Образование советского Казахстана

Аватар пользователя nackb

       "Действующие лица"- Кирревком , партия "Алаш", со своим проектом вхождения киргизского края в состав Туркестана ( который чуть было не выстрелил),местные губернские власти и центральная власть   

     10 июля 1919 года был принят декрет Совнаркома РСФСР «О Революционном Комитете по управлению Киргизским краем». Сокращено "Кирревком".

     Два основных претендента на должность председателя Джангильдин и Туганчин перегрызлись межу собой, поэтому председателем Кирревкома стал заместитель Сталина в Наркомнаце, польский коммунист Станислав Пестковский ( в А-Ате есть улица Пестковского. Не знаю упоминается ли его имя в учебнике казахской истории). Именно Пестковский стал основным мотором дальнейших событий. И безусловно он является одним из отцов-основателей Казахстана в современных границах

    Заместителем председателя был назначен казахский националист, деятель партии "Алаш" Ахмет Байтурсынов.

    Также был избран кадет Бахытжан Каратаев.

      В помощь Пестковскому назначили старого большевика Вадима Лукашева. Будучи уроженцем Семиречья, он владел казахским языком, хотя и скрывал это от казахских членов Ревкома. Лукашев, с самого начала работы Кирревкома не особо понимал, для чего центральное руководство любезничает с казахскими "буржуями" и зачем нужна такая автономия, в которой будут заправлять "классово чуждые элементы". "Пока эту "автономную" авантюру подсказала ей кучка ханских бандитов-богачей, которую мы "вынуждены" временно гладить по головке, всякими способами привлекая их к себе, на "помощь", как элемент, имеющий громадное влияние на тёмный народ, влияние, основанное на жалких остатках прежнего деспотического величия"

       Пожалуй, самым безупречным национальным членом Кирревкома с точки зрения большевиков являлся Сейткали Мендешев, простой сельский учитель, происходивший из непрестижного и, соответственно, "угнетённого" рода туленгут (потомки военнопленных, преимущественно калмыцкого происхождения). "…Мендешев – человек лично честный, но мало интеллигентный и слабо разбирающийся в этой сложной обстановке… В будущем может выйти из него хороший работник, если среда не засосёт его. Искренний сторонник советской власти", – так охарактеризовал его Ленину Пестковский.

        Впоследствии в личной беседе с Лениным , Байтурсынов сумел убедить вождя кооптировать в состав Кирревкома казахского националиста Тимофея Седельникова. Будучи оренбургским казаком по происхождению, вступившим в большевистскую партию лишь в декабре 1918 г., Тимофей Седельников был неисправимым идеалистом, бескорыстным и убеждённым борцом за справедливость. Собственная семья Седельникова жила впроголодь, но ему даже не приходило в голову воспользоваться своим положением, чтобы как-то улучшить свой быт.

      Прибывший в апреле в Оренбург новый член Кирревкома старый большевик Авдеев, ознакомившись с ситуацией, пришёл в ужас. "Корень наших разногласий заключается в том, что Седельников стал официальным вождём киргизских националистов и ведёт открытую шовинистическую борьбу против коммунистов, прибегая в этой борьбе к самым нечестным мерам. Отчаянная демагогия, натравливание киргизов на коммунистов стали обычным явлением… В лице Седельникова они нашли вождя, которого у них до сих пор не было. Он основал киргизскую националистическую идеологию, и все это преподносится под высокой маркой марксизма и коммунизма: мало этого, Седельников каждый раз пространно объясняет, что всё это он делает по поручению Ленина, Сталина, ЦК, что он специально послан защищать киргизов от засилья великороссов-коммунистов и т.д."[, – писал он Пестковскому. 27 апреля 1920 г., Тимофея Седельникова обвинили в казахской националистической агитации, а также признали в качестве "главаря националистическо-киргизской группы Алаш-Орды".

   Вот такой террариум единомышленников.

        Первая  цель Кирревкома -фактически подчинить своей власти уральскую губернию, кустанайский уезд челябинской губернии ,и акмолинскую и семипалатинскую области . В этом ему противостояли Уральский губком, челябинский губком и сибревком.

       В марте 1920 г. Байтурсынов совершил специальную поездку в Кустанайский уезд, где ознакомился с ситуацией. Вернувшись, 24 марта он выступил с докладом по этой теме на заседании Кирревкома. В принятом в итоге постановлении констатировалось: "Командировать представителя ревкома в Центр для освещения этого вопроса и указать на ненормальное постановление, во-вторых, представить в Центр свое мотивированное предложение по поводу включения Кустанайского у. в Киркрай, в-третьих, заручиться гарантией, чтобы в будущем без соглашения Кирвоенревкома территориальные изменения не происходили"

       После этого заседания Байтурсынов провел переговоры с представителями челябинских властей, которые успехом не увенчались. Позиция соседей была предельно простой: решение принято в Центре, а значит, и со всеми претензиями можете обращаться туда же. 7 апреля Байтурсынов вновь выступает по данному вопросу с докладом на заседании Кирревкома и фактически принуждает своих коллег принять конретное решение: "командировать т. Байтурсунова со всем материалом по данному вопросу и настоятельно ходатайствовать перед Президиумом ВЦИК об отмене своего постановления от 27 августа 1919 г. в части, касающейся Кустанайского у., и о недопущении в дальнейшем никаких изменений границ в областях, подлежащих ведению Кирвоенревкома по декрету Совнаркома от 10 июля 1919 г. до созыва общекиргизского съезда...".

      Вне всякого влияния Кирревкома оставались также формально подчиненные ему Акмолинская и Семипалатинская области. Занятые "красными" в конце 1919 – начале 1920 гг. они оказались в подчинении Сибирского ревкома. В приказе Семипалатинского ревкома от 16 декабря 1919 г. объявлялось: "областному революционному комитету отныне принадлежит вся полнота гражданской власти в Семипалатинской области... Областной революционный комитет в своих действиях и распоряжениях будет руководствоваться директивами Центральной власти Республики..."[18]. Кирревком в приказе даже не упоминался.

      В начале 1920 г. Сибревком по собственной инициативе расформировал Акмолинскую область, включавшую в свой состав Акмолинский, Атбасарский, Кокчетавский, Омский и Петропавловский уезды. Вместо неё была образована Омская губерния, объединившая бывшие уезды Акмолинской области и Тобольской губернии. Таким образом, область, на которую претендовал Кирревком, как бы исчезла. Кирревком этой реорганизации не признавал и в документах по-прежнему именовали территорию  Акмолинской областью. Все распоряжения Кирревкома семипалатинскими и акмолинскими властями игнорировались. Представители казахского населения в органах власти работали преимущественно в "киргизских секциях". "Эти "секции" по существу выполняли роль переводчиков и являлись перегородкой между органами советской власти и массами казакского народа"[19], – признавал позднее один из советских историков.

     Кирревком, не располагая никакими рычагами, помимо обращений в "Центр", пытался хотя бы обозначить свое присутствие. В июле 1920 г. члены Кирревкома Джангильдин и Авдеев во главе комиссии Кирревкома посетили Омск, Семипалатинск и Акмолинск для переговоров с Сибревкомом и выяснения обстановки в данных регионах. Вернувшись, Авдеев сделал доклад, где сообщал "о незнакомстве окраинных губерний с Киргизским краем, отрицательном отношении к постановлениям Кирревкома"

        Проблемой немного другого рода стал "мятеж" коммунистов Уральской губернии. В отличие от часто замалчиваемых территориальных споров по поводу других регионов данный конфликт упоминался практически во всех работах советского периода рассматривающих историю образования Казахской АССР. Обвинялись, конечно, во всём главные враги Советской власти – уральские казаки. Так, к примеру, известный ученый Елагин комментировал следующим образом непризнание уральскими властями Кирревкома и нежелание входить в состав образуемой автономии: "Шовинистически настроенные элементы в 1919 г. выступили с возражением против включения области в состав Казахского края, против предоставления автономии казахскому народу. Они считали её несвоевременной из-за политической и экономической отсталости края. Эта точка зрения отражала великодержавно-шовинистические настроения верхушки уральского казачества и кулацкой части русской переселенческой деревни, борющихся за сохранение того привилегированного положения, которое они имели до Октябрьской революции"

   Конечно, влияние традиционных настроений уральского казачества на региональное руководство отрицать сложно, значительная часть коммунистов была всё же местного происхождения. Прибывшие на работу в Уральск "варяги" не могли игнорировать мнение "красных казаков". Тем не менее, думается это был не единственный и не определяющий фактор, побудивший уральских большевиков обрести консенсус в борьбе против вхождения Уральской губернии в состав Казахской (киргизской) республики

     25 апреля 1920 г. Ревком Уральской губернии принял постановление, в котором отказался входить в состав и подчиняться Казахской(киргизской)республике, "по политическим и экономическим соображениям". Вслед за этим 16-17 мая в Уральске состоялась II губернская партийная конференция, где приняло участие 1000 членов партии и 50 делегатов[27]. Заявив о "полной неготовности киргизского населения к марксистскому мировоззрению" участники мероприятия приняли решение о необходимости подчинения Уральской губернии непосредственно "Центру".

         "II Уральская губернская партийная конференция, состоявшаяся в мае 1920 года, пошла на поводу у шовинистических элементов, приняла ошибочное, вредное решение о выделении Уральской губернии из состава Казахстана и о неподчинении губернской партийной организации областному бюро РКП(б). Отдельные руководящие работники Уральского губкома, скатившись на шовинистические позиции, не верили в революционные силы казахских трудящихся и в способность русского рабочего класса вести за собой крестьянские массы отсталых национальных окраин, отрицали руководящую роль партии в социалистическом преобразовании этих окраин", – такую оценку позже дали данным событиям авторы официальной истории компартии Казахстана, возложив, таким образом, всю вину на "отдельных руководящих работников".

      В отличие от властей Кустанайского уезда, Акмолинской и Семипалатинской области, "уральские сепаратисты" не располагали серьёзной внешней поддержкой. Обсудив с "Центром" поведение уральских большевиков и убедившись, что данный демарш действительно был организован "своими силами", руководство Кирревкома 19 мая 1920 г. направило в Уральск телеграмму, в которой указывало: "Комиссия Ц[ентрального] К[омитета] партии по киргизскому вопросу под председательством Сталина высказывается за подчинение Уральской области Кирревкому. Положение о выборах в Киргизии касается всех киргиз Степного края. Поэтому предлагаем Вам немедленно отменить вышеуказанное постановление губревкома, доведя об этом до сведения Кирревкома"[28].

      24 июня 1920 г. было принято специальное постановление Кирревкома об отношениях с властями Уральской губернии. В нём конкретно было заявлено, что "Уральская обл. в существующих административных границах целиком входит в состав территории управления Военревкома по управлению Киргизским краем и на правах губернии подчиняется последнему".

        Решительные действия Кирревкома и поддержка "Центра" остудили пыл уральских коммунистов. 1 июля 1920 г. Уральский городской совет в своём постановлении признал: "Уральская губерния как по своему географическому положению, так и по этнографическим, бытовым данным, тесно связана с судьбой Киркрая, почему её включение на указанных основаниях вызывается необходимостью и интересами будущего строительства Уральской губернии"[29].

     Тем не менее, в полускрытой форме сопротивление ещё продолжалось. В августе 1920 г., Кирревком сообщил Центру, что Уральский губревком, "в последнее время стал работать на соглашательских основах, т.е. исполнять только такие распоряжения Кирревкома, с которыми он согласен, а те, которые расходятся с его взглядами, он оставляет без исполнения".

     В итоге вборьбе за Север Кирревком  благодаря поддержке центральной власти победил целиком и полностью Не удалось присоединить город Омск и ряд районов Тюменской области. Но главная цель -выход к Иртышу была достигнута.

«Секретно. Москва. Кирпредставительство. Члену ВЦИК Мурзагалиеву. По вопросу о границах сообщаю свое мнение: безусловно настоять на оставлении Семипалатинской губернии, Иртышского и Павлодарского районов, на присоединении города Омска можно не настаивать в случае осложнения. Необходимо провести вариант нашего представителя о выходе на Иртыш. В крайнем случае можно ограничиться чисто киргизской частью Омского уезда с выходом на Иртыш…, отметить перед федеральной властью, что это делается только для спасения киргиз от вымирания, которое неминуемо, если они останутся в Омском уезде. Пред. КирЦИКа Мендешев (подпись)».

Вторая цель Кирревкома-присоединение Семиреченскойи Сыр-Дарьинской областей.

И здесь на сцену вышли  националисты с проектом Большого Туркестана

 

   

Авторство: 
Копия чужих материалов

Комментарии

Аватар пользователя отпуск
отпуск(4 года 11 месяцев)
Комментарий администрации:  
*** Уличен в немотивированных оскорблениях собеседников ***