Aftershock

Вход на сайт

Облако тегов

АШ-YouTube

Морские части пограничных войск в Афганистане.

Аватар пользователя nackb

          В связи с вводом Ограниченного контингента советских войск в Афганистан и осложнением обстановки на советско-афганской границе в 1981 г. для обеспечения надежной ее охраны на участке рек Амударья и Пяндж в соответствии с решением Правительства СССР был сформирован отдельный дивизион сторожевых катеров (45-й одск) с базированием в г. Термез (Термезская флотилия). Командиром дивизиона был назначен капитан-лейтенант Ю. Васильев.        

        Командиры 45-го ОДСК:

    капитан 2-го ранга Васильев Юрий Валентинович (1981-83 гг.)

    капитан 2-го ранга Петренко Виктор Федорович (1983-85 гг.)

    капитан 2-го ранга Меньшиков Николай ... (1987-88 гг.)       

   В 1988 г. на базе 45-го одск была развернута отдельная бригада сторожевых кораблей (22-я обск, в/ч 9873) под командованием капитана 2 ранга Е. Козина

    В состав ОБСК входили: управление, корабли типа «Шмель» (проект 1204), подразделение пограничных сторожевых катеров (ПСК), взвод малых катеров типа «Пеликан» и «Аист», в береговой службе имелась авторота, а также: аккумуляторщик, электрик, фельдшер, специалист по горюче-смазочным материалам (ГСМ) и коки.

    К концу афганской компании в бригаде насчитывалось 8 кораблей типа «Шмель», 10 ПСК и 20 катеров типа «Аист».

    Общая численность личного состава бригады – около 500 человек.

    Зона ответственности бригады по охране советско-афганской границы на речном участке от населенного пункта Нижний Пяндж (Таджикская ССР) до населенного пункта Боссаги (Туркменская ССР) имела протяженность около 300 км.

    Дивизион (а позднее бригада) наряду с охраной государственной границы Советского Союза на речном участке в виде подвижного дозора и сопровождения караванов барж по реке, выполнял боевые задания в интересах спецподразделений пограничных войск КГБ СССР, находившихся на территории Афганистана: десантирование войск и грузов на афганский берег, совместные боевые операции с нашими разведчиками, переправка афганских осведомителей, охрана стационарных мостов и наведенных переправ. Дозорную службу вдоль линии границы экипажи кораблей и катеров несли днем и ночью. На охрану границу обычно выходили в составе одного ПСК и двух малых катеров. Например, ночью поднимались вверх по реке до Нижнего Пянджа (в районе стыка 3-й и 4-й застав Пянджского пограничного отряда), стопорили двигатели и дрейфовали вниз по течению, периодически бросая якоря и «прослушивая» местность при помощи РЛС и ПНВ (днем при постановке на якорь выбиралось место, с которого участок границы просматривался визуально как можно дальше). Таким образом, к рассвету катера спускались до стыка с Термезским пограничным отрядом, а затем вновь поднимались до Нижнего Пянджа. «Шмели» обычно дежурили на ближних к базе точках в связи с мелким для них фарватером реки. Как правило, ПСК дежурили две недели, а затем менялись. Экипажам малых катеров приходилось труднее. Их выходы на боевое дежурство затягивались иногда (из-за отсутствия смены) на месяц и более. Кстати, «Аисты» могли ходить на границу только парой, по одному – запрещалось (в общем, как и вертолетам – над территорией Афганистана). Каждая группа кораблей с катерами работала в своей зоне, которая была привязана к определенному участку пограничной заставы, тесно взаимодействуя с ПогЗ. 

    Ремонт катеров и их модернизация осуществлялись силами личного состава бригады. Так, например, скорость «Аиста» по техпаспорту – 20 узлов (около 40 км/ч). В результате доработки умельцами бригады (изменение направления выхлопного сопла, рихтовка винтов и др.) катер развивал скорость до 60 км/ч. «Шмель» имел, примерно, такую же скорость (может, чуть больше). ПСК были «тихоходами» (скорость – до 10 узлов). В гражданском флоте это был речной буксир. Его переделали, добавив на корму вращающуюся на станине установку АГС-17. ПСК составляли основу Темезской флотилии.

    Корпус «Аиста» был дюраль-алюминиевый, а надстройка – фанерная. «Шмель» имел бронезащиту. А ПСК, как говорится, был просто "железякой"

    Экипаж малых катеров «Пеликана» и «Аиста» состоял из 2–3-х человек, вооруженных пулеметом РПК и автоматами АКС. С "Пеликана" собственно и началась Термезская флотилия. "Аист" был новым проектом малых катеров и был очень похож визуально на "Пеликан". "Пеликан" был оснащен бензиновым двигателем на винтовом ходу. "Аист" - дизелем на водометной тяге. Это порой играло с ними злую шутку. Когда поднимался уровень воды в реке, в нее попадал весь прибрежный мусор, который забивал водомет. Но "Аист" был быстрее, маневренней и удобней в управлении. А «Пеликан» за былые заслуги установили на постамент в части.

      Катер ПСК с экипажем в 6–10 человек имел вооружение: в носовой полубашне – 12,7 мм «Утес», два пулемета ПКТ – 7,62 мм (по одному с каждого борта), в кормовой башенке – гранатомет АГС-17 «Пламя». Кроме того, ПСК располагали РЛС («Кредо», «Фара») и приборами ночного видения.

По штатному расписанию экипаж состоял из 6 чел. (должность и звание):

1. Командир катера - мичман.

2. Рулевой, помощник командира - старший матрос.

3. Комендор (гранатометчик-стрелок) - ст. матрос, либо матрос.

4. Радист, помощник гранатометчика - матрос.

5. Старший моторист - ст. матрос.

6. Младший моторист - матрос.

Реальная численность экипажа за счет учеников и стажеров доходила до 10 чел.     

    Катер ПСК состоял из:

1. Носовая часть - верхняя палуба, нижняя палуба.

2. Рубка.

3. Моторное отделение.

4. Кормовая часть с гранатометной установкой.

    В носовой части размещался якорный отсек. На нижнюю палубу вел маленький трап из рубки. Там размещались два кубрика: малый - на 2-е койки (в т.ч. койка командира), большой - на 4-е. К большому кубрику примыкал камбуз. Настолько маленький, на столько же и неудобный. Он состоял из чугунной плиты (он же чугунный котел, мартен в миниатюре), работал на солярке с водой. Готовить на нем было большим талантом и не малым мужеством. В рубке размещался командный пункт, пост радиста и первоначально был спланирован гальюн (туалет), который быстро на всех катерах переделали в душевую кабину. А ходить по нужде все ловко умели и за борт. Моторное отделение почти полностью занимал 6-ти цилиндровый дизель. Заводился он 2-мя большими аккумуляторами. Его обслуживали мотористы в наушниках из-за сильного грохота. На корме - башня АГС-17 и бак для питьевой воды, которую брали на базе. Когда вода кончалась набирали забортную воду, отстаивая от песка. На корме также был внутренний отсек, где хранилось продовольствие, т.к. это было самое прохладное место на катере.

     Экипаж «Шмеля» составлял 15-20 человек. На его вооружении имелось 4 гранатомета АГС-17 "Пламя" (по два на каждом борту), на носу – танковая 76-мм пушка и реактивная установка БМ 14/17, на корме – двуствольная зенитная установка ЗУ-23.    

Авторство: 
Копия чужих материалов
Комментарий автора: 

Фотоальбом моряков пограничников Термезской флотилии см. здесь:

   http://foto.mail.ru/bk/tura86/1386/

 

Подробнее о Термезской флотилии на сайте 45 ОДСК - 22 ОБСК, в/ч 9873

 

Фонд поддержки авторов AfterShock

Комментарии

Аватар пользователя BERES
BERES(8 лет 9 месяцев)(10:37:54 / 04-02-2019)

Вообще-то история началась несколько раньше:

Начало Амударьинской флотилии положили заказанные Военным ве­домством еще в 1886 г. буксиропассажирские пароходы «Царь», «Царица» и баржи «Петербург» и «Москва». В 1888 г. эти суда начали плавать от Петро- Александровска до Керки. На судах развевался андреевский флаг, подчиня­лись они командующему войсками Туркестанского военного округа. В то время это была крупная военная демонстрация в Средней Азии, направлен­ная против Великобритании. В периоде 1895 по 1901 гг. вошли в строй парохо­ды «Цесаревич Алексей», «Великий князь», «Великая княжна Ольга», «Импе­ратор Николай II», 2 паровых катера, 8 барж и 2 железных каюка. Кроме того, из упраздненной Аральской флотилии перевели на Амударью 3 баржи. Нужно сказать, что суда флотилии создавались для чрезвычайно труд­ных условий плавания, при высокой начальной скорости и сравнительно большом падении Амударья летом приобретает характер потока, бурно несущегося по беспредельной песчаной равнине. В малую воду (с октября по апрель) течение значительно тише, но тогда, не будучи скована проч­ными берегами и протекая по мягкому сыпучему песку при весьма частых колебаниях уровня, Амударья продолжает оставаться своенравным кап­ризным детищем пустыни. То, что в других местах называется фарвате­ром, так часто меняет свое местоположение, что обвехование его услов­ными знаками не имеет никакого смысла.    Таким образом, на реке нельзя было пользоваться обычными спосо­бами речного судовождения. Так, прежде чем идти по фарватеру, его нужно было отыскать. Для этого существовал только один способ — солидный опыт плавания, который давался с годами и требовал большого напряже­ния зрения и памяти при наличии особого лоцманского чутья. При про­водке судов пользовались цветом воды. Будучи грязно-коричневой вооб­ще, на глубоких и мелких местах она принимает различные оттенки. Со­образуясь со световым освещением дня, направлением течения, разме­ром бурунов и другими признаками, лоцманы направляли суда по фарватеру. С наступлением темноты пароходы приставали к берегу и вставали на швартовы до рассвета. Только в очень редких случаях плавание совер­шалось ночью, и то не на всех участках. Несомненно, что при таком чисто индивидуальном характере судовож­дения посадки на мель происходили не только из-за перекатов, оползания берегов и скорости течения, доходящей до 16 км/ч., но и весьма часто делом простого случая, лоцманской ошибки. Кстати сказать, перекаты, как и все на Амударье, носят временный характер, они ползут, смываются, выраста­ют выше или ниже, не имеют определенной глубины и так далее.   Река часто играла злые шутки с судоводителями.

Академик А.Н. Кры­лов в своих воспоминаниях описывает случай, когда один из пароходов во время разлива сел на мель в нескольких стах метрах от берега, не успел вовремя сняться и оказался среди песков. Так как якорь при этом был отдан и судно находилось «под вымпелом», то команда ре­гулярно получала «морское довольствие по положению». Вахтенный жур­нал велся очень аккуратно под общим заголовком: «Стоя на якоре близ кишлака Абдул Чекмень, с полудня случаи». Такое плавание «Посуху, яко по морю» продолжалось более двух лет, пока из Петербурга не нагря­нуло какое-то «начальствующее лицо», возбудившее против командира и офицеров «судное дело». Однако при разбирательстве постановку на мель отнесли к «неизбежным случайностям». В остальном же командир отговорился тем, что на Амударье случаются совершенно неожиданные паводки, и он держал вверенный ему пароход в постоянной готовности при первом же случае сняться с мели. Служба протекала во всем соглас­но морскому уставу, а довольствие производилось во всем согласно уставу счетному. Состава преступления суд не нашел, все были оправданы и дело прекращено.
Источник: http://cmboat.ru/monitor/monitor107-2.html

Комментарий администрации:  
*** Бывший зам Петрика - https://aftershock.news/?q=comment/7701763#comment-7701763 ***
Аватар пользователя nackb
nackb(3 года 4 месяца)(11:07:58 / 04-02-2019)

Благодарю за важное дополнение

Аватар пользователя st251
st251(3 года 12 месяцев)(11:37:02 / 04-02-2019)

Посмотрел фоты по ссылке.

На Волге катера , которые ПСК, называют Костромичами.

Рабочие лошадки лесосплава были раньше. Дизель 3Д6 150лс, передняя передача на винт 1/2, винто-рулевой комплекс в полутонеле.

 

 

Лидеры обсуждений

за 4 часаза суткиза неделю

Лидеры просмотров

за неделюза месяцза год