Вход на сайт

МЕДИАМЕТРИКА

Облако тегов

50 лет Культурной революции Китая.

Аватар пользователя кислая

Сегодня исполняется 50 лет Великой пролетарской культурной революции  - так звучит название десятилетнего периода социально-политических потрясений, охвативших Китай с 1966 по 1976 годы.

16 мая 1966 года, вслед за принятием плана 3-ей пятилетки развития экономики страны, была принята резолюция ЦК, в которой сообщалось о проникших в партию ревизионистах и капиталистах, которые «словно Хрущев, спят у нас под боком и готовы захватить власть, сменив курс на капиталистический». Этот день принято считать началом Культурной революции. 

Почему революция названа "культурной"? 

Политическое противостояние, связанное с борьбой в партии различных группировок, на первоначальном этапе вылились в идеологическую борьбу в прессе и различных театральных постановках. Первым с критикой Мао Цзэдуна выступил вице-мэр Пекина и уроженец провинции Чжэцзян (Шанхайский регион) У Хань с пьесой «Разжалование Хай Жуя», которую предваряла статья в шанхайско-гонконгском издании «Вэньхуэй бао» "Хай Жуй бранит императора". Пьеса повествовала о неподкупном чиновнике, боровшемся за благо страны, и провоцировала политически активную бюрократию на открытую борьбу. 

Ответом на идеологические провокации оппонентов стала широкая критика различных культурных явлений в Китае, которая увенчалась вышеуказанным постановлением ЦК ("Директива 5-16"). Как считается, термин "Культурная революция" был создан Пэн Чжэнем, который предложил ее как альтернативу политическим распрям и перевод дискуссии в сферу культуры. В июле 1964 была создана «Малая группа по вопросам культурной революции» при ЦК КПК под руководством Пэн Чжэня. Интересно, что критик Мао Цзэдуна У Хань был непосредственным подчиненным Пэн Чжэня. Таким образом, Мао использовал созданную против него структуру в своих же целях. 

Мао Цзэдун, поэт и знаток классической китайской литературы, не первый раз использовал поэтические и околокультурные лозунги для обоснования идеологической войны против оппонентов - первой его кампанией по борьбе с оппонентами, еще в середине 40-х годов, было придано название «Исправление стиля», как будто бы речь шла не о партийной и идеологической работе - а о работе над ошибками в эссе на классическую конфуцианскую тему.

Значение Культурной революции, как правило, разъясняется и в более широком смысле - революции против реакционного сознания, феодальных порядков, старого общества, продолжение и усиление классовой борьбы в деле формирования сознания рабочего класса и с реакционными элементами в интеллигентских кругах.

Каковы реальные причины политической борьбы? 

Политическая власть Мао Цзэдуна и его личный культ пошли на убыль после провала разрыва с СССР и экономической политики опоры на собственные силы и внутренний рынок Китая, которая была обозначена как политика «Большого скачка». Голод, к которому привела политика создания сельских коммун, общее число жертв которого составило от 20 до 40 млн человек, социальная нестабильность в городах, стало причиной отстранения Мао Цзэдуна с поста главы страны. Однако Мао Цзэдун сохранил лидерство в Компартии Китая.

К началу 1960-х годов в стране образовалось две противоборствующие группировки из революционных кадров Мао Цзэдуна, «экономического блока» хунаньца Лю Шаоци и сычуаньца Дэн Сяопина, связанных с различными зарубежными силами. Острый конфликт между партией, хозяйственным блоком страны и военными, их взаимное ослабление привели к хаосу на политической арене, который сменился беспорядочной борьбой за власть многочисленных политических группировок и их военных и партийных лидеров.

В этой ситуации общепризнанный лидер Китая, объединивший страну после гражданской войны, Мао Цзэдун использует свой политический авторитет для создания волны молодежного движения, направленной против партийных, государственных и даже военных структур - учебные заведения становятся своеобразными мобилизационными пунктами для формирования отрядов «красных стражей» хунвэйбинов. Ненависть молодого поколения китайцев, переживших голод «Большого скачка», направляется на старшее поколение руководителей. Явление получило название «Удар по штабам» по названию работы Мао Цзэдуна "Один дацзыбао, про артиллерийские удары по штабам".

Участники, ход и итоги событий

Значительную роль в формировании «Малой группы по Культурной революции» играла политически активная супруга Мао Цзэдуна известная шанхайская певица и актриса Цзян Цин . Большинство руководителей "революции" были  уроженцы Шаньдуна  и провинций Шанхайского региона - прежде всего Чжэцзяна.

После сравнительно недолгой идеологической подготовки 1966 года, первый удар Культурной революции обрушился на Шанхайский горком КПК - в начале января 1967 года группа «цзао фаней» (второй термин для протестующей молодежи ) захватила власть в городе. События получили название «Январская революция» (у оппонентов - "Январский мятеж"). Участники «Январской революции» впоследствии составили костяк «Банды четырех», осуществлявшей управление страной при тяжело больном Мао Цзэдуне.  

gangof4.gifСудя по всему, главным мотивом Культурной революции была борьба различных группировок Шанхая за дальнейшее будущее экономического развития Китая, в котором Шанхай должен был сыграть главную роль "ворот" западного капитала. Однако это борьбу выиграли руководители конкурентного Шанхаю Южного Китая, сплотившие вокруг себя генералитет и нанесшие удар в момент ослабления движения Культурной революции.

Ответом на «Январский» захват власти в Шанхае было проведенное Чжоу Эньлаем , доверенным «человеком №2» при Мао, совещание с военачальниками гражданской войны, де-факто осуществлявшими контроль над армией и государством - в частности Чэнь И , Е Цзяньином  и другими. Совещание получило название «Февральская война сопротивления» . После совещания бывших полевых командиров гражданской войны в Китае началась по сути дела ее вторая, «гибридная» фаза - когда отряды армии фактически противостояли организованным и вооруженным отрядам молодежи «хунвэйбинов». Сам Мао Цзэдун занял позицию над схваткой и лишь модерировал управляемую гражданскую войну.

Впоследствии именно эти военачальники "Февральской войны" отстранят от власти шанхайскую «банду четырех», займут позиции в Политбюро, а маршал Е Цзяньин будет осуществлять реальное руководство страной при политическом лидерстве Дэн Сяопина, занимая место в ПК Политбюро три срока подряд. 

Активную роль в Культурной революции сыграли выходцы из центрально-китайской провинции Хубэй - министр госбезопасности Се Фучжи и маршал Линь Бяо, которые не выступили на стороне армейских маршалов, а заняли позицию близкую к «шанхайской группе» банды четырех. В частности, маршал Линь Бяо, во время гражданской войны освободивший Шанхай, предотвратил начало гражданской войны в Ухане, военные которого готовились к прямым военным столкновениям с хунвэйбинами, погрузившими крупный город в ужас террора и бесконечных расправ. Впоследствии Линь Бяо был сбит над территорией Монголии, как предполагается, при попытке бегства в СССР. Линь Бяо наряду с Цзян Цин являюется основными негативными персонажами Культурной революции в нынешнем Китае.

После смерти Мао Цзэдуна группа генералов, участвовавших в «Февральской войне», лично арестовала участников «Банды четырех» и привела к власти Дэн Сяопина, скрывавшемся в том числе и в южно-китайском Шэньчжэне. Группа южно-китайских хакка Е Цзяньин и Дэн Сяопин начали политику «Четырех модернизаций», которая стала предтечей китайского экономического чуда - окном для которого стали свободные экономические зоны Южного Китая.

В ходе Культурной революции произошла широкая кооптация, введение в состав партии миллионов хунвэйбинов, молодых участников погромов и политических акций. Значительная часть сегодняшних комсомольских лидеров были непосредственными участниками данных групп, разделяя, поддерживая и активно участвуя в событиях Культурной революции.  

Террор и жертвы

4638bc71299013fb9f00e41b3f0426ac.jpg«Опричники» Культурной революции хунвэйбины обладали практически неограниченными карательными правами на территории действия, а точнее, бездействия гражданских силовых ведомств КНР - по разным оценкам в ходе Культурной революции были убиты около 1,7 млн человек, репрессировано около трети членов Компартии Китая, полностью парализована хозяйственная, политическая и экономическая жизнь страны, на протяжении почти 10 лет в Китае почти не работали учебные заведения.

В ходе Культурной революции произошло масштабное уничтожение культурных и исторических памятников Китая - буддийских и конфуцианских святынь и храмов, уничтожались также и христианские храмы. Сам Мао Цзэдун, однако, в частных беседах называл себя религиозным лидером, управляющим «очень верующим народом Китая». Во время Культурной революции культ личности Мао Цзэдуна приобрел гипертрофированные формы, проникнув во все сферы общественной и личной жизни китайцев - страна без преувеличения жила в едином ритме поклонения Вождю.

В ходе политических репрессий, визитной карточкой которых стали зверства хунвэйбинов и театрализованные карательные акции, пострадали высшие руководители страны - в тюрьме погиб основной оппонент Мао Цзэдуна - председатель КНР Лю Шаоци, который в значительной степени ориентировался на сотрудничество с СССР и даже получил от Мао название "китайский Хрущев", "просоветский" глава северо-китайского бюро ЦК КПК Ли Лисань  и многие другие, в частности инвалидом на всю жизнь стал сын Дэн Сяопина Дэн Пуфан , которого хунвэйбины выбросили из окна его дома. 

Карго-культ Культурной революции

Родовая травма современного китайского государства, как и репрессии 30-х годов в СССР, стали одним из самых крупных исторических явлений страны, оказывающим значительное идеологическое влияние на современный Китай. Мемы Культурной революции оказались настолько сильны, что сегодня их эксплуатируют все группировки политического спектра Китая, используя богатый "идеологический материал" для усиления влияния и борьбы с оппонентами.  

В частности оппоненты нынешнего генсека Си Цзиньпина обвиняют лидера в создании культа собственной власти и попытке провести вторую Культурную революцию через чистки в партии, а также появления «под боком у вождя» группы руководителей из провинции Чжэцзян. На аналогии с событиями Культурной революции наталкивает и фигура супруги Си Цзиньпина - Пэн Лиюань, певицы и уроженки Шаньдуна. Такие обвинения не лишены оснований, учитывая масштабы антикоррупционной борьбы, затронувшей значительное число руководителей страны, а также попытках окружения Си Цзиньпина сравнить нынешнего лидера с Мао Цзэдуном. 

В реальности сегодняшняя ситуация в Китае носит «зеркальный» от Культурной революции характер: нынешний репрессивный аппарат, вместо массовых и зрелищных молодежных погромов,  проводит планомерную и организованную работу без лишней огласки. Во главе партийных и военных структур стоят не бывшие «хунвэйбины» , а их жертвы: например, чистку в армии возглавлял Лю Юань - сын погибшего в тюрьме Лю Шаоци. На самом деле, руководство страны - это дети генералов «Февральской войны сопротивления», которых возглавляет Си Цзиньпин - сын подвергнутого репрессиям Си Чжунсюня. 

Критики Си Цзиньпина, его политические оппоненты, которые обвиняют лидера в попытке повторить Культурную революцию, однако, наоборот, практически являются ее порождением, начавшим свою политическую карьеру в последние ее годы: это в равной степени относится к бывшему генсеку Ху Цзиньтао, Цзян Цзэминю и другим политическим деятелям «комсомольской» и «шанхайской группы» в партии.  

«Зеркальным» является и расстановка сил в стране, а также внешнеполитические приоритеты нынешней политической кампании - если Мао Цзэдун делал упор на борьбу с просоветскими ревизионистами, и только во вторую очередь - с американскими прихвостнями, то кампания нынешнего лидера носит полностью антиамериканский характер и направлена против «американцев» в экономическом блоке правительства.

http://south-insight.com/wenge?language=ru


Дети отцов революции

50 лет назад Китай погряз в кровавом хаосе «культурной революции», в результате которой пострадали отцы и нынешнего президента Си Цзиньпина, и диссидента Ай Вэйвэя.

Си Чжунсюнь с табличкой «Антипартийный элемент»

Си Чжунсюнь с табличкой «Антипартийный элемент»

Отцы двух самых знаменитых китайцев современности – президента Си Цзиньпина и диссидента Ай Вэйвэя – хорошо знали друг друга. Их сыновья, пережившие страдания и лишения, выпавшие на долю их семей, выбрали разные жизненные пути. Ай Вэй стал художником, уехал на Запад. Си Цзиньпин встроился в коммунистическую систему, сделал партийную карьеру и уже три года руководит КНР.

Две фотографии, две семьи: два отца и два сына. На одной, черно-белой, четыре лица, справа – мужчина в костюме лет шестидесяти, слева – подросток, с любопытством и толикой скепсиса смотрящий в объектив. Это Ай Вэйвэй, ныне художник с мировым именем и самый известный диссидент КНР, а тогда – 15‑летний юнец.

Другая фотография, цветная, запечатлела большое семейство. Главное лицо – мужчина в летах – сидит в кресле вместе с тремя детьми, которые его почти полностью заслоняют. В левом углу – опять-таки молодой человек с густой шевелюрой, он широко улыбается. Это Си Цзиньпин, на тот момент мужчина двадцати с небольшим лет, а сегодня – президент страны.

Отцы двух самых знаменитых китайцев современности хорошо знали друг друга, о чем, правда, даже в Китае догадываются немногие. Они впервые встретились в 40‑е годы прошлого века и впоследствии регулярно общались. В последний раз они увиделись перед восстанием на площади Тяньаньмэнь в 1989 году.

Но больше 10 лет своей жизни поэт Ай Цин и политик Си Чжунсюнь  не имели контакта не только друг с другом, но и с внешним миром. Это было десятилетие китайской «культурной революции», 50 лет с начала которой исполняется 16 мая. Отцы Ай и Си, оба убежденные коммунисты, подверглись тогда депортации, изоляции, унижениям, пыткам. «Оба они прошли большую часть своего пути вместе, – говорит Ай Вэйвэй журналу Der Spiegel. – И оба во время «культурной революции» подверглись преследованиям. Возможно, мы, их сыновья, могли бы обменяться друг с другом кое-каким опытом».

Ай и Си-младшие тогда были подростками, но хаос и насилие тех лет наложили на них неизгладимый отпечаток. Это справедливо и для многих из тех, кто доминирует сегодня в китайских политических, экономических, военных и культурных кругах. Для понимания мировой державы представление о пережитом людьми этого поколения, о том, что они вытеснили на периферию сознания или преодолели, сегодня играет не меньшую роль, чем промышленная и торговая статистика.

От раннего опыта «пятого поколения» китайских политиков, с 2012 года под водительством Си Цзиньпина правящего страной, тоже зависит, каким будет Китай завтра: более авторитарным и репрессивным или же продолжит постепенно открываться миру.

Искоренение монстров

58‑летний Ай Вэйвэй и 62‑летний Си Цзиньпин росли в обстановке кровавого хаоса, который воцарился в начале 1966 года. Лидер Коммунистической партии Мао Цзэдун ездит из одной китайской провинции в другую, избегая только Пекина, где слишком велико влияние его противников. Оппоненты возлагают на него ответственность за трагедию «большого рывка» – кампанию по индустриализации страны. В 1958–1962 годах голод унес, по оценкам, 45 миллионов человеческих жизней. Мао опасается за свою власть и держится за утопию «страны победившей революции». При помощи «культурной революции» он хочет устранить политических конкурентов и обезвредить образованную элиту, которая их поддерживает.

Группа радикалов, возглавляемая женой Мао и одним из его доверенных лиц, должна была дать «стартовый выстрел» своеобразному штурму китайских школ. В 1949 году была основана Народная Республика; 1966 год – первый, когда в школах учатся только дети, выросшие при системе Мао. 16 мая политбюро принимает постановление о начале «Великой Пролетарской Культурной революции». 1 июня отменяются занятия. «Жэньминь жибао» («Народная газета») призывает народ к искоренению «монстров и демонов».

Нынешнему президенту Си Цзиньпину тогда было 13 лет. Он учился в одном из интернатов на северо-западе Пекина, в который отдавали своих детей многие высокопоставленные партийцы. Эти школьники первыми последовали призыву радикалов. Они пришли в военной форме своих родителей, декламировали труды Мао и принялись выискивать «буржуазные элементы» среди преподавательского состава. Они называли себя «красногвардейцами» и клялись, что будут «безжалостными» и смогут «растоптать» противников Мао.

Си Цзиньпин тоже должен был стать красногвардейцем. Его отец, родившийся в 1913 году, был одним из первых революционеров. По всей видимости, в 40‑е годы он впервые встретился с другим коммунистом, которого звали Ай Цин и который впоследствии станет отцом Ай Вэйвэя. Для одной фотографии того времени они позировали вместе с влиятельным генералом армии Мао. Однако позднее Си-старший становится жертвой интриг и оказывается не у дел. Си-младшего как сына «реакционера» в Красную гвардию уже не берут.

В ходе первой волны насилия только в Пекине фанатичная молодежь учиняет расправу над 1800 согражданами. Мао подливает масла в огонь кровавой ненависти к учителям. Насилие следует принципу коллективной ответственности. Мать Си Цзиньпина, тоже занимавшую партийный пост, ссылают в глубинку; ее сводная сестра Си Хэпин погибает.

Юный Си, привыкший к привилегированной жизни и неожиданно ставший парией, бесцельно бродит по Пекину, пока не нарывается на военизированную группку подростков: «Они приняли меня за одного из застрельщиков, – вспоминал он позднее в своем интервью. – Они спросили: «Ты осознаешь всю тяжесть своих преступлений?» Я ответил: «Судите сами, достоин ли я смерти». Но их это не убедило: «Твоя вина достаточна, чтобы сто раз предать тебя смерти». Я подумал: какая разница, сколько раз тебя расстреляют – один или сто».

Си для начала решают отправить за решетку, но хаос тех дней оказывается спасительным: тюрьма для несовершеннолетних переполнена, места всем не хватает.

Когда Пекин погрузился в насилие, Ай Вэйвэю было всего девять лет. В 1949 году его отец Ай Цин в составе армии Мао входит в Пекин и пишет стихи о победе, принесшие ему славу. Однако позднее, в 1957 году, когда на свет появляется Вэйвэй, Ай Цин становится жертвой чисток. В 1959 году будущий диссидент едет вместе с родителями в ссылку далеко на запад Китая; его направляют на принудительные работы. Он чувствует себя «как в гробу». Но все это цветочки по сравнению с тем, что обрушивается на семью с началом «культурной революции». «До 1966 года наш отец чувствовал обиду и горечь, – говорит брат Ай Вэйвэя, 53‑летний писатель Ай Дань. – Но потом к этому добавились муки, физические и душевные». «Когда отец шел по улице, его забрасывали камнями. Однажды я видел, как дети били его лопатой – просто так, ради забавы. Как же я ненавидел этих детей».

В конце 1966 года в квартиру Ай Цина вламываются мужчины; вместе с женой и детьми его отправляют в трудовой лагерь на краю пустыни Гоби. Там семья много лет живет в импровизированной землянке и питается отходами с лагерной кухни. Уважаемому в прошлом поэту приходится чистить выгребные ямы. Зимой он откалывает замерзшие экскременты ледорубом.

Над Ай-старшим несколько раз устраивается публичный суд. Побоями его принуждают к самокритике. «У того, кто ребенком пережил такое, потом остается только две возможности, – говорит Ай Дань. – Либо изменить самому себе, либо кричать о своем возмущении. Мне тогда было всего пять лет, и я научился приспосабливаться. Моему брату Ай Вэйвэю было десять, он был более ранимым и смышленым. И он сделал другой выбор».

 

Революция перемолола своих героев

Живущий в Гонконге историк и автор масштабного исследования о «культурной революции» Франк Дикёттер говорит: террор тех дней «уничтожил последние остатки доверия, дружбы и общительности, еще сохранявшиеся в Китае Мао». Это относится прежде всего к семьям убежденных коммунистов, таких как Ай Цин и Си Чжунсюнь, которые в целом приняли учение Мао, но сохранили определенную степень независимости.

Отец Си Цзиньпина знал Мао Цзэдуна с 30‑х годов. Будучи командиром одного из партизанских отрядов, он «приютил» у себя его армию, которой во время гражданской войны угрожала опасность.

Си считался искусным переговорщиком, и потому после основания Народной Республики его направили в тибетские области, над которыми только-только был установлен контроль КНР, – он должен был договариваться с буддистской знатью. Далай-лама впоследствии отзывался о Си Чжунсюне как о человеке «очень приветливом и сравнительно открытом». Он якобы подарил тогда Си наручные часы Omega, которые тот долго носил.

Однако «культурная революция» обрушивается на бывшего партизана Си столь же неумолимо, как и на «правоуклониста» и писателя Ай Цина. Зимой 1966 года «реакционера» Си уводят, показывают публике на платформе грузовика с табличкой на шее, жестко допрашивают. Военные доставляют его в Пекин, где до смерти Мао он остается под домашним арестом. Когда в 1972 году он впервые после семи лет разлуки снова видит свою семью, он не узнает собственных сыновей и спрашивает у младшего из двоих: «Ты Цзиньпин или Юаньпин?»

Семье Ай Цина приходится еще несколько лет жить в ссылке. В начале 70‑х отцу, ослепшему на один глаз, позволяют поехать в Пекин на обследование в сопровождении сыновей. Только после смерти Мао в 1976 году Ай Вэйвэй с родителями возвращается в свой родной город. Двумя годами позднее он поступает в кинематографический вуз. В 1981 году, когда отца реабилитируют, а Китай становится уже не таким закрытым, он не выдерживает и уезжает в Нью-Йорк. Там он перебивается случайными заработками и учится на дизайнера.

Самое позднее в эти годы Ай и Си-старшие снова встречаются и общаются. Сколько раз, мы не знаем. Но у брата Ай Вэйвэя есть их фотографии. Судя по ним, отношения остались доверительными: Ай-старший держит Си-старшего за предплечье, Ай-старший, правый, слепой глаз которого странно закатился, почти прижимается к Си-старшему. Оба пытаются изобразить улыбку.

Фото: EPA/Vostock Photo

Фото: EPA/Vostock Photo

 

Фото: Shutterstock

Ай Вэйвэй (на верхнем фото) и Си Цзиньпин (на нижнем), чьи отцы были репрессированы, избрали разные жизненные пути. Первый стал художником, уехал на Запад и сегодня считается главным китайским диссидентом. Второй встроился в коммунистическую систему и стал президентом КНРФото: Shutterstock

 

Два пути из кровавого хаоса

Ранние работы Ай Вэйвэя поражают критиков на Западе радикальным обращением с китайской культурой: Ай разбивает старинную вазу и другие символы китайской культуры, он «расчленяет» предметы древности, чтобы собрать их воедино по-новому, он фотографируется с вытянутым средним пальцем перед воротами «Небесного спокойствия» – Тяньаньмэнь. Не нужно быть критиком искусства, чтобы понять биографические истоки его радикализма.

Молодой Си Цзиньпин избирает противоположный путь. Когда хаос «культурной революции» достигает своей кульминации, он следует призыву Мао Цзэдуна: городская молодежь едет в деревни, чтобы учиться у крестьян. Цзиньпин попадает в одно из государственных хозяйств в родной провинции отца, где ему приходится жить в пещере и заниматься тяжелым трудом. Однако он быстро завязывает знакомства и позднее становится секретарем своей рабочей группы. В 1971 году его принимают в Коммунистический союз молодежи, а в 1974‑м – в партию.

Год спустя, еще до смерти Мао, Си возвращается в Пекин. Здесь он начинает обзаводиться связями, которые обеспечивают ему все более важные назначения и приближают его к эпицентру власти. В 2012 году его выбирают Генеральным секретарем партии, в 2013‑м – президентом страны.

Почему двое мужчин, которым в годы «культурной революции» выпала очень похожая, горькая участь, избрали столь разные пути?

Выбор диссидента Ай Вэйвэя кажется логичным. Но как молодой Си Цзиньпин примирился с режимом, так унизившим его и еще больше – его отца? И почему он дополнительно ужесточает этот режим, в чем после трех лет Си на посту президента не остается сомнений? Ужесточения касаются и системы судов, и цензуры, и других вопросов национальной безопасности. И почему в чем-то он даже действует по лекалам «культурной революции» – например, поощряя культ своей личности или вынуждая критиков режима к фиктивному раскаянию перед телекамерами?

Историк Ву Ди – издатель онлайн-журнала, в котором жертвы и их палачи (в рамках дозволенного цензорами) делятся воспоминаниями о периоде «культурной революции».

«Наша система, – говорит Ву, – признала свои ошибки; одной из наиболее тяжких была «культурная революция». Но ведь ошибки можно исправить». С этим согласно и подавляющее большинство китайцев, продолжает Ву: «Нельзя смотреть только на то, через что прошла тогда наша элита. Посмотрите, как богато ей живется сегодня».

Политолог Патрисия Торнтон, читающая в Оксфорде курс лекций о последствиях «культурной революции», говорит: «Президент Си принадлежит к небольшой группке тех, кто считает себя коммунистом по крови».

Для человека его происхождения решение о вступлении в партию в 60‑е годы, несмотря на хаос, было логичным: «Это был тот единственный порядок, который еще оставался в стране после «культурной революции».

Китайское государство стало более авторитарным, чем было в предшествующие годы, именно потому, что над порядком снова нависла угроза: «Рост экономики замедляется, в стране до сих пор нет системы социальной защиты. Руководство понимает, что такая ситуация чревата взрывом социального недовольства».

В июне 1981 года, пять лет спустя после смерти Мао, ЦК КПК принимает резолюцию «по определенным вопросам нашей партийной истории с момента основания Народной Республики». В ней говорится: «Культурная революция» явилась причиной тяжелых потерь, понесенных партией, государством и народом». Именно в такой последовательности.

Три года спустя отец Си Цзиньпина Чжунсюнь выступил перед узким кругом товарищей по партии в Шанхае. Он сказал: «Председатель Мао хотел, чтобы мы видели в «культурной революции» тридцать процентов плохого и семьдесят процентов хорошего. И где эти семьдесят процентов? В «культурной революции» ничего хорошего не было. Это была ложная вера. И ложное движение».

Бернхард Цанд

http://www.profile.ru/politika/item/106615-deti-ottsov-revolyutsii

Фонд поддержки авторов AfterShock

Комментарии

Аватар пользователя PavelCV
Аватар пользователя кислая
кислая(3 года 5 месяцев)(22:21:38 / 16-05-2016)

В смысле опубликовать ее в этом разделе? 

Аватар пользователя PavelCV
PavelCV(5 лет 1 неделя)(22:31:41 / 16-05-2016)

Да.

Аватар пользователя alexsword

Лидеры обсуждений

за 4 часаза суткиза неделю

Лидеры просмотров

за неделюза месяцза год

СМИ

Загрузка...