Вход на сайт

МЕДИАМЕТРИКА

Облако тегов

Создание альтернативной реальности:западные нарративы о вмешательстве России в Сирийский конфликт

Аватар пользователя ntldn8

 

Грэг Саймонс,

 

доктор политологии, старший научный сотрудник Центра исследований России и Евразии, университет Упсала, Швеция

*************************************************************************************

Создание альтернативной реальности: западные нарративы о вмешательстве России  в Сирийский конфликт

Однажды продюсер Би-Би-Си отметил в своей статье, что «в современную эпоху средства массовой информации, несомненно, являются орудием войны, т.к. победа в войне в неменьшей степени зависит от умения формировать общественное мнение дома и за рубежом, чем от победы над врагом на полях сражений» [93, р. 81]. Внутри геополитического информационного конфликта есть два аспекта использования информации: наступательный и оборонительный. Внутри информационного пространства они существуют одновременно и усиливают друг друга. Наступательный аспект связан с проникновением в информационное пространство цели посредством своего сообщения, которое по своему предназначению должно ниспровергнуть оппонента, подрывая его нематериальные активы, что ослабляет возможность их оперативного использования. Сюда также входит атака на контрнарратив оппонента и способность эффективно обмениваться информацией. Что касается оборонительного аспекта, то информация используется для поддержки и защиты нарратива нападающей стороны и способности эффективно обмениваться информацией, т.е. защищать свои собственные нематериальные активы, что позволит обеспечить бульшую свободу действий в том, что касается оперативных соображений и возможностей.

Признание существования геополитического аспекта было сделано в выпущенной на скорую руку работе Гарвардского института государственного управления им. Джона Ф. Кеннеди, в которой нет ни грамма научности (например, необходимость указания источника) и выдвинуто обвинение против России в нарушении геополитического статус-кво [85].

По мнению экспертов, в статьях о России наблюдаются некие общие подходы, где собранные воедино ключевые слова, слоганы и технологии формируют негативный образ России и её предполагаемых намерений [91]. Антироссийский уклон отмечен и в других статьях. К ним относятся и такие уважаемые медиа-источники, как Нью-Йорк Таймс [83], где появился ряд легко опознаваемых западных нарративов о вмешательстве России в Сирийский конфликт. Такое разнообразие свидетельствует о наличии разногласий у западной публики, которая стремится ориентироваться на нормы и ценности в попытках определить, соответствуют ли действия России интересам безопасности Запада, или противоречат им. Упомянутые выше наступательный и оборонительный аспекты использования информации легко прослеживаются в этом геополитическом конфликте.

Причина гуманитарной катастрофы и эскалации

Есть целый ряд статей, где говорится о гибели мирного населения в результате авиаударов российской авиации. В некоторых из них утверждается, что неуправляемые снаряды убивают всё гражданское население без разбора. Источником подобных голословных утверждений является «НПО» «Сирийская обсерватория прав человека» [97]. При этом достаточно интересным является тот факт, что за год бомбёжек Западными вооружёнными силами и более чем 20000 сброшенных бомб Обсерватория ни разу не сообщила ни об одном случае гибели среди мирного населения. В результате этого возникла дискуссия о том, как «уберечь» гражданское население от авиаударов именно России [84]. И никаких дебатов в Западных СМИ по поводу защиты гражданского населения Йемена от непрестанных авиаударов Саудовской Аравии, что ещё раз иллюстрирует избирательную природу критических заявлений.

Затем последовали истории о предполагаемых последствиях российских авиаударов. Одна из них – голословное утверждение о том, что именно это стало причиной массового бегства гражданского населения с этих территорий в Европу [73]. Другими словами, месяц авиаударов России сделал больше, чем четыре года подрывной деятельности Запада и поддержки им вооруженных восстаний. Ещё одна подборка историй рассказывает о русском «плане действий» или «стратегии игры» Москвы и часто даже заходит ещё дальше, впрямую ассоциируя его с Путиным. Запоминающиеся фразы типа: «русские сапоги уже на месте», «российские планы – фактор, изменяющий правила игры», «гамбит России», и т.п. используются в попытках спрогнозировать российскую угрозу и агрессию [81; 94; 103; 99]. Ещё одна претензия касается утверждений о том, что российские военные используют Сирию как полигон для испытания российских систем вооружения и тактических схем [88]. Другими словами, создаётся впечатление, что действия России продиктованы исключительно собственными интересами, а не поддержкой союзника, который является мишенью для прозападных попыток свергнуть режим. Впоследствии была осуществлена попытка усилить эту тему статьёй в Нью-Йорк Таймс, где сделан вывод, что Путин весьма холодно принял Асада: «Президент России Путин весьма пренебрежительно беседовал с опальным лидером Сирии Башаром аль-Асадом и мало озабочен его дальнейшей судьбой» [88]. И всё же представленное «доказательство» выглядит в лучшем случае необоснованно.

Один из самых популярных нарративов заключается в том, что целью России является не ИГИЛ, а «умеренные» повстанцы, поддерживаемые США [69]. Этот нарратив был скомпрометирован тем, что недавно США отказались от программы подготовки и оснащения «умеренных» повстанцев из-за того, что количество умеренных было недостаточным, и из-за дезертирства тех, кого они подготовили в Аль-Каиду и ИГИЛ. Были также попытки представить умеренными повстанцев Аль-Нусры, даже несмотря на то, что они являются подразделением Аль-Каиды.

Ещё одна привычная тема в западных СМИ – представлять вмешательство России как конфронтационное, обостряющее конфликт и всё же, в конце концов, обречённое на провал. Примеры, иллюстрирующие первую часть, имеют тенденцию к изображению России как преднамеренно конфронтационной по отношению к Западу и США в особенности [65; 97]. В одной статье были проведены параллели между вмешательством России в Сирийский конфликт и Испанией 1938 г. / Сараево в июне 1914 г. В ней утверждается, что Россия потенциально может разжечь гораздо больший конфликт, вступая в прямую конфронтацию с НАТО. При этом Путина обвиняют в том, что он «достаточно самонадеян», когда «пытается довести до крайности США и Запад» [101].

Многие предположения, сделанные в той статье, были достаточно высокомерными, создавая впечатление, что едва ли противоположную сторону попытаются понять. Останутся ли США безучастными к попыткам иностранных держав напасть на одного из её союзников с целью смены режима?

Эскалации конфликта в Сирии из-за действий России посвящено множество статей [59; 64; 76], где источники остаются анонимными, кавычками пользуются, как захочется, не забывают и о привычных страшилках. Особенно много страшных историй о России в блогах БлогМаер (the BlogMire blogs). В конечном счете, действия России осуждаются, поскольку они обречены на успех [60; 63; 90]. Интересно отметить, что действия России по поддержке правительства Сирии описываются как «вмешательство», в то время как незаконное ниспровержение Западом того же правительства считается «легитимным».

В очевидной попытке найти подтверждения провалу военной операции России в Сирии тщательный анализ военных действий подвергается пристальному исследованию и критике. Например, истории начали появляться уже через месяц после начала военных действий [86; 102]. Выводы намеренно делаются только в поддержку предположения, что миссия обречена на провал, произойдёт эскалация конфликта, будет много жертв среди гражданского населения. Однако, несмотря на то, что негативно в адрес России высказывается большинство Западных СМИ, есть и те, кто настроен по-другому.

Нестандартные аргументы

Сюда относится разнообразие историй, в центре которых целый ряд вопросов: положительная роль России в Сирии, предвзятое отношение к России и пропаганда против неё, а также негативные аспекты Западного вмешательства. К первой из упомянутых категорий относится ряд статей, где положительная роль России очевидна [104]. К ним относится статья Гардиан о предложении России, сделанном в 2012 г., заставить Асада уступить свой пост. Однако Запад отверг это предложение, поскольку казалось, что Асад и так едва держится [62]. Британский таблоид «Экспресс» дал очень позитивную оценку авиаударам России. Он утверждал, что джихадисты деморализованы и отступают. Однако, в то же самое время, без упоминания каких-либо надежных источников таблоид уведомил о том, что Россия собирается ввести в действие войска численностью 150 000 человек (используя нарратив «жестокий диктатор» против «про-демократически настроенных» повстанцев) [75]. Подобных статей меньшинство, но создаётся впечатление, что они созвучны настроениям части западной публики.

Есть статьи, где участие Запада в Сирийском конфликте подвергается критике. Например, публицистическая статья, полемизирующая с редакторской позицией, которая указала на лицемерие Запада и отметила, что у него недостаточно высокоморальная позиция, чтобы критиковать Россию. Автор этой статьи подробно рассматривает утверждение о том, что у России нет полномочий присутствовать в Сирии. Он указывает на тот факт, что Россия получила приглашение от законного правительства, в то время как международный альянс, возглавляемый США, пытающийся сменить режим в Сирии, таких приглашений не получал [74]. Среди других подобных статей – история о том, что США создали оружие, которое начало появляться на полях сражений в Сирии сразу после вмешательства России, например, противотанковые ракеты [61].

Статей подобного типа – немного.

Рассмотрим заключительную категорию Западной пропаганды и предвзято поданной информации. К этим историям относится анализ нарратива «праведность США против неправедности России» [95]. В некоторых слоях западного общества растёт тревога в связи с уровнем и качеством журналистики, особенно, когда речь заходит об описании действий России или о ней самой [82]. В некоторых статьях даже фигурирует критика, высказанная Россией в ответ на критику Запада в свой адрес. Например, статья в Вашингтон Таймс, где утверждается, что обвинния в бомбежке гражданского населения необходимо либо доказать, либо прекратить выступать с подобными заявлениями (эти обвинения главным образом делаются на основании «информации», предоставленной Сирийской обсерваторией прав человека) [77].

Вывод

Ясно, Россия бросила вызов глобальной гегемонии США, существующей с конца холодной войны (1991 г.).

Одно из событий, которое наглядно это продемонстрировало, – Российское военное вмешательство в Сирийский конфликт, застигнувшее Запад врасплох. Подобный рост геополитического соперничества вызвал дальнейшее усиление информационной войны, существовавшей до этого события в Сирии. В отличие от предыдущих событий, США ведёт негативную политическую пиар-компанию, в которой используются меры скорее информационного нападения, чем защиты.

**********************************************************************************

Взято из материалов статьи  СИРИЙСКИЙ КРИЗИС КАК ЭТАП ПРОЦЕССА ПЕРЕФОРМАТИРОВАНИЯ БОЛЬШОГО БЛИЖНЕГО ВОСТОКА (КРУГЛЫЙ СТОЛ)

Вестник МГОУ. Серия: История и политические науки

2015 / No 5

*Там же, по ссылке - список исп. литературы.

pdf файл   стр. 42-46

 

Фонд поддержки авторов AfterShock

Комментарии

Аватар пользователя alexsword
alexsword(5 лет 11 месяцев)(18:20:24 / 06-06-2016)

что за ужасное форматирование?

Аватар пользователя ntldn8
ntldn8(1 год 4 месяца)(18:51:52 / 06-06-2016)

В чем ужасное?

Аватар пользователя alexsword
alexsword(5 лет 11 месяцев)(18:56:09 / 06-06-2016)

переносы строки где попало:

45c5e9168bf10163b3de321dd7d63417.png

Аватар пользователя ntldn8
ntldn8(1 год 4 месяца)(19:02:38 / 06-06-2016)

Перепроверила, поправила

Аватар пользователя ntldn8
ntldn8(1 год 4 месяца)(18:59:13 / 06-06-2016)

ОМГ, у меня вот сейчас открыт этот материал, ничего подобного нет

Лидеры обсуждений

за 4 часаза суткиза неделю

Лидеры просмотров

за неделюза месяцза год

СМИ

Загрузка...