Санкт-Петербург 1777 г.: Битва за дрова [пятничное]

Аватар пользователя Bledso

Наводнение в Петербурге 1777 г. Фантастическая немецкая гравюра XIX в.

Академик Логин Юрьевич (Вольфганг Людвиг) Крафт опубликовал в 1780 году статью на французском языке, которая считается первой научной работой о наводнениях в Петербурге.
«Сей самый 1777-й год разлитие Невы, в коей возвышение воды за обыкновенный ватерпас простиравшееся, есть высочайшее изо всех доселе нам известных...
Сентября 9-го числа было небо облачное, склонное к дождю, сильный ветр от юго-запада и барометр начал опускаться приметно. Не взирая на сии явные признаки, неприметно еще было повышение воды. После полуночи начал ветр свежеть и отходить к западу, быв сопровождаем порывами до 7 часов утра 10-го числа. В продолжение сего жестокого ветра выступила Нева из берегов и наводнила мгновенно низменные части города. В 6 часов утра было самое высокое возвышение воды: 10 футов 7 дюймов сверх ординара (323 см). Вскоре после того отошел ветр к северо-западу и вода начала сбывать с такою скоростию, что к семи часам утра понизилась она на 1 фут (30,48 см), а в полдень вступила в берега...
В Кронштадте начала выступать вода между 4 и 5 часами утра. Самая большая высота оной была 7 футов 6 дюймов (229 см).
Во время сего наводнения в Шлюссельбурге заметили необыкновенное положение воды: 10 сентября в 5 часов утра сбыла там вода до того, что все суда обмелели. Причиною тому был сильный юго-западный ветр, отогнавший всю воду к Ладожскому озеру.
По рассказам корабельщиков в Балтийском море была 9-го сентября жестокая буря от юго-запада...
Размышления побудили меня сделать собрание всех разлитии Невы, сих толико важных для общества происшествий. Весьма высокие в наши времена стояния воды реже бывают, нежели в прежние. Посредственные разлития на 6 футов [183 см] выше обыкновенного ватерпаса, наводившие весьма великий страх в отдаленнейшие времена, не производят уже более того действия по причине возвышения берегов...»

Кажется, уже было, но поиском не нашлось. Посему пусть будет с дополнениями.

► Самое интересное у нас начиналось и начинается уже после стихийного бедствия. Во время стихийного бедствия люди руководствуются кто чем. Кто героизмом, кто приказом, кто страхом, кто безумием. После буйства стихий начинается повальное восстановление, в котором всех прежних участников-героев объединяет иное чувство: возместить!

В 1777 году в Санкт-Петербурге случилось наводнение. Сильное. Корабли проносились мимо Зимнего дворца в сторону Невской перспективы, другие корабли нашли своё успокоение на Васильевском острове. Сносило и корёжило так, что моё почтение. Естественно, что смыло и огромное количество стратегически необходимых в наступающей зиме дров.

Весь город Петра кинулся искать свои пропавшие дрова. А дрова не именные, на них печатей нет, поэтому конфликты. На помощь полиции рассчитывать было трудно. Она сама без дров. На вызовы выдвигалась бодро, конфисковывала все спорные дрова и кряжисто возвращалась на место своей дислокации. К полиции старались не обращаться, а решать дело полюбовно, т.е. с битьём рож, кражами и выворачиванием рук.

К дровяному промыслу не могли не подключиться и властные структуры, органы народного просвещения, армия, Синод. Синод выпустил на улицы монахов, гвардия двинула в город команды “охотников за дровами”, частные лица тоже без дела не сидели. Заселённая будущей коренной питерской интеллигенцией огородная Лиговка, утесняемая императорским слоновником на 40 слоно-посадочных мест, кинулась к слонам, ломать ограждение. А слонам оказалось тоже дрова нужны. Как и их смотрителям. Вышло чудесно. Трём слонам удалось пробиться на волю и они куролесили ещё три дня по мятущемуся городу, сея вокруг “удивление, испуг и неурочные роды титулярной советницы Вилькенстром”.

Так вышло, что часть дров прибило к Воспитательному дому, в котором Иван Бецкой воспитывал сирот, образовывавшихся из-за климата, голода и эпидемий. Бецкой был мужчина с непростой биографией и большими возможностями [см. Дополнение - мое прим.]. Его отчётливо подозревали в том, что он не только незаконный сын князя Трубецкого, но и папаша императрицы Екатерины Алексеевны.

И вот к этому богоугодному заведению прибило 1 311 сажень дров. Прибило неаккуратно, разбросаны дрова были по всем лугам и окрестностям. Сироты собирали дрова, тащили их на себе, укладывали в порядке.

Как только сиротская работа была произведена и дрова получили достойный товарный вид, первой на них накинулась императорская Академия художеств. И затребовала дрова себя для нужд искусства. Что понятно. У художников нервы обнажены до предела, фантазия развита до крайности, времени свободного вагоны и замерзать зимой не хотят. Хотят в тепле творить. Академия послала письмо, основной смысл которого – все ваши дрова наши, не доводите творцов до греха!

Вслед за академическими художниками к сиротским дровам протянули руки лейб-гвардии Конный полк, Шляхетский корпус, частные лица. Эти просто приезжали с подводами и орали.

Сироты ”до распоряжения высокого начальства” отбивали свои дрова отчаянно:

“Воспитанники Сиротопитательного дома”, как называли их, любя, враги в дровяной войне, нападали на приезжающих за брёвнами, “пользуясь своей отчаянностью и выстроенным математическим лабиринтом из древ, кольев, дров и оград”.

Приезжаете вы с бумагой от комендатуры за дровишками и погружаетесь в математический лабиринт, в котором затаилось до трех десятков смышлёных, обученных Бецким сирот, за плечами у каждого из которых много того, что если вам и снилось, то вы кричали и, проснувшись, плакали. И вечереет уже, только чьи-то глазки посверкивают в щелях лабиринта, смешки и такое, знаете, позвякивание неприятное с поскрипыванием и смешками.

Дровяные набеги сменились осадой. Всего Сиротскому дому насчитали от Академии художеств, двух гвардейских полков, комендатуры Санкт-Петербурга, дровяного промышленника Карпова 5 580 саженей смытых беспощадной Невой дров. При условии, что к Воспитательному дому прибило 1 311 саженей, бухгалтерия казалась безукоризненной.

От двора последовало суровое распоряжение, свойственное своей беспощадностью всей российской власти со времён Гостомысла: “Разбирайтесь по совести!” Двор и императрицу понять было можно. Каждый божий день в дверь вползают жертвы водяного бедствия со всё увеличивающимися в отчётах потерями, причитают и хотят.

По совести решали ещё с полгода. Математический лабиринт очень выручал. Воспитанники физически и умственно развивались. Укрепляя фортецию, овладевали пространственным мышлением второго уровня, коллективно сплачивались. Выявлялись лидеры, авторитеты появлялись. Из толпы наловленных второпях сирот крепла команда, находящаяся на осадном положении круглосуточно.

Говоря прямо, вся эта история с дровами у Сиротского дома, обороняющегося от академиков и гвардейцев – это история грандиозного воспитательного опыта, тренинга в экстремальных условиях.

Как только миновала зима, и раскраснелась робкой финской красавицей петербургская весна, т.е. когда дрова просохли, случилось непоправимое. Ночью случайно всё-всё сгорело. И математический лабиринт, и часть Воспитательного дома. Эксперимент по воспитанию новых россиян решили перенести на улицу Миллионную. Императрице очень понравилось, что воспитанники шли за телегами, перевозившими их скарб, “уверенно маршируя, ловко подчиняясь командам своих классных воспитателей”. Иван Бецкой ехал впереди процессии верхом на жеребце Витязёк.


 

Дополнение:

Иван Иванович Бецкой (3 [14] февраля 1704, Стокгольм — 31 августа [10 сентября] 1795, Санкт-Петербург) — личный секретарь императрицы Екатерины II (1762—1779), президент Императорской Академии художеств (1763—1795), инициатор создания Смольного института и Воспитательного дома. Возглавлял комиссию по каменному строению в Санкт-Петербурге и Москве.

Внебрачный сын генерал-фельдмаршала князя Ивана Юрьевича Трубецкого, сокращённую фамилию которого впоследствии и получил, и неизвестной по имени шведской баронессы из рода Вреде (или по данным Е. Е. Трубецкой, графини из рода Шпарр). Родился в Стокгольме, где отец его был в плену, и там же прожил детские годы. Получив сначала под руководством отца «преизрядное учение», Бецкой был послан для дальнейшего образования в Копенгаген, в местный кадетский корпус; затем недолго служил в датском кавалерийском полку.

Он долго путешествовал по Европе, а 1722—1726 годы провёл «для науки» в Париже, где, вместе с тем, состоял секретарем при русском после и был представлен герцогине Иоганне Елизавете Ангальт-Цербстской (матери Екатерины II), которая и в то время, и впоследствии относилась к нему очень милостиво (благодаря чему возникла гипотеза о том, что Екатерина II — его дочь).

В России Бецкой сначала состоял флигель-адъютантом при отце в Киеве и в Москве, а в 1729 году определился на службу в Коллегию иностранных дел, от которой нередко был посылаем в качестве кабинет-курьера в Берлин, Вену и Париж.

Вследствие происков канцлера Бестужева Бецкой был принуждён (1747) выйти в отставку. Он выехал за границу и прожил там 15 лет, преимущественно в Париже.

Пётр III в начале 1762 года вызвал Бецкого в Петербург, произвел в генерал-поручики и назначил главным директором канцелярии строений и домов его величества. В перевороте 28 июня (9 июля) 1762 года Бецкой не принимал участия и о приготовлениях к нему, по-видимому, ничего не знал. Екатерина, знавшая Бецкого с самого приезда своего в Россию, приблизила его к себе, оценила его образованность, изящный вкус, его тяготение к рационализму, на котором и сама воспиталась. В дела государственные Бецкой не вмешивался и влияния на них не имел; он отмежевал себе особую область — воспитательную.

Указом 3 марта 1763 года на него было возложено управление, а в 1764 он был назначен президентом Академии художеств, при которой он устроил воспитательное училище. По мысли Бецкого, в Петербурге было открыто «воспитательное общество благородных девиц» (впоследствии Смольный институт), вверенное его главному попечению и руководству. В 1765 году он был назначен шефом Сухопутного шляхетского корпуса, для которого составил устав на новых началах.

В 1768 году Екатерина II произвела Бецкого в чин действительного тайного советника. В 1772 году, по плану Бецкого и на средства Прокопия Демидова, было учреждено Воспитательное коммерческое училище для купеческих детей.

По образцу московского Бецкой открыл воспитательный дом в Петербурге, а при нем учредил вдовью и сохранную казны, в основу которых легли сделанные им щедрые пожертвования.

В 1773 году Сенат в торжественном заседании поднес Бецкому выбитую в его честь, согласно Высочайшей воли, за учреждение на свои средства стипендий в 1772 году, большую золотую медаль, с надписью: «За любовь к отечеству. От Сената 20 ноября 1772 года». В качестве директора канцелярии строений Бецкой много способствовал украшению Петербурга казёнными постройками и сооружениями; самыми крупными памятниками этой стороны его деятельности остались монумент Петру Великому, гранитная набережная Невы и каналов и решётка Летнего сада.

Бецкой погребен в Александро-Невской лавре. На его надгробном памятнике помещены медальоны с изображением медали «За любовь к отечеству» и надпись
«ЧТО ЗАСЛУЖИЛЪ ВЪ СВОИХЪ ПОЛЕЗНЫХЪ ДНЯХЪ
ДА БУДЕТ ПАМЯТНИКЪ И ВЪ ПОЗДНИХЪ ТО ВЕКАХЪ
QUOD AEVO PROMERUIT, AETERNE OBTINUIT».

Авторство: 
Копия чужих материалов

Комментарии

Аватар пользователя PIPL
PIPL(7 лет 9 месяцев)

Спасибо. Больше всего понравилось:

Из толпы наловленных второпях сирот крепла команда, находящаяся на осадном положении круглосуточно. 

 

Аватар пользователя Bledso
Bledso(8 лет 6 месяцев)

Совместная борьба за выживание сближает. :)

Аватар пользователя theTurull
theTurull(8 лет 2 дня)

извините, не удержался))))))

Аватар пользователя theTurull
theTurull(8 лет 2 дня)

ого! даже не слышал к стыду своему о такой катастрофе в Питере.

 

PS

Ну и дополнение особенно доставляет!

Весело предки жили. 

Аватар пользователя Bledso
Bledso(8 лет 6 месяцев)

По высоте подъема воды - третье в списке после наводнений 1824 и 1924 гг.

Аватар пользователя Atery
Atery(5 лет 5 месяцев)

9 футов 11 дюймов. Если равны современным, то это больше трех метров. Для болотистой низины более чем достаточно.

Аватар пользователя Zdrasti
Zdrasti(4 года 10 месяцев)

Мораль: воспитанный в западных традициях Бецкой не пожелал делиться с нуждающими дровами, всё захапал себе, заигрался в войнушку, и в результате... получил прогнозируемый пожар. Однако, поскольку Бецкой был не простых кровей, сам лично он от этого материально не пострадал и вообще благополучно прожил до преклонного возраста. 

Аватар пользователя Mozgun
Mozgun(9 лет 1 месяц)

Шемякин отлично пишет, даром что настоящий профильный историк.

Новую книгу издал намедни: "Дикая история дикого барина".

Читал, душевно написано.. особливо понравились младые похождения Гавриилы Державина в славном граде Чебоксары в 1760м годе, будучи учеником Казанской гимназии был он взят ея директором Верёвкиным(друг Ломоносова между прочим) в помощь для инспекции града Чебоксар на предмет геометрических стандартов и снятия плана города. Эпическая битва за геометрию и стандарты вышла тогда..

Аватар пользователя Bledso
Bledso(8 лет 6 месяцев)

Да, отличная книга. Мне больше двух предыдущих понравилась, ждал ее, хотя почти все читал до этого у него в ЖЖ или фейсбуке. Теперь жду от Джона Александровича сборник кулинарных рецептов - уж больно вкусно он описывает процесс готовки.

Аватар пользователя Mozgun
Mozgun(9 лет 1 месяц)

Однажды в 1760 году директор Казанской гимназии Верёвкин был командирован в город Чебоксары для снятия с этого города плана, с обозначением улиц, площадей и домов. Директор Верёвкин взял с собой нескольких учащихся гимназистов и прибыл в Чебоксары вскорости. Друг Ломоносова медлить не любил.
Ещё он не любил полумер. Что это значит – «снять план города»? Что за ерунда?!
Директор Верёвкин велел сковать железную раму шириной в восемь саженей. К раме приклепали цепи.
Чебоксарцы притихли.
Затем директор Верёвкин запряг в раму своих учеников.
Чебоксарцы сняли со стен иконы и попрощались друг с другом.
Потом просветитель Верёвкин (находившийся к тому времени под следствием за избиение преподавателей гимназии Лейбе и Ванмеерена) сел на раму и повелел своим ученикам тащить её по улицам. Там, где рама шириной в восемь саженей (а такова была уставная ширина уездных улиц империи) не проходила, ученики Верёвкина делали отметки в спецжурнале, а на стене мешающего раме дома появлялась красная надпись: «Ломать немедля». За рамой шли нанятые рабочие люди с кувалдами и плотницкими принадлежностями.
К третьему дню «составления плана города» учащиеся гимназии уже не могли утром встать от усталости. А ведь столько было ещё не сделано, столько косности ещё таилось по тёмным чебоксарским углам!
Директор гимназии Верёвкин кинулся на берег великой русской реки Волги и взял на абордаж несколько судов, команды которых запряг в спешно изготовленные геометрические рамы.
Город Чебоксары геометры брали с трёх сторон. Ударное северное направление Верёвкин взял на себя, а западное поручил своему ученику-любимцу. При свете смоляных факелов и ночных созвездий работа геометров шла мерной поступью научных бурлаков. Чебоксарцы перебегали с одного конца города в другой, ища хоть какой-то лазейки, но везде встречали напряжённые лица учёных.
Во время ночных геометрических занятий Верёвкин со своим лучшим учеником сидел на колокольне и составлял дальнейший план благоустройства Чебоксар. Почему ночью? Потому, что ночью можно поджигать специальные костры по углам предполагаемых кварталов, и Верёвкину было удобно.
Потом любимый ученик Верёвкина решил закрыть кожевенные чебоксарские заводы. И здесь мы сталкиваемся с первым в истории России случаем сотрудничества геометров и экологов. По мнению участников экспедиции, чебоксарские кожевенные заводы создавали вонь, несовместимую с работой по составлению плана города. Трудно рисовать будущее, когда тебя выворачивает наизнанку.
Верёвкин опечатал заводы. Кожи в июльскую жару на заводах начали гнить. Запах усилился до того, что даже привычные чебоксарцы стали ходить с мокрыми мешками на головах, натыкаясь на геометров (тоже в мешках), бороздящих просторы города будущего, сносящих углы и строения целиком. По ночам с колокольни раздавались приказы директора Верёвкина, перекрываемые обречённым глухим набатом.
Чебоксарские промышленники тайно решили вывезти вонючие кожи и сплавить их по Волге, чтоб как-то избежать разорения и самосуда. Но не успели подводы выехать на пристань, как из будки выбежала предусмотрительная верёвкинская засада. Промышленников начали вязать с поличным. Особенно в аресте капиталистов отличился любимый верёвкинский ученик-геометр Гаврила. Известный нам более как Гавриил Романович Державин. Пиит и предтеча.
Когда работа по составлению плана города Чебоксары была завершена, по казанскому тракту потянулся сытый обоз. Три телеги обоза везли план города Чебоксары, «придавленный каким-то подручным гнётом из связанных арестованных». Впереди обоза верхом ехали довольные геометры.
Верёвкин и Державин дружили до последних дней учителя. Были в переписке, много вспоминали.

(с) Джон Шемякин.

Аватар пользователя PIPL
PIPL(7 лет 9 месяцев)

 

Аватар пользователя Runduk
Runduk(5 лет 8 месяцев)

Между прочим : "битва за дрова"  в Питере окончилась только к 1970-м годам! Именно тогда весь "старый" город  был перестроен под центральное отопление. А до того весь центр заготавливал дрова на зиму, и соответственно -во всех дворах были дровяные сараи. 

 Как это выглядело.  можно посмотреть в фильме "Зеленые цепочки". Кадры, где герои носятся по "разрушенным войной" дворам, это и есть разбираемые за ненадобностью дровники.

А ещё в "Приключениях Шурика". Эпизоды "Операция Ы" снимали во дворах Петроградки и Охты.

Аватар пользователя Bledso
Bledso(8 лет 6 месяцев)

Как пел один бывший питерский врач, "В коротеньких штанишках, забросив в парты книжки, // Как в катакомбы, лезли в кучи дров."

Аватар пользователя nord_1
nord_1(9 лет 2 месяца)

yes

Аватар пользователя Дядя Миша
Дядя Миша(4 года 5 месяцев)

В центре дровяные сараи были в подвалах и ПОД дворами. Иначе двора-колодца не хватило бы на всех.

Аватар пользователя Runduk
Runduk(5 лет 8 месяцев)

И под дворам -тоже. Другими словами - во всех щелях.