месяц)

Вот-вот.

 
Тыц сюда

Исходя из того, что сказано выше: в тысяча девятьсот тринадцатом году Российская империя была процветающей, быстро индустриализирующейся страной первого мирового эшелона, потенциальным мировым лидером, в которой быстро растущее население жило не хуже, чем в любой другой развитой стране мира. Все выдумки о беспощадной эксплуатации рабочих, крестьян, о кровавом режиме Николая Второго не более чем ложь, призванная отвлечь внимание от катастрофы, разразившейся в семнадцатом году прошлого века. А разразилась именно катастрофа. Не освобождение, не революция – а чудовищная, бесчеловечная, безумная катастрофа, сломавшая судьбу России. Трагедия, которую лишь сейчас можно как-то осмыслить – с высоты двадцатого века, с той горы, на которую мы вползли по колено в крови.

Были нерешенные вопросы? Да, были. Земельный вопрос. Еврейский вопрос. В любом крупном развитом государстве есть те или иные нерешенные вопросы, те или иные подавленные до времени социальные конфликты. Можно ли было их решить мирно? Да, конечно, можно.

Россия катастрофически проиграла двадцатый век, это надо признать. Благодаря злонамеренным и своекорыстным действиям определенных лиц, поддержанных из-за рубежа, сначала Россия была втянута в Первую мировую войну, затем напряжение военного времени вылилось в чудовищный социальный взрыв, когда озверевшие, потерявшие человеческий облик на фронте солдаты смели власть в стране. А потом все покатилось под откос. Через двадцать лет Россию и Германию стравили второй раз, в самой страшной войне, которую когда-либо видело человечество, – Великой Отечественной войне. Из этой войны, которая нам не была нужна, мы вышли, потеряв двадцать шесть миллионов человек, большую часть своей промышленности, жилого фонда, транспортных коммуникаций – страна фактически лежала в руинах. Все, что мы получили, – это горсть захудалых восточноевропейских стран, издревле нищих, которые оставались независимыми, но при этом и их надо было поднимать из руин. Ни одна геополитическая задача, стоящая перед Россией, решена в ту войну не была.

Сразу после этого у наших «союзников» возникли планы ядерного нападения на нашу страну, а когда ядерное нападение не удалось, они развязали против нас холодную войну. Но когда и этот план стал откровенно проваливаться, а сама Америка из-за перенапряжения сил оказалась на грани экономической катастрофы, настал одна тысяча девятьсот девяносто первый год. Который во многом родственен одна тысяча девятьсот семнадцатому.

Я пишу это не для того, чтобы еще раз пройтись по большевикам, не думайте. И не для того, чтобы обвинить «англичанку», которая нам гадила, гадит и гадить будет. Для того чтобы все не повторилось третий раз – симптомы уже есть, – мы должны задать себе два вопроса, и первый из них: кто виноват? И ответить на этот вопрос надо честно.

**Автор этого отрывка - Александр Афанасьев.

Аватар пользователя sasha7777
sasha7777(3 года 5 месяцев)

smile1.gif Ну если бы автор посчитал европейский ВВП с учетом колоний каждой из эуропейских держав,то он бы крайне удивился что Россия оказалась бы первой экономикой.

Аватар пользователя blues
blues(7 лет 1 неделя)

Экономику России точно так же считали без учёта её колоний в Средней Азии, так как Бухарский и Хивинский эмираты формально были полуколониями.

Аватар пользователя sasha7777
sasha7777(3 года 5 месяцев)

Надо считать хозяйство в целом, а не смотреть на Центральный офис. А с учетом этом этого,как бы Вы не считали Россия будет первой экономикой.

Аватар пользователя blues
blues(7 лет 1 неделя)

Вы не понимаете простого - по вашей ссылке первое, что сравнивается - это количество лошадей, которых в России было больше всех.

Но в том-то и дело, что количество лошадей как раз и является свидетельством отсталости России - в США в 1916 году было более миллиона автомобилей в частном использовании, а мобилизованные парижские таксисты в августе 1914 года организовали быструю массовую переброску подкреплений на фронт.

Не говоря уже о тракторах и комбайнах, которые на тот момент вовсю использовались в развитых странах.

И вот такой вот патриотической лжи о "России, которую у нас украли" в вашей цитате полно.

Аватар пользователя Читаювсё
Читаювсё(9 лет 1 месяц)

Это в 1916. В цитате, что я привёл речь в основном идёт о значительно более продолжительном периоде, нежели один очень показательный год и один единственный пример. 

Я утверждаю, что РИ входила в пятерку. Соответственно, она была на пятом месте, иначе я бы написал что она входила в тройку или занимала бы второе место.

Аватар пользователя a_trukhin
a_trukhin(7 лет 5 месяцев)

В приведенном вами отрывке говорится о вполне терпимых внешних заимствованиях РИ на 1913 г.

А как выросли иностранные кредиты  за 1913-1917 гг.? Они и в 1917 году оставались на уровне 1913 года ?

Автор отрывка об этом ничего не говорит.

А это очень важный момент.

Аватар пользователя style
style(1 год 12 месяцев)
Аватар пользователя Veritas
Veritas(4 года 8 месяцев)

Блюз, от тебя неожиданно видеть эту статью. 
Но вот что-то доказывать и обосновывать этим упорышам булкохрустным - пустая трата времени.

Аватар пользователя blues
blues(7 лет 1 неделя)

То, что я последовательный классический либерал и антикоммунист совершенно не означает, что я готов ради этих идей жертвовать истиной. В данном случае исторической. Точно также я выступаю категорически против очернения Советского Союза, к примеру, и считаю, что в СССР было сделано много хорошего и правильного, хотя идеологически я противник коммунистических идей.

Аватар пользователя verner
verner(5 лет 5 месяцев)

Интересно, против каких конкретно коммунистических идей вы против, ведь отличных идей, подходящих вам, было множество.

Аватар пользователя blues
blues(7 лет 1 неделя)

Классических либерализм предполагает следующее -

1. Неприкосновенность частной собственности.

2. Свобода распоряжения своей частной собственностью.

3. Свобода частной инициативы.

4. Равенство всех перед законом.

Как видите, с идеями коммунизма совпадает только пункт 4.

Аватар пользователя СергиоПетров

Как видите, с идеями коммунизма совпадает только пункт 4.

Не совпадает, так как на практике такого в СССР небыло.

Аватар пользователя redtroll77
redtroll77(8 лет 11 месяцев)

Все относительно, например репрессии в основном коснулись кого?

А начальства.

Страницы