Шуваловский парк (СПб) и Объект особой важности - Всероссийский научно-​исследовательский институт токов высокой частоты (ВНИИТВЧ)

Аватар пользователя Неспящий

Согласитесь, всегда хочется побывать там, куда не пускают. Усадьба в Шуваловском парке, что на самом севере Выборгского района, принадлежит как раз к числу самых закрытых пространств нашего города.

Это ведомственная территория, на которой располагается Всероссийский научно-​исследовательский институт токов высокой частоты (ВНИИТВЧ). Огорожена высоким забором, доступ – только через проходную, где «посторонним вход воспрещен»… Закрытость всегда рождает повышенный интерес. Тем более, что кажется, что громадное старинное здание дворца манит своими тайнами. И главная из них – его загадочное военное назначение во время войны.

Объект особой важности

Согласно большинству источников, здесь, в Большом дворце, во время блокады находился запасной штаб Ленинградского фронта. С этим были связаны подземные ходы сообщения и бункеры на территории парка, прилегающей к дворцу. Один из бункеров будто бы располагался в самой горе Парнас. Осенью 1991 года туда забрались любопытные подростки. Случилась беда — своды рухнули. Пока детей искали, экскаватор раскурочил всю вершину Парнаса. Одного подростка удалось спасти, второй погиб…

- После ЧП 1991 года институт направил запрос в Минобороны, чтобы предоставили схему подземных сооружений, но получил отказ, мотивированный тем, что информация находится под грифом «секретно». Прошло более двадцати лет, и мы собираемся повторить попытку раскрыть теперь уже, наверное, переставшую быть тайной историю инженерных работ в парке и их назначение, — говорит сотрудник музея ВНИИТВЧ Виктория Демидова.

Музеевед по специальности, сотрудником института Виктория стала совсем недавно – всего полгода назад. Но к Шуваловскому парку она неравнодушна с давних пор. К его судьбе, прошлому и настоящему.

– Вообще, многим вокруг кажется, что закрытая территория института, куда никого не пускают — недружелюбное пространство. Очень хочется сломать этот стереотип, — говорит Виктория. — Приводя в порядок архив музея, я нашла очень любопытные документы. Некоторые из них представляю на краеведческих чтениях, другие ещё ждут своего публициста.

К сожалению, практически любая историческая литература о Шуваловском парке заканчивается 1948-​м годом, когда институт въехал в здания бывшей усадьбы Шуваловых. Почти семь последующих десятилетий как будто бы канули в небытие.

- Очень хочу восполнить этот пробел, — подчеркивает Виктория. — Готовлю материалы по теме «Храм науки в Шуваловском парке» и желаю ими поделиться. Тем более, что сейчас есть хороший повод напомнить о ВНИИТВЧ широкой публике — 70-​летие самого института и 100-​летие со дня рождения Владислава Валентиновича Вологдина, занимавшего пост директора института в 1964 – 1980 годах. Он был сыном Валентина Петровича Вологдина – основателя института.

На самом деле, никаких особо изысканных интерьеров, способных поразить воображение взыскательных любителей старины, в Большом дворце нет. Секрет объясняется просто: дворец, который начали строить в 1912 году, к революции просто не успели закончить. Поэтому отделку его интерьеров выполняли уже в 1920-​х годах, когда требования к бывшему «барскому дому» были уже совсем другие. В 1926 году во дворце разместился дом отдыха Союза пищевиков, затем — культбаза сельпрома им. Кирова. В 1938 году дворец и парк передали в ведение Комитета обороны.

Большой дворец. Фото конца 1920-​х гг.

- Во время войны здесь, действительно, находился запасной штаб командующего Ленинградского фронта. Здесь даже были помещения, предназначенные для Георгия Жукова. И тот, действительно, один раз здесь побывал – об этом впоследствии вспоминали адъютанты и водитель командующего Ленинградским фронтом Леонида Говорова, когда однажды после войны приезжали в институт, — говорит Виктория Демидова.

По некоторым данным, в кухонном флигеле Большого дворца находился СМЕРШ. После выезда штаба из дворца в нем располагался госпиталь для выздоравливающих офицеров, о чем свидетельствует два десятка фотографий под названием «Санаторий для офицеров Советской армии в Шуваловском парке, 1940-​е гг.» в ЦГАКФФД Санкт-​Петербурга.

- Удивительно, но в подвале Большого дворца до сих пор остались «следы» военного времени, — говорит Виктория Демидова. — Сохранились линии спецсвязи, на некоторых бирках коммутаторов дата — 1943 год. А еще один исторический факт мне продемонстрировали совсем недавно: его нашли в соседнем здании — Конном дворе. Это старинный сейф – явно «шуваловских» времен, весит около тонны. В свое время его тяжелой техникой перенесли туда из дворца (наверное, из Малого). Недавно, очистив от грязи, мы обнаружили на внутренних дверцах сейфа художественные накладки с изображением Малого герба Российской империи периода 1856 – 1883 годов. Предположительно, что сейф выполнен по частному заказу фирмой Меллера.

Сейф «шуваловских» времен, обнаруженный во ВНИИТВЧ. Фото предоставил музей ВНИИТВЧ.

С мая 1948 года дворец и окружающую его закрытую территорию занял Всесоюзный научно-​исследовательский институт токов высокой частоты – ВНИИТВЧ, созданный 1 апреля 1947 года. В постановлении об организации института за подписью председателя Совета министров СССР И.В.Сталина говорилось: «Организовать в системе министерства автомобильной промышленности на базе лаборатории им. проф. В. П. Вологдина Ленинградского электротехнического института им. В.И.Ульянова (Ленина) научно-​исследовательский институт промышленного применения токов высокой частоты».

Выдающийся ученый и изобретатель В. П. Вологдин, доктор технических наук, профессор, член-​корреспондент АН СССР, был известен в нашей стране и за рубежом как автор-​создатель процесса индукционной термической обработки (поверхностной закалки), работы которого стимулировали создание ряда промышленных технологий, индукционной сварки, наплавки, индукционного нагрева металлов для обработки давлением.

Ученый искал в окрестностях Ленинграда наиболее подходящее место для размещения своего научного детища – уединенное, скрытое от посторонних глаз, но в то же время максимально близкое к городу. Объездил Петергоф, Ропшу, Стрельну, бродил по паркам, пострадавшим в годы войны. И в конце концов остановился на Шуваловском дворце. Тем более здесь не требовалось ремонтных работ, а территория отвечала всем требованиям – была закрытой…

Охранный статус дворец получил только в 1960 году, а до этого его успели перестроить внутри для нужд института – ради расширения полезной площади. Так, Круглый зал в центре дворца разделили перекрытием, что разрушило оригинальный авторский замысел архитектора С. С. Кричинского.

 
То ли лес, то ли парк
 
Дорогое удовольствие
 
Тайны «Желтой дачи»

«РОСТЕХ» - это перспективно

Впрочем, ВНИИТВЧ – это все-​таки не только уникальные исторические здания, в стенах которых он расположен уже почти семьдесят лет. Это — мощный научный центр с непростой судьбой, трудным настоящим, но, хочется надеяться, оптимистичным будущим. Чем же сегодня живет ВНИИТВЧ?

Генеральный директор института Петр Яременко:
— До конца 1980-​х годов это был процветающий институт, в его научно-​производственную площадку входило пять заводов, которые выпускали серийную продукцию, разрабатывавшуюся в институте. Наши заводы были на Урале, на Украине, в Армении, под Москвой. Все они потом стали акционерными обществами и живут сами по себе. На 1990-​й год институт и пять опытных заводов насчитывали порядка 10 тысяч сотрудников. Сейчас во ВНИИТВЧ немногим более ста сотрудников. В нашем распоряжении сегодня есть только опытное производство, которое находится здесь, на территории института. Мы можем изготавливать тут штучные экземпляры по индивидуальным заказам.

Нашими наработками пользуются фактически во всем мире, но о том, что изобретения были сделаны у нас, как-​то забывают. Далеко ходить не надо: сегодня в каждой кухне есть микроволновая печь. А первое такое устройство было изобретено здесь, в нашем институте, еще в 1965 году.

Уверен: еще как минимум лет пятьдесят институт будет востребованным, а если мы перейдем на альтернативные источники энергии, которые будут преобразовываться в электричество, то наши разработки будут все более и более актуальными. Токи высокой частоты – это не только атомные станции, ТЭЦ, ГЭС и тому подобное. Все то, что создает электричество, может быть использовано в токах высокой частоты. А от закалки металла никто никогда не откажется. Это одна из основных, на сегодняшний момент, возможностей сделать металл как можно более прочным. До тех пор, пока металл будет использоваться в любом производстве, работа над изменением свойств металла никуда не денется.

Поэтому, институт занимается не только закалкой металла, но и разработками ультразвуковых установок, позволяющих получать новые свойства металлов, применяемых, в том числе, и в медицине. Давным-​давно мы разработали ультразвуковые скальпели. Первый ультразвуковой скальпель для микрохирургии глаза был создан именно у нас, а никак не в Германии. Над выращиванием кристаллов весь мир работает по наработкам нашего института. У нас еще продолжают трудиться люди, которые отдали институту всю свою жизнь. У нас есть уникальные специалисты, равных которым нет во всем мире. Их опыт и знания ни в коем случае не устарели.

Наша структура следующая: ВНИИТВЧ – акционерное общество. Акции сейчас передаются госкорпорацией «Ростех» в управление холдингу «РТ-​Химкомпозит». Это 100% дочернее предприятие ГК «Ростех», оно руководит жизнью предприятия.

Какие у ВНИИТВЧ перспективы на ближайшие годы? Есть несколько направлений – индукционный нагрев, высокочастотная закалка, ультразвуковая очистка. Эти направления развивались здесь много лет, они и сегодня востребованы. Мы сейчас максимально продвигаем кооперацию внутри нашего Холдинга. Чаще всего ВНИИТВЧ выполняет работы, больше похожие на научно-​исследовательские. Причем такие, которые никто никогда не делал, а мы за них беремся.

«Ростех» рассмотрел план финансового оздоровления ВНИИТВЧ на 2017 – 2021 годы. Он подразумевает оптимизацию имущественного фонда, оптимизацию расходов, увеличение заказов по тем моментам, которые мы можем сделать в части серийного изготовления, увеличение кооперации с предприятиями ГК «Ростех».

Мы налаживаем работу с институтами: нашими площадками всегда были Политехнический институт и ЛЭТИ. Ведем переговоры о привлечении к нам молодых специалистов. Перспектива работать внутри комплекса «Ростеха» — очень хорошая. Это крупнейшая в России государственная корпорация, и работа в ней так же престижна, как в «Газпроме» или «Лукойле». Мы можем гарантировать интересную работу, возможность развиваться в научном плане, здесь очень много шансов получить научную степень. Здесь есть широкий простор для научно-​производственной работы.

Авторство: 
Копия чужих материалов
Комментарий автора: 

Много текста. На примере истории Всероссийского научно-​исследовательского института токов высокой частоты (ВНИИТВЧ), тесно переплетённой с историей Шуваловского парка, удивительным образом прослеживается новейшая история Отечества. О том, какими разработками занимался институт - читайте в конце статьи (кто не знал, будете удивлены).

— До конца 1980-​х годов это был процветающий институт, в его научно-​производственную площадку входило пять заводов, которые выпускали серийную продукцию, разрабатывавшуюся в институте. Наши заводы были на Урале, на Украине, в Армении, под Москвой. Все они потом стали акционерными обществами и живут сами по себе. На 1990-​й год институт и пять опытных заводов насчитывали порядка 10 тысяч сотрудников. Сейчас во ВНИИТВЧ немногим более ста сотрудников. В нашем распоряжении сегодня есть только опытное производство, которое находится здесь, на территории института. Мы можем изготавливать тут штучные экземпляры по индивидуальным заказам.

Всё это весьма и весьма грустно...

Комментарии

Аватар пользователя Читаювсё
Читаювсё(9 лет 4 месяца)

Очень уж просят денег, прям как пиндосы, ей-богу..

Аватар пользователя Неспящий
Неспящий(5 лет 7 месяцев)

Раньше время такое было - все целовались ©

Теперь другое время - все просят денег.