Вход на сайт

Облако тегов

АШ-YouTube

Как Европа воевала против Гитлера. ч.6

Аватар пользователя PavelCV

  ФРАНЦИЯ. Население на 1939 год - 41 300 000 чел.

  Вооружённые силы Франции, после мобилизации, насчитывали 110 дивизий (из них 15 - в колониях), всего 2,67 млн. чел., около 2,7 тыс. танков (в метрополии - 2,4 тыс.), свыше 26 тыс. орудий и миномётов, 2330 самолётов (в метрополии - 1735), 176 боевых кораблей (в том числе 77 подводных лодок).

  Французские войска насчитывали более 2 миллионов человек и 3609 танков (из которых более трёх тысяч составляли французские машины, в том числе средние танки S-35 'SOMUA' и тяжёлые B1, более мощные, чем немецкие), входившие в 4 бронетанковые и 100 других дивизий.

   10 мая французская армия имела на северо-восточном фронте 31 пехотную дивизию, из которых 7 были моторизованными, 20 резервных дивизий первой очереди, 16 резервных дивизий второй очереди, 5 кавалерийских дивизий, 4 отдельные кавалерийские бригады, 3 танковые дивизии, 3 легкие механизированные дивизии, 1 польскую дивизию и гарнизоны укрепленных районов, общей численностью 13 дивизий.

   Против Италии, на альпийском фронте, находились четыре пехотные и три крепостные дивизии.

  В Северной Африке находились ещё семь пехотных и одна кавалерийская дивизия.

   Резерв главного командования составлял четырнадцать дивизий и находился за центральным участком фронта в районе Шалон-на-Марне, Сен-Кантен.

   Кроме того английские силы во Франции составляли двенадцать дивизий, из которых девять располагались вдоль бельгийской границы, одна действовала на Саарском фронте для получения боевого опыта, и ещё две дивизии не были полностью оснащены и обучены, находились во французских учебных лагерях и не могли считаться боеспособными.

   Главный удар наносит группа армий 'А'.

   Оккупировав 10 мая Люксембург, три танковых дивизии Гудериана пересекают южные Арденны и 14 мая переправляются через реку Маас западнее Седана.

   Одновременно, танковый корпус Гота прорывается через труднопроходимые для тяжёлой техники северные Арденны и 13 мая форсирует реку Маас севернее Динана. Немецкая танковая армада устремляется на запад.

   Запоздалые атаки французов, для которых удар немцев через Арденны оказывается полной неожиданностью, не в состоянии сдержать её.

  16 мая части Гудериана достигают Уазы; 20 мая они выходят к побережью Па-де-Кале недалеко от Абвиля и поворачивают на север, в тыл союзным армиям.

   28 англо-франко-бельгийских дивизий оказываются в окружении. Гудериан отрезает союзникам путь отступления к Булони, 23 мая - к Кале и выходит к Гравлину в 10 км от Дюнкерка, последнего порта, через который англо-французские войска могли эвакуироваться, однако, 24 мая, он вынужден остановить наступление на двое суток по труднообъяснимому личному приказу Гитлера ('Чудо под Дюнкерком') Передышка позволяет союзникам укрепить оборону Дюнкерка и начать операцию 'Динамо' по эвакуации своих сил морем. Английским и части французских войск, окружённых в районе Дюнкерка, удалось, потеряв всю боевую технику, эвакуироваться в Великобританию

   Всего удалось эвакуировать более 338 тыс. человек, из них 215 тыс. англичан, 123 тыс. французов и бельгийцев. Силами французского флота было спасено 50 тыс. человек. Все оснащение пришлось бросить, но кадровые дивизии удалось сохранить

   За время боев британские экпедиционные силы потеряли убитыми, пропавшими без вести и пленными свыше 68 тыс. человек. Англия лишилась всей артиллерии, более 63 тыс. автомашин, 500 тыс. тонн военного имущества и боеприпасов.

  В районе Дюнкерка еще оставалось свыше 40 тыс. французов, которые попали в плен

  Во время операции 'Динамо'. 224 английских судна было потоплено, в том числе 6 эсминцев. Потери британской авиации в боях под Дюнкерком составили 106 самолетов. Во время эвакуации из Дюнкерка противник потопил пятую часть французских судов, принимавших участие в операции, в том числе 7 эсминцев, 30 вспомогательных тральщиков.

   С падением Дюнкерка закончилась первая стратегическая операция вермахта, имевшая целью разгром союзных войск в Бельгии и Северной Франции.

   Голландская и бельгийская армии почти полностью были взяты в плен. Оказались разгромленными 28 французских дивизий, крепостные войска ряда укрепленных секторов.

   Во Фландрии и в Дюнкерке Франция лишилась четверти всей артиллерии, трети легких и тяжелых танков, трех четвертей средних танков.

  Опасность, нависшая над Францией, требовала сплочения сил народа. Французские коммунисты призвали к всенародному сопротивлению, организации обороны Парижа. Капитулянты и предатели (П. Рейно, К. Петен, П. Лаваль и др.), определявшие политику Франции, верховное командование во главе с М. Вейганом отвергли этот единственный путь спасения страны, так как опасались революционных выступлений пролетариата и усиления компартии. Они решили сдать Париж без боя и капитулировать перед Гитлером.

   Черчилль предпринял попытку предупредить такое решение, предложив продолжать сопротивление из Северной Африки и заключить, франко-английский союз. Однако его предложение вызвало лишь раздражение во французских кругах.

   Большинством голосов французское правительство отвергло предложение Черчилля и приняло решение о капитуляции. Рейно подал в отставку. Маршал Петэн сформировал новое правительство, и ночью 16 числа Гитлеру была направлена просьба о перемирии.

  14 июня немцы вошли в Париж, а их фланговые группировки продолжалидвигаться на юг. 16 июня они достигли долины р. Рона. Вейган при поддержке высших военных руководителей настаивал на перемирии.

  Условия перемирия были переданы французским парламентерам 20 июня в Компьеньском лесу в том же железнодорожном вагоне, в котором немецкие парламентеры подписали перемирие в 1918 году. Гитлер был не лишен мстительности.

  Пока шли переговоры, немцы продолжали продвижение за р. Луара. 22 июня условия перемирия были приняты, и оно вступило в силу 25 июня в 01.35, после того как была достигнута договоренность о заключении аналогичного перемирия с Италией.

   Не исчерпав возможностей сопротивления, французские вооружённые силы сложили оружие. Компьенское перемирие 1940 (подписано 22 июня) стало вехой политики национальной измены, которую проводило правительство Петена, выражавшее интересы части французской буржуазии, ориентировавшейся на фашистскую Германию.

   Когда немцы вошли в Париж весной 1940, их потери были меньшими, чем, например, при взятии одного здания в Сталинграде, удерживаемого сержантом Павловым и его подразделением, насчитывавшим дюжину солдат.

   Всего на разгром Франции немцам понадобилось чуть больше 40 дней.

   Немецкие войска потеряли 45 074 человек убитыми, 110 043 ранеными и 18 384 пропавшими без вести.

  10 июня 1940 года итальянская армия, по приказу Бенито Муссолини, вторглась во Францию. В течение двух недель боёв итальянские успехи были минимальны: итальянские войска потеряли в них убитыми 631 человека, тогда как французы - только 40.

  24 июня 1940 года, после падения Франции, Франция и Италия подписали перемирие и согласовали создание на юго-востоке Франции итальянской оккупационной зоны. Начальная зона оккупации имела площадь 832 км² и имела население в 28500 жителей.

  В июне 1940 года, не встретив на своем пути особого сопротивления, немецкие войска продвигаются в глубь Франции, и 4 июля граница между двумя странами восстанавливается по состоянию на 1871 год.

  По условиям капитуляции, в северной и центральной частях Франции устанавливался оккупационный режим.

  В ноябре 1942г. немцы оккупировали всю Францию. Одновременно с проводимой немцами операцией 'Антон' по оккупации южных территорий Франции, находящихся под контролем режима Виши, Итальянская армия расширила свою оккупационную зону. Итальянские войска взяли под свой контроль Тулон и все области Прованса, до реки Роны, а также остров Корсику, захваченный итальянскими ирредентистами.

   В результате, территория Франции, была разделена оккупантами на пять зон:

   1. Особая северная зона с департаментами Нор и Па-де-Кале;

  2. Департаменты Нижний Рейн, Верхний Рейн и Мозель (Эльзас и Лотарингия) были фактически аннексированы;

   3. Оккупированная зона, подчинявшаяся начальнику военной администрации в Париже;

   4. Не оккупированная зона, находившаяся под властью правительства Виши;

   5. Итальянская зона в юго-восточной Франции.

   Промышленные, сырьевые, продовольственные ресурсы Франции оказались под контролем Германии. В неоккупированной, южной, части страны к власти пришло антинациональное профашистское правительство "Виши" во главе с Петеном, ставшее марионеткой Гитлера.

   В боях во Франции войска союзников Франции, Великобритании, Бельгии, Голландии потеряли убитыми и раненими 391 тысячу солдат и офицеров.

  Потери немецкой армии в этой войне - убиты, ранены, пропали без вести 156,5 тысяч. т.е. потери союзников оказались в 2,5 раза больше

   После капитуляции страны два миллиона солдат попали в плен, 1.6 миллиона из них были переправлены в немецкие лагеря, часть вернулась во Францию.

 Немцы захватили во Франции - металлургическую и сталелитейную промышленность Лотарингии, всю автомобильную и авиационную промышленность, запасы железной руды, меди, алюминия, магния, а также автомобили, изделия точной механики, станки, подвижной железнодорожный состав;

  Кроме того, в оккупированной Франции было захвачено всё вооружение ее армии, - около 5 тыс. танков и 3 тыс. самолётов. Французскими автомашинами гитлеровцы в 1941г. укомплектовали 38 пехотных, 3 моторизованных, 1 танковую дивизии

  Поистине детективная история была с французским золотом.

  К началу 2-й мировой войны Франция накопила фантастический по тем временам золотой запас - 2430 тонн. 1 сентября 1939 года Гитлер напал на Польшу, а уже 16 сентября польское правительство и военное командование бежали в Румынию. Вместе с ними покинул страну и польский золотой запас. Вскоре польское золото оказалось во Франции.

 Затем во Франции на короткий период оказалось и золото потерпевшей поражение Бельгии, в больших количествах ввозившееся до войны в Бельгию из Бельгийского Конго.

  Управляющий Французского банка Пьер Фурнье к зиме 1939-40-го разработал и начал воплощать в жизнь план спасения золота страны. Из подвалов парижского банка в 50 секретных хранилищ на территории страны было тайно вывезено 2226 тонн золота в слитках и монетах. И в первых числах июня, в Канаде оказалось 1114 тонн золота.

   16-го июня Франция капитулировала. Но ещё 15-го, вопреки приказу возглавившего страну Петэна, в порту Бреста началась погрузка ещё 1200 тонн золота, которые ещё свозили из хранилищ. Не хватало ни машин, ни кранов, ни рабочих рук. Золото, на 5 кораблей, круглосуточно грузили при налётах авиации и стремительно приближающихся немецких войсках. К погрузке привлекли даже заключённых местной тюрьмы, которым обещали свободу в обмен за работу по спасению золота страны.

  И 18-го июня немцы ворвались в порт, с опозданием всего на 3 часа: 5 кораблей успели выйти на рейд и уйти в Марокко, в т.ч. только что построенный французский линкор 'Ришелье'.

  23 июня линкор благополучно прибыл к берегам Французского Сенегала.

  В трюмах линкора находилось золото Польши, Бельгии, часть золота Нидерландов, а главное, золотой запас Французского Национального банка, 1754 тонны золота , составлявший на конец мая 1940 года 2 миллиарда 477 миллионов долларов - самый крупный, в межвоенной Европе. До ноября 1942 года 'Ришелье' спокойно стоял у берегов Французского Сенегала, недалеко от Дакара. Англичане отбомбились не нанеся ему каких-то серьезных повреждений.Наконец, 8 ноября 1942 года в Дакаре высадились американские войска, в линкор попала одна торпеда. Тоже без особого вреда. 30 января 1943 года американцы увели 'Ришелье' в Нью-Йорк на ремонт.

  Золото же оказалось в руках американцев и перекочевало из трюмов линкора в хранилища Форт-Нокса.

  Еще раньше в руки американцев попало норвежское золото. Правда, его было не так уж много. В резерве норвежского правительства перед оккупацией страны было золота на 84 миллиона долларов

   Все владельцы, как правительства европейских стран, так и частные лица, переводили свои сбережения за океан.

  С началом активных боевых действий в Европе приток золота в США еще более увеличился. Только за 10-14 мая в США поступило золота на 46 миллионов долларов.

   Когда же стало ясно, что Франция вот-вот рухнет, поток золота в США принял громадные масштабы. Только за 3-4 июня в Америку поступило золота на 500 млн. долларов.

  Если в октябре 1939 года в федеральной резервной системе США хранилось золота на сумму 17 миллиардов долларов, то к февралю 1940-го эта сумма увеличилась на целый миллиард. Миллиард тогдашних денег стоит сейчас 25,7 миллиардов нынешних. Это после того, как Франклин Делано Рузвельт снизил на 40,94%, его золотое содержание. С 31 января 1934 оно было установлено в размере 0,888671 г чистого золота за один доллар.

 В 1940 году, после победы над Францией, немцы расформировали 17 дивизий, а еще 18 отправили в долгосрочный отпуск. Все эти военнослужащие были направлены для работы в военной промышленности. Это единственный в истории вермахта случай массовой передачи солдат из армии в военную промышленность.Но уже в ходе подготовки к войне с СССР их призвали обратно.

  Французские войска были разоружены, а содержать немецкие оккупационные войска должны были сами же французы, прямо как в той поговорке 'Кто не хочет кормить свою армию, тот будет кормить чужую'

   И кормили, и хорошо кормили , Франция, с лета 1940 г., выделяла ежедневно по 20 млн. немецких марок, а с осени 1942 г. - по 25 млн. Этих средств с лихвой хватало не только на то, чтобы обеспечить немецкие войска всем необходимым, но и на войну против СССР.

   Европейские страны снабдили фашистскую Германию более чем 80 млрд. марок, из них 35 млрд. дала Франция.

  После капитуляции Франции количество солдат в армии сократилось, в составе армии Виши продолжали служить только около 100 000 солдат, а средствами передвижения стали только кони и велосипеды.

   В Северной Африке действовала армия в составе 225 000 человек, присягнувших на верность маршалу Петену.

  Правительство Петэна отказалось вернуть принадлежавшее Советскому Союзу золото, находившееся в 'Банк де Франс', не хотело отменить аресты на счета и ценности торгпредства и советских хозяйственных организаций во Франции.

  Пол-Франции попало под немецкую оккупацию, но французы сильно не расстроились - весёлая жизнь как была, так и продолжалась.

  НОВЫЙ НЕМЕЦКИЙ ПОРЯДОК НРАВИЛСЯ ОЧЕНЬ МНОГИМ, от этого и не сопротивлялись, от этого и шли служить в войска Ваффен СС, от этого и попустительствовали Гитлеру. Создание вишистского правительства во Франции было попыткой французов вырваться из пут международного финансово-промышленного капитала (сей час, иногда, эту силу называют глобалистами). Это потом француженки станут 'немецкими подстилками' и их прилюдно подвергнут позору; это потом маршал Петен станет коллаборационистом и будет приговорён к смертной казни. Потом, после разгрома 'нового порядка' и его носителя Германии...

   Начало оккупации Франции Гитлером было положено аннексией Эльзаса и Лотарингии - старых спорных территорий. За свою историю они переходили от Германии к Франции и обратно. Самым болезненным, во всяком случае для Германии, стало присоединение этих регионов к, победившей в I Мировой войне, Франции.

  Перед столкновением с Германией французское правительство, уже осенью 1939 года, фактически насильно, переселяет вглубь страны неблагонадежное население из приграничных районов (обычная в то время практика, свойственная не только 'тоталитарной России). Всего в течение 1940- 1944гг., по немецким данным, было выселено 100 тыс. лотарингцев и 10 тыс. эльзасцев.

  Основная их масса была направлена в центральные и южные департаменты Франции. Из более чем миллионного населения Эльзас покидает более трехсот тысяч. В эвакуации взаимоотношения с местным населением у переселенцев складываются непросто. Беженцы только и помышляли о возвращении домой, где осталось также и все их имущество.

  Этими сложностями потом удачно воспользовалась фашистская пропаганда. Практически все переселенцы вернулись в 1940 г. после присоединения этих территорий к Германии. Беженцев встречали с большой помпой в противовес холодному приему во Франции.

  Таким образом, официально со 2 августа 1940 года Эльзас перестает быть французской территорией. В то же время сами эльзасцы, став полноправными гражданами Рейха, не причисляются немецким руководством к арийской расе. Тем не мене к 1944 г. в армии Вермахта оказывается более 100 тысяч эльзасцев. Но, опасаясь дезертирства начальство Вермахта распределяет выходцев из Эльзаса маленькими группами по немецким частям. Во Францию таких солдат не решались отправлять. Так что им лежала прямая дорога 'в ледяной ад России'. Здесь, при попытке к бегству, им грозил расстрел у немцев, а советская сторона не очень-то пыталась разобраться в этих хитросплетениях - было как-то не до того.

  Но потом, с 1943г., Гитлер изменил подход к этому вопросу. Причина в том, что эльзасцы, общая численность которых в эти годы определялась в 1,6 млн. чел., и немцы могли бы при поголовной мобилизации мужчин поставить под ружье порядка 300-400 тыс. чел.

 Итак, в Вермахт попало, 23 тыс. добровольцев из Эльзаса и Лотарингии + 170 тыс. мобилизованных эльзасцев + неизвестное количество мобилизованных лотарингцев ,

   из них погибло - 50 тыс ...

   В целом, после 1946 года, было репатриировано 85 тысяч французов, 25 тысяч умерли в лагерях, 20 тысяч исчезли на территории СССР.

   По некоторым данным в вермахте погибло судетских немцев и эльзасцев 230 тыс. чел.

   Из 1500 добровольцев, из числа пленных эльзасцев и лиц, назвавших себя при пленении французами был сформирована отдельная часть, которая из СССР, в 1944 году, была отправлена в Алжир, где и присоединилась к войскам генерала де Голля.

   Остальным пришлось в полной мере вкусить горести плена, как полноправным солдатам Рейха. Наделив, в свое время, выходцев из Эльзаса и Лотарингии правами граждан Германии, Гитлер обеспечил им все юридические предпосылки для того, чтобы они вместе со всей Германией пережили последствия участия и поражения в войне.

   Условия жизни в лагере были, разумеется, далеки от курортных. По подсчетам французской стороны около 10 000 эльзасцев и лотарингцев навсегда остались в российской земле.

  Заметим, что эта цифра вызывает некоторое недоверие. По официальным советским данным, летом 1945 года в советском плену находилось, помимо 2 млн немцев, еще около миллиона жителей стран Европы, в том числе 23 136 французов, 2010 бельгийцев, 1652 люксембуржца. Даже если предположить, что эльзасцы по учетам не выделялись из числа немцев (что маловероятно, поскольку им было выгоднее представляться французами) то все равно, такое количество умерших в плену не набирается, хотя , конечно, точных цифр очевидно получить никогда не удастца

  В составе 3-й дивизии СС "Мертвая голова" и 5-й дивизии СС "Викинг" на Восточном фронте сражалось более 300 французских добровольцев.

   В день вторжения сил Гитлера в СССР - 22 июня 1941 года, лидер одной из французских нацистских группировок PPF - Parti Populaire Francais ('Национальная народная партия') Жак Дорио выдвинул идею создания Легиона французских добровольцев (LVF) для того, чтобы принять участие в войне против Советского Союза.

  Её руководителем был выбран Эжен Делонкль. 11 июля французское правительство в лице адмирала Дарлана приняло легион на госсчет и приступило к формированию воинских частей. Таким образом правительство Петена намеревалось удовлетворить просьбы Гитлера об участии Франции в войне с СССР, и более активно участвовать в послевоенном гитлеровском мире.

   За временной отрезок с июля 1941 года по июнь 1944 года с просьбой о вступлении в Легион Французских добровольцев обратилось 13 тыс. человек, но принято было в Легион не более половины из добровольцев: остальных отсеяли немецкие доктора. В состав LVF вошли не только добровольцы, но также те бывшие французские военнопленные, которые предпочли войну на Восточном фронте лагерям и принудительному труду.

   В сентябре 1941 года - из 2,5 тыс. человек сформировали двухбатальонный 638 Французский Пехотный Полк Вермахта, под командованием полковника Роже Лабона. Французы носили форму вермахта, с сине-бело-красной нашивкой на правом рукаве. Знамя полка также было трехцветным, приказы отдавались на французском языке.

  5 ноября 1941 года маршал Петэн направил послание французским добровольцам: 'Перед тем, как вы пойдете в бой, мне радостно сознавать, что вы не забываете - вам принадлежит часть нашей военной чести'. Первые подразделения легиона покинули Дебу 28 октября 1941 года в составе 2271 рядового француза, 181 французского офицера, и отправились стяжать славу под Москвой, 30 октября прибыли в Смоленск, откуда они 6 ноября в пешем строю отправились к столице СССР.

   Французы понесли первые потери ещё до боёв - их обмундирование не соответствовало погодным условиям, в итоге до линии фронта заболевшими и пропавшими без вести оказалось 400 человек.

   В декабре 1941 г. по иронии судьбы, недалеко от Бородинского поля, у деревни Дютьково, потомки Наполеона приняли первое участие в боях против Красной Армии. Результат был грустный. В первых же боях Легион потерял 65 убитыми, 120 человек ранеными и около 300 обморожеными.

   Советы моментально вычислив, что перед ними французские части, забросали их листовками на французском языке, в том числе с речами генерала де Голля и предложением пройти в плен, где их ждет "горячий шоколад"... последний призыв имел успех и несколько десятков добровольцев, в том числе некоторые повзводно, предпочли советский плен, холодным немецким окопам.

   Командование вермахта доносило, что французские части небоеспособны, а французские офицеры не умеют командовать и погрязли в распутстве с русскими женщинами легкого поведения и национальными русскими алкогольными напитками.

   Уже 9 января 1942 г. остатки легиона гордых франков были выведены с фронта в Смоленск. К 1942 году удалось создать более монолитное и боеспособное подразделение, в нем было уже три батальона по 900 человек

  Пополненые части Легиона из Смоленска, где они сражались с партизанами и мирным советским населением, были переброшены под Ленинград, где прославились подвигами аналогичными подмосковным.

  Легион стали использовать в борьбе с партизанами на Украине и в Белоруссии Немцы сделали неутешительные для Легиона выводы: 'Легион небоеспособен.' Легион вывели с Восточного фронта, большую его часть, включая офицеров, отправили во Францию.

   А количество пленных французов побудило советское командование создать для них отдельный лагерь, под Тамбовом (ныне там установлен памятник французам, побывавшем в советском плену). В Тамбове, это был лагерь, а не санаторий. В 1941 г. немцы стояли под Москвой, в 1942 на Волге. В блокадном Ленинграде начался голод. Вся воюющая страна, бедствовала, но отдавала все для фронта для победы. И только НЕКОТОРЫЕ, подчеркну - некоторые из французов, проведшие войну не в Дахау или Раве Русской, не в немецких окопах или лесах Лимузена, ныне, присоединившись к своим нацистским собратьям из Прибалтики и УПА смеют высказывать претензии... и даже более...

  Около 20 тысяч французских военнопленных содержалось в плену в СССР.

  Впрочем встречал у французов цифру 40 тысяч и 10 тысяч безвестносгинувших в Тамбовских лагерях. Среди французских ветеранов существует такая категория - "тамбовские узники", считающиеся принудительно мобилизоваными немцами.

   Французы расценивались CCCР как граждане союзного государства, после войны первыми были отпущены из плена, а во время войны, около 1500 из них были съагитированы воевать за рiдну Францию и через Иран были отправлены в Северную Африку, в армию де Голля.

  Несколько военнослужащих LVF были осуждены за военные преступления на территории СССР, и вместо Тамбова провели по 25 лет в Сибири

  ДИРЕКТИВА НКВД №157 13 сентября 1945

   за период с 1945 г. по 1 января 1952 г.

  французов:

  всего репатриировано 313 368 человек

  из них: освобождено из немецкого плена - 294 347

  военнопленных и интернированых - 19 021 (СД - сюда следует добавить 1700 военнослужащих вермахта французского подданства, выразивших согласие отправиться из советского плена в армию Свободной Франции генерала де Голля)

  не подлежат освобождению и подлежащие дальнейшему отбыванию наказания в СССР - 5

   В 1944 году Легион опять вступил в бой на фронте, в Белоруссии. Здесь и окончился боевой путь Легиона, В 1944 г. для стимуляции новых добровольцев и повышения боеспособности того, что было, французских добровольцев, как и всех остальных иностранцев перегруппировали в Ваффен СС. В то время на Восточном фронте оставалось около 1000 французов.

  Всего за это время, в Легион записалось 19 788 добровольцев, из которых 6 429 участвовали в боевых действиях в СССР. В том числе жители французских колоний - арабы и индокитайцы..

   1 августа 1944 г. в состав Ваффен СС был переведен 638-й гренадерский французский полк из состава германского вермахта в состав Добровольческой штурмовой бригады СС "Франция" Бывший армейский полк получил наименование "Гренадерский полк Ваффен СС ? 58 (французский ?2)".

   В сентябре 1944 была создана новая французская воинская часть - Waffen-Grenadier-Brigade der SS Charlemagne (französische Nr.1, также известна под названием "Französische Brigade der SS") из остатков LVF и French Sturmbrigade, которые к тому времени были расформированы.

  13 ноября Добровольческая штурмовая бригада СС "Франция" была переименована в Гренадерскую бригаду Ваффен СС "Шарлемань"(Карл Великий). Эта бригада была в основном сформирована из добровольцев французской коллаборационистской Милиции студентов,. В течение месяца после боя на реке Бобр был активизирован набор добровольцев в Вишистской Франции. Было рекрутировано около 3 000 человек, в основном, из состава коллаборационистской Милиции (Milice) и студентов университетов. Созданную из этих людей, 8-ю SS Volunteer Sturmbrigade France возглавил бывший офицер Иностранного Легиона оберштурмбанфюрер Поль-Мари Гамори-Дюбурдо. Бригада была включена в дивизию СС Horst Wessel и отправлена в Галицию. В боях против наступающей Красной Армии французы понесли тяжелые потери.

  10 февраля 1945 г. гренадерская бригада СС "Шарлемань" была развернута в одноименную дивизию, состав которой был довольно пестрым. В подразделение влились коллаборационисты, бежавшие от наступающих с запада союзных войск, бывшие добровольцы из состава Кригсмарине, NSKK, организации Todt и пр. Некоторые источники утверждают, что в подразделении были добровольцы из французских колоний и Швейцарии. Командование принял бригадефюрер Густав Крукенберг (Gustav Krukenberg), номинальным французским командиром стал Пуо, теперь в звании оберфюрера СС.

  В феврале 1945 года подразделение было переформировано в дивизию, Дивизия СС-Ваффен Charlemagne("Шарлемань") правда численность не смогли довести до штатной - в ней было всего 7,3 тыс. человек.

  В начале 1945 года Гиммлер обещал французским командирам, что часть не направят на Западный фронт, где они могут столкнуться с соотечественниками, им обещали оставить французских войсковых священников, национальный стяг и сохранить независимость Франции после войны. В конце февраля 1945 года командование вермахта бросило дивизию затыкать брешь в районе города Чарне в Польше, она вступила в бой 25 февраля с частями 1-го Белорусского фронта. В боях за Померанию дивизия "Шарлемань" только убитыми потеряла более 5000 человек. Погиб и оберфюрер СС Эдгар Пюо. В марте 1945 французская дивизия была почти уничтожена

  Остатки французской дивизии (около 700 человек) в конце апреля 1945г. оборонялись в Берлине. 2 мая 1945 г. 30 уцелевших при штурме Берлина французских эсэсовцев, защищавших Рейхсканцелярию даже после смерти Гитлера, были пленены красноармейцами при захвате бункера фюрера Третьего рейха.

   Командир легиона, полковник Лябон, после войны был приговорен во Франции к пожизненному заключению. По окончании войны многие активисты Легиона были осуждены французским правительством к тюремным срокам и даже к смертной казни. Но, как утверждают историки, до 1945 года дожило не так уж много из тех 15 тысяч добровольцев - всего около 30 человек.

  Таким образом, в войсках СС служило 20 тыс. французов

   - 28-я добровольческая танково-гренадерская дивизия СС 'Валлония' (1-я валлонская),

  - 33-я гренадерская дивизия СС 'Шарлемань' (1-я французская).

  В ВМФ Рейха (Кригсмарине) также служило значительное число французов - причём призывные пункты были открыты только в 1943 году, когда уже не было речи о быстрой победе над СССР. Французы зачислялись в немецкие части и носили немецкую военную форму без особых дополнительных нашивок.

   На февраль 1944 года в французских портах Брест, Шербур, Лориент, Тулон на немецкой службе было: около сотни офицеров, 3 тыс. унтер-офицеров, 160 инженеров, почти 700 техников и 25 тыс. гражданских лиц.

   Французы состояли и в других подразделениях Вооруженных сил Германии, внося посильный вклад в 'общее дело'.

   Так, во французской Бретани была создана т. н. группа Перро, в неё набрали 80 человек, с марта 1944 года она участвовала в борьбе с французскими партизанами. После освобождения Франции часть ушла с немцами, в Германию.

   В 21-й танковой дивизии вермахта, где были французские грузовики и бронетехника, во 2-й роте техобслуживания и снабжения было 230 французских добровольцев.

  В дивизии 'Бранденбург' в 1943 году, из французов, сформировали 8-ю роту 3-го полка, она располагалась у подножия Пиренеев в Юго-Западной Франции. Участвовала в антипартизанской борьбе. Действуя в Южной Франции, 8-я рота имитировала отряды французского Сопротивления, для этого используя захваченные радиостанции, и смогла перехватить множество транспортов с оружием и другими военными материалами.

   С её помощью смогли выявить и арестовать много подпольщиков. Рота также участвовала в боях против сил Сопротивления, в т. н. Сражении за Веркорс. В этом сражении в июне-июле 1944 года значительные силы немцев и французских коллаборационистов (более 10 тыс. человек) смогли подавить на изолированном горном плато Веркорс крупное выступление французского Сопротивления, которое началось после призыва де Голля поддержать высадку союзников в Нормандии. Несколько сотен партизан было уничтожено.

  В организации Тодта, которая во Франции строила укрепления и базы для подводного флота, состояли 52 тыс. французов и 170 тыс. североафриканцев. Из них 2,5 тыс. служили в вооруженной охране тех объектов, которые стоила эта организация.

  Часть перебросили в на строительство объектов в Норвегии, несколько сотен затем вступили в дивизию 'Шарлемань'. До 500 французов служило в легионе Шпеера, который выполнял строительные функции во Франции,

  Французские войска в войне против Британии и США

  В 1941 году французские войска сражались против британских войск в Ливане и Сирии, на Мадагаскаре, в Сенегале и в Конго. На всех этих театрах боевых действий французские войска были разгромлены британцами.

  В 1942 году французские войска воевали в Марокко и Алжире против высадившихся там американских и британских войск, но в течение нескольких дней были разгромлены и взяты в плен.

  Французы скрестили оружие в Северной Африке с англо-американскими силами, в рядах Вооруженных сил Третьего рейха.

  После оккупации в 1940 году Северной Франции и создания на юге страны режима Виши, до мая 1945 года множество французов стало добровольцами под знаменами десятков частей и соединений вооруженных сил и вспомогательных организаций Третьего рейха.

   Таких французских добровольцев было десятки тысяч, и в итоге граждане Франции составили крупнейший по численности западноевропейский народ, сражавшийся на стороне гитлеровской Германии во Второй мировой войне.

  Можно совершенно однозначно утверждать, что французские граждане весьма активно помогали Гитлеру строить 'новый порядок', спокойно приняли власть Гитлера и даже поддерживали его замыслы, в том числе с оружием в руках

   Но не все. В конце июня 1940 в Лондоне был образован Комитет Свободной (с июля 1942 - Сражающейся) Франции во главе с генералом Ш. де Голлем для руководства борьбой за освобождение Франции от немецко-фашистских захватчиков и их ставленников.

  18 июня 1940 года Де Голль выступил по английскому радио, призывая всех граждан Франции присоединиться к Великобритании в борьбе с Гитлером и его союзниками.

   До конца июля 1940 года в армию Де Голля вступило только 7 000 человек.

   Генерал Шарль Де Голль, сбежавший в Англию после падения Франции, создал там, с согласия англичан, "Армию Свободной Франции" - такое название дали французским подразделениям, воевавшим с 1940 по 1944 года вне территории Франции в качестве действующей армии на стороне союзнических стран..

   Осенью 1940 года французские колонии в Африке выступили на стороне Де Голля. Вслед за ними, к армии Свободной Франции, присоединились также колонии в Тихом океане.

   Индия, Китай и колонии в Тихом океане остались в подчинении правительству Виши.

  В сентябре 1941 года Де Голль основал Французский Национальный Комитет, являвшийся на деле французским правительством в изгнании. Уже в ноябре того же года правительство США начало оказывать комитету поддержку в виде политики "ленд-лиза".

   Французские подразделения начали действовать в составе английской армии в Ливии и Египте. Немецкая оккупация юга Франции и операция "Факел" (высадка союзников в Северной Африке), произошедшие в ноябре 1942 года стали переломным моментом в истории французской армии во Второй мировой. После того как территория Франции была полностью оккупирована, в конце 1942 года, армия Виши фактически перестала существовать

   Многие из тех, кому удалось сбежать в Северную Африку, вступили в ряды Африканской армии, находившейся под командованием генерала Жиро, который перешел на сторону союзников и сражался с гитлеровским Африканским корпусом.

  На этом этапе произошло объединение двух французских армий - армии Де Голля (насчитывавшего на конец 1942 года около 50,000 солдат) и армии генерала Жиро (в которой служили 230,000 солдат)..

  Де Голль называл эти подразделения в своих речах "Воюющей Францией" (включая в это понятие и подпольные организации, действовавшие на территории страны

  На момент юридического оформления численность "Свободной Франции" составляла около 7000 человек, к началу 1941 г. 27 000 человек, 24 судна и около сотни летательных аппаратов различных видов.

   Во вторжении в Италию, в 1943 году, принимал участие французский экспедиционный корпус, насчитывавший 100 000 человек, под командованием генерала Жуана. Этот корпус, действовавший в составе 5-ой американской армии генерала Марка Кларка, насчитывал воинов из разных колоний и солдат армии Свободной Франции.

   Экспедиционный корпус принимал участие в сражении при Монте Казино и Монте Майо, также он принимал участие в прорыве линии обороны немцев в наступлении на Рим. В Италии, французский экспедиционный корпус, потерял около 70 000 солдат, 30 000 из них были ранены, еще 42 000 пропали без вести.

   Французские подразделения принимали участие в наступлении союзников во Франции.

   На тот момент французская армия насчитывала 480 000 человек. Флот - около 50 000. В авиации служило около 30 000 человек, в их распоряжении было примерно 300 самолетов.

  Всего, включая примерно 24 тыс. партизан маки, Франция внесла в общее дело почти 600 тыс. солдат.

   Также, на территории Франции действовали около 200 000 подпольщиков, находившихся теперь в распоряжении союзнических армий и управлявшихся из штаба в Лондоне под командованием генерала Кенига.

   Вторая бронированная дивизия под командованием генерала Ле-Кларка была переправлена в Нормандию, где присоединилась к третьей американской армии и приняла участие в освобождении Парижа.

  Параллельно с этим, армия В (позднее ставшая Первой армией), в которую вошли, в основном, солдаты воевавшие в Италии ,перешла в распоряжение союзнического штаба, командовавшего высадкой на юге Франции, в августе 1944 года.

  Эти подразделения освободили портовые города на юге Франции, а также острова Эльбу и Корсику. На более позднем этапе они продолжили оттеснять немцев в сторону Дуная и Рейна.Тулон и Марсель были освобождены 28 августа 1944 года и начали использоваться по своему предназначению - поставке провианта, оружия и боеприпасов союзникам в Европе - даже в большем размере, чем в портах Нормандии.

   Следующим шагом армии Свободной Франции стало освобождение Эльзаса. Оттуда французские солдаты прошагали до победы по территории Австрии и Германии.

   Количество солдат во французской армии увеличивалось после вторжения на территорию Франции и в сентябре 1944 года достигло 560 000 человек, и включала в себя 8 пехотных и 3 бронированных дивизии.

  Партизанское движение во Франции возникло в 1941 году, одновременно с началом германо-советской войны. Это движение организовали коммунисты. Движение сопротивления постепенно распалось на две большие группы, расколотые внутри борьбой за власть и нередко даже воевавшие между собой. Это были основанная националистами Organisation Resistance de l'Аrmee и, руководимое преимущественно коммунистами, движение Mouvements Unis de Resistance, из которой затем возникли Franctireurs, Travailleurs, et Partisans..

   В момент высадки десанта союзников в Нормандии, обе эти партизанские группы были объединены в одну организацию Forces Francaises de rinterieure под руководством генерала Кенига. С этого времени они уже должны были носить форму и нарукавные повязки как регулярные войска. 15 июля 1944 года союзники объявили по лондонскому радио, что членам этой организации отныне надлежит подчиняться нормам международного права о комбатантах.

  Французское Движение Сопротивления резко усилилось летом и осенью 1943г., после новых поражений вермахта на советско-германском фронте. Немалый урон понесли гитлеровцы от французского 'движения сопротивления'. Только в одном департаменте Изер, с ноября 1942 г. по август 1944 г., французские партизаны убили более 1500 немецких солдат и офицеров.

  Организации Движения Сопротивления включились в созданную на территории Франции единую антифашистскую армию - Французские внутренние силы, численность которых вскоре достигла 500 тыс. чел.

  Перед войной во Франции проживало около 240 тысяч евреев - граждан Франции. Кроме того, во Францию бежало множество немецких, австрийских, польских и чехословацких евреев. Общее количество евреев во Франции накануне оккупации составило около 350 тысяч

  Французское правительство загнало евреев-граждан Франции в 15 концентрационных лагерей, где они сотнями умиралиот голода и болезней.

  В 1942 году все евреи Франции (оккупированной и неоккупированной зон) были депортированы в Освенцим. . В период с 1942 по 1944 годы из Франции были депортированы 76 тысяч евреев, в том числе 11 тысяч детей. Из нацистских концентрационных лагерей вернулись только 2566 человек. Для продажи конфискованных у евреев произведений искусства был создан специальный аукцион "Жо де Пом",выручка от которого шла правительству Франции. Участники уничтожения евреев во Франции не преследовались, даже наоборот: руководитель <<еврейского отдела"Папон, лично виновный в смерти 1690 евреев, из них более 200 детей, был награжден в1949, 1954 и 1958 г.г. орденами Почетного легиона всех степеней. И только в 2009-м Государственный совет признал вину французского государства за депортацию евреев. В постановлении подчеркивалось, что эта ответственность очевидна, поскольку государство 'без непосредственного принуждения со стороны оккупационных властей позволило или содействовало депортации из Франции лиц, ставших жертвами антисемитских преследований'.

  Во Второй мировой войне Франция потеряла около 253000 солдат (из них 92 000 в первые 45 дней войны в 1940 году) и около 390 000 граждан (из них 67 000 погибли при союзнических бомбежках).

  ИТАК:

  Потери в борьбе с оккупантами в 1940г. 92 000 чел.

   Умерло в плену - 60 000, в т. ч. советском - 1 325

   Потери на советско-германском фронте 100 000 - 130 000 чел.

   Потери сил Сопротивления 25 000 чел.

   Потери на других антинацистских фронтах, на суше, воде и в воздухе 30 000 чел.

  Общие потери "Свободной(Сражающейся) Франции" за годы войны, - около 12 тыс. чел.

  Армии Освобождения Франции - 50 тыс.

  Сопротивление - 8 тыс

  расстреляно заложников оккупантами - 30 тыс.

  погибло в результате карательных акций оккупантов - 23 тыс.

  депортировано - около 220 тыс.

  с 1940 по 1945 г. находилось в плену в Германии 1,8 миллиона французских военнослужащих,

  угнано на принудительные работы - около 3-х миллионов.

   Всего потери Франции во время второй мировой войны выглядят так:

  за 44 дня войны в 1940 г.

  армия:

  убитыми 123 тысячи военнослужащих (в т.ч. около 2 тыс. поляков)

  пленными 1,8 миллиона (из них в 1940-45гг: 70 тыс. бежали из плена в т.ч.интернировано в Швейцарии 30 тыс.)

  221 тыс. согласились добровольно на работы в Германии.

  59 тыс. освобождено из плена.

  5 тыс создали семьи и остались в Германии после войны.

  умерли в плену - 70 тыс.)

  население:

  погибших 21 тысяча гражданских жителей. беженцев 8 миллионов, из них 1,5 миллиона беженцев из Бенилюкса и евреев из Польши и Германии.

  1940-45

  армия освобождения Франции (Жиро) - 50 тыс.убитых

  армия Сражающейся Франции (де Голль) - 12 тысяч

  Сопротивление - 8 тысяч

  французов в армии Германии - 42 тысячи.

  гражданское население:

  убитых - 412 тысяч.

  из них:

  в результате бомбардировок союзников - 67 тыс.

  в результате наземных операций союзников - 58 тыс.

  расстреляно заложников оккупантами - 30 тыс. (по данным компартии 200 тыс.)

  уничтожено карателями - 23 тыс.

  расстреляно партизанами за сотрудничество с оккупантами - 97 тыс.

  депортировано - 220 тыс. (из них 83 тыс. евреев)

  погибли в плену в Германии - 51 тыс.

  кол-во французов в Вермахте: - 135 тыс

  - по данным эльзасской организации Malgre Nous (т.е. эльзас-лотарингцы, которых тов.Сталин и союзники милостиво согласились считать французами) -общее число мобилизованых - 200 тыс.,

   из них дезертировали - 40 тыс.

  участвовали в войне в СССР - 135 тыс.

  взяты в плен в СССР - 23 136 тыс.

  погибли в плену в СССР - 1 325чел.

  вернулись с войны - 93 тыс.

  по советским данным - освобождено из плена и отправлено на родину 21 811(19 тыс французских пленных + 1700 отправлено в 1944 в качестве добровольцев во французскую армию.)

  количество немецких пленных во Франции в 1944 - 46 гг.- 661 тыс.

   из них умерло в плену 23 тыс.

   количество советских пленных и угнаных на работы сов.граждан - около 200 тыс.

   из них скончалось в годы войны и умерло в плену - около 40 тыс.

  РОА и т.п. - 15 тыс. (по другим данным 75 тыс.)

  освобождено и репатриировано в СССР в 1944-46 гг:

  военнопленных - 86 тыс.

  гражданских - 36 тыс. (в т.ч. 16 тыс. женщин и 2 тыс. детей)

  советских граждан, участвовавших в Сопротивлении 2,5 тыс. (по данным советского Комитета

   ветеранов французского Сопротивления - 35 тыс)

   Франция потеряла 233 тыс. военнослужащих, в том числе 47+1 325 тыс. погибшими в плену. Кроме того, погибли около 20 тыс. участников партизанского движения, чьи потери логичнее отнести к потерям военнослужащих.

  Потери же мирного населения составили около 442 тыс. человек, (из них 67 000 погибли при союзнических бомбежках), и до 90 тыс. приходится на казненных по суду или убитых без суда коллаборационистов.

  Есть еще и данные Cahiers Francais d'Information, January 15, 1949, из статистического отчета, подготовленного Direction de la Generale et le Secretariat de la Comission Consultatives des Dommages et des Reparations, 1949.

  а. Из этого общего числа 250 000 человек погибли в концентрационных лагерях или тюрьмах за пределами Франции.

  b. Включает только тех, кто получает правительственную пенсию по инвалидности.

  с. Из этого числа 127 000 были ранены во Франции; остальные репатриированы из Германии, ранены или больны.

  Наиболее жестоко лиц, сотрудничавших с немцами, преследовали во Франции. Так, сразу после освобождения без суда и следствия было казнено от 40 до 100 тыс. человек, еще 100 тыс. подверглись аресту. Впоследствии из тех кто был арестован, более 6 тыс. человек приговорили к смертной казни, а более 40 тыс. получили различные сроки тюремного заключения.

   Опубликованные Филиппом Ланье (накануне 60-летия высадки союзников в Нормандии) данные о масштабах массовых репрессий, начавшихся во Франции после изгнания фашистов:

  "По всей стране были учреждены специальные трибуналы, которые, только по официальным данным, вынесли 128 тысяч приговоров тем, кого обвинили в пособничестве оккупантам.

  Были расстреляны 5 тысяч французов. Еще один миллион лишили всех гражданских прав, уволили с работы и обрекли на нищенское существование.

   Однако основные расправы происходили вне всяких судов и нигде не задокументированы. Партизаны и отряды вооруженных коммунистов расстреливали на месте тех, кого подозревали в сотрудничестве с немцами.

   Особенно безжалостно отряды Сопротивления мстили вооруженной немцами довольно многочисленной французской милиции. Происходившее было похоже на кровавую корсиканскую вендетту. Во Франции развернулась настоящая гражданская война, похожая на террор якобинцев в период французской революции. Отступники уничтожались целыми семьями. Священникам, которые помогали немцам, выкалывали глаза, выдирали ногти и закапывали в могилах живьем. Женщин, заподозренных в интимных отношениях с немцами, заставляли раздеваться и заниматься сексом с животными. На страну выплеснулась вся ненависть, которая накопилась за 4 года оккупации.

  Многие французы охотно соглашались работать на нацистов в качестве информаторов, полицейских, тюремщиков, палачей. Они, как и нацисты, ненавидели евреев и коммунистов, обвиняя их во всех своих бедах. Другие просто жили, не думая, кто им платит. Первым делом французские освободительные отряды, входя в город, захватывали и громили полицейский участок, тюрьму и здание местной администрации. Затем они брили головы женщинам, которые сожительствовали с немцами. Именно женщины становились главными объектами мщения. Им на грудь и ягодицы ставили раскаленные клейма в виде свастики.

   Но куда более страшная кара ожидала чиновников, работавших на фашистов. В Париже их сгоняли в средневековую тюрьму в центре города, где их ждали пытки и мучительная смерть...

   Новая волна террора началась весной 1945 года, когда опубликовали секретные немецкие документы с именами тех, кто работал на фашистов, и на родину возвратились французы из концлагерей. По всей стране сколачивались вооруженные банды, которые творили самосуд. По ночам бывших агентов гестапо тысячами вешали вниз головой на фонарных столбах. Отвечать за своих матерей пришлось даже сотням тысяч детей, родившимся у француженок от немцев. Их отправляли в детские дома тюремного типа, где не кормили и не обучали в школе. Многие из них покончили жизнь самоубийством. До сих пор дети оккупантов боятся сознаться в своем происхождении. Они опасаются давать интервью и рассказывать о своем детстве...

  Общее количество осужденных за коллаборационизм, по подсчетам журналистов:

  - смертная казнь - около 9000 самосудов + 1600 приговоренных по суду = 10600.

  - каторжные работы - 13339 приговоренных по суду.

  - тюремное заключение - 24927.

  - лишение гражданских прав - 50223.

  Суды над коллаборационистами прекратились в 1949 году, т.к. де Голль решил, что хватит делить французов на героев и предателей. Единство нации дороже. В 1953 году бывшим коллаборационистам была объявлена амнистия. С тех пор по закону им даже запрещено упоминать об их сотрудничестве с оккупантами. Таким образом вопрос коллаборационизма был решен окончательно. У Франции осталось только героическое прошлое. Позорные страницы истории ВМВ были просто вырваны

   А Вы думали что это в Советском Союзе репрессии? У нас могло бы быть и хуже, но что б такого не творили наши герои, вернувшиеся с войны, власть взяла кару предателям в свои руки. Но это, как говорят, "совсем другая история."

  Во Франции имеется из них 74 захоронений воинов Советской армии времен второй мировой войны..., из них 5 с числом похороненых более 1000 человек...

   Всего во Франции похоронено: 8256 советских военнослужащих и гражданских лиц, погибших во время второй мировой войны, не считая концлагерей Бан-Сан-Жан (23000 чел.погибших) и Струтхоф (1600чел. погибших).

  8 мая 1945 года, главнокомандующий французской армии, генерал Жан-Мари Габриэль де Латтр де Тассиньи, представлял Францию на церемонии капитуляции Германии, (в качестве свидетеля).

  Здесь, наверное, будет уместно задать вопрос, а почему ж они не сражались, в чем секрет успеха Гитлера?

  Мне попалась работа Дмитрия Беляева, " Информационная война во время Второй Мировой войны". Я полностью помещаю ее здесь, со своими пометками. Думаю что эта работа, в значительной мере объясняет гражданским людям, что такое война и как она ведется. Многие думают, что война, это сидят в окопах какие-то обезличенные солдаты и стреляют друг в друга, а остальное, так называемое мирное население, вроде бы как-то ни причем. Это не так. Войну ведет весь народ, вся страна. Сейчас, после того что мы уже знаем, пользуясь этой работой, попробуем рассмотреть еще одну грань войны.

  Не секрет, что любая война, помимо реальных боевых действий, сопровождается работой на информационном фронте - пропагандой. Распространение слухов и сплетен, дезинформация армии противника - это то чем занимались геббельсовские пропагандисты. И только после внесения смуты и хаоса в стане противника при помощи 'пятой колонны', реальные войска вступали в бой с деморализованным противником.

   В первом томе произведения 'Крещение огнем' об этом пишет Максим Калашников:

  'Польская армия считалась сильнее русской - ведь поляки одержали верх в войне 1920 года, поэтому Англия и Франция предпочитали иметь в союзниках не Россию, а Польшу. Поляки, со своей стороны, были уверены, что выдержат удар немцев: французы обещали им, что на 15-й день войны перейдут в генеральное наступление на западном фронте...

  Новое оружие начало действовать - это было настолько неожиданно, что немцы сами удивлялись своим успехам.

  600 танков 16 танкового корпуса с ходу прорвали польскую оборону и, пройдя за 8 дней 240 километров, подошли к Варшаве; корпус Гудериана за две недели преодолел 700 километров и достиг Бреста. 16 сентября польское правительство бежало в Румынию; окруженные в нескольких 'котлах' 700 тысяч польских солдат положили оружие...

  Многие историки и политики обвиняли Францию в том, что она не оказала помощи Польше - да не оказала но французская армия даже не успевала этого сделать; новое оружие разрушило все планы...

   В польской кампании появилось великолепное дополнение к формуле 'ВВС+спецназ + пропаганда + 'пятая колонна' + террор' - интегральная танково-механизированная стратегия Гейнца Гудериана.

  Уже в апреле 1940 года в Париже издается книга 'Немецкое вторжение в Польшу', которая сеет ужас перед действием 'пятой колонны' Гитлера... Западные газеты сообщали о тысячах немецких шпионов, помогавших наступающим дивизиям Гитлера. И, конечно, дикий ужас перед немцами нагоняли газетные фотографии и кадры кинохроники, развертывавшие картины жестоких авиационных бомбежек Варшавы. Заметим: именно яростные налеты на Варшаву окончательно сломили волю высшего руководства Польши, которое в панике бежало из страны...

  Польская кампания во всем блеске показала, чего могут добиться отряды особого назначения... 'Метод глобального ведения войны с использованием переодетых в чужую форму войск, разработанный Канарисом, призван играть в будущем гораздо более значительную роль, чем до сих пор'. (Цитируем по книге Д. Мельникова и Л. Черной 'Двуликий адмирал' - М., Издательство политической литературы, 1965 г. С. 61-62).

 С Данией Гитлер покончил всего за день... Итак, ранним утром 9 апреля 1940 года копенгагенцы проснулись от того, что над крышами их домов с ревом носились немецкие самолеты. Выбежав на улицы, датчане узрели на главных перекрестках солдат в незнакомой форме. В девять утра государственная радиостанция в Дании передала сообщение немецкого командующего генерала фон Каупиша - все, господа, страна занята нами, чтобы предупредить вторжение англичан. Так что сохраняйте спокойствие, подчиняйтесь нам и занимайтесь обычными делами. Следом диктор зачитал обращение короля Христиана. Страна оказалась занятой всего за час. Немцы шутя растоптали пакт о ненападении, и их войска, как по волшебству, оказались в ключевых точках страны ранним утром 9 апреля.

  Как? Поползли дикие слухи. Лондонская 'Таймс', 11 апреля 1940 года, сообщала о том, что немцы скрывались в трюмах морских судов, вошедших в порт Копенгагена накануне, что немцы спрятались в железнодорожном пароме, курсирующем между Данией и Германией.

  Жившие в Копенгагене немцы с удовольствием служили проводниками частей Гитлера, показывая им кратчайшие пути к датским министерствам, радио, почте, телеграфу, узлам управления железными дорогами. Опять заговорили о страшной, вездесущей и всемогущей 'пятой колонне' Гитлера.

   Когда, в четыре часа утра 9 апреля, немецкие части начали вторжение, впереди них уже действовало небольшой отряд спецназа. Он просочился через границу еще накануне, в ночь на 8 апреля, чтобы предотвратить взрыв важных мостов. Но оказалось, что беспечные датчане их минировать даже не думали.

  Успешно дебютировали головорезы из 'Бранденбурга' - его взвод, переодетый в форму датских солдат, захватил мост через пролив Бельт. 'Бранденбуржцы' вместе с людьми из военной организации абвера 'Норвегия' оперативно взяли стратегические объекты в приграничной полосе.

  Немецкие сухопутные войска молниеносно рванули через южную границу Дании, вступая в провинцию Северный Шлезвиг, где жили тридцать тысяч немцев.

   А захват самого Копенгагена? Это же цирк! Нужно было занять ключевые точки датской столицы очень быстро, в зародыше подавив всякую мысль о сопротивлении. Для этого гитлеровцы решили ввести в порт Копенгагена пассажирское судно 'Ганзештадт Данциг' с батальоном солдат на борту и с ходу захватить городскую цитадель, господствующую над гаванью, дабы мигом превратить ее в командный пункт для действий десанта, заодно захватив и городскую радиостанцию - не только для того, чтобы держать связь с Берлином и войсками, но и для психологического подавления датчан.

  Вот так, всего за несколько часов, ценой всего 20 убитых немцев, 'Страна данов' потеряла свою независимость и превратилась в часть империи Гитлера. До самого падения Третьего рейха, в мае 1945-го, датчане исправно подчинялись немецким завоевателям и снабжали их продовольствием.

   Перед вторжением в Норвегию Гитлер заимел в ней своего 'троянского коня' - верного себе властолюбца, готового лечь под немцев ради обретения власти над страной. Честолюбца и мерзавца, обладающего своей сетью сторонников и боевиков. То был Видкун Квислинг...

   Раннее утро 9 апреля в Осло началось с воя сирен противовоздушной обороны. Люди с тревогой узнали о боях в Осло-Фьорде и о том, что стрельба идет на двух столичных аэродромах - Форнебю и Кьеллере. С ужасом люди увидели хищные силуэты немецких бомбардировщиков, которые носились на бреющем полете прямо над крышами домов. Немцы не сбрасывали бомбы, а палили для острастки из пулеметов. Ужас, наводимый Люфтваффе, сработал и здесь. В памяти людей сразу же всплыли картины горящей Варшавы.

  Около 10 утра радио передало: всем жителям Осло лучше покинуть город. И началась дикая паника.

  '...У входов в метро дрались обезумевшие люди, стараясь поскорее укрыться в подземных туннелях. Некоторые пытались спрятаться в подъездах домов, кое-кто бежал к дворцовому парку Часть населения бежала или пыталась убежать из города; люди катили перед собой детские коляски, забирались на грузовики, брали приступом железнодорожные станции, где весь свободный подвижной состав забился до отказа. Поезда отправлялись в сельские районы' ('Ньюве роттердамише курант', 14 апреля 1940г.).

   Все были вне себя от страха, уныния и сомнений. Бегущие в шоке и трепете горожане парализовали транспорт, забили дороги, и уже при всем желании невозможно было перебросить норвежские части для боев за город. В это же самое время, пользуясь всеобщей неразберихой в Норвегии, гитлеровцы захватывают аэродромы близ Осло. Тогда же подоспел и быстро соображающий Квислинг. Пользуясь всеобщей суматохой в Осло, он совершил государственный переворот.

   Возникло множество слухов. Люди пытались дать хотя бы частичное объяснение чудодейственному успеху немецких десантных операций и последующих действий немецких войск.

  Норвежцы говорили друг другу, что во всем случившемся немалую роль сыграл саботаж. Были использованы письменные и телефонные ложные приказы, по получении которых норвежские войска преждевременно и вопреки обстановке прекратили сопротивление. Провода, идущие от берега к минным полям, преграждавшим вход в Осло-фьорд, оказались перерезанными.

  По свидетельству де Йонга, огромную роль в раздувании шпионско-заговорщических страстей сыграла статья корреспондента 'Чикаго дейли ньюс' Леленда Стоува, который, выбравшись из Норвегии в Стокгольм, на весь мир раструбил о том, что немцы создали внутри страны огромного Троянского коня, используя подкупы, тайных агентов и изменников в правительственном аппарате и военно-морском флоте Норвегии. Статью Стоува перепечатывала мировая пресса. 17 апреля 1940 года лондонская 'Таймс' опубликовала рассказ англичанина, ставшего свидетелем падения Бергена. И тут передавался слух о том, что войска Гитлера прибыли в порт скрытно, в трюмах грузовых судов.

   Гитлеру, который замыслил сокрушить одним решительным ударом Францию и вывести из войны Британию, было жизненно важно покорить Голландию. Отличием голландской операции от предыдущих, как раз и стало большее участие отрядов специального назначения. Именно это сыграло затем и совершенно неожиданную роль - психического подавления голландцев. Спецназовцев же, для действий в Нидерландах, было у Гитлера не так уж и много - всего около тысячи человек. 10 мая 1940 года началась немецкая наступательная операция...

  Дерзкие и далеко не всегда удачные действия диверсионных групп немцев, тем не менее, вызвали к жизни потрясающий 'побочный эффект'. Именно после их акций всю Голландию поразили дикие слухи о тысячах немецких спецназовцев, которые, переодевшись в голландские мундиры или штатское платье, кишмя кишат по всей стране, сея смерть, смятение и разрушения. Мол, они маскируются даже под крестьян и священников!

   Страх перекинулся на весь мир, плодя слухи один другого нелепее. Мексиканская газета 'Эстампа' за 29 июля 1940 года опубликовала страшную историю о том, что немцы, организовав в Восточной Голландии колонию нудистов, превратили ее в диверсионный отряд, который утром 10 мая облачился в военную форму и с налету брал мосты с аэродромами...

  Каким образом немецким десантникам у мостов удалось продержаться до подхода настоящих подкреплений? Ведь они два дня дрались в полном окружении, и превосходящие силы голландской армии должны были их смять и раздавить. Разгадка - в психологии.

   Командование голландской армии к тому времени было попросту сбито с толку и тряслось от ужаса. Вместо того, чтобы отбивать мосты, голландские военные обыскивали сотни домов, обращая особое внимание на те, в которых жили члены голландской нацистской партии. Они спускались в подвалы и забирались на чердаки, задерживая подозрительных людей. Но они не задержали ни одного человека с оружием в руках!

   Немцы поступили умело: они поняли, что выброски десантов вызывают панику, и потому даже необязательно организовать шквал тревожных сигналов самим - звонить и приходить будут сами местные перепуганные обыватели. Чтобы усилить панику, гитлеровцы прибегли к хитрости - у Дордрехта, скажем, они сбросили на парашютах не десантников, а чучела, отвлекая силы голландцев на эту приманку и подхлестывая страх. Их самолеты сбрасывали особые устройства-трещотки, которые имитировали стрельбу. И это тоже порождало общее смятение - голландцам казалось, будто стреляют везде. Им мерещились тысячи агентов немецкой разведки и 'пятой колонны' из местных предателей, которые палят в спину войскам.

  И вот тут-то и вспыхнула паника, принесшая немцам победу!

   Дело в том, что у голландцев был корпус гражданской обороны - МЧС по-теперешнему. Наблюдатели из корпуса гражданской обороны, следившие за небом, не имели особых радиопередатчиков и поддерживали связь с обычными коммерческими радиостанциями, вещавшими на население. Эти радиостанции во всеуслышание транслировали предупреждения наблюдателей. Голландские обыватели в ужасе слышали о том, что в воздухе свободно кружатся немецкие самолеты, движутся туда и сюда, сбрасывают парашютистов. Одна паническая новость сменялась другой. Радио сыграло туже роль, что сегодня - телевидение и Интернет. Смятение, лесным пожаром, покатилось по стране. Паника парализовала волю голландцев и способность не то что решительно действовать - а даже здраво соображать. Прилипшие к приемникам голландцы слышали истерические сообщения о страшных немецких самолетах, вьющихся над их головами то здесь, то там. Среди голландцев моментально возникла мания - во всех стали видеть переодетых немецких шпионов и саботажников. Мол, парашютисты переодеты в фермеров, полицейских, почтальонов, шоферов и священников.

   Слухи о том, что немцы сплошь да рядом переодеваются в голландскую военную форму, побудили некоторые голландские части к 'гениальному шагу': они сняли с себя знаки различия. Мол, перехитрим этим немцев и по отсутствию знаков различия отличим своих от врагов. Однако другие части, которые не сняли знаков различия, стали принимать 'замаскировавшихся' за немцев и принялись палить по ним. Порядок удалось восстановить только на четвертый день войны, когда войска попросту вывели из столицы.

   Будучи уверенными в том, что в Гааге полно сообщников Гитлера в гражданской одежде и в мундирах голландского образца, власти и военные донельзя ужесточили меры предосторожности. Голландские офицеры потом жаловались на то, что в них стреляют свои же, что местные жители, вооружившись пистолетами, норовят их задерживать. Шпиономания парализовала столицу страны. Стремительно разлетались слухи о том, что в руководстве Голландии засели предатели...

  Потом разнесся дикий слух о том, будто вода в водопроводе отравлена. Власти по радио пытались опровергнуть его, но добились прямо противоположного успеха.

  И по стране покатилась волна самочинных арестов. Солдаты, сержанты, лейтенанты и бургомистры - все они сочли себя вправе арестовывать всяких разных... Только в районе Амстердама, где первоначально планировалось согнать в лагерь для интернированных 800 душ, арестовали шесть тысяч! А если учесть такие же аресты и в других городах страны, то картина социальной агонии Голландии налицо.

   Никто не знает, сколько, вот так самочинно задержаннях, оказалось расстрелянными солдатами-конвоирами без суда и следствия.

   Добропорядочное голландское общество за какие-то пару дней превратилось в сумасшедший дом, набитый ополоумевшими от ужаса, зараженными всеобщей подозрительностью, невменяемыми 'пациентами'...

  В первый же день распространился слух о том, что правительство сбежало. Говорили, что наиболее видные общественные деятели убиты и что немцы высадились на побережье Северного моря... Трудно назвать хоть одного голландского военачальника, которого, согласно слухам, не убивали бы по крайней мере один раз. Дороги, по которым намеревались передвигаться голландские войска, оказывались якобы зараженными отравляющими веществами. Найденный шоколад рекомендовалось немедленно уничтожать, так как он наверняка отравлен. В наших ручных гранатах будто бы оказывался песок вместо пороха, а долговременные укрепления рушились при первом же выстреле из-за плохого качества бетона'.

   Кое-где советовали осматривать все женские сумки, так как в них могли оказаться ручные гранаты. Рекомендовали также высматривать немецких солдат, одетых в голландскую форму. Советовали немедленно обстреливать автомобили с определенным номерным знаком...

  'В конечном счете, вы уже не знали, чему можно верить'. 12 мая 1940 года в Амстердаме распространился слух, будто выведены из строя сирены для предупреждения населения о налетах авиации противника. Один из голландских беженцев писал после прибытия в Англию: 'Я как сейчас вижу перед собой человека, бегущего по улице и выкрикивающего эту тревожную весть. 'Откуда вы об этом узнали?' - спросили у него. 'Это предупреждение полицейского управления! Сообщайте другим!' Распространение данного слуха является наглядным примером организованной работы 'пятой колонны'. Слух был пущен почти одновременно в разных концах Амстердама и распространился со сверхъестественной быстротой. Конечно, он оказался совершенно необоснованным, но успел разлагающе повлиять на моральный дух населения'.

   Послевоенные расследования показали, что парашютисты немцев не сбрасывались нигде, кроме районов Мурдейка, Дордрехта и Роттердама и трех аэродромов близ Гааги. По одной простой причине: ВДВ Гитлера были просто малочисленны. Не нашли и никаких подтверждений страшным слухам о стрельбе неизвестных людей по голландским войскам в городах. Полной чушью оказались и слухи об отравлении воды и продовольствия, о таинственных световых сигналах и условных знаках.

   Немцы поразили Голландию прежде всего не парашютными десантами и не танками, не налетами бомбардировщиков и артиллерийскими обстрелами - они убили ее волной умело поднятого страха. Способность здраво рассуждать отключилась - и вот в момент, когда немецкие танки и мотопехота прут на Голландию с востока, голландские войска лихорадочно перебрасываются к Гааге и Роттердаму, для борьбы с несуществующим восстанием нацистских боевиков! Скорость, с которым рухнуло и раскололось общество в демократической Голландии,поразительна.

   Голландия пала всего за пять дней, доставшись завоевателям с целыми-невредимыми паровозами, железными дорогами, заводами, электростанциями, плотинами и каналами. Для ее сокрушения не пришлось уничтожать жестокими бомбардировками всю техносферу и инфраструктуру...

  Бельгийский случай - это особая глава триллер - войны. С самого начала, немцы, в один только день, 10 мая 1940 года , смогли одержать совершенно реальную - и при этом на сто процентов фантастическую! - военную победу. Именно она стала тем самым шоком, который поверг бельгийцев в сильнейший трепет. И той победой немцев стало молниеносное падение самой сильной бельгийской крепости, ключа ко всей стране - твердыни Эбен-Эмаэль. Немцы взяли ее десантом с планеров! Они свершили чудо, и это поразило сознание их неприятеля.

  Стремительное падение Эбен-Эмаэля и всей системы укреплений на границе вызвало панику в Бельгии. Ведь никто не знал, как немцы добились такого мгновенного успеха. Массы бельгийцев были уверены в том, что в верхах их страны - измена. А как иначе объяснить взятие неприступной твердыни, падение всей системы укреплений на границе и успешный переход немецких частей через канал Альберта?

  Впрочем, другое объяснение нашлось тотчас же.

  Уже 10 мая по Брюсселю полетели ужасные слухи о том, что гарнизоны бельгийских укреплений оказались уничтоженными страшным секретным оружием Гитлера - отравляющими газами и некими 'лучами смерти'. Ничего этого и в помине не было.

  Власти только подстегнули этот психоз. 10 мая министр обороны Бельгии выступил по радио и призвал граждан сообщать военным властям обо всех подозрительных личностях, замеченных близ укреплений и прочих военных объектов. Он предложил людям снять с автомобилей все радиоприемники. Действие этого обращения оказалось поразительным. Бельгийцы поняли это так: шпионы - на каждом шагу, а радио в машинах нужно снимать, потому что уже обнаружены вражеские агенты, получавшие инструкции с помощью автомобильных приемников. Поток сигналов бдительных граждан о множестве подозрительных субъектов буквально захлестнул бельгийских военных.

   На третий день войны власти по радио заявили: мол, граждане, по всей стране высаживаются германские парашютисты-диверсанты, переодетые в гражданскую одежду и снабженные портативными передатчиками. И это сообщение было бредом воспаленного воображения - практически все немецкие ВДВ в тот момент дрались в Голландии. 5200 агентов абвера просочились сюда под видом гражданских беженцев.

  Но дело было сделано - и вот уже само бельгийское правительство стало главным распространителем панических слухов и генератором всеобщей шпиономании. 13 мая правительство завопило о том, что переодетые агенты немцев совершили несколько нападений на полицию. Тут же в эфир передали еще более идиотское требование органов безопасности - дескать, граждане, надо срывать со столбов рекламные плакаты немецкого кофейного напитка 'Паша', потому как на обратной стороне этих щитов с довольным турком, пьющим цикориевый кофе, коварные немцы нанесли рисунки с важной информацией о связи и транспорте нашей Бельгии. И этот бред несли в эфире на полном серьезе!

  Параллельно с развалом армии страх сорвал с места массы беженцев. Уже 10 мая дороги юго-восточной части Бельгии оказались запруженными толпами бегущих от войны людей. Дело в том, что правительство приказало эвакуироваться железнодорожникам и почтовотелеграфным служащим, но население, увидев их поспешный уход, рвануло следом. Движение по дорогам оказалось полностью дезорганизованным. Невозможно стало перебросить войска навстречу наступающим гитлеровцам. Поток беженцев заражал страхом все новые и новые районы, захватывая с собой тысячи их жителей. И вот уже в западную часть Бельгии прибежали полтора миллиона деморализованных, обезумевших людей. Они рвались дальше, во Францию, но французы на пять дней перекрыли границу. А когда они ее открыли, было уже поздно. Немцы начали 'удар серпом' через Арденны, и в северную Францию хлынул настоящий людской водоворот, в котором смешались гражданские беженцы с отступающими из Бельгии английскими, французскими и бельгийскими солдатами.

   Масса антигитлеровских войск тогда создала дополнительный фактор 'психического поражения'. Ударив через Арденны к морю, немцы перерезали пути снабжения англо-французской группировки в Бельгии - и та стала отходить к порту Дюнкерк.

  Шок и трепет стали перекидываться из Бельгии во Францию, куда рвались толпы ошалевших от ужаса беженцев.

   Органы французской войсковой контрразведки оказались парализованными: в них не имелось отделов для борьбы с замаскированными немецкими агентами, способными затесаться в массу гражданских беглецов (аналога сталинского СМЕРШа). Сами сбитые с толку, французские контрразведчики поддавались действию самых нелепых и пугающих слухов. Они нашли 'выход': принялись расстреливать на месте всех, кого подозревали в шпионаже и диверсиях... Но беженцев-то - сотни тысяч! Как их профильтровать? То здесь, то там среди французских войск начиналась беспорядочная пальба - по призракам немецких диверсантов. То и дело расстреливали подозрительных местных жителей.

  Страх смел в мусорную кучу всякие права человека, законность и прочие принадлежности демократии. А всеобщая мания вызывала нечто подобное массовым видениям. Люди видели то, во что верили и что боялись.

  Журналист Ходсон 13 мая встретил в Брюсселе перепуганную почтенную даму, которая говорила ему: мол, немцы разбрасывают взрывающиеся часы и авторучки, а после падения всего одной немецкой бомбы все дома в радиусе 150 ярдов были просто сметены с лица земли. Да, такой радиус поражения - это почти атомная бомба тактического назначения! Вот что делает страх!

  И начался своего рода 'маленький 1937-й год' в бельгийском исполнении. Получилось так же, как у Сталина в СССР: он приказывал брать троцкистов, а местные органы, стремясь выслужиться и достичь личных целей, бросали в мясорубку репрессий всех по своему произволу.

  Уже 13 мая бельгийские тюрьмы оказались переполненными. Пришлось отпускать на волю военнослужащих, отбывавших сроки за сравнительно мелкие преступления и гражданских заключенных - ибо нужно было освободить место для тысяч 'немецких шпионов'. Самых подозрительных решили погрузить в поезда и вывезти на территорию Франции.

   Творились страшные вещи. Как пишет де Йонг, в одном из поездов, вышедших из Брюсселя, томились 1100 человек немецких подданных, большинство которых были евреями, бежавшими от Гитлера. Среди тех, кого депортировали из Валлонии, были националисты Дегрелля, коммунисты, подозрительные лица из Эйпена и других районов Бельгии с немецким населением, торговцы, полицейские. Здесь был студент-иранец, исключенный из университета по подозрению во враждебной деятельности. Или, например, инженер из Югославии, которого арестовали за то, что он несколько раз подряд проехал вверх и вниз на лифте. Несчастный пытался объяснить, что убирал вещи с верхнего этажа, опасаясь немецких зажигательных бомб. Но соседи были уверены, что он продает сигналы немецким самолетам - и югослава забрали. Среди арестованных замечали много священников - их сочли шпионами, переодевшимися в рясы.

  15 мая из города Брюгге на трех автобусах отправили 78 арестованных, сковав их попарно наручниками. Тут были немцы, голландцы, фламандцы, евреи, поляки, чехи, русские, канадцы, итальянцы, французы, датчанин и швейцарец. Их отправили сначала в Бетюн - но там тюрьма оказалась битком набитой, и бедняг повезли в Абвиль на севере Франции. Однако и там мест в темнице не нашлось. Что делать? Вокруг царила страшная паника, в любой момент в окрестностях города могли появится немецкие танки. И тогда, 22 арестованных, расстреляли прямо в городском парке, у эстрады для оркестра.

   Направляемые на юг арестованные из Брюсселя и других городов Бельгии ехали по Франции в душных, запертых на замок вагонах для перевозки скота, на которых вывели аршинные надписи: 'Пятая колонна', 'Шпионы', 'Парашютисты'. Многие из этих 'шпионов' скончались по дороге.

  ...20 мая немецкие танки, пройдя сквозь Арденны, достигли атлантического побережья. Лучшие англофранцузские части и остатки бельгийской армии оказались в окружении, отходя к Дюнкерку. Так, в считанные дни, пала к ногам Гитлера Бельгия, пораженная страхом...

   После прорыва немцев к морю более миллиона французских, английских и бельгийских солдат были отрезаны от основных сил. Немецкие танковые корпуса продвигались вдоль побережья, почти без сопротивления занимая французские порты. Объятые паникой французы бросали оружие; английская экспедиционная армия отступала к Дюнкерку - это был единственный порт, откуда англичане могли эвакуироваться на родину. Но Гудериан подошел к Дюнкерку на два дня раньше; немецкие танки уже стояли перед беззащитным городом - и тут поступил приказ остановить наступление... 'Стоп-приказ' Гитлера стал одной из загадок истории; остановка танков Гудериана позволила 300 тысячам англичан избежать гибели или плена и переправиться через пролив.

  'Чудо в Дюнкерке' не облегчило участь Франции.

  Через день после эвакуации англичан немецкие танковые корпуса прорвали французский фронт на Сомме.

  25 июня Франция капитулировала. Французская армия потеряла 84 тысячи убитыми, полтора миллиона французских солдат сдалось в плен. Потери вермахта составили 27 тысяч убитыми. Победа была почти бескровной; немцы не бомбили французские города и заводы; все это стало добычей победителя.

   Таким образом, для сокрушения Франции (сильнейшей страны в материковой Европе) Гитлер применил, говоря нынешним 'российским языком', не только всякие психическо-пропагандистские 'понты' и 'разводки', не только теракты и поджоги, но и вполне реальные, разящие военные удары.

  Итак, Гудериан ринулся через Арденны он нанес французам поражение при Седане и переправился через реку Маас, устремившись затем к морю.

   Уже 10 и 11 мая французские разведывательные подразделения, продвигаясь в Арденнах, наткнулись на беспорядочные толпы беженцев и бельгийских солдат.

   С выпученными от ужаса глазами и перекошенными страхом лицами они тараторили о приближающихся несметных полчищах немецких танков. Беженцы-люксембуржцы твердили о том, что их маленькая страна оказалась захваченной в ночь с 9 на 10 мая группой немецкого спецназа, который приехал в герцогство под видом цирковой труппы. Именно эти 'артисты' захватили пограничные заставы, полицейские участки и перерезали телефонные провода. По всей стране, мол, носились таинственные автомобили, откуда стреляли по людям. И даже дети подавали, через окна, какие-то сигналы немецким солдатам. (На самом деле Люксембург захватили 'гитлеровские байкеры' - агенты на мотоциклах, переодетые в гражданское).

  Ошеломленные французские дозоры в Арденнах, услышав все это и заразившись страхом от беженцев, выскользнули из Арденн и поспешили обратно - с рассказами о приближающихся танковых дивизиях Гитлера. Они прибежали на левый берег Мааса, в расположение 9-й французской армии, которая и должна была удержать речной рубеж.

   Однако немцы появились перед 9-й армией на три дня раньше, чем предполагали французы.

   Но французов поражали не только бомбы и танки. Их войска оказались терроризированы страшными слухами. Дескать, вездесущая 'пятая колонна' немцев развернула работу далеко за линией фронта. Немецкие парашютисты (которых на самом деле не было) повсюду высаживаются в тылу. Мол, распространяются ложные приказы, а те офицеры, которые должны были отдать приказ о взрыве мостов через Маас, оказались расстрелянными из автоматов немецкими шпионами, переодетыми в мирных жителей.

  И эти слухи в сочетании с воздушно-танковым натиском немцев сделали свое дело! 9-я армия побежала!..

   За солдатами следовали потоки беженцев, которые своими рассказами только увеличивали смятение. Массы беженцев захлестывали французскую армию. А немцы, налетами бомбардировщиков, только усугубляли этот хаос. 'Повсюду дороги были запружены брошенными пушками, грузовиками с продовольствием и амуницией, фургонами с полковым имуществом. Повсюду устало разбредались разрозненные отряды, метались лошади и бестолково сигналили автомобили, - писал Гай Чепмен. - И хуже того - многие из этих деморализованных групп возглавляли офицеры, а еще хуже то, что многие побросали оружие' (Бевин Александер. '10 фатальных ошибок Гитлера'. - М., Яуза - ЭКСМО, 2003 г., С. 46).

   Попытка французского командования спешно сколотить новый оборонительный рубеж за Маасом провалилась: большинство войсковых частей 2-й и 9-й французских армий уже превратились в толпы обезумевших от паники двуногих... Именно паника тогда уничтожила две армии Франции.

  ... Французская пресса невольно работала на Гитлера, сообщая миллионам читателей о действиях 'пятой колонны' в агонизирующих Голландии с Бельгией...

  1 мая, как пишет Луи де Йонг в своей книге, парижские газеты огорошили своих читателей уткой о том, что близ Гааги немцы высадили двести парашютистов в английской форме. Страх перед переодетыми немцами, сброшенными на парашютах, охватил массы, передавшись и военным штабам. 13 мая, уже само французское правительство поддалось ей, сообщив о том, что всякий захваченный в плен переодетый немецкий военнослужащий будет расстрелян на месте.

   Самое интересное, что немцы кое-что сделали для того, чтобы эти слухи поражали сознание французов. Например, для создания иллюзии о страшной и большой 'пятой колонне', они еще заранее, ранней весной 1940 года, провели шпионскую операцию и подожгли склады хлопка в Марселе. С военной точки зрения этот поджог имел ничтожный эффект. Зато он имел характер пси-удара. Он создал впечатление о мощном диверсионном подполье во Франции.

   И вот, уже 14 мая 1940 года, французский министр информации, выступая по радио, сказал: 'Десятки тысяч немцев, пользовавшихся благородным гостеприимством голландского народа, внезапно оказались врагами, готовыми к нападению'.

  15 мая французские газеты распространили известия о том, что в Голландии гитлеровские парашютисты маскировались под почтальонов, полицейских и женщин.

  16 мая министр иностранных дел, уже павшей Голландии, ван Клеффенс, сообщил французским газетчикам о том, что 'парашютисты спускались тысячами, будучи одеты во французскую, бельгийскую и английскую военные формы, в рясы священников и даже в одежду монахинь и больничных сиделок'.

  В данном случае голландец нес полную околесицу: он был таким же перепуганным животным, как и его соотечественники. У немцев физически не могло быть тысяч парашютистов-шпионов - едва ли не столько же, сколько всех ВДВ Гитлера.

  Не было у немцев и самолетов, чтобы параллельно с высадкой ВДВ организовать еще и массовое 'рассеивание' по стране мелких групп десантников-диверсантов. Однако логика у обуянных страхом уже не работает. Смертельно испуганный голландский чиновник через прессу заражал своим ужасом миллионы французов.

  В ночь с 15 на 16 мая в Париже узнали о полном разгроме 9-й армии. Господи, путь на Париж открыт для немцев! Тогда еще никто не знал, что танки Гитлера пойдут не на столицу, а к Ла-Маншу, отрезая обреченную англо-французскую группировку во Фландрии. В Париже вспыхивает животная паника...

  21 мая премьер Поль Рейно заявил народу о том, что мосты через Маас (на самом деле взорванные) не были уничтожены из-за 'необъяснимых ошибок'. Он говорил об искаженных донесениях, о ложных приказах на эвакуацию, об измене, саботаже и трусости. Он назвал предателем командующего 9-й армией генерала Корапа (позднее полностью оправданного).

  Это истеричное выступление окончательно свихнуло мозги всей Франции.

  Теперь французы видели предателей и 'пятую колонну' повсюду...

  С 13 мая эвакуация приняла форму 'Спасайся, кто может!'... Нормандия, Бретань и юг страны оказались буквально забитыми беженцами. Издерганные, похожие на душевнобольных существа заражали друг друга страхами. Сообщения о деятельности пятой колонны в газетах и по радио пугали людей...

   Немцам удалось главное - они сломали способность французов трезво соображать. И у них было прекрасное Рейхсминистерство пропаганды Геббельса, источник умных и смелых голов. Вальтер Шелленберг вместе с геббельсовцами разработал программы радиопередач, которые сеяли панику и неразбериху среди противников.

  Директор мощной радиостанции в Саарбрюккене, доктор Адольф Раскин, начал передавать мощный поток сообщений на французском языке - якобы официальных сообщений от французских властей. С их помощью потоки беженцев направились на юг страны, забивая дороги и совершенно парализуя переброску французских резервов на фронт. А чтобы эффект усилился, немцы с самолетов разбросали листовки с пророчествами Богородицы и Нострадамуса о том, что французы смогут спастись от летающих огненных машин (читай - пикирующих бомберов Ю-87) на юго-востоке Франции. При этом они умело скомбинировали подлинные и фальшивые тексты катренов Нострадамуса.

   Пытаясь справиться с людскими 'цунами', Корпус гражданской обороны Франции, спешно сформированный 17 мая 1940-го, стал баррикадировать дороги. Здесь беженцев пытались проверять, справедливо опасаясь того, что в их толпы затесались и немецкие агенты.

  Итог - новая волна маниакальных неврозов и чудовищные пробки на магистралях...

   Немецким частям оставалось лишь двигаться вперед, как стае волков, загоняющих стадо без памяти бегущих копытных... 'Страх перед пятой колонной вскоре начал распространяться и среди солдат. Любое замеченное ими странное явление стало приписываться таинственной деятельности вражеских агентов. 'Пятая колонна и в самом деле существует, - писал один офицер. - Каждую ночь повсюду видны огоньки синего, зеленого и красного цвета'.

  Личный состав войск относился ко всему окружающему с величайшим подозрением. Если солдаты замечали каких-либо пришельцев, которые не могли объяснить причины своего пребывания в данной местности, они немедленно арестовывали их, как шпионов. А шпионов было приказано расстреливать на месте...

  'Проблему вылавливаемых шпионов мы уже разрешили, - заявил один французский военнослужащий корреспонденту газеты 'Нью-Йоркер' А. И. Либлингу. - Мы просто стреляем по всем незнакомым нам офицерам'.

   Многим иностранцам, заподозренным в принадлежности к пятой колонне, пришлось пережить весьма неприятные минуты... Вскоре после прорыва фронта на реке Маас корреспондента газеты 'Нью-Йорк Таймс' Перси И. Филипа вытащили из поезда. Форма военного корреспондента, голубые глаза и белокурые волосы - все это возбудило подозрения у солдат. Кто-то крикнул: 'Ты поганый немецкий парашютист!' Вокруг сразу же собралась возбужденная толпа. 'Корреспондент пытался сказать, что он награжден орденом Почетного легиона и указывал на красную орденскую ленточку. Это вызвало возмущение. Такой исключительной наглости не ожидали даже от немца. Когда же он стал показывать документы со множеством официальных печатей, поставленных в штабе генерала Гамелена, окружающие сказали, что это явно подозрительный тип, потому что у него слишком уж много всевозможных удостоверений'. Филипа чуть не расстреляли тут же, у железнодорожного полотна. В конце концов сопровождаемый толпой крестьян, выкрикивавших 'Бош! Убийца!', корреспондент был доставлен в полицейский участок...

 У населения крупных городов Франции (и особенно у парижан) нервы оказались взвинченными с самого начала тревожных событий.

  Уже 13 мая волнение охватило тысячи людей, когда кто-то крикнул, что спускается немецкий парашютист. Вскоре выяснилось, что это был аэростат заграждения. Через неделю случилось то же самое; в результате на Альминской площади застопорилось движение транспорта. Многие решили, что это дело рук немецких парашютистов. Вновь и вновь возникали слухи, что парашютисты приземлились в парижских парках. 'Трое детей умерли, съев отравленный шоколад'; 'Гамелен застрелился'; 'Аррас захватили парашютисты, спустившиеся ночью с зажженными факелами в руках' - такие заявления приходилось слышать Артуру Кестлеру.

  Петер де Польней, который в эти ночи смотрел на французскую столицу из своего дома, расположенного на Монмартре, рассказывал: 'По всему Парижу были заметны сигналы, передававшиеся по азбуке Морзе. Пятая колонна развертывала свою деятельность'...' (Л. де Йонг, указ. соч., с. 164-165).

   Да, парашютисты, которые прыгают из самолета с зажженными факелами в руках - это сильно. Лучшего примера для того, как в войне люди превращаются в запуганных дебилов, лишенных элементарной способности здраво мыслить, просто не отыскать. Большинство людей вообще лишено способности логически рассуждать даже в обычной жизни, слепо доверяя мнению окружающих, телевизору и газетам.

  Французы просто бредили немецкими парашютистами. Если верить им, то Гитлер высаживал шпионов под каждым кустом, обильно сея их с воздуха, потратив на это чуть ли не всю свою армию. А уж отравленный шоколад, кажется, густо засыпал города всей Европы к западу от Германии... Скорее всего, психическое смятение в больших массах людей рождает галлюцинации, и множество французов было уверено, что действительно видело страшных парашютистов.

  '...Зачастую гражданское население срывало свою ярость на случайных людях, заподозренных в пособничестве врагу. В ряде случаев преследованиям подвергались священники и монахини. Англичанка Сесилия Меркворт чуть было не подверглась линчеванию в Бретани, куда она прибыла, убегая от немцев. В селении Сен-Николя ей рассказали, что настоятельницу тамошнего монастыря местные жители уже дважды арестовывали, принимая за переодетого парашютиста. Французский офицер Барлон отмечал в своей книге, что в районе Руана сотни священников и монахинь были арестованы, 'а может быть, и расстреляны'; их принимали за переодетых парашютистов.

  Случалось, что выбросившихся с парашютами со сбитых самолетов французских и английских пилотов избивали до полусмерти сбежавшиеся к месту приземления крестьяне.

  Вот по такой Франции, население которой дрожало от страха и негодования, катились все дальше на юг вагоны для перевозки скота, переполненные людьми, арестованными в Бельгии.

   Крупный железнодорожный эшелон, следовавший из Брюсселя, прибыл в Орлеан через 6 суток. Запертые в вагонах с надписями 'члены пятой колонны' и 'шпионы' люди лишь время от времени получали немного воды; раз в сутки им выдавали по куску хлеба. Стояла невыносимо жаркая погода. Все заключенные сидели в вагонах вперемежку. Тут были немецкие подданные, фламандские нацисты, евреи, коммунисты. В пути несколько человек умерло, одна женщина родила. На станции Тур перед эшелоном с арестованными, который остановился напротив здания вокзала, собралась возбужденная толпа. 'Нефти, - кричали из толпы, - дайте нам нефти, чтобы облить ею и сжечь подлецов; надо уничтожить эту нечисть!' Наконец после долгих мытарств заключенные прибыли в район концентрационных лагерей, у предгорьев Пиренеев. Лагеря и без того уже были заполнены до отказа, так как во Франции десятки тысяч людей арестовывались по подозрению в принадлежности к пятой колонне...' - писал де Йонг.

 Повальные аресты во Франции продолжались и в последующие недели. 18 мая министром внутренних дел стал герой победы над немцами 1918 года, энергичный Мандель. Он бросал людей в тюрьмы без разбора. За одну неделю в Париже прошло 2 тысячи обысков и 60 тысяч допросов! В тюрьму отправилось пятьсот человек. Многих чиновников сняли с работы. Некоторых приговорили к заключению за пораженческие настроения и разговоры. Каждый вечер в Париже десятки вооруженных патрулей проверяли подземные лабиринты канализации и задерживали подозрительных лиц. Вновь арестованных бросали в концлагеря на юге страны. Например, в лагере Гюрс скопилось 13 тысяч человек - не только немцев, но и коммунистов, анархистов, заподозренные эльзасцы, евреи, греки, русские, армяне, фламандцы и голландцы. В лагере кишели крысы, вши и блохи. В лагере Ле Верне томились 6 тысяч душ.

  Несмотря на такой размах репрессий, страх перед 'пятой колонной', как отмечает де Йонг, не только не уменьшался, а продолжал раздуваться до чудовищных размеров. Паника не рассасывалась. Наоборот, пошли слухи о предательстве в самых верхах Франции.

  Когда после трех недель борьбы капитулировал король Бельгии Леопольд, его стали называть изменником, заманившим англо-французские войска в свою страну, как в ловушку. Мол, любовницей короля была агентесса гестапо. Французы стали видеть в беженцах сплошных шпионов. Целые селения выгоняли беженцев, обзывая их пятой колонной... Так погибла Франция, сожравшая саму себя в приступах дикого ужаса.

  Смотри, читатель: цивилизованные, культурные французы, не знавшие ни Сталина, ни ГУЛАГа, ни НКВД и 1937 года, за какие-то считанные дни в той войне превратились в кровожадную толпу, готовую убивать любого подозрительного без суда и следствия, заживо сжигать людей в вагонах. С французов слетела тонкая шелуха современной демократической цивилизации, и наружу вылез архаичный, обезумевший от страха средневековый человек, готовый поверить в любой бред, в ведьм и колдунов (парашютистов и пятую колонну). Французы стали доносить друг на друга, бить чужаков и заводить концентрационные лагеря.

  Но, поражает еще один психологический эффект гитлеровского блиц-триллера мая-июня 1940 года - его действие на самих немцев.

  Падение к ногам Германии Голландии, Бельгии и Франции невиданно окрылило самих фрицев. Они почувствовали себя непобедимыми воинами, перед которыми трепещет весь мир, для которых нет больше преград. Гитлер подвергся обожествлению. Отныне он был горячо любимым, всезнающим и победоносным вождем, за которого не страшно идти ни в огонь, ни в воду.

   А ведь перед началом кампании все было иначе. Немецкие генералы-профессионалы страшно боялись столкновения с французами и англичанами. Мол, Польша, Дания и Норвегия - это не показатель, несерьезные противники. А вот западные силы ... .

   Простой подсчет показывал: на 62 дивизии Германии приходилось 85 французских, 23 бельгийских, 8 голландских и столько же английских. Генералы всерьез вынашивали идею государственного переворота. Мол, свергнем Гитлера - и, пока не поздно, замиримся с западниками. А вот после победы сорокового года, об этом даже мыслить было страшно.

   Гитлер показал Германии, что война может быть не затяжной, страшной и голодной, а стремительной и легкой ... Призрак затяжной войны, от которой лишенная сырья Германия рухнет замертво, преследовал немцев еще в 1939 году.

  Победа на Западе оказалась достигнутой при минимальной затрате ресурсов, без мобилизационного напряжения экономики Рейха! Немцам не пришлось жрать хлеб из отрубей, маргарин и вареную брюкву, простаивая в многочасовых очередях у пунктов выдачи скудной еды...

  А вот впечатления генерала Фридо фон Зенгера, немецкого аристократа, который откровенно не любил ни Гитлера, ни нацистов.

  В Первую мировую ему пришлось четыре года гнить в окопах во все тех же Фландрии и северной Франции, среди морей крови, которые пришлось пролить немцам на Западном фронте.

  И вот, бывший лейтенант Зенгер, став при Гитлере комбригом, снова идет весной сорокового года по местам, знакомым ему до боли. Вот Эрсен - небольшой городок западнее горы Лоретто, где немцы в 1914-1915 годах вели бои месяц за месяцем, и это место, словно мясорубка, поглощала тысячи жизней. Зенгер видит старое военное кладбище - лес крестов и большая братская могила для тел, которые разорвало на куски. Читает надгробие: 'Ты, странник, ступивший на эту Голгофу и эти тропы, некогда затопленные кровью, услышь крик: 'Люди Земли, объединитесь. Человечество, будь человечным!'...

  'Груды костей, оживленные когда-то гордым дыханием жизни, ныне просто разрозненные части тел, безымянные останки, человеческое месиво, священное скопление бесчисленных мощей - Господь узнает тебя, прах героев!'. Зенгера передергивает от страшных воспоминаний юности.

  Но..., о чудо! - в 1940 году немцы взяли эту злосчастную гору с ходу. На ней почти нет следа боев - разве что одинокая воронка от снаряда и один подбитый танк напоминают о том, что здесь снова прошла война. Но не тяжелая и вязкая, как при кайзере - а стремительная, как молния, война Гитлера. Вот город Камбрэ, где Зенгеру в 1917-м пришлось выкапывать из общей могилы тело погибшего брата-летчика, пробираясь сквозь три слоя трупов. Теперь Камбрэ взяли без всякого боя. И Зенгера оставляет страх перед старыми местами боев. Его части даже не приходится вступать в бой - ведь она идет следом за танковыми формированиями.

   Итог: потеряв всего 55 тысяч человек (цена одного месяца боев в четырехлетней мясорубке Первой мировой), немцы покорили Францию и страны Бенилюкса, взяв более миллиона пленных! Это было чудом, потрясшим тех, кто воевал при кайзере. Теперь и ветераны Первой мировой безгранично верили в фюрера.

  Совершая немыслимое, Гитлер избежал крушения своей власти. Ведь его режим не был стальным монолитом или пирамидой египетской, а скорее напоминал неустойчивый велосипед, которому нужно было катить вперед во избежание падения.

  Сами посудите: в начале 1938-го многим казалось, что Алоизьевич долго не протянет. Экономика оказалась накачанной невозвратными кредитами и эмиссией марок, гнала вооружения - а потому должна была рухнуть. Армия казалась еще сырой и слабой. Гитлера ненавидели немецкие аристократы, а генералы, приходя в ужас от перспективы войны с англичанами и французами, строили планы военных переворотов. Глава военной разведки адмирал Канарис играет против фюрера, генералы - тоже. В 1938-м Гитлер готовится поглотить Чехословакию. Немецкие военные в ужасе: французская армия превосходит немецкую вдвое, западные границы страны не укреплены. Французы и англичане могут с легкостью смять рейх, и глава Генштаба генерал Бек уверен: так оно и случится!

  Накануне чехословацкого кризиса немецкий генералитет был готов устроить переворот и убрать Гитлера.

  Но внезапно Британия уступает нацистам! Чехословакия падает к ногам фюрера, и генерал фон Клейст изрекает: 'Может быть, Гитлер и свинья, но этой свинье здорово везет'. Заговор военных тотчас расстроился. Но уже в августе 1939 года немецкие генералы вновь ждут поддержки Лондона, чтобы арестовать Гитлера. И снова этой поддержки нет!

   В начале 1940 года, после захвата Польши, начальник Генштаба Гальдер хватается за голову: Германия вступила в войну, но к ней совершенно не готова! Главный экономист вермахта генерал Томас доказывает это с цифрами в руках. Гальдер и Канарис прощупывают почву: а нельзя ли устроить государственный переворот и заключить мир с французами и англичанами?

  Но главнокомандующий сухопутными войсками, фон Браухич, охлаждает пыл заговорщиков: переворот не поддержат ни солдатская масса, ни молодые офицеры. Они, мол, фюрера боготворят.

  Невероятные победы Гитлера в Норвегии и Франции 1940 года, окончательно превратили его в идола для молодых немцев, и эта вера в фюрера оказалась крайне прочной даже в июле 1944 года, когда Германия потеряла всякую надежду на победу'.  http://cuamckuykot.ru/information-war-during-the-second-world-6737.html

  Говорят наш народ не поддался на пропаганду. Неправда! И у нас это все было, и в не меньших масштабах. И переодетые диверсанты, и "предательство", и толпы беженцев, и дикие слухи. Да высшее руководство не поддалось, а на местах, а население? Очевидно Сталиным было очень хорошо проанализировано итоги Европейской компании Гитлера, он ожидал подобного. Поэтому и меры принял соответствующие. Жестокие. Но панику в стране не допустил.

   В значительной мере эффективность немецкого информационно-психологического воздействия снижалась мерами противодействия с нашей стороны, которые включали пропагандистские, военные, полицейские и психологические средства. С начала и до конца войны, радиоприемники были изъяты у населения. За чтение листовок предусматривались жесткие меры наказания и т. д. Это сейчас, выхватив из обстановки, вне конкретных реалий Приказ Ставки Верховного Главного Командования Красной Армии от 16 августа 1941 г. ? 270 'Об ответственности военнослужащих за сдачу в плен и оставление врагу оружия' называют людоедским. А тогда, слова "Что требуется для того, чтобы ликвидировать опасность, нависшую над нашей Родиной, и какие меры нужно принять для того, чтобы разгромить врага? Прежде всего необходимо, чтобы наши люди, советские люди, поняли всю глубину опасности, которая угрожает нашей стране... Необходимо, далее, чтобы в наших рядах не было места нытикам и трусам, паникёрам и дезертирам, чтобы наши люди не знали страха в борьбе... Мы должны немедленно перестроить вся нашу работу на военный лад, все подчинив интересам фронта и задачам организации разгрома врага... "(Выступление ...3 июля 1941,) были очень актуальными.

 МАЛЬТА.   Также потеряла около 2 тыс. человек мирных граждан - от германо-итальянских бомбардировок.

Авторство: 
Копия чужих материалов
Фонд поддержки авторов AfterShock

Лидеры обсуждений

за 4 часаза суткиза неделю

Лидеры просмотров

за неделюза месяцза год

СМИ

Загрузка...