Вход на сайт

Облако тегов

АШ-YouTube

20 ноября 1977 года в порту Могадишо. Сомали

Аватар пользователя PIPL

Этот день в истории:

На карте Гугл можно увидеть все то, что СССР им построил в Бербере.

Во времена СССР многие феодальные африканские князьки пытались выудить экономическую помощь и вооружения объявив "курс на социализм". Таким князьком в Сомали являлся Сиад Барре.

В 1970 году он и объявил "социализм", кстати, замешанный и на законах шариата.

И двинулась помощь:

Построили 4 современных аэродрома, две ВМБ (одну для нашего базирования - Бербера, вторую поменьше - для флота Сомали, которому СССР сей флот и подарил - десяток ракетных, патрульных и торпедных катеров, СДК и обученные экипажи), почти сотня самолетов (истребители и бомбардировщики), ну и, безусловно, танки, БТР и ЗРК.

Предложили наши лидеры этому князьку объединяться и с эфиопами. Но он решил по шумок у соседей целую провинцию оттяпать. А Эфиопия к тому времени тоже социалистической стала. Страна со своими сепаратистами-Эритрейцами. В общем-то и покрупнее Сомали, да и население христианское, без законов Шариата. Тоже князек Хайле Мариам, но он и с Фиделем Кастро быстро подружился.

В общем-то стратегически картина складывалась удачная - Красное море с двух сторон зажимали от НАТО крепко. Невзирая на  потерю Египта в 1974,артерии транспортные Красного моря зажимались Йеменом, Эфиопией, да и Персидский залив тоже мог контролироваться. Флот имел кучу стоянок и ПМТО. Тут как раз президент Египта Саддат и надоумил "шариатского строителя социализма" пошантажировать СССР, да и обратиться к Американцам заодно. И без саудитов тут тоже не обошлось.

Далее события развивались неконтролируемо:

После того, как во время начавшейся агрессии сомалийской армии против Эфиопии Куба и СССР выступили на стороне последней, отношения, длившиеся много лет между нашими странами, были разорваны. 13 ноября 1977 года президент Сомали Сиад Баре объявил о прекращении действия советско-сомалийского договора от 11 июля 1974 года.

Страну до 20 ноября должны были покинуть две тысячи советских специалистов и членов их семей.

15 ноября 1977 года ТАСС опубликовал заявление «К вопросу о советско-сомалийских отношениях»: «Правительство Сомалийской Демократической Республики заявило о том, что оно не считает необходимым дальнейшее пребывание в СДР советских специалистов, а также прекращает действие советско-сомалийского Договора о дружбе и сотрудничестве от 11 июля 1974 года. Свою акцию сомалийское правительство предприняло в одностороннем порядке и в условиях фактической войны, развязанной им против соседней Эфиопии. По существу за этой акцией стоит недовольство тем, что Советский Союз не поддержал территориальные притязания Сомали к соседнему государству и отказался содействовать разжиганию братоубийственной войны на Африканском Роге».

В общем, как раз те 2 тысячи наших граждан и оказались заложниками ситуации:

Из воспоминаний Игоря Георгиевича Пенкова, в то время  политического советника начальника политотдела ВМС Сомали:

«Первый признак надвигающейся грозы был связан с визитом Фиделя Кастро в Сомали. По всему Могадишо расклеили портреты гостя. В Сомали, кстати, работали и кубинские военные советники, и у них была та же проблема, что и у нас, хорошие отношения с Эфиопией. Когда Кастро выступал, ему аплодировали. Но в тот момент, когда в своей речи он посоветовал сомалийцам перенять опыт Эфиопии в создании коммун, началось что-то невообразимое: поднялся ор и свист, в кубинского лидера полетели камни, люди бросились срывать его портреты со стен. Сиад Барре отдал приказ всем кубинцам покинуть страну в течение 48 часов. Кубинцы явно не успевали, и мы приютили их у себя, благо наша колония военных специалистов с семьями находилась не в самом Могадишо, а несколько на отшибе.

Но дошла очередь и до нас. И вот что меня поразило — как мгновенно друг может стать врагом. Мы действительно дружили с нашими сомалийскими коллегами. Они, бывало, говорили: «У нас с вами много общего в самом главном. У нас революция произошла в октябре, и у вас революция октябрьская. Ваша страна называется СССР, и наша по-русски называется СССР — Союз Сомалийских Социалистических Республик». Я поинтересовался, а какие республики входят в состав Сомалийского Союза? Выяснилось, что президент Сиад Барре считал неотъемлемой частью Сомали такие государства, как Кения, Эфиопия, Джибути...

Еще утром 13 ноября мы с сомалийскими коллегами здоровались, улыбались друг другу. Днем президент объявил о денонсации договоров с Советским Союзом и фактически предложил нам убираться вон. Вечером мы уже были окружены врагами. Для Москвы, убаюканной сказками о нерушимой дружбе, это был неприятный сюрприз. А для нас — сущий кошмар. В домах, где жили советские семьи, отключили электричество и воду. Поселок оцепили коммандос, чтобы защищать нас от разъяренных толп. Они скапливались вокруг, выкрикивали угрозы и оскорбления, швыряли камнями. Начались трудности с питанием — в магазинах советским ничего не продавали. Удалось подстрелить несколько диких свиней, мясо которых в Сомали считается несъедобным.

В отличие от кубинцев нам милостиво дали целую неделю на то, чтобы покинуть страну. Советская колония оказалась на положении заложников. Кроме того, там была масса советского имущества. Как все это вывезти за неделю? Сомалийцы решили проблему просто, взяли и всё конфисковали. Но как за неделю вывезти тысячи советских специалистов с семьями? Я обратился к командующему сомалийским флотом с просьбой разрешить заход в порт наших десантных кораблей из Аденского залива для эвакуации нашего имущества. Но Сиад Барре запретил: «эвакуировать из Сомали нечего».

Наша группа начала переправляться в аэропорт, который оказался ловушкой. Там над нами просто измывались. За нами присылали спецрейсы — пассажирские «ИЛы», которые вели опытные военные пилоты в штатском. Когда ночью самолеты шли на посадку, на взлетных полосах полностью вырубали электричество. Только чудо и сноровка наших летчиков спасали от катастроф.

Очередь на таможенный досмотр стала бесконечно долгой. Женщины с детьми спали на полу, начали болеть. А таможенники неторопливо, круглые сутки, сменяя друг друга, потрошили чемоданы и сумки. Не знаю — правда или нет, но говорили, что особенным издевательствам подвергся кубинский посол. Его раздели чуть ли не догола. Впрочем, и нашим досталось — не дай Бог. Отбирали практически все, включая поношенные детские вещички. Вытряхивает таможенник чемодан и попросту грабит. Смеется и откладывает приглянувшиеся ему вещи, говорит: «Это — моё». А сверху на антресолях дежурили с кинокамерами корреспонденты Би-би-си и Синьхуа. Посол строго-настрого наказал: не давать им «компромата».

И все-таки дождались те корреспонденты сенсации. Дошла очередь до одного нашего специалиста. Когда таможенник затеял издевательство над его семьей, расшвырял по полу детские вещи, он, здоровенный мужик, врезал ему как следует. И тут мы все, безоружные, вооружились полными бутылками «пепси-колы» и встали стеной, готовые драться. Те сообразили, что любая заваруха со стрельбой по безоружным кончится плохо для них. Струсили. Тут как раз и наш морской десант подоспел. Дело сразу пошло быстрее. Я улетал последним на АН-12, Меня таможня вообще не досматривала. Ну а когда прибыли на Родину, с нас взяли подписку о неразглашении...»

Из воспоминаний  адмирала Михаила Николаевича Хронопуло, в то время капитана 1 ранга, начальника штаба 8 ОПЗСК:

«В то время я находился на большом десантном корабле «50 лет шефства ВЛКСМ».

Базировались мы тогда на севере Сомали в порту Бербера в Аденском заливе. 13 ноября 1977 года президент Сомали Сиад Барре объявил, что до 20 ноября все советские граждане должны покинуть страну. Кроме того, сомалийское руководство заявило, что все советское имущество, находящееся на территории республики, конфискуется. Я немедленно информировал центр о необходимости срочно организовать эвакуацию. Центр устроил мне нагоняй за паникерство и предложил составить план постепенной эвакуации до нового года. Я такой план составил и передал в центр. 14 ноября пришло указание переделать план. В этой волоките прошел еще один день. Только 16 ноября поступило распоряжение срочно идти в Могадишо.

...Поскольку сомалийские власти вели себя по отношению к нам, мягко выражаясь, непорядочно, я не счел нужным запрашивать разрешение на вход в гавань Могадишо. Там еще стоял наш транспортный корабль, которому не разрешали подойти к причалу для погрузки советского имущества. Мол, грузить нечего, всё теперь стало собственностью Сомали. Естественно, эту противозаконную акцию мы не признали. Высадили морских пехотинцев на берег. Как только на берегу появились наши десантники, ситуация мгновенно изменилась. Издевательства над нашими людьми прекратились, и никто не осмелился препятствовать погрузке советского имущества на транспортный корабль».

Участник боевого похода на БДК «50 лет шефства ВЛКСМ» в зоне Индийского океана в составе батальона морской пехоты ТОФ с июня 1977 года по май 1978 год сержант Юдин Сергей Михайлович вспоминал:

«…в 77-м на Аравийском полуострове и в Африке ситуация резко обострилась, как нам по простому объяснял замполит, «сомалийские сепаратисты покатили бочку на социалистических эфиопов», они и на йеменские территории претендовали. Так что наш поход начинался с порта Бербера (видимо, ошибка, фактически - Могадишо), но в порт нас сомалийцы не пустили. Тогда подошёл корабль сопровождения БПК «Чапаев», сделал разворот в гавани, и порт для нас был открыт. Семьи дипломатов, специалистов забрали другие суда, а на наш корабль (БДК «50 лет шефству ВЛКСМ») загрузили аэродромную технику, авиационные наливники. В открытом море мы всё это передали на сухогрузы. Задача была непростая, но выполнили аккуратно, только у одного КрАЗа рама переломилась.

А уж после этого отправились на Сокотру – объяснить сомалийцам, чей это остров. Йемен к тому времени уже направил туда войска, мы перебросили на остров их танковую бригаду (Т-34), специалистов, продукты».

Командование сомалийской армии знало, на что способны советские морпехи, не понаслышке. Ещё в сентябре-октябре 1972 года в ходе совместных учений район порта Буляхар (западнее Берберы) советская морская пехота Тихоокеанского флота с ходу прорвала после десантирования подготовленную противодесантную оборону сомалийских войск и, совершив 80 километровый марш в условиях пустыни, вышли к порту Бербера. На учениях присутствовал и министр обороны Сомали генерал М.А. Самантар. Поэтому в ноябре 1977 года после высадки десанта в Могадишо с одним плавающим танком ПТ-76 и двумя бронетранспортерами БТР-60 сомалийцы не пытались противодействовать действиям наших моряков и ни во что не вмешивались. Тем более что это было чревато для самих сомалийцев, ибо то, что предстало перед глазами наших морпехов, очень их возмутило.

Вот что вспоминал один из участников десанта:

«На берегу стеной высились штабеля ящиков с тем самым имуществом, которое сомалийское руководство решило себе присвоить. За этими штабелями на высотке располагались вооруженные люди. А перед штабелями на узкой полосе вдоль причала находились советские специалисты с семьями, точнее, какая-то часть из них. Остальные были в аэропорту Могадишо. На этой узкой полосе суши они провели не то двое, не то трое суток под палящим солнцем. Выйти оттуда было страшно, поскольку по штабелям время от времени стреляли. Люди были в отчаянии. Когда к ним на выручку подошли десантные катера, женщины плакали, а одна из них не выдержала и прыгнула в воду с высокого мола вместе с ребенком. Моряки ее тут же подобрали, а потом дали несколько очередей поверх той баррикады из ящиков. Обстановка нормализовалась, все пошло как по маслу».

Когда наши корабли из Аденского залива подтянулись к Бербере, было уже известно, что сомалийцы объявили о конфискации всего советского имущества и возможны провокации со стороны сомалийцев, вплоть до захвата кораблей в порту. Советскую колонию окружили внутренние войска, идут обыски, вывозить или выносить за пределы советской колонии ничего не разрешается. До моряков доходили слухи, что и в аэропортах над нашими людьми творились бесчинства. Руководством Сомали был издан указ, запрещающий нашим кораблям приближаться к сомалийским портам. Ждать детальных указаний из центра командованию 8-й оперативной эскадры ВМФ времени не было: надо было срочно спасать соотечественников. Поэтому им пришлось прибегнуть к небольшой психической демонстрации. Орудия и ракеты кораблей привели в боевое состояние, десантники открыто готовились к десантированию. Наш морской десант с танками и артиллерией выглядел настолько внушительно, что отряды сомалийских внутренних войск ни во что вмешиваться не посмели. Люди были эвакуированы, потом наши моряки демонтировали все советское имущество и погрузили на корабли. Все обошлось без выстрелов и эксцессов, и было проделано в кратчайший срок.

ВЫВОД можно сделать следующий: 

1. Руководство СССР хотело знать только то, что ему нравилось. Объективность в расчет в Кремле не принималась.

Негативную роль в определении советской политики с сомалийским лидером сыграл назначенный в сентябре 1974г. послом в Сомали Г.Е. Самсонов. Он сменил А.С. Пасютина, который придерживался разумной сдержанности в оценке Сиада Барре, что, видимо, не ускользнуло от внимания последнего и побудило его во время визита в Могадишо в июле 1974 г. Н.В. Подгорного попросить высокого гостя назначить послом другого, приглянувшегося ему советника-посланника нашего посольства. Что и было сделано и лишь усугубило наше некритическое отношение к политике Сиада Барре. Тем более что Сиад Барре при встречах с нашими делегациями и в посланиях советскому руководству неизменно выступал с убаюкивающими заявлениями в миролюбии Сомали. В Москве ему верили. При активном содействии тогдашнего посла в Могадишо Г.Е. Самсонова между Сиадом Барре и Л.И. Брежневым осуществлялась оживленная личная переписка, причем посол явно поправлял «реноме» сомалийского лидера собственными выкладками, ссылками на то, что «товарищ Сиад заверил», «товарищ Сиад просил передать лично товарищу Брежневу» и т.д

Опять из воспоминаний Игоря Георгиевича Пенкова:

Выступая на XXV съезде КПСС, сомалийский лидер Сиад Барре рассказывал, как он строит социализм, и наше руководство охотно ему верило, потому что хотело верить. Мы, те, кто работали в Сомали, убеждались, что наше руководство слабо знает обстановку в этой стране.

Был торжественный визит Н.В.Подгорного, который в Москве считали очень удачным. А в Могадишо визитом остались недовольны, потому что считали, что советский руководитель должен был привезти им большие денежные подарки или кредиты. Им нужно было с нас получить как можно больше, в стране царили феодальные порядки, фанатизм и культ личности президента.

Я пытался информировать Москву об истинном положении вещей, но мои письма туда не доходили, иногда уничтожались на моих глазах, поскольку шли вразрез с оптимистическими реляциями руководства советской колонии. Явление в общем-то распространенное… В итоге руководство перестало делиться со мной объективной информацией. Я и вся наша колония военных советников вынуждены были следить за ходом сомалийско-эфиопской войны по «голосам».

2.История с высадкой десанта, овеянная за 35 лет кучей легенд, на самом деле в основном показательна тем, что моряки и командиры умело действовали самостоятельно по защите своих родных граждан, не дожидаясь указаний центра, которые как всегда, были бы запоздалыми. И показательна тем страхом, который распоясавшиеся вояки-сомалийцы испытали перед советской силой оружия.

Конечно, раньше силу демонстрировать надо было. Может и не было бы исхода....

Кстати: никакой стрельбы, кроме очередей из пулемета в воздух для острастки, со стороны десанта не было.

Имущество вывезли почти все, что можно было забрать, плавсредства тоже.

ССЫЛКИ: http://alerozin.narod.ru/Somalia.htm автор Розин Александр.

http://www.airwar.ru/history/locwar/africa/ogaden/ogaden.html

 

 

Авторство: 
Копия чужих материалов
Фонд поддержки авторов AfterShock

Комментарии

Аватар пользователя Bledso
Bledso(6 лет 8 месяцев)(21:21:49 / 20-11-2019)

Ууу, Бербера... Да, там такую базу отстроили...

Аватар пользователя Похьяла
Похьяла(6 лет 3 месяца)(21:36:16 / 20-11-2019)

В те же годы, мой батя лес с делянок на ЦБК возил в Карелии. Привезёт, разгрузится, на выезде ему бумаги заполняют: "Нас тут небыло пока ты разгружался, поэтому сам напиши, сколько леса привёз, и сколько рейсов сегодня сделал".

Батя скромничал, и просто округлял цифры в большую сторону. А многие не долго думая, приписывали лес в разы, и писали себе не один, а два три рейса.

И никого за это не наказывали. Даже наоборот - хвастались во всех газетах, дутыми показателями. И в этом, весь СССР - бравуарные отчёты, и полное нежелание знать, что в реальности происходит. 

Аватар пользователя Igoris
Igoris(5 лет 12 месяцев)(21:59:12 / 20-11-2019)

Ну сейчас-то всё гораздо лучше - джинсы, жвачка, 100 сортов колбасы.

Аватар пользователя Деревянный ШтативЪ

Вы немного зря иронизируете. Хорошо не замечать такие, вроде бы мелочи, когда они свободно продаются. Можно даже и посмеяться над советскими людьми, у которых это было в дефиците, а то и вовсе отсутствовало. Вроде как-продали страну за чуин-гам. Только вот-интересно-отчего страна не озаботилась, чтобы эта ерундовая по сути фигня-просто лежала везде в магазинах. Что жвачка, что джинсы. Про 100 сортов-неизбалованный гражданин СССР и помыслить не мог. Его, я думаю-вполне устроили бы и десяток, только постоянно, везде и без очередей. Точно так же-не отказался бы советский человек и от круглогодичных апельсинов вплоть до любого сельпо.

Аватар пользователя Igoris
Igoris(5 лет 12 месяцев)(22:35:19 / 20-11-2019)

Да ладно вам, в Казахстане снабжение было гораздо лучше, чем в Нечерноземной России, здесь никто не голодал и талонов не было до Горбатого, даже водка по талонам появилась только только перед развалом страны.

Джинсы - обычная рабочая одежда, таки в конце 80 - начале 90-х появились в магазинах, по цене 100 руб.

 

Аватар пользователя Деревянный ШтативЪ

И в КЗ по разному было. Был закрытый Степногорск, а был и Целиноград в 200 км от Степногорска. Джинсы-да. Именно в конце. И не только 80-х, но и СССР в принципе. А до этого-по 200 с рук. В лучшем случае-индийские "Ависы". В общем-спорить тут можно долго. Да стоит ли? Сколько времени-то прошло уже. 

Аватар пользователя Pa
Pa(7 лет 10 месяцев)(00:12:16 / 21-11-2019)

Везде в СССР по республикам снабжение было лучше, чем в самой России. Знаю, ибба успел застать то время. А кто такой Слава КаПэСэС? И отчего всякие окраинные считали, с какого-то бодуна, что это их достижения? 

 

Аватар пользователя dixie
dixie(4 года 1 неделя)(10:10:10 / 21-11-2019)

Да, помню меня тогда сильно удивляло - почему какие-то штаны должны стоить СТО рублей ;) Год был ещё 87й какой-то ...

 

Аватар пользователя Советчик
Советчик(1 год 6 месяцев)(23:20:13 / 20-11-2019)

Продажа еды зарубеж вместо её скупки в судорожных попытках недопустить голода.

Комментарий администрации:  
*** Уличен в антисоветской лжи и набросах - https://aftershock.news/?q=comment/7625227#comment-7625227 ***
Аватар пользователя ctrl_points
ctrl_points(4 года 4 месяца)(22:14:52 / 20-11-2019)

 И в этом, весь СССР

Не широковат ли замах на весь? А то другие твои единомышленики плачутся, что в тридцатые их за три колоска прессовали. 

Аватар пользователя ZloyРусский
ZloyРусский(11 месяцев 2 дня)(22:31:32 / 20-11-2019)

И за прошедшие годы мало что изменилось на черном континенте. Рецепт амеров " пороть и не кормить" все еще действует лучше других. Зря Темнейший розовые пузыри на этот счет пускает про дружбу в десны. Запускайте Кракена Вагнера, потом за разговоры. 

Аватар пользователя Pa
Pa(7 лет 10 месяцев)(00:13:50 / 21-11-2019)

Дружба в дёсны -это напускное. Правда во времени растянуто, оттого не нравится.

Аватар пользователя марионетка мордера

Неизвестная война. Русские глазами американца

20 июня 2011

11

Неизвестная война. Русские глазами американцаПару лет назад в американской газетке был опубликован интересный материал посвященный сорокалетию одной маленькой, но грязной войны которую вели США,Алжир, Эфиопия и Сомали. В этой войне нет правых, одни виноватые.

Маленькое пояснение: описываемые события разворачиваются в теперь печально знаменитом  Аденском заливе. “Tankist”, он же “бородатый капитан” – Майор Еременко Николай Игнатьевич, командир отдельного батальона 104 ТБ приданого миссии ООН.

Аватар пользователя марионетка мордера

ИСПОВЕДЬ ЛЕЙТЕНАНТА МОРСКОЙ ПЕХОТЫ

Меня зовут Майкл Фогетти, я капитан Корпуса Морской пехоты(1) США в отставке. Недавно я увидел в журнале, фотографию русского памятника из Трептов-парка в Берлине и вспомнил один из эпизодов своей службы. Мой взвод после выполнения специальной операции, получил приказ ждать эвакуации в заданной точке, но в точку эту попасть мы так и не смогли.

В районе Золотого рога как всегда было жарко во всех смыслах этого слова. Местным жителям явно было мало одной революции. Им надо было их минимум три, пару гражданских войн и в придачу один религиозный конфликт. Мы выполнили задание и теперь спешили в точку рандеву с катером, на котором и должны были прибыть к месту эвакуации.

Но нас поджидал сюрприз. На окраине небольшого приморского городка нас встретили суетливо толкущиеся группки вооруженных людей. Они косились на нас, но не трогали, ибо колонна из пяти джипов, ощетинившаяся стволами М-16(2) и М-60(3), вызывала уважение. Вдоль улицы периодически попадались легковые автомобили со следами обстрела и явного разграбления, но именно эти объекты и вызывали основной интерес пейзан, причем вооруженные мародеры имели явный приоритет перед невооруженными.

Когда мы заметили у стен домов несколько трупов явных европейцев, я приказал быть наготове, но без приказа огонь не открывать. В эту минуту из узкого переулка выбежала белая женщина с девочкой на руках, за ней с хохотом следовало трое местных нигеров (извините, афро-африканцев). Нам стало не до политкорректности. Женщину с ребенком мгновенно втянули в джип, а на ее преследователей цыкнули и недвусмысленно погрозили стволом пулемета, но опьянение безнаказанностью и пролитой кровью сыграло с мерзавцами плохую шутку. Один из них поднял свою G-3(4) и явно приготовился в нас стрелять, Marine Колоун автоматически нажал на гашетку пулемета и дальше мы уже мчались под все усиливающуюся стрельбу. Хорошо еще, что эти уроды не умели метко стрелять. Мы взлетели на холм, на котором собственно и располагался город, и увидели внизу панораму порта, самым ярким фрагментом которой был пылающий у причала пароход.

В порту скопилось больше тысячи европейских гражданских специалистов и членов их семей. Учитывая то, что в прилегающей области объявили независимость и заодно джихад, все они жаждали скорейшей эвакуации. Как было уже сказано выше, корабль, на котором должны были эвакуировать беженцев, весело пылал на рейде, на окраинах города сосредотачивались толпы инсургентов, а из дружественных сил был только мой взвод с шестью пулеметами и скисшей рацией (уоки-токи(5) не в счет).

У нас было плавсредство, готовое к походу и прекрасно замаскированный катер, но туда могли поместиться только мы. Бросить на произвол судьбы женщин и детей мы не имели права. Я обрисовал парням ситуацию и сказал, что остаюсь здесь и не в праве приказывать кому — либо из них оставаться со мной, и что приказ о нашей эвакуации в силе и катер на ходу.

Но к чести моих ребят, остались все. Я подсчитал наличные силы… двадцать девять марин, включая меня, семь демобилизованных французских легионеров и 11 матросов с затонувшего парохода, две дюжины добровольцев из гражданского контингента. Порт во времена Второй мировой войны был перевалочной базой и несколько десятков каменных пакгаузов, окруженных солидной стеной с башенками и прочими архитектурными излишествами прошлого века, будто сошедшие со страниц Киплинга и Буссенара, выглядели вполне солидно и пригодно для обороны.

Вот этот комплекс и послужили нам новым фортом Аламо. Плюс в этих пакгаузах были размещены склады с ООНовской гуманитарной помощью, там же были старые казармы, в которых работали и водопровод и канализация, конечно туалетов было маловато на такое количество людей, не говоря уже о душе, но лучше это, чем ничего. Кстати, половина одного из пакгаузов была забита ящиками с неплохим виски. Видимо кто — то из чиновников ООН делал тут свой небольшой гешефт. То есть вся ситуация, помимо военной, была нормальная, а военная ситуация была следующая…

Больше трех тысяч инсургентов, состоящих из революционной гвардии, иррегулярных формирований и просто сброда, хотевшего пограбить вооруженных, на наше счастье только легким оружием от маузеров 98(6) и Штурмгеверов(7) до автоматов Калашникова(8) и Стенов(9), периодически атаковали наш периметр. У местных были три старых французских пушки, из которых они умудрились потопить несчастный пароход, но легионеры смогли захватить батарею и взорвать орудия и боекомплект.

Мы могли на данный момент им противопоставить: 23 винтовки М-16, 6 пулеметов М-60, 30 китайских автоматов Калашникова и пять жутких русских пулеметов китайского же производства, с патронами пятидесятого калибра(10). Они в главную очередь и помогали нам удержать противника на должном расстоянии, но патроны к ним кончались прямо- таки с ужасающей скоростью.

Французы сказали, что через 10 — 12 часов подойдет еще один пароход и даже в сопровождении сторожевика, но эти часы надо было еще продержаться. А у осаждающих был один большой стимул в виде складов с гуманитарной помощью и сотен белых женщин. Все виды этих товаров здесь весьма ценились. Если они додумаются атаковать одновременно и с Юга, и с Запада, и с Севера, то одну атаку мы точно отобьем, а вот на вторую уже может не хватить боеприпасов. Рация наша схлопотала пулю, когда мы еще только подъезжали к порту, а уоки-токи били практически только на несколько километров. Я посадил на старый маяк вместе со снайпером мастер — сержанта Смити — нашего радио-бога. Он там что — то смудрил из двух раций, но особого толку с этого пока не было.

У противника не было снайперов и это меня очень радовало. Город находился выше порта, и с крыш некоторых зданий, территория, занимаемая нами, была как на ладони, но планировка города работала и в нашу пользу. Пять прямых улиц спускались аккурат к обороняемой нами стене и легко простреливались с башенок, бельведеров и эркеров… И вот началась очередная атака. Она была с двух противоположных направлений и была достаточно массированной.

Предыдущие неудачи кое-чему научили инсургентов, и они держали под плотным огнем наши пулеметные точки. За пять минут было ранено трое пулеметчиков, еще один убит. В эту минуту противник нанес удар по центральным воротам комплекса: они попытались выбить ворота грузовиком. Это им почти удалось. Одна створка была частично выбита, во двор хлынули десятки вооруженных фигур. Последний резерв обороны — отделение капрала Вестхаймера — отбило атаку, но потеряло троих человек ранеными, в том числе одного тяжело. Стало понятно, что следующая атака может быть для нас последней, у нас было еще двое ворот, а тяжелых грузовиков в городе хватало. Нам повезло, что подошло время намаза и мы, пользуясь передышкой и мобилизовав максимальное количество гражданских, стали баррикадировать ворота всеми подручными средствами.

Внезапно на мою рацию поступил вызов от Смити:

- “Сэр. У меня какой — то непонятный вызов и вроде от русских. Требуют старшего. Позволите переключить на вас?”

- “А почему ты решил, что это Русские?”

- “Они сказали, что нас вызывает солнечная Сибирь, а Сибирь, она вроде бы в России…”

- ” Валяй, ” — сказал я и услышал в наушнике английскую речь с легким, но явно русским акцентом…

- ” Могу я узнать, что делает United States Marine Corps на вверенной мне территории ?” — последовал вопрос.

- “Здесь Marine First Lieutenant* Майкл Фогетти. С кем имею честь? ” — в свою очередь поинтересовался я.

-” Ты имеешь честь общаться, лейтенант, с тем, у кого, единственного в этой части Африки, есть танки, которые могут радикально изменить обстановку. А зовут меня Tankist”.

Терять мне было нечего. Я обрисовал всю ситуацию, обойдя, конечно, вопрос о нашей боевой “мощи”. Русский в ответ поинтересовался, а не является ли, мол, мой минорный доклад, просьбой о помощи. Учитывая, что стрельба вокруг периметра поднялась с новой силой, и это явно была массированная атака осаждающих, я вспомнил старину Уинстона, сказавшего как — то, ” что если бы Гитлер вторгся в ад, то он, Черчилль, заключил бы союз против него с самим дьяволом…”, и ответил русскому утвердительно. На что последовала следующая тирада:

- ” Отметьте позиции противника красными ракетами и ждите. Когда в зоне вашей видимости появятся танки, это и будем мы. Но предупреждаю: если последует хотя бы один выстрел по моим танкам, все то, что с вами хотят сделать местные пейзане, покажется вам нирваной по сравнению с тем, что сделаю с вами я”.

Когда я попросил уточнить, когда именно они подойдут в зону прямой видимости, русский офицер поинтересовался не из Техаса ли я, а получив отрицательный ответ, выразил уверенность, что я знаю что Африка больше Техаса и нисколько на это не обижаюсь.

Я приказал отметить красными ракетами скопления боевиков противника, не высовываться и не стрелять по танкам, в случае ежели они появятся. И тут грянуло. Бил как минимум десяток стволов, калибром не меньше 100 миллиметров. Часть инсургентов кинулась спасаться от взрывов в нашу сторону, и мы их встретили, уже не экономя последние магазины и ленты. А в просветах между домами, на всех улицах одновременно появились силуэты танков Т-54(11), облепленных десантом.

Боевые машины неслись как огненные колесницы. Огонь вели и турельные пулеметы, и десантники. Совсем недавно, казавшееся грозным, воинство осаждающих рассеялось как дым. Десантники спрыгнули с брони, и рассыпавшись вокруг танков, стали зачищать близлежащие дома. По всему фронту их наступления, раздавались короткие автоматные очереди и глухие взрывы гранат в помещениях. С крыши одного из домов внезапно ударила очередь, три танка немедленно довернули башни в сторону последнего прибежища, полоумного героя джихада и строенный залп, немедленно перешедший в строенный взрыв, лишил город одного из архитектурных излишеств.

Я поймал себя на мысли, что не хотел бы быть мишенью русской танковой атаки, и даже будь со мной весь батальон с подразделениями поддержки, для этих стремительных бронированных монстров с красными звездами, мы не были бы серьезной преградой. И дело было вовсе не в огневой мощи русских боевых машин… Я видел в бинокль лица русских танкистов, сидевших на башнях своих танков: в этих лицах была абсолютная уверенность в победе над любым врагом. А это сильнее любого калибра.

Командир русских, мой ровесник, слишком высокий для танкиста, загорелый и бородатый капитан, представился неразборчивой для моего бедного слуха русской фамилией, пожал мне руку и приглашающе показал на свой танк. Мы комфортно расположились на башне, как вдруг русский офицер резко толкнул меня в сторону. Он вскочил, срывая с плеча автомат, что — то чиркнуло с шелестящим свистом, еще и еще раз. Русский дернулся, по лбу у него поползла струйка крови, но он поднял автомат и дал куда- то две коротких очереди, подхваченные четко-скуповатой очередью турельного пулемета, с соседнего танка.

Потом извиняющее мне улыбнулся, и показал на балкон таможни, выходящий на площадь перед стеной порта. Там угадывалось тело человека в грязном бурнусе, и блестел ствол автоматической винтовки. Я понял, что мне только что спасли жизнь. Черноволосая девушка ( кубинка, как и часть танкистов и десантников) в камуфляжном комбинезоне тем временем перевязывала моему спасителю голову, приговаривая по-испански, что вечно синьор капитан лезет под пули, и я в неожиданном порыве души достал из внутреннего кармана копию-дубликат своего Purple Heart(12), с которым никогда не расставался, как с талисманом удачи, и протянул его русскому танкисту. Он в некотором замешательстве принял неожиданный подарок, потом крикнул что- то по-русски в открытый люк своего танка. Через минуту оттуда высунулась рука, держащая огромную пластиковую кобуру с большущим пистолетом. Русский офицер улыбнулся и протянул это мне.

А русские танки уже развернулись вдоль стены, направив орудия на город. Три машины сквозь вновь открытые и разбаррикадированные ворота въехали на территорию порта, на броне переднего пребывал и я. Из пакгаузов высыпали беженцы, женщины плакали и смеялись, дети прыгали и визжали, мужчины в форме и без, орали и свистели. Русский капитан наклонился ко мне и, перекрикивая шум, сказал: “Вот так, морпех. Кто ни разу не входил на танке в освобожденный город, тот не испытывал настоящего праздника души, это тебе не с моря высаживаться”. И хлопнул меня по плечу.

Танкистов и десантников обнимали, протягивали им какие-то презенты и бутылки, а к русскому капитану подошла девочка лет шести и, застенчиво улыбаясь, протянула ему шоколадку из гуманитарной помощи. Русский танкист подхватил ее и осторожно поднял, она обняла его рукой за шею, и меня внезапно посетило чувство дежавю.

Я вспомнил, как несколько лет назад в туристической поездке по Западному и Восточному Берлину нам показывали русский памятник в Трептов-парке. Наша экскурсовод, пожилая немка с раздраженным лицом, показывала на огромную фигуру Русского солдата со спасенным ребенком на руках, и цедила презрительные фразы на плохом английском. Она говорила о том, что, мол, это все большая коммунистическая ложь, и что кроме зла и насилия русские на землю Германии ничего не принесли.

Будто пелена упала с моих глаз. Передо мною стоял русский офицер со спасенным ребенком на руках. И это было реальностью и, значит, та немка в Берлине врала, и тот русский солдат с постамента, в той реальности тоже спасал ребенка. Так, может, врет и наша пропаганда, о том, что русские спят и видят, как бы уничтожить Америку. Нет, для простого первого лейтенанта морской пехоты такие высокие материи слишком сложны. Я махнул на все это рукой и чокнулся с русским бутылкой виски, неизвестно как оказавшейся в моей руке.

В этот же день удалось связаться с французским пароходом, идущим сюда под эгидою ООН, и приплывшим — таки в два часа ночи. До рассвета шла погрузка, Пароход отчалил от негостеприимного берега, когда солнце было уже достаточно высоко. И пока негостеприимный берег не скрылся в дымке, маленькая девочка махала платком, оставшимся на берегу русским танкистам. А мастер-сержант Смити, бывший у нас записным философом, задумчиво сказал:

- “Никогда бы я не хотел, чтобы Русские в серьез стали воевать с нами. Пусть это непатриотично, но я чувствую, что задницу они нам обязательно надерут“. И, подумав, добавил: “Ну, а пьют они так круто, как нам и не снилось… Высосать бутылку виски из горлышка и ни в одном глазу… И ведь никто нам не поверит, скажут что такого даже Дэви Крокет(13) не придумает”.

Аватар пользователя Вячеслав Чешский

Отлично! Спасибо, камрад! yes

Аватар пользователя Carcass
Carcass(6 лет 10 месяцев)(06:52:42 / 21-11-2019)

Читать такое и смешно и приятно, и стыдно немножко. Залипуха клюквенная,род - развесистая, семейство - обычная, вульгарис.)))

Аватар пользователя марионетка мордера

кому как....а меня распирало от гордости...

Аватар пользователя Carcass
Carcass(6 лет 10 месяцев)(08:26:59 / 21-11-2019)

А она обоснована, гордость-то? Так то , гордыня греховна.

Ещё подобный текст гуляет по сети, типа за авторством некого амерозольдата, про "демонов из ледяного ада" -России... Заканчивается словами " если увидели - бегите"

Поищите , вам понравится.

Аватар пользователя Emp_IL
Emp_IL(4 года 7 месяцев)(09:47:37 / 21-11-2019)

Увы! Скорее сказка.

Аватар пользователя Carcass
Carcass(6 лет 10 месяцев)(10:05:40 / 21-11-2019)

Что это такое вы говорите!? Какая ещё сказка?Тут столько народу радуется историям о бравых русских танкистах спасителям амерозольдат.

Аватар пользователя марионетка мордера

а в чём проблема ??? радуйся подвигам бандеры тогда , смотрю тебя как беса корёжит от успехов русского оружия.....а мои товарищи успели Анголу и Афган пройти , ощущения у них те же...опасаются и уважают все -  русского солдата...

Аватар пользователя марионетка мордера

Скорее сказка.

 "Сказка ложь, да в ней намек, добрым молодцам урок".

 

Аватар пользователя Redvook
Redvook(6 лет 7 месяцев)(03:46:18 / 21-11-2019)

Да, это был просто бич позднего СССР - все боялись принимать решения. Боялись ответственности.

Аватар пользователя Emp_IL
Emp_IL(4 года 7 месяцев)(09:49:20 / 21-11-2019)

А сейчас этот страны исчез?

Аватар пользователя Redvook
Redvook(6 лет 7 месяцев)(18:52:21 / 21-11-2019)

Да сейчас, наверное, еще хуже.

Аватар пользователя st251
st251(3 года 2 месяца)(11:22:51 / 21-11-2019)

Поражает двуличие всех этих аборигенов.

Аватар пользователя Redvook
Redvook(6 лет 7 месяцев)(18:53:17 / 21-11-2019)

Это называется культурные особенности.

Лидеры обсуждений

за 4 часаза суткиза неделю

Лидеры просмотров

за неделюза месяцза год

СМИ

Загрузка...