Вход на сайт

МЕДИАМЕТРИКА

Облако тегов

О формировании геологической науки (часть вторая. Накопление знаний).

Аватар пользователя geologist

Эпоха Петра отличалась другим подходом, для него было главное – чтобы была система действий, направленная на выполнение государственных задач.Не надо думать, что Петр действовал из-за одних научных соображений. Он был прагматик, исходил исключительно из вопросов государственной пользы и выгоды.

Не совсем точно представляя границы своего государства, Пётр хотел знать, что находится за пределами его империи и нет ли на дальнем Востоке удобного морского пути в те страны, которые давно привлекали к себе внимание активных  морских держав тех времен (Англия, Португалия, Испания). Прежде всего Петру надо было точно и ясно выяснить положение своего государства в мировой сфере возможностей. То, что ясно нам теперь, тогда было неизвестно.

            Все эти экспедиции Петра наверняка имели практическую цель. Вероятнее всего это было направлено на поиски  золота или серебра, легенды о богатстве которыми Японии и Китая, лежащими за морями,  были принесены в Европу.  Эти страны  в XIV столетии посетил Марко Поло и его легенда служила вековой приманкой великих путешествий XV-XVIII столетий, которая сделала больше для географических открытий, чем что-либо другое. Чисто философское: «Проходят поколения упорных стремлений, пока человек убеждается в призрачности сверкающей перед ним цели. Но попутно при этих исканиях делаются великие открытия, и под их влиянием, за их реальным содержанием более или менее быстро блекнет и теряется вызвавший эти открытия призрак».

            Исходя из этого, Петр внимательно следил за событиями в Средней Азии и был о них хорошо информирован: его интересовала Индия, песочное золото (термин тех времен), шедшее из Бухары (нынешний Зарафшан) и внутренних провинций Азии. За золотом он посылал экспедиции в Хиву ( 1715 г.)  по направлению к Восточному Туркестану, к Яркенду. Эти экспедиции кончились неудачно, но при этом они  обеспечили присоединение степных областей Западной Сибири. Обе экспедиции были эпизодами, но идея сохранилась, географическая разведочная  подготовительная работа продолжалась и в областях Каспия, и в областях Азии, прилегавших к Западной Сибири. Желание Петра определить маршрут в Индию по суши было стремлением опередить западноевропейские государства, желающих морским путем достигнуть той же цели.

            При этом не было забыто и другое, главное направление – Сибирь, азиатская часть России. В начале века наибольшее значение имела экспедиция  И.П. Козыревского, которая с 1701 г. имела поручение не только отыскать неизвестные острова на востоке, но и узнать об Японии.  Козыревский сообщил  ряд сведений об Японии, прибрежных островах и Камчатке, и ,главное, открыл Курильские острова. Самое интересное: И.П. Козыревский составил сведения по острову Медный, позже открытый и изученный русскими, на берегу которого в XVIII в. находили большое количество самородной меди. (Тут интересно - зачем чиновники прятали эти сведения. Петр называл их сучьим племенем и устав бороться, указом запретил им платить за работу. Принцип – всё равно украдут. К сожалению, не помню название документа). Без сомнения, его сведения, несомненно, сыграли крупную роль в подготовке экспедиции Беринга, которому Козыревский представил  докладную записку.

            К 1717 году  Петр  сформулировал географическую задачу по определению границ Азии и Америки, но начало её практической реализации началось в 1724 году.

            Руководить экспедицией был назначен  находившийся на русской службе датский моряк Беринг. Экспедиция при офицерах Шпанберге, Чирикове, мичмане Чаплине, ведущим  журнал путешествия (перечисление фамилий очень важно, поскольку чаще всего именно русские офицеры определяли полноту и качество выполнения поставленных задач), которая  выехала из Петербурга по разному: одни незадолго перед смертью Петра Великого, другие после его смерти, в начале 1725 г. Однако дальнейшее снаряжение ее потребовало много времени. Из Камчатки бот Беринга "Святой Гавриил" мог выйти только 20 июля 1728 г., т. е. через 3.5 года. Но при этом задачи, поставленные Петром, остались неизменными, еще сохранялся его авторитет и страх перед его волей.

            Изучение  Азиатского континента экспедицией Беринга было первой крупной научной работой русского общества и  это было первое великое открытие, сделанное в рамках государственной программы.           

            Пользуясь новыми для русских приемами астрономического определения координат территорий, решить вопрос о границе Азии и Америки можно было и без полного обхода Азиатского материка. Беринг, несомненно, в общем решил эту задачу, хотя проливом, названным его именем, он не вышел в Ледовитый океан: существование моря к северу от его пути было обосновано им из расспросов чукчей, из походов к морю русских землепроходцев.

            Сплошная съемка всех берегов Азии от Ледовитого океана до Тихого, исключавшая всякую возможность сомнения в полученных результатах, была выполнена лишь после 1820 г. экспедицией барона Врангеля.

            Берингу в Петербурге, после его возвращения, удалось добиться второй экспедиции. В 1733 г. он выехал из новой столицы и имел вместе с капитаном Чириковым и академиком Делилем де ля Кройером поручение: построить в Охотске или Камчатке пакетботы для "обыскания Американских берегов, дабы они всеконечно известны были". Эта экспедиция составляла часть грандиозного предприятия - Великой Северной экспедиции 1733-1743 гг., имевшей целью достижение не только Америки, но и Японии, описание всех северных берегов России вплоть до Архангельска.

Выехать в море Беринг решился только в 1741 г., через 8 лет после начала экспедиции. Это произошло не только из-за огромных трудностей для решения поставленной  задачи. Много труда было потрачено на перевоз материалов за тысячи верст, постройку судов в безлюдной и глухой местности, при бездорожье. Но главная вина была в нерешительном характере Беринга, в его неумении управлять  людьми, в ссорах участников экспедиции, в затруднениях и тормозах со стороны многочисленных властей. Как бы то ни было, в сентябре в 1740 г., на двух пакетботах Беринг и Чириков наконец вышли из Охотска, пришли в Камчатку, где Беринг основал Петропавловск и здесь зазимовали. В 1743 году работы экспедиции в приказном порядке были прекращены.

Что же получилось в итоге работ двух экспедиций?

В результате экспедиций были открыты северо-западное побережье Америки, Командорские и Алеутские острова, северный проход в Японию; началось научное исследование берегов моря Лаптевых, Карского и Охотского морей, Забайкалья, Камчатки и Приамурья. Кроме того в 1745 г., когда вышел атлас России, астрономически точно определенных пунктов на русской карте было больше, чем на германских того времени.  

То, что экспедиции Беринга выполнили свои задачи связано с тем, что в Сибири уже был сформирован контингент подготовленных вековой работой землепроходцев, в основном  моряков. Кроме того его помощниками являлись образованные по-современному молодые русские офицеры, какими были Чириков и Чаплин. Так, здесь, в этих экспедициях, встретились три главных течения, слагавшие новое русское общество - образованные иностранцы, по-новому обученные русские и энергичные люди, сформированные  предыдущей историей.  Именно этот людской сплав обеспечил развитие русской науки, в том числе геологии.    

Как были использованы полученные знания?  Варварски.

Полученные результаты двух экспедиций не были опубликованы, хранились как великая тайна. Практически незначительное использование сведений, полученных в результате сложнейшей работы, было следствием того развала государственной власти, который царил в России в первой половине XVIII в  после смерти Петра.  Лишь благоприятная внешняя конъюнктура и активная творческая работа, шедшая в среде русского общества и народа, позволили, вопреки всему, обеспечить дальнейший рост и укрепление новой культуры в России. Это ясно видно и по результатам Великой Сибирской экспедиции. При этом имена Беринга, Чирикова были неизвестны, также как и их экспедиции, и главные их результаты, достигнутые ими. Академия наук в 1754 г. издала на французском языке карту Сибири, где были опубликованы результаты исследований Беринга и Чирикова и Великой Сибирской экспедиции. Через несколько лет, в 1758 г., исследователь Миллер в цельной картине восстановил всю коллективную работу русских землепроходцев-исследователей XVII и XVIII вв.

            Не нужно думать, что этот период был только эпохой Беринга. Пока он  хлопотал о  снаряжении новой большой экспедиции для исследования азиатских и американских берегов открытого им свободного моря, пока велись переговоры и дело двигалось медленно в петербургских канцеляриях, по его следам на берегах Тихого океана в Америку стали пробиваться русские промышленники и искатели приключений. В 1730 г. капитан  Д. И. Павлуцкий, "начальник Камчатской земли", (совершивший поход на Чукотку), снарядил экспедицию для исследования "Большой Земли", как в то время называлась Америка в официальных бумагах сибирских канцелярий. В 1732 г. одно из посланных Павлуцким судов - "Восточный Гавриил" под командой подштурмана Федорова и геодезиста Гвоздева - достигло Америки. Федоров и Гвоздев открыли сперва острова, называемые одно время на карте островами Гвоздева (теперь - островами Диомида), и они были первыми европейцами, проплывшими из Азии в Северную Америку. Долгое время память о Гвоздеве сохранялась, и на карте Америки его именем назывался лежащий против мыса Дежнева мыс Аляски, теперь называемый мысом Принца Уэльского. Михаил Спиридонович Гвоздев был одним из тех геодезистов, которые совершили огромную работу, связанную с составлением географической карты Российской империи (проработал  в Сибири больше 25 лет, до 1754 г., когда был назначен учителем вновь учрежденного в Петербурге морского корпуса).

            Архивных исторических данных, свидетельствующих о начале эпохи активных исследовательских работ очень много (желающие могут посмотреть, как минимум, список литературы к  работам Вернадского В.И.), но полное их освещение не является моей темой.

В целом  можно однозначно утверждать,  что с  XVIII столетия в России начало интенсивно формироваться  научное понимание естествознания, как комплекса наук. В основе этих знаний  наук стоял интернациональный союз ученых фанатиков и романтиков многих национальностей (русских , немцев, голландцев, датчан)  и  базой этого союза в России являлись наши землепроходцы – без которых  ничего бы этого не было.

            Это лишь малая доля сведений, показывающих, что с  XVIII столетия началось системное научное изучение территории страны  и государственная  атмосфера того периода.

 

 Николай Титов, геолог.

Фонд поддержки авторов AfterShock

Комментарии

Аватар пользователя Redvook
Redvook(4 года 5 месяцев)(18:49:42 / 01-06-2016)

Спасибо за очередную главу! Читаю с большим интересом.

Аватар пользователя Бедная Олечка

Тютчев говорил, что после Петра 1 Империя Карла Великого стала невозможной. Пётр 1 слишком много ресурсов и континентальных торговых путей переключил на Россию.

Аватар пользователя lataragan
lataragan(2 года 1 месяц)(21:11:35 / 01-06-2016)

благодарю за подробности

Комментарий администрации:  
*** Клон nopasaran (почти дословные дубли комментов), блокирован ***

Лидеры обсуждений

за 4 часаза суткиза неделю

Лидеры просмотров

за неделюза месяцза год

СМИ

Загрузка...