Шлемы с масками римских кавалеристов.

Аватар пользователя PapaSilver

Среди находок древнеримского вооружения большую группу составляют  встречающиеся археологам шлемы с антропоморфными масками. Споры об их  назначении ведутся уже давно. Эту дискуссию открыл еще родоначальник  римской военной археологии Л. Линденшмит, считавший их боевыми . Противоположной точки зрения придерживался его оппонент в этом  вопросе О. Бенндорф, который приписывал их к части погребального  инвентаря . По его мнению, маски могли быть погребальными, так как  некоторые из них были найдены в могилах. Вследствие этого исследователь  провел аналогию с другими масками, погребальное предназначение которых  не вызывает сомнений. Тем не менее большая часть найденных на  сегодняшний момент римских шлемов с масками никоим образом не связана с  погребениями. Их находят в контексте вотивных приношений (зарытыми в  землю или в недрах вод), а также на территории военных лагерей легионов и  вспомогательных войск. В этом случае об их погребальном назначении говорить не приходится. Следовательно, каково же было их предназначение?

9629_original.jpg

https://twitter.com/10thLegio/status/1282414287030489088

Однозначно свидетельствующих о боевом применении масок, нет. Молчат и  письменные источники. В отличие от шлемов с масками парфянских и  сассанидских катафрактов, которые упоминаются Аммианом Марцеллином  и Юлианом Отступником  в контексте  боевых действий, римские шлемы с масками упоминаются теми же авторами  только в описаниях военных парадов, что позволяет интерпретировать шлемы с масками как часть парадного или спортивного (турнирного) снаряжения

Говоря о возможном использовании церемониальных масок в боевых условиях,  следует отметить, что одна из них найдена непосредственно на поле боя у  Калькризе. С другой стороны, невозможно  доказать факт ношения маски непосредственно в момент схватки, и вполне  допустимо, что маска находилась в разграбленном обозе. Наиболее  впечатляющим подтверждением возможности использования масок в бою  являются характерные повреждения, имеющиеся на некоторых из них.Вопрос возможности применения масок в бою рассматривается современными  исследователями также и с помощью экспериментальной археологии. Такой  подход позволяет проанализировать возражения против применения масок в  боевых условиях опытным путем. Известно, что маски плотно прилегали к  лицу и имели небольшие вырезы для глаз. Исходя из этого утверждается,  что маски значительно ограничивали как обзор, так и воздухообмен – воину  в маске было бы очень жарко и плохо видно противника, что, несомненно,  мешало бы в бою.

Экспериментальная реконструкция Александра Кириченко облика римского сигнифера по надгробию Квинта Лукция Фавста (фото клуба реконструкторов Legio XI CPF, Атланта, США)

Экспериментальная реконструкция Александра Кириченко облика римского сигнифера по надгробию Квинта Лукция Фавста (фото клуба реконструкторов Legio XI CPF, Атланта, США)

Не подлежит сомнению, что на значительной части найденных римских масок  материал слишком тонок, чтобы выдерживать воздействие оружия. Однако  данный факт относится главным образом к образцам II-III вв. Шлемы с  масками I в., как правило, изготовлены из толстого листового железа и  были вполне пригодны к боевому применению. Так, железная маска из  воинского погребения у Шасснара имеет  толщину 4 мм, а маска из Майнца – 2–3 мм , причем нужно  учитывать, что первоначально она была обтянута еще и бронзовым листом  . Таким образом толщина металла масок I в. н.э. сопоставима с  толщиной металла шлемов того же периода, а зачастую и превосходит ее  . Поскольку защитные качества таких шлемов в боевых  условиях считались достаточными, можно сделать вывод, что защитные  характеристики масок полностью отвечали требованиям безопасности. По  сравнению с этими экземплярами более поздние кажутся чисто декоративными  изделиями; тем не менее, не все из них были непригодны для  использования в бою.

Для сравнения уместно назвать гофрированные или рифленые доспехи  XV-XVI вв. Их поверхность в шесть раз прочнее гладкой .  Бронзовые маски имели толщину от 0,2 до 2 мм . Толщина  предназначенных для использования в бою предметов античного вооружения  также не превышает 2 мм , что отчетливо  демонстрирует возможность применения шлемов с масками в бою, тем более  что эксперименты показали неплохие защитные свойства этих предметов. М.  Юнкельманн обстреливал испытуемые модели доспеха стрелами с расстояния  в 2 м, бросал копье (hasta) с этого же расстояния и наносил удары  кавалерийским мечом (spatha). Сначала эксперименту подвергся плоский  необработанный латунный лист толщиной 0.5 мм – стрела пробила его  насквозь и вышла на 35 см. Копье пробило такой же лист и вышло на 12 см,  а удар меча образовал вмятину глубиной примерно в 2 см, однако  прорубить лист насквозь не удалось. Затем эксперимент был продолжен с  латунным листом толщиной в 1 мм. Стрела проникала на глубину 2 см, копье  на глубину 3 см, а удар меча образовывал вмятину глубиной примерно 0.7  см. Но защитные свойства шлемов и масок были еще более надежны, так как в  эксперименте воздействие производилось под прямым углом на плоскую  поверхность, в то время как наносимый по изогнутым поверхностям шлема  удар, как правило, соскальзывал. Кроме того, не следует забывать, что в  некоторых местах декорированных шлемов и других частей парадного  вооружения толщина фактически была большей из-за сгустков материала,  образовавшихся при обработке изделия, а применение кожи, войлока в  качестве подкладки увеличивало стойкость при ударах. При дальнейших  экспериментах, проводившихся с выгнутой и рельефной чеканной пластинкой,  имитирующей тулью шлема в виде кудрявой прически, толщиной 1.2 мм,  выяснилось, что основная часть ударов соскальзывала и оставляла лишь  царапины. Прямые попадания стрел пробивали лист на глубину всего лишь  1.5 см. При бросках копье несколько раз отскакивало, хотя при удачном  прямом попадании наконечник пробивал пластину на 4 мм. Удары меча  образовывали вмятины максимально глубиной до 2 мм. К тому  же, как показали микроскопические исследования образца металла  оригинала одной из железных масок типа Неймеген, листовой металл,  используемый для масок такого типа, мог быть многослойным, что улучшало  его твердость и прочность .  В дополнение к этому, группа ученых из Голландии и Германии провела ряд  экспериментов с использованием реконструкции римско- го скорпиона  первого века, детали которого были обнаружены в Ксантен-Вардте . Из скорпиона, установленного на расстоянии семи метров от цели,  был произведен обстрел трех металлических пластин: 1) из  низкоуглеродистого железного листа толщиной 1.5 мм, 2) из восьмислойного  железного листа толщиной 2.5 мм, произведенного по римской технологии  методом кузнечной сварки и последующей холодной ковки и 3) из бронзового  листа (сплав 94% меди и 6% олова) толщиной 2.5 мм . Ни одна из пластин не была пробита насквозь. Выстрел по первой пластине оставил вмятину глубиной 6 мм.  Выстрелы по второй и третьей пластинам не привели к каким-либо  повреждениям за исключением легких царапин на поверхности металла.

Шлем типа Вайзенау с маской (тип Калькризе). Бронза, середина I в. н.э. Нью-Йорк, Коллекция Леона Леви и Шелби Уайт. Инв. № 686 (рисунок А.Е. Негина)

Шлем типа Вайзенау с маской (тип Калькризе). Бронза, середина I в. н.э. Нью-Йорк, Коллекция Леона Леви и Шелби Уайт. Инв. № 686 (рисунок А.Е. Негина)

Получается, что шлемы и маски этой толщины неплохо защищали от  большей части античного оружия. Серьезная опасность была только в случае  прямого попадания стрел. Однако в этом случае они пробивали и кольчуги и  чешуйчатые панцири, поэтому абсолютной защиты не гарантировал ни один  вид доспеха.

Таким образом, защитные свойства римских масок были вполне  достаточными, поэтому выгода применения их в бою не подлежит сомнению.  Остается рассмотреть вопрос функциональности маски в отношении удобства  ее ношения и в предоставлении воину адекватной возможности  ориентироваться в боевых условиях. Ниже представлены наблюдения,  сделанные исходя из опыта ношения масок разных типов в различных  условиях.

Реконструкция маски типа Калькризе была испытана при ношении в пешем строю. Данная маска  является экспериментальной реконструкцией оригинала первой половины I в. н.э.  Маски-забрала такого типа крепились к центру нижней кромки лобной части  купола шлема с помощью шарнирного соединения. Дополнительно они прочно  фиксировались на лице нащечниками шлема, которые, в свою очередь,  связывались кожаными шнурками для закрепления шлема на голове воина.  Оригиналы масок данного типа не имели приспособлений для дополнительных  креплений. Как показал опыт ношения реконструкции маски, они и не  требуются. Следует заметить, что такой метод крепления маски к обычному  пехотному шлему позволяет в случае необходимости разобрать соединение  без особых усилий и носить шлем без маски.

Реконструкция маски и шлема типа Неймеген была испытана при езде верхом. Данная реконструкция сделана по железному оригиналу середины I века н.э. Маска этого типа также крепится к центру нижней кромки лобной части  купола шлема с помощью шарнирного соединения. Кроме того, маска  фиксируется кожаным ремнем, проходящим от одной щеки маски к другой над  назатыльником шлема и крепящимся по бокам маски к заклепкам с широкими  шляпками. Маска данного типа закрывает не только переднюю часть лица, но  и скулы и уши наездника. Иными словами, такая маска образует единое  целое со шлемом, полностью защищая голову воина. Конструкция и способ  крепления таковы, что такой шлем, в отличие от модификации, используемой  с масками типа Калькризе, не предназначен для ношения отдельно от  маски.

Реконструкция шлема с маской тип Калькризе (рисунок А.Е. Негина)

Реконструкция шлема с маской тип Калькризе (рисунок А.Е. Негина)

Ношение любой из масок причиняет определенные неудобства. Как  показывает опыт, приток воздуха через отверстия в носу и во рту маски  достаточен для нормального дыхания. В ходе экспериментальных интенсивных  двухчасовых скачек, специально проведенных М. Юнкельманном, выяснилось,  что приток воздуха достаточен даже при сильном напряжении, но в жарких  погодных условиях выделяемый пот, не имея возможности испариться,  скапливается на внутренней поверхности маски и на лице, обильно стекая  по лицу на подбородок и вызывая дискомфорт. Тем не менее в силу привычки  носящий маску вскорости перестает обращать внимание на такое  неудобство. При этом следует отметить, что на некоторых масках I в. н.э.  присутствуют дополнительные вентиляционные отверстия.

Для применения маски в боевых условиях более значимы определенные  ограничения видимости и слышимости. Так, маски полностью блокируют  периферический обзор.  С другой стороны, вследствие того, что маска фиксируется в  непосредственной близости от лица, прорези для глаз достаточны для  обеспечения приемлемого фронтального обзора. Маски типа Неймеген  закрывали ушные раковины и, таким образом, ограничивали слух.  Кроме того, дыхание наездника и свист ветра, проникающего через  отверстия для глаз и рта при быстрой езде, являются дополнительными  факторами, негативно влияющими на слышимость. Тем не менее в силу того,  что ушные раковины масок этого типа имеют отверстия диаметром 4 мм, наездник, носящий такую маску, слышит вполне приемлемо.

Член клуба реконструкторов Ala I Batavorum, Голландия, в реконструкции маски типа Неймеген (фото Phalera Filmworks, Нидерланды)

Член клуба реконструкторов Ala I Batavorum, Голландия, в реконструкции маски типа Неймеген (фото Phalera Filmworks, Нидерланды)

Тем, кто оспаривает возможность применения масок на шлемах в боевых  условиях, ссылаясь на значительные сопутствующие неудобства при этом,  следует напомнить примеры из других эпох. Когда речь заходила о  дополнительной защите, которая спасала жизнь воина, тогда уже никому и в  голову не приходило отринуть какие-либо средства индивидуальной защиты  из-за дискомфорта, связанного с их ношением. Здесь можно напомнить, что в  Первую мировую войну были изобретены противогазы, использовавшиеся в  кавалерийских частях, причем разработаны они были и для лошадей. Возможно, сравнение может показаться некорректным, поскольку речь  идет о строгой необходимости ношения противогазов в условиях химической  войны, ведь от этого зависела жизнь солдата, а в римской армии маски  на шлемах не играли такой важной защитной функции; т.е. в большинстве  случаев от защиты лица маской-забралом жизнь воина не зависела. В то же  время известно, что любые ранения лица всегда воспринимаются более  болезненно, чем другие раны, и могут привести раненого в замешательство и  повлечь выбывание его из строя. Стоит отметить, что воин как раз менее  опасался за защищенные доспехом части тела, нежели за незащищенные.  Поэтому в некоторых случаях действительно был резон защищать лицо  личиной-забралом, несмотря на очевидные ограничения в обзоре и  слышимости. Не всем воинам было одинаково необходимо обозревать все  пространство поля боя, чтобы видеть местонахождение нападающего на них  противника. Совершенно очевидно, что некоторым воинам зачастую не  приходилось орудовать мечом, и они были защищены стараниями окружавших  их соратников. К этим воинам относились знаменосцы. Их непосредственной  задачей было отслеживать передачу приказов и команд от центуриона или  декуриона. При этом достаточно было все время следить лишь за  местонахождением командира, отдающего приказы. А это было возможно даже  при довольно значительном ограничении обзора. С другой стороны,  постоянно занятые руки знаменосца могли явиться причиной несвоевременной  защитной реакции в случае неожиданных попаданий метательных снарядов,  от которых было сложно уклониться, и дополнительная защита лица была  совсем нелишней. Кроме того, использование масок в бою могло являться  устрашающим фактором для противника.  По сути, кавалерист всегда представлялся пехотинцу более сильным  противником, опасным и малоуязвимым из-за своей скорости. Чем более он  был защищен доспехом, тем менее уязвимым и, вследствие этого, более  страшным он казался. Неслучайно Аммиан Марцеллин сравнивает с ног до  головы закованного в доспех всадника-клибанария с изваянием знаменитого  греческого скульптора Праксителя, из-за чего такой тяжеловооруженный  воин казался статуей, а не живым человеком .

Из вышесказанного можно сделать вывод, что неудобства ношения маски  не являются критическими и вполне допускают возможность использования  масок в боевых условиях. Следует отметить, что римские маски  предоставляли лучший обзор, чем некоторые из гладиаторских или  средневековых шлемов.  То есть даже серьезные ограничения зрения не означали невозможности  использования личин-забрал в битве. Главным же аргументом в пользу  применения масок в сражении бесспорно являются их защитные качества.  Открытое лицо воина весьма уязвимо, и даже легкие ранения лица могли  вывести воина из строя вследствие болевого шока или кровотечения.  Большим преимуществом была практически полная защита лица. Таким  образом, боевое применение шлемов с личинами-забралами (особенно тех,  которые относятся к I в. н.э.) в числе прочего защитного снаряжения и,  главным образом, теми воинами, кому было затруднительно или невозможно  использовать щит для защиты лица – кавалеристами или сигниферами, –  вполне вероятно.

Авторство: 
Копия чужих материалов

Комментарии

Аватар пользователя Офисный планктон

Похоже, что это боевые маски командиров. Сами они должны руководить боем не в первых рядах и потому некоторое ухудшение обзора допустимо ради защиты лица от стрел противника. А командиры всегда были излюбленной целью лучников.

Аватар пользователя Вячеслав Чешский

Интересная тема. smile9.gif

Аватар пользователя zonder
zonder(3 года 3 месяца)

— Неужели, — власть говорит, — ты за столько лет не мог его соблазнить хоть раз сопли утереть? Тогда достойной субъект показал им пятнадцать научных изданных томов насчёт Проньки.

Подавать пешему или конному строю команды через маску в бою, та ещё задача. 

Аватар пользователя SergeiN
SergeiN(3 года 2 месяца)

На некоторых кавалерийских масках встречается надпись:" Кто не скачет - тот гоплит".

Аватар пользователя Brown
Brown(8 лет 7 месяцев)

А в чём антропоморфность?

Аватар пользователя Aleks177
Aleks177(6 лет 6 месяцев)

Мне больше интересно, как именно изготовляли маску. IMHO единственный способ снять отпечаток лица гипсом и выколачивать по нему. Но гипс непрочный... КАК?