Вход на сайт

Облако тегов

АШ-YouTube

60 лет. Спутник

Аватар пользователя Evg_Ban

60 лет назад в СССР был запущен первый искусственный спутник Земли. 4 октября 1957 года в 22:28 по московскому времени человечество вступило в  космическую эру.

Космический аппарат ПС-1 (простейший спутник-1) представлял собой шар диаметром 58 сантиметров, весил 83,6 килограмма, был оснащен четырьмя штырьковыми антеннами длиной 2,4 и 2,9 метра для передачи сигналов работающих от батареек передатчиков. Через 295 секунд после старта ПС-1 и центральный блок ракеты весом 7,5 тонны были выведены на эллиптическую орбиту высотой в апогее 947 км и перигее 288 км. На 315 секунде после старта ИСЗ отделился от второй ступени ракеты-носителя, и сразу его позывные услышал весь мир.

Над созданием искусственного спутника Земли во главе с основоположником практической космонавтики С.П.Королёвым работали ученые М.В.Келдыш, М.К.Тихонравов, Н.С.Лидоренко, В.И.Лапко, Б.С. Чекунов и многие другие.

Спутник ПС-1 летал 92 дня, до 4 января 1958 года, совершив 1440 оборотов вокруг Земли (около 60 миллионов километров), а его радиопередатчики работали в течение двух недель после старта.

Запуск искусственного спутника Земли имел громадное значение для познания свойств космического пространства и изучения Земли как планеты нашей Солнечной системы. Анализ полученных сигналов со спутника дал ученым возможность изучить верхние слои ионосферы, что до этого не представлялось возможным. Кроме того, были получены полезнейшие для дальнейших запусков сведения об условиях работы аппаратуры, проведена проверка всех расчетов, а также определена плотность верхних слоев атмосферы по торможению спутника.

В сентябре 1967 года Международная федерация астронавтики провозгласила 4 октября Днем начала космической эры человечества.

РОСКОСМОС благодарит всех, кто празднует сегодня вместе с нами старт космической эры человечества – запуск первого искусственного спутника Земли!!

 

 

Авторство: 
Копия чужих материалов
Фонд поддержки авторов AfterShock

Комментарии

Аватар пользователя Evg_Ban
Evg_Ban(6 лет 9 месяцев)(19:32:37 / 04-10-2017)

Сотрудники Смитсоновской астрофизической обсерватории Фред Уиппл и Ален Хайнек вычисляют орбиту первого искусственного спутника Земли в университете МТИ. Кембридж. Штат Мичиган. США. 1957 год.


РКС впервые открывает широкой аудитории отчет о разработке радиостанции первого искусственного спутника Земли — Российские космические системы
Холдинг «Российские космические системы» (РКС, входит в Госкорпорацию «РОСКОСМОС») к 60-летнему юбилею запуска первого искусственного спутника Земли (ИСЗ) открыл для широкой аудитории отчет о разработке его бортовой радиостанции. В опубликованной на сайте РКС электронной версии отчета приводятся уникальные материалы по конструкции и наземным отработочным испытаниям радиоаппаратуры спутника.
RSS_news_Sputnik_2-212x300.jpg«Отчет о разработке бортовой радиостанции первого искусственного спутника Земли», подготовленный в 1958 году, сегодня представляет особый интерес для специалистов космического приборостроения, представителей компаний ракетно-промышленной отрасли и всех, кто интересуется историей развития российской авиационно-космической промышленности.
Радиостанция Д-200, созданная в НИИ-885 (сегодня – РКС), была целевой нагрузкой для первого спутника. Именно она впервые в истории передала на Землю радиосигнал из космоса.
Радиостанция состояла из двух радиопередатчиков и коммутирующего устройства. Их общая масса составляла около 7 кг. Разработка радиостанции проводилась в НИИ-885 в январе–марте 1957 года. В марте-апреле 1957 года завершились конструирование и выпуск рабочих чертежей.
Одной из основных целей разработчиков радиостанции было обеспечение возможности массовых радиолюбительских наблюдений. Позывные первого ИСЗ стали известны во всем мире. Среди целей создания радиостанции было также изучение распространения радиоволн в ионосфере.
RSS_news_Sputnik_3-278x300.jpg
Как свидетельствуют материалы отчета, аппаратура радиостанции первого ИСЗ была разработана в сжатые сроки на высоком профессиональном уровне.
Радиостанция Д-200 была установлена и на втором искусственном спутнике Земли. Он был запущен 3 ноября 1957 года с собакой Лайкой на борту.
Руководителем проекта по разработке радиостанции был Михаил Иванович Борисенко, занимавший в то время в НИИ-885 должность начальника отдела. В 2017 году отмечается столетие со дня его рождения.
Отчет о разработке бортовой радиостанции первого ИСЗ был выпущен в НИИ-885 в 1958 году. Тогда эти материалы были засекречены. Сегодня отчет доступен для скачивания в электронном формате на официальном сайте холдинга «Российские космические системы».

Аватар пользователя fedor67
fedor67(3 года 5 месяцев)(20:19:21 / 04-10-2017)

Фото той самой эл лампы 2 П19Б (левый ряд 3-я сверху) , что применялась в передатчике спутника ПС-1, на боку видна дата выпуска  май 57-го года, и лого завода МЭЛЗ 

Комментарий администрации:  
*** Отключен (лидер бан-рейтинга, манипуляции) ***
Аватар пользователя good-society
good-society(5 лет 9 месяцев)(19:39:16 / 04-10-2017)

Запуск советского спутника 60 лет назад стал шоком для США 

 

 

Аватар пользователя DirectNik
Аватар пользователя Arsik
Arsik(4 года 10 месяцев)(20:12:22 / 04-10-2017)

Пиндосы про наши достижения совсем не распространяются
Как раз на днях закончил прохождение игры "Mass Effect: Anromeda", там были упоминания про лунные миссии и Маска (мол, именно с многоразовых ракет началось настоящее освоение космоса), а вот Гагарин там встретился один раз - в качестве названия какой-то станции. И, разумеется, ни слова о первопроходцах космоса (только об игровых, за одного из которых и играем).
Что взять с исключительных... варвары, тбм.
Пока наши делали первые шаги, у них там ещё расовая сегрегация была.

Аватар пользователя balamber
balamber(4 года 7 месяцев)(22:55:12 / 04-10-2017)

Стивен Кинг о ужасе американских детей пред Советским Союзом:

Впервые я пережил ужас - подлинный ужас, а не встречу с демонами или призраками, живущими в моем воображении, - в один октябрьский день 1957 года. Мне только что исполнилось десять. И, как полагается, я находился в кинотеатре - в театре "Стратфорд" в центре города Стратфорд, штат Коннектикут. 
Шел один из моих любимых фильмов, и то, что показывали именно его, а не вестерн Рандольфа Скотта или боевик Джона Уэйна, оказалось вполне уместно. В тот субботний день, когда на меня обрушился подлинный ужас, была "Земля против летающих тарелок" (Earth vs. the Flying Saucers) […]
И вот как раз в тот момент, когда в последней части фильма пришельцы готовятся к атаке на Капитолий, лента остановилась. Экран погас. Кинотеатр был битком набит детьми, но, как ни странно, все вели себя тихо. Если вы обратитесь к дням своей молодости, то вспомните, что толпа детишек умеет множеством способов выразить свое раздражение, если фильм прерывается или начинается с опозданием: ритмичное хлопанье; великий клич детского племени "Мы хотим кино! Мы хотим кино! Мы хотим кино!"; коробки от конфет, летящие в экран; трубы из пачек от попкорна, да мало ли еще что. Если у кого-то с четвертого июля сохранилась в кармане хлопушка, он непременно вынет ее, покажет приятелям, чтобы те одобрили и восхитились, а потом зажжет и швырнет к потолку. 
Но в тот октябрьский день ничего похожего не произошло. И пленка не порвалась - просто выключили проектор. А дальше случилось нечто неслыханное: в зале зажгли свет. Мы сидели, оглядываясь и мигая от Яркого света, как кроты. 
На сцену вышел управляющий и поднял руку, прося тишины, - совершенно излишний жест. Я вспомнил этот момент шесть лет спустя, в 1963 году, в ноябрьскую пятницу, когда парень, который вез нас домой из школы, сказал, что в Далласе застрелили президента. 
[…]
Мы сидели на стульях, как манекены, и смотрели на управляющего. Вид у него был встревоженный и болезненный - а может, это было виновато освещение. Мы гадали, что за катастрофа заставила его остановить фильм в самый напряженный момент, но тут управляющий заговорил, и дрожь в его голосе еще больше смутила нас. 
- Я хочу сообщить вам, - начал он, - что русские вывели на орбиту вокруг Земли космический сателлит. Они назвали его... "спутник". 
Сообщение было встречено абсолютным, гробовым молчанием. Полный кинотеатр детишек с ежиками и хвостиками, в джинсах и юбках, с кольцами Капитана Полночь, детишек, которые только что узнали Чака Берри и Литтла Ричардса и слушали по вечерам нью-йоркские радиостанции с таким замиранием сердца, словно это были сигналы с другой планеты. Мы выросли на Капитане Видео и "Терри и пиратах!“. Мы любовались в комиксах, как герой Кейси разбрасывает, как кегли, целую кучу азиатов. Мы видели, как Ричард Карлсон в "Я вел тройную жизнь" (I Led Three Lives) тысячами ловит грязных коммунистических шпионов. Мы заплатили по четверть доллара за право увидеть Хью Марлоу в "Земле против летающих тарелок" и в качестве бесплатного приложения получили эту убийственную новость. 
Помню очень отчетливо: страшное мертвое молчание кинозала вдруг было нарушено одиноким выкриком; не знаю, был это мальчик или девочка, голос был полон слез и испуганной злости: "Давай показывай кино, врун!" 
Управляющий даже не посмотрел в ту сторону, откуда донесся голос, и почему-то это было хуже всего. Это было доказательство. Русские опередили нас в космосе. Где-то над нашими головами, триумфально попискивая, несется электронный мяч, сконструированный и запущенный за железным занавесом. Ни Капитан Полночь, ни Ричард Карлсон (который играл в "Звездных всадниках" (Riders to the Stars), боже, какая горькая ирония) не смогли его остановить. Он летел там, вверху.., и они назвали его "спутником". Управляющий еще немного постоял, глядя на нас; казалось, он ищет, что бы еще добавить, но не находит. Потом он ушел, и вскоре фильм возобновился. 
[…]
Ужас - то, что Хантер Томпсон назвал "страхом и отвращением", - часто рождается из ощущения неких перемен: что-то рушится. Если это ощущение разрушения, уничтожения возникает внезапно и затрагивает лично вас, если поражает вас в самое сердце, то в таком случае оно остается в памяти как нечто цельное. Тот факт, что многие помнят, где находились в тот момент, когда разнеслась весть об убийстве Кеннеди, кажется мне не менее интересным, чем то, что один болван с заказанным по почте ружьем сумел за четырнадцать секунд изменить ход истории. Мгновение, когда об этом узнали миллионы людей, и последующие трое суток растерянности и горя были в истории человечества, вероятно, самым большим приближением к массовому осознанию, к массовой эмпатии и - ретроспективно - к массовой памяти: двести миллионов человек застыли одновременно. Очевидно, любовь не может достичь такого перехлестывающего все границы удара эмоций. Жалость может. 
Я не хочу сказать, что известие о запуске спутника оказало такое же воздействие на души американцев (хотя без воздействия, конечно, не обошлось); сравните, например, забавное описание событий, последовавших за успешным русским запуском в превосходной книге Тома Вулфа о нашей космической программе "Правое дело" (The Right Staff), но полагаю, что очень многие дети - дети войны, как нас называли - помнят это событие так же хорошо, как я. 
Мы, дети войны, оказались плодородной почвой для семян ужаса; мы выросли в странной, почти цирковой атмосфере паранойи, патриотизма и национальной гордости. Нам говорили, что мы величайшая нация на Земле и что любой разбойник из-за железного занавеса, который попытается напасть на нас в огромном салуне внешней политики, узнает, у кого самый быстрый револьвер на Западе (как в поучительном романе Пэта Франка этого периода "Увы, Вавилон" (Alas, Babylon)). Но при этом нам также постоянно напоминали, какие припасы нужно держать в атомных убежищах и сколько времени сидеть там после того, как мы выиграем войну. У нас было больше еды, чем у любого народа в истории, но в молоке, на котором мы выросли, присутствовал стронций-90 - от ядерных испытаний. 
Мы были детьми тех, кто выиграл войну, которую Дьюк Уэйн называл "большой", и когда пыль осела, Америка оказалась на самом верху. Мы сменили Англию в роли колосса, шагающего по всему миру. Когда наши родители, соединившись вновь, зачинали меня и миллионы других детей, Лондон лежал в развалинах, солнце заходило в Британской империи каждые двенадцать часов, а Россия была совершенно обескровлена в войне с нацистами; во время осады Сталинграда русские солдаты были вынуждены есть своих погибших товарищей. Но ни одна бомба не упала на Нью-Йорк, и американцы потеряли в войне гораздо меньше людей, чем остальные ее участники. 
К тому же у нас за спиной была великая история (у всех народов с краткой историей она великая), особенно по части изобретательства и новаций. Каждый школьный учитель, к вящей радости учеников, то и дело произносил одни и те же два слова; два волшебных слова, сверкающих, как неоновая вывеска; два слова почти невероятной силы и красоты; эти два слова были - ДУХ ПИОНЕРОВ. И я, и прочие мои сверстники - мы все росли под сенью ПИОНЕРСКОГО ДУХА Америки; в любую минуту мы могли вспомнить имена, которые узнали в классе. Эли Уитни. Сэмюэл Морзе. Александр Грэм Белл. Генри Форд. Роберт Годцард. Вилбур и Орвилл Райт. Роберт Оппенгеймер. У всех этих людей, леди и джентльмены, было нечто общее. Все они были американцами, буквально пропитанными этим самым ПИОНЕРСКИМ ДУХОМ. Мои соотечественники всегда были самыми быстрыми, самыми лучшими и самыми великими. 
А какой мир ждал нас впереди! Он был очерчен в произведениях Роберта Хайнлайна, Лестера Дель Рея, Альфреда Бес-тера, Стенли Вейнбаума и десятках других! Грезы о нем возникли в дешевых научно-фантастических журналах, которые к октябрю 1957 года уже умирали, но сам жанр фантастики был в отличной форме. Космос будет не просто завоеван, говорили нам эти писатели. Он будет.., он будет.., конечно, он будет ПИОНЕРИЗИРОВАН! Серебряные иглы пронизывают пустоту, изрыгающие пламя реактивные двигатели опускают огромные корабли на чужие планеты, мужчины и женщины создают колонии (американские мужчины и женщины, необходимо добавить) с истинно ПИОНЕРСКИМ ДУХОМ. Марс превратится в наш задний двор, новая золотая (а может, новая радиевая) лихорадка возникнет в поясе астероидов... В конечном счете, разумеется, звезды будут нашими - нас ждет великолепное будущее с туристами, щелкающими "кодаком" шесть лун Проциона IV, или конвейером по сборке космических "шевроле" на Сириусе III. Сама Земля превратится в утопию, и ее будущее можно увидеть на обложке любого номера "Фэнтези энд сайенс фикшн", "Эмейзинг сториз", "Гэлэкси" или "Эстаундинг сайенс фикшн" 50-х годов. 
Будущее, полное ПИОНЕРСКОГО ДУХА; больше того, будущее, полное АМЕРИКАНСКОГО ПИОНЕРСКОГО ДУХА. Взгляните на обложку оригинального издания "Марсианских хроник" Рэя Брэдбери в издательстве "Бэнтэм". Рэй тут ни при чем, это произведение художника, порождение его воображения; но нет ничего этноцентрического или откровенно глупого в этом классическом синтезе научной фантастики и фэнтези: космонавты, сильно смахивающие на солдат морской пехоты, высаживающихся на берег Сайпана <Один из Марианских островов в Тихом океане; взят американцами в 1944 году.> или Таравы <Остров в архипелаге Гилберта и Эллиса; захвачен в 1943 году.>. На заднем фоне не корабль, способный двигаться быстрее света, а ракета, и командир вполне мог бы быть взят из фильма Джона Уэйна: "Вперед, молокососы, неужели вы не хотите жить вечно? Где ваш ПИОНЕРСКИЙ ДУХ?" 
Такова была колыбель основной политической теории и технологических снов, в которой я и множество других детей войны качались до того дня в октябре 1957 года, когда колыбель внезапно опрокинули и мы вывалились. Для меня это был конец сладкого сна.., и начало кошмара. 
Дети поняли последствия того, что совершили русские, так же быстро и полно, как все остальные, - во всяком случае, не менее быстро, чем политики, которые изо всех сил старались представить себя в хорошем свете в этой катастрофе. Огромные бомбардировщики, которые в конце Второй мировой войны уничтожили Берлин и Гамбург, к тому времени уже устарели. В словаре ужасов появилось новое мрачное сокращение - МБР (межконтинентальная баллистическая ракета). Как мы поняли, эти МБР - всего лишь увеличенные немецкие Фау-2. Они способны нести огромное количество ядерной смерти и разрушения, и если русские попытаются что-нибудь выкинуть, мы просто сметем их с лица Земли. Берегись, Москва! Тебя ждет большая горячая доза ПИОНЕРСКОГО ДУХА! 
Но каким бы невероятным это нам ни казалось, по части МБР русские от нас не отстали. Ведь МБР - это всего лишь большие ракеты, а русские не могли запустить свой спутник с помощью бетономешалки. 
И вот в таком контексте в стратфордском кинотеатре вновь начался фильм, и зловещие щебечущие голоса чужаков повторяли: "Смотрите на небо.,., предупреждение придет с неба.., следите за небом..."
http://mif-zgyri.diary.ru/p67754567.htm?oam#more1
 

Аватар пользователя Вячеслав Чешский

С Праздником!

Космическая гонка

 

Утром 6 октября 1957 года президент США Дуайт Эйзенхауэр сидел в своем кабинете в Белом доме, погруженный в глубокие раздумья. Задуматься было над чем. После запуска Советским Союзом первого искусственного спутника Земли в стране наступило глубокое разочарование, поднялась мощная волна критики правительства. Для президента эта реакция была неожиданной, хотя, если посмотреть правде в глаза, ее можно было предвидеть. Как только в июле 1955 года пресс-секретарь Белого дома Дж. Хэгерт сообщил журналистам, что США планируют запустить искусственный спутник Земли в период проведения Международного геофизического года (1957-1958 год), а затем о таком же намерении официально объявил и Советский Союз, мировая общественность стала с интересом следить за соревнованием двух стран.

 

В США царила полная уверенность, что первый спутник будет американского происхождения. Заранее была определена дата запуска – 1957 год. Все знали о том, какие фирмы занимаются изготовлением двигателей, корпусов ракет и измерительных приборов для научных исследований. Подсчитали даже стоимость всех работ по осуществлению этого проекта. Уверенностью в победе «дышали» страницы газет и журналов, хотя иногда проскальзывали и предупреждающие нотки. Эйзенхауэр вспомнил высказывание генерала Дж. Гэвина: «Если они (СССР. – Г.С.) запустят свой спутник в 1957 году, а мы сделаем это годом позже, психологическое и техническое поражение США станет совершенно явным».

 

«Похоже, прав был генерал, – подумал Эйзенхауэр, – недооценили проблему, и вот результат…» Недооценили, впрочем, давно.

 

В 1946 году военные ведомства страны предложили запустить маленький спутник примерно в 1951 году. Но кому тогда он мог показаться нужным? Военного значения он иметь не мог – к такому выводу пришли специалисты этих ведомств, монополия на атомную бомбу казалась незыблемой, преимущество в авиации перед русскими было подавляющим, а для науки этот фантастический проект представлялся несвоевременным и, главное, слишком дорогим. В итоге все работы, связанные с созданием межконтинентальных баллистических ракет, ракет среднего радиуса действия и, конечно, ракет-носителей, в 1949 году были свернуты.

 

По данным разведки успехи русских в начале 50-х годов были уже значительными. Они испытывали в районе Капустина Яра ракеты с дальностью полета 600 километров, проектировали снаряд с дальностью полета до 3000 километров. Но несмотря на это, работы по созданию крупных ракет в США начались только в 1953 году. Единственным светлым пятном на этом фоне была разработанная Вернером фон Брауном и его командой в Редстоунском арсенале оперативно-тактическая ракета «Редстоун» с дальностью полета до 400 километров.

 

А теперь… Эйзенхауэр взял утреннюю газету. Ученые давали высокую оценку факту запуска первого спутника, поздравляли с успехом советских специалистов. Сенатор Генри Джонсон называл этот запуск «… уничтожающим ударом по престижу Соединенных Штатов». Западный мир находился в замешательстве, узнав, что советский спутник весит около 84 килограммов, в то время как американский «Авангард» – всего 20 килограммов, да и то на бумаге.

 

Президент отложил газету и вновь задумался. Нужно было срочно что-то предпринять.

 

«Спутник, конечно, никакого военного значения не имеет – это главное, – рассуждал он, – в ближайшее время в США будет также запущен спутник, и мы догоним русских, разрядим тем самым обстановку». В том, что спутник будет запущен, Эйзенхауэр не сомневался, поскольку работы по проекту «Авангард» вошли в завершающую фазу.

 

«Значит, нужно успокоить общественность страны, выиграть время», – решил президент.

 

Через три дня, 9 октября, Эйзенхауэр выступил с обращением к нации. Отдав должное успеху советских специалистов, он заявил, что спутник не может иметь военного значения и не вызывает у него опасений «ни на йоту», поскольку он не видит в факте запуска ничего особенного, за исключением того, что русские ученые располагают очень мощными двигателями.

https://history.wikireading.ru/226038

И так далее... Уже тогда начали преуменьшать пиндосы значение этого события... 

Аватар пользователя arma
arma(7 лет 4 месяца)(06:03:46 / 05-10-2017)

Хорошо помню этот день. Отец наш уже год как находился в Венгрии. Въехал туда на танке. Путч подавили, обстановка за год стабилизировалась, разрешили въезд семьям. Мы с мамой весь этот год находились совсем рядом, в Карпатах - но для оформления документов на выезд надо было возвращаться в Москву.

В Москве и застала нас радостная новость о запуске первого спутника. Новость прозвучала из громкоговорителя, в каждой квартире тогда такие устройства проводного вещания стояли.

Взрослые радовались, восхищались и наперебой объясняли, что такое спутник. Я тогда ещё не до конца понимала, "как под нами вверх ногами" живут люди на шарообразной Земле. Было мне неполных 6 лет. 

У двоюродного брата в Москве сохранился тот самый старенький громкоговоритель. Исправно бормочет на кухне. Всегда вспоминаю запуск первого спутника, когда братишку навещаю.

Лидеры обсуждений

за 4 часаза суткиза неделю

Лидеры просмотров

за неделюза месяцза год

СМИ

Загрузка...