С.Г. Кара-Мурза. "Маркс против русской революции". Краткий конспект и цитаты. Ч. II

Аватар пользователя a.zaikin1985

Продолжение прошлой статьи.

Глава 6. Что такое «народ»?

Здесь уместно сделать еще одно методологическое замечание. Чтение текстов Маркса и Энгельса сильно затруднено тем, что они нередко обозначали одним и тем же привычным словом разные, необъясненные сущности  . Постичь их могли лишь немногие посвященные, которые и ведут между собой уже более полутора веков споры об этих сущностях. Как человек не может понять без помощи юриста изощренные законы современного западного общества, так и канонические тексты марксизма нельзя понять без профессоров, обученных герменевтике   — науке толкования текстов. Те, кто понимали тексты Маркса и Энгельса буквально, по многим вопросам были введены в заблуждение, которое иногда стоило им очень дорого.

Представления Энгельса о народах является достаточно ясным, когда он говорит о славянах  . Он даже сильно огрубляет образ народа, который является сложной общностью, представляя ее моделью коллективного индивида   («славяне как один человек»). Герменевтика требуется и для того, чтобы понять суждения Энгельса о немцах и мадьярах, а также вообще о революционных   нациях. Он пишет:

«Революция 1848 года заставила все европейские народы высказаться за или против нее. В течение одного месяца все народы, созревшие для революции, совершили революцию» [16, с. 301].

Как это можно понять? Ведь революция 1848 года — это открытое столкновение внутри    «исторических» наций Европы, внутри европейских народов. Революция — всегда внутренний раскол, разделение народа большим противоречием. Народ что-то может совершить «как один человек» (хотя и это гипербола) лишь на национальной основе, но каким образом немцы могут стать революционным народом   в самой Германии? Понять это можно только приняв, что, в концепции Энгельса, та часть немцев, которая выступила против   революции и, кстати, подавила   ее, перестает быть частью народа. Парадокс, но к этой части, исключенной Энгельсом из немецкого народа, принадлежит, видимо, большинство   немцев.

Об этой части Энгельс не говорит вообще ничего, в его модели это уже не немцы, а лишенная национальности безликая масса, которая организована как иной народ  , не имеющий названия и в данный момент переставший быть «историческим». Так же и мадьяры. Они, по утверждению Энгельса, все как один — революционный народ  . Значит, те многочисленные помещики и «аристократические офицеры», которые, по выражению самого Энгельса, «дезертировали» из стана революции, из числа мадьяр как народа им исключаются.

Вот глава 18 («Мелкая буржуазия») из работы Энгельса «Революция и контрреволюция в Германии», опубликованная в марте 1852 г. [15, с. 103-107]. Из следующих высказываний можно судить о том, какая доля немцев примкнула к революции и можно ли на основании этой количественной меры считать немцев революционной нацией  . Он пишет:

«В мае восстание вспыхнуло, в середине июля 1849 года оно было полностью подавлено. Первая германская революция закончилась… В Дрездене уличная борьба продолжалась четыре дня… В Рейнской Пруссии дело дошло лишь до незначительных схваток… Как только было сосредоточено достаточное количество войск, вооружённому сопротивлению был положен конец».

Самый широкий масштаб восстание приобрело в Пфальце и Бадене. Положение в этой области Энгельс характеризует так:

«Армия [повстанцев] была дезорганизована… и стояла перед вчетверо превосходящими её силами противника».

Таким образом, число немцев, открыто примкнувших к революции, было существенно меньше численности кадровой армии  . Значит, речь идет о порядке одного процента    населения. Это и есть революционный народ  .

Из дальнейшего можно сделать вывод, что в поражении виновата мелкая буржуазия, составлявшая подавляющее большинство   немцев, поскольку к ней причислялись крестьяне и ремесленники. Энгельс пишет (явно вступая в противоречие с предыдущим описанием двух общностей — повстанцев и армии):

«Во всех государствах Германии не только народ, но и войска решительно склонялись на сторону восстания и ждали только удобного случая, чтобы открыто присоединиться к нему. И всё же движение, попав в руки мелкой буржуазии, с самого начала было обречено на гибель… Мелкая буржуазия… жадно спешила захватить власть, как только восстание — совершенно вопреки её желанию — вспыхнуло; но этой властью она пользовалась только для того, чтобы свести к нулю успехи восстания. Повсюду, где вооружённое столкновение приводило к серьёзному кризису, мелких буржуа охватывал величайший ужас перед создавшимся для них опасным положением: ужас перед народом, который всерьёз принял их хвастливый призыв к оружию».

Таким образом, Энгельс, исходя из своих чисто политических пристрастий, возводит в ранг народа небольшую его часть и лишает статуса «частиц народа» большинство немцев. И даже при таком соотношении называет немцев революционной нацией  . Понятия, которые применяет Энгельс, совершенно искажают картину реального общественного столкновения и затрудняют непредвзятый взгляд на него.

В большой работе Маркса о революции 1848 г. в Германии «Буржуазия и контрреволюция» [44] ключевым словом также является народ  . Смысл этого понятия передается такой схемой. Трусливая немецкая буржуазия не возглавила народ, но народ толкал ее вперед. А она предала народ и пошла на соглашение с правительством. Как видим, и в этой модели «вне народа» остается та часть немцев, которая не поддержала революцию и оказала ей активное или пассивное сопротивление, в результате чего революция и была подавлена. Эта часть немцев, в представлении Маркса, в «народ» не входит. Но себя-то она наверняка считает народом! Строго следуя Марксу, надо было бы сказать, что в момент революции происходит расщепление прежнего народа  , в котором назрело противоречие, на два новых народа  .[1]

Надо отметить, однако, что основатели марксизма часто сдвигались в другую крайность и смешивали категории классовые и национальные. Так, Энгельс называл англичан «самая буржуазная из всех наций», а Ирландию — «крестьянской нацией».

 


[1]  В других случаях Энгельс, напротив, даже заостряет взаимосвязь между социальными и этническими характеристиками общностей. Он пишет:

«Английский рабочий класс… стал совсем другим народом, чем английская буржуазия… Рабочие говорят на другом диалекте, имеют другие идеи и представления, другие нравы и нравственные принципы, другую религию и политику, чем буржуазия. Это два совершенно различных народа» [45, с. 356].

Однако в доктрине деления народов на революционные и реакционные этничность трактуется как сущность  . Такое понимание народа как «сущности», совершенно отличное от традиционного для русской культуры, идет, видимо, от Великой французской революции, в ходе которой к народу были причислены лишь граждане   — те, кто революцию поддержал. Остальные были исключены из народа, сохранив лишь свою категорию подданных  . Например, реакционные крестьяне в народ Франции не включались.

Видимо, такое резкое разделение населения одной страны на народ   и не-народ  , то есть на две общности, каждая из которых воспринимается другой как «чужие», характерно именно для гражданского общества Запада. В концепции Локка при возникновении гражданского общества население делится на «республику собственников» и «неимущих» (на «расу богатых» и «расу бедных», на избранных и отверженных, на собственников и пролетариев и т.д.). Из этой антропологии, корнями уходящей в античность с ее обществом, разделенным на свободных и рабов, был легко перекинут мостик в антропологию классового   общества.

В сословном обществе царской России и в советском «почти неклассовом и почти не сословном» обществе понятие народа выросло из Православия и из космологии крестьянской общины. Оно было производным из понятий Родина-мать   и Отечество  .

Подчеркнем, что в России статус народа всегда определенно оставался за большинством  , причем большинством подавляющим. От народа отлучались   очень небольшие, почти символические группы, совсем как при отлучении от церкви.

По мере изменения структуры советского общества и нарастания культурных различий в процессе урбанизации и смены поколений представления о народе также изменялись. Однако это не находило отражения в обществоведении, понятийный аппарат которого был сформирован на базе классового подхода. Поэтому подавляющее большинство населения СССР было не готово к перестройке и реформе 90-х годов, когда бывших граждан стали сортировать и переводить в «низший разряд» — тех, кто не включался в новый (прогрессивный и революционный) народ, который и должен был стать обладателем политическими правами и собственностью в постсоветском обществе (см. [14]).

Эту важную методологическую проблему в преподавании марксизма в СССР никогда не поднимали и не объясняли. Но хотя бы сейчас мы должны осмыслить тот факт, что при анализе реальных общественных конфликтов в реальных времени и пространстве Маркс и Энгельс отходят от классовой теории исторического материализма и используют понятие этничности — народ  . Это представление оказывается более адекватным реальному процессу, а понятия классовой теории в реальном времени и пространстве оказываются беспомощными (а если их применять на практике, то разрушительными).

 

Глава 7. Маркс, Энгельс и русофобия

Здесь мы обсуждаем русофобию основоположников марксизма и ее влияние на российскую интеллигенцию, на революционный процесс в России и судьбу советского строя. Однако Маркс и Энгельс вовсе не были родоначальниками западной русофобии, они восприняли ее в практически готовом виде из проекта Просвещения, как укорененную в культуре конструкцию. Следует поэтому вспомнить предысторию нашего вопроса.

Западная русофобия имеет примерно тысячелетнюю историю и глубокие корни. Это большая и сложная идеологическая концепция, составная часть евроцентризма    — лежащей в основе западного мировоззрения доктрины, согласно которой в мире имеется одна цивилизация. Это Запад (не в географическом, а в культурном смысле). Он берет свое начало от Древней Греции и Рима (античности) и прошел в своем историческом развитии единственно правильный путь («столбовую дорогу цивилизации»). Остальные народы («варвары») отстали или уклонились с этого пути.

Всякого рода фобии   — страхи и ненависть к иным   — стали с раннего Средневековья важным средством в формировании самосознания народов Запада. Это были прежде всего фобии к тем, от кого исходил вызов («варвары на пороге»), и к тем, кого Запад подавлял и угнетал — и потому ожидал угрозы, которая до поры до времени таится под маской покорности.

Программа выработки интеллектуальных и художественных оснований русофобии   началась на Западе, когда Россия возродилась после татарского ига в виде Московского царства. Так европейцы защищали свою идентичность, боялись не только силы русских, но и духовных воздействий, соблазна русскостиОднако русофобия возникла и развивалась на более раннем основании — на ненависти к Восточному христианству (Православию), от которого с 7 века стала отходить Западная (католическая) церковь. В 1054 г. римский папа Лев IХ и константинопольский патриарх Кируларий предали друг друга анафеме — произошел формальный раскол (схизма). Эта анафема была «предана забвению» только в 1965 г. — папой и константинопольским патриархом.

Под этим расколом лежала и более широкая причина — разделение в 4 веке на Западную и Восточную Римские империи означало расхождение двух больших цивилизаций. Наследницей Восточной, Византийской империи и считала себя Россия (в духовно-религиозном смысле Москва была названа «Третьим Римом»).

Ненависть раннего Запада распространилась на славян    — большое число племен и народов, обитавших на Балканах, по Дунаю и к востоку от Лабы (Эльбы). Они тяготели к Восточному христианству, что давало идеологическое обоснование ненависти (а значит, и завоеванию). Еще в ХVIII веке все восточноевропейские народы обозначались понятием «скифы  », пока историк Гердер не позаимствовал у варваров древности имя «славяне  », благодаря чему Восточная Европа обрела образ славянского   края. Славяне долго еще были для западных европейцев скифами, варварами, Востоком   . Отправляясь из Вены в Прагу, Моцарт считал, что едет на Восток  , к славянам (хотя Прага находится западнее   Вены).

Систематическая очистка земель от славян пpодолжалась четыpе века — с кpовавых походов короля франков Каpла Великого (8 век). В хpониках, котоpые писали сопpовождавшие его аббаты, славяне назывались не иначе как жабами и чеpвями. Остановили этот напоp Александp Невский на севеpе и монголы в Венгpии в 13 веке. Главы западных учебников всемирной истории о том, как Альбеpт Медведь и Генpих Лев очищали от славян центp Евpопы, читать стpашно. Хотя моpавы, венды и сеpбы уже были кpещены, их уничтожали в качестве язычников   .

Пpавославие было объявлено языческой еpесью, и ноpманны опустошали побеpежья Византии и Балкан, следуя указаниям св. Августина: поступать с язычниками так же, как евpеи с египтянами — обиpать    их. В XII веке начались кpестовые походы    пpотив славян, и дело поставили на шиpокую ногу. Важнейшим для русской истории стал IV Кpестовый поход в 1204 г. — пpотив Византии, хpистианского госудаpства.

Одним из первых истоков русофобии западных европейцев было представление о русских как религиозных отступниках. Из факта принятия христианства на Руси от Византии выводилось и мнение об их «азиатскости» и даже язычестве.

Это отношение к Православию и православным славянам в принципе не изменилось в Новое время, да и до сих пор — оно просто ушло в подсознание. Разве Ватикан извинился за крестовый поход против христианской Византии в 1204 г., подобно тому как извинился перед Галилеем или перед евреями за изгнание их из Испании в 1492 г.? В XIX веке Карла Великого, «очистившего» Центральную Европу от славян, назвали главной фигурой истории Запада — выше Цезаря и Александра Македонского. Когда Наполеон пошел на Россию, его назвали «воскресшим Карлом». В 1942 г. фашисты пышно праздновали 1200 лет со дня рождения «Карла-европейца», а в ФРГ кардинал из Кёльна назвал холодную войну «реализацией идеалов Карла Великого».

Русофобия стала формироваться как большой идеологический миф. В первой половине шестнадцатого века писатель Возрождения Рабле ставил в один ряд «московитов, индейцев, персов и троглодитов». Большие культурные силы для идейного и художественного оформления русофобии были собраны с началом первой войны России и Европы, получившей название Ливонской войны (1558-1583). Считается, что эта война окончательно обозначила для западного человека восточные пределы Европы. Европа кончалась за рекой Нарвой и Псковским озером.

Автор первого на Руси трактата «Политика» хорват Ю. Крижанич (он ввел в оборот слово чужебесиеписал о разработке основ русофобии: «Когда пишут что-либо о русском народе, пишут, как видим, не историю, а язвительную и шутейную песнь. Наши пороки, несовершенства и природные недостатки преувеличивают и говорят в десять раз больше, чем есть на самом деле, а где и нет греха, там его придумывают и лгут».

После Ливонской войны русофобия полтора века питалась наработанными штампами и мифами. Самое популярное на Западе описание России в 17 веке было сделано Олеарием, который путешествовал в поисках торгового пути в Персию. Его отчет был издан по-немецки в 1647 г. и затем непрестанно переиздавался почти на всех западных языках. Олеарий писал: «Наблюдая дух, нравы и образ жизни русских, вы непременно причислите их к варварам». Затем он по шаблону осуждал русских за недостаток «хороших манер» — за то, что «эти люди громко рыгают и пускают ветры», за «плотскую похоть и прелюбодеяния», а также за «отвратительную развращенность, которую мы именуем содомией», совершаемую даже с лошадьми. Он также предупреждал будущих инвесторов, что русские «годятся только для рабства» и их надо «гнать на работу плетьми и дубинами».

Вольтер, проявлявший с 1745 г. большой интерес к Петру Великому и желавший написать историю его царствования, получил этот заказ от Елизаветы. Работа началась в 1757 г., из России Вольтеру доставлялись исторические материалы. Ломоносов писал критические замечания на текст Вольтера и готовил часть материалов, посылавшихся Вольтеру. Исправления, касающиеся фактической стороны дела, Вольтер принимал, но Ломоносов жаловался на общую тенденциозность. В смягченной форме Вольтер следовал той установке, которую выразил раньше в своей «Истории Карла XII, короля Швеции».

Там он писал: «Московия, или Россия, занимает собою север Азии и Европы и, начиная от границ Китая, протянулась на полторы тысячи лье вплоть до пределов Польши и Швеции. Однако огромная сия страна оставалась почти неизвестной в Европе, пока на ее престоле не оказался царь Петр. Московиты были менее цивилизованы, чем обитатели Мексики при открытии ее Кортесом. Прирожденные рабы таких же варварских как и сами они властителей, влачились они в невежестве, не ведая ни искусств, ни ремесел и не разумея пользы оных. Древний священный закон воспрещал им под страхом смерти покидать свою страну без дозволения патриарха, чтобы не было у них возможности восчувствовать угнетавшее их иго. Закон сей вполне соответствовал духу этой нации, которая во глубине своего невежества и прозябания пренебрегала всяческими сношениями с иностранными державами» [50].

Дипломаты, именитые путешественники и писатели сообщали о России самые нелепые сведения. В «Записках о России» (1754), хранящихся в архиве французского МИДа, дипломат говорит о русских: «Поскольку они по натуре своей воры и убийцы, то не колеблясь совершают одно или другое из этих преступлений, если случай представится, и это в ту пору, когда они постятся и даже водки себя лишают. Именно в это время напускной набожности особенно опасно находиться на улице в двух городах, в Москве и Санкт-Петербурге; большой риск, что ограбят и даже убьют. В обычае русских убивать тех, кого грабят; в объяснение они говорят, что мертвые не болтают».

Авантюрист Казанова в своих мемуарах описывает фантастическое зрелище: в праздник Богоявления на льду Невы перед Зимним дворцом строят Иордань, где пьяный поп крестит детей, окуная их в прорубь. Уронив случайно младенца в воду, он говорит родителям: «Другого!»

Даже достоинства русских объяснялись их предосудительными отличиями от цивилизованного западного человека. Д. Дидро написал для большой книги аббата Рейналя «История двух Индий» (1780) раздел о России. Он таким образом объясняет, почему русский солдат столь отважен: «Рабство, внушившее ему презрение к жизни, соединено с суеверием, внушившим ему презрение к смерти». Поразительно, но эта формула ХVIII века почти без вариаций действовала двести лет [51].

Принципиально русофобия обновилась после Отечественной войны 1812 г. После 1815 г. русофобия стала раскручиваться и революционными силами Европы, и реакционерами. Против России — союз хоть с дьяволом.  

Справа пугал реакционный философ Доносо Кортес: «Если в Европе нет больше любви к родине, так как социалистическая революция истребила ее, значит, пробил час России. Тогда русский может спокойно разгуливать по нашей земле с винтовкой под мышкой».
Слева пугал Энгельс:

«Хотите ли вы быть свободными   или хотите быть под пятой России  ?»

На попытки русских демократов воззвать к здравому смыслу неслись ругань и угрозы. Дело было не в идеологии — одинаково ненавистны были и русские монархисты, и русские демократы, а позже русские большевики.

Русофобия Маркса и Энгельса усиливается (даже с кооперативным эффектом) резко отрицательным отношением к социальным сторонам русского бытия — подавляющего большинства крестьян   в населении России, длительного пребывания русского крестьянства в общине  , сильного религиозного чувства   (хотя и не вполне согласного с официальной Церковью), приверженностью к монархической государственности   и общей негативной установкой по отношению к капитализмуНо даже и на этом фоне явно выражается русофобия как этническая неприязнь к русским. Это проявляется в тех работах, которые претендуют на статус непредвзятых сравнительных описаний состояния какого-то общественного института в разных странах.

Вот большая работа Энгельса «Армии Европы», глава «Русская армия» (1855). Здесь разным категориям военнослужащих даются такие этнические характеристики, которые немыслимы при описании армий других стран. Вот несколько примеров:

«Унтер-офицеры в большинстве своем рекрутируются из солдатских сыновей, воспитанных в казенных заведениях… Это круг людей, играющих подчиненную роль, хитрых, ограниченных и эгоистичных, поверхностная образованность которых делает их еще более отвратительными; тщеславные и жадные до наживы, продавшиеся душой и телом государству, они сами в то же время ежедневно и ежечасно пытаются продать его по мелочам, если это может дать им какую-либо выгоду. Прекрасным образчиком таких людей является фельдъегерь, или курьер, сопровождавший г-на де Кюстина в его путешествии по России и удивительно хорошо изображенный им в своем отчете об этой поездке» [58, с. 477].

Никаких представительных данных для такой характеристики младших командиров русской армии Энгельс, конечно, не имел и не мог иметь. Он ссылается на впечатление путешественника, крайнего русофоба де Кюстина.[1]

А вот что говорится об офицерстве:

«С офицерами дело обстоит, пожалуй, еще хуже… В армию попадает большое число молодых людей в чине прапорщика или поручика, все образование которых в лучшем случае состоит в том, чтобы сравнительно легко разговаривать по-французски на самые обычные темы и немного разбираться в элементарной математике, географии и истории — все это вдалбливается им просто для видимости… Вплоть до настоящего времени русские, к какому бы классу они ни принадлежали, еще слишком варвары, чтобы находить удовольствие в научных занятиях или в умственной работе (исключая интриг), поэтому почти все выдающиеся люди, служащие в русской армии, — иностранцы, или — что значит почти то же самое — «остзейские» немцы из прибалтийских губерний…Таким образом, среди офицеров русской армии есть очень хорошие и очень плохие, но первые из них составляют бесконечно малую величину по сравнению с последними» [58, с. 478-479].

Характеристика солдат завершается общим выводом о русских в целом:

«Основной недостаток русских солдат состоит в том, что они — самые неповоротливые в мире. Они не годятся для службы ни в легкой пехоте, ни в легкой кавалерии… Русские, будучи подражателями во всем, выполнят все, что им прикажут, или все, что их заставят сделать, но они не сделают ничего, если им придется действовать на свою ответственность. И действительно, этого трудно ожидать от тех, кто никогда не знал, что такое ответственность, и кто с такой же покорностью пойдет на смерть, как если бы ему было приказано качать воду или сечь своего товарища» [58, с. 480-481].

В начале ХХ века русофобия распространилась в интеллектуальной элите России — влиятельной части гуманитарной и творческой интеллигенции. В то время марксизм овладел практически всем общественным сознанием русского образованного слоя. Это была первая мировоззренческая система, в которой на современном уровне ставились основные проблемы бытия, свободы и необходимости. Даже тягу к религиозной философии в России начала века пробудил именно марксизм. В свое время марксистами были не только религиозные искатели, но даже и такие правые лидеры кадетов, как П. Струве и А. Изгоев.

Как только на русском языке появился первый том «Капитала» (1872), он сразу завоевал умы интеллигенции. Правая газета «Киевлянин» с удивлением писала, что «у нас многие тысячи лиц увлекаются Марксом, несмотря на трудности усвоения его работ и необходимую для этого подготовку». Как вспоминает меньшевичка Лидия Дан, сестра Мартова, в 90-е годы ХIХ в. для студента стало «почти неприличным» не стать марксистом.

Установки Маркса и Энгельса в отношении русских оправдывали сдвиг к русофобии. После крестьянских волнений 1902-1907 гг. либеральная элита качнулась от «народопоклонства» к «народоненавистничеству». Красноречивы установки И. Бунина, который обладал большим авторитетом и как писатель, и как «знаток русского народа». Он говорил о русских: «От дикости в народе осталось много дряни, злобности, зависть, жадность. Хозяйство мужицкое как следует вести не умеют. Бабы всю жизнь пекут плохой хлеб. Бегут смотреть на драку или на пожар и сожалеют, если скоро кончилось. По праздникам и на ярмарках в бессмысленных кулачных боях забивают насмерть. Дикий азарт. На Бога надеются и ленятся. Нет потребности улучшать свою жизнь. Кое-как живут в дикарской беспечности. Как чуть боженька не уродил хлеб — голод» [59, с. 14-15].

Академик Веселовский, судя по его дневникам, — либерал и даже социалист.[2] Но он, «один из ведущих исследователей Московского периода истории России ХIV-ХVII веков», рассуждает как русофоб и крайний западник. Он пишет в дневнике: «Еще в 1904-1906 гг. я удивлялся, как и на чем держится такое историческое недоразумение, как Российская империя. Теперь мои предсказания более, чем оправдались, но мнение о народе не изменилось, т.е. не ухудшилось. Быдло осталось быдлом… Последние ветви славянской расы оказались столь же неспособными усвоить и развивать дальше европейскую культуру и выработать прочное государство, как и другие ветви, раньше впавшие в рабство. Великоросс построил Российскую империю под командой главным образом иностранных, особенно немецких, инструкторов» [59, с. 31].

В другом месте он высказывается даже определеннее: «Годами, мало-помалу, у меня складывалось убеждение, что русские не только культурно отсталая, но и низшая раса… Повседневное наблюдение постоянно приводило к выводу, что иностранцы и русские смешанного происхождения даровитее, культурнее и значительно выше, как материал для культуры» [59, с. 38].

Был оживлен и антирусский миф, который гласил о «рабской душе» русских. Часто поминали фразу из романа Чернышевского: «Жалкая нация, нация рабов, сверху донизу — все рабы». Ленин писал в 1913 г. о реформе 1861 г.: «Теперь, полвека спустя, на русских осталось гораздо больше следов рабства, чем на неграх [в США]. И даже было бы точнее, если бы мы говорили не только о следах, но и об учреждениях» [60].

Ранее и сам Маркс оценивал эту реформу отрицательно:

«Одни говорят, что Россия, благодаря освобождению крестьян, вступила в семью цивилизованных народов… Так вот, что касается освобождения крестьян в России, то оно избавило верховную правительственную власть от противодействия, какое могли оказывать ее централизаторской деятельности дворяне. Оно создало широкие возможности для вербовки в свою армию, подорвало общинную собственность русских крестьян, разъединило их и укрепило их веру в царя-батюшку. Оно не очистило их от азиатского варварства, ибо цивилизация создается веками» [34, с. 207].

Советская революция вызвала взрыв ненависти к русскому простонародью. Бунин писал в книге «Окаянные дни»: «А сколько лиц бледных, скуластых, с разительно ассиметричными чертами среди этих красноармейцев и вообще среди русского простонародья, — сколько их, этих атавистических особей, круто замешанных на монгольском атавизме! Весь, Мурома, Чудь белоглазая…».

Русофобия российской элиты подкреплялась русофобией Запада. Даже Керенский, масон и западник, так начинал в эмиграции в 1942 г. свою рукопись «История России»: «С Россией считались в меру ее силы или бессилия. Но никогда равноправным членом в круг народов европейской высшей цивилизации не включали… Нашей музыкой, литературой, искусством увлекались, заражались, но это были каким-то чудом взращенные экзотические цветы среди бурьяна азиатских степей» (цит. в [61]).

Кстати, это взаимопонимание в русофобии не исчезло даже после Отечественной войны, когда наш народ представлял собой «нацию инвалидов и вдов». Вот что пишет, в эмиграции, любимая нашими демократами писательница Н. Берберова в 1947 г. Керенскому: «Для меня сейчас «русский народ» это масса, которая через 10 лет будет иметь столько-то солдат, а через 20 — столько-то для борьбы с Европой и Америкой… Что такое «его достояние»? Цепь безумств, жестокостей и мерзостей… Одно утешение: что будущая война будет первая за много десятилетий необходимая и нужная».

Как они ждали, чтобы начавшаяся холодная война переросла в горячую! Советские люди полной мерой хлебнули этнической ненависти к «совку», за которой скрывалась классическая русофобия, в годы перестройки и в начале 90-х годов.

Все это надо знать и относиться хладнокровно. Есть в западной мысли и в среде наших западников такой застарелый комплекс. Он всем мешает и бывает очень опасен. Надо его спокойно изживать, вытаскивать из подсознания ушибленных русофобией европейцев. И не позволять всяким гайдарам разрушать наш ВПК. Он пока что лучшее лекарство от русофобии. 

[1]  Хочется отметить, что речь идет о русофобии как актуальной   идеологии. Русофобия Маркса и Энгельса была совершенно злободневна при уничтожении советского строя во время перестройки, а де Кюстин как будто прямо писал об СССР. В 1951 г. его книга была издана в США с предисловием директора ЦРУ Б. Смита, в котором было сказано, что «книга может быть названа лучшим произведением, когда-либо написанном о Советском Союзе».

[2]  В январе 1918 г. он пишет: «Разгон Учредительного собрания — прошел, или, вернее, проходит. Теперь уже несомненно, что революция убита; остаются борьба с анархией и реставрация… Все это… такие удары социализму и революции, от которых в России они не оправятся».

 

Глава 8. Реакционный народ — реакционное государство

Русофобия Маркса и Энгельса, их представление о русских как реакционном народе неразрывно связаны с ненавистью к России   (и особенно к Российской империи) как государству и стране. В трудах основоположников марксизма это чувство проходит как постоянно звучащий мотив. Оно бросается в глаза и удивляет человека, который начинает читать подряд, без определенной цели, сочинения Маркса и Энгельса — из советского марксизма этот болезненный колорит был вычищенЭта вульгаризация марксизма пошла нам на пользу, но и сделала нас беззащитными против рассуждений, в которых антироссийский смысл сохранился в неявном виде.

Не будем пытаться проникнуть в происхождение устойчивой и глубокой неприязни Маркса и Энгельса к России. На поверхности лежат три причины, и их нам достаточно.

Русские считались реакционным народом. По мнению Маркса, «народ создает государство  » (а сам он порождается «кровью и почвой»).[1] Какое же государство мог породить реакционный народ? Только реакционное. Для таких энтузиастов идеи прогресса, как Маркс и Энгельс, уже этого было достаточно, чтобы видеть в России особую, непохожую на западные государства, реакционную силу.

Российское государство не просто было реакционным, а и опиралось на все те силы, отношения и институты, которые в глазах Маркса были главными генераторами реакционного духа — религию, государственное чувство, общинное крестьянство, нерыночную уравнительную психологию. Таким образом, Россия представала как активный   источник реакции, бросающий вызов прогрессивным силам мировой цивилизации.

Наконец, Маркс и Энгельс были великими патриотами Запада, их евроцентризм был высшей пробы. Россия же выросла в огромную империю как альтернативная Западу христианская цивилизация. Она по главным вопросам бытия постоянно предлагала человечеству иные решения, нежели Запад, и стала не просто его конкурентом, но и экзистенциальным, бытийным противником — как бы ни пыталось само государство и элита России избежать такого положения.

[1]  Маркс пишет:

«Подобно тому как не религия создает человека, а человек создает религию, — подобно этому не государственный строй создает народ, а народ создает государственный строй» [55, с. 252].

Очень многих европейцев эти различия тянули к России с симпатией, но многих — с неприязнью и страхом. Периодически равновесие нарушалось вспышками острой вражды, лавинообразным нарастанием антироссийских установок — вплоть до идеи новых Крестовых походов.

С середины ХIХ века все направления антироссийской темы, которые разрабатывали Маркс и Энгельс, были актуальны для идеологического воздействия и на западное общество, и на российскую элиту, и на советскую интеллигенцию. Первым направлением было представление России как «азиатской» силы, угрожающей Европе. В отношении русских образ «варвара на пороге» использовался постоянно в течение пяти веков.

Европейцев сплачивали мифом, будто им приходилось издавна жить бок о бок с варваром непредсказуемым, ход мыслей которого недоступен для логического анализа. В предисловии к книге Л. Вульфа «Изобретая Восточную Европу» А. Нойман пишет о том, как менялась эта трактовка России в разные исторические периоды: «Неопределенным был ее христианский статус в XVI и XVII веках, неопределенной была ее способность усвоить то, чему она научилась у Европы, в XVIII веке, неопределенными были ее военные намерения в XIX и военно-политические в XX веке, теперь неопределенным снова выглядит ее потенциал как ученика — всюду эта неизменная неопределенность» [63].

Маркс сформулировал на этот счет целую концепцию. Уверенность в том, что Россия стремится покорить Европу и увековечить свое «монгольское господство над современным обществом», присутствует в рассуждениях основоположников марксизма очень устойчиво. Для объяснения цивилизационных установок России как хищной деспотической силы Маркс создал целую культурологическую доктрину, крайне экстравагантную для мыслителя, который постоянно подчеркивал научный характер своего учения.

Свою неоконченную работу «Разоблачения дипломатической истории XVIII века» (написана в 1856-1857 гг.) Маркс завершает так:

«Московия была воспитана и выросла в ужасной и гнусной школе монгольского рабства. Она усилилась только благодаря тому, что стала virtuoso в искусстве рабства. Даже после своего освобождения Московия продолжала играть свою традиционную роль раба, ставшего господином. Впоследствии Петр Великий сочетал политическое искусство монгольского раба с гордыми стремлениями монгольского властелина, которому Чингисхан завещал осуществить свой план завоевания мира… Так же как она поступила с Золотой Ордой, Россия теперь ведет дело с Западом. Чтобы стать господином над монголами, Московия должна была татаризоваться  . Чтобы стать господином над Западом, она должна цивилизоваться  … оставаясь Рабом, то есть придав русским тот внешний налет цивилизации, который подготовил бы их к восприятию техники западных народов, не заражая их идеями последних» [64].[1]

Прошло десять лет, но этот антироссийский штамп применяется Марксом без изменения. На митинге в Лондоне он произнес патетическую речь:

«Я спрашиваю вас, что же изменилось? Уменьшилась ли опасность со стороны России? Нет. Только умственное ослепление господствующих классов Европы дошло до предела… Путеводная звезда этой политики — мировое господство, остается неизменным. Только изворотливое правительство, господствующее над массами варваров, может в настоящее время замышлять подобные планы… Итак, для Европы существует только одна альтернатива: либо возглавляемое московитами азиатское варварство обрушится, как лавина, на ее голову, либо она должна восстановить Польшу, оградив себя таким образом от Азии двадцатью миллионами героев» [34, с. 206, 208].

[1]  Это соединение «Европы и Азии» — один из главных мотивов русофобии. Задолго до Маркса Кюстин писал: «Нужно приехать в Россию, чтобы воочию увидеть результат этого ужасающего соединения европейского ума и науки с духом Азии» [48, с. 464].

В 1849 г. Энгельс предупреждал:

«Европейская война, народная война  , стучится в дверь». Здесь под «народной войной» имеется в виду война Запада как цивилизации   — против Востока. Энгельс отмечает даже, что в этой войне национальные интересы отдельных народов Запада несущественны по сравнению с судьбой Запада как целого. Он пишет: «О немецких   интересах, о немецкой   свободе, немецком   единстве, немецком   благосостоянии не может быть и речи, когда вопрос стоит о свободе или угнетении, о счастье или несчастье всей Европы  . Здесь кончаются все национальные вопросы, здесь существует только один вопрос! Хотите ли вы быть свободными   или хотите быть под пятой России  ?» [37, с. 570].

Таким образом, «порабощенный Восток» олицетворяет именно имперская Россия, которая якобы стремится своей пятой задавить «всю Европу». Эта параноидальная мысль стала важной частью идеологии Запада, диапазон ее приверженцев — от махровых реакционеров до основоположников марксизма.

Почти целый век эксплуатировался и миф об угрозе для Европы панславизма, за которым стояла Россия. Вспомним, как Энгельс развивал эту тему в связи с революцией 1848 г.:

«Европа [стоит] перед альтернативой: либо покорение ее славянами, либо разрушение навсегда центра его наступательной силы — России». Идеологический миф о панславизме как угрозе для Запада являлся во второй половине ХIХ века в Европе разновидностью русофобии. Ведущий российский историк-славист В.К. Волков писал: «Возникший в Венгрии и сразу же распространившийся в Германии термин «панславизм» был подхвачен всей европейской прессой и публицистикой… Термин «панславизм» служил не столько для обозначения политической программы национального движения славянских народов… сколько для обозначения предполагаемой опасности» [68].

В Англии во время русско-турецкой войны соратники Маркса занимались организацией «национальной демонстрации сочувствия Турции и осуждения русской политики». Сам Маркс, находясь на отдыхе, писал им:

«Пожалуйста, информируйте меня об успехах, которых Вы добились в этом направлении». Он писал В. Либкнехту (4 февраля 1878 г.): «Мы самым решительным образом становимся на сторону турок… Потому, что поражение русских очень ускорило бы социальный переворот в России, элементы которого налицо в огромном количестве, а тем самым ускорило бы резкий перелом во всей Европе» [71, с. 246].

Вот в чем суть — заинтересованность в «социальном перевороте в России» вызвана вовсе не в возможности устроении справедливой жизни российских трудящихся, а в «резком переломе во всей Европе».

Одним из направлений в борьбе против имперского государства России был подрыв той модели межэтнического общежития, которое сложилось в России. Здесь союзником выступала либеральная российская интеллигенция, которая со второй половины ХIХ века вела непрерывную кампанию поддержки антироссийских движений в Польше и в Галиции. Был сформирован образ России как «тюрьмы народов».

Маркс не вникает в особенности того типа многонационального государства, который сложился в Российской империи. Он формирует свои представления на основе чтения политических памфлетов из России. Так, он исключительно высоко оценивает книгу демократа-утописта Н. Флеровского (В.В. Берви) «Положение рабочего класса в России» (СПб, 1869). Маркс пишет о ней Энгельсу:

«Это самая значительная книга среди всех, появившихся после твоего труда о «Положении рабочего класса [в Англии]». Прекрасно изображена и семейная жизнь русского крестьянина — с чудовищным избиением насмерть жен, с водкой и любовницами» [73, с. 358].

Чтобы читать эту книгу, Маркс стал изучать русский язык. Он многократно ссылается на эту книгу как на самый достоверный источник знания «о положении крестьянства и вообще трудящегося класса в этой окутанной мраком стране». Из этой книги, по мнению Маркса, «следует, что крушение русской державы должно произойти в ближайшее время» [73, с. 367]. Можно себе представить, что там написал Флеровский.

Здесь она интересна тем, что Маркс почерпнул из нее сведения о межнациональных отношениях в России. Он пишет о Флеровском:

«Он хорошо схватывает особенности характера каждого народа — «прямодушный калмык», «поэтичный, несмотря на свою грязь, мордвин» (которого он сравнивает с ирландцами), «ловкий, живой эпикуреец-татарин», «талантливый малоросс» и т.д. Как добропорядочный великоросс он поучает своих соотечественников, каким образом они могли бы превратить ненависть, которую питают к ним все эти племена, в противоположное чувство» [73, с. 363-364].

Рассуждая в 1866 г. о том, какие страны имеют право на независимое существование, Энгельс делает такой вывод:

«Что же касается России, то ее можно упомянуть лишь как владелицу громадного количества украденной собственности, которую ей придется отдать назад в день расплаты» [39, с. 160].

Но еще в 1915 г. Ленин писал:

«Нигде в мире нет такого угнетения большинства населения страны, как в России: великороссы составляют только 43% населения, т.е. менее половины, а все остальные бесправны, как инородцы. Из 170 миллионов населения России около 100 миллионов угнетены и бесправны… Теперь на двух великороссов в России приходится от двух до трех бесправных «инородцев»: посредством войны царизм стремится увеличить количество угнетаемых Россией наций, упрочить их угнетение и тем подорвать борьбу за свободу и самих великороссов» [74].[1]

Примечательно и такое суждение Ленина (1914 г.):

«Экономическое процветание и быстрое развитие Великороссии требует освобождения страны от насилия великороссов над другими народами» [75]. Особенно эффективным для экстремистских нападок на царизм был миф о «бесправии» украинцев, но рикошетом он бил и по русским как народу. Ленин писал в июне 1917 г. (!): «Проклятый царизм превращал великороссов в палачей украинского народа, всячески вскармливал в нем ненависть к тем, кто запрещал даже украинским детям говорить и учиться на родном языке» [76].

[1]  Слово «инородцы» первоначально имело узкое юридическое значение и относилось к кочевым народам. На всех «нерусских» оно было распространено лишь с возникновением русского этнонационализма на рубеже ХIХ-ХХ вв., как знак отказа в «русскости» ассимилированным немцам, полякам, евреям и пр. [57].

На марксизм опиралась и та часть западнической советской интеллигенции, которая с 60-х годов подрывала символы национального самосознания русского народа. К ним относилась и Отечественная война 1812 г. Энгельс неоднократно говорит о попытке славян при поддержке России снова поднять голову — после поражения Наполеона, воспользовавшись теми изменениями, которые произошли в Европе после победы России в Отечественной войне. Во множестве статей и писем Энгельс характеризует эту победу как цивилизационную катастрофу Запада — «казаки, башкиры и прочий разбойничий сброд победили республику, наследницу Великой Французской революции». Во всех этих замечаниях отечественная война России предстает как война реакционного народа.

Маркс также считал войну против Наполеона «в то же время войной против революции, антиякобинской войной». Он напоминает, что сам Наполеон якобы предсказал перед походом в Россию, что он решит вопрос, — быть Европе «конституционной или казацкой» [77, с. 320, 323]. Насколько догма может заслонять реальность, говорит суждение Энгельса о преимуществах армии Наполеона:

«сыновей свободных, прочно владеющих землей французских крестьян нельзя победить при помощи сыновей крепостных барщинников» [78, с. 252].

Хотя речь идет о кампании 1806 г., в тезисе, высказанном в 1885 году, нельзя же было не учитывать итога похода Наполеона в Россию в 1812 г. Энгельс прекрасно знал, что армию Наполеона разгромили именно «сыновья крепостных барщинников  ».

В связи с этой войной Маркс и Энгельс попрекают Россию даже тем, что в нормальной логике считается благородным делом — освобождением российскими войсками германской территории, оккупированной армией Наполеона. Об этом они пишут так:

«Проливала ли Россия свою кровь за нас, немцев?.. Она достаточно вознаградила себя позже грабежом и мародерством за свою так называемую помощь… Если бы Наполеон остался победителем в Германии,… французское законодательство и управление создали бы прочную основу для германского единства… Несколько наполеоновских декретов совершенно уничтожили бы весь средневековый хлам, все барщины и десятины, все изъятия и привилегии, все феодальное хозяйство и всю патриархальность, которые еще тяготеют над нами во всех закоулках наших многочисленных отечеств» [79].

Хотя антироссийские рассуждения стали изыматься из советского марксизма с первой половины 30-х годов, это делалось осторожно и наталкивалось на большие трудности. Красноречив такой эпизод. 19 июля 1934 г. Сталин закончил текст под названием «О статье Энгельса «Внешняя политика русского царизма» (редактировал он этот текст с апреля). Статья Энгельса, написанная им в 1890 г., содержит типичные для Энгельса антироссийские утверждения.[1] В предисловии к 22 т. сочинений Маркса и Энгельса сказано, что это «боевой обличительный памфлет, написанный в связи с просьбой русских марксистов, а также что эту статью «Ленин относил к числу важнейших произведений Энгельса, написанных «в духе материалистического понимания истории».

В английском варианте, который писал сам Энгельс, статья начинается так:

«Не только социалисты, но и каждая прогрессивная партия в любой стране Западной Европы, вдвойне заинтересованы в победе русской революционной партии. Во-первых, потому, что царская Российская империя является главным оплотом, резервной позицией и вместе с тем резервной армией европейской реакции; потому, что уже одно ее пассивное существование представляет для нас угрозу и опасность. А во-вторых, потому, — и этот момент мы, со своей стороны, все еще недостаточно подчеркивали, — что своим постоянным вмешательством в дела Запада эта империя задерживает и нарушает нормальный ход нашего развития и делает это с целью завоевания для себя таких географических позиций, которые обеспечили бы ей господство над Европой и тем самым под железной пятой царя была бы уничтожена всякая возможность прогресса» [81, с. 13].

Ответный текст Сталина стал бы первым случаем открытой полемики с установками основоположников марксизма. Это было бы, конечно, важным событием. Статью Энгельса тогда не стали печататьоднако в 1934 г. Сталин еще не решился не только опубликовать свой текст, но даже разослать его членам ПолитбюроОн лишь послал 5 августа 1934 г. Адоратскому, Кнорину, Стецкому, Зиновьеву и Поспелову записку с резкой критикой журнала «Большевик», который печатал письма Энгельса, не обращая внимания на их антироссийский подтекст.

Свою записку Сталин завершает такими словами:

«Мне кажется, что журнал «Большевик» попадает (или уже попал) в ненадежные руки. Уже тот факт, что редакция пыталась поместить в «Большевике» статью Энгельса «О внешней политике русского царизма», как статью руководящую, — уже этот факт говорит не в пользу редакции. ЦК ВКП(б), как известно, своевременно, вмешался в дело и прекратил подобную попытку. Но это обстоятельство, очевидно, не пошло редакции впрок. Даже наоборот: редакция, как бы в пику указаниям ЦК, поместила уже после предупреждения ЦК такую заметку, которая не может быть квалифицирована иначе, как попытка ввести читателей в заблуждение на счет действительной позиции ЦК. А ведь «Большевик» является органом ЦК. Я думаю, что пришла пора положить конец такому положению» [82].

Текст Сталина был напечатан в журнале «Большевик» только в мае 1941 г.   — за месяц до начала войны. По нынешним временам этот текст выглядит как очень умеренная, с реверансами, отповедь Энгельсу, который в своей статье представляет Россию угрожающим Европе монстром. Но и сегодня, излагая этот случай, Н.В. Романовский делает строгий выговор Сталину: «Сталин следовал вульгарно-материалистическим представлениям, свойственным людям со складом ума, далеким от научного… Но ведь был прав Энгельс… Конечно, за марксизм обидно. Но ведь подлинный марксизм и тогда и позднее был предан забвению» [83]. 

[1]  Первую главу работы «Внешняя политика русского царизма» Энгельс послал для опубликования в журнал «Социаль-демократ», который издавала группа «Освобождение труда» (Плеханов, Засулич, Аксельрод). Там она и была напечатана в 1890 г.

 

Глава 9. Реакционные нации и прогрессивный пролетариат: как это совместить?

Вводя в свое обществоведение понятие прогрессивных и реакционных наций, основатели марксизма, казалось бы, вступали в неразрешимое противоречие с классовой теорией. Ведь в середине ХIХ века, после выхода в свет «Манифеста коммунистической партии», следовало бы говорить о прогрессивности и реакционности классов  , а не народов  . Реакционными перед нами должны были предстать немецкая, польская и венгерская буржуазия и помещики, а прогрессивными — славянские (чешские, хорватские и галицийские) пролетарии. Если получилось не так, то следовало бы по крайней мере объяснить, почему классовая теория во время революции 1848 г. была «отменена» ее создателями.

Противоречие было настолько очевидным, что корреспондент кёльнской газеты написал: «Так называемая демократическая печать Германии стала в австро-венгерском конфликте на сторону мадьяр… Как странно, однако! Немецкие демократы на стороне той аристократической касты, для которой, несмотря на ХIХ век, ее собственный народ всегда был misera contribuens plebs [жалкий народ, платящий налоги]; немецкие демократы на стороне самых наглых угнетателей народа!»

Ответ Энгельса [30], из которого и взята эта цитата, груб и язвителен, но убедительным его назвать нельзя. Все его доводы сводятся к следующему:

1) Среди депутатов, собравшихся в революционном парламенте у Кошута, насчитывается всего 11 магнатов, а магнат Эстергази вообще дезертировал. И мадьярские офицеры из аристократов тоже нередко предают дело революции.

2) «Большинство венгерских дворян, как и большинство польских дворян, — сущие пролетарии, все дворянские привилегии которых сводятся к тому, что их нельзя подвергать телесному наказанию».

3) «Допустим, что мартовская революция в Венгрии была чисто дворянской революцией. Разве это дает австрийской монархии право угнетать венгерское дворянство, а тем самым и венгерских крестьян так, как она угнетала галицийских дворян, а при их помощи и галицийских крестьян?»

Первый довод в социологическом плане негоден. Из того, что самый богатый магнат уехал, а среди депутатов не так уж много магнатов, ничего не следует, мера использована негодная и довода оппонента не опровергает. Собственно, Энгельс и не пытается опровергнуть этого довода.

Второй довод настолько парадоксален, что его можно считать попыткой ответить оппоненту шуткой. Помещики — это сущие пролетарии! Ничего себе, классовый анализ. Все-таки средства различить помещика и пролетария в методологии марксизма должны быть.

Третий довод мне кажется не просто нелогичным, но и странным. Выходит, славян Галиции (русинов), даже галицийских дворян, австрийская монархия имела право угнетать, но такого же угнетения мадьяр немецкие демократы вытерпеть не могут! Хотя, угнетение славян по характеру было совсем иным, гораздо более жестким. Но главное, Энгельс просто ушел от разговора в терминах классового подхода, который ему предложил реакционный хорватский журналист.

Что-то похожее на классовый анализ Энгельс дает в своей большой работе [12]. Но и здесь он сводится к обычным евроцентристским штампам. Энгельс выдвигает два очень туманных тезиса — о прогрессивном характере буржуазии и реакционном характере крестьян, «зараженных религиозным и национальным фанатизмом».

Он пишет:

«Движущий класс, носительница движения, буржуазия была повсюду немецкой или мадьярской. У славян с трудом создается своя национальная буржуазия, а у южных славян это имело место только в отдельных случаях. А вместе с буржуазией в руках немцев и мадьяр находилась промышленность, находился капитал, развивалась немецкая культура, и в интеллектуальном отношении славяне тоже подчинялись немцам, вплоть до Хорватии. То же самое произошло — только позднее и потому в более слабой степени — в Венгрии, где мадьяры вместе с немцами стали во главе интеллектуального и торгового развития».

О рабочем классе   не сказано ни слова, а о славянах, которые в подавляющем большинстве были крестьянами, сказано:

«Так как движение крестьян, которые повсюду являются носителями национальной и местной ограниченности, необходимо принимает местный и национальный характер, то вместе с ним опять возникла старая борьба между нациями» [12, с. 180].

Вот так доктрина прогрессивных и реакционных народов увязана с классовой теорией.

В 1848-1849 гг., когда революционные события были перед глазами или еще свежи в памяти, Энгельс и не думал отрицать, что движущей силой революции была демократическая буржуазия или, как в Польше и Венгрии, дворянство. Это «социальное» измерение маскировалось введением категории революционного народа   (немцы, мадьяры и поляки). Позже Энгельс изменил акценты и в 1893 г. писал о событиях 1848 г.:

«Повсюду эта революция была делом рабочего класса, именно он строил баррикады и расплачивался своей кровью» [42, с. 381].

Это странное утверждение. Почему же вдруг революция польской шляхты и венгерских аристократов вдруг стала «делом рабочего класса»?

Когда Энгельс пишет о славянах как реакционных народах, он в ряде мест делает оговорку, которая может создать впечатление, будто он допускает их превращение в «исторические» нации, достойные того, чтобы в будущем заслужить право на национальное существование. Эта оговорка касается участия народов в революции. Энгельс пишет:

«Революция 1848 года заставила все европейские народы высказаться за или против нее… Вопрос был в том, какая нация возьмет на себя здесь революционную инициативу, какая нация разовьет наибольшую революционную энергию и тем обеспечит свое будущее. Славяне остались безгласными, немцы и мадьяры, верные своей прежней исторической роли, стали во главе движения. И тем самым славяне были окончательно брошены в объятия контрреволюции» [16, с. 301-302].

Как мы видим, Энгельс считает, что любой европейский народ, чтобы обеспечить свое будущее, был обязан «развить наибольшую революционную энергию». Слово «наибольшую» тут, конечно, не годится, ибо в таком случае билет в будущее получил бы всего-навсего один народ. Смягчим требование — будущее, согласно критерию Энгельса, будет обеспечено всем народам, принявшим активное участие в революции на стороне революционеров. Понятно, что сам Энгельс не является вершителем судеб народов, и его тезис надо понимать не как предписание, а как прогноз, вытекающий из обществоведческого анализа, проведенного по методологии марксизма. Прогноз этот, как известно, не сбылся даже в малой степени. Значит, в чем-то важном методология анализа Энгельса неверна. Где же рефлексия, где поиск источника ошибки?

Нет рефлексии, нет поиска ошибки, и причина, на мой взгляд, проста — нет тут никакой методологии и никакого анализа. Есть жесткая идеологическая установка, которая отвергает нормы научного метода (хотя бы норму беспристрастности). Прогноз Энгельса совершенно неправдоподобен, он противоречит здравому смыслу и логике. Почему сербы и русины, которых угнетали венгерские и польские помещики, должны были в момент революционного хаоса броситься на помощь своим угнетателям и воевать против русской армии, в которой они видели братскую силу? Если бы это случилось, как раз тогда и можно было бы усомниться в жизнеспособности (да и просто разумности) славян.

В оговорке Энгельса, сулившего славянам индульгенцию в случае обретения ими революционности, есть еще одна важная ловушка (или нарушение логики). Ведь Маркс и Энгельс вовсе не считают, что революционная   борьба реакционных   наций и классов прогрессивна. Напротив, она реакционна, потому что имеет целью остановить колесо истории, которое должно их раздавить и стереть с лица земли.

Вспомним чеканную формулу «Манифеста коммунистической партии» (1848). В нем сказано:

«Средние сословия: мелкий промышленник, мелкий торговец, ремесленник и крестьянин — все они борются с буржуазией для того, чтобы спасти свое существование от гибели, как средних сословий. Они, следовательно, не революционны, а консервативны. Даже более, они реакционны: они стремятся повернуть назад колесо истории» [41, с. 436].

Славяне, которые «остались безгласными» в революции 1848 г., в подавляющем большинстве были крестьянами. Если бы они присоединились к революционному пролетариату и стали бить своих угнетателей, то их борьба придала бы событиям реакционный характер. Ведь они боролись бы именно «чтобы спасти свое существование от гибели», а это, по мнению классиков марксизма, цель реакционная.

Более того, из того, как революция 1848 г. представлена самими Марксом и Энгельсом, видно, что они вовсе не приветствуют революционные движения любого   народа. Борьба с буржуазией крестьян реакционна. Народы, подавляющее большинство которых составляют крестьяне (как у славян и особенно русских), также реакционны. Значит, и антибуржуазная (и даже буржуазно-демократическая) революция таких народов реакционна. Это фундаментальное положение.

Вернемся к 1848 году. Тогда движение славян было в определенном смысле продуктом   революции или даже частью   этой революции. Вдохновителями этого движения славянских народов были в основном как раз представители «прогрессивной буржуазии», в том числе социалисты. В обзоре, посвященном политическому значению национализма и роли таких вдохновителей («будителей») читаем:

«Мотивы, которыми руководствовались будители,… включали идеи прогресса и модернизации, надежды на повторение славы Французской революции, стремления противостоять гегемонии Австро-Венгерской, Российской или Оттоманской империй. Часть будителей была социал-демократами, желавшими освободить крепостных и подневольных людей и создать из массы бесправных крестьян нацию граждан. Другие были представителями интересов нарождавшейся восточноевропейской буржуазии, преследовавшими цель модернизации и обогащения региона. Национальное пробуждение характеризовалось своего рода эффектом домино, при котором действие вызывало противодействие. Например, национальное пробуждение венгров во время и после революции 1848 г. послужило катализатором деятельности румынских, хорватских и словацких будителей, организовавших сопротивление принудительной мадьяризации и венгерскому политическому контролю» [84, с. 148].

Таким образом, одни и те же   мотивы одних и тех же   (в марксистском понимании) классовых сил оцениваются Энгельсом как прогрессивные, если речь идет о немцах и мадьярах, и как реакционные, если речь идет о славянах.

Проблема славян (и крестьян как основной социальной группы славянских народов в Европе того времени) в пролетарской революции, как она представлялась Марксу и Энгельсу, была и одной из главных тем книги М. Бакунина «Государственность и анархия» (1873 г.). Маркс тщательно изучил эту книгу, и ее конспект с его комментариями сам стал довольно большим трудом (конец 1874 — начало 1875 г.), в котором, как считается, высказан ряд важнейших положений марксизма [85].

Не вдаваясь в спор Бакунина и Маркса по проблеме государства и анархии, отметим лишь реакцию Маркса на высказывания Бакунина об установках в отношении крестьян и славян, сформулированных в статьях Энгельса 1849 года. Маркс отмечает в конспекте, что, согласно Бакунину, «марксисты должны проклинать всякую народную революцию, особенно же крестьянскую, по природе анархическую и идущую прямо к уничтожению государства. Как всепоглощающие пангерманисты, они должны отвергать крестьянскую революцию уже по тому одному, что эта революция специально славянская». Выписав эти слова Бакунина в свой конспект, Маркс не дает на них никаких комментариев.

Затем Бакунин пытается представить, как же будет выглядеть диктатура пролетариата в свете этих установок марксистов. В конспекте Маркса это выглядит так: «Крестьянская чернь, как известно не пользующаяся благорасположением марксистов и которая, находясь на низшей степени культуры, будет, вероятно, управляться городским и фабричным пролетариатом… Или, если взглянуть с национальной точки зрения на этот вопрос, то, положим, для немцев славяне по той же причине станут к победоносному немецкому пролетариату в такое же рабское подчинение, в каком последний находится по отношению к своей буржуазии».

Мы знаем из опыта, что обе эти мысли Бакунина оказались удивительно прозорливыми. Именно так, как сказано в первой фразе, ставился вопрос о диктатуре пролетариата в отношении крестьянства российскими марксистами в 1917 г., вследствие чего такой глубокий конфликт между большевиками и меньшевиками и вызвала в РСДРП сама идея союза рабочего класса и крестьянства  , а затем, в 1921 г., уже в партии большевиков, идея перехода к НЭПу.

Вторая мысль Бакунина выражает одну из главных идей немецкого национал-социализма, предполагавшего превратить славян в эксплуатируемый победоносным немецким пролетариатом «внешний» пролетариат. Бакунин предупредил об этом за полвека до появления книги Гитлера «Майн Кампф».

На это Маркс в своем комментарии отвечает:

«Ученический вздор! Радикальная социальная революция связана с определенными социальными условиями экономического развития; последние являются ее предпосылкой. Она, следовательно, возможна только там, где вместе с капиталистическим производством промышленный пролетариат занимает, по меньшей мере, значительное место в народной массе… Но тут-то и проявляется затаеннейшая мысль г-на Бакунина. Он абсолютно ничего не смыслит в социальной революции, знает о ней только политические фразы. Ее экономические условия для него не существуют… Он хочет, чтобы европейская социальная революция, основывающаяся на экономическом базисе капиталистического производства, произошла на уровне русских или славянских земледельческих и пастушеских народов и чтобы она не переступала этого уровня» [85, с. 613, 615].

Маркс, легко читающий «затаеннейшие мысли», обругал Бакунина, хотя тот высказал предположения, прямо вытекающие из доктрины, сформулированной Энгельсом после 1848 г., и из рассуждений о диктатуре пролетариата самого Маркса. В этих предположениях Бакунина пока и не ставился вопрос о самостоятельной социальной революции в России «на уровне русских земледельческих и пастушеских народов».[1] Но Маркс чутко уловил в тексте Бакунина предчувствия, что революция в России будет осложнена принципиальным и глубоким конфликтом с марксизмом. Маркс не стал анализировать эти предчувствия, обсуждать степень их обоснованности и способы смягчить этот конфликт, если он произойдет. Он просто назвал это «ученическим вздором», а самого Бакунина «ослом». Возможно, в чем-то другом Бакунин и был «ослом», но в данных конкретных пунктах он верно воспроизвел установки Маркса и Энгельса, а затем сделал из них вполне логичные предположения, которые и на практике оказались верными.

Сделаю побочное замечание. Это, наверное, можно считать мелочью по сравнению с фундаментальными свойствами марксизма, но в реальной политической практике марксистов и эта мелочь сыграла большую негативную роль. Марксисты, во всяком случае российские, советские и постсоветские, восприняли от своих учителей Маркса и Энгельса крайнюю нетерпимость к любому сомнению и к малейшей критике их доктрин и установок. Их отповеди оппонентам обычно носят разрушительный характер. Они полны страстью и отличаются применением методов, недопустимых в дискуссиях, которые направлены на конструктивное разрешение расхождений.

[1]  Примечательно, что, по мнению Маркса, даже в «затаеннейших мыслях» никто не осмелится предположить, что социальная революция может и не быть европейской  .

 

Глава 10. Ответ Бакунина 

Изложенные Марксом и Энгельсом после 1848 г. представления о прогрессивных и реакционных народах, о реакционной буржуазной сущности крестьянства и столь же реакционной сущности славян (особенно русских), вызвали в самом марксизме того времени раскол, который затем перерос в конфликт марксистов с русскими народниками, а затем и в конфликт меньшевиков с большевиками.

Принципиальное неприятие положений Маркса и Энгельса в указанных выше вопросах выразил М.А. Бакунин. Так возник его конфликт с основоположниками марксизма, который привел к их вражде, изгнанию Бакунина из общности марксистов, а в обществоведении СССР — к замалчиванию тех важных идей и прогнозов, которые высказал Бакунин относительно назревающей русской революции. И тем не менее, в этом разрыве Бакунина с Марксом есть предвестие будущего скрытого конфликта большевиков с марксизмом. Как сказал о Бакунине Н.А. Бердяев, «в его русском революционном мессианизме он является предшественником коммунистов».

Рассмотрим важные для нашей темы мысли Бакунина, изложенные в его книге «Кнуто-германская империя и социальная революция», которая послужила ответом на серию статей Энгельса о революционных народах, славянах и крестьянах [24]. Прежде всего, Бакунин выдвинул тезис о том, что национальный   шовинизм (ненависть к «реакционным народам») и социальный   шовинизм (ненависть к «реакционному крестьянству») имеют одну и ту же природу. Оба они отражают расизм западного капитализма, который оправдывает присущую ему эксплуататорскую сущность своей якобы цивилизаторской миссией. Бакунин считает, что буржуазная идеология «заразила» этим шовинизмом и рабочий класс Запада, включая рабочих-социалистов.

Бакунин категорически отвергает представления Маркса и Энгельса о крестьянстве, об «идиотизме деревенской жизни». Он предупреждает рабочих, что этот социальный расизм в отношении крестьян не имеет под собой никаких разумных оснований. Более того, он выдвигает пророческий тезис о том, что социалистическая революция может произойти только как действие братского союза   рабочего класса и крестьянства. Этот тезис Ленин развил в целостную политическую доктрину (которая и стала основанием ленинизма  ), но надо же наконец учесть, что он был уже вполне определенно высказан Бакуниным и принят народниками.

Отвергает Бакунин и утверждение о реакционной сущности крестьянства, хотя и признает, что социалистическое мировоззрение крестьян не оформлено идеологически.

Бакунин отвергает само представление Энгельса о том, что народы как целое являются носителями или революционных, или реакционных качеств (немцы, мадьяры и поляки революционны, южные славяне и русские — контрреволюционны). Бакунин видит в революционности как раз не этническое  , а именно социальное   качество, причем исторически обусловленное.

Но при этом Бакунин в определении революционности человеческих общностей отвергает и этнический, и классовый детерминизм. Да, во Франции буржуазия в какой-то исторический момент была революционным классом, но это — вовсе не естественное свойство буржуазии, эта революционность была продуктом французской культуры в конкретных условиях. За немецкой буржуазией Бакунин до того момента вообще не признает революционности.

Более того, в ходе исторического процесса и под влиянием культурных условий может меняться характер даже отдельных сословий — дворянство рождает революционеров, а буржуазия оказывается реакционной независимо от стадии развития капиталистической формации. Историческая реальность делает нелепой попытку приписать немцам революционный дух, а русским — природную реакционность.

Энгельс с симпатией пишет о том, как «жизнеспособные» нации во имя прогресса захватывали земли других народов (славян, мексиканцев) и разрушали их «отсталую» культуру («конечно, при этом дело не обходится без того, чтобы не растоптали несколько нежных национальных цветков»). Бакунин категорически отвергает само это видение. Для него захватчик и колонизатор ненавистен, и он, прямо не вступая в спор с Энгельсом, проходит буквально по его утверждениям, давая им совершенно противоположную оценку.

Прямо отвечает Бакунин и на утверждение Энгельса о якобы прирожденной рабской и контрреволюционной душе славян, конкретно чехов (как писал Энгельс, «чехам, хорватам и русским обеспечены ненависть всей Европы и кровавая революционная война всего Запада против них»). Бакунин представляет борьбу чехов против германизации как движение в защиту своей цивилизационной идентичности. Но в этом представлении важна мысль, что это движение в данном случае необходимо принимает характер революционного   движения, которое в разные исторические периоды облекается в различные формы.

Бакунин отвергает и русофобию Энгельса, даже ту, которая направлена не против русских как народа, а против российского государства — притом, что сам Бакунин, как революционер и анархист, является врагом этого государства. Он не приемлет эту русофобию как идеологию, как форму фальсификации истории.

Бакунин оспаривал и многочисленные утверждения Маркса и Энгельса о том, что Россия якобы была оплотом реакции в Европе и что «московитское влияние» несет главную вину за укрепление реакционных порядков в Германии. Напротив, он очень отрицательно оценивает ту роль, которую немецкие культуртрегеры играли со времен Петра в становлении российской бюрократии.

Здесь нам не нужно подробно разбирать, насколько соответствуют исторической действительности оценки БакунинаВажен тот факт, что присутствующий в классическом марксизме этнический и социальный расизм, а также открытая ненависть к отдельным народам и странам получили недвусмысленный отпор из среды русских революционеров. И этот отпор был дан несмотря на искреннее уважение к Марксу и Энгельсу как создателям господствующего в революционном движении ХIХ века философского учения.

 
Литература:
Авторство: 
Копия чужих материалов

Комментарии

Аватар пользователя PavelCV
PavelCV(10 лет 3 недели)

Всего один вопрос. Тут некоторые заявляют, что марксизм универсален. 

Но почему то он не работает против Штатов, Франции, Германии или Британии, Той же Швейцарии или Швеции. Не работает против арабов, китайцев или японцев, против любых латиноамериканцев. Что так?

Да потому что его цель была изначальна - разрушить Россию руками русских или тех, кто называет себя таковыми...

Борода Карла Маркса.

Аватар пользователя a.zaikin1985
a.zaikin1985(6 лет 6 месяцев)

скажите вы такое в комментариях под первой частью статьи, на вас бы натравили всех собак. пришли бы идейные марксисты и начали бы вам доказывать, что вы неправы. впрочем, они и мне это доказывали в моей вышедшей недавно статье: Манипуляция как стратегия конкурентного противоборства западной цивилизации: марксизм и его воплощение в России  я говорил примерно так же, как и вы выше, но чуть помягче. спасибо за ссылку на статью, обязательно почитаю.

244 комментария. 

а тут С.Г. Кара-Мурза. "Маркс против русской революции". Краткий конспект и цитаты. Ч. I 164 комментария.

впрочем, еще можете успеть ввязаться в бой. 

Аватар пользователя Производственник

Вас, как неграмотного (что строго доказано) молодого человека просто разводят, потому, как вы просто неграмотны, хе хе. Вот вы и падки на простые объяснения. Как и ПавелСВ, для которого непримиримые противоречия не существуют, пока уже кровь не польется в охрененных масштабах.

Аватар пользователя PavelCV
PavelCV(10 лет 3 недели)

Как и ПавелСВ, для которого непримиримые противоречия не существуют, пока уже кровь не польется в охрененных масштабах.

А если кровь не льётся, значит противоречия не такие уж и непримиримые. Договариваться тоже надо уметь. А это значит - уметь смотреть в будущее. А те, кто не умеют - те и льют кровь. Ну а чего - она же чужая...

Аватар пользователя Производственник

Я вам на эту тему уже ответил. Февраль тогда и произошел, что никак и никто не мог договориться. Попы и те царя предали.

Аватар пользователя PavelCV
PavelCV(10 лет 3 недели)

"Кругом измена, трусость и обман" (с)

Николай Второй.

Никто и не собирался договариваться. Решили что сами смогут "порулить". И получили то, что получили - развал государства, хаос и братоубийственную войну...

 

Аватар пользователя Производственник

Хм, разве буржуи не пытались решение снизить пошлины в 1902 году отменить или предотвратить? Опять за дураков наших предков держите? Ведь и протекционистские меры правительство и принимало до того для защиты внутреннего производителя. Диалог шел. До тех пор, пока немцы ультиматум нашей аграрной элите (а это родственнички царя и приближенные к ним) не выставили.

А потом эти же буржуи устраивают революцию и после все просирают. И это все падает в руки не побоявшихся ответственности коммунистов... А вы на них всех собак вешаете блин.

Аватар пользователя PavelCV
PavelCV(10 лет 3 недели)

Кто вам эти сказки рассказал? Настолько примитивного прочтения истории я давно не слышал...  :-)

Аватар пользователя Производственник

Хм, неужто англичанка все проплатила? Вы забыли, кто устроил февраль? Сколько газет выходило? Или может царское правительство не отменяло пошлин протекционистских, которые может и не вводило, а?

Аватар пользователя a.zaikin1985
a.zaikin1985(6 лет 6 месяцев)

ну это вы так посчитали, что уже доказано, я вас не стал разуверять. исходя из контекста нашего тогдашнего разговора, я решил, что под термином "октябристы" вы понимаете большевиков, поскольку мы говорили именно о них несколько комментариев подряд, а также о марксизме и его основателях. однако, судя по вашей риторике, вы сознательно решили употребить этот термин, чтобы сначала ввести меня в заблуждение, а потом сделать вид, что разоблачили мою якобы неграмотность в этом вопросе. 

при этом у вас не возникло сомнений в том, как именно понимать мое высказывание по поводу "октябристов". это могла быть оговорка/описка, недосмотр, недопонимание в однозначности использования терминов, - но вы заведомо выбираете именно тот вариант, согласно которому информация трактуется в обвинительном уклоне, то есть ставите в вину оппоненту его возможно случайную ошибку (или же используете это как сознательно расставленную ловушку).

в любом случае, вся эта ситуация и ваши действия выглядят сомнительными как минимум с этической точки зрения

в следующий раз я учту тот факт, что вы можете специально использовать неуточненную, неоговоренную заранее терминологию и сознательно пытаться ввести оппонента в заблуждение с целью доказать свою якобы "правоту". 

Аватар пользователя Производственник

исходя из контекста нашего тогдашнего разговора, я решил, что под термином "октябристы" вы понимаете большевиков

Вот! Так же вы и подходите к истории! По своему понимаете и уже несете сто раз опровергнутое сюда снова.

Я использовал термин, существующий еще до революции.

поскольку мы говорили именно о них несколько комментариев подряд, а также о марксизме и его основателях. однако, судя по вашей риторике, вы сознательно решили употребить этот термин, чтобы сначала ввести меня в заблуждение, а потом сделать вид, что разоблачили мою якобы неграмотность в этом вопросе.

Прямое передергивание. Я разговор точно помню и несколько раз его вам просто повторял. А сейчас вы обвиняете меня в якобы разоблачении. Так разоблачение налицо.

Вот начало разговора:

а потом сначала под знаменем марксизма в обертке из социалистических идей все разрушили, а потом стали создавать заново, когда поняли, что останутся ни с чем. но территорию вернуть удалось не всю. даже по итогам Второй Мировой (Великой Отечественной). ну а про население - об этом уже молчу. было около 180 млн, самые большие темпы прироста. сейчас уже перевалило бы за миллиард. для нашей территории это не предел, в Китае основная масса населения - Юг и Восток, а Запад почти не освоен.

можно ведь было предложить народу одно улучшение экономического положения, без революции? постойте: оно и так шло ударными темпами! (см. ссылку выше).

Ваш комментарий:  
"октябристы и предлагали полное разрушение государства и замену его новым государством", "это проходило у Ленина красной нитью"
Аватар пользователя Производственник

а потом сначала под знаменем марксизма в обертке из социалистических идей все разрушили,

Это вы о февралистах что ли? Никогда не слыхал, что буржуи были марксистами. Вместе с попами, октябристами, кадетами и эсерами.

Аватар пользователя a.zaikin1985
improved_account_16.pnga.zaikin1985ru.gif(3 года 6 месяцев) (00:36:29 / 12-11-2019)

октябристы и предлагали полное разрушение государства и замену его новым государством.

Ваш комментарий:  
"октябристы и предлагали полное разрушение государства и замену его новым государством", "это проходило у Ленина красной нитью"
Аватар пользователя Производственник

Марксистами они были?

Аватар пользователя a.zaikin1985
improved_account_16.pnga.zaikin1985ru.gif(3 года 6 месяцев) (00:41:26 / 12-11-2019)

конечно, это проходило у Ленина красной нитью.

Во первых вы врете, что рушили страну под марксистскими лозунгами, на что я вам сказал, что рушили все февралисты, коих и перечислил. Написано по русски, неужто вы будете прикидываться, что такого простого предложения не поняли?

Далее вы почему то октябристам приписали и марксизм и Ленина им во главу! Я сначала подумал, что в детский сад попал какой то. Поэтому и добивался несколько раз от вас ответа. И что вот сейчас наблюдаю? Вы просто пытаетесь свалить с больной головы на здоровую, хе хе.

Все термины и определения уже больше ста лет существуют, но вам до них нет дела, даже наоборот, вот, пытаетесь свои косяки на других спихнуть.

Не выйдет.

 

Аватар пользователя a.zaikin1985
a.zaikin1985(6 лет 6 месяцев)

несмотря на то, что, как вы говорите, 

Все термины и определения уже больше ста лет существуют  

сам человек вправе употреблять как сами эти термины, так и слова, имеющие смысл похожий, но другой. это вообще проблема языка и понимания. я могу, казалось бы для всех (ну мне лично так кажется) употреблять общеупотребительную лексику, но какой смысл видит в моих словах оппонент, тот же, что и я, или другой - можно выяснить только в диалоге. необходимо в случае разночтений договариваться о понятиях, то есть об одном и том же понимании указанных терминов. в данном случае мы этого не сделали, от этого получили непонятность. 

Аватар пользователя Производственник

Вы просто изворачиваетесь. Про октябристов вы почему то безапелляционно говорили, без этих вот, нынешних реверансов. Я вас с камрадами припер к стенке и вы тут же "человек вправе слова употреблять как хочет". Вы перед зеркалом можете что угодно говорить и делать. А в разговорах об истории, чтобы быть однозначно понятым, нужно и употреблять известные и устоявшиеся термины. Вы их просто не знали, вот и все.

Либо вы изначально и не собирались быть понятым, хе хе. Намеренно. То есть получается, что у вас цель - пустое забалтывание, повторение снова и снова уже сто раз обсужденных и изобличенных обманов.

 

Аватар пользователя a.zaikin1985
a.zaikin1985(6 лет 6 месяцев)

"человек вправе слова употреблять как хочет" 

так это я про вас. я почему и подумал - ну хочет человек называть большевиков октябристами - его личное дело. главное, чтобы было понятно, что имеется ввиду то, что имеется. оказалось, - совсем другое. 

не только в разговорах по истории, - вообще в любых разговорах - люди употребляют слова, которые наделяют определенными значениями, и не всегда их значение одинаково понимается всеми участниками дискуссии.

это вам не точные науки, где определения достаточно строги и как правило не имеют разного толкования, а гуманитарные науки, в которых само употребление того или иного термина приходится обговаривать, чтобы удостовериться, что говорим об одном и том же, поскольку что ни исследование, что ни теория - то новые смыслы старых понятий, новое прочтение уже известных вещей. 

Аватар пользователя Производственник

Точное знание и использование терминов и подразумевает научный подход к решению проблем.

Ваш подход - чистый оппортунизм, только лишь для забалтывания и манипуляторства.

Я вас уличил в неграмотности, никакие отмазки "своих домотканных терминов" не прокатят.

Аватар пользователя a.zaikin1985
a.zaikin1985(6 лет 6 месяцев)

если бы вы понимали в гуманитарных науках, к которым относится и история в частности, то вы бы не говорили таких вещей. одних только определений понятия "культура" более 500, и все разные, и что понимает каждый конкретный автор под этим понятием, приходится уточнять заранее. я уже не говорю о таких весьма спорных понятиях, как "свобода", "справедливость" и т.д. 

точные определения есть в точных науках, и то их основы, аксиомы, как писал Пуанкаре, есть область дискуссии и совместного компромисса (конвенциональный подход). кроме того, все ученые так или иначе всю свою деятельность неосознанно осуществляют на неких общих идеологических основаниях, каковые для каждого научного сообщества могут быть различны (Т. Кун. Структура научных революций). 

поэтому прошу огульно не критиковать мой подход. 

Аватар пользователя Производственник

"Октябристы", перечисленные с другими их подельниками и сказано было, что это всё февралисты - абсолютно точное указание, про кого идет речь. Нет тут пятисот пониманий. Вы просто были неграмотны и все.

И именно это указывает, что "в гуманитарных науках" именно вы не сечете.

Вернее, сечете, только лишь в той части, как выкручиваться и забалтывать. Поверхностно подходить и манипулировать.

Аватар пользователя a.zaikin1985
a.zaikin1985(6 лет 6 месяцев)

мои данные есть в профиле, если желаете, можете посмотреть. осмелюсь спросить, а вы специалист в каких науках?

Аватар пользователя Производственник

Плохо вас учили. Вот про октябристов точно не знали до нашего разговора. Об отсутствии знаний у вас речь идет, хотите с больной головы на здоровую попытаться съехать? Не выйдет.

Аватар пользователя a.zaikin1985
a.zaikin1985(6 лет 6 месяцев)

вы пытаетесь применять к АШ правила специализированного форума конкретных областей наук, а это не так. я тут рассуждаю с разными людьми, АШ - площадка для диалога, на которой собраны как чистые технари, так и гуманитарии, - да много кто, в разных пропорциях и количестве. если я буду придерживаться принципа, что тут одни спецы, которые четко понимают, о чем они говорят и что имеют ввиду, когда приводят именно тот термин, а не другой, я распространю нормы повышенной строгости на то собрание людей, в котором эти нормы неприемлемы. 

именно поэтому дискуссия не носит такой характер научной строгости, как на специализированных форумах по профилю, например, профессиональных историков, или философов. приходится говорить с людьми, изначально делая поправки на то, что не все из них специалисты в обсуждаемом вопросе, что они разбираются в нем в меру сил и возможностей, но не используют строгой научной терминологии. 

именно поэтому допустимо использование разных выражений, которые с точки зрения профессиональной отрасли и научной строгости, употреблять нельзя. но мы тут все обсуждаем те проблемы, которые понятны большинству, на том уровне понимания, который понятен большинству, и используя тот язык, который понятен большинству. 

в таком случае ваш термин "октябристы" вполне понятен профессиональному историку или человеку, который занимается вопросами истории определенного периода каждодневно. я такими вопросами каждодневно не занимаюсь. кроме того, не у всех такая хорошая память, как у вас. чтобы понять, что именно вы имели ввиду, приходится исходить из модели среднего пользователя АШ, который как раз говорит менее строго, используя общедоступные слова и выражения, наиболее распространенные, нежели специфические научные термины, в комментариях к такого рода дискуссионным вопросам (это не касается специализированных тем, касающихся точных наук и подобных им вещей).

именно поэтому я и интересовался вашей профессиональной квалификацией, чтобы понять, как с вами рассуждать, кто передо мной - специалист в какой-то области знания или просто человек, интересующийся этими вопросами.

ну а то, что вы на основании своих личных предположений обо мне делаете далеко идущие выводы, но не совсем верные - об этом я уже вам неоднократно говорил. осторожнее с индуктивным методом.

Аватар пользователя Производственник

Я несколько раз просил уточнения. Вы не отвечали. Так что вы просто неграмотны оказались и никакие ваши "поэтому" - не прокатят. Неграмотность вы свою не отмажете.

Собственно поэтому все ваши умствования ущербны. Или вернее, просто тенденциозны и все. Хочется вам так видеть нашу историю. И я не против. Но мимо трансляции основанных на ошибках информации я не пройду. Как и многие тут.

 

Аватар пользователя a.zaikin1985
a.zaikin1985(6 лет 6 месяцев)

дело ваше, я устал с вами спорить, я ваш характер не переделаю.

Аватар пользователя Производственник

Вы свои знания пополняйте, а не за чужой характер переживайте. Вы упорствовали в невежестве, а не я.

Аватар пользователя Watcher
Watcher(4 года 1 месяц)

Хе-хе, резюмируя кратко, марксист всегда русофоб!  Ждем истерик истинных марксистов.

Комментарий администрации:  
*** Уличен в дешевой политоте - https://aftershock.news/?q=comment/13285502#comment-13285502 ***
Аватар пользователя a.zaikin1985
a.zaikin1985(6 лет 6 месяцев)

реакция не замедлит себя ждать. оставайтесь с нами.

Аватар пользователя Производственник

Как ты там сказал однажды,

 
У коммунистов мания величия и своеобразное преклонение перед Западом - вот, смотрите, нас Запад ненавидит и изводит наиболее стр

 

Вот, у антикоммунистов такая же мания величия и своеобразное преклонение перед Западом, аж целый марксизм против России всем миром придумывали, так да?

Аватар пользователя Watcher
Watcher(4 года 1 месяц)

Не так. Для борьбы с конкурентами на шарике все средства хороши, почему бы и не подпустить "трояна" конкуренту, особенно слабо от него защищенного? В числе стандартных средств конкуренции. 

И что, есть конкретные возражения против конкретных русофобских высказываний основоположника марксизма - господина Маркса? Очистим марксизм от всего наносного, привнесенного Марксом? ))

Комментарий администрации:  
*** Уличен в дешевой политоте - https://aftershock.news/?q=comment/13285502#comment-13285502 ***
Аватар пользователя Производственник

Да пожалуйста

И странный подход, дать другому теорию, которая создаст мощнейшее государство, заставляющее запад на дерьмо исходить по поводу этой теории, хе хе. Логика для антикоммунистов точно не нужна, Солженицын и Геббельс выдумывали всякое для слабых умом, кто всегда передаст дерьмо это дальше, хе хе.

Аватар пользователя a.zaikin1985
a.zaikin1985(6 лет 6 месяцев)

любая теория - всего лишь инструмент. в чьих руках он окажется и против кого он будет направлен - дело исключительно возможностей и вероятностей. ножом можно резать хлеб, а можно убить человека. можно отнять оружие у врага и обратить против него.

Аватар пользователя Производственник

Вы спорите с Павлом СВ и ватчером?

Против того, как вранье про русофобство Ленина, Маркса, Энгельса, смотрю нет у вас возражений, хе хе.

Аватар пользователя a.zaikin1985
a.zaikin1985(6 лет 6 месяцев)

в чем же вранье? они не были русофобами? ну Ленина оставим. а вот цитаты из Маркса и Энгельса, которые вы сами могли иметь возможность тут прочесть, оставляют вам много возможностей для альтернативной трактовки, так что ли? может быть, в таком случае вы нам объясните их истинный смысл?

Аватар пользователя Производственник

В видео все это изложено. Любите вы тех, кто вырывает из контекста истории да и из просто из текста цитаты с целью переврать и извратить смысл.

Аватар пользователя a.zaikin1985
a.zaikin1985(6 лет 6 месяцев)

я и не говорил, что я их люблю. интересно почитать? да. потому что расходится с расхожими представлениями о "классиках". 

Аватар пользователя Производственник

Естественно вы не говорите. Просто так действуете и все.

Аватар пользователя a.zaikin1985
a.zaikin1985(6 лет 6 месяцев)

вы снова мне приписываете то, чего не было. я, пожалуй, беседу с вами закончу, потому что, мне кажется, бессмысленно дискутировать с человеком,приписывающим другому то, чего не было, на основании своих личных предположений

в дальнейшем на ваши комментарии отвечать не планирую. если хотите продолжать дискуссии с другими пользователями в моем блоге, просто придерживайтесь правил вежливости, не переходите на личности, не делайте неаргументированных заявлений, старайтесь обосновывать высказываемые тезисы.

всего хорошего!

Аватар пользователя a.zaikin1985
a.zaikin1985(6 лет 6 месяцев)

посмотрел видео, на которое вы ссылаетесь. тема его - разбор неверной информации, представленной каналом "Царьград" в одной из его передач.

ожидал подробный разбор работы Кара-Мурзы, вместо этого - всего лишь указание на одну цитату без ссылки на первоисточник. 

так а что по поводу остальных цитат, представленных в книге, которые с указанием на первоисточник? об этом там не говорится.

так я и не понял: есть ли где-то научное исследование этой работы Кара-Мурзы, которое прямо доказывает, что указанные цитаты приведены неверно, искажены, урезаны, изменен их смысл и т.д.? 

Аватар пользователя Производственник

У вас нет указаний на первоисточники. Первоисточник - книга Кара-Мурзы. Если они у него есть, приведите.

А манера изобличений - ровно та же. И деньги сейчас на антикоммунизм выделяются, а не на нормальные исследования, так что ваше требование - просто мимо. На общественных началах государственную пропаганду не перешибешь.

Аватар пользователя a.zaikin1985
a.zaikin1985(6 лет 6 месяцев)

под статьей есть указание на источник, - книгу Кара-Мурзы. 

Первоисточник - книга Кара-Мурзы. Если они у него есть, приведите. 

они у него есть, в конце статьи есть перечень литературы (свернут). кроме того, в самой книге этот перечень есть в конце книги.

И деньги сейчас на антикоммунизм выделяются, а не на нормальные исследования, так что ваше требование - просто мимо.  

ну то есть нет пока таких исследований, или нет, потому что никто не платит за это?

На общественных началах государственную пропаганду не перешибешь. 

не могу согласиться с вашим тезисом, некоторые вещи весьма успешно в том же самиздате (сайт "самиздат") вполне популярны. авторы исключительно бесплатно выкладывают порой вполне интересные работы, явно не мейнстрим.

да вполне можно тут, на АШ, донести свою точку зрения. бесплатно.

Аватар пользователя Производственник

Вот, нормально все разжевано и про карамурзятину (с) тоже.

Про переписку Маркса с Засулич, русскую крестьянскую общину и всякую-разную карамурзятину

JruxLLeMkzrW-LudwiV3KlSKXG59pewNw4cZggEL_h5XUIrofzIhcLDK55_gMKQJgh0nTq9ggqiyLOOD2sk10DMuNy1h7APZpvwbf9H0JMpX6F0fPyN-j6NBOEDjvd295GP4ue8yc7OXDqRN0MRUftW6gtuIhGMvV1lU5G09Z2OjjGb-IGziCtf-288QJmd7B-hvr0xBP_wA8bpS4w6vrsYy2fqPogAylRzXDdLl1ww1y1KaSQRh_YYZRGfNb2UTwLw3XgPPE-q3_sh8Y4QlGBabvexfog_s04D5AuNvvXwHQfk63UJBIIVfJt2i1QcOporgqEsHkT836gZVLH2XIjM_9M3j7QC5Z275HzMmtvr3ev3MfYHdb4BRC_BzLVzuR3GYC8zSI_FF76ftIoR1_OdIw9trxUDPpLk29q7uZ0KxX1R8gSzDCGXNKy-xF0X5x8j8_E3gL30gc7ti8z2fP_ZQuGosA9EStl82HQIn5cykWCJ6WqeAjiRr5QZeTJdhkA7HLABcklg3TRvtEeZ06nbKX_3voAxfgIEbAPINHE_30PhZncGxAoTc5CxRR3V81_jj61n10y0XSoW1bQ3EoFE_5K4ybCLqRz5pDhLWdLiWeV7ODPEuvVFC6ABBb28NpICYu7zwQnMULGeO8GfHXzdao0vqB5N9J3gEl6yN5OHQXhXtYd_DCCccmG8TF-dKlthMTIxRbFzTo8oyUWyNLnUyC2jMA9ARxV0lP5LEdg7X20BqajYzT9cIhnQsj6fSc8w1_3H_4xi33jl9AWY3elR77M8sID6c0BLrQnItLu5nwZpKDiDw47U8FM4ydnV-9GtCu6oGQvxEW1S1LSy3UrFfxwzRnXMopR8KT8GH9ynFWGzdDQN_fDDzeTBiDF3NV0Ir-h_gQuG3LuecQFfVfQZqsPgq55D8Z8ql1l8d5tEh3td8Is0QqESO6E8jJHcatanP7E5gXE2zoSiTU84sfHdgODkNM3DDRxx3_cLUZl4UaLI7G2Xj3GYrB5X-XEejUIxUfzOPYVnnjQgdAOSk6Fa5bj6dge7NUaP5I7A8Ly_UYvrZHxJToHWsNGzyBfZM5RoAK3k0IFxFuBQFzswUghINpayRvWL4JNyrvPLkZQhmWax9_-FdrRKxOBKhPd-8dHE7Gczz09J1vwad0UUk_MeLY3sJ9EOvlpqE1A8v9NPTjGacUy8CS9Xd2A0TFbQpJVn9nE2RXN1i0xpRgd2vHZRQuSkN8MADVh5Gz7FnR-41mHBqSAYx7wYatJV-TweCQz8FjDO_sDiFnKmd0DZ0yEdKbGzd072dAtB4ciD9ff03E4gJHsGy8pbsde4zNxYNNfsD6-iW8F_XOaZmfe4nAhBvNF6DjoL4p07rn9JHZvnk-g3cXGIMbJHQ2EFDri0vdiFoCB2BQHM0DxYOc8XUPESowqhaJ7H8Z1qX5J1OV_FCXsdM8vyiOKetyv7BBaUphsuPL-wBng6i40hxky9__-Qx2LpO0EJhFF2VjmJ0RG5GCPK4OgVjTTYb1Ye_PSfD47zH_QPP4qmUjLsd4xcHuzV7rCzN8T5uAWNLo4Jt3h90cChbnQOAItRvdS8TBsXsh1liG1jXER_H2gUHjX8UgeGe1I7iLWM79z5JnmHmBSjFab0O3BGsrzIBWrGg3z_u9pG7Sc4Q8BPnrRffgReHztQpYHh7FNKcd-kkhk2eJjPiv2V9U78QC-bdac0h1jb75xv87r1Dfo7Bk2nAwH8_LeXDeRg-01MQxt50_dJ2Ns8Xq3E6eQRivHZIpme9nRUjo64EjNDPgFvGHXsu8ZdWKcWLPpzNI76sEdGaY5BvXk20oZiarQBAEbVfBc5hVGZchTvACBsl8Xz36IbnT53nswOdlo8j3IIKVN8ZD9IXlIjVO-xvHxGcnLNB2BGhnI4vpyNIKH-R8HPk35cMMLYkXkX7ECuqtuEt5SsG1U5OtuIBL3VOY28gqDTtycwDVmbIBuvOnP0ibE3Qk8mTk02tr9Qwq-j_QvMRlb8mnvAVZEymWzBb2XUR_fQLZ4WsrGcwMb9WvQPt8yun_chcYAYVKmcaD_8d494cweB5Y1OOrmwkIwloHTDzsQV-9m5zxZYN1khgGcpHkX93moU0fJx2AQAfFwyD_vA7lB56XMG1BAiXiPxuvnNczwAQa3By3Jw_l8Cbeu-j8tDlnoYP8TUXzjYYYjv4xVD9VboUR-y_deKADRTMwvyjCpQ-Cv_iBBVIF_j9Dg8B3B0CsWlD8Y1eb3cQuNq944MDN7xUjxNnN1yXKfD5quUz7mVZl4Ru7mUh4C0nPIP84iqUr9stMFaG2aRL7d4vAH-8MtObcLG8TS4VQ9voLfJj4xQfJ74CBPcs9EhgOktkEo93WKU3_5wVMwKe5Fwg3SAIF-6IXGMHZau3OyydDHItTOFBWHIzj8_9RhKY-YwisCPlbPbOcxQnTLebIKh5ZeFdp2iVxkxPFYFSTudcg87R-YUtWg8jl7YrJUosLF0yD63SYtmAEB0dzwfw6DgeQ5GjxBx3jKA29UxlynKr2Tbij5e6hdd_zQcQUp5nvhDdcyik7vntE_Y1mMTLLk8vgb_N8UGZkqPMTS-XIovYDsAQ0qY-x74wBAXvdbkCKHgH8k8EKiRnj__1wEJ9FY6gHsBa9iyb7kBFpRuFuAxfLkKtraIxW8Py328PRUMpKj-AQ8N3Xvc88dUWTfX7MMqoNSNP18gW1gyv5DHhL3c_8H9R6WYvyT0C1Rfbppsc_o5jPP_Tk3mC8u1fLUfxeIs_YhDBtG00__M0Zu0VKoNYK2XjrwerBaRujBcxUSxVrvOswqjl_okfkaV3Ghb4fO4-M82sMPK6QZG8LVwmovhZDZKS4sUeJP5Rxccc5khiOVrkUaxXWuRnn60UMDFMJ30xr0Bqpi8KztDWNIq3ug6-DzFv3oPSmQGTHx4vNDG7OL0SkuC1j3bOMdY07cQpYStrxwO9NDt2lg6dxbFDb3eeUM7Qi5X_aQ7RdIfJB8r_HW3zfl2A49qz0B_cfvcT6OmOEpGx959mzZCll1512pK5CXQhnPR5pORfTbdAUU-U4remi_meisner

February 23rd, 2017

Прислали мне товарищи ссылку на статью с очередным "разоблачением" классиков Е.В.У., чтобы я сию статейку прочёл и высказал своё авторитетное (в узких кругах) экспертное мнение. В общих чертах, со статейкой всё ясно с первого же абзаца -

На самом деле Плеханов не очень хорошо понимал Маркса. Потому что вот что писал Маркс в письме Вере Засулич...

Уже всё понятно, какбе. Плеханов Маркса не понимал, а аффтар статьи всё-всё-всё понял, суть идей Маркса уловил и сейчас поведает нам ПравдуЪ. Как-то даже и неохота дальше читать. Потому что - скучно. Прекрасно понимаешь, что увидишь в следующих строках. Увидишь панегирики "Особому РусскомуЪ Пути", славословия в адрес "Святой Руси", перемешанные с выдранными из контекста цитатами классиков. И всё сие будет призвано убедить читателя в том, что "ортодоксальный" марксизм Расее не подходит, что в Расее надо строить свой, "особый" социализм с блэкджеком и шлюхами. (А потом, в 90% случаев, выясняется, что "особость" русского социализма будет заключаться в сохранении - в той или иной форме - частной собственности на средства производства. Дадад, почему-то все аффтары, выступавшие с "критикой" марксизма, заканчивали переходом на сторону буржуев, не припомнинаю я других вариантов.) Ну да ладно, почитаем, что там Маркс напейсал Верочке Засулич.
 
"Дорогая гражданка!
Болезнь нервов, периодически возвращающаяся в течение последних десяти лет, помешала мне раньше ответить на Ваше письмо от 16 февраля. Сожалею, что не могу дать Вам пригодный для опубликования краткий ответ на вопрос, с которым Вы изволили обратиться ко мне. Несколько месяцев тому назад я уже обещал Петербургскому комитету работу на ту же тему. Надеюсь, однако, что достаточно будет нескольких строк, чтобы у Вас не осталось никакого сомнения относительно недоразумения по поводу моей мнимой теории.
Анализируя происхождение капиталистического производства, я говорю:
«В основе капиталистической системы лежит, таким образом, полное отделение производителя от средств производства... основой всего этого процесса является экспроприация земледельцев. Радикально она осуществлена пока только в Англии... Но все другие страны Западной Европы идут по тому же пути» («Капитал», франц. изд., стр. 315).
Следовательно, «историческая неизбежность» этого процесса точно ограничена странами Западной Европы. Причины, обусловившие это ограничение, указаны в следующем месте XXXII главы:
«Частная собственность, основанная на личном труде... вытесняется капиталистической частной собственностью, основанной на эксплуатации чужого труда, на труде наемном» (там же, стр. 341).
В этом, совершающемся на Западе процессе дело идет, таким образом, о превращении одной формы частной собственности в другую форму частной собственности. У русских же крестьян пришлось бы, наоборот, превратить их общую собственность в частную собственность.
Анализ, представленный в «Капитале», не дает, следовательно, доводов ни за, ни против жизнеспособности русской общины. Но специальные изыскания, которые я произвел на основании материалов, почерпнутых мной из первоисточников, убедили меня, что эта община является точкой опоры социального возрождения России, однако для того чтобы она могла функционировать как таковая, нужно было бы прежде всего устранить тлетворные влияния, которым она подвергается со всех сторон, а затем обеспечить ей нормальные условия свободного развития.
Имею честь, дорогая гражданка, оставаться преданным Вам

Карл Маркс"

И вот из этих слов Маркса аффтар статьи делает "убойный" вывод: Маркс, якобы, "согласился с точкой зрения народников"!

Маркс дает полный и четкий ответ о том, что нет никакой необходимости в России сначала строить капитализм, чтобы потом от него путем революции перейти к коммунизму. Маркс полагает, что нет никакой неизбежности капитализма в России, что Россия может развиваться без капитализма, на основе русской общины, как и сделал СССР.

Чив-чив-чив-чаво?!!! Вот интересно, как можно из приведённых выше выкладок бородатого классика сделать такой странный вывод?

В реальности, разумеется, ничего подобного Маркс не подразумевал. Он отвечал на письмо Веры Засулич, которая жаловалась, что некоторые русские марксисты проповедуют теорию, согласно коей "сельская община является архаической формой, которую история, научный социализм - словом, все, что есть наиболее бесспорного - обрекают на гибель". Засулич пишет далее, что Маркс оказал бы большую услугу русским революционерам, если бы кратко и в популярной форме изложил свои "воззрения на возможные судьбы нашей сельской общины и на теорию о том, что, в силу исторической неизбежности, все страны мира должны пройти все фазы капиталистического производства".

Маркс всегда был рад услужить революционерам, потому обстоятельно ответил, что в данном случае "некоторые русские марксисты" неправы, что в "Капитале" говорится об "исторической неизбежности капитализма" только когда речь идёт о странах Западной Европы, что История вовсе не "обрекала русскую общину на уничтожение", что История вообще - совсем не похожа на Рок из древнегреческих трагедий, что у русской общины есть одна хорошая и прогрессивная черта - коллективная собственность на землю, потому русская община может русское общество научить кое-чему полезному и даже может показать всей России хороший пример. МОЖЕТ. В том случае, если общину оградят от "тлетворных влияний" и обеспечат ей "нормальные условия свободного развития". Маркс жеж материалист был и диалектикой владел, он никогда не зацикливался на какой-то одной стороне общественного явления, стремился изучать явление всесторонне. Потому Маркс, не очень хорошо знакомый с реалиями русской жизни, всё-таки не мог не понимать: русская крестьянская община, какой бы замечательной и прогрессивной она бы не была (а народники-то считали её почти что готовым "совхозом" и Марксу втирали то же самое), не "висит в воздухе", она существует в условиях определённого общественно-политического строя, она действует в рамках определённых производственных отношений - и непрерывно подвергается всяким-разным влияниям. В большинстве случаев это будут именно "тлетворные" влияния, ибо вокруг общины царствует феодализм и постепенно строится капитализм, значит и "правила жизни" община будет перенимать - феодальные и капиталистические. Причём тлетворные влияния будут исходить не только "извне" общины, но и изнутри. Потому что мелкобуржуазный уклад, которым живёт община, неумолимо "порождает" капитализм. В недрах общины появляются кулак-мироед и батрак - два новые для расейской деревни класса, классы уже чисто капиталистические. Этим классам община будет только мешать. Кулак будет стремиться расширить свои угодья, обедневший крестьянин захочет продать свой участочек - и ничего они оба не смогут поделать, пока существует община с её коллективным землевладением и распределением наделов "по душам".
Как же все эти "тлетворные влияния" устранить? Человек, сколько-нибудь серьёзно пробавившийся марксизмом, ответит без раздумий: нужно поменять общественно-политический строй, забрать власть из рук эксплуататоров, полностью поменять "правила игры", вот тогда у русской общины появится реальный шанс свободно развиваться в нужном социалистам "коллективистском" направлении. Иначе - рано или поздно - непременно возобладает буржуазный индивидуализм, общинные земли заберёт сельский капиталист, а разорившийся односельчанин капиталиста станет сельским пролетарием, живущим только продажей собственного труда. Так что - только Социалистическая Революция может сделать русскую крестьянскую общину, выражаясь словами Маркса, "элементом коллективного производства в национальном масштабе". А в расейских реалиях конца XIX века никакого "коллективного производства", да ещё "национального масштаба" в России не существовало. Даже в самой общине коллективным было только владение землёй, а вот коллективного труда - не было, каждый крестьянин обрабатывал свой надел самостоятельно и продуктами своего труда распоряжался самостоятельно.

Вопчем, с точкой зрения народников Маркс не "соглашался", в своём ответе гражданке Засулич он просто опроверг вульгарных марксистов, которые нахватались "верхушек" Е.В.У. и начали прибегать к построениям типа: "Община обречена на уничтожение, потому что - гладиолус историческая неизбежность!" Маркс же пишет, что ПРИ ОПРЕДЕЛЁННЫХ УСЛОВИЯХ община может не только уцелеть, но и стать для всей России примером. Пишет ли Маркс, что в России такие условия успешно сложились? Нет. Не пишет, потому что никогда так не считал. Даже сам аффтар разбираемой статьи приводит высказывание Маркса из другой работы:

"Чтобы иметь возможность со знанием дела судить об экономическом развитии России, я изучил русский язык и затем в течение долгих лет изучал официальные и другие издания, имеющие отношение к этому предмету. Я пришел к такому выводу. Если Россия будет продолжать идти по тому пути, по которому она следовала с 1861 г., то она упустит наилучший случай, который история когда-либо предоставляла какому-либо народу, и испытает все роковые злоключения капиталистического строя".

Как видим, Маркс, изучив обстакановку, пришёл к выводу, что Россия стремительным домкратом летит в капитализм. А в 90-е годы XIX века великий последователь бородатых классиков - Владимир Ильич Ленин - накатал работу "Развитие капитализма в России", в которой убедительно доказывал, что дискуссии об "особом, некапиталистическом пути развития России" утратили актуальность, ибо в России уже вполне успешно построен самый настоящий капитализм, пусть и покрытый (пока что) сверху донизу "родимыми пятнами феодализма".

От этой вот "печки" и "плясали" большевики, марксисты-ленинцы, настоящие русские революционеры, творцы Октября. А аффтар разбираемой нами статьи - большой путаник, товарищи.

Между прочим, путаники очень любят приведённое выше письмо Маркса Вере Засулич. Причём если одни путаники приводят это письмо как доказательство "согласия Маркса с народниками", то другие путаники доходят до того, что объявляют: этим письмом (и особенно - набросками к нему) Маркс - ни больше, ни меньше! - опроверг марксизм. Ох, мать...

Модный и очень популярный в нашей синагоге отходняк буржуйский идеолух Кара-Мурза в своей говнокнижке "Маркс против русской революции" вот так пишет:

Три наброска - целые научные труды (первый набросок составляет 15 машинописных страниц). Но дело в том, что ни один вариант ответа Маркс Вере Засулич не отослал! Слишком в большое противоречие с теорией входили эти ответы. Они настолько противоречили ортодоксальному марксизму, что и сам он не решился их обнародовать.

Скандалы, сцуко, интриги, расследования! Шок, читать всем! )))
Маркс опроверг марксизм и потому не отослал свои наброски Засулич... Ну, или дело попросту в том, что отправлять черновики - не очень-то принято? Или, быть может, дело в том, что Засулич просила "пригодный для опубликования краткий ответ", а не рассусоливания на 15 машинописных страниц? Или Маркс решил, что как-то глупо проживающему в Англии еврею немецкого происхождения в подробностях рассказывать о русской общине - русским же революционерам? Да не, бред какой-то. Просто Маркс, изучив материалы о русской общине, осознал огромный потенциал Святой Руси, вострепетал всеми фибрами своей сионистско-русофобской души и запрятал подальше собственные выкладки, которые опровергали "антирусские установки марксизма" (тм). И Кара-Мурза приводит цитату, в которой Маркс, якобы, "проникся величием русского духа и ниспроверг собственное учение":

В одном из набросков Маркс писал: "Россия - единственная европейская страна, в которой "земледельческая община" сохранилась в национальном масштабе до наших дней. Она не является, подобно Ост-Индии, добычей чужеземного завоевателя. В то же время она не живет изолированно от современного мира. С одной стороны, общая земельная собственность дает ей возможность непосредственно и постепенно превращать парцеллярное и индивидуалистическое земледелие в земледелие коллективное, и русские крестьяне уже осуществляют его на лугах, не подвергшихся разделу. Физическая конфигурация русской почвы благоприятствует применению машин в широком масштабе. Привычка крестьянина к артельным отношениям облегчает ему переход от парцеллярного хозяйства к хозяйству кооперативному… С другой стороны, одновременное существование западного производства, господствующего на мировом рынке, позволяет России ввести в общину все положительные достижения, добытые капиталистическим строем, не проходя сквозь его кавдинские ущелья".

Ну и что? Где тут ниспровержение марксизма? Тут, напротив, именно с марксистских позиций жуётся, какие черты русской крестьянской общины должен любить и лелеять социалист. Ни единому положению "ортодоксального марксисзма" данная цитата не противоречит. Хотя, надо сказать, Маркс тут действительно немного заблуждался - касаемо "привычки русского крестьянина к артельным отношениям", например. Это ему, видать, сами народники такого и понарассказывали. Не потому, что нагло врали, подобно Кара-Мурзе, нет. Потому, что добросовестно заблуждались и выдавали желаемое за действительное. Народники-то, ан масс, были люди городские. И чем деревня живёт - могли только догадываться. Потому и считали русского крестьянина "стихийным социалистом", которой только и ждёт, когда придёт к нему пропагандист и кучеряво расскажет о преимуществах коллективного труда! Если же добросовестный народник реально ехал в деревню и знакомился с РЕАЛЬНЫМ крестьянином - народника ждал жесточайший разрыв шаблонов. Вот Глеб Иванович Успенский, один из виднейших и талантливейших писателей-народников,

рассказывает о том, как пытался увлечь идеей коллективного труда типичного "справного хозяина", крестьянина-середняка "Ивана Ермолаевича":

...Я не мог не волноваться, а по временам не выходить положительно "из себя", видя глубочайшее невнимание таких подлинных радетелей "крестьянства", как Иван Ермолаевич, ко всему, что облегчает труд, что передает выгоды этого труда в те руки, которым эти выгоды принадлежат по справедливости, и т. д. Много и долго распространялся я иногда на тему "о непонимании собственной пользы", о грабительстве, которому служат Иваны Ермолаевичи своими трудами и руками, и т. д. И все как к стене горох! О всяких коллективных оборонах против всевозможных современных зол, идущих на деревню, не могло быть и речи.
- Захотели вы с нашим народом! Нешто наш народ присогласишь? Нешто он что понимает?
Вот какие были ответы Ивана Ермолаевича на мои разглагольствия о "ихней пользе". Такой неустанный труженик не знал, куда, кому и зачем он платит, не имея никакого понятия о земстве, о выборе в гласные и т. д. Твердо был уверен, что все это до него ни капли не касается. О ссудосберегательном товариществе ровно ничего не понял из всех моих рассуждений и только заметил: "Брать-то хорошо, а вот отдавать-то как?.. Свяжешься… Бог с ним совсем". А когда я указывал на кулака, который берет и отдает и выгоду имеет, то Иван Ермолаевич говорил: "Ну, пес с ним… там уж это ихний расчет… А то свяжешься – не развязаться"…

Успенский, человек принципиальный и упрямый, попыток агитировать не оставлял, однако успеха добиться так и не смог:

- Скажите, пожалуйста, неужели нельзя исполнять сообща таких работ, которые не под силу в одиночку? Ведь вот солдат, ваш работник, который сплетничал, и другие - каждый из них мучается, выбивается из сил, врет и обманывает, и в конце концов нищенствуют все... Но соединив свои силы, своих лошадей, работников и т. д., они были бы сильней самой сильной семьи... Ведь тогда незачем отдавать малолетних детей в работу, - и т. д.
- То есть, это сообща работать?
- Да.
Иван Ермолаевич подумал и ответил:
- Нет! Этого не выйдет...
Еще подумал и опять сказал:

- Нет! Куды! Как можно... Тут десять человек не поднимут одного бревна, а один-то я его как перо снесу, ежели мне потребуется... Нет, как можно! Тут один скажет: "бросай, ребята, пойдем обедать!" А я хочу работать... Теперь как же будешь - он уйдет, а я за него работай! Да нет - невозможно этого! Как можно! У одного один характер, у другого - другой!.. Это все равно, вот ежели б одно письмо для всей деревни писать...

"Иваны Ермолаевичи" не желали даже слушать о коллективизме, солидарной борьбе и прочих вещах, милых сердцу народника!

Всякий раз, когда я заведу речь о коллективной обороне деревни, в том или другом виде, Иван Ермолаевич немедленно найдет предлог улизнуть от меня: то ему захочется спать, то болит нога, то надо поглядеть, отчего лают собаки? Словом, всегда найдет предлог увильнуть, и увильнет.

Мало того! Успенский с удивлением узнал, что ни хрена социалистического в крестьянской общине не было и нет. Что крестьянские общинные "заположняки" не имеют никакого отношения к коммунизму (даже утопическому), зато имеют прямое отношение к знаменитой максиме Шарикова - "Взять всё и поделить".

Крестьянское стремление к "справедливости" делало жизнь членов общины только хуже и тяжелее. Скажем, взять принцип распределения земельных наделов между земледельцами. Ради соблюдения "справедливости" крестьяне регулярно устраивали "переделы" - перераспределяли участки согласно жребию. Теоретически это дело позволяло обеспечить равенство возможностей: в этом году тебе достался плохой участок, сплошные пни, камни и болото, зато в следующем году тебе повезло получить в пользование хорошую пахотную землю. Практически же из-за этого замечательного и справедливого принципа крестьяне перестали улучшать свои наделы - какой смысл стараться и, скажем, выкорчёвывать пни на участке, если в следующем году ты тут пахать уже не будешь? Ради других трудиться, что ли? Ищите дурака! Тем более, что трудиться, иной раз, действительно не имело смысла - община не давала возможности воспользоваться результатами труда. "Иван Ермолаевич" жаловался писателю-народнику:

- Лядины у нас делятся на участки под вырубку; всякий рубит в своем участке. Вот я вырубил свой участок, пни выкорчевал, вычистил, стала у меня пашня. Как только у меня пашни прибавишось - переделять. У тебя, мол, больше выходит земли, чем у другого с теми же душами. Мирской земли прибавилось - переделять!

- Но ведь всякий может расчистить свою лядину?
- Только не всякий хочет. Вот в чем дело-то... Один ослабел, другой обнищал, а третий ленив; есть ленивые, это верно... Я встану до свету, бьюсь до поту, у меня хлеба больше, - отымут, будьте покойны! И по многу ли достанется-то? Как есть вот по ремешочку, по тоненькой тесемке... Таким манером два раза у меня землю-то отобрали, и все по закону; земли прибавилось: "не одному же тебе, надо всем прибавить..." То есть никак не подымешься. Хочу выписаться из общества; тут один мне мужичок сказывал, что будто можно, только не знаю как, много ли денег платить?
- А много ль у вас таких людей, которые подняться не дают?
- А где же их нет? Богачи не дают, и беднота не дает.

Как видим, обожаемый всякими карамурзами "русский землепашец" буквально не мог дождаться, когда уже ему разрешат покинуть обожаемую всякими карамурзами "русскую крестьянскую общину". В российской деревне происходили те же процессы, что и во всём российском обществе: на место прежних классов, на место феодалов и крепостных, нарождающийся капитализм привёл новые классы - капиталистов и пролетариев, которых Иван Ермолаевич называет "богачами и беднотой". Глеб Иванович Успенский марксизма не знал и диалектики не знал, но хотя бы логикой владел, а потому понимал, что очень скоро два новые класса, "богачи" и "беднота", общину уничтожат.

Разъединение деревенского общества на разные лагери, и лагери не вполне дружелюбные, сулит в перспективе явления весьма неблагоприятные. Теперь уж надобно делать усилие, несправедливость для того, чтобы поровнять всех так, как все были уравнены крепостным правом. Преследуя те же идеалы, Иваны Ермолаичи должны уже бороться за них, враждовать с известною частью своих односельчан, когда-то им равных, и помышлять об отделении от них, о выходе из общества. С другой стороны, и противная партия, преследующая те же земледельческие идеалы, не может равнодушно сносить превосходства людей, когда-то равных с ними.

Народник Успенский тут, сам того не зная, оказался солидарен с коммунистом Энгельсом, который пишет в письме к народнику Даниельсону очень похожие штуки:

Что касается общины, то она возможна лишь до тех пор, пока имущественные различия между ее членами ничтожны. Как только эти различия становятся значительными, как только некоторые ее члены становятся должниками-рабами других, более богатых членов, - так ее дальнейшее существование невозможно. Афинские кулаки и мироеды до Солона разрушили афинский род с той же неумолимостью, с какой кулаки и мироеды вашей страны разрушают общину. Боюсь, что этот институт осужден на гибель.

Врун Кара-Мурза эту цитату Энгельса приводит в своей говнокнижке - как "доказательство" неправоты марксистов и правоты народников. Мало того, лживый поц эту цитату приводит ещё и как "доказательство" непоследовательности бородатых классиков. Мол, сперва они Засулич пишут, что община может стать "точкой опоры социального возрождения", а потом пишут Даниельсону, что общине конец, пора гроб готовить. Конечно же, Кара-Мурза, по своему обыкновению, врёт. Никакой тут непоследовательности в помине нету. Маркс же говорит Засулич, что община будет жить и процветать только при определённых условиях - если, мол, сберечь общину от "тлетворных влияний". Он не очень хорошо знаком с предметом, потому и отвечает несколько уклончиво. А Энгельс уже был в курсе касаемо разделения членов русской общины на кулаков и батраков, потому уже намного более уверенно пророчит общине окончательную гибель. Если завели в общине коммерческий ход - значит, община доживает последние деньки. Всё совершенно правильно, всё совершенно справедливо. Далее Энгельс пытается утешить Даниельсона - мол, не ссы, дорогой товарищ, прорвёмся!

Но, с другой стороны, капитализм открывает новые перспективы и новые надежды. Посмотрите на то, что он сделал и делает на Западе. Великая нация, подобная вашей, переживет любой кризис. Нет такого великого исторического бедствия, которое бы не возмещалось каким-либо историческим прогрессом. Лишь modus operandi изменяется. Да свершится предначертанное!

А наш лживый пропагандон Кара-Мурза, не моргнув глазом, объявляет эти строки - "апологетикой капитализма".
 
В предвидении того, что предначертано России, Энгельс ошибся. Он уже уверовал, что "капитализм открывает новые перспективы и новые надежды". Энгельс с энтузиазмом призывал народников: "Посмотрите на то, что он [капитализм] сделал и делает на Западе!" Вот каков итог эволюции взглядов Энгельса: в России, "как и в других странах, все придет в свою норму, - конечно, если капитализм в Западной Европе продержится достаточно долго". Теперь, значит, трудящимся России, "как и других стран", надо уповать на то, что капитализм на Западе продержится достаточно долго, и не допускать, чтобы кто-нибудь ему мешал. В этом случае жизнь в каждой отсталой стране "придет в свою норму" - согласно разнарядке метрополии.
А в России тогда не желали того, что сделал и делает капитализм.

Ну что за паскуда, а! Это про Кара-Мурзу, разумеется, а не про Энгельса. Я уже написал, было, гневную отповедь пропагандону. Но потом вспомнил, что этот стих уже написал А.Пушкин что эту отповедь уже написал Ленин. В уже упоминавшейся выше работе "Развитие капитализма в России":
 
Нам остается еще в заключение подвести итоги по тому вопросу, который получил в литературе название вопроса о "миссии" капитализма, т. е. об его исторической роли в хозяйственном развитии России. Признание прогрессивности этой роли вполне совместимо (как мы старались подробно показать на каждой ступени нашего фактического изложения) с полным признанием отрицательных и мрачных сторон капитализма, с полным признанием неизбежно свойственных капитализму глубоких и всесторонних общественных противоречий, вскрывающих исторически преходящий характер этого экономического режима. Именно народники, которые тщатся из всех сил представить дело так, будто признавать историческую прогрессивность капитализма значит быть апологетом его (привет, г-н Кара-Мурза!), именно народники грешат недостаточной оценкой (а подчас и замалчиванием) наиболее глубоких противоречий русского капитализма, затушевывая разложение крестьянства, капиталистический характер эволюции нашего земледелия, образование класса сельских и промысловых наемных работников с наделом, затушевывая полное преобладание низших и худших форм капитализма в пресловутой "кустарной" промышленности.
Прогрессивную историческую роль капитализма можно резюмировать двумя краткими положениями: повышение производительных сил общественного труда и обобществление его. Но оба эти факта проявляются в весьма разнообразных процессах в различных областях народного хозяйства.

Ильич как всегда рулит, товарищи читатели. Пишет - доходчивее некуда. Но, для пущей доходчивости, жеванём ещё раз, на бытовом примере. К примеру, я говорю Васе, что ему неплохо бы переехать в коммунальную квартиру. Я, конечно, знаю, что жизнь в коммуналке может быть сложной, мрачной и не сильно комфортной. Но при этом, расписывая перед Васей "прелести" коммунального житья-бытья, я ничуть не кривлю душой. Потому что Вася в настоящий момент живёт в землянке без отопления и удобств, и для него переезд в коммуналку станет реально хорошим и прогрессивным шагом. Вот так и с русскими мужиками, для которых капитализм был неплохим выбором - в сравнении с чем? Только в сравнении с феодализмом, в котором русские мужики "застряли" по милости царизма, лелеявшего "традиционные ценности": "Закон - мое желание! Кулак - моя полиция!" и т.п. По сравнению с ублюдочным расейским недокапитализмом - капитализм Запада реально выглядел неплохим строем, даже привлекательным. Хотя сам по себе этот пресловутый "капитализм Запада" - полная шняга, эксплуататорское дерьмо. Но сравните капиталистические порядки с "общинными" -

Известно, что во время голода на обсеменение полей и на прокормление в течение зимы крестьянам выдаются заимообразные пособия. При этом, как удостоверяют корреспонденции из голодных губерний, происходят такие вещи: "крестьянские общества во время неурожая медлят своими заявлениями, опасаясь круговой поруки... Более зажиточные крестьяне, полагая, что в случае нового неурожая они вынуждены будут платить за бедняков, часто противодействуют приговору о круговой поруке или же если и дают на него свое согласие, то под условием тоже получить ссуду и на свою долю, хотя бы им было это вовсе не нужно". Бывало также, что при дележе ссуды на долю бедняков доставались такие небольшие деньги или количества хлеба, что они не видели в них надежной помощи, спускали без толка на какую-нибудь несущественную нужду или в кабак. В "Новом времени" писали из слободы Покровской (Самарской губернии, Новоузенского уезда), что, отказавшись от казенной субсидии, крестьяне решили закупить хлеб на мирские суммы (богатая слобода), но разделили его не между нуждающимися, а между всеми поголовно, и притом по душам. Такого рода известий появляется весьма много в газетах, и мы уверены, что они являлись бы отовсюду, если бы эта сторона общественных порядков современной деревни должным образом интересовала и деревню и общество. Явления эти поистине можно считать безобразными явлениями. Судите сами: в деревню привозят хлеб или деньги, рассчитанные по количеству недостаточных семей. Предположим, что в деревне двадцать дворов, из которых недостаточных, то есть таких, которым именно и нужно пособие, пять. И вот мир, не желая отвечать, не может дать им этой ссуды, а начинает ее делить, основываясь на том: "ежели мне придется отвечать, так пущай же и я получу на свою часть". Начинается дележ, и притом по душам, то есть у богатого мужика пять душ - ему "больше всех" из нищенской муки; у среднего три - ему на три. А вот человек без души - так ему, разумеется, ничего и не останется. Даже нет того мерила, по которому он может получить хлеб. Единственное мерило, это отвечать! А он, например Еремей, чего ему отвечать? и чем? Он просто голодный - ну, а это не резон для таких серьезнейших мирских дел. Премудрость этих дел и венчается достойным образом: "Хлеб оказывается у тех мирян, которым он не нужен, а кому он нужен, у того его нет или оказывается столько, что лучше всего отнести его в кабак".

Парадокс, да? Община не только не помогает накормить голодных, а, напротив, мешает! Вместо демократии - диктат кулаков и подкулачников! Вместо справедливости - "уравниловка" в её наихудших, уродливейших формах! Вместо солидарности и взаимопомощи - круговая порука и торжество самого грубого эгоизма! И вот из этого-то маразма вышел - по мнению карамурзятины - "русский коммунизм"?! Такие вот заположняки - по мнению карамурзятины - посрамляют и ниспровергают идеи Маркса? Ну, знаете... Не укреплять такие вот "общинные порядки" нужно, а ломать их к чОртовой матери, вот что скажем мы, сознательные великорусские пролетарии. Впрочем, сама-то община ни в чём не виновата. Виноват расейский правящий класс, который общину сперва ограбил, потом изуродовал, а потом и вовсе попытался уничтожить. Как Маркс и предсказывал - в одном из набросков своего ответа Вере Засулич.
 
С самого так называемого освобождения крестьян русская община поставлена была государством в ненормальные экономические условия, и с тех пор оно не переставало угнетать ее с помощью сосредоточенных в его руках общественных сил. Обессиленная его фискальными вымогательствами, оказавшаяся беспомощной, она стала объектом эксплуатации со стороны торговца, помещика, ростовщика. Это угнетение извне обострило уже происходившую внутри общины борьбу интересов и ускорило развитие в ней элементов разложения. Но это еще не все. За счет крестьян государство выпестовало те отрасли западной капиталистической системы, которые, нисколько не развивая производственных возможностей сельского хозяйства, особенно способствуют более легкому и быстрому расхищению его плодов непроизводительными посредниками. Оно способствовало, таким образом, обогащению нового капиталистического паразита, который высасывал и без того оскудевшую кровь из "сельской общины".
…Словом, государство оказало свое содействие ускоренному развитию технических и экономических средств, наиболее способных облегчить и ускорить эксплуатацию земледельца, т. е. наиболее мощной производительной силы России, и обогатить «новые столпы общества».
Это стечение разрушительных влияний, если только оно не будет разбито мощным противодействием, должно естественно привести к гибели сельской общины.
С одной стороны, "сельская община" почти доведена до края гибели; с другой - ее подстерегает мощный заговор, чтобы нанести ей последний удар. Чтобы спасти русскую общину, нужна русская революция. Впрочем, те, в чьих руках политические и социальные силы, делают все возможное, чтобы подготовить массы к такой катастрофе.

Русская революция произошла и таки спасла из лап паразитов то, что ещё оставалось к 1917-му году от крестьянской общины. А потом - в строгом соответствии с заветами Маркса - русские коммунисты "проапгрейдили" общину, добавили к коллективной земельной собственности коллективный труд по обработке земли. Повторюсь, всё это делалось не "вопреки" Марксу, а наоборот - именно что по Марксу. Так что - читайте Маркса, товарищи читатели. Читайте Энгельса. Читайте Успенского. Читайте Ленина. А Кара-Мурзу - не читайте. Врун, подлец и путаник. Не зря он по всяким буржуйским форумам бегает!

И такая вот гадина ещё смеет вякать на самых выдающихся мыслителей в истории человечества! И никакой управы на гадюку не найдёшь! До самой революции... Эх... Вот если бы взять всех этих буржуйских пропагандонов и...

На этом стопЭ, товарищи читатели. Изучайте литературное наследие великих революционеров и будьте здоровы!
Аватар пользователя a.zaikin1985
a.zaikin1985(6 лет 6 месяцев)

Модный и очень популярный в нашей синагоге отходняк буржуйский идеолух Кара-Мурза в своей говнокнижке 

...Скандалы, сцуко, интриги, расследования! Шок, читать всем! )))

...лживый поц

...лживый пропагандон 

...Ну что за паскуда, а! Это про Кара-Мурзу, разумеется

...Читайте Ленина. А Кара-Мурзу - не читайте. Врун, подлец и путаник.

...И такая вот гадина ещё смеет вякать на самых выдающихся мыслителей в истории человечества! И никакой управы на гадюку не найдёшь! До самой революции... Эх... Вот если бы взять всех этих буржуйских пропагандонов и...

вот это, по вашему, стандарты научной дискуссии? а где ссылки, цитаты?

ну а что касается самого автора статьи, то тут вообще трэш: целый букет судимостей
112 - Умышленное причинение повреждений средней тяжести
126 - Похищение человека
163 - Вымогательство
222 - Незаконное хранение оружия
228 - Незаконное хранение наркотиков

что касается его профессиональной квалификации, то, судя по знакомым с ним людям, он филолог. как филолог может компетентно рассуждать на тему истории, философии, истории философии, социальной философии и т.д.?

вот навскидку первое, что про него нашел: 

О блогере Реми Мейснере для любителей люмпенизированного марксизма: https://p-balaev.livejournal.com/949672.html
Лингвист-историк шарлатан Максимка Медоваров и уголовник Володя Шелунцов. Два придурка: https://archivarius1983.livejournal.com/949735.html
Алекс Роджерс. Откровение от Реми Майснера: https://alexandr-rogers.livejournal.com/1111193.html
Реми Майснер расчехлился (с небольшой посторонней помощью): https://yuri-loskutov.livejournal.com/978839.html

И это еще не говоря о том, что ЖЖ, как и Википедия, не может с научной точки зрения претендовать на информационный ресурс.

И кроме того, как эта статья опровергает цитаты о русофобии Маркса и Энгельса, приведенные в работе Кара-Мурзы?

советую придерживаться научных источников, основанных на строгости высказываний и подтверждающих свои положения цитатами на оригиналы материалов, как это сделал Кара-Мурза.

и в качестве реплики: я уже сталкивался с непримиримыми марксистами, для которых даже сама философия кончается после немецкой классической философии и марксизма. ну это свободное питерское поколение 50-х - 60-х. хотелось бы, чтобы вы не повторили их ошибок.

Аватар пользователя Производственник

Ну, не вам о стандартах научной дискуссии судить. Обсуждать личность Майснера не вижу смысла, так как вы не хотите обсуждать его доводы, которые как раз в тему.

Аватар пользователя a.zaikin1985
a.zaikin1985(6 лет 6 месяцев)

о его доводах я выше писал:

И кроме того, как эта статья опровергает цитаты о русофобии Маркса и Энгельса, приведенные в работе Кара-Мурзы?

советую придерживаться научных источников, основанных на строгости высказываний и подтверждающих свои положения цитатами на оригиналы материалов, как это сделал Кара-Мурза.  

Ну, не вам о стандартах научной дискуссии судить. 

вы будете устанавливать свои стандарты, так что ли? или рассуждать о них только вам позволено?

Аватар пользователя Производственник

Не я устанавливаю стандарты. И вам не позволю. И в его статье достаточно расписано о теме. Ваш съезд на его личность уже показателен.

Аватар пользователя a.zaikin1985
a.zaikin1985(6 лет 6 месяцев)

Не я устанавливаю стандарты. И вам не позволю.  

я стандарты не устанавливаю. я стараюсь уже установленных придерживаться.

И в его статье достаточно расписано о теме.  

не считаю, что это так. с моей точки зрения, недостаточно. слабая аргументация и цитаты без ссылки на источник. а самое главное - как приведенная у него информация отменяет те цитаты из работы Кара-Мурзы, которые говорят о русофобии Маркса и Энгельса? непонятно.

Ваш съезд на его личность уже показателен. 

вам разрешено пренебрежительно говорить о Кара-Мурзе, у которого репутация почище, чем у приводимого вами автора, и квалификация в исследуемых вопросах есть высказывая такие негативные выражения как "карамурзятина" и пр., а я должен изучать публикацию человека, не один раз осужденного, к тому же не оформленную научным образом, в которой он приводит мысли, которые не смог по правилам научной дискуссии доказать, но зато обильно поливает оппонента грязью и обзывает его всячески непотребно? 

"двойные стандарты" вводите?

Аватар пользователя Производственник

я стараюсь уже установленных придерживаться

Просто враньё. То вы придерживаетесь стандартов, то какую то отсебятину пытаетесь прокатить.

И репутации оставим за скобками. Для меня более обоснованы доводы Майснера.

Аватар пользователя a.zaikin1985
a.zaikin1985(6 лет 6 месяцев)

Для меня более обоснованы доводы Майснера. 

ну для вас обоснованы, а для меня нет. для меня более обоснованы данные Кара-Мурзы. о чем говорить нам тогда? у каждого свои "любимчики". на том и разойдемся.

Аватар пользователя Производственник

С этим спорить не буду, особенно с вашим то подходом к этим "данным". А вот что вы свое враньё обсуждать не хотите, я запомню тоже.

Аватар пользователя Watcher
Watcher(4 года 1 месяц)

Поверхностный и догматичный, что имманентно присуще коммунистам, взгляд. Построенное строго по рецептам Маркса, работам Ленина, метавшегося туда-сюда и экстремистским рецептам Троцкого государство дышало на ладан и загнулось бы само, либо было бы разрушено в ходе следующей войны, либо трансформировалось бы в какую-нибудь Бразилию с северным колоритом. Но случился Сталин, который, как человек неглупый, а, главное, крайне практичный и приземленный, напустил идеологическую дымзавесу, которую схавали только что вырвавшиеся из тьмы крестьянской общины массы, не знавшие ничего иного, (остальные слои были либо уничтожены, либо прорежены, либо сами мимикрировали с целью тупо выжить). Под этой идеологической дымзавесой он выстроил предельно централизованное, с жесточайшей вертикалью власти, замкнутой лично на него, тоталитарное государство - помесь восточной деспотии, монархии и западной технократии. Смесь получилась, хоть и весьма людоедская, но предельно эффективная на коротких и средних временнЫх дистанциях. Сталинская конструкция (в критический момент опершаяся на лучшие, веками сформированные качества русского народа) успешно противостояла Гитлеру, и, действительно, "заставляла ссаться" Запад. Но в долгую, она, увы(а может и к счастью) не выстрелила. Народишко стал образовываться, армия вернулась из Европы, где видела не только ужасы фашизма, но и зажиточную и упорядоченную жизнь, и идеологический туман стал рассеиваться. Все это Сталин чувствовал, недаром построил "Железный занавес", но силы его иссякали и сроки его подходили. Все. Дальше был вопрос времени. СССР трансформировался в колосса на глиняных ногах, без боя рухнул и благополучно трансформировался в самый банальный незрелый капитализм.

Комментарий администрации:  
*** Уличен в дешевой политоте - https://aftershock.news/?q=comment/13285502#comment-13285502 ***
Аватар пользователя a.zaikin1985
a.zaikin1985(6 лет 6 месяцев)

Все это Сталин чувствовал, недаром построил "Железный занавес" 

ну, исторической правды ради, это инициатива Черчилля 1946 г., где он в американском университетском городке Фултоне произнес свою речь, впервые упомянув данное понятие. из речи как раз понятно, что инициаторами построения "занавеса" стали сами США и Британия, шире - западный мир.

Аватар пользователя Watcher
Watcher(4 года 1 месяц)

Сталину он был как бальзам на душу, значительно нужнее, чем Западу. Если бы народ хоть как-то ездил бы по миру, СССР исчез бы значительно раньше. 

Комментарий администрации:  
*** Уличен в дешевой политоте - https://aftershock.news/?q=comment/13285502#comment-13285502 ***

Страницы