Русская история в кривом зеркале нацдемократии.

Аватар пользователя кислая

Эта статья на сайте РI вышла еще в августе - все это время я раздумывала ставить ее или нет, хотя бы потому, что это не столько статья, сколько статья-отклик (рецензия) на книгу  Сергея Сергеева «Русская нация или рассказ об истории ее отсутствия». Но все же пришла к выводу, что основные идеи этой статьи стоит обсудить на АШ еще раз (подобные обсуждения, но разрозненные, были и раньше). Во-первых, потому что, как написано в предисловии к статье от редакции РI:  "национал-демократия как политическое течение переживает серьезный кризис, и причина этого кризиса – нежелание, неготовность или неспособность четко сформулировать свое цивилизационное кредо. Проще говоря, ответить на вопрос, русские — это европейская или неевропейская нация, русский национализм – это то же самое, что национализм датчан, голландцев и латышей, тех, кто тоже не хочет иммиграции чужаков в свою страну, или он представляет собой что-то особое и отдельное". Во-вторых, потому как нам предлагают еще одну версию нашей истории. И в третьих, в статье поднимается один из главных вопросов российской внутренней национальной политики: Россия - это многонациональное государство (Конституция РФ преамбула: " Мы, многонациональный народ Российской Федерации") или же мононациональное. А также роли русской/российской интеллигенции в развитии политической мысли и общества.


Национал-демократическая концепция русской истории 

Книга Сергея Сергеева "Русская нация или рассказ об истории ее отсутствия", вышедшая в этом 2017 году в московском издательстве «Центрполиграф», уже стала предметом жаркого обсуждения в среде интеллектуальной общественности. Это не случайно. Один из рецензентов справедливо отметил, что Сергеев предлагает в своей книге новую концепцию русской истории, отличную от уже имеющихся, государственнических. Ее можно охарактеризовать как национал-демократическую концепцию истории России. Сам ее автор охотно признается в том, что он написал не академический труд, а публицистическую работу и что он является политически ангажированным историком, впрочем, не отличаясь в этом от любого другого представителя цеха историков: 

«Заранее отвечая на упреки в необъективности, замечу, что объективность в смысле отсутствия у историка ценностных предпочтений возможна разве только при составлении хронологической таблицы… Историческая наука изначально была идеологизированной и ангажированной, не случайно профессор-историограф – неизменный (и немаловажный) актор политического поля эпохи модерна» (с. 23-24).

При этом он не отрицает роль объективизма в историческом исследовании:

«Надеюсь, мои мировоззренческие предпочтения не сказались на качестве предлагаемого исторического анализа, во всяком случае, из-за них я нигде сознательно не искажал фактической стороны дела (хотя наверняка и допустил какие-то ошибки)» (с. 24).

Что ж, и я не буду скрывать, что мой отклик на книгу Сергеева тоже политически и идеологически ангажирован. Я являюсь давним оппонентом Сергеева, не раз и не два критически откликавшимся на его публичные выступления. Моя позиция ближе к евразийской школе, и я убежден, что Россия была, есть и должна оставаться полиэтническим государством,  империей (в широком и не буквальном смысле этого слова). Всякие попытки расколоть ее на национальные государства населяющих ее народов или превратить ее в национальное государство одного народа чреваты кровавыми конфликтами и выгодны лишь нашим геополитическим оппонентам. В связи с этим попытка пересмотреть русскую историю с точки зрения русской национал-демократии, начать трактовать ее как историю борьбы русского народа против «имперского государства» (в разных его воплощениях – от Московского царства до современной РФ), оторвать историю русских от истории России, российского государства и цивилизации, на мой взгляд, непродуктивна и опасна.

В то же время, думаю, Сергеев прав в том, что политическая польза не может быть причиной отрицания исторической истины (или того ее аспекта, который нам открывается на данном этапе развития исторической науки). Но так ли уж истинна нацдемовская интерпретация русской истории? Согласуется ли она с фактами или является результатом демагогической подтасовки?  Об этом я и пишу в своей рецензии.

 

Исчезающий объект исследования

В чем же состоит суть концепции зародившейся «исторической школы национал-демократов»? Сергеев утверждает, что претендовал на то, чтобы написать историю русской нации, а не российского государства, как делали историки до него. При этом он заявляет, что под нацией он понимает не этнокультурную, а этнополитическую общность:

«народ, выступающий как политический субъект с юридически зафиксированными правами». (с. 10).

Именно таковые возникают в Западной Европе и в Северной и Южной Америках в эпоху Нового времени. Сам Сергеев признает:

«русские в течение всей своей истории за исключением краткого периода 1905-1917 гг. не являлись политической нацией. Они были и остаются государевыми людьми, служилым народом, на плечах которого держались все инкарнации государства Российского – Московское царство, Российская империя, Советский Союз – и держится ныне Российская Федерация». (с. 15).

Однако тогда исчезает и сам объект рассмотрения, нельзя написать историю того, чего не было. Краткий период 1905-1917 гг., в сущности, тоже не был периодом русского национального государства, а был лишь временем попытки создания русской нации, но и здесь русская нация не возникла, оставшись тонкой интеллигентски-мещанской прослойкой среди не осознающего себя нацией большинства. Об этом говорит сам Сергеев, рассуждая о причинах поражения белого движения:

«… белые проиграли. И главная причина этого … в отсутствии нации. Национально-демократические лозунги Белого дела … русскому большинству (выделения мои – Р.В.) казались совершенно абстрактными и непосредственно его не касающимися» (с. 447).

Сергеев пытается выйти из положения, заявляя, что на самом деле он и не пишет историю нации (вопреки его предыдущим заявлениям и самому названию книги), он пишет историю русского народа, который не смог стать нацией, но пытался и пытается:

«Историй, написанных с точки зрения властителей, у нас довольно, здесь предлагается история с точки зрения народа, создавшего великую страну, но так и не ставшего ее хозяином» (с. 26) (1).

 За несколько страниц до этого Сергеев проводил различие между нацией как этнополитической общностью и народом как этнокультурной и оговаривался: из его заявления, что не существовало и не существует русской нации, вовсе не следует несуществование русского народа как этнокультурной общности (с. 10). Но и его рассуждения о русском народе вызывают множество вопросов.

 

История народа, существование которого под вопросом

Традиционная русская и советская историческая наука утверждали, что русские как этнос сформировались еще в раннем средневековье, в эпоху Киевской Руси; при Иване Грозном они обрели централизованное государство; в XVII веке произошло объединение двух главнейших ветвей русского народа – великороссов и малороссов (позднее к ним присоединилась и третья — белорусы), в XVIII-XIX вв.  с развитием капитализма русские стали превращаться в нацию европейского типа, создавать свою колониальную империю (прежде всего, за счет присоединения Кавказа и Средней Азии). Альтернативная концепция, разработанная Л.Н. Гумилевым, утверждает, что киевские русичи были отдельным народом, который естественным образом угас к XIII в. Этногенез современных русских (великороссов) произошел в Монгольскую эпоху. Период подъема начался с создания русского государства и продолжался до XVII в. Акматическая фаза или фаза наивысшего расцвета русских пришлась на XVIII – начало XIX в. Затем, примерно с Крымской войны и возникновения массового революционного движения в России, началась «фаза перегрева», которая перешла в «надлом» (революция, гражданская война, сталинские репрессии). С 1960-1970-х по Гумилеву русские живут на пороге «золотой осени» — инерционной стадии развития этноса, которая должна продлиться около 300 лет, до перехода этноса в фазу обскурации, а затем и в реликтовую фазу (2).

Концепция русской истории, предлагаемая С. Сергеевым, основывается на гипотезах западных ученых-конструктивистов (одной из особенностей современных русских национал-демократов является использование концептов этноконструктивизма, господствующего на Западе, а у нас ранее популярного лишь в среде российских либералов-западников). Этноконструктивисты отрицают социобиологическое понимание этноса и нации, согласно которому главные признаки этничности (прежде всего,  коллективная психология) являются врожденными.  Они считают, что этнос и тем более нация – культурные общности, строящиеся на самосознании людей, которое конструируется элитой: писателями, историками, политическими идеологами, политиками. С этих позиций до тех пор, пока массы людей не будут себя отождествлять, скажем, со стандартным образом француза,  французского народа якобы и не существует.

Применение этого очередного «передового западного учения» к русской истории порождает неожиданный эффект. Приняв такое понимание народа, Сергеев совершенно логично приходит к двум  странным выводам:

- русского народа (как культурной общности, построенной на идентификации себя с одной и той же «воображенной этничностью») не было ни в Киевской Руси, ни в Московском царстве; осознание русскими себя как народа началось лишь перед самой Петровской эпохой, да и то в среде высших образованных слоев; русское простонародье было лишено этнической и тем более национальной идентичности вплоть до начала ХХ века;

- в этом плане те, кого мы привыкли называть русскими и которые по Сергееву вплоть до XVII, а кое-где и ХХ века ощущали себя подданными государства, а не этническим сообществом, были самым отсталым «народом» Европы (даже Восточной). Франки и поляки видели в себе народы уже в эпоху Киевской Руси, а малороссы якобы превратились в политическую нацию еще три столетия назад (3). Более того, сами русские, как утверждает Сергеев, так и не смогли подняться до идеи народа, эту идею привнесли в Московию украинские и украинизированные интеллектуалы, такие как Симеон Полоцкий.

Трудно поверить, что автор, являющийся одним из лидеров русского национализма, считает именно так. Поэтому, чтоб меня не обвиняли в преувеличениях, приведу несколько цитат.  Так, о киевских русичах Сергеев пишет:

«…в Повести временных лет отсутствует представление о народе, населяющем «Русскую землю», в отличие от современных ей западнославянских хроник … поляки у Галла Анонима выступают как первостепенные субъекты истории. Что уж говорить о Западной Европе, где дискурс о народах развивался уже с VI в.» (с.35).

При этом Сергеев не замечает, что он противоречит сам себе в пределах одного предложения; отрицая наличие общерусской этнической идентичности в ту эпоху, он все же говорит о древнерусских книжниках:

«Русская идентичность мыслилась древнерусским книжникам как территориальная, государственная и, естественно, конфессиональная (православно-христианская), но не как собственно этническая» (с. 36). 

О московском периоде Сергеев пишет то же самое:

«В русском же (прото) национальном сознании Московского периода как, впрочем, и Киевского, концепт русского народа начисто отсутствует» (с. 85) и далее: ««Специалисты по московской литературе XVI в. констатируют, что словосочетание «русский народ» там не удалось обнаружить ни разу, хотя этнонимы «русские», «русские люди», «русские сыны» в источниках встречаются нередко. … русские того времени воспринимали себя либо как подданных своего государя, либо как религиозную общность – «христианский» или «православный народ» (с. 86)».

Относительно Смутного времени историк сообщает:

«… острейшая борьба с иноземной интервенцией никак не повлияла на формирование в русской культуре дискурса народа, в литературных памятниках эпохи он отсутствует, при сохранении традиционного самоопределения, связанного с религией, государственностью, территорией …» (с. 115).

Показательно высказывание Сергеева о том, что дискурс народа принесли русским украинцы («западноруссы»), которые выступили как трансляторы европейской, прежде всего, польской культуры: 

«Надо признать, что именно западноруссы привнесли в московскую культуру идею народа/нации … впервые собственно этнический дискурс в отношении русских в отечественных письменных источниках появляется в поэме Симеона Полоцкого «Орел Российский» … В «Синопсисе» (1674) архимандрита Киево-Печерской лавры Иннокентия Гизеля, первой истории восточных славян … также отчетливо звучит этнонациональный мотив» (с. 143-144).

Украинцы у Сергеева вообще выступают как гораздо более высокоразвитый, так сказать, более европейский и цивилизованный народ, чем русские; украинцы обзавелись этническим самосознанием еще в XVII веке и стали политической нацией, каковой русские не могут стать до сих пор, даже в XXI веке:

«нельзя забывать ту историческую реальность …  униженное положение великороссов и привилегии для малороссов. Строго говоря, только последние тогда и составляли в России нацию — политический субъект с гарантированными правами, кроме того, именно их культура стала культурой правящего класса. При этом, в начале XVIII века начинает зарождаться собственно украинское национальное самосознание» (с. 144).

Обратим внимание на вольное использование терминов «народ» и «нация», хотя в самом начале Сергеев вводит их различение, он то и дело их путает, нарушая логику своего изложения; так, он называет Московское царство русским государством, а потом заявляет, что там не было русских ни как политической нации, ни как этнического сообщества…

Что ж это за народ такой, который лишь через девять столетий своего исторического бытия смог дорасти до этнического самоосознания (и то не сам, а при помощи трансляторов западной культуры – украинских интеллектуалов), а нацией не стал до сих пор, когда свои национальные государства построили даже народы Африки? С позиций Сергеева, для которого национальное государство и буржуазные политические свободы – главный критерий развитости народов и цивилизаций, этот народ  заслуживает самой нелицеприятной оценки… Собственно, таким – дикарем   с элементами современной цивилизации – русский народ и  предстает у западных исследователей русской истории. Нацдемовская концепция истории русского народа – это не что иное, как отражение этой истории и этого народа в кривом зеркале западоцентризма. Как вспоминает сам Сергеев, Леонид Бородин сравнил его однажды с Ричардом Пайпсом, и это показательно. Интуиция не подвела старого русского патриота: Сергеев – западник и западоцентрист: все, что существует на Западе, для него – норма и образец для подражания, все, что не похоже на западные культурные формы, – достойно осмеяния и уничтожения. Русские, конечно, больше похожи на европейцев, чем башкиры или узбеки – этих, как мы увидим чуть позже, Сергеев вообще помещает на самый низ лестницы культуры.

Но русские при этом – не французы, не поляки, и даже не украинцы… Собственно, русский народ интересует националиста Сергеева лишь как материал для создания русской нации, причем материал плохой, неподатливый, сопротивляющийся. Читаешь книгу Сергеева и прямо почти явственно слышишь крик его души: не повезло мне, трудно быть националистом такого народа… Не случайно же даже его соратники по нацдемовскому движению – к примеру, Егор Холмогоров, открыто назвали его за эту книгу русофобом…

Примечательно, что про русский народ как таковой в книге Сергеева практически ничего и нет. Свидетельства того, что русские осознавали (или не осознавали) себя единым народом, этнокультурной общностью, Сергеев ищет не в творениях самого русского народа (песнях, былинах, духовных стихах, сказках, пословицах и поговорках), а в летописях средневековых монахов, в поэмах придворных поэтов, то есть в творчестве высшего интеллектуального слоя, так сказать, интеллигенции. Русский народ, его культура, обычаи, фольклор, его на самом деле не интересуют. Имеется множество работ по социальной истории русских в разные периоды, например, крестьянская цивилизация России описана в трудах В. Бердинских. Сергеев о них даже не упоминает, более того, он искреннее убежден, что социальная история русского народа якобы еще не написана…

И это заметил не только я.  Егор Холмогоров пишет в своей рецензии на книгу Сергеева:

«В целом никакой истории русской нации у Сергеева не получилось. Лишь на немногих страницах живет и действует русский народ… Как этнос и как нация русские не представлены в сей книге, превратившейся в историю государства Российского наоборот …»

Кто же является главным положительным персонажем «Русской истории» Сергеева? Националистическая интеллигенция, к которой, собственно, принадлежит сам Сергеев и его товарищи по нацдемовскому движению.

Именно своим идеологическим предшественникам – от декабристов до Столыпина и «белых» воинов и политиков – симпатизирует Сергеев, именно их он идеализирует и превозносит. В книге Сергеева подробно разбираются взгляды по русскому вопросу главных партий русской интеллигентской мысли — славянофилов и западниковпочвенников и национал-либералов"веховцев". Чувствуется, что здесь Сергеев владеет материалом, знает первоисточники, ему есть что сказать, его комментарии остроумны и интересны. Вообще если бы Сергеев был честным исследователем, то он написал бы книгу под название «История русского национализма», которая начиналась бы с Симеона Полоцкого и заканчивалась бы кратким и нейтральным обзором современного нацдемства.

Но Сергеев растворил свой хороший добротный текст о русском национализме в море исторической фантастики, попыток оригинальничанья, стереотипов и просто ругательств, назвав все это «Историей русской нации»… В действительности получилась история недонации, группки националистов, которые несколько раз в течение русской истории пытались создать нацию, но не встретили понимания и поддержки ни со стороны государства, ни со стороны народа (который, конечно, существовал и в эпоху Московского царства, и в эпоху Петербургской империи, но просто был настолько самобытен, что не укладывался в рамки западнических определений народов и наций)

 

Государствофобия как интеллигентский комплекс

Если нелюбовь Сергеева к русскому народу скрытая и, может даже, не до конца осознанная им самим, то нелюбовь его к российскому государству – еще одному важному персонажу его «Истории» – открытая, явная и фанатичная. Тесты Сергеева, посвященные истории русского народа, Леониду Бородину напомнили Пайпса. Главы книг Сергеева, посвященные истории российского государства, лично мне напоминают Бжезинского. Российское государство в книге Сергеева предстает как монстр, который на протяжение тысячелетия занимается только лишь истреблением, угнетением и высасыванием всех соков из русского народа (щадя при этом другие народы и наделяя их привилегиями за счет русских).

Гипертрофию государственного начала в истории России, пожалуй, признавали все русские историки: от Ключевского до Милюкова и до современного историка Андрея Фурсова, на которого особенно активно ссылается Сергеев.   Но они, соглашаясь, что у российского государства всегда была «тяжелая рука», во-первых, признавали и некоторую положительную деятельность этого государства, как-то: защиту населения, поддержку культуры, модернизационные инициативы  (существует даже точка зрения, что в России только государство всегда было европейцем и модернизатором) – и, во-вторых, видели и объективную причину российского суперэтатизма – прежде всего в тяжелом геополитическом положении России и постоянной опасности, особенно с Запада. С этим соглашались даже такие либеральные русские историки, как Павел Милюков.

Но создатель национал-демократической версии русской истории Сергеев уверяет нас, что это заблуждение. Европа, дескать, всегда была настроена к нам благодушно, серьезный опасности с ее стороны для России никогда не было, напротив, это … Россия грозила просвещенной и мирной Европе. Так, Сергеев делает потрясающее открытие:

«В Северной войне именно Россия выступила агрессором … В 1697 г. Швеция даже подарила России 300 железных орудий для войны с Турцией. Вступив на престол, Карл XII сразу же выслал посольство в Москву с обещанием «все договоры с Россиею свято хранить». Кроме того, нападение на Швецию было еще и вероломным: буквально в день начала войны …  русское посольство привезло Карлу XII царскую грамоту с заверениями в дружбе» (с. 152).

Причем это якобы не единичный случай, а закономерность.

Наполеон, по Сергееву, также был миролюбивейшим человеком, не желавшим России никакого зла, он просто был вынужден ответить на «ничем не спровоцированную» агрессию императора Александра Первого! Приведу слова самого Сергеева: 

«Или возьмем войны с Францией при Павле и Александре I, окруженные в отечественной культуре восторженным ореолом: трудно понять, какие насущные русские интересы привели наши войска на Сен-Готард и под Аустерлиц – ни Французская республика, ни Наполеон никак России не угрожали. Вторжение “двунадесять языков” стало лишь следствием ее участия в антифранцузской коалиции» (с. 201).

Слава Богу, историку-нацдему хватило здравого смысла и совести не обвинить Сталина и советское государство в том, что они спровоцировали на агрессию «миролюбивого и цивилизованного канцлера Гитлера» (предатель В. Резун, например, считает именно так). Нет, Сергеев только сожалеет, что уж этот «просвещенный европейский правитель» оказался «не на высоте». Историк пишет:

«Кто знает, как сложился бы исход войны, поведи Гитлер более русофильскую политику?» (с. 536).

То есть в принципе Сергеев был бы не против того, чтобы Россия превратилась в доминион Германии, если бы Гитлер не был славянофобом. Оно и понятно: все лучше быть полуколонией Европы, зато «настоящим национальным государством», вроде «рейхскомиссариата “Украина”»!

Правда, соратники и единомышленники Сергеева такой широтой взглядов не отличаются. Их и Гитлер, и его приспешники — русские коллаборационисты вполне устраивают.  Так, несколько лет назад деятели «Национал-демократического альянса» проводили на 9 мая в Санкт-Петербурге акцию «Власовская ленточка», а в 2013 году нынешний редактор нацдемовского агентства «Спутник и погром» Егор Просвирин написал, что 22 июня – не день скорби, а «день отмщения красным ублюдкам» и «22 июня 1941-го года Белая Европа вернулась в Россию».

Но — эмоции в сторону. Я, конечно, не согласен с Сергеевым в его трактовке русской истории, но хочется все же понять его логику. Если геополитическое положение России было всегда довольно сносным, то что же стало объективной причиной такой «агрессивности российского государства» и по отношению к его соседям, и по отношению к собственному «государствообразующему народу»?

После прочтения книги Сергеева складывается ощущение, что у него два объяснения этого.

Первое – господство в среде государственной элиты представителей нерусских народов, которое якобы придавало антирусский характер политике российской державы.  Сергеев постоянно занимается подсчетами: сколько немцев входило в элиту в петербургский период, сколько евреев было в составе руководящих органов партии в советский период?  Вот характерные выдержки из книги Сергеева:

«… уничтоженную или эмигрировавшую элиту  замещала новая – большевизированные выходцы из русских низов и инородцы,  среди которых ведущая роль, разумеется, принадлежала предприимчивым и имевшим неплохой образовательный уровень евреям… Евреи охотно пошли к новой власти на службу, ибо это давало отличные шансы для социального продвижения наверх, и сделались передовым отрядом «социалистической модернизации», которую большинство русских отвергало. В 1920 г. доля евреев в РКП(б) превышала их долю в составе населения страны в 2,5 раза, а в ВЧК почти в 5 раз.» (с. 455).

Вывод Сергеева из приведенной им статистики ожидаем:

«С учетом огромного количества разного рода зарубежных “интернационалистов” (латышей, поляков, венгров, немцев, китайцев и т. д.) в Красной армии и советских карательных органах (некоторые авторы оценивают их общее число в 300 тыс.) у массового сознания были все основания воспринимать коммунистическое государство как “нерусское”» (с. 458).

Итак, Московское царство угнетало русских, потому что в нем главенствовали украинцы, Петербургская империя гнобила русских, потому что ею правили немцы, Советская власть уничтожала русских, потому что это была «еврейская власть». Помнится, в 2000-х, при самом возникновении нацдемдвижения, его лидеры всячески открещивались от «ксенофобии» старых русских националистов, уверяли всех, что они – «просвещенные европейские националисты», и никого бить, чтоб спасать Россию, они не призывают (ну разве что «кавказцев», но это же почти не считается!). И вдруг в нацдемовской истории России – такие до боли знакомые мелодии…

Оставлю в стороне апелляции к здравому смыслу и этике. Но это же надо до такой степени презирать народ, националистом которого себя называешь, чтобы верить в то, что несколько процентов немцев или евреев сумели полностью подчинить себе более чем стомиллионный русский народ?  Не случайно, наверное, Сергеев цитирует в главе о советской истории слова бывшего «веховца» Сергея Булгакова о том, что

«… русский характер не годится никуда … это … рабье состояние» (с. 459).

Второе объяснение гипертрофии государственного начала в России, предлагаемое Сергеевым, – это, конечно отсылка к монгольскому игу. Рассуждая о том, что одной из главных предпосылок нациестроительства в Европе был феодализм, породивший идею прав и свобод личности и юридического договора, Сергеев сокрушается:

«социальная структура русского общества (особенно начиная с монгольского ига) была далека от европейского феодализма. Власть великих московских князей, а затем и царей, в силу ряда исторических причин сделалась, говоря словами современного историка А. И. Фурсова, «автосубъектной и надзаконной». Независимые общественные слои на Руси либо не сложились, либо пришли в упадок…. От этого многовекового наследства мы не избавились и по сей день» (с. 14).

В интервью сайту АПН, посвященном выходу рецензируемой книги, Сергеев развивает эту мысль:

«АПН: Надзаконная» власть московских государей – это наследие монгольского ига?

С.С.: Безусловно. В домонгольской Руси такой формы власти не было, сама идея неограниченной монархии в общественном сознании отсутствовала, это касается даже Владимиро-Суздальской Руси, где княжеская власть была наиболее сильной – там вполне эффективно действовали вечевые структуры. Но здесь не прямое влияние – Орду Москва не копировала – а косвенное. Будучи ханскими ставленниками, московские князья могли не искать для себя опоры в русском обществе, полномочия же, даваемые им ханами, были огромными».

Так вот, оказывается, кто виноват во всех бедах русской истории – монголы! Немцы или евреи по сравнению с ними – «цветочки»! Если бы монголы не завоевали Русь, то в Киевской Руси постепенно сформировался бы свободный европейский русский народ, который затем, в свое время, создал бы национальное государство, и его бы с восторгом приняли в свою семью народы дружественной нам Европы!

Любопытно, что, говоря о монгольском влиянии, пусть и не прямом, Сергеев   воспроизводит идею, высказанную русскими евразийцами (естественно, не ссылаясь на них, потому что он уже объявил все их идеи антинаучным бредом и исторической фантастикой). Только он значительно упрощает учение евразийцев, вероятно, потому, что плохо его знает (так, он умудряется спутать концепцию монгольского ига П.Н. Савицкого, Г. В. Вернадского и Н. С. Трубецкого, которая признает разрушительность моногольских набегов и само униженное подчиненное положение «Руси монгольской», с концепцией Л.Н. Гумилева, согласно которой, имел место лишь «союз» между Русью и Ордой) (4). Именно евразийцы писали о преемственности политических традиций Монгольской империи и Московского царства и о превращении Руси в идеократическую империю. Конечно, речь у них вовсе не шла о том, что событие многовековой давности якобы до сих пор детерминирует жизнь России; просто и монголы, и русские подчинялись и подчиняются логике одного месторазвития.

На словах ругая евразийство, наши нацдемы в действительности вобрали в себя некоторые евразийские идеологемы, плохо поняв их, доведя до абсурда, но все же  повторяя, лишь добавив к ним противоположные оценки…

Вначале я говорил о том, что у Сергеева не получилось написать историю русского народа; он написал лишь историю националистической интеллигенции, да и то – не объективную, а автодифирамбическую.  Осознав это, мы поймем: откуда государствофобия его исторической концепции? Революционно-демократическая интеллигенция, линию которой пытается продолжать Сергеев, никогда не любила российское государство, какую бы историческую инкарнацию оно ни принимало. И дело здесь не только в недостатках российского государства (реальных и выдуманных), а во врожденном нигилизме самой этой интеллигенции…

 

«Инородцы» в русской истории

Пожалуй, на этом можно было бы закончить мою рецензию на книгу Сергеева, которая и так уже слишком затянулась. Но мне представляется важным сказать еще об одном ее аспекте – об изображении в ней других, нерусских народов России.

Если Сергеев не любит собственный народ, русских, выставляя их недоразвитыми мазохистами, которые половину своего исторического бытия даже не могли подняться до этнического самоосознания и всегда лишь терпели насилие и надругательства со стороны людоедского государства, то что уж говорить об отношении к другим народам, с которыми связала русских историческая судьба. Описывая взятие Казани, Сергеев с огромным удовольствием рассуждает о том, что татары были лишены автономии, их аристократия была уничтожена, сама Казань стала русским городом, а бывшие ее туземные жители стали в ней дискриминируемым меньшинством. Приведу слова Сергеева:

«Показательна история интеграции Казанского ханства… Никакой татарской автономии… – власть принадлежит московскому воеводе… Никаких привилегий местной знати .. – верхушка казанской аристократии вообще физически уничтожается … огромные массивы казанской земли перешли в русские руки…» (с.79)

«Сама Казань … стала русским городом. Татары составляли меньшинство ее жителей и обитали в Татарской слободке (150 дворов), им даже запрещался вход в Казанский кремль.. На месте мечетей и палат … встали каменные и деревянные соборы и церкви… В пределах города строительство мечетей было запрещено» (с. 80-81).

Нарисованная ужасающая картина (кстати, серьезно искажающая историческую правду), как уже говорилось, вызывает у Сергеева вполне радостные чувства и он восклицает:

«… перед нами эталонный образец национальной внешней политики!» (с. 81).

Более того, Сергеев сожалеет, что присоединение Малороссии или Башкирии произошло не по этому «эталону», а мирным путем. Описывая присоединение Малороссии, Сергеев вспоминает о «казанском опыте»:

«… раньше Московское государство распространяло на них свои порядки, выводило (или даже частично изводило) местную элиту. В Малороссии же не только ничего этого не произошло, но она получила привилегии, которых не имело великорусское ядро России» (с. 138). 

Огорчает его и отсутствие погромов и резни при присоединении Башкирии:

«… Башкирия в XVIII веке обладала огромной автономией…» (с. 139).

Морально очень трудно читать рассуждения Сергеева об участии в Великой отечественной войне нерусских солдат. Историк-нацдем подбирает только те цитаты из воспоминаний ветеранов, где инородцы предстают тупыми, трусливыми, негодными к военной службе существами. Ушаты грязи он выливает на солдат-узбеков, абхазов, на представителей кочевых народов. Факты противоположного порядка он просто замалчивает. К примеру, я живу в республике, где по праву гордятся Башкирской кавдивизией (112-й кавалерийской дивизией) и ее героями. Башкирская кавдивизия была сформирована в 1941 году в Уфе по просьбе правительства БАССР преимущественно из солдат-башкир. Участвовала в обороне Сталинграда, освобождении от немцев Донбасса и Украины, затем Польши, завершив свой боевой путь в Берлине.  Легендарный командир дивизии генерал-майор М. Шаймуратов (которого башкиры считают своим национальным героем) геройски погиб в 1943 году.

Сергеев, не знаю желая того или нет, оскорбляет множество нерусских солдат и офицеров, которые погибли в войну, были  ранены и контужены, побывали в плену или просто честно служили, воюя за нашу общую тогда Советскую Родину.  Мой дед по матери Ильгам Низаевич Исламов прошел всю войну, защищал блокадный Ленинград (поскольку в 1940 году был призван для прохождения службы на Балтийский флот), участвовал в европейском походе Красной армии, брал Берлин и Прагу. Не знаю, напоминал ли он своим русским однополчанам воина «широкоскулого, косоглазого, многоязычного войска Чингиза или Тимура», но за войну у него появилось множество русских, украинских, белорусских друзей-фронтовиков, а медали, с которыми он вернулся с войны (и, может, даже больше, чем медали – многочисленные раны) были свидетельствами того, как он воевал.

Впрочем, дело ведь не в моей обиде и даже не в обидах тысяч нерусских читателей книги Сергеева. Сергей Сергеев не просто историк и публицист, а его книга – не просто научный труд. Сергеев – политик, активный деятель и даже один из лидеров русского нацдемдвижения, один из лидеров Национал-демократической партии России. Это движение стремится превратить Россию в русское национальное государство, на территории которого окажутся миллионы граждан нерусского происхождения (одних татар в России по данным переписи 2010 года более 5 миллионов 300 тысяч человек). Читая такие пассажи об «инородцах» в книге Сергеева, легко можно догадаться, что ожидает тех граждан «России для русских», которым не посчастливилось родиться от русских, достаточно расово чистых папы и мамы…

 

Заключение

Такое у меня сложилось впечатление об этой книге, которая, по мысли ее автора, посвящена русскому народу, а на самом деле раскрывает нам мировоззрение русской националистической интеллигенции – со всеми ее комплексами, стереотипами и фобиями. Книга же об истории русского народа, конечно, нужна и, вероятно, будет написана. Она подытожит множество уже имеющихся работ по повседневной и социальной истории русских.  Она принесет много парадоксальных открытий: окажется, что некоторые правители России, которые идеализировались и восхвалялись русским образованным обществом, дворянством (например, Екатерина Вторая) в глазах русского народа выглядят совершенно иначе. Трудно спорить с тем, что в этой книге будет немало резких и гневных слов по отношению к государству (у русского народа к российскому государству тоже свой счет!). Но окажется, что русский народ не любил и не любит государство совсем не за то, за что клянет интеллигенция, в том числе, и претендующая говорить от имени народа…

И тогда станет понятно, почему тот самый народ, который ругает свое государство, смеется над ним, часто стремится его обмануть, вдруг встает горой на его защиту, когда для него наступают тяжелые времена испытаний…

Такая книга очень нужна. Но писать ее не либералам-западоцентристам, даже если они объявили себя русскими националистами.

 
Ссылки

Рустем Вахитов - кандидат философских наук, доцент Башкирского государственного университета (г. Уфа), исследователь евразийства и традиционализма, политический публицист

Авторство: 
Копия чужих материалов

Комментарии

Аватар пользователя мамонт молодой

" русская   националистическая интеллигенция" обычно еврейского происхождения  . отсюда и тезисы, которые у этнических русских вызывают недоумение, и выводы, которые у всех остальных должны вызывать неприязнь к самому словосочетанию " русский националист".

 

Аватар пользователя кислая
кислая(6 лет 11 месяцев)

Не надоело ко всему евреев приплетать? В русском националистическом движении русских достаточно: тот же Сергеев - русский...

Аватар пользователя мамонт молодой

" Русское националистическое движение' во все времена окормляется сионистами, и главная цель их - не дать возродиться Красной Идее. Отсюда и  монархизм, и насаждение религиозности в школе, и раскачивание лодки вопросами, мононациональное мы гос-во или многонациональное, ибо ответ либо тот, либо иной сионисты снова используют для своих длительных стратегий. Если ответ народа будет " мононациональное"- значит, будут качать как раз вот такими " русскими националистами', в противоположном ответе вполне можно понагнетать вопрос с приемом бешенцев, упираЯ как раз на нашу разношерстность ( уж у вас и так 200 этносов- принимайте до кучи и африканцев с сомалийцами, раз декларируете свою многонациональность). 

А вообще , русский вопрос только сионистов и безпокоит ( почему их 99% составляют евреи это другая тема, да) .

 

Аватар пользователя RomanK
RomanK(6 лет 1 месяц)

Кто о чем , а вшивый о бане. Мир окрашен только в 2 цвета Красный и Некрасный. 

В свое время читал предисловие к Фаусту Гете какого то советского издания . Так там прямо и было написано , что автор недостаточно раскрыл ведущую роль пролетариата.

Так на всякий случай - история России не в 17 году началась.

Комментарий администрации:  
*** Уличен в невменяемых методах дискутирования (приписывание людям чужих слов и т.д.) ***
Аватар пользователя кислая
кислая(6 лет 11 месяцев)

Есть мнение, что Красную Идею замутили евреи...

Аватар пользователя На танчик
На танчик(5 лет 2 месяца)

Но думает как еврей,считая себя избранным,а русских тупым быдлом которое должно его слушать и он им расскажет как быть истинными русскими.

Аватар пользователя кислая
кислая(6 лет 11 месяцев)

Про истинно русских нет ни слова, вопрос в другом:

Россия мононациональное государство или многонациональное? 

Из этого уже можно выводить все остальные тезисы хоть по истории, хоть по политике...

Аватар пользователя monk
monk(9 лет 2 месяца)

А кто-то считает, что мононациональное? И с какой тогда национальностью?

Аватар пользователя кислая
кислая(6 лет 11 месяцев)

Русский - это  "Россия для русских"...( ну, или на крайняк, только русский имеет право управлять - любой уровень - остальные в подчиненном положении)

Аватар пользователя VasiliyNikon
VasiliyNikon(4 года 8 месяцев)

Во-первых, я считаю. Во-вторых, арифметика считает: на одного нерусского - семь русских.

Комментарий администрации:  
*** Дня, более позорного, чем 23 февраля, для русского оружия - поискать с фонарём ***
Аватар пользователя Вторников
Вторников(4 года 11 месяцев)

Согласно критериям ООН Россия является мононациональным государством, так как более 2/3 населения приходится на одну национальность. Но на территории России также проживают свыше 180 различных малочисленных народов.

Аватар пользователя кислая
кислая(6 лет 11 месяцев)

Согласно Конституции РФ - Россия многонациональное государство, а ООН идет лесом...

Аватар пользователя MMV13
MMV13(7 лет 7 месяцев)

это-то понятно. вам белое будет черным, если вам надо. именно так и говорил один ваш "дружок": он - сукин сын! но он наш сукин сын...

а ООН здесь совершенно не при чем: просто если подавляющее большинство н6аселения - одной национальности, то и неча тень на плетень наводить, государство мононационально, нравится вам это или нет...

а конституцию наши правители засовывают в любую щель (и не только), если она им мешает...

Согласно Конституции РФ - Россия многонациональное государство, а ООН идет лесом...

так ответьте все же на простой вопрос ,который я уже неоднократно формулировал:

пусть в стране живет 1000100 человек. 100 человек - сто разных национальностей по одному человеку. А 1000000 - одной. Это мононациональное или многонациональное государство?

Комментарий администрации:  
*** Уличен в дешевых манипуляциях и набросах ***
Аватар пользователя кислая
кислая(6 лет 11 месяцев)

Если в стране живет несколько национальностей (и не надо считать их в штуках), то эта страна многонациональна - я Вам уже много раз на этот вопрос отвечала.

Аватар пользователя MMV13
MMV13(7 лет 7 месяцев)

простите, но ваш ответ не подходит для измерения населения. в штуках мерят касательно людей. вы - девочка взрослая и образованная достаточно ,что бы понимать ,что наличие на русской территории представителей разных национальностей не делает русскую территорию многонациональной. ессно, пока этого не захотят управители...

так что, БЕЗУСЛОВНО: РФ - мононациональное государство, в котором проживает много национальностей.

Комментарий администрации:  
*** Уличен в дешевых манипуляциях и набросах ***
Аватар пользователя кислая
кислая(6 лет 11 месяцев)

Вы можете застрелиться вместе со своей безусловностью - Россия по Конституции (и по своему историческому развитию) многонациональная страна...

Аватар пользователя MMV13
MMV13(7 лет 7 месяцев)

нееее... застрелиться придется вам ,т.к., если первым людям государства на эту конституцию плевать (а там прописано главенство международного закона, или  ООН, на которые и вы решили плюнуть), то мне то до нее какое дело?

если на заборе "кур" написано, то мне этому верить? ну ,уж нет: я знаю из реальности, что там дрова лежат...laugh

Вы можете застрелиться вместе со своей безусловностью - Россия по Конституции (и по своему историческому развитию) многонациональная страна...

а вот тут вы просто хню несете... православие - русская скрепа. вот вам историческая основа. + общинность, которую вы тоже не пытайтесь особенно найти у других народов в силу понятных причин...

так что глупости в вашей голове сложены в совершенно хламообразный комок ,который противоречит и истории и реальности... но не противоречит конституции РФ? Тем хуже для вас и конституции, написанной вашингтонским обкомом...cheeky

Комментарий администрации:  
*** Уличен в дешевых манипуляциях и набросах ***
Аватар пользователя кислая
кислая(6 лет 11 месяцев)

Статья 15

1. Конституция Российской Федерации имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации. Законы и иные правовые акты, принимаемые в Российской Федерации, не должны противоречить Конституции Российской Федерации.

Аватар пользователя MMV13
MMV13(7 лет 7 месяцев)

ув. кислая, вы ведете диалог по такому принципу:

я- давайте опираться на реальность и изменим правила в соответствии с нею, иначе мы поможем разрушить эту реальность. ведь правила должны базироваться на реальности, а не на фантазиях и хотелках, которые вполне могут быть подходящи для будущего, но не соответствуют настоящему.

вы - нет, надо опираться на правила, ведь их кто-то принял и их изменять нельзя, не смотря на то ,что они описывают хотелки и фантазии.

т.е. я предлагаю вопрос обсуждать по существу. а вы предлагаете вопрос не обсуждать, т.к. его не замечает конституция...

ps

это странный подход. если правила не соответствуют реальной ситуации в стране, то они, хотелось бы вам этого или нет,- создают трудности для развития или существования страны и базового для этой страны народа. реальность можно изменить двумя способами: геноцид прямой или геноцид ментальный, когда людей перестраивают или переделывают, заставляя их жить по не свойственным им правилам. но даже второй подход, который реализуется на базе нашей конституции, ведет к ослаблению страны. кстати, это - одна из причин развала СССР. так что либо шашечки, либо ехать...

вы же предлагаете реальность подгонять под правила, фетишизируя оные...

есть реальность - мононациональность в смысле подавляющего большинства населения одной национальности, который, исходя из демократического принципа принятия решений который должен давать русским полный контроль за решениями.  в этом нет ничего искусственного. это - особенность нашей страны, а не чьи то фантазии, изложенные в конституциях. вы не хотите этого замечать? вы заставляете жить страну на футуристических, искусственных сегодня и вредных в конфронтационном мире хотелках. Вред от такой позиции не виден, но накапливается минимальными дозами... 

Комментарий администрации:  
*** Уличен в дешевых манипуляциях и набросах ***
Аватар пользователя кислая
кислая(6 лет 11 месяцев)

вы заставляете жить страну на футуристических, искусственных сегодня и вредных в конфронтационном мире хотелках.

Вы уверены, что это делаю я, а не Вы?

заставляя их жить по не свойственным им правилам.

Это ж по каким не свойственным правилам Вы живете?

Аватар пользователя jaff_13
jaff_13(8 лет 7 месяцев)

вопрос:

входят ли в РФ кавказские республики?

Аватар пользователя Вторников
Вторников(4 года 11 месяцев)

В Конституции РФ не записано, что Россия многонациональное государство. Нет такого определения и положения. Вы, вероятно, спутали с положением многонационального народа.

Статья 3 Конституции РФ

1. Носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ.

Аватар пользователя кислая
кислая(6 лет 11 месяцев)

А ив каком государстве живет многонациональный народ?

Аватар пользователя Вторников
Вторников(4 года 11 месяцев)

По факту Россия яв­ля­ет­ся мо­но­на­ци­о­наль­ным го­су­дар­ством, так как более 2/3 на­се­ле­ния при­хо­дит­ся на одну на­ци­о­наль­ность.

Аватар пользователя Вторников
Вторников(4 года 11 месяцев)

Государство, в котором ни один из народов, проживающих на территории данного государства, не имеет доминирующей позиции. Другими словами, сохраняется межнациональный паритет, когда ни одна национальность не может считаться этническим большинством. Вот по такому определению - это многонациональное государство.

Аватар пользователя king505
king505(9 лет 3 месяца)

Я давно уже думал над этим вопросом... кто такие русские... будучи сам помесью практически всех славянских народностей от серско-хорватско-боснийских до уральских... Возможно лингвисты со мной не согласятся, но ИМХО, слово русские звучит иначе нежели болгарин или эстонец... возможно слово русич было бы тут логичнее, однако в такой транскрипции самоназвание мы используем крайне редко. Думаю, когда то разные народности, древляне, поляне и прочие кривичи с вятичями, все вмести составляли РУСЬ, от сюда и русские... примерно как и казахи, узбеки, эстонцы и молдаване все вместе составляли СССР, отсюда советские. Таким образом, изначально русские были многонациональным государством, затем постепенно становились мононацией русскими, причем тот же грузин Багратион или серб Милорадович считали себя вполне русскими... Равно как во времена СССР армянин Баграмян или поляк Рокосовский так же идентифицировали себя как советские.

Как то так.

Аватар пользователя кислая
кислая(6 лет 11 месяцев)

Считать себя можно хоть эльфом, хоть гоблиным, но по факту рождения быть тем, кто есть твои родители, поэтому Россия была, есть и будет (я надеюсь) - многонациональным государством.

Аватар пользователя MadMek
MadMek(5 лет 8 месяцев)

Если меня сравнить хотя бы с моим прапрадедом, различия будут большие. Для меня родной язык русский, с детства рос в русской же языковой и культурной среде. А он жил в глухой деревне и в жизни на нем не говорил, возможно даже не слышал. Я сильно сомневаюсь что мы одной национальности. С этнической принадлежностью то все понятно.

Аватар пользователя кислая
кислая(6 лет 11 месяцев)

У меня несколько другое обьяснение такого "феномена" - русский из национальности трансформировался в понятие ( если хотите, в общность), поэтому в России ( да и в СССР тоже) жили русские грузины, русские осетины, русские дагестанцы и т.д. ...

Аватар пользователя king505
king505(9 лет 3 месяца)

Несомненно, однако я давно уже числюсь русским, несмотря на то, что мои предки (прадед) был чистым боснийцем (не мусульманином)... у деда в графе национальность стояло украинец, а у отца уже русский, при этом все они жили на Кубани.

Примерно так идет процесс в том случае, если та или иная национальность оказывается в меньшинстве... чем меньше диаспора тем быстрее она растворяется. Разумеется, речь идет о веках... и тем не менее...

Скрытый комментарий Вторников (без обсуждения)
Аватар пользователя Вторников
Вторников(4 года 11 месяцев)
Редакция АПН, поздравляя своего постоянного автора с этим долгожданным событием, предложила Сергею Михайловичу ответить на несколько вопросов.

АПН:

- Сергей, Ваша книга, кажется, должна была называться «История русской нации», почему название изменилось?

С.С.:

- Это маркетинговый ход издательства. Мне сказали, что с названием, начинающимся со слова «История…», моя книга в магазинах просто затеряется среди других многочисленных «Историй…», а если сделать упор на словосочетании «Русская нация», книга сразу привлечет внимание. «Центрполиграф» – коммерческое издательство, его логика понятна, и я не стал спорить. Посмотрим, как это скажется на продажах.

АПН:

- Но Вы сами действительно считаете, что на всем протяжении отечественной истории русская нация «отсутствовала»?

С.С.:

- Здесь важно уточнить, что подразумевается под словом «нация». Если иметь в виду особую этнокультурную общность, то, разумеется, русская нация существует много веков. Но я в своей книге исследую русскую нацию как политический субъект, как народ, имеющий политические права. Как любит говорить постоянный автор АПН Павел Святенков, «нация – это пакет политических прав». Именно в этом смысле и понимается нация в современной гуманитарной науке и международном праве. Если рассматривать проблему через такую призму, то да, русской нации почти не было, за исключением краткого периода 1905 – 1917 гг., начавшегося после манифеста 17 октября. И, наверное, самое точное название моей книги было бы «История отсутствия русской нации».

АПН:

- Но не выглядит ли такая история несколько абсурдной? Зачем исследовать то, чего нет?

С.С.:

- Прежде чем ответить на этот вопрос, нужно сначала пояснить, что мотивы для написания этой книги у меня были не только научно-исторические, но и самые что ни на есть современные и злободневные. Впрочем, вообще большинство концептуальных исторических работ пишется, так или иначе, для того, чтобы лучше понять современность. Я хотел прежде всего разобраться, почему в РФ нет русской нации. Именно как этнополитической общности, как политического субъекта. А ведь ее действительно нет. И это главная проблема современной России, ибо, если нет нации, то нет и субъекта модернизации, и именно отсюда происходит тот мертвящий застой, говоря словами Чаадаева, в котором мы живем. Про «российскую нацию» не будем говорить, это очевидный симулякр, имеющий бытие лишь в официозном дискурсе. Понятно, что сегодня существует совершенно очевидное государственное табу на русскую нацию и русский национализм, понятно, что это тяжелое наследие советского периода. Но что было раньше, до большевиков? Почему эта маргинальная политическая секта вообще смогла победить? В 1919 году известный ученый-аграрник А.В. Чаянов написал, что «русская революция с подчеркнутой наглядностью… показала, что у нас еще нет нации…» И когда изучаешь историю Гражданской войны, когда видишь, насколько плохо русская общественность организовывала отпор красным, то да, понимаешь – при всем почтении к героям Белого дела – нации действительно нет.

АПН:

- Но Вы же сами сказали, что в 1905 – 1917 гг. она уже была…

С.С.:

- Она только-только начала институциализироваться. Возникло, пусть и весьма несовершенное, народное представительство. В деревне стал создаваться обширный средний класс, которого раньше в России практически не было (а без среднего класса, как известно, нации не бывает). Чуть-чуть не успели до войны запустить систему всеобщего начального образования – тоже важнейший фактор нациестроительства. Но все это находилось еще в процессе становлении. Столыпин ведь недаром говорил о двадцати годах покоя – за это время новые институты успели бы «отвердеть», но, увы, этих двадцати лет история нам не дала. То, что из всех европейских стран только в России произошла и победила коммунистическая революция, разумеется, не некая фатальная предопределенность, но это и не просто роковая случайность или последствие каких-то заговоров. Достаточно посмотреть на отношение к институту частной собственности в России до 1906 года, когда началась столыпинская аграрная реформа. Ведь подавляющее большинство русских – крестьяне – не могли распоряжаться своей землей свободно, находясь в рамках передельной общины, так откуда у них могло возникнуть уважение к частной собственности как таковой? И кстати, можно было бы привести массу цитат – от Юрия Самарина до Салтыкова-Щедрина – о том, что в императорской России уже были элементы своего рода «социализма»: в той же крестьянской общине, в государственном вмешательстве в экономику, в крепостном праве, в таких диких экспериментах, как, например, военные поселения, которые, между прочим, к середине 1820-х годов охватывали треть русской армии.

АПН:

- Судя по всему, Вы не разделяете культа «России, которую мы потеряли»?

С.С.:

- Я историк, и не занимаюсь мифологизацией прошлого. Благо, желающих делать это предостаточно – от министра Мединского до некоторых русских националистов, не желающих видеть структурных пороков Российской империи и полагающих, что последняя была национальным русским государством. Непонятно только, почему в этом прекрасном национальном государстве русские в конце 19 века платили налоги в среднем на 59% больше, чем национальные окраины, имели среднюю продолжительность жизни менее 29 лет (при том, что, скажем, у латышей она составляла 45, и даже у чувашей - 31), а процент грамотных среди них был одним из самых низких – 29,3 (для сравнения: у тех же латышей – 85, а у финнов и вовсе 98,3). В дневнике члена Государственного совета А.А. Половцова за 1901 г. есть замечательная запись про обсуждение в Госсовете вопроса о том, как уравнять русских переселенцев в Забайкалье с бурятами, ведь последние не подвергались телесным наказаниям, в отличие от первых. Быть русским в Российской империи было невыгодно. Разумеется, это не относится к русской социальной элите, но ведь она составляла 2-3% русского этноса, да и ее положение было не всегда столь уж блестящим в сравнении, скажем, с покровительствуемыми Романовыми остзейскими немцами. Вспомним ёрническую просьбу Ермолова: «Государь, произведите меня в немцы» или Самарина, брошенного в Петропавловку за антинемецкий памфлет. А если учесть, что при Бенкендорфе и Дубельте  тогдашняя политическая полиция – III Отделение – была своего рода штабом «немецкой партии» при дворе, то становится понятным незавидное положение русских националистов того времени – славянофилов, которые постоянно подвергались гонениям. Так что традиция российской власти опираться на нерусские этнокорпорации не при большевиках родилась, но, впрочем, и не при Николае I,  а во второй половине 17 века, когда при помощи малороссийского духовенства Никон и Алексей Михайлович изничтожали традиционное русское православие.

АПН:

- Т.е. Вы хотите сказать, что императорская власть была русофобской?

С.С.:

- Отнюдь нет, но она и не была (по крайне мере, до Александра III) русофильской. И вовсе не ставила себе задачу формирования русской политической нации. У нее были совсем другие задачи, она действовала по совсем другой логике – логике военной патримониальной монархии. Цель русских монархов, начиная с Алексея Михайловича (и, наверное, даже раньше, просто при «Тишайшем» это оформилось идеологически) – создание великой, даже величайшей, империи. Ради реализации этой цели русскими национальными интересами легко жертвовали. Практически каждой присоединенной территории, чтобы ее удержать, предоставлялись льготы. Это началось с Малороссии, получившей права областной автономии, которых не было ни у одного великорусского региона, малороссы платили налоги в 3,5 раза меньшие, чем великороссы, до конца 18 века у них не было крепостного права, на них не распространялась рекрутская повинность, а в городах до 1830-х годов действовало Магдебургское право. Потом эти привилегии были отобраны, но появились другие «льготники» – те же остзейские немцы, Польша, Финляндия, Кавказ, Закавказье, Средняя Азия. А кто оплачивал эти льготы? В первую очередь великорусский центр. То есть обратной стороной этой системы льгот стала система нещадной эксплуатации русского большинства империи. И отсюда понятно, почему у русских была такая низкая продолжительность жизни, такой низкий уровень грамотности, наконец, почему для их подавляющего большинства была запрещена частная собственность. Они должны были быть ресурсом великой империи, должны были обеспечивать геополитические фантазии российских самодержцев.

АПН:

- Но почему же русские не протестовали против такой системы?

С.С.:

- Ну как не протестовали… В период становления системы в 17 – 18 веках протестовали с оружием в руках! В 19 – начале 20 века об этой системе с возмущением писали славянофилы и другие русские националисты, например, публицисты газеты «Новое время» –  Суворин, Розанов, Меньшиков. Но протесты были либо слишком стихийными (как народные движения), либо слишком бессильными (как публицистика националистов). Не было устойчивых институтов, которые бы постоянно лоббировали русские интересы (их и сейчас нет). А у многих народов империи такие институты были. У финнов, например, имелся свой парламент – сейм, у поляков тоже был сейм до восстания 1830 г., у остзейских баронов – мощная система местного самоуправления и т.д. А у русских ничего.

АПН:

- Почему же у русских не сложилось таких институтов?

С.С.:

- А вот это самый важный и интересный вопрос нашей истории. Чтобы с ним разобраться, мне пришлось погрузиться в средневековую историю Руси. Среди части националистов, еще со времен славянофилов, бытует мнение, что до Петра такие институты существовали, и именно Петр своей европеизацией их уничтожил. Но при внимательном изучении темы становится ясно, что институты эти, а конкретно говоря, Земские соборы, во-первых, функционировали недолго, а, во-вторых, были лишь бледной тенью европейских представительных учреждений. В частности, они никогда не оспаривали у власти налоги, чем, как известно, с самых своих первых шагов любил заниматься английский парламент, а уж тем более не было там никаких разговоров о политических правах. И что еще более важно, таких политических прав не имела и московская аристократия уже с 14 – 15 веков. И вот здесь, на мой взгляд, и скрывается главная причина отсутствия русской политической нации. Есть правило, работающее в европейской истории, кажется, без исключения: модель отношений между верховной властью и социально-политической элитой, устойчиво сложившаяся в Средние века, определяет не только характер политического строя государств, но и социокультурные поведенческие модели народов, их населяющих, до сего дня. То есть права и привилегии аристократии постепенно распространяются на весь народ, так, собственно, и создаются нации. Но в русском случае власть великих московских князей, а затем и царей, в силу ряда исторических причин не была ограничена никакими нормами, говоря словами А.И. Фурсова, она была «автосубъектной и надзаконной». Московские бояре по отношению к своим государям не обрели статуса вассалов, а были лишь не имеющими никаких гарантированных прав подданными. Следовательно, русскому народу в плане прав и привилегий нечего было унаследовать у своей аристократии. Поэтому русские почти на всем протяжении своей истории были не нацией, а служилым народом. Лишь при Екатерине II русское дворянство получило фиксированные права – да и то лишь гражданские, а не политические, и именно после этого началось развитие русского национального самосознания в точном смысле слова. Но самосознанию этому прямо противоречили социально-политические институты империи, предназначенные, как и прежде, для обслуживания военной патримониальной монархии, отсюда длительный конфликт самодержавия и русского национализма. И только после революции 1905 года в России началось строительство основ национального государства, оборванное мировой войной и захватом власти большевиками, восстановившими в новом, гораздо более ужасном обличии надзаконную структуру власти и буквально катком раздавившими все ростки русского гражданского общества.

АПН:

– «Надзаконная» власть московских государей – это наследие монгольского ига?

С.С.:

- Безусловно. В домонгольской Руси такой формы власти не было, сама идея неограниченной монархии в общественном сознании отсутствовала, это касается даже Владимиро-Суздальской Руси, где княжеская власть была наиболее сильной – там вполне эффективно действовали вечевые структуры. Но здесь не прямое влияние – Орду Москва не копировала – а косвенное. Будучи ханскими ставленниками, московские князья могли не искать для себя опоры в русском обществе, полномочия же, даваемые им ханами, были огромными.

АПН:

- Итак, русская история у Вас выходит историей сплошного русского бесправия и унижения?

С.С.:

- Нет, не только. Это и история борьбы русских за свое национальное государство. Я очень внимательно рассматриваю альтернативы московско-петербургско-советскому мейнстриму. Это и реформы А.Ф. Адашева при молодом Иване IV, и различные проекты ограничения самодержавия во время Смуты, и проект «верховников» при  воцарении Анны Ивановны. Это движение декабристов, которое я считаю главным событием в истории русского национализма – по сути, единственный случай, когда русские националисты представляли реальную политическую силу, способную взять власть. Наконец, это реформы П.А. Столыпина. Во всех этих случаях вектор русской истории мог измениться, но альтернатива всегда срывалась именно из-за слабости русских общественных институтов.

АПН:

- Но все же в целом получается достаточно пессимистическая картина...

С.С.:

- За оптимизмом нужно обращаться к историкам-«имперцам». Они вам с энтузиазмом расскажут о колонизации бескрайних пространств, блестящих военных победах и грандиозном державном строительстве. Историй, написанных с точки зрения властителей у нас довольно, я же предлагаю историю с точки зрения народа, создавшего великую страну, но так и не ставшего ее хозяином. Что же касается пессимизма… У нас, у тех, кто хотел бы видеть Россию национальным демократическим государством, не должно быть иллюзий: это крайне сложная задача, ибо та социально-политическая структура, в рамках которой находится наша страна и которую мы хотим радикально изменить, имеет давние и прочные исторические корни. Но пессимизм разума, как говорил Антонио Грамши, не означает пессимизма воли.

АПН:

- Можно ли сказать, что жанр Вашей книги – историческая публицистика?

С.С.:

- По форме, да. Я хотел написать книгу, которую прочтет не только узкий круг коллег-историков, но и как можно более широкий круг просвещенных читателей вообще, как минимум, не забывших школьную программу по истории. В то же время, содержательно я старался не снижать планку, книга основана как на моих собственных научных исследованиях, так и на тщательном изучении достижений российской и зарубежной историографии, включая работы последних лет. Я привлек огромное количество самых разнообразных источников, которые обильно цитирую, стремясь к тому, чтобы прошлое рассказывало о себе, по большей части само, характерными для него голосами. Думаю, моя книга решает в том числе и научную задачу – рассказ о русской истории через призму отсутствия нации помогает понять в ней очень важную особенность в сравнении с историями других европейских стран, не улавливаемую традиционным имперским дискурсом.

АПН:

- Какова хронология книги?

С.С.:

- От Киевской Руси до распада СССР.

АПН:

- И последний вопрос. Где можно купить Вашу книгу?

Аватар пользователя ильягоряч
ильягоряч(4 года 7 месяцев)

О великорусском шовинизме, нацизме, расизме и российском патриотизме

https://aftershock.news/?q=node/525031&full

Комментарий администрации:  
*** Отключен (спам, манипуляции) ***
Аватар пользователя ильягоряч
ильягоряч(4 года 7 месяцев)
Комментарий администрации:  
*** Отключен (спам, манипуляции) ***
Аватар пользователя Шта
Шта(5 лет 10 месяцев)

Сражение двух демагогов-пропагандистов есть весьма поучительное зрелище, дающее массу пищи для ума. И ум подсказывает, что в дискуссии с демагогом нужно реагировать не на контекст, а на дискурс. То есть, отвечая в дискурсе упомянутого Сергеева, следует голословно заострить внимание на его социальном ничтожестве и интеллектуальном инфантилизме, особо отметив бесплодные попытки имярек преодолеть свою нищету и безвестность с помощью сочинения грязных и нелепых пасквилей о своей родной матери. Именно этого боятся демагоги, осуждая переход на личности в диспуте, а он совершенно правомерен, потому что личность не внезапна, а имеет исторические корни происхождения, воспитания, образования и окружающей среды. Обнажение этих корней служит оценке личности оратора и весомости его мнения. У большинства же демагогов корней либо вовсе нет, либо они столь чахлы, что с трудом удерживают личность на уровне условных рефлексов.
 

Аватар пользователя VasiliyNikon
VasiliyNikon(4 года 8 месяцев)

Внезапно хорошо сказано.

Комментарий администрации:  
*** Дня, более позорного, чем 23 февраля, для русского оружия - поискать с фонарём ***
Аватар пользователя ata
ata(9 лет 3 месяца)

Всякие попытки расколоть ее на национальные государства населяющих ее народов или превратить ее в национальное государство одного народа чреваты кровавыми конфликтами и выгодны лишь нашим геополитическим оппонентам.

Россия уже расколота на национальные государства. См. хотя бы Татарстан, с Конституцией, Президентом, флагом, гимном и суверенитетом.

А государство русского народа прекрасно существовало триста лет. Вместе с татарами, башкирами и якутами.

Аватар пользователя кислая
кислая(6 лет 11 месяцев)

Тот же Татарстан не государство одного народа (плохо цитаты читаете). А РФ- федеративное ( а не унитарное) государство.

Аватар пользователя ata
ata(9 лет 3 месяца)

А Вы откройте Конституцию ,Татарстана и почитайте.

Там везде - "татарский народ и народы, населяющие территорию Татарстана". Но так как последняя формулировка никакой конкретизации не имеет, то "татарский народ" остаётся единственным значимым субъектом. То же самое относится и к культуре.

И при визите туда всё выглядит именно так. Заграница.

Аватар пользователя кислая
кислая(6 лет 11 месяцев)

Почитала:

Статья 3 

1. Носителем суверенитета и единственным источником власти в Республике Татарстан является ее многонациональный народ. 

http://www.gossov.tatarstan.ru/konstitucia/

Аватар пользователя ata
ata(9 лет 3 месяца)

Преамбула:

Настоящая Конституция, выражая волю многонационального народа Республики Татарстан и татарского народа,

Ст3 - так.

Ст.57:

5. Республика Татарстан обеспечивает сохранение и защиту интеллектуального и художественного наследия, сохранение и развитие культуры татарского народа, национальных культур представителей других народов, проживающих на территории Республики Татарстан.

Повторюсь: так как никакие другие народы не конкретизированы, доля участия их в решении тех или иных вопросов (как народов. а не как отдельных граждан) не регламентирована. то единственным субъектом остаётся татарский народ.

Ну и интересно посмотреть на список партий Татарстана. Как я и говорил, с "многонациональностью" там всё очень предсказуемо.

Аватар пользователя кислая
кислая(6 лет 11 месяцев)

выражая волю многонационального народа Республики Татарстан и татарского народа,

Блин, ну читайте, что цитируете...

Ст. 5 вообще не в тему...

Аватар пользователя ata
ata(9 лет 3 месяца)

В процитированной фразе есть два субъекта:

1. "многонациональный народ РТ"

2. "татарский народ"

Многонациональный народ РТ никак не конкретизирован, он не имеет своих политических партий, своей прессы и т.п. Это просто фикция.

Татарский народ, наоборот, вполне конкретен, имеет с полдесятка местных партий, местную прессу и телевидение (и не только местную). Татарстан проводит "всемирный конгресс татар", требующий "активнее отстаивать татарский вопрос".

Чтобы ситуация стала чуть понятнее, вот как о ситуации пишет татарский политолог: уголовное преследование русских за требования изучать свой язык. Правда, конечно, по дороге он не забывает сетовать и на малые подвижки в области обретения реального суверенитета Татарстаном.

А культура имеет настолько важное значение для нации, что пропустить эту статью в данной дискуссии было бы ошибкой.

 

Аватар пользователя кислая
кислая(6 лет 11 месяцев)

Чтобы было понятнее - первым упоминается многонациональный народ, а потому уже татары; 

Республика Татарстан обеспечивает сохранение и защиту интеллектуального и художественного наследия, сохранение и развитие культуры татарского народа, национальных культур представителей других народов, проживающих на территории Республики Татарстан.

Выделенное говорит о том, что сохраняется и защищается не только все, что связано с татарами - если бы этих уточнений не было, то тогда Ваши стенания были бы обоснованны...

Аватар пользователя ata
ata(9 лет 3 месяца)

Как говорят англичане, last but not least. Я пролагаю в данной семантической конструкции элементы находятся на равнозначных местах.

Только само они неравнозначны.

"татарский народ" есть предельно конкретное понятие. "многонациональный народ" - предельно расплывчатое.

Например, совершенно непонятно, защищается ли культура русского народа в Татарстане. Является ли он частью "многонационального народа Татарстана" - неизвестно. В законе о культуре РТ ситуация сохраняется, доходит до смешного:

содействие развитию татарской национальной культуры, культуры многонационального народа Республики Татарстан

Оказывается, есть некая "культура многонационального народа" (!) Видимо, написанная многонациональном языке для многонациональных читателей. Взглянуть бы на подобного Франкенштейна.

Понятное дело, в списке "многонационального народа Республики Татарстан" никаких других народов не наблюдается.

Типичное "все равны, но некоторые равнее".

.

Аватар пользователя кислая
кислая(6 лет 11 месяцев)

Оказывается, есть некая "культура многонационального народа" (!)

Не надо передергивать - не культурА, а культурЫ....

http://www.tatstat.ru/VPN2010/DocLib8/%D0%BD%D0%B0%D1%86%20%D1%81%D0%BE%...

здесь можно увидеть все национальности Татарстана ( данные хоть и за 2010 год, но не думаю, что сильно изменилось) - татар примерно 54% населения, русских примерно 40% ....

Аватар пользователя Older
Older(6 лет 11 месяцев)

Национально-демократические лозунги Белого дела

Я, очевидно, что-то пропустил. То есть, было какое-то единое Белое движение, которое объединяли единые национально-демократические лозунги. Надо же! А мне всегда казалось, что между Деникиным и Колчаком примерно такая же разница, как между Юденичем и Красновым. Что же касается лозунга "За Россию единую и неделимую", то, милаи мои белогвардейцы, вы зачем царя-то скинули? От большого ума не задумались, что на того царя, как на шкворень, вся Империя насажена? Идиоты. А когда все посыпалось, то все такие в белом...

Аватар пользователя дрон
дрон(8 лет 6 месяцев)

Я как-то разглядывал страницы во ВК новых армейских друзей сына и был слегка обескуражен тем, что герой фильма "Брат" - Данила Багров популярен у военнослужащих из Дагестана. После этого сделал вывод, что понятие "русский" как и прочее живое, постоянно наполняется новым содержанием и что привыкшие к монополии на пользование этим понятием могут внезапно узнать, что их монополия в прошлом.

Аватар пользователя DirectNik
DirectNik(9 лет 2 недели)

зашел один с одной стороны, пощупал, изрек: слон похож на канат. Другой - на колонну. Третий - на...

Аватар пользователя VasiliyNikon
VasiliyNikon(4 года 8 месяцев)

Что характерно, самыми ожесточёнными обсуждальщиками "русского вопроса" являются новиопы. "Во мне много кровей понамешано, поэтому я считаю, что никакого русского народа нет". А вменяемые русские, в которых ничего не понамешано, которые просто русские - в этой вакханалии не участвуют.

Пожалуй, и я не стану.

Комментарий администрации:  
*** Дня, более позорного, чем 23 февраля, для русского оружия - поискать с фонарём ***
Аватар пользователя Андрей Ставропольский

Чтобы найти крупицу правды,смотрите итоги всего. Те кто считает себя великим, на деле карликовое государство с нездоровыми амбициями. У нас же иначе, посмотрите на страну, ее размеры, инфраструктуру, науку, культуру и т.п. и вам стане ясно кто является а кто не является. Ну а те кто конструирует самосознание народа, то ли они самосознание конструируют? И наша ли это элита? Уже столько "конструкторов" за последние 100 лет поработало, что самосознание русского народа видимо приобрело зачастую крайне уродливые формы.

Страницы