Арсений Григорьевич Зверев. Записки министра

Аватар пользователя Лыков Олег

Год издания: 1973

Воспоминания Арсения Григорьевича Зверева о своей работе в сфере финансов: от должности агента Московского губернского финансового отдела до министра финансов СССР.

         Путь в Коммунистическую партию

         Дела оренбургские

         Крах «сапожковщины»

         Под пулями белобандитов

         Горячее большевистское слово

         Хлебный фронт

         Психология и контрреволюция

        Это тоже классовая борьба

         Третья клинская эпопея

       Здравствуй, Смоленск!
       Уроки Западной области
       Борьба продолжается

       Проблемы столичного района
       Бауманские будни
       Снова «восточнее кремля»
      Первые шаги в наркомате финансов
      Вопросы, задачи, решения
      Типовой год
      Кое-что о кадрах

Смотри в корень. — Как ускорить отчисления? — Когда нужна инструкция... — Госконтроль.

Существует латинская пословица «Сui рrodest?» («Кому выгодно?»). Этот вопрос задают, когда хотят разобраться в запутанном деле, выяснить побудительные мотивы действий, понять, во имя чего совершаются поступки. Словом, надо смотреть в корень.

Очень часто сей корень определяется политической борьбой или экономическим моментом. Выяснишь, кому выгодно происходящее, и сразу многое становится на свое место. Профессия финансиста такова, что здесь прибегать к латинской пословице приходится, пожалуй, значительно чаще, чем в любой другой отрасли. Коль скоро мы являемся не «финансистами» вообще, а работниками именно советской финансовой системы, для нас экономически целесообразной будет только такая постановка вопроса, при которой может получить выгоду Советское государство. Это первая заповедь для всякого, кто приходит в финансовое ведомство СССР. Вот почему все, что делалось в годы существенного переустройства нашего наркомата и пересмотра его деятельности, следует преломлять через призму экономической целесообразности в рамках социалистического общества. То, что успешно прошло проверку временем и самой жизнью, пусть уцелеет и получит положительную оценку. Непригодное должно быть расценено историей отрицательно. Необходимо учесть также, что мы исходили не из чисто теоретической посылки: нас подстегивали еще и конкретные цифры. Так, XVIII съезд партии наметил довести товарооборот до 206 миллиардов рублей, зарплату повысить в среднем на 37 процентов, израсходовать на социальное страхование в третьей пятилетке более 40 миллиардов рублей и т. д.

Кому же в первую очередь думать о путях обеспечения этих показателей, как не Наркомату финансов СССР?

По-прежнему многое зависело от кадров. Потребность в финансовых работниках беспрестанно росла. Московский финансово-экономический институт в 1934 году влился в Ленинградский. В 1939 году нашу систему пополняли специалистами высокой квалификации семь высших учебных заведений: ФЭИ в Ленинграде, Казани, Ростове-на-Дону, Иркутске, Харькове, Ташкенте и Всесоюзный заочный ФЭИ в Москве. Кроме того, Ленинградский педагогический ФЭИ готовил преподавателей соответствующих дисциплин для финансовых техникумов и, отчасти, для самих же институтов. Конечно, не все закончившие вузы блистали деловыми качествами. В большинстве случаев это объяснялось непродолжительностью трудового стажа. Так, осенью 1939 года из 104 тысяч сотрудников финорганов (если не считать сберкасс, Госстраха и банков долгосрочных вложений) свыше 50 тысяч имели только годовой стаж работы по специальности. Приходилось выдвигать способную молодежь и в центре, и на местах. Например, в нашем наркомате начальником отдела по финансированию черной, цветной металлургии и химической промышленности выдвинули секретаря комсомольской организации НКФ т. Шермана; начальником отдела финансирования топливной промышленности — молодую специалистку т. Лосеву.

Благодаря активным действиям партийных и комсомольских организаций новому пополнению удалось быстро разместить Государственный заем третьей пятилетки. В 1937 году подписка на заем последнего года второй пятилетки заняла два с половиной месяца, в 1938 году подписка на заем первого года следующей пятилетки была проведена за полтора месяца, а в 1939 году очередная подписка— за 20 дней. «Да не все ли равно?» — спросит неискушенный в том читатель. Далеко не все равно! Чем скорее пускаются в оборот денежные суммы, тем больший путь пройдут они через счета организаций, учреждений, предприятий, через руки частных лиц и тем больший доход успеют они принести государству. Добавлю к тому же, что подписная сумма в 1939 году на 29 процентов превосходила сумму 1938 года.

Приведу несколько примеров того, как решались различные вопросы именно с позиции экономической целесообразности.

С 1 января 1939 года был изменен существовавший с 1934 года порядок взимания культсбора. Теперь он вносился тремя категориями плательщиков в разные сроки с февраля по апрель. Это позволило своевременно исчислять доход, которым могло здесь располагать государство.

Жизнь свидетельствовала, что к концу каждого месяца население усиливает закупки товаров. Несомненно, это, как правило, связано со сроками выдачи зарплаты. Поступления в казну с торгового оборота нарастали соответственно к тем же срокам. Нельзя ли воспользоваться этим и убыстрить отчисления, ибо время — деньги? Конечно, можно. И наркомат тотчас реагирует введением особой инструкции о порядке обложения налогом с оборота, скажем, товаров в системе Ювелирторга; с апреля 1939 года он взимался в четыре срока: за первую декаду каждого месяца, за вторую декаду, за семь дней третьей декады и, наконец, за оставшиеся три-четыре дня последней декады.

К 1939 году только 0,5 процента крестьян оставались единоличниками. В этих условиях обложение жителей деревни сельскохозяйственным налогом по твердым ставкам потеряло смысл. И во изменение закона 1934 года было введено обложение в зависимости от размера доходов, с прогрессивной процентной накидкой. В подготовке и проведении всех мероприятий участвовал весь центральный аппарат наркомата. Весьма активно действовали начальник управления налогов и сборов Г. Марьяхин, начальник управления государственных доходов М. Азарх и его заместитель К. Шелатуркин, заместитель начальника бюджетного управления Н. Оболенский, начальник отдела бухгалтерского учета и отчетности А. Маргулис.

В чем гарантия успеха мероприятий? Прежде всего, в людях. В конце концов 11 декабря 1939 года был утвержден порядок, по которому вводился персональный учет работников финорганов и устанавливалась учетная номенклатура. Внутри центрального аппарата в номенклатуру № 1 были включены помимо руководства управлений и отделов все ревизоры, консультанты, экономисты, инспектора, юрисконсульты, методисты, старшие бухгалтеры. Никто теперь без ведома наркома не имел права уволить любого из этих работников.

Но, конечно, не каждое явление могли мы охватить инструкцией или заранее намеченным порядком действий. Жизнь постоянно вносила свои коррективы. Казалось бы, какие пережитки, допустим, нэпманских времен сыщутся в деятельности финансового ведомства социалистической страны? Однако наступили 1939—1940 годы. СССР укреплял свои западные границы. Увеличилось число наших союзных республик. Появились Эстонская, Латвийская, Литовская и Молдавская ССР; с советскими Украиной и Белоруссией воссоединились западные области. А на новых территориях функционировала масса мелких и даже средних хозяйчиков. Что же нам, проходить мимо и делать вид, что Наркомата финансов и государственного бюджета это не касается? В 1940 году появляется на свет инструкция о порядке взимания промыслового налога с частных предприятий и промыслов, находившихся на новых территориях. А если бы наркомат не проявлял должной оперативности и не старался поспевать в ногу с текущими событиями, грош была бы нам цена в базарный день!

Не нужно думать, что только наше учреждение следило за экономической целесообразностью методов социалистического строительства. Еще одним оком партии, смотревшим в этом же направлении, был Народный комиссариат государственного контроля, созданный в 1940 году. Наркомом назначили Л. 3. Мехлиса. О нем стоило бы сказать особо. Это была довольно противоречивая фигура — человек абсолютной личной честности, притом не подходивший под однозначную характеристику и сочетавший в себе как положительные, так и весьма отрицательные черты. Мне часто приходилось встречаться с Мехлисом. Ведь обнаруживаемые Госконтролем материальные злоупотребления подлежали стоимостной оценке. Поэтому из Наркомата госконтроля в наш попадало достаточное количество служебных бумаг. Кроме того, Мехлис являлся членом Валютного комитета СНК СССР, а я — председателем. Когда в 1941 году Мехлиса направили в действующую армию, я был назначен на занимаемый им ранее пост председателя Государственной штатной комиссии и оставался на нем до конца войны. Между нами постоянно возникали стычки, так как Мехлис любил подминать других лиц под себя.

Припоминаю один эпизод. Став после войны министром Госконтроля, Мехлис потребовал предоставить министерству права проводить окончательное следствие, а затем сразу, минуя прокуратуру, передавать дела на виновных в суд. Конечно, Мехлису отказали. Поводом для такого требования явилось столкновение его с тогдашним Председателем Совета Министров Белорусской ССР П. К. Пономаренко. Ревизуя послевоенное состояние Белоруссии, сильно пострадавшей в период фашистской оккупации, сотрудники Госконтроля составили затем акт. Выводы же к нему Мехлис написал сам. У него получалось, что партийные и советские работники республики скрывают от государства некоторые материальные ценности. Я обратил его внимание на то, что все запасы находятся на государственных складах и вообще это обычные материальные резервы, разумно накапливаемые для восстановления хозяйства республики, лежащей в руинах. Мехлис, конечно, не согласился.

- Подожди, сейчас придет Пономаренко, и ты сам убедишься, кто прав.

- Каким же образом?

- Он увидит акт и вынужден будет сознаться, что его провели.

Вскоре пришел Пономаренко, рассказавший, что он только что был у Сталина. Тот подробно расспрашивал, как идут в республике дела, а потом подарил ему на память зажигалку. Мехлис взорвался:

— Ты не хитри! Хочешь зажигалкой прикрыться? Все равно придется держать ответ.

Началась получасовая, без перерывов, речь Мехлиса в обычном для него резком тоне. Под конец он потребовал объяснительной записки к материалам ревизионного акта. Пономаренко категорически отказался составлять ее, сказал, что объясняться будет в ЦК партии, встал и ушел.

- Ну как, видел? — спросил Мехлис.

- Видел: ничего ты не доказал и вообще неправ. Можно ли предъявлять обвинение целой республике?

Естественно, ЦК ВКП(б) поддержал белорусов. На этом дедо и закончилось. Вышесказанное относится только лично к Мехлису и никак не задевает аппарат Госконтроля, честно и старательно исполнявший свои нелегкие и полезные обязанности. Говорю это с чистой совестью хотя бы уже потому, что знаю, как работа контролеров помогала, в частности, укреплять курс советского рубля. Еще в 1938—1941 годах по результатам ряда ревизий была прекращена чрезмерная эмиссия денег. Лишь с октября 1940 по июнь 1941 года изъяли из обращения примерно третью часть всех обращавшихся денег. Для этого закрыли остатки неиспользованных кредитов на конец третьего квартала 1940 года и установили строгое регулирование кредитов на четвертый квартал. Попытки отдельных распорядителей кредитов использовать их любым способом, независимо от надобности, решительно пресекались.

Несостоявшаяся кредитная реформа
События и факты

Сколько должно быть денег? — Война и пропорции. — Кассовая дисциплина. — Сальдо можно подытожить. — Судьба монет. — Кейнсианство.

Ни финансы в целом, ни денежно-кредитная система СССР, как уже отмечалось выше, не претерпели в годы Великой Отечественной войны принципиальных изменений. Однако огромное напряжение сил страны и требования новой обстановки внесли свои коррективы в обычное функционирование денег и в кредитные расчеты. За первые два года войны наметилось существенное превышение расходов над доходами. Бюджетный дефицит породил дополнительную денежную эмиссию. К концу войны общее количество выпущенных в обращение денег возросло у нас довольно сильно. Цифра могла бы стать еще большей, если бы не целенаправленные действия Госбанка СССР, который мобилизовал средства народного хозяйства, сумев резко ускорить их оборачиваемость.

Если предприятия, организации и отдельные граждане подолгу держат какие-то суммы, деньги медленно перемещаются от одного владельца к другому. Государство в силу необходимости поневоле выпускает новые порции дензнаков. При быстром же переходе денег со счета на счет и от одного лица к другому, процесс обращения ускоряется, дополнительная эмиссия уже не нужна. Конечно, государству легче поставить здесь под контроль предприятия и организации, нежели частных лиц. В мирное время вкладные операции совершали сберегательные кассы. В годы войны этим занимался и Госбанк. Это дало определенный эффект. Заодно Госбанк помогал Наркомату финансов осуществлять контроль за своевременным перечислением налогов, взносов на государственное социальное страхование и по подписке на займы.

Война породила новые пропорции в хозяйстве. Например, в оборонной промышленности выросла заработная плата. Выросли рыночные цены на сельскохозяйственные продукты. Повысились денежное содержание военнослужащих, пособия их семьям и пенсии инвалидам. А у государства, переключившего почти всю промышленность на военные рельсы, не было достаточно товаров. И горожане тратили дополнительные средства на покупку их на рынке.

В этих нелегких условиях удавалось все же наращивать товарные фонды таким путем, как расширение производства местных товаров. Но для этого были нужны особые накопления, которыми местная промышленность не располагала. Поэтому Госбанк стимулировал ее деятельность специальными кредитами. Для сокращения пути этих товаров к покупателю банки строго контролировали выполнение кассовых планов; следили за розничным товарооборотом и по отдельным системам, и по районам; боролись за устранение всяких задержек в оптовых базах, на складах и в розничной сети. Однако добиться быстрейшей продажи еще мало. Она не даст результата, если полученные деньги осядут и не дойдут быстро до казны. Поэтому перемещение полученных от населения денег в государственную кассу (инкассация) приобретало важное значение. Нам не хватало как инкассаторов, так и особых видов транспорта для перевозки денег. И все-таки за первые четыре года войны удалось поднять уровень инкассации торговой выручки. Прямо на рынках создавались специальные кассы. Они привлекали в банк выручку, только что полученную колхозами от продажи продуктов. А на селе деньги принимались почтово-телеграфными учреждениями.

Если правая рука в хозяйстве не ведает, что творит левая, проку не будет. Если при умелой инкассации рубли одновременно уплывают через другой канал, экономика станет дырявой. Поэтому банк усилил контроль за бережным расходованием наличных денег. Заметно снизил нормы остатков оборотных средств у всех предприятий и организаций. Выдачу наличных на административные расходы и командировки сократил.

Жестко контролировалась кассовая дисциплина. Наконец, поддерживались характерные для социалистической экономики основные принципы кредитования. В частности, прямой банковский кредит выдержал все военные испытания. В 1941 году вложения Госбанка составили 5,5 миллиарда рублей; в самом тяжелом 1942 году — столько же; в переломном 1943 году, когда кредиты еще «не пришли в себя», — 4,8 миллиарда; в решающем 1944 году — 5,1 миллиарда; в завершающем 1945 году — 6,1 миллиарда рублей (причем уже в начале этого года кредитные вложения превысили довоенный уровень).

Удельный вес кредитов не изменился, но структура вложений по отраслям перестроилась в пользу тяжелой промышленности. Переход на карточное снабжение населения и сокращение ассортимента товаров ширпотреба заставили Госбанк с конца 1943 года предоставлять кредиты на сроки, которые не дифференцировались по разным видам продукции, как раньше, а устанавливались в среднем, исходя из плановых норм. Что касается внешней торговли, то здесь дело обстояло несколько иначе. Экспорт и импорт временно утратили былую надежность. Разве можно было, например, точно сказать, когда будет вывезено намеченное согласно договору, допустим, в Афганистан? А когда придут корабли союзников в Мурманск или Архангельск с партией грузов? Тоже неясно. Выросли накладные расходы и ставки по морскому фрахту. И в результате внешнеторговые организации обросли долгами. К концу 1945 года за ними числилось долгов свыше чем на 1,33 миллиарда рублей.

С освобождением занятых врагом территорий широким потоком хлынули за армией штатские люди и организации. Среди других занимали прежнее место и кредитные учреждения. Уже к 1 апреля 1945 года их сеть была полностью восстановлена. В освобожденных районах предприятия получили трехмесячные кредитные льготы, а торговля — месячные. Например, им предоставляли ссуды без долевого участия их собственных оборотных средств. Льготами пользовались также ОРСы (отделы рабочего снабжения) и подсобные хозяйства. Восстановительные же работы вначале финансировались по фактическим затратам. Серьезная задача возникла в связи с вопросом о том, как быть со ссудами, выданными до фашистской оккупации. Необеспеченную задолженность в конце концов погасили за счет госбюджета1.

Развивая вкладные операции, Госбанк ввел единую сберкнижку, по которой каждый военнослужащий мог получить свои деньги в любом месте, где имелось банковское учреждение. Это причиняло некоторые неудобства, зато с одобрением было встречено вкладчиками. Сложнее было с расчетами за товары, отгруженные либо еще до войны, либо из тыловой зоны в район боевых действий и наоборот. Некоторые предприятия получали товары без платежных документов. Материальные ценности эвакуировались сплошь и рядом без выписки из расчетных документов, ибо заниматься этим подчас было некогда. По дороге грузы порой переадресовывались: то, что ехало в Челябинск, попадало в Вологду; предназначенное для Перми оказывалось в Ташкенте и т. п. На складах Саратова и Горького скопились товары, по которым не были известны ни поставщики, ни покупатели. А как поступить с выручкой за продукцию, предназначавшуюся, допустим, Криворожскому комбинату, если линия фронта сместилась с Украины к Сталинграду? Такие финансовые средства зачислялись на особые счета и передавались в распоряжение соответствующих наркоматов или кооперативных центров.

А вот один из эпизодов, характеризующий обстановку первого периода войны. 16 октября 1941 года в 14 часов состоялось заседание Совнаркома СССР, длившееся недолго. Была дана директива до 19 часов того же дня всем наркоматам выехать из столицы и начать нормальную работу в других городах. Мы тотчас разошлись выполнять указание.

Филиал Наркомфина СССР с июля 1941 года действовал в Казани. Там находилось более половины сотрудников нашего центрального аппарата.

Теперь встал вопрос об эвакуации остальных лиц, а также огромного архива. Тот же вопрос стоял перед другими наркоматами. Решено было все ненужные бумаги сжечь. И над Москвой поднялись в разных местах пепел и густой дым. Необходимая документация вывозилась по месту назначения. В Москве остались два моих заместителя: один — для связи, другой — для окончательной ликвидации бросового имущества и документов. Сев в легковую автомашину, я решил перед отъездом в Казань заехать в котельную одной из фабрик, где сжигались наши бумаги. Хорошо, что я это сделал. Первым же человеком, на которого я там наткнулся, был начальник одного из отделов наркомата, а рядом с ним лежал запломбированный пакет с некоторыми секретными и очень нужными документами. Помощь, можно сказать, подоспела вовремя...

В конце 1942 года была ликвидирована так называемая взаимная задолженность предприятий. Им зачли обоюдные претензии, подытожив сальдо задолженности. Структура платежного оборота изменилась. В 1940 году в постоянно действующий зачет было внесено 5,8 миллиарда рублей, а в 1945 году — 8,5 миллиарда. В те же годы чековые расчеты составили соответственно 2,1 миллиарда и 3 миллиарда рублей. Цифры аккредитивов или особых счетов, наоборот, упали с 4,2 миллиарда до 2,3 миллиарда; акцептных расчетов — с 43,2 миллиарда до 42,3 миллиарда. Быстро росли бюро взаимных расчетов. До войны их было чуть более шестидесяти, а к концу войны их число перевалило за полторы сотни. Дважды в год приходилось проводить разовые отраслевые зачеты, особенно внимательно — в тяжелой промышленности. До 1943 года сохранялась масса просроченных платежей. А ведь объем финансирования не стоял на месте. Так, Промбанк в 1942 году мобилизовал внутренних ресурсов на капитальные вложения в сумме свыше 1,5 миллиарда рублей, а в 1944 году — уже более 2,5 миллиарда рублей. Сеть учреждений по долгосрочным вложениям заметно расширилась.

Определенные сложности испытывали мы в связи с частичной эвакуацией Монетного двора. Как известно, перед войной в СССР стало 16 союзных республик. Но на монете чекана 1937 года и позднее число витков ленты на колосьях Государственного герба СССР, обозначавших республики, вместе с нижней перевязью оставалось вплоть до 1946 года одиннадцать, так как в период войны не было подходящих условий для обновления штемпеля. Иногда вообще не удавалось осуществить чеканку. Так, совсем нет бронзовой монеты за 1942 и 1944 годы, чрезвычайно мало никелевой монеты 1942 года. В Совнаркоме СССР не раз поднимался в то время вопрос о несоответствии монетного образца административно-политическому делению страны. Однако дальше разговоров дело не шло. Как-то в разгар войны состоялся обмен мнениями по этому поводу у И. В. Сталина. Отвечая на предложение изменить штемпель, В. М. Молотов сказал, что нет смысла; только после войны будет окончательно ясно, сколько у нас союзных республик. Кто-то негодующе воскликнул:

— Вы полагаете, что мы можем их частично потерять? Сталин, вмешавшись, заметил с улыбкой:

— Давайте не будем сейчас гадать, жизнь сама покажет, какой образец понадобится.

Действительно, в 1948 году мы отчеканили монеты с 16-ленточными витками. Что касается денежной реформы 1947 года, о которой я расскажу ниже, то монета, датированная этим годом, не была выпущена в обращение.

Но все эти перипетии были мелкими по сравнению с теми хлопотами, которые мы испытали в связи с выпуском фашистами на оккупированной ими территории фальшивых советских денег.

Трудно удержаться, чтобы не провести параллель с положением капиталистических военных финансов. Война существенно влияет на капиталистическое хозяйство. Вот, например, Соединенные Штаты Америки. Их правительство и во время войны, и после нее, наученное горьким опытом, постоянно старалось использовать методы «государственного регулирования» экономики. Этот способ «изобрел» один из столпов современной буржуазной политэкономии — Джон Мейнард Кейнс2.

США не остались в стороне от влияния кейнсианства и тоже постарались существенно увеличить «денежную массу». Однако отсюда лишь шаг до инфляции. Доллар медленно, но неуклонно начал терять былую международную ценность и испытывать шатание. Расходная часть бюджетов все время превышала доходную. Можно, конечно, повысить банковскую учетную ставку. Быстро выяснилось, что это палка о двух концах. Рост процентов под кредиты вызывает спад деловой активности. А другого тормоза против инфляции найти не удалось. Дефицит американского бюджета год от года становился все более устрашающим. Рынок ценных бумаг непрерывно слабел. Некоторые результаты мог бы принести отказ от курса на агрессивную политику. Между тем США интенсивно участвуют во все новых и новых военных авантюрах и организуют их.

Совершается научно-техническая революция. Производительные силы растут невиданными темпами. Самое производство приобретает в этих условиях все более общественны и характер. Получаемые же от него доходы реинвестируются в буржуазных странах преимущественно не на расширенное воспроизводство во имя справедливого и рационального распределения продукции, а на получение прибылей. Противоречие между производством и потреблением, о котором писал еще К. Маркс, возрастает до ни с чем не сравнимых размеров. Попытки путем реформ избавиться от внутренних, коренных противоречий капиталистического строя — обреченная затея. И как раз вторая мировая война выступила мощным ускорителем этого процесса. История еще раз наглядно продемонстрировала, что буржуазная экономика не можем избежать кризисов, в том числе финансовых.

============

1 На мой взгляд, именно при исчислении этих цифр мы наделали тогда больше всего ошибок, хотя некоторые товарищи со мной не согласны.

2 Сначала он пропагандировал свои идеи через «Экономический журнал», редактором которого являлся, и с кафедры Кембриджского университета. В конце 20-х годов Кейнс смог проверить некоторые свои теории на практике, войдя в британскую государственную комиссию по развитию финансов. В 1941 году он стал одним из директоров Английского банка, а под конец войны как эксперт представлял британские интересы на различных конференциях. Свою концепцию Кейнс наиболее полно изложил в книге «Общая теория занятости, процента и денег» (1936 г.), где воспевал государственно-монополистическое вмешательство, которое должно прийти на смену «саморегулированию» капиталистической экономики и спасти ее от краха. Это спасение Кейнс видел в расширении непроизводительного потребления, финансируемого государственным кредитом при непрерывном росте частных капиталовложений. Чтобы сделать их рентабельными, апологет «трансформированного капитализма» призывал лимитировать реальную зарплату трудящихся и снижать норму ссудного процента.

       Те, кто в погонах

       Денежная реформа
       Грань полустолетия

На рубеже пятилеток. — Резкий рывок. — Товарищи по работе.

С чего начинаются размышления министра финансов, когда он задумывается над очередным народнохозяйственным планом и бюджетом? Предположим, запланировано поднять уровень народного потребления на 10 процентов, капиталовложений — на 12, расходы на содержание армии и на управление — на 12 процентов. Возможно ли? Предварительно требуется подсчитать, насколько увеличится национальный доход, нет ли опасности диспропорций в хозяйстве.

Национальный доход СССР — сложное экономическое понятие, обнимающее собой ряд составных элементов. Эти элементы связаны не только с экономическими, но и с политическими факторами. Например, изменение государственных границ приводит к расширению либо сужению производственной базы страны. Это неизбежно отражается на национальном доходе. Финансовые органы немедленно регистрируют эти изменения, чтобы их можно было планомерно учесть в системе народного хозяйства. Ряд таких сдвигов наметился после Великой Отечественной войны.

Как раз внутрихозяйственные элементы национального дохода, естественно, находятся в центре внимания Министерства финансов. Особенно это ощущается при рассмотрении народнохозяйственного плана или бюджета. Вот, например, наступил рубеж четвертой и пятой пятилеток. Госплан представляет проект очередного годового плана развития народного хозяйства. Задания выработаны неплохие. Но... разрыв по финансам составляет 50 миллиардов рублей. В бюджете такую сумму найти невозможно. При обсуждении проекта в Президиуме Совета Министров СССР принимается решение создать комиссию для детального изучения вопроса. Мне поручено сбалансировать бюджет и дать предложения. Как быть? Придется сократить часть капиталовложений и других затрат, связанных с расширенным воспроизводством. И все-таки проблема полностью не решена. Не затронуть ли отдельные ассигнования по сметам военных ведомств? Вношу на рассмотрение совокупность этих предложений. Снова обсуждаем проект с работниками Госплана, передаем его в правительство. Этот вариант утверждается.

Умение компоновать элементы огромного плана развития такой державы, как СССР, не постигается сразу в полном объеме. Это ведь большое искусство, помноженное на знания и опыт.

Пятая пятилетка была в целом закончена успешно. Объем промышленного производства возрос на 85 процентов. Хуже обстояло дело в сельском хозяйстве: при увеличении валовой продукции на 22 процента заданий пятилетки все же не удалось выполнить. Продуктивность колхозного скота не достигла намеченного уровня. Разноречивыми выглядели показатели работы транспорта: железные дороги и автотранспорт выполнили план за год до срока; по речному судоходству, грузо-пассажирской авиации и трубопроводам к запланированному рубежу не подошли. Наибольшего успеха сумели достичь в сфере количественного и качественного роста производства и повышения производительности труда. Это позволило повысить национальный доход на 68 процентов (по уточненным данным — на 71 процент).

XIX съезд КПСС в своих директивах по пятой пятилетке потребовал упрочить финансовую базу социалистической экономики, усилить контроль рублем в народном хозяйстве. Одним из путей осуществления партийных указаний было снижение себестоимости продукции. Министерство финансов, разрабатывая «свою» пятилетку, наметило именно на этом участке экономического фронта приложить максимальные усилия. Успех соответствующих финансовых мероприятий во многом зависел от трудовых свершений рабочих и колхозников. О том, что из этого вышло, можно судить по следующим цифрам:

Снижение себестоимости в процентах к средней себестоимости предыдущего года

 

Цены/Годы

1950

1951

1952

1953

1954

1935

В действующих ценах того времени

В ценах, сопоставимых с ценами предыдущего года

-13,2

 

-5,4

-7,0

 

-5,4

-8,1

 

-4,4

-5,1

 

-3,7

-3,9

 

-3,2

-2.1

 

-4,6

Как видно, на грани четвертой и пятой пятилеток себестоимость резко сократилась. Если выделить промышленную продукцию, то с 1946 по 1950 год ее себестоимость упала на 17 процентов, а к 1955 году еще более значительно. Выигрыш для национального дохода оказался колоссальным. Часть средств, полученных в результате этого, направили на освоение целинно-залежных земель. Следовательно, без успехов рабочего класса мы просто не имели бы средств на такие капиталовложения.

С развитием народного хозяйства меняются методы борьбы за увеличение национального дохода, и все более высокая квалификация требуется от сотрудников финансового аппарата. В годы пятой пятилетки произошло некоторое обновление финансовых кадров за счет очередной партии выпускников вузов. Но основной костяк специалистов оставался прежним. В экономике, как нигде, важен опыт. Поэтому главное внимание было обращено на повышение деловой квалификации кадров (с краткосрочным отрывом либо без отрыва от производства). Почти все сотрудники Министерства финансов СССР окончили университеты марксизма-ленинизма. Та же картина наблюдалась в республиканских учреждениях. Широко действовали курсы переподготовки. Массовое распространение получили кружки по изучению политэкономии со специальными программами обучения, в зависимости от профиля каждого управления или отдела.

Из числа пришедших в министерство новых работников назову в первую очередь двух моих первых заместителей Д. С. Бузина и В. Ф. Гарбузова. Дмитрий Семенович Бузин после работы в Министерстве финансов был переведен в Госплан. Большой путь прошел Василий Федорович Гарбузов. Квалифицированный и отлично подготовленный работник, кандидат экономических наук, он хорошо зарекомендовал себя в должности председателя Госплана Украины. Назначенный заместителем Министра финансов СССР, и здесь проявил себя с наилучшей стороны. Назначение В. Ф. Гарбузова с моим уходом на пенсию Министром финансов СССР было вполне закономерно.

Не могу не вспомнить руководителей республиканских финансовых органов. Наисложнейшие по объему обязанности ложились, конечно, на плечи работников Российской Федерации, министрами финансов которой являлись в 50-е и 60-е годы А. М. Сафронов, А. А. Посконов, И. И. Фадеев. В коллегию министерства входили наряду с министром его заместители и ряд крупных специалистов, возглавлявших важнейшие участки финансовой службы. Энергично и умело действовали мои заместители, крупнейшие специалисты по практике финансовой работы и по валютным вопросам Павел Андреевич Малетин и Иван Данилович Злобин, советники по международным аспектам наших финансов Ф. П. Быстрое, А. Г. Кутузов, В. К. Ситнин, В. Н. Дутов. Отлично работали многие начальники управлений и отделов: Г. Ф. Дундуков, В. А. Врублевский, И. В. Гужков (позднее стал заместителем министра), Н. В. Мошкин, С. Б. Хейфец, Г. И. Шейгам, Ф. И. Верес, В. П. Никольский и многие другие товарищи. Все они внесли большую лепту в работу финансовых органов.

Год от года росли в стране денежные накопления. В 1950 году они составляли 34,28 миллиарда рублей, а в 1956 году — 50,05 миллиарда. Свыше половины их сумм поступило от налога с оборота, а четверть дала прибыль государственных и кооперативных организаций. Недаром страна сумела вложить за годы пятой пятилетки в развитие тяжелой индустрии, этого костяка нашего хозяйства, более 40 миллиардов рублей.

Заканчивая рассуждения по поводу национального дохода, еще раз подчеркну, что для каждого работника финансовой системы является законом вслед за бюджетом (первая заповедь) думать о национальном доходе в целом. Пока в обществе действует закон стоимости, в магической фразе «увеличение национального дохода» будет содержаться возможность любых социальных преобразований, любого нововведения, любого продвижения вперед. В книге И. Ильфа и Е. Петрова «Золотой теленок» Остап Бендер ошеломил своих товарищей по путешествию сообщением, что в папке, которую он готовился развязать, заключено исполнение всех желаний. Вот такой волшебной папкой для советских граждан является гроссбух, в котором заранее прослежены перипетии, ожидающие национальный доход. В наших силах превратить мечту в реальность. Но, как ни общеизвестно это, единственный путь к тому, чтобы мечты сбылись, лежит через творческий труд, упорный и беспрестанный.

Там, где делают ордена и деньги
Там, где хранятся деньги

Авторство: 
Копия чужих материалов
Комментарий автора: 

 Рекомендацию прочитать данную книгу получил в ходе обсуждения вопроса о влиянии военных расходов на экономику позднего СССР. Прочтение книги оказалось довольно интересным

 
Обсуждение влияния военных расходов на экономику позднего СССР

Комментарии

Аватар пользователя good-society
good-society(7 лет 7 месяцев)

Примечательно, что в СССР готовились и финансовые кадры, но они ничем не выделялись в сравнении с другими категориями трудящихся, не в пример нынешним высокозарплатным и "престижным" финансистам и юристам.

Аватар пользователя auditor
auditor(8 лет 7 месяцев)

Было понимание, что финансовая сфера - это обслуживание экономики а не собственно экономика. И ещё. Карьера Зверева характеризует его начальника - каких людей подбирал.

Комментарий администрации:  
*** Уличен в дезинформации ***
Аватар пользователя vasilev
vasilev(9 лет 3 месяца)

Спасибо .у многих и сейчас есть представление что экономики при СССР .не было !БЫЛА !  И еще какая ! Поучится сейчас многим ..хотя скоро и так прийдется перенимать этот ценнейший опыт !

Аватар пользователя groks
groks(5 лет 2 месяца)

Великий человек. Удержать экономику во время тяжелейшей войны ... великий.

Есть легенда, что когда Арсений Григорьевич разобрался, что хочет сделать Хрущёв со страной, то гонялся по Кремлю за кукурузником с наградным пистолетом. Не догнал ... .

Аватар пользователя Спасибо
Спасибо(6 лет 11 месяцев)

Зверев -- гигант мысли!

Аватар пользователя vasilev
vasilev(9 лет 3 месяца)

Рекомендую прочитать ..тем более вот оно на подносе !!либералам. особенно .!!

Аватар пользователя MMV13
MMV13(7 лет 6 месяцев)

либералы будут втирать по ящику про "великого" столыпина, которому бы еще чуть-чуть и он бы всем показал...

а здесь - комуняка, который ухитрился всего добиться, не смотря на разоренную после гражданской страну, потом на фоне тяжелейшей войны и, наконец, последующей разрухи...

Комментарий администрации:  
*** Уличен в дешевых манипуляциях и набросах ***