Украинские ГЭС: Что день грядущий

Аватар пользователя Михаил Становой

Какие нити мойры наплели наядам?

В четвертой статье цикла мы сделали своеобразный шаг в сторону от столбовой дороги основной темы. Теперь же вернемся к основной канве нашего рассказа. Разобрав «прошлое» украинской гидроэнергетики, поговорим, в завершении, о ее «будущем». А оно крайне туманно.


Из последних веяний можно назвать свежий план развития ОЭС на ближайшую десятилетку. Отметим, что прогнозы, представленные в этом документе, гораздо более вменяемы, чем в ранее разобранном нами плане от 2015 года (часть 1, часть 2). В частности, это относится к прогнозу по выработке электроэнергии, который близок к нашему, и однозначно показывает, что те показатели, что обеспечивала фашистська диктатура Януковича, не будут достигнуты и через десять лет (184 904 млн. кВтч/год по плану в 2027 году против 193 564 млн. кВтч/год фактической выработки в 2013 году). Причем, как не сложно сообразить, вероятность, скажем так, корректировки этого плана в меньшую сторону высока, и уж точно выше, чем вероятность корректировки в большую.


Впрочем, это мы обсудим в других статьях, а сейчас оценим судьбу гидроэнергетики, которую сулит рассматриваемый документ. А сулит он, вот, что:


Запланировано существенное увеличение установленной мощности ГАЭС. На 2019-2022 гг. запланированы к строительству и введению в эксплуатацию четыре блока Каневской ГАЭС общей мощностью 1000 МВт. Реконструкция Ташлыцкой ГАЭС в 2016-2019 гг. увеличит установленную мощность на 604 МВт. Строительство четырех блоков второй очереди Днестровской ГАЭС в 2016-2025 гг. увеличит установленную мощность на 1296 МВт.


На ГЭС будет введено 826 МВт новых и реконструированных мощностей, на ГАЭС – 2620 МВт новых мощностей. Увеличение мощности ГЭС планируется достигнуть за счет реконструкции действующих электростанций (Каневской, Кременчугской, Днепровской, Днепродзержинской (sic! – в тексте именно так. М.С.) – всего 112 МВт), а также нового строительства на Каховской ГЭС-2 (270 МВт), Верхнеднестровских ГЭС (324 МВт) и малых ГЭС (88 МВт). Увеличение мощности ГАЭС планируется достичь за счет достройки Днестровской ГАЭС (1296 МВт) и Ташлыцкой ГАЭС (604 МВт), а также строительства Каневской ГАЭС (1000 МВт).

Оставив на совести редакторов то, что документ, похоже, был «склеен» из нескольких отчетов, да так что места «склейки» видны невооруженным взглядом, сосредоточимся лишь на технической стороне вопроса. Сразу скажем, что на проекте строительства Каневской ГАЭС можно смело ставить крест. «Патриоты» от экологии добились того, чтобы стройка стала невозможной. Можно долго спорить о том, каково бы было влияние новой станции на экологию Днепра, но следует признать, что нормального обсуждения не вышло, и никакого будущего у проекта нет.


Таким образом, из планов о том, что на 2026 году установленная мощность ГЭС и ГАЭС (в турбинном режиме) составит 5523 и 4410 МВт, соответственно, 1000 МВт можно вычитать уже на этапе грубой прикидки. Но в любом случае, перспектива существенного увеличения этих цифр против 2016 года (4726 и 1509 МВт, соответственно) впечатляет. Иной вопрос, насколько эти цифры реальны.


Когда мы рассматривали планы Укрэнерго ранее, то называли их маниловщиной, как раз из-за того, что предпосылки, заложенные в них совершенно нереальны. Также и сейчас, хотя эти планы и приблизились к реальности, но причин оценивать их иначе, у нас по-прежнему нет. Например, применительно к перспективам АЭС, в плане до сих пор на полном серьезе упоминается достройка двух блоков ХАЭС. Что тут можно сказать – еще осенью 2015 года этот проект перешел из мира легенд в мир мертвых, по крайней мере до 2025 года. Обсуждать возможность завершения проекта силами не то корейских, не то чешских компаний, что предлагается политическими вождями отрасли – нам кажется делом бессмысленным. Из той же оперы и всплывающая в воспаленных мозгах различных начальственных болванов идея строительства двух блоков 330 МВт с котлами ЦКС на Славянской ГРЭС, откуда она перекочевала в план. Более подробно в этой статье обсуждать эту ерунду мы не будем, разве что отметим, следующее. Попытка внедрить ЦКС в Украине на блоке №4 200 МВт Старобешевской ГРЭС еще в 2005 году показала крайне удручающий результат, и до сих пор эта технология является полуэкспериментальной. Единственный же такой котел на российских станциях (блок №9 300 МВт Новочеркасской ГРЭС, изготовлен Таганрогским заводом по финской лицензии), хотя и числится введенным в эксплуатацию, но, во-первых, работает крайне скверно, а, во-вторых, вводился, по-моему, лет восемь с огромными даже по меркам РФ затратами, больше из статусных соображений, нежели технических. Для Украины же такое мероприятие является нереализуемым, прежде всего, по причине отсутствия котельных заводов в стране, то есть, необходимостью полностью импортировать технологию из Европы. Примерно такая же чепуха написана и за «зеленую» энергетику. То есть, привычка к маниловщине никуда не делась.


Однако насколько большую роль она играла применительно к оценке перспектив ГЭС? Попробуем прикинуть это. Мы уже описали ситуацию вокруг Ташлыцкой и Днестровской ГАЭС. С одной стороны, агрегаты этих станций были пущены в работу уже в посткучмовский период. То есть, нельзя так уж однозначно говорить, что имела место только «инерция» советского проекта, как, например, в случае пуска блока №6 Запорожской АЭС. С другой стороны, будущее этих станций предельно туманно. Таковым оно, особенно для Ташлыцкой ГАЭС, стало еще при Януковиче, и понятно, что события майдана на пользу ему не пошли. Однако, повторим, руководство Украины всю важность этих проектов понимает, и какие-то силы на их реализацию брошены будут. В качестве допущения можно принять, что по одному агрегату на каждой площадке введено в эксплуатацию будет, и на 2026 год ихняя установленная мощность в турбинном режиме станет равной: 906 МВт для Ташлыцкой ГАЭС и 1296 для Днестровской ГАЭС. Причем, вероятно, это оценка «снизу». То есть, суммарная установленная мощность украинских ГАЭС в турбинном режиме на 2026 год составит, по нашему мнению, 2135 МВт против 4410 МВт по прогнозу Укрэнерго. С большой долей вероятности фактическое значение окажется несколько выше приведенного нами, но ближе к нему, чем ко второй цифре.

 


Что же касается планов по увеличению установленной мощности обычных ГЭС, то тут ситуация двоякая. Реконструкции действующих станций, скорее всего, выполнены будут, и 112 МВт дополнительной мощности энергосистема получит. А, вот, что касается строительства Каховской ГЭС-2 и каскада Верхнеднестровских ГЭС, то тут «не все так однозначно». Точнее, вполне однозначно. Вокруг обоих проектов ведутся те же самые политические игры, как и вокруг проекта Каневской ГАЭС. Сроки начала их реализации сносятся «вправо». Если пару лет назад Сирота хвастался, что первый агрегат Каховской ГЭС-2 будет сдан в 2018 году, то ныне на этот срок назначено лишь начало строительства. Вообще, судьба этого проекта крайне сомнительна, причем с двух сторон. С одной, как обычно «через брак коштів» объяснятся все, что угодно. Так еще в 2011 году был получен первый транш от Европейского банка на 1 млн. на разработку документации. Что и было выполнено, однако с грандиозными скандалами: аудит «Укргидроэнерго» выявил серьезные нарушения при освоении средств. В связи с этим, получение оставшихся 450 млн. евро оказалось под большим вопросом. С другой же стороны, против проекта выступают и «экологи» червоно-черной направленности. И, как водится в таком случае, нормальная дискуссия по вопросам о влиянии строительства станции на режим нижнего течения Днепра (есть мнение, что будут размыты и уничтожены уникальные экосистемы о. Казачий и Тавань) подменяются какой-то истерикой о том, как «москалi знищують берега Дніпра».


Что до второго проекта, то там ситуация еще хуже. До сих пор толком до конца не определено, сколько же станций войдут в состав каскада. Считается, что шесть, но обсуждается и возможность строительства девяти. Сроки начала проекта неясны, а ко всем проблемам, которые имеются на строительстве Каховской ГЭС-2, добавляется еще и позиция Молдовы, обвиняющей Украину в нарушении режима Днестра существующими станциями, и совершенно не одобряющей увеличение степени зарегулированности стока речки. Так что нам кажется, оба проекта в ближайшее десятилетие выполнены не будут.


Дополнительный вклад малых ГЭС в общую копилку установленной мощности ГЭС невелик: 88 МВт. Так что можно примерно считать, что совокупная установленная мощность ГЭС на 2026 год будет равна примерно 4800-4900 МВт. Что, к слову, вместе с определенной выше предполагаемой мощностью ГАЭС в 2135 МВт даст около 7000 МВт установленной мощности против 6235 МВт на 2016 год. То есть, реальная прибавка окажется меньше мощности блока №1 ЮУАЭС, который, скорее всего, будет выведен из эксплуатации в эти же годы. Учитывая, что пиковое производство мощности в зимний период в ОЭС будет достигать по максимуму где-то 25 тыс. МВт, при располагаемой на сегодня мощности в 26-28 тыс. МВт, то перед отраслью встанет серьезный вызов: иных реальных путей наращивания генерации, кроме как строить гидростанции у Украины нет, а его потенциал, как мы видим, невелик.

 

В завершении отметим, что при всей нашей симпатии к такому виду станций, как малые ГЭС, стоит признать, что вреда от них в украинских реалиях едва ли не больше, чем пользы. Одним из безумных решений Ющенка на посту президента стало введение «зеленого» тарифа для малых гидростанций, после чего их начали строить в огромных количествах как попало, и где попало. Я не знаю, сколько за эти годы было реанимировано старых советских станций и построено новых, но счет, по-видимому, идет на сотни. А стройки безо всякого плана, с сомнительной проектной документацией, приводят к уничтожению природы западной Украины, где процесс пошел особенно активно. Хорошо известна, например, трагедия речки Белый Черемош на Буковине, которая еще в двухтысячных была одним из популярных мест для украинских любителей сплава, но пересохла после пуска малой ГЭС (хотя на 2013 год ситуация там была не такой драматичной, как это описывается в некоторых публикациях, Сокольский порог никуда не делся). Также не до конца изучено и влияние подобных сооружений на паводки в Прикарпатье: есть исследования, показывающие прямо противоположные выводы. В целом же, технически извлекаемый потенциал малых ГЭС оценивается в 1600-1700 МВт, из которого на перспективу планируется освоить 55 МВт микро- и мини-ГЭС и еще 95 МВт собственно малыми ГЭС.

Авторство: 
Авторская работа / переводика

Комментарии

Аватар пользователя c7s
c7s(4 года 2 месяца)

Все правильно, зачем аграрной стране много электричества.

Аватар пользователя Дикие Химки
Дикие Химки(4 года 8 месяцев)

Зачем строить, к тому времени это будет избыточная энергия, ни производства, ни населения, способного столько потребить и оплатить, не будет

Аватар пользователя СергиоПетров

Зато все это будет в тему у ЕС.

Аватар пользователя Комрад Михалыч

Читая планы укров на 2026 год вспомнил вот это:

 

Аватар пользователя Обыкновенный Воронежский Дворник

Гидроэлектростанции + с/х - прямо Швейцария по экологии выйдет....Ух ..заживут потомки.

Аватар пользователя nesvobodnye
nesvobodnye(6 лет 1 месяц)

Они вполне могут додуматься объявить нам войну и тогда только одному богу известно что у них станет с электробаллансом.

Аватар пользователя Михаил Становой

Они ее вам уже объявили. И то, что вы на войну не явились - дела не изменит, когда камень сорвался, лавину уже не остановить. А кончится для них все очень плохо: я бы и от радиоактивной пустыни в Киеве не зарекался. Но они - всего лишь бревно, которым ломают стену. Бревно, конечно, в щепу: камень стены тверже. Но и стене мало не покажется. А в выигрыше будут те, кто этим бревном стучит.

Аватар пользователя perehvat
perehvat(5 лет 5 месяцев)

Спасибо, познавательно.

Аватар пользователя Михаил Становой

И вам спасибо за отзыв.

Аватар пользователя Repentant
Repentant(5 лет 8 месяцев)

А не знаете, как работает механизм пересыхания реки из-за плотины на ней? По идее, бассейн после наполнения должен перетекать со скоростью притока и в том же объеме. Почему сохнут речки после постройки Гэс?

Аватар пользователя Михаил Становой

Везде разные механизмы. На Днепре - главная проблема - уменьшение скорости течения: водохранилища работают как демпфер. К тому же увеличиваются потери за счет увеличения зеркала испарения и дренажа. И сбросы с ГЭС становятся разовыми, а не регулярными, что приводит в определенные времена к обмелению ниже по течению, плюс перед плотиной начинаются заносы.