Вход на сайт

МЕДИАМЕТРИКА

Облако тегов

Шахназаров О.Л. Отношение к собственности у старообрядцев (до 1917 года). Ч.2

Аватар пользователя bom100

Часть 1 - https://aftershock.news/?q=node/405325

Соборы староверов первых десятилетий XX в. трудно даже называть таковыми, настолько экономические вопросы занимали серьезное место в кругу обсуждаемых проблем. Только, пожалуй, белокриницкие староверы стали называть их съездами. Прочие сохранили прежнее название, хотя, скажем, у более религиозно ориентированных часовенных (уральских) староверов инициаторами их созыва тоже становились «видные заводские старообрядцы — промышленники и купцы» 12. Они оказывали духовным лидерам знаки уважения, но решения принимали самостоятельно. В этой связи следует отметить важную цементирующую роль старообрядческих священнослужителей. Когда предприниматели начали нарушать традиции — курить, пить, укорачивать бороды и даже бриться, одеваться не по-русски, принимать пищу совместно с еретиками, реже молиться — беспоповские наставники и поповские священнослужители брали грех на себя, замаливая его ради сохранения общинного мира.

 

Банальным в исследовании старообрядчества стало утверждение, что оно превратилось в XIX в. в одну из «форм первоначального накопления капитала», «купеческий род стал структурной единицей старообрядческой общины», «раскольничьи монастыри выпускают легионы сборщиков, и эти сборщики возвращаются назад с полными кисами денег», все «состоятельные» члены общин вносили значительные средства в кассу обществ... Часто представители иногородних сами съезжались со всей страны для сбора «пожертвований». Для сбора средств ... руководство общины прямо разверстывало своеобразные налоги среди предпринимателей». Все свои материальные ресурсы они с готовностью предоставляли для удовлетворения общественных потребностей. Характерна эпитафия на надгробии петербургского купца-старовера Ф. Громова: «Честность, справедливость, негласная помощь ближнему, во всем воздержание и не горделивость — вот его законы» 13.

 

Это не было благотворительностью: община имела права на прибыль от предприятий единоверцев. Масштабы сбора средств в конфессиональную казну соответствовали масштабам их применения: от заботы о сиротах и нетрудоспособных, обучения детей и взяток светским и духовным властям, до строительства общинного жилья и выкупа общинников из крепостной зависимости. Центральной же задачей оставалось укрепление конфессиональной экономической основы, которую на равных составляли общинные хозяйства и формально частные предприятия членов общин.

Стартовый капитал, который у православных крепостных появиться мог лишь при каком-то непостижимом стечении обстоятельств, всегда имелся у инициативных крестьян-староверов. Они имели в своем распоряжении конфессиональную систему беспроцентных и безвозвратных ссуд, когда в стране еще не сложились ни национальная кредитная, ни вексельная системы. Распад православной общины зашел настолько далеко, что ее члены на помощь могли рассчитывать лишь в случае беды. Старообрядческая же община была готова придти на помощь и оказавшемуся в тяжелом положении и желающему свое положение улучшить потому, что в обоих случаях положительный исход вмешательства шел на пользу всем. Общинная касса использовалась и для вызволения из бедности, и для наращивания богатства не только компактно проживающей, но и разбросанной по православным деревням единоверной братии. Утрата православными общинами подобной солидарности и служила причиной небылиц о происхождении старообрядческих капиталов. В действительности же ничего необычного в том, что у вышеупомянутых лиц «нашлись» стартовые капиталы, как видим, нет. Характерно, что в своей истории фабричного развития XVIII—XIX веков М.И. Туган-Барановский приводит названия местностей, где сельские промыслы и кустарная промышленность достигли особого размаха: Гжельская волость, Московская, Тверская и Нижегородская губернии 14 — все они отмечены заметным старообрядческим присутствием.

Что касается истории происхождения капиталов Рябушинских, она проста — прозелитам староверы предоставляли аналогичные и даже особые привилегии для привлечения паствы РПЦ на свою сторону. Полицейские чины доносили, что средствами материального поощрения староверы добиваются больше чем проповедями. В исследовании Ф.В. Ливанова излагается типичная «исповедь» прозелита, свидетельствовавшего, как предоставлением организационных и финансовых возможностей для развития своего дела в «раскол» вовлекались не только инициативные крестьяне, но и уже состоявшиеся «дельные образованные люди, оказавшиеся в стесненном экономическом положении» 15.

В городах структура управления общинными капиталами усложнялась. Собраниями общин избирались подотчетные им Советы попечителей. Им делегировались права распорядителей кредитами и собственностью общины. Они могли сдавать в аренду, продавать, закладывать формально частные земли, заводы, фабрики, торговые заведения и дома. Под их надзором запускался в оборот капитал общины, выдавался в рост достойным доверия иноверным купцам. Из числа опытных членов общин назначались «поставленные» старообрядцы или, говоря современным языком, директора направлений. В функцию Советов входило выделение ссуд на создание предприятий общинников. Так появлялись тысячи мелких торговцев «в развоз и в разнос», тысячи мастерских и фабрики.

 Советы принимали инвестиционные решения для расширения существующих предприятий. Общины обменивались информацией о конъюнктуре местных рынков. Это позволяло им своевременно оценивать ситуацию, формулировать хозяйственную политику, влиять на ценообразование, создавать и своевременно перестраивать товаропроводящие сети, координировать поставки сырья. Староверы-производители не могли разориться в конкурентной борьбе с единоверцами. Конкуренции не было. Наоборот, прочно обосновавшиеся фабриканты считали своим долгом помогать начинающим собратьям сырьем и оборотным капиталом по заниженным против рыночных расценкам, не взимая процентов, с долговременной рассрочкой платежа.

 

С тех пор, как сотрудник МВД Кельсиев вывез секретные документы министерства в Лондон к Герцену, связывавшему, по крайней мере, отчасти свои революционные надежды со староверами, и опубликовал их с его помощью в 1861—1862 гг., стало известно, что денежные средства старообрядческих общин представляют собой анклавы социализма в капитализме, что владельцы капитала в действительности не более как экономы, кассиры и приказчики, приставленные к общинной собственности. Староверы явно не вписывались в контекст романовской России. Во второй половине XIX в. внимательные наблюдатели зафиксировали, что «раскол существует как гражданская корпорация», что «отвлеченно-религиозный элемент слабеет и вырабатывается чисто политическое направление, только под формами религиозно-символическими». «Если смотреть на раскол с точки зрения государственной, — писал протоирей Вл. Фармаковский, — то он представляет собой замкнутое общество со своей правительственной и законодательной властью, с целой системой общественных учреждений и обычаев». Согласно опубликованным в 1884 г. секретным документам, старообрядчество воспринималось властью как «какое-то особенное общество — антицерковное, антиобщественное, способное ко всему самому зловредному» 16.

12. ПОКРОВСКИЙ Н.Н., ЗОЛЬНИКОВА Н.Д. Ук. соч., с. 64-65.

13. СЕМЕНОВА А.В. Национально-православные традиции в менталитете купечества в период становления российского предпринимательства. — Старообрядчество. История, культура, современность. Тезисы. М. 1997, с. 54; СТАДНИКОВ А.В. Купеческий род как структурная единица старообрядческой общины (на примере рода Романовых и московской Рогожской общины). Там же, с. 64; Протоирей ВЛ. ФАРМАКОВСКИЙ. Замечания об организации и сношениях раскольничьих общин. — Вятские епархиальные ведомости, 1867, № 16, с. 492; КЕРОВ В.В. Община и хозяин. — Старообрядец, 2001, № 23, с. 6; РАСКОВ Д.Е. Купцы-староверы в экономике Санкт-Петербурга. — Старообрядчество. История, культура, современность. М. 2000, № 8, с. 56.

14. ТУГАН-БАРАНОВСКИЙ М.И. Русская фабрика в прошлом и настоящем. Историко-экономическое исследование. Т. 1. Историческое развитие фабрики в XIX веке. СПб. 1898, с. 50-51.

15. ЛИВАНОВ Ф.В. Раскольники и острожники. СПб. 1868, с. 43—47.

16. Протоирей ВЛ. ФАРМАКОВСКИЙ. Ук. соч. — Вятские епархиальные ведомости, 1867, № 17, с. 582, 584; 1867, № 16, с. 492—493; Вопрос о расколе и мерах против него в начале царствования Императора Александра II. — Церковный вестник, 1884, № 47, с. 4. Цит. по: Старообрядчество. История, культура, современность. М. 1995, № 4, с. 10.

http://samstar-biblio.ucoz.ru/publ/32-1-0-1540 

Продолжение следует ..

Комментарий автора: 

Вчера по три, а сегодня по пять ..

Фонд поддержки авторов AfterShock

Лидеры обсуждений

за 4 часаза суткиза неделю

Лидеры просмотров

за неделюза месяцза год

СМИ

Загрузка...