Вход на сайт

Облако тегов

АШ-YouTube

18 марта 1960 года вышел в эфир «Клуб кинопутешествий»

Аватар пользователя PIPL

Этот день в истории: (много букв и фоток)

Начало

Молодое поколение, наверное, уже не знает такой передачи, как «Клуб путешественников, и даже представить себе не может, как много она значила для советских телезрителей, знакомых с миром за пределами Советского Союза только по географическим картам. А вот старейшие поклонники телевидения наверняка помнят первые выходы передачи в эфир и её первого ведущего Владимира Адольфовича Шнейдерова. Передача впервые появилась в эфире Центрального телевидения 18 марта 1960 года и сразу же завоевала популярность у зрителей всех поколений. «Когда на экране появлялся «морж» — как ласково прозвали зрители Шнейдерова за специфические усики, — на улицах почти не было мальчишек, они прилипали к телевизорам», - так вспоминает об этом времени С.Шульман, коллега Владимира Шнейдорова. 

В то время «Клуб кинопутешествий» создавался Киноредакцией Центральной студии телевидения, а её трансляции велись с Шаболовки, с  «Шуховской башни».

Каждое воскресенье звучали позвные Клуба и Владимир Адольфович Шнейдеров прозносил: "Сегодня мы отправимся в..." и командовал режиссеру: "Дайте фильм, пожалуйста". Шнейдеров был немногословен, зато он был снимающим путешественником. Во многих местах, куда он приглашал зрителей, он побывал сам,  снимая свои фильмы, еще задолго до работы на телевидении. Ведь «Клуб кинопутешествий» он возглавил, когда ему было уже шестьдесят лет!

Изначально передача была задумана именно как клуб, на очередное заседание которого приходили гости. У Владимира Адольфовича было много знакомых среди ученых, исследователей, журналистов, путешественников, летчиков, которых он приглашал в студию, и они увлекательно рассказывали о своих путешествиях, иллюстрируя рассказы фотографиями, иногда киноматериалами, а также экзотическими, весьма оригинальными сувенирами и находками, которые привозили из странствий. Все вместе они просматривали фильмы и обсуждали их. Завсегдатаями «Клуба» были знаменитые полярники Иван Дмитриевич Папанин и Евгений Иванович Толстиков.

Позже передача приобрела другую форму, и гости принимали участие не во всем выпуске, а приглашались для отдельного рассказа или для комментария отдельного киносюжета.

Обычно передача состояла из трех частей. Первая часть была посвящена  рассказам об СССР, и, надо заметить, здесь много чего можно было рассказать, поскольку наша страна была необъятна, многонациональна и богата удивительно разнообразным этнографическим материалом, архитектурой и природой. Во второй части программы рассказывалось о близких нам социалистических странах. И заключительная часть была посвящена самому закрытому,  а потому особенно манящему к себе капиталистическому миру. Впрочем, иногда в третьей части программы рассказывалось о еще более далеких, таинственных и совсем уж экзотических уголках планеты  – арабских, африканских странах и странах  Южной Америки. Найти и отобрать видовые фильмы о родных просторах в то время не составляло большого труда. Что же касается последней «зарубежной»  странички, то с этим было гораздо сложнее. Запас документальных фильмов о «загранице» был не велик. Приходилось обращаться в посольства различных государств, чтобы получить киноленты. Фильмы отбирались редакторами «Клуба» очень строго, так как на экран не должно было попасть ничего такого, чему мог бы позавидовать неискушенный советский зритель. Поэтому в основном отбиралось этнографическое и видовое кино. 

Надо отдать должное первым создателям программы, тем кто вместе с Владимиром Шнейдеровым придумал и воплотил саму идею «Клуба», кто с энтузиазмом отдавался новой интересной работе, и на ком лежала львиная доля ответственности за каждую программу. В первую очередь это редакторы Борис Крамаренко и Ивга Войтенко. Им приходилось внимательно отсматривать каждый кадр, чтобы в эфир не прошло никакой крамолы.  Однажды был снят с эфира киноочерк о Канарских островах только из-за того, что в одном из местных кафе официант подавал мороженое, закрытое от солнца маленькими бумажными зонтиками! Создателей программы, а в  первую очередь В.А.Шнейдерова, обвинили в сознательной пропаганде капиталистического образа жизни.  Над выпусками «Клуба» работали режиссеры киноредакции Нинель Егорычева, Светлана Петрова, Владимир Сергеев и другие, в чьи обязанности входило не только художественное оформление программы, но и чистота выпуска. «Клуб путешественников долгое время выходил в прямом эфире, а это значит, что избежать всех казусов прямой трансляции было невозможно: падали пюпитры с титрами и картинками; перепутывались фотографии, иллюстрирующие рассказы; над головами заседателей клуба взрывались лампы, словно снаряды, гости, увлекшись собственным рассказом, не могли во время остановиться или же, неверно истолковав знак режиссера, рисующего рукой круг в воздухе,  что означало – «пора закругляться», воспринимали это, как команду повторить свой рассказ, и начинали всё с самого начала. Самыми беспокойными для творческой группы «Клуба кинопутешествий» были те передачи, в которых принимали участие зарубежные гости, например, известные чешские путешественники Ганзелка и Зигмунд. Ведь если бы они в прямом эфире произнесли что-нибудь «недозволенное», то полетели бы головы всех, кто принимал участие в подготовке программы. А удачное завершение такой передачи было настоящим праздником для её создателей.

В 1965 году передача отмечала свой сотый выход в эфир. Вот выдержки из статьи, посвященной  этому событию:

«Вот уже в сотый раз прозвучала традиционная песня нашего Телевизионного клуба кинопутешествий. Клуб начал свою работу пять лет назад. За это время мы совершили 314 различных кинопутешествий, с рассказами выступили свыше 300 ученых-географов, туристов, киноработников, журналистов. Мы побывали во всех республиках нашей страны, в семидесяти странах мира, на всех континентах, во всех океанах. Число людей, посмотревших наши фильмы-путешествия, исчисляется миллионами человек – членами нашего телевизионного клуба». 

Да, телезрители любили тот «Клуб кинопутешествий». Ни одна из передач Киноредакции не получала столько писем и откликов. Если бы в то время существовало такое понятие как рейтинг, то просветительская программа «Клуб кинопутешествий» била бы все его рекорды. 

 

Студийные съемки программы "Клуб кинопутешествий"

 

Перед выходом в эфир

 

Сотый выпуск «Клуба кинопутешествий». В первом ряду слева направо: редактор программы Ивга Войтенко, главный редактор Киноредакции ЦТ Фаина Хаскина, ведущий Владимир Шнейдеров, режиссер Нинель Егорычева, пом.режиссера Владимир Тулянкин; Во втором ряду: оператор выпуска. Далее гости юбилейного выпуска, среди которых в центре Василий Сергеевич Толстиков, советский ученый и полярник.

 

Владимир Адольфович Шнейдеров 1962 г.

 

Заставка "Клуба кинопутешествий" в 70-е годы

 

Новый этап

В 1970 году председателем Госкомитета по радио и телевещанию был назначен Сергей Георгиевич Лапин. Именно он  обратил внимание, что клуб – это место, где собираются люди по интересам, стало быть название передачи должно звучать по-другому. Так появился «Клуб кинопутешественников», который позже, после того как кино уступило место видео, стал называться еще короче: «Клуб путешественников». Произошло еще одно важное изменение – передача стала выходить в записи, и каждый выпуск принимался главным редактором Киноредакции еще до эфира.
А в 1973 году не стало Владимира Адольфовича Шнейдерова. Тогда трудно было себе вообразить, что кто-то может его заменить. Казалось, что с уходом ведущего уйдет и передача. Но представить себе телевидение без «Клуба кинопутешественников» тоже было невозможно. 

Начались поиски нового ведущего, и первым, кто занял кресло председателя «Клуба» после Шнейдерова, стал профессор Андрей Георгиевич Банников, биолог, орнитолог, эколог, объездивший почти всю территорию Советского Союза и побывавший более чем в 25 странах мира, очень мягкий и интеллигентный человек. Но, возможно, потому что он был ученым, а не путешественником, кем по сути своей являлся режиссер-документалист Владимир Шнейдеров, передача стала несколько иной. Наверное, она утратила некий романтический дух, дух странствий. Да и сам Андрей Георгиевич понимал, что не слишком подходит для роли ведущего. Он немного заикался, а кроме того, носил бороду, что весьма типично для профессора, но чего очень не любил Председатель Гостелерадио Лапин. Поэтому поиски ведущего продолжались.  Жанна Петровна Фомина, в то время главный редактор Редакции кинопрограмм ЦТ опрашивала всех знакомых, подыскивая молодого энергичного путешественника и хорошего рассказчика, который мог бы поднять настроение программы. С подобным вопросом она обратилась к диктору и телеведущему Владимиру Ухину, который был хорошо знаком с Юрием Сенкевичем. Юрий Александрович к тому времени уже совершил свои первые плавания с Туром Хейердалом на папирусных лодках «Ра» и Ра-2». Сначала его пригласили в программу рассказать о своих путешествиях. Позже он заменил профессора Банникова на время отпуска. За это время телезрители настолько полюбили нового ведущего за его молодость, обаяние, необычный тембр голоса и за то, что он оказался настоящим путешественников, что стало ясно – вот он, тот самый ведущий, с которым продолжится жизнь передачи.

В то время создатели «Клуба путешественников» сами ничего не снимали. В передаче демонстрировались материалы киностудии документальных фильмов или съемки телекорреспондентов, в том числе журналистов-международников. В студию приходили политические обозреватели Александр Каверзнев, Игорь Фесуненко, Сергей Кулик – знаток Африки, великолепный арабист Фарид Сейфуль-Мулюков, долгое время проработавшие в Америке Валентин Зорин и Мэлор Стуруа. В «Клубе кинопутешественников» они чувствовали себя свободно и раскрепощено, так как рассуждали не на политические темы, а были просто рассказчиками, отлично знакомыми с народом и обычаями стран, в которых провели долгие годы. Специально для «Клуба» снимали материалы  наши зарубежные корреспонденты: Бронислав Мякота об Анголе, Эдуард Сорокин об Индии, Борис Калягин про Англию. Собеседниками Юрия Сенкевича были знаток Океании Михаил Крюков, академики А.П.Овчинников и Б.А.Рыбаков.
По-прежнему, желанным гостем «Клуба» являлся Иван Дмитриевич Папанин, который рассказывал настолько увлекательно и своеобразно, что зрители готовы были слушать до бесконечности.

На заседания Клуба приглашались и зарубежные гости – конечно же, Тур Хейердал, норвежский путешественник, мореплаватель, на всю жизнь оставшийся близким другом Юрия Сенкевича после их незабываемого плавания на «Ра» и «Тигрисе». А еще Карло Маури – итальянский альпинист и путешественник, тоже плававший на Ра, кроме того, совершивший несколько первовосхождений на вершины мира, прошедший по следам Марко Поло по Азии, исследовавший Патагонию и Амазонию. Он снял несколько фильмов о своих путешествиях, которые были показаны в «Клубе путешественников». Принимал участие в программе западногерманский зоолог и писатель Бернгард Гржимек. О погружениях на океанское дно рассказывал французский покоритель голубого континента Жак-Ив Кусто и показывал свои фильмы о  подводных исследованиях. Он трижды  приезжал в Москву и каждый раз принимал участие в программе. Гостями студии были отважный Жак Майоль – знаменитый  французский ныряльщик, первым достигший стометровой глубины на задержке дыхания; чехословацкий этнограф и писатель Милослав Стингл.  Гарун Тазиев, известный французский геолог и вулканолог, рассказывал о наблюдениях за извергающимися вулканами и демонстрировал свой фильм «Встречи с дьяволом».

Из интервью Ю.Сенкевича журналу «Телевидение и Радиовещание» 11-1980: «Зрители, вероятно, заметили, что в странствиях по планете мы себя ничем не ограничиваем. Если можно опуститься под землю, познакомиться с загадочным миром пещер, мы это с удовольствием делаем. Подняться в воздух – пожалуйста. Если возникает возможность заглянуть в глубины Мирового океана – мы её используем. Для кинопутешествий нет ничего невыполнимого». 

Да и сам ведущий «Клуба» Юрий Сенкевич не только сидел в кресле председателя «Клуба путешественников». В 1977 году он принял участие в очередной экспедиции Тура Хейердала на «Тигрисе», чему позже было посвящено несколько выпусков программы. Пока ведущий «Клуба» путешествовал, его кресло занимал путешественник и публицист Олег Константинович Игнатьев, которому тоже было что сказать телезрителям «Клуба». Он около года  провел во Вьетнаме и Лаосе во время войны против агрессии США, больше года находился в партизанских отрядах патриотов Анголы, Гвинеи-Бисау и Мозамбика. Семь лет работал в Аргентине и Бразилии и почти пять лет собственным корреспондентом газеты «Правда» в Португалии. Обо всем этом Олегом Константиновичем написано около трех десятков увлекательных книг («Операция КОБРА 75», «Три выстрела в районе Миньер», «Путешествие на КАЛЛИСТО», «Одна бибиси сказала...» и др.), по его сценариям сняты десятки документальных фильмов.

Но вернемся к «Клубу» периода конца 70-х-начала 80-х. В это время над его созданием трудились редакторы – Л.Дзаридзе, Р.Мосолова, Н. Зуева, С.Покровский, режиссеры В.Лещинский, Т.Перегуда, Л.Ниренбург и другие.
В эти же годы съемочная группа «Клуба» вместе с ведущим совершила свои пока еще редкие первые съемочные экспедиции по стране.
А в 1982 году режиссер Валерий Лещинский, оператор-альпинист Марк Трахтман и Юрий Сенкевич вылетели в Гималаи,  на съемки материала о восхождении одиннадцати советских альпинистов на Эверест специально для «Клуба путешественников». 

 

Юрий Сенкевич в гостях у ведущего "Клуба путешественников" Олега Константиновича Игнатьева

 

Запись "Клуба путешественников"

 

Тим Северин и Юрий Сенкевич. Подпись на фото: "Юрию с благодарностью за помощь в The Jason Voyage - так называется книга о путешествии Тима Северина

 

Интервью Юрия Сенкевича журналу "Телевидение и радиовещание" ноябрь, 1980

 

Тур Хейердал и Юрий Сенкевич дают интервью

 

Уже переименованный "Клуб путешественников" Одна из заставок.

ТЕЛЕ Путешествие

Последнее поколение "Клуба"

После распада Советского Союза телевидение оказалось на распутье и пребывало в состоянии, близком к анархии. Юрий Александрович Сенкевич на какое-то время отошел от роли телеведущего.  В 1991 году у России появился свой телевизионный канал, на котором Стас Покровский, спец. корр. "Клуба кинопутешествий", создал передачу «Пилигрим» сходной тематики, куда и перешли многие из создателей тогдашнего «Клуба». А состав «Клуба путешественников» обновился почти полностью.

Таким образом в «Клубе» оказались мы – самое молодое и самое последнее поколение «Клуба путешественников» и, практически, первое поколение, которому посчастливилось самим постоянно путешествовать и снимать.

Юрий Александрович Сенкевич вернулся в «Клуб» в 1993 году. Какое-то время мы «притирались» друг к другу, искали общий язык. Его смущал наш молодой возраст. Мы же, успевшие привыкнуть к творческой свободе, но работающие при этом с полной отдачей, опасались давления сверху. Однако давления не последовало - Юрий Александрович никогда не вмешивался в творческий процесс. В результате наш союз сложился, и мы почти тем же составом проработали в «Клубе» почти пятнадцать лет,  до самого последнего эфира, который состоялся в сентябре 2003 года. 

Никто не ушел из "Клуба" даже тогда, когда нам подолгу не выплачивали зарплату. Мы были вынуждены параллельно работать где-то еще, чтобы как-то пережить это трудное время, но ни разу не сорвали выход "Клуба путешественников" в эфир. 

И каждое воскресенье зрители продолжали смотреть "Клуб". Мы искали новые формы, создавали рубрики, отправлялись в экспедиции и выдавали в эфир собственные материалы.  Но в это же время вместе с нами стала ездить вся страна. Казалось, зачем теперь «Клуб путешественников», если каждый может пересечь границу и увидеть любой уголок мира собственными глазами. Но уже скоро стало очевидно, что далеко не у всех появилась такая возможность, многие по-прежнему продолжали «смотреть на мир глазами Сенкевича». Но даже те, кто мог себе позволить совершать туристические поездки за пределы России, редко сворачивали с туристической тропы, а потому, возвращаясь домой,  включали телевизор и смотрели «Клуб путешественников», чтобы подробнее  узнать о той стране, том месте, где они побывали. Мы же старались избегать известных туристических маршрутов и забирались в самые глубины стран, в самые труднодоступные уголки, на самые дальние острова.

Самое странное, что теперь, когда мы свободно могли перемещаться по всему миру,  неожиданно трудно стало совершать поездки по мигом обедневшей России и странам бывшего СССР. У «Клуба» не было денег, чтобы самим организовывать съемочные экспедиции. В то время, когда начал активно развиваться международный туризм, найти спонсоров, финансирующих съемки за рубежом, оказалось легче, чем тех, кто мог бы профинансировать съемки по России. Но со временем, часто благодаря Юрию Александровичу и его имени, мы преодолели и этот барьер.  Стали выезжать сначала в маленькие провинциальные города, расположенные неподалеку от Москвы – Боровск, Венев, путешествовали по Золотому Кольцу и плавали по Волге – от Москвы до Ярославля и от Казани до Астрахани, снимали в Дмитрове, Мышкине, Касимове, Вологде, Великом Устюге, Боровске, Болхове, Веневе, Переславле-Залесском, Муроме,  Осташкове, Рязани, Череповце, Иванове, Дмитрове, Рыбинске, Мышкине,  бывали в Санкт-Петербурге, Царском селе,  Саратове, Самаре, Волгограде, Карелии, Архангельске и на Соловецких островах, в Геленджике, Оренбургской области и в Сибири, снимали в Хакасии, Калмыкии, на Камчатке, в Магадане и на Колыме, на плато Путорана и на Байкале, в Адыгее и Дагестане, в Алании, Якутии, на Ямале, Чукотке и в Ханты-Мансийске.  И, конечно же, не забывали о наших ближайших соседях – не раз привозили материал из Крыма, Белоруссии, Казахстана, Армении, Азербайджана, Грузии, Абхазии, Южной Осетии,.

За последние десять лет существования в эфире съемочные группы «Клуба путешественников» , состоящие из двух-трех человек, исколесили весь мир. Мы снимали в странах Европы и на Средиземноморских островах, в США, Центральной и Южной Америке – на Кубе, в Мексике, Парагвае, Аргентине; в Турции, Израиле, Иордании, Тунисе, Марокко, Египте, Йемене, Ливане, в Арабских Эмиратах, в Монголии, Китае и на Тибете, в Непале и Южной Корее, Малазии, Вьетнаме, Японии, Индии, Сингапуре, Тайланде, Шри-Ланке, Индонезии, Таити и других островах Полинезии, Мадагаскаре, Каннарских и Балеарских островах, Мальдивах, в далеких странах Африканского континента – Сенегале, Буркина-Фасо, Замбии, Зимбабве, Кимберли, Эфиопии, Танзании, Кении, ЮАР.

Мы много ездили, много и с удовольствием работали, а когда возвращались, сутками сидели в монтажках и готовили отснятый материал к эфиру. И так получилось, что, проводя большую часть времени в  нашем небольшом дружном коллективе, мы как-то пропустили тот момент, когда изменилась страна,  человеческие отношения стали другими. А когда мы это наконец заметили, то государственное имущество, в том числе и телевизионное, уже давно было распилино, да и мы, как выяснилось, перестали быть свободными художниками. Теперь у нас появились хозяева, "Клуб" стал их собственностью. Мы же должны были строго подчиняться определенному телевизионному формату, не просвещать, а все больше развлекать, не красиво снимать, монтировать, подбирать хорошую музыку, а  делать всё в максимально сжатые сроки и чаще  вставлять в программу какие-либо жареные факты. А вершить нашу судьбу и судьбу нашей программы стал его величество рейтинг. 

Немного хочется сказать о музыкальной заставке, с которой начиналась передача все 43 года эфира. Сначала под нарезку из документальных кадров, на которых туристы отправлялись в поход с рюкзаками, сплавлялись по рекам на байдарках, взбирались на горные склоны, звучала песня с такими словами:

Родины нашей просторы

Радуют сердце и глаз -

Реки леса и озёра,

Суровый Урал и Кавказ.

Зовет в дорогу свежий ветер,

Синеют горы и моря,

Чудесно видеть всё на свете,

Все земли, все края!

Множество стран на планете

Светят огнями столиц,

Много повсюду мы встретим

Улыбок и дружеских лиц.           

Потом звучали только первые ноты этой композиции, надолго ставшие «позывными» «Клуба». В последний год телевизионное руководство решило полностью поменять заставку. Мы же очень хотели сохранить узнаваемые аккорды, даже если изменится музыкальный стиль заставки. Нельзя же рушить все до основания. В итоге до самого последнего выхода программы в эфир продолжала звучать хоть и сильно «потяжелевшая» от аранжировки, но вполне узнаваемая заставка «Клуба путешественников».

А вот кто является автором музыки и слов, мы, к стыду своему, не знаем. Может быть, кто-то подскажет?

 

Одна из заставок "Клуба путешественников"

 

Юрий Сенкевич, оператор Андрей Талалай, режиссер Андрей Макаренков на фоне Великой Китайской стены

 

Юрий Сенкевич, режиссер Александр Трофимов, оператор Сергей Мальцев на парусном фестивале в Таганроге

 

Юрий Сенкевич и полярный путешественник Владимир Чуков в Арктике

 

Корреспондент Василий Журавлев. Интервью в Сахаре

 

"Клуб путешественников" получает ТЭФИ 

 

То, что осталось за кадром (рассказы создателей «Клуба путешественников»)

Рассказывает Андрей Циленко – главный выпускающий «Клуба путешественников»: «Поначалу, когда мы начали выезжать, мы попадали в совершенно фантастические ситуации. На съемках в Буркина-Фасо, на нас напала беременная бегемотиха, покой которой мы нечаянно нарушили, а через день съемочную группу чуть не затоптали разъяренные слоны. В довершение всех бед наша группа чуть ни стала жертвой одного местного вождя. Помню, нас пригласили в один маленький городок, скорее похожий на лабиринт. Прием устраивали на маленькой площади в центре лабиринта. Вождь что-то долго говорил, а наш переводчик от его слов бледнел все сильнее. Оказывается, суть речи африканского предводителя заключалась в том, что «старшие белые братья» ужасно себя ведут по отношению к «черным младшим братьям»: продают им оружие вместо того, чтобы помочь построить заводы. И вот за эту провинность мы, дескать, сейчас должны расплатиться. Не помню, как выкрутились, но перепугались все жутко. А потом, помирившись с вождем, пили какую-то мутную жидкость на брудершафт».

Андрей Макаренков, Генеральный продюсер «Клуба путешественников» в последние годы его существования, а до этого сценарист, оператор и самый экстремальный режиссер программы. Прыгал с парашютом и с камерой на Северный полюс. В качестве режиссера-оператора, а заодно и переводчика участвовал в знаменитом автомотопробеге по Африке «Ижевск-Кейптаун», длившемся более полугода. Принимал участие во многих экстремальных сплавах. Сам о своих приключениях предпочитает рассказывать устно, поэтому пока будут готовиться к публикации его рассказы, предоставим слово тем, кто прошел с ним огонь, воду и всё остальное.
Вот что пишет организатор и руководитель предельно сложных водных походов  Сергей Ладога, с которым Андрей несколько раз сплавлялся по бурным рекам: «Андрей Макаренков — режиссер. Идентифицируется быстро и легко, как белый узнает белого в Африке. Если увидите длинновязую, воткнутую в окрестный пейзаж фигуру с камерой, изгибающуюся сустав за суставом, как складная линейка — это он. Интеллигент, владеет языком и кулаком.
А вот мнение еще одного водника: «Прошел огонь, воду и медные трубы. Способен и по отвесной стене подняться, и заменить гребца на катамаране» .

А это отрывок из очерка Сергея Шинкарева про свой первый сплав: «За рулем Михалыч (Андрей Михайлович Макаренков – прим. ред.), законченный, окончательно вручную мастерски отшлифованный  образец флегматичности. Он же телеоператор группы,  режиссер "Клуба путешественников". Объехал весь мир,  причем  уже не  раз. Михалыч  не был только  в  Антарктиде. Он стена.  Смотрю на  него  и  дышу глубже.  Он идет  с Лагодой не первый раз, и ему я верю уже безоговорочно. Вопросов не нужно. Его эмоции и оценки разлиты в воздухе рядом с ним. Мне нужен такой  человек и, к счастью,  он есть в группе.  Открытый, добродушный, спокойный. Подопри меня, старина, а то я рухну в море с  пятидесятикилограммовым катамараном на спине…»

Рисковать съемочным группам «Клуба путешественников» приходилось часто. Наш оператор Андрей Талалай во время ночных съемок на горе Синай в Египте в темноте не разглядел дороги, упал в ущелье, чудом остался жив, сильно повредил руку и ногу, долгое время оставался в больнице, сначала в Египте, потом в России, перенес несколько операций, и к нашей великой радости, снова смог вернуться в «Клуб», продолжал ездить с нами в экспедиции и снимать.

Чаще всего об опасных моментах путешествий  в выпусках Клуба мы не рассказывали. Только один случай, который произошел с Юрием Сенкевичем, решили показать в программе. Это было на съемках вулкана Нгоронгоро в Танзании. Рассказывает продюсер и режиссер программы Леонид Ниренбург:  «Кратер этого уникального вулкана раскинулся на 24 километра, и звери, которые обитают внутри, выбраться оттуда не могут, живут там почти как в «Затерянном мире» Конан Дойла. Вулкан расположен на плоскогорье Серенгети, знаменитом своим парком диких зверей. Три машины «Клуба путешественников» - два джипа и посольский «Ниссан», на котором ехал Юрий Сенкевич, - двигались по грунтовой дороге, пересекая плоскогорье. Водитель второй машины в зеркало заднего вида заметил, как замыкавший колонну «Ниссан» вдруг вылетел с земляного трамплина и несколько раз перевернулся. Когда мы подъехали к месту аварии, машина лежала на крыше. Я сильно испугался за Сенкевича, все-таки 65 лет! Спрашиваю: «Юр, ты живой?» А он оттуда еле слышно: «Да». Вытаскиваем его из машины, а у него все лицо в крови - лобовым стеклом изрезано. Страшно было, потому что он все время кровью харкал, решили, что сломалось ребро и проткнуло легкое. Мы связались с нашим послом в Танзании, и уже через два часа за нами прилетел вертолет. Местный врач поставил диагноз: два сломанных ребра, жить будет.   На следующий день Сенкевича отправили в Москву, и уже здесь, в «Склифе», у телеведущего насчитали четыре сломанных ребра. Состояние было тяжелым, но он быстро поправился.

Александр Трофимов, режиссер «Клуба путешественников»: После нескольких дней передвижения на джипе по пустыням Калмыкии мы оказались в небольшом селе с красивой, недавно построенной церковью, познакомились со священником. К тому времени я уже несколько лет собирался креститься, но робел, чувствуя свою неготовность. Надо сказать, что во время путешествия приходилось часто пить водку с целью недопущения в организм микробов, и это помогло мне окончательно преодолеть свою робость, так что к моменту крещения я был к нему полностью готов. Через полчаса я уже был крещён по краткому чину, а Сенкевич стал моим крёстным отцом”.

 

Съемки в Сахаре. Оператор Сергей Мальцев, корреспондент Василий Журавлев

 

режиссер и оператор Андрей Макаренков в Арктике

 

Андрей Макаренков. По дороге к Брахмапутре

 

Вот это скорость!

 

режиссер Александр Трофимов

ТЕЛЕ Путешествие

Елена Егорычева, режиссер, сценарист последнего поколения «Клуба путешественников», редактор сайта передачи «Клуб путешественников»

Сразу хочу оговориться: так получилось, что на данный момент моих рассказов в «истории клуба» последнего периода больше всего, но это вовсе не потому, что именно со мной случалось всё самое интересное или опасное. Смею уверить – мой запас приключений гораздо скромнее многих моих коллег по Клубу. Просто их истории пока еще «пишутся», а свои я успела написать, пока мы готовили проект нашего сайта.

Итак:
Случалось, мы забирались в такие места, в которые можно попасть только на вертолете. Ну, еще водным путем, если экспедиция приходится на летний сезон. Выяснялось, что в некоторых особо удаленных местах мы были не только первой съемочной группой, но и вообще первыми заезжими гостями - это  глухие маленькие деревеньки и угодья хантов, затерянные в тайге, чумы оленеводов в Тундре,  пещеры троглодитов (настоящих, а не тех, которые демонстрируют туристам). Мы снимали мираж в Сахаре. В Индонезии с оператором Андреем Талалаем побывали на далеком маленьком острове Лембата, где до сих пор нет электричества, и где живут китоловы, которые охотятся на китов так же, как их древние предки – при помощи гарпуна и своей сноровки. На Восточной Яве мы спускались в кратер вулкана, где ручным способом добывают вулканическую серу – просто набирают её в большой короб и тащат наверх по крутому склону на своих плечах – мы оказались внизу в момент сильнейших серных испарений, и у нас едва хватило сил оттуда выбраться –невозможно было дышать, ядовитый воздух  обжигал горло, легкие.  А на острове Суматра, в деревне близь города Паданг мы снимали ритуал массовой кремации -  сожжения 83 (!) тел одновременно (индонезийцы говорят не тел, а людей, то есть восьмидесяти трех человек). «Почему сразу так много усопших для небольшой деревушки? – поразились мы. - Эпидемия? Эпицентр землетрясения?»  Но оказалось, что тела здесь кремируют не сразу после смерти. Обряд захоронения самый дорогостоящий у индонезийцев. Семьи победнее сначала закапывают тело неглубоко в землю или песок. А когда таких покойников набирается много за несколько лет, к тому же умирает кто-то из богатой семьи, вот тогда и устраивают сообща пышный «праздник». Да-да, именно праздник –  для индонезийцев это и в самом деле большой праздник освобождения душ, и проходит он весело, без печали, по сценарию, и даже имеет напечатанную втипографии программку, чтобы зрителю было понятно, чья именно похоронная процессия проходит перед ним.

В Великом Устюге мы с редактором Василием Журавлевым и оператором Сергеем Мальцевым слишком низко летели на вертолете МИ-2 над рекой Сухоной – снимали городскую набережную и… зацепились шасси за провода и начали плавно падать. Только что впереди по курсу был горизонт, а теперь – совсем близко, метрах в десяти от нас -  мы в неё смотримся – бежит река. До сих пор не перестаем восхищаться мастерством пилотов – каким чудом им все-таки  удалось поднять вертолет в тот момент, когда он почти касался реки.

С вертолетом связана еще одна история. На сей раз забавная. Впрочем, археологам, которые проводили раскопки в южноуральских Каргалах, она не показалась такой же забавной. Ведь как работают археологи? Маленькими кисточками расчищают землю сантиметр за сантиметром. Места раскопок удивительно гладкие и чистые – всю землю сначала собирают в кучки по краям раскопок, а потом относят подальше от расчищенного места. В нашем случае друзья-археологи этого сделать не успели, так как всё, что они так тщательно и долго раскапывали, мы закопали в один момент, низко зависнув над местом раскопок на вертолете и подняв на земле почти ураганный ветер.

Историй с самолетами за время работы в «Клубе» тоже было не мало. С борта маленького частного самолетика мы долго снимали Гранд каньон, плато Колорадо и красивые Скалистые горы Юты. Погода для съемок была отличная – солнечная, ясная. И с чего она решила так внезапно испортиться! Нам пришлось срочно пойти на посадку. И когда шасси уже коснулись полосы, совсем неслабый ветет подхватил наш легкий самолетик и понес…, разумеется не туда, куда нам бы хотелось, а поперек  взлетно-посадочной полосы и дальше - в поле. «Oh My God», - лихорадочно повторял американец – пилот-любитель (по профессии дантист). В конце концов, когда все в очередной раз закончилось чудесным образом и мы затормозили как раз перед какой-то тумбой, он попросил нас только об одном – не рассказывать ничего его жене, а то не пустит летать!

Вообще в Америке было все как в кино – каждый день опасные приключения, иногда с перестрелками в придорожных, одиноко стоящих магазинчиках на заправочных станциях. С шерифами, с погонями. С индейцами. Нас будто притягивало туда, где что-то должно было произойти. Или это мы к себе притягивали опасности. Приходилось лазить по скалам, спускаться в ущелье, где нас – меня и Андрея Макаренкова – преследовала пума. Очень сильные ощущения были, когда мы, чуть ли не в первые  сидя за рулем модщных спортивных снегокатах  поднимались в горы по узким тропам, а потом мчались на хорошей скорости по горному хребту – справа и слева обрыв. Честно скажу, сердечко билось сильно. Нужно было здорово себя контролировать, чтобы не дрогнули руки и не вильнул случайно руль от напряжения, а то улетели бы в пропасть. Но самое страшное, что испытала лично я (по-моему, самое страшное за всю свою жизнь), случилось в национальном парке Арок, где мы в конце длинного съемочного дня, проведенного на джип-сафари, торопились снять на закате знаменитую  Delicate Arch, Деликатную Арку – символ штата Юты. Андрей и наш сопровождающий Спенсер (нетипичный американец, совсем не знающий страха) ушли вперед, чтобы приготовить камеру к съемкам, мы же с сестрой Спенсера Мэри – очень милой и очень спортивной дамой лет сорока -  шли неторопливо, ориентируясь по пирамидкам камней, указывающих путь к арке. В какой-то момент камни пропали, но мы не придали этому значения. Подходим к обрыву. Видим перед собой на расстоянии примерно с полкилометра эту самую арку, но ведет к ней тончайший карниз размером с оконный, вдоль совершенно голой скалы. Не могу поверить, что по этому карнизу до арки нам придется… идти? ползти? Вниз смотреть не хочется – очень уж высоко падать – примерно этажей двенадцать, может, больше. А на той стороне, у арки видны люди – туристы – и их довольно много. Неужели  все такие храбрые, бесстрашно прошли по тонкому карнизу, и ни один даже не свалился в пропасть. Заставляю себя все-таки глянуть вниз, чтобы убедиться, что свежих трупов там нет.  Стыдно быть такой трусихой, - думаю про себя и вслед за Мэри ступаю на карниз – а что еще остается? И все-таки... Мэри выросла в этих горах, с детства лазила со старшими братьями по скалам. А я-то сугубо равнинный человек. Выше пятого этажа никогда не жила.  ...Справа то, от чего немеют ноги и холодеет в груди – обрыв. Заставляю себя не смотреть туда. Лишь краем глаза вижу вдалеке линию горизонта, розовеющее небо, горы вдали... красиво… наверное. Смотрю только перед собой. Левый глаз цепляется за гладкую стену, которая мелькает оттенками красного коричневого и желтого, словно пейзаж за окнами поезда. Я ползу по этой стене, если можно ползти вертикально.  В голове две мысли. Первая, ободряющая. Те, кто уже там, как-то все-таки дошли! Вторая, ужасная. Впереди еще обратный путь – и с этим я уже не справлюсь. Еще одна мысль, которая заставляет идти: Андрей со Спенсером прошли с камерой и со штативом. А у меня всего лишь рюкзачок с аккумуляторами и кассетами. Нельзя быть такой слабой!  А карниз тем временем сходит на нет. Зато чуть выше постепенно формируется новая ступень, куда и перебирается Мэри. Она говорит, что и мне нужно перебраться сюда. Легко сказать. Ведь для этого надо сделать рывок, то есть оттолкнуться, оторвать свое тело от скалы, с которой мы уже сроднились, сделать взмах ногой… А это невозможно – ноги мои стали деревянными, не слушаются меня . Если взмахну крылами, то никаких сомнений в том, что полечу. Вот только не вверх, а вниз. И я продолжаю двигаться по почти несуществующему карнизу. Наконец его не стало совсем. И только от безысходности мне удалось перекинуть себя на ступеньку выше. Снова пошла по «широкому», сантиметров десять-пятнадцать – карнизу. И… вот наконец земля! Раскрасневшаяся, взмокшая, ищу наших. Они, наверное, беспокоятся о нас, главным образом, обо мне, конечно же. Наконец вижу их – Андрей, без каких либо признаков волнения, невозмутимо готовит камеру к съемке, по своему обыкновению сдувает пылинки с объектива. Теперь я начинаю злиться на него:  «И ты это не снимал» - "А что я должен был снимать?" – "Как мы… как я шла… там…»  Он глядит на меня с недоумением. Неужели в том, что я совершила, нет ничего героического? Наверное, так и есть. Иначе всяк сюда дошедший был бы героем. "А почему я должен был это снимать?" – продолжает недоумевать Андрей. "Ну как же… там же очень высоко, узко  и страшно". – "Почему узко и страшно?  Да там метров пять ширины…" - "???"    Как выяснилось, мы с Мэри просто сбились с пути – потеряли те самые пирамидки из камней и вышли к другой стороне скалы, где никто не ходит. Из нормальных людей. Любители пощекотать себе нервы наверняка ходят именно здесь. Но какая же была радость осознать, что возвращаться нам предстоит по нормальной широкой дороге! А вот узнай бы я о том, что мы выбрали неверный путь, когда находилась посреди скалы, я бы не смогла больше  сделать ни шагу. 

Еще одна история. Это было на Шри-Ланке, где живет племя Веддов (не путать с Ведами) – древнейшие коренные жители Цейлона. Мы разговариваем с тамошним вождем – красивым молодым человеком, чем-то похожим на Джонни Деппа в роли Джека Воробья из "Пиратов Карибского моря", только темнокожим и почти голым, не считая скромной набедренной повязки из пальмовых листьев. Говорят ведды на своем древнем языке, так что знакомство и общение наше простым и легким назвать нельзя. Я произношу монолог, меня переводят сначала на ланкийский, потом с ланкийского на сингальский или креольский, и далее весь путь в обратном порядке. Я задаю вопросы о древних ритуалах и интересуюсь, не могли бы они нам показать некоторые из них. Когда мой вопрос доходит до вождя, тот отрицательно качает головой. Тогда я спрашиваю, не могли бы мы снять их охоту. Ответ отрицательный. Незаметно делаю знак нашему оператору Мише Козлову, чтобы он потихоньку, пока мы тут мило торгуемся, начинал снимать деревню веддов – не можем же мы побывать в гостях у древнего племени и не привезти оттуда никакого материала. Тем временем соображаю, как бы еще потянуть светскую беседу, чтобы дать возможность Мише побольше поснимать, а заодно, может, удастся чем-то растопить жестокое сердце вождя. В результате предлагаю листья бетеля (большая местная ценность) и какое-то количество рупий. «Нет», - светится от радости и гордости неподкупный вождь. Я делаю последнюю отчаянную попытку и предлагаю более крупную сумму в денежном эквиваленте, с ужасом думая, найдется ли у меня таковая. Еще более повеселевший вождь по-прежнему непреклонен. И тут-то наконец  вспоминаю, что отрицательное покачивание головой на Шри-Ланке означает «Да»! Вот ведь «учила, но забыла». А тем временем  последние командировочные рупии уже перекочевали в набедренный мешочек вождя.

P.S. Ждем новых историй, воспоминаний и уточнений от коллег, работавших в «Клубе» в разное время, в течение всех 43 лет его существования в эфире. Будем рады любой информации от тех, кому приходилось сотрудничать с «Клубом путешественников» и с его съемочными группами.

Студия «Телепутешествие»

 

Режиссер Елена Егорычева. Перед подводными съемками в Тихом океане

 

Индонезия. Плывем на остров китоловов

 

Оператор Андрей Талалай. Обряд похорон и кремации в Индонезии

 

Съемки с вертолета. Ми-2 перед "падением"

 

США. Индейцы Юты

 

США.Юта. Парк Арок. Вот по этому карнизу пришлось идти к Delicate Arch - I did it! Cнимок был сделан специально чуть позже, когда я уже отдышалась и знала, что возвращаться придется нормальной дорогой.

 

Та самая Delicate Arch

 

Съемки в Тунисе

 

Во время съемок в Тунисе

 

В гостях у хантов

ТЕЛЕ Путешествие

Авторство: 
Копия чужих материалов
Комментарий автора: 

Было время, когда я смотрел на мир глазами Сенкевича. smiley 

 

Фонд поддержки авторов AfterShock

Комментарии

Аватар пользователя Вячеслав Чешский

Любил когда-то  мальчишкой  смотреть "Клуб  путешественников". Помню Юрия Сенкевича, сюжеты  о  Туре  Хейердале," Тигрис",)) Из-за этой  передачи  полюбил  географию, всегда по  этому  предмету  имел твёрдую  " пятёрку ", много  читал о  путешествиях, мечтал о  них...

Аватар пользователя iUser
iUser(4 года 4 месяца)(20:35:05 / 18-03-2017)

Комментарий автора:

Было время, когда я смотрел на мир глазами Сенкевича.

Очень классный, исчерпывающий комментарий!!!

У нашего поколения, вероятно, - культ Сенкевича и его передачи.

Спасибо за статью, много  узнал нового!!

 

Аватар пользователя Goga
Goga(4 года 2 месяца)(20:42:40 / 18-03-2017)

Очень классный, исчерпывающий комментарий!!!

У нашего поколения, вероятно, - культ Сенкевича и его передачи.

Согласен. Только я запомнил эту передачу еще со  Шнейдеровым.

Спасибо Пипл. Вернул в детство на  пару минут.

Аватар пользователя Штиль
Штиль(2 года 3 месяца)(21:26:43 / 18-03-2017)

Так и есть. По крайней мере на меня она действовала завораживающе, как и * В Мире Животных*, * Очевидное-невероятное *....... Ностальгия !

Аватар пользователя medward
medward(5 лет 5 месяцев)(20:52:33 / 18-03-2017)

Спасибо! Очень познавательно. Как будто в детство вернулся.

Аватар пользователя Goga
Goga(4 года 2 месяца)(20:55:24 / 18-03-2017)

вполне узнаваемая заставка «Клуба путешественников»

http://www.forumklassika.ru/attachment.php?attachmentid=36459&d=1265015663 - ссылка на маленький мп3 файлик.

Аватар пользователя Тех Алекс
Тех Алекс(3 года 5 месяцев)(20:58:34 / 18-03-2017)

Хорошую рекламу Западу сделали Сенкевич и Зорин, до сих пор отходим.

Аватар пользователя PIPL
PIPL(5 лет 1 неделя)(21:05:49 / 18-03-2017)

Ещё Цветов из Японии. 

 

Аватар пользователя Alex_Krivoff
Alex_Krivoff(3 года 6 месяцев)(21:32:49 / 18-03-2017)

Спасибо, камрад! Все мы на Сенкевиче выросли. Не знаю какую там рекламу западу Сенкевич сделал, но тягу к путешествиям, безусловно, привил. И кругозор расширил. А Банникова запомнил по "В мире животных", ещё до Дроздова с Песковым. 

Аватар пользователя Дирижёр
Дирижёр(3 года 4 месяца)(22:27:02 / 18-03-2017)

Только подумал про колючую проволоку на большевистской границе, и тут на тебе, читаю, что она была и на телевидении: "Фильмы отбирались редакторами «Клуба» очень строго, так как на экран не должно было попасть ничего такого, чему мог бы позавидовать неискушенный советский зритель"(c)

Комментарий администрации:  
*** "Большевиков приравниваю к Геббельсу... Сам - дочь сдавшегося в плен расстрелянного петуха" (с) ***
Аватар пользователя AlexSrSPb
AlexSrSPb(2 года 1 месяц)(04:05:18 / 19-03-2017)

Только подумал, что хорошая, не политизированная статья, и тут ты - со своим высером.
Полегчало, болезный?

Аватар пользователя Дирижёр
Дирижёр(3 года 4 месяца)(18:48:58 / 19-03-2017)

Да, я такой - наблюдательный. Чем и отличаюсь от великовозрастных детишек, ищущих везде сладкие сказочки баюшкибаю. Проздравляю вас с прадником обломайтис.

Комментарий администрации:  
*** "Большевиков приравниваю к Геббельсу... Сам - дочь сдавшегося в плен расстрелянного петуха" (с) ***
Аватар пользователя AlexSrSPb
AlexSrSPb(2 года 1 месяц)(19:07:27 / 19-03-2017)

Копрофилия - это болезнь. Тяжелое психическое расстройство.
Мои соболезнования родным и близким!

Аватар пользователя Above_name
Above_name(6 лет 3 недели)(05:26:17 / 23-03-2017)

Было время, когда я смотрел на мир глазами Сенкевича.

 

" ..мы смотрим - а он путешествует ! "

 

 

Лидеры обсуждений

за 4 часаза суткиза неделю

Лидеры просмотров

за неделюза месяцза год

СМИ

Загрузка...