Вход на сайт

Облако тегов

Календарь

пн
вт
ср
чт
пт
сб
вс
7
8
9
10
11
12
13
14
15
16
17
18
19
20
21
22
23
24
25
26
27
28
29
30
31
 
December 2020
 

Влияние климата на цивилизацию.

Аватар пользователя PapaSilver

Одни из наиболее древних сведений о климате в Италии относятся к II–I векам до н. э., когда этрусский агроном Сазерн и затем его сын вели записки о сельским хозяйстве в долине реки По — они сообщают нам о крайне холодных зимах на Апеннинском полуострове, что вызывало немалые трудности при производстве вина и выращивании оливок. Другие античные авторы докладывают о замерзаниях реки Тибр, отмеченных в 398, 396, 271 и 177 годах до н. э., увеличении размеров ледников в Альпах и серьезном понижении снежной линии в горах.

В конце I тысячелетия до н. э. в Европе было холодно — этот климатический период называется Похолоданием Железного века, которое закончилось примерно во времена римской аграрной революции. При жизни Юлия Цезаря и Гая Октавиана началось существенное потепление, именуемое Римским климатическим оптимумом — от латинского optimum («наилучший»). Среднегодовая температура повышается примерно на 1,5–2 градуса Цельсия, климат был не засушливым, а влажным, что сделало Северную Африку крупнейшей житницей Римской империи — там, где сейчас в Тунисе и Алжире простираются пески Сахары, колосились бесконечные хлебные поля, с которых снимался урожай объемом около миллиона тонн зерна в год, выращивался виноград, были обширные фруктовые сады.

Римский климатический оптимум вызывает отступление Альпийских ледников, что делает перевалы в Альпах проходимыми, а значит, Рим может вести военную и торговую экспансию на север по кратчайшему пути. В Германии, Британии и на севере Галлии начинают выращивать виноград, появляется винодельческая отрасль, урожаи резко повышаются.

Потепление приводит к небывалому расцвету величайшей империи Древнего мира, но все хорошее рано или поздно заканчивается: в III–IV веках по Рождеству погода снова портится, из года в год становится все прохладнее, варвары из северных регионов Европейского материка начинают смещаться к югу, к границам Рима. Дальнейшее общеизвестно — в V веке Рим заканчивает свое существование, на его обломках появляются новые варварские государства, включая Королевство салических франков, основанное Хлодвигом I в 480-х годах н. э. Это государственное ядро однажды станет Францией.

Тем временем климат становится все более скверным. Наступил климатический пессимум раннего Средневековья, пик которого приходится на 535–536 годы по Рождеству. Это было самое резкое понижение среднегодовой температуры в Северном полушарии за последние 2000 лет, приведшее к катастрофическим неурожаям и повсеместному голоду.

Причины климатической аномалии 536 года неизвестны, снижение прозрачности атмосферы могло быть вызвано мощными извержениями вулканов (например, в необитаемой тогда Исландии, взрывом вулкана Тавурвур в Новой Гвинее в VI веке) или падением метеорита. Летописцы того времени именуют солнце «голубоватым», а такой эффект возникает лишь в случае появления в атмосфере пылевой взвеси.

В любом случае VI век оказался невероятно холодным. Святой Григорий Турский сообщает, что в 580-е годы в бывшей провинции Галлия частыми были сильные ливни, непогода, наводнения, массовый голод, неурожай, поздние заморозки, жертвами которых становились птицы. Сильно досталось и более северной Скандинавии: немецкий ученый Вольфганг Бехрингер в книге «Kulturgeschichte des Klimas» приводит археологические данные — в Норвегии VI века около сорока процентов ферм оказались заброшены, то есть их владельцы или вымерли, или мигрировали южнее.

В условиях похолодания катастрофически падает качество жизни. Епископ Фабий Фульгенций, живший в плодородном Карфагене в конце V века, жалуется: «В эти злополучные, скудные времена мы не алчем поэтической славы, ибо алчем хлеба насущного». И это Карфаген, ранее один из самых развитых сельскохозяйственных регионов!

Зимние холода чередовались с засухами, возникали эпидемии и падеж скота. Запись от 591 года:

«Приключилась великая засуха, уничтожившая траву на пастбищах. По сей причине в стадах и гуртах распространился мор, оставивший очень мало голов. Мор затронул не толъкл домашний скот, но и разные виды лесных животных: множество оленей и прочих зверей убегали в страхе и прятались в самой глухой чащобе. Потом полили дожди, реки вышли из берегов, а сено сгнило; урожай зерна тоже оказался скудным, хотя винограда было вдоволь; что же до желудей, то они завязались на дубах, но таки не вызрели».

Заметим, что желуди упомянуты совсем не зря — они не только использовались для приготовления муки в пищу человеку, но и составляли основной рацион выпасных свиней, кормившихся в широколиственных лесах. Нет желудей — придется забивать скотину, что может означать отсутствие способных к размножению домашних животных к следующему году и новый виток голода. Представить себе что-то подобное во времена расцвета империи невозможно — массовый голод был практически неизвестен Риму, а особенно благополучной и богатой Галлии.

Возможно, случись похолодание раньше, организованные и целеустремленные римляне сумели бы справиться с возникшими проблемами, но сейчас исчезли ученые агрономы, культура ведения хозяйства откатилась чуть ли не к Железному веку, а новую модель аграрного производства еще предстояло создать.

Из рациона начинает исчезать пшеница, как злак, требующий большой заботы и трудоемкий в выращивании, — пшеницу замещает презираемая римлянами рожь, считавшаяся во времена империи едва ли не сорняком. Однако в условиях климатической аномалии более стойкая и плодовитая рожь становится основным источником муки для выпечки хлеба. Если белый пшеничный хлеб стал редкостью, предназначенной для потребления высшими классами, то простолюдины ограничивались хлебом ржаным, а то и выпеченным с добавлением муки из других злаков, выращивать которые позволял холодный климат: просо, полба, пшено, ячмень, — при Риме считавшихся культурами третьестепенными, идущими на корм домашним животным.

Аграрная культура Темных веков находилась на расплывчатой грани между собирательством и обработкой земли. Пример тому — каштан, получивший большое распространение в Европе: плоды каштана могут использоваться для производства муки, по своему качеству не уступающей ржаной. В эту же категорию мы отнесем дикую грушу и дикое яблоко — вполне возможно, одичавшие и выродившиеся со времен богатых садов Рима. Да и рубеж между хозяйством лесным и хозяйством культурным, возделываемым был сильно размыт — леса, покрывавшие колоссальные площади, являлись исправным поставщиком продовольствия.

Сейчас это прозвучит странно, но прежде всего лес был пастбищем и лишь во вторую очередь — источником древесины: если аристократы имели право охотиться в своих лесных угодьях, получая на стол мясо дичи, то простецы выпасали в богатых дубом широколиственных лесах свиней, питавшихся желудями. Основой животноводства Темных веков было разведение поросят и овец при сравнительно малом числе крупного стойлового скота — уход за коровой и ее содержание на порядок сложнее, чем присмотр за овцами или практически всеядными свиньями.

Сейчас крайне трудно подсчитать, какие демографические потери понесла Европа, а точнее, та ее часть, что входила в империю. Выдающийся советский демограф Борис Цезаревич Урланис (1906–1981) на основании античных данных приводит цифры в 36–37 миллионов человек, населявших европейскую часть Римской империи к началу III века н. э. Поскольку в период Темных веков в бывших провинциях империи никто статистический учет населения не вел, да и не мог вести, можно с огромной осторожностью и без единого документального подтверждения говорить о снижении численности населения на ¼ или ¹/ части — ориентировочно до 28–30 миллионов.

Будущие Франция, Англия, Германия, Польша, Чехия, а также Скандинавский полуостров на несколько веков оказались в тисках холода.

К VIII веку климат начинает стабилизироваться: лед и снег отступают, расширяются посевные площади, урожаи зерновых можно снимать на широтах, прилегающих к Полярному кругу, качество жизни резко повышается. Итог вполне закономерен — взрывообразный рост населения. Если на территории восточной Швеции имеются обширные равнины, пригодные для сельского хозяйства, то в гористой Норвегии выращивать хлеб и пасти стада можно исключительно на узких полосках земли вдоль побережья и в долинах рек. Бесконечно дробить наделы между сыновьями невозможно — земля все равно их не прокормит. В сухом остатке: избыточное и пассионарное население, резкий недостаток продовольствия.

Скандинавия не резиновая. Что делать? Ответ был найден довольно быстро: если на родине отсутствует свободная плодородная земля, значит, таковую надо искать за морем. Вот тогда-то и начинаются первые вылазки древних скандинавов в сторону континента и Британских островов — для начала в целях больше разведывательных, чем завоевательных.

Попавшая под удар викингов Европа в очередной раз стала жертвой климатических изменений — средневековый оптимум согнал скандинавов с насиженных и ранее холодных земель. Они пошли искать лучшей доли к заморским соседям. Что характерно, лучшую долю они нашли довольно быстро. Здесь мы не будем останавливаться на истории колонизации викингами Британии, поскольку нас интересует Франция, а конкретно — столь важный регион королевства, как северо- запад бывшей римской провинции Лугдунская Галлия, впоследствии Нижняя Нейстрия, а с 910-х годов — Нормандия, из-за которой на протяжении грядущих столетий будет сломано немало копий в самом прямом смысле этих слов.

Точно определить временные границы средневекового климатического оптимума и причины его возникновения весьма затруднительно. Считается, что потепление началось в середине VII века, пика достигло к 1100 году и продолжалось до начала XIV века — а конкретно до 1315–1317 годов,когда в результате внезапного и резкого похолодания начался Великий голод.

Ориентировочно с VIII века во Франции начинается грандиозный по своим масштабам процесс «внутренней аграрной колонизации» за счет отвоевания у дикой природы площадей под распашку и скотоводство. Пожалуй, это была самая выдающаяся атака человека на лес за всю историю Европы — исследователь Луи Бадре в «Истории французских лесов», опубликованной в 1983 году, приводит расчеты, что если к 1000 году лесные угодья королевства занимали 26 миллионов гектаров, то после внутренней колонизации осталось всего 13 миллионов. Аббатства, владеющие обширными землями, привлекают новые рабочие руки щедрыми посулами, растет число деревень.

Прежняя система лесного собирательства и выпаса в лесах животных, совмещенная с ограниченными посевными площадями, в новых условиях работать не могла — повышение рождаемости сразу выявило продовольственные проблемы и разрушило баланс; в свою очередь, «аграрная колонизация» вызвала новый, ранее неизвестный кризис: выбор в пользу массового производства хлеба (весьма слабо компенсировавшегося овощами и зеленью) многократно усилил риски голода. Причем эти риски оправдывались с удручающей регулярностью.

Выработанная к XII–XIII векам новая аграрная схема — постримская и постварварская — пусть и обладала самыми грубыми недостатками, но наконец-то заработала. Прежде всего себя смогли обеспечить питанием социальные низы, и, хотя основу рациона составлял хлеб со второстепенными злачными культурами, в пищу использовалось великое множество овощей и зелени — капуста, репа, чеснок, лук-порей, репчатый лук, огурцы (засаливание огурцов имеет древнейшую традицию). А равно плодовитые и живучие бобовые, только не знакомая нам фасоль, завезенная позже из Америки, а обычный горох и чечевица.

Климат стабилизируется настолько, что XII–XIII столетия становятся если не «золотым веком» аграрной экономики Средневековья, то, по меньшей мере, не испытывают жутких потрясений прошлых веков — бесспорно, неурожаи и призрак голода никуда не исчезли, но таковые становились явлениями локальными, иногда поражавшими отдельные регионы и не принимавшими сокрушительного общеевропейского масштаба.

Зима с 1314 на 1315 год оказалась несколько более прохладной, чем за последние годы, но на такие мелочи никто не обращал внимания. Чуть сильнее морозы, чуть больше снега в северных областях — Нормандия, Артуа, Фландрия. Лето 1315 года более напоминало потоп — дожди не прекращались по всей Европе от Британии до Литвы и Польши (хотя южнее Альп, в Италии и Греции, аномалия проявила себя в меньшей степени), поля превратились в сплошное болото, урожай оказался настолько мизерным, что в отдельных областях даже не компенсировал посевное зерно. Аналогичная обстановка была с сенокосом. Заготовить к зимнему сезону достаточное количество фуража не получилось, а это означало очевидную перспективу падежа скота.

К осени 1315 года стало окончательно ясно, что неурожай достиг фантастических масштабов; разумеется, недород в процентном соотношении разнился от региона к региону, сильнее всего пострадали Франция и Германия, в меньшей степени Восточная и Южная Европа. Снова попытались засеять озимые, ровно с тем же результатом — весной 1316 года они не взошли. Зима была еще холоднее, чем предыдущая, снег сошел только к маю, о посевной думать практически не приходилось: «потоп» продолжался. Хлебный дефицит становится катастрофическим — истощается посевной фонд, поскольку он идет в пищу, подвоз зерна с юга мизерный, цены запредельные.

Ситуация начала выправляться к 1317 году, когда «потоп» закончился. К этому времени число жертв среди европейского населения составляло, по разным оценкам, от 10 до 20%, то есть из примерно 80 миллионов жителей Европы умерли от голода и сопутствующих ему болезней 8–15 миллионов. Точную цифру, скорее всего, мы никогда не узнаем, но потери были весьма ощутимы. Последствия Великого голода удалось преодолеть только к 1322 году при стабилизации урожаев и климата. Однако возвращение хорошей погоды оказалось лишь кратковременной иллюзией. Климатический маятник вновь качнулся. Холодная аномалия 1315–1317 годов просигнализировала Европе о наступлении длительного Малого ледникового периода, продолжавшегося вплоть до XIX века. Эпоха благополучия закончилась.

Из книги Мартьянова А. "Прогулки по средневековью. Война... Чума... Инквизиция"

Авторство: 
Копия чужих материалов
Комментарий редакции раздела Наземная живность

Интересные аномалии 6 века в погоде.

Комментарии

Аватар пользователя Насрулла
Насрулла(2 года 2 месяца)

Дык ишшо древни греки писали, что не всякий климат годен для занятий философией и прочими искусствами - там, где слишком жарко и бананы сами падают в раскрытый рот, заниматься ничем не хочется, плюс мухи атакуют напитки. Там, где слишком холодно - всё время заняты добычей средств к пропитанию и обогреву жилищ, тоже не до философии... Лучше всего - на средиземноморском побережье )))

Комментарий администрации:  
*** Паганель отключен ***
Аватар пользователя Ухов
Ухов(3 года 1 месяц)

Спасибо, конечно,- интересно. Но про Россию ни слова и так всё  обучение:  история Родины, как  "квадрат малевича" и только рамка из фрагментов тонких периодов.

Аватар пользователя Имперский шут

Сами наложите историю Руси на обозначенные даты

Аватар пользователя Одинокий_глаз

А историю климата где взять??

Аватар пользователя Spirt
Spirt(8 лет 3 месяца)

Каштаны... упомянуты каштаны как возможный источник муки, дикая груша... Выпасное свиноводство? - Это типа есть что хряку пожрякать на выпасе круглый год?

По мне достаточно тепло, по мне это офигенно клёвый климат! Как можно голодать в таком?

Аватар пользователя NOTFORME
NOTFORME(5 лет 6 месяцев)

Эти взбрыки  климата  кажутся необъяснимыми. Но вот  в 20-х  годах один тип по имени  Альфред Вегенер выдвинул гипотезу, которая  объясняла  эти большие  Ледниковые Периоды  и более мелкие периодические  похолодания-потепления. Которые изрядно  влияли  на развитие  Человеческой Цивилизации. Его тогда сильно пинали геологи...

Суть вот в чем.  Он утверждал , что литосферные  плиты, плавающие на  жиденьком  основании есть тонюсенькая твердая пленочка - кусочками.

Просто сравните диаметр планеты  с толщиной  земной коры - и вы  убедитесь, что Вегенер прав...

А далее следует вот что. При легком  ударе по касательной к поверхности пленочки - земной коры каким-то приблудным метеоритом, угол наклона вращения Земли не изменится. Но пленка-корочка - литосферные плитки - поплывут. Немножечко . И по нашим меркам медленно. Но кое-где и  быстро.  Например , литосферные  плиты  слегка подползут  под плавучие приполярные льды.  И людишки вместе с мамонтами, в российской тогда еще совсем нетундре,  обнаружат, что начался  очередной Ледниковый Период, лед прет на берег и вообще изрядно похолодало. Климат резко изменился и пора рвать когти  на Юг.   К Индийскому океану.  С целью помыть там сапоги...

Меняется  береговая линия целых континентов. Целые  цивилизации , Гипербореи всякие, жившие в благодатном  климате, на спине  литосферной  плиты  ловко съезжают в приполярные области, уходят под воду ( сильно холодную) и накрываются километровой толщины льдами. 

Народ,  бросает налаженный быт, жоповозки, офисы, борьбу за социальные права  и бодро вымирает. Уцелевшие сваливают южнее, весело дичают, охотятся на  мамонтов-папонтов и живут себе.

Но наступает  т.н. афтершок,  плита медленно возобновляет движение, но уже в обратном направлении.

И открывается  Севморпуть...

Думаю, такие же мелкие  афтершоки  имели место  и в окрестностях тогдашней Европы. Где-то  замерзала (зеленела) Гренландия, а в Галлии  случался неурожай пшеницы...

Последний  раз Землю что-то  тряхнуло примерно 10 тыс лет назад.   Афтершоки, слегка затухая, продолжаются  до сих пор.

...Наука чешет многострадальную  репу в размышлизмах - так это потепление или похолодание, ептыть? 

И что послужило причиной - ведь земная ось, как бы  наклонена непокобелимо?   Что за хня  творится?...

 

Да просто взгляните на Реальность под другим углом зрения, пацаны.  Чего её  колебать-то  земную ось?

Просто рвануть на шельфе  при Новосибирских  островах  пару-тройку  зарядов. Он  освободит путь  Гренландии  в её дрейфе в Европу.

Ничего страшного не произойдет.  Европа просто станет морским дном...

 

 

Аватар пользователя Bruno
Bruno(5 лет 4 месяца)

Ничего страш­но­го не про­изой­дет.  Европа просто станет мор­ским дном...

Это самое ужасное, что может произойти - когда Миллеру некуда будет газ продавать и не перед кем каяться за нашу неотёсанную грубость во время 2МВ.

Аватар пользователя NOTFORME
NOTFORME(5 лет 6 месяцев)

Мудрость Ваша поражает. 

Аватар пользователя Athlon
Athlon(2 года 2 месяца)

Одни из наиболее древних сведений о климате в Италии относятся к II–I векам до н. э., когда этрусский агроном ...

Блин, из вредности скачал книгу по ссылке, и там тоже самое! Этрусски в II–I веках до н. э. Ну очевидно же что в II–I тысячелетии до н. э.!

Аватар пользователя blkpntr
blkpntr(5 лет 1 неделя)

Письменность у этрусков появилась в VIII веке до н.э. Откуда же мы можем узнать от них сведения о погоде 2-го тысячелетия до н.э.?

После утраты независимости Этрурия некоторое время сохраняла культурную самобытность. Во II—I веках до н. э. продолжало существовать местное искусство; этот период также называют этрусско-римским. Но постепенно этруски перенимали образ жизни римлян. В 89 году до н. э. жители Этрурии получили римское гражданство.

АШ-YouTube

Лидеры обсуждений

за 4 часаза суткиза неделю

Лидеры просмотров

за неделюза месяцза год