Вход на сайт

МЕДИАМЕТРИКА

Облако тегов

7 мая были приняты на вооружение БС-3 и С-25

Аватар пользователя PIPL

Этот день в истории:

7 мая 1944 года на вооружение принята 100-мм полевая пушка образца 1944 г. БС-3

7 мая 1955 года принята на вооружение Войск ПВО страны зенитная ракетная система С-25

 

НЕСТАРЕЮЩАЯ БС-3

Постановлением Государственного комитета обороны (ГКО) от седьмого мая 1944 г. за № 5822 на вооружение Красной Армии была принята 100-мм полевая пушка образца 1944 г с присвоением ей наименования БС-3. Среди отечественных артсистем сухопутных войск военного времени орудие занимает особое положение, определяемое в категориях «впервые» и «единственная» рядом технических и исторических обстоятельств. БС-3 — самое мощное противотанковое орудие Великой Отечественной войны.

Это первая и оставшаяся единственной из принятых на вооружение буксируемая 100-мм нарезная пушка, созданная главным образом для борьбы с тяжелобронированными подвижными целями. Его производство начали в годы войны и длительно продолжали после ее завершения. Причем характеристики, заложенные в конструкцию, позволили ей оставаться на вооружении на протяжении ряда десятилетий после завершения производства, несмотря на бурную эволюцию реактивного противотанкового оружия и не прекращавшиеся работы по созданию более совершенных нарезных и гладкоствольных противотанковых артсистем (Д-60, «Жало», «Рапира», «Спрут» и др.).

Это единственная практически полностью конструктивно оригинальная крупносерийная полевая артсистема: все прочие, поступившие тогда на вооружение, представляли собой либо глубокую модернизацию ранее созданных, либо удачную комбинацию из элементов уже существовавших орудий. Для БС-3 характерно отсутствие прямых предшественников, и степень заимствования ограничена использованием баллистического решения устройства ствола и частично боеприпасов. Хотя, разумеется, при ее разработке учитывался потенциал ранее проводившихся работ.

Объединение унитарного заряжания, гидропневматического уравновешивающего механизма, торсионной подвески колесного хода и возможности беспередковой буксировки с высокими транспортными скоростями при неоттянутом стволе явилось новинкой в отечественном артиллерии для систем подобного калибра

Обилие новаторских решений и в конечном счете их успешная реализация наглядно продемонстрировали высокий уровень конструкторской подготовки и профессиональную зрелость коллектива Центрального артиллерийского конструкторкого бюро (ЦАКБ), возглавлявшегося генерал-лейтенантом технических войск В.Г.Грабиным, несмотря на то, что собственно ЦАКБ образовали в системе Наркомата вооружений (НКВ) всего за полтора года до сдачи БС-3. Это вторая попытка в советский период формирования головного отраслевого центра в оборонной промышленности, ориентированного на проведение разнообразных научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ в интересах развития всей отечественной артиллерии, (история этой организации еще требует фундаментального изучения и освещения). Ликвидация ЦНИИ-58 (так он именовался в последние годы своего существования) в 1959 г., если оценивать этот факт с позиций последующей истории, представляется ошибкой. Убедительным подтверждением тому можно считать создание через одиннадцать лет аналогичного института — ЦНИИ «Буревестник».

Справедливости ради следует отметить, что тот период отмечен в истории советской артиллерии в целом как весьма неблагоприятный из-за чрезмерного акцентирования внимания политического и военного руководства на реактивной (так тогда называли ракетную технику) тематике. Это, в свою очередь, привело к значительной деструкции конструкторско-производственной базы артпромышленности страны и нерациональному расходованию средств. Оправдать такое развитие событий можно только отсутствием должного понимания и некоторой эйфорией, свойственной начальному периоду становления принципиально новой области военной техники. Потом, естественно, все стало на свои места. Но это произошло много позже.

100-мм полевая пушка БС-3 обр. 1944 г.

100-мм полевая пушка БС-3 обр. 1944 г.

100-мм полевая пушка БС-3 обр. 1944 г.

100-мм полевая пушка БС-3 обр. 1944 г.:

1 — труба ствола; 2 — кожух люльки; 3 — левая станина; 4—лом; 5 — летний сошник; 6 кронштейн; 7 — кронштейн прицела верхнего станка; 8 — капсюльная втулка; 9,19 — заряды; 10 — гильза; 11,15 21 — корпуса; 12,17 — разрывные заряды; 13 — головной взрыватель; 14 — осколочно-фугасная граната ОФ-412; 16 — дымовой состав; 18 — дымовой стальной снаряд Д-412; 20 — обтюратор; 22 — бронебойный наконечник, 23 — баллистический наконечник; 24 — бронебойно-трассирующий снаряд БР-412Д; 25 — донный взрыватель; 26—трассер; 27 — размеднитель; 28 — ведущий поясок; 29 — бронебойно-трассирующий снаряд БР-412Б; 30 — гайка; 31 — валик; 32 — кронштейн; 33 — шайба; 34 — рукоятка; 35 — тяга параллелограммного механизма; 36 — оптический прицел прямой наводки ОП1-5; 37 — налобник; 38 - наглазник; 39 — узел крепления панорамного прицела 52-Ц-412; 40 — маховичок затяжного валика; 41 — коробка для щетки банника и разрядника; 42 — ушки; 43 — окно наблюдения в прицел прямой наводки; 44—ящик для лямок, и іускового шнура и документации; 45 — стопор нижнего щита по-походному; 46 — планка; 47 — нижний щит; 48 — штанги; 49 — основной щит; 50 — вехг; 51 — держатель; 52 — лопаты; 53 — усиленная шина ГК автоколеса типа ГАЗ-АА; 54 — гусматик; 55 — карман для аккумулятора; 56 — кронштейн; 57 — ящик для панорамы; 58 — ящик прицела прямой наводки; 59 — крепление ручного экстрактора; 60 — защелка с ручкой, 61 — броневая заслонка; 62 — скоба; 63 — игольчатые подшипники; 64 — левая цапфа; 65 — держатель правила; 66 — зимний сошник; 67 — хоботовый каток; 68 — полозок; 69 -— подвижный щиток; 70 — угольник; 71 — рукоятка спуска; 72 — пластина с графиком для определения количества жидкости в накатнике; 73 — щиток спускового механизма; 74 — рейка; 75 — указатель отката; 76 — захват; 77 — войлочное уплотнение; 78 — сектор; 79 — кронштейн уравновешивающего механизма; 80 — корпус червячной передачи; 81 — шарнирный телескопический привод; 82 — конический редуктор, 83 — противовес; 84 — маховик подъемного механизма; 85, 104 — деревянные ручки; 86 — уравновешивающий механизм; 87 — маховик поворотного механизма; 88 — полуось торсионной подвески; 89 — верхний станок; 90 — кронштейн механизма включения и выключения подрессоривания; 91 — стопор станин в боевом положении; 92 — стяжка крепления казенника по-походному; 93 - - кронштейн установки воздушно-гидравлического насоса; 94 — крепление лома; 95 — лирка; 96 — держатель правила; 97 - правило; 98 — лобовая коробка; 99 — вилка, 100 и 101 — кожухи; 102 — матка; 103 — втулка, 105 — упорные подшипники; 106 — сферический вкладыш; 107—ось; 108 — подшипник; 109 - распорная втулка; 110 — гайка; 111 — сальник; 112,137- масленки; 113 — болт фиксации штыря верхнего станка; 114 — тяга; 115 — колодка; 116 — балка закрепления люльки по-походному; 117 — правая станина; 118 — крепление лопаты; 119 — захват сошника; 120 — тарельчатые пружины; 121 — стопор по-походному; 122 — серьга; 123 — поручень; 124 — дульный тормоз, 125 — болт; 126 — стопорное кольцо; 127 — гайки; 128 — цилиндрический штифт; 129 — обойма передняя; 130 — щиток, 131 — рычаг механизма повторного взведения ударника; 132 — болт закрепления казенника по-походному; 133 — ось кривошипов затвора; 134 — направляющая дуга; 135 — рукоятка для о.крывания затвора; 136 — полуавтоматам; 138 — задняя обойма; 139 — рычаг выбрасывателей; 140 — подхват; 141 — пробка; 142 — клин затвора; ш — отверстие под цапфы люльки; щ — отверстие под узел крепления панорамного прицела; э — отверстие под подъемный механизм; ю — отверстие под поворотный механизм; я — кожух сектора подъемного механизма; а1 и ж1 — ограничители вертикальной наводки; 61 и и1 — отверстия для патрубка червячной передачи; в1 — шаровые гнезда для пят уравновешивающего механизма; г1 — площадка для крепления кронштейна щита; д1 — отверстия под болты крышки; е1 — отверстие для штыря; к1 — площадки для крепления основного щита; л1 — окно для сектора подъемного механизма м1 —крюк; н1 —бобышка под поворотный механизм; п1 —отверстие для штыря; р1 — правый упор; с1 — коробка правая; т1 — отверстие под стопор станин; у1 — отверстие для штырей крепления станин/

 

А в начале 1943 г., еще задолго до летних, самых ожесточенных в истории войны боев с применением крупных бронетанковых соединений, наиболее дальновидные специалисты промышленности и Главного артиллерийского управления (ГАУ) Красной Армии отчетливо ощутили угрозу появления у германской армии толстобронных танков и штурмовых артсамоходов, оснащенных дальнобойными. пушками.

Существовавшая в войсках в этот период полевая артиллерия могла пытаться вести борьбу с таким противником лишь на условиях, в основном граничивших с самоубийством.

Штатными противотанковыми средствами армии являлись устаревшие, уже достигшие предела своих технических возможностей, 45-мм пушки (производство мощной 57-мм пушки ЗИС-2 образца 1941 г. после выпуска нескольких сот изделий пришлось прекратить в том же году). Противотанковые боеприпасы орудий дивизионного и полкового звена в складывающейся ситуации утратили требуемую эффективность Лишь корпусная артиллерия отвечала изменившимся требованиям, но была тяжела, громоздка и поэтому маломаневренна и уязвима. Да и не столь уж многочисленна.

Тринадцатого апреля 1943 г. нарком Д.Ф.Устинов направил заместителю Председателя ГКО Л.П.Берии перечень предложений НКВ по мерам усиления средств противотанковой борьбы. В число наиболее важных входила восстановление производства ЗИС-2, использование существовавших наработок по применению модифицированной 85-мм зенитной пушки, увеличение выпуска 122-мм пушки А-19 образца 1931/37 г., создание новых кумулятивных и подкалиберных снарядов. Но наиболее перспективным и многообещающим представлялось 100-мм орудие (возможность создания такой системы обосновал В.Г. Грабин), использующее баллистику освоенной производством в предвоенный период морской зенитной пушки Б-34. Принципиально важным при этом являлось наличие для нее отработанной технологии и сложившейся промбазы выпуска элементов выстрелов унитарного заряжания (в этой части требовалось только дополнительно разработать бронебойный снаряд, отсутствовавший в номенклатуре боеприпасов Б-34).

Расчеты показывали, что новое орудие будет иметь бронебойность до 125-мм на дальность 1000 м при угле встречи в 98 градусов от нормали. Предусматривалась также возможность организации его производства в двух разновидностях — как буксируемого, так и установленного в танк КВ или артсамоход. Для реализации второго варианта предлагалось использовать наработки по ранее созданной 107-мм танковой пушке ЗИС-6.

Уже 15 апреля 1943 г. выходит Постановление ГКО № 3187 о мероприятиях по усилению противотанковой обороны. В основном оно содержало решения, касающиеся работ по уже подготовленным к производству системам, но при этом НКВ предписывалось представить к 25 апреля в ГАУ предложения по разработке на основе орудий М-60 и Б-34 новой корпусной пушки, обладающей качествами противотанковой.

Вариант использования М-60 — 107-мм пушки с раздельным заряжанием, одобрения не получил. Постановлением ГКО № 3290 от 5 мая 1943 г. санкционировались работы по «дуплексу» корпусных пушек на едином лафете: 100-мм — с баллистикой Б-34 и 122-мм — с баллистикой А-19. Их разработку и изготовление (по одному экземпляру опытных образцов) возложили, соответственно, на ЦАКБ и Мотовилихинский завод № 172 им. Молотова НКВ — единственный, способный в тот период выполнить подобный заказ. Сроки устанавливались жесткие: ЦАКБ надлежало подать в производство чертежи: по 100-мм системе — к 30 мая, по 122-мм — к 10 июня, заводу № 172 — изготовить оба опытных образца к 15 июля и к 1 августа представить их в ГАУ для полигонных испытаний. При этом ЦАКБ получало дополнительные средства на улучшение условий работы и обеспечение жильем сотрудников и обеим организациям выделялся значительный премиальный фонд.

Чтобы не превышать заданную массу (не более 3,5 тонны) 100-мм орудия, при создании С-3 (такой индекс оно получило в ЦАКБ) коллектив использовал весь опыт конструкторской группы завода № 92 им.Сталина НКВ, составившей костяк ЦАКБ при формировании. Именно эти инженеры недавно сдали на вооружение ставшую впоследствии легендарно знаменитой дивизионную пушку ЗИС-З и уже упоминавшуюся ЗИС-2.

Общую компоновку системы осуществил А.Е.Хворостин. Ствол-монобпок с вертикальным клиновым затвором и мощным дульным тормозом проектировал И.С.Грибань. Люлькой занимался Б.Г.Лас-ман. Противооткатные устройства и уравновешивающий механизм разрабатывал Ф.Ф.Калеганов. Верхний станок — А.П.Шишкин, нижний — Е.А.Санкин. За прицельные приспособления отвечали П.Ф.Муравьев, Б.Г.Погосянц и Ю.В.Тизенгаузен.

Четвертого июня документацию направили на завод. Ответственным представителем от ЦАКБ командировали П.А.Тюрина, лично осуществившего транспортировку основной части секретных материалов на Урал самолетом. Чертежи на ствол, имевшие гриф «Совершенно секретно», отправили отдельно по соответствующим каналам.

Директор одного из старейших и заслуженных в отечественной артиллерийской истории предприятий — знаменитой «Мотовилихи» — А.И.Быховский сразу по прибытии Тюрина принял его, и после оперативного обсуждения поставленной задачи коллектив предприятия приступил к выполнению заказа. Несмотря на большой опыт конструкторов ЦАКБ, на месте пришлось перерабатывать документацию под конкретные возможности существовавшего производства, потребовалось освоение новых материалов и технологий. И здесь пермяки внесли немало ценных предложений. Так, совместно преодолевая неизбежную «сырость» опытных чертежей и производственные проблемы, за три с небольшим месяца на свет появилась в металле первая опытная пушка. И уже 14 сентября, даже без заводских малых контрольных испытаний, ее направили на полигон для отстрела. Кстати, постановлением № 3290 изначально предусматривался пункт, обязывавший Наркомат путей сообщения обеспечить срочную перевозку орудия и боеприпасов.

В этой связи 15 сентября Грабин подписал приказ № 245 по ЦАКБ о назначении комиссии* для приемки, отледки и заводских испытаний опытных образцов С-3 и С-4 (вариант с наложением на унифицированный станок от С-3 ствола с баллистикой 122-мм пушки А-19 обр.1931/37 г.).

Первые же стрельбы на подмосковном Софринском полигоне выявили, наряду с рядом естественных мелких недостатков, два принципиально серьезных. Во-первых, оказалась неудачной конструкция крепления литого дульного тормоза при помощи втулки: его оторвало после нескольких выстрелов, и пришлось срочно менять на штампованный вариант. Во-вторых, при стрельбе орудие сильно прыгало, что делало небезопасной работу наводчика и сбивало прицельные установки. Это, в свою очередь, приводило к уменьшению практического темпа прицельной стрельбы — качества для полевого противотанкового орудия очень важного. К тому же пушка плохо самозакалывалась после первого выстрела.

Испытания возкой показали перегруженность колес (в традициях КБ было применение стандартных автомобильных колес, и здесь пришлось применить ранее не использовавшуюся в отечественной практике парную установку колес от грузовика ГАЗ-АА с шиной ГК).

Конструкторско-технологическая группа ЦАКБ под руководством П.М.Назарова предложила комплекс мероприятий для устранения обнаруженных недостатков (причем вопрос «прыгучести» стал предметом специального обсуждения на Техсовете НКВ) с соответствующей переделкой чертежей.

На ленинградском заводе «Большевик» по чертежам доработанного опытного образца начали изготовление первой серии из пяти пушек. В ноябре 1943 г. Тюрина вновь направили (теперь уже на завод № 232 в Ленинграде) для обеспечения выпуска пушек опытной серии с учетом корректив, выработанных группой Назарова. В условиях не завершившихся боев по деблокаде ему приходилось добираться окольными путями. Комплект новых чертежей поступил на завод в декабре 1943 г.

Опытный образец пушки подвергли повторным испытаниям уже на Гороховецком полигоне в период 17 — 31 декабря 1943 г. В течение 22 — 29 января 1944 г., после новых доработок, испытания продолжили. И опять без особого успеха по ранее отмеченным главным недостаткам.

Четыре орудия из опытной серии в период с 5 по 15 февраля 1944 г. прошли испытания на ленинградском полигоне. Артиллерийский комитет ГАУ в своем заключении отметил, что два основных недостатка — по устойчивости орудия при выстреле на небольших углах возвышения ствола и по прочности крепления дульного тормоза — сохранились. Кроме того, обнаружились производственные дефекты, вызванные недостаточным оснащением завода и начальной степенью освоения им производства. Но, учитывая насущную потребность армии в такой пушке, по заключению Арткома ГАУ, ее выпуск необходимо было начать немедленно при условии устранения вопросов по дульному тормозу и технологическим упущениям. Остальное посчитали возможным отработать в процессе изготовления первых 30 — 40 орудий.

Двадцать четвертого февраля, при рутинном отстреле на кучность, у пушки № 1, выпущенной заводом № 232, на 89-м выстреле оторвало тыльную часть казенника. Обошлось без жертв — обломок угодил в стену одного из полигонных сооружений. Причина произошедшего была непонятна, поскольку опытный образец, по документации которого и изготовили этот казенник, уже выдержал значительное количество выстрелов без замечаний к прочности данного узла. Металлографический анализ не показал ошибки в примененной марке стали и нарушений структуры металла. Проведенный перерасчет подтвердил наличие для этой детали четырехкратного запаса прочности. Попытку ЦАКБ обвинить в отклонениях от требований конструкторской документации производственников завод аргументированно опротестовал.

Ввиду неясности ситуации 16 марта 1944 г. на совместном совещании представителей ГАУ, ЦАКБ и завода № 232 приняли решение об упрочнении казенника путем увеличения толщины его стенок и замены марки стали, хотя завод вновь выразил свои возражения, считая применение более прочной стали достаточной мерой усиления, тогда как увеличение размеров казенника потребует существенной переработки взаимодействующих деталей и технологических процессов. И, как показало развитие событий, эта позиция оказалась правильной. Еще в конце февраля появилось предположение, высказанное директором завода А.И.Захарьиным, о возможности появления у казенника в процессе производства зон концентрации напряжений в углах затворного гнезда.

Последующий анализ подтвердил его правоту — в конце концов выяснилось, что к этому приводит способ ручной доводки детали после станочной обработки. В чертежи внесли обязательное выполнение радиуса в зоне сопряжения плоскостей, и проблема с уширением стенок казенника была решена (но последнее слово в этой истории пришлось сказать председателю Техсовета НКВ Э.А.Сателю).

Продолжались работы и по переделке конструкции дульного тормоза. В начале января ЦАКБ дало согласие на изготовление его и ряда других деталей не штамповкой, а литьем. Это очень устроило завод, испытывавший затруднения с штамповочным оборудованием, и там оперативно спроектировали цельнолитой дульный тормоз из ранее отработанной на заводе высококачественной стали марки «БРО». В марте 1944 г. начали его испытания. И хотя первый образец разлетелся на 149-м выстреле, теперь с ситуацией справились быстро.

Постановлением ГКО № 5509 от 29 марта определили первоочередные задачи по восстановлению производства на ленинградских заводах. В том числе заводу № 232 предписывалось сосредоточиться на освоении пушки БС-3. К ее выпуску подключался и завод № 7 «Арсенал» им.Фрунзе НКВ в кооперации с другими ленинградскими предприятиями.

В период с 15 апреля по 2 мая 1944 г., согласно директиве командующего артиллерией Красной Армии Главного маршала артиллерии Н.Н.Воронова, в Гороховецком учебном артиллерийском лагере провели войсковые испытания батареи из четырех пушек С-3 серийного изготовления завода № 232. Основными их задачами были: проверка технических и эксплуатационных качеств орудия, определение соответствия требованиям, предъявляемым к тяжелым противотанковым системам, и выдача заключения о возможности принятия С-3 на вооружение в качестве противотанковой или корпусной пушки. Огневые испытания предусматривали и стрельбы по натурной трофейной бронетехнике: тяжелому танку Т-V1 «Тигр» и штурмовому орудию «Фердинанд» (так в то время именовали у нас немецкий самоход «Элефант»). Об их результатах и общем настроении испытателей говорит выдержка из телеграммы, присланной 26 апреля Грабину начальником 18-го отдела ЦАКБ К.К.Ренне: «Василий Гаврилович! Докладываю вкратце. По подвижным целям результаты хорошие. По «Тигру» с 500 — 1000 метров и 1300 метров и под углом 30 градусов лоб и 60 градусов борт проколачиваем без труда. Кучность и меткость не оставляют теперь сомнений...»

Для справки (как это указано в материалах испытаний) — лобовой лист корпуса у «Тигра» имел толщину 110 мм. И еще. Чтобы телеграфный текст не ввел в невольное заблуждение — немецкие трофеи не могли двигаться и их использовали только как стационарные цели.

Технические характеристики 100-мм полевой пушки БС-3 обр. 1944 г.

Технические характеристики 100-мм полевой пушки БС-3 обр. 1944 г.

При этом следует учитывать, что орудийные расчеты сформированной батареи скомплектовали из личного состава учебного артполка, отведя на ознакомление с новой техникой всего три дня. Правда, при подборе артиллеристов особое внимание уделили наводчикам.

В итоге определилось, что С-3 способна поражать танк Т-V1 по всей площади лобовой проекции на дальностях до 2000 метров с любого ракурса и с расстояния до 500 метров наносить ощутимые повреждения лобовой броне штурмового орудия (сквозного пробития 200-мм «лба» этого «Слона» не удалось достичь даже такой пушке). В борта оба представителя германского «зверинца» поражались на всех прицельных дальностях. Для попадания в движущуюся цель требовался, в среднем, расход 2,2 снаряда при скорострельности 4,5 выстрела в минуту.

По-прежнему проявили себя органические недостатки системы. Прыжок при выстреле на небольших углах возвышения не позволял наводчику непрерывно удерживать глаз у окуляра прицела (в войсках к этому так и не изжитому пороку артиллеристам пришлось приспосабливаться, вовремя уворачиваясь от скачущей оптики). Наличие мощного дульного тормоза при небольшой высоте линии огня и настильных траекториях, характерных для стрельбы по бронецелям, приводило к образованию значительного дымопылевого облака, демаскировавшего позицию и ослеплявшего расчет. Но это была неизбежная цена достижения требуемого веса: все-таки дульный тормоз поглощал 60% энергии отката.

Общий вывод. Пушка С-3 может быть рекомендована как тяжелое противотанковое орудие для комплектования отдельных дивизионов и полков в составе отдельных артиллерийских противотанковых бригад. Вместе с тем ее можно использовать и в качеств корпусного орудия в дополнение к системам А-19. Выход постановления о принятии на вооружение определил сроки и объемы производства.

Следует также упомянуть, что 19 октября 1944 г. Д.Д.Устинов подписал приказ № 477 о премировании ведущих участников работ по С-3 с большим персональным перечнем сотрудников ЦАКБ, заводов № 172, 232, 7 и ГСПКИ-40. Для поощрения прочих конструкторов, технологов, работников цехов и отделов, принимавших активное участие в разработке и постановке на производство новой пушки, по этому приказу выделялось в распоряжение Грабина — 80 тыс. руб., Быховского — 30 тыс. руб., Захарьина — 100 тыс. руб., Евдокимова (директор завода № 7) — 50 тыс. руб. и Кагановича (начальник ГСПКИ-40) — 30 тыс. руб. Приказ заканчивался словами: «Выражаю уверенность, что и в дальнейшем проектно-конструкторские организации и заводы НКВ дружной совместной работой по созданию новых образцов вооружения обеспечат Красную Армию и ВМФ еще более совершенными видами вооружения».

С мая 1944 г. завод № 232 приступил к плановым поставкам БС-3 (такое обозначение получила пушка после принятия на вооружение), успев до конца года изготовить 275 пушек. С августа их выпуск начал завод «Арсенал» им.Фрунзе. Суммарный годовой выпуск составил 335 экземпляров. Производство на заводе «Большевик» продолжалось три года, а завод № 7 делал БС-3 до 1953 г., что в итоге дало армии почти четыре тысячи систем. И до появления на вооружении в начале 1960-х годов новых гладкоствольных орудий пушка БС-3 и ее танковый аналог Д-10 (кстати, почти ровесница, обязанная своим появлением тем же предложениям НКВ в апреле 1943 г.) составляли основу средств противотанковой борьбы Сухопутных войск.

Конечно, в количественном выражении БС-3 сравниться с семейством пушек Д-10, период и масштаб производства которых достойны Книги рекордов Гиннесса, трудно, но каждая система занимала свое место в общей структуре артиллерийского оснащения армии. Немаловажным обстоятельством при этом является полная идентичность номенклатуры применяемых для обеих систем (БС-3 и пушек семейства Д-10) боеприпасов**, что существенно упрощало обеспечение ими столь массового вида вооружений в боевой обстановке.

Полевая пушка БС-3 перевозилась без передка. Для ее транспортировки во время Великой Отечественной войны использовались трехосные грузовики «Студебеккер» US-6. При этом на машинах, имевших задние буферы, последние снимались, так как они ограничивали радиус поворота и вызывали поломку хоботовых частей -станин пушек. В послевоенные годы US-6 заменили отечественные автомобили ЗИС-151, ЗИЛ-157, бронетранспортер БТР-152 и гусеничные тягачи АТ-Л, МТ-Л и МТ-ЛБ.

О значении, которое в свое время военные придавали этой пушке, косвенно свидетельствует тот факт, что изданное в 1954 году (т.е. уже после прекращения производства) руководство службы описывающее конструкцию БС-3 и ее боеприпасы, все еще носило гриф «Секретно».

В процессе службы для поддержания должного уровня орудия проходили плановые капитальные ремонты и подвергались непринципиальным доработкам, улучшавшим их боевые и эксплуатационные качества. В частности разработали модификацию БС-3Н, приспособленную для установки ночного инфракрасного прицела (эта доработка производилась на уже существующих пушках). Последовательно продолжались работы по созданию и организации производства различных типов боеприпасов повышенной эффективности.

Предпринимались попытки и более радикальных модернизаций.

Например, в АКБ НИИ-88 Министерства оборонной промышленности группа конструкторов под руководством Е.В.Чарнко, занимавшихся артиллерийским оснащением воздушно-десантных войск, предложила в 1954 г превратить буксируемую БС-3 в самодвижущуюся. Аналогичная разработка — создание на базе 57-мм буксируемой пушки Ч-26 самодвижущейся СД-57 — незадолго до этого увенчалась успехом. Подобный вариант БС-3 (получивший индекс Ч-76) не затрагивал собственно качающуюся часть орудия — требовалось лишь в дополнение разместить двигатель с коробкой передач, органы управления, топливную систему и заменить колеса.

В предложенном проекте ввиду отсутствия подходящего отечественного двигателя предусматривалось использование 55-сильного мотора воздушного охлаждения от легкового автомобиля «Татраплан». Но по ряду не зависящих от конструкторов причин развития эти работы не получили.

Репортажи с парадов, кадры военной фото- и кинохроники сохранили для нас эпизоды, так сказать, «живой» биографии службы пушки БС-3. Ей случилось даже оказаться участницей «массовки» в популярном когда-то художественном фильме «Максим Перепелица» (1955 г.). Много позднее «кинематографическая» биография БС-3 продолжилась в одной из серий приключенческого телефильма «Секретный фарватер» (1986 г.).

Службу орудия БС-3 несли и за пределами страны. В 1950-х гг. изучался вопрос об организации лицензионного производства в Польше. Система экспортировалась и принимала участие во многих локальных конфликтах на Азиатском континенте и Ближнем Востоке. В 2001 г. телерепортаж о действиях сил Северного альянса в Афганистане продемонстрировал наличие БС-3 в числе вооружений их частей.

Как недавно стало известно, в процессе создания сценария парада, посвященного 60-летию Победы, провели мероприятия по подготовке к включению в парадный расчет восьми орудий БС-3. Позднее, правда, эти планы оказались пересмотрены

Ряд целесообразных технических решений, реализованных в конструкции орудия БС-3, как и некоторые входящие элементы, заимствовали в дальнейшем при разработке более современных артсистем другие конструкторские коллективы. Например, затвор использован в последней нарезной противотанковой пушке, принятой на вооружение Советской Армии — 85-мм Д-48 и, с незначительными изменениями, — в самой крупносерийной для послевоенного периода буксируемой артсистеме Сухопутных войск — 122-мм дивизионной гаубице Д-30.

Девятого мая 1985 г. в подмосковном Калининграде (с 1996 г. — г. Королев), где 17 лет находилось КБ В.Г. Грабина, открыли Мемориал в честь калининградцев-королевцев — защитников Родины. И в качестве символа ратной и трудовой славы его украсила пушка БС-3 № 8334. Этому предшествовала весьма хлопотная операция по запросу, получению и подготовке к установке орудия из арсенала Министерства обороны, предпринятая по инициативе ветеранов-грабинцев, работавших в Научно-производственном объединении «Энергия» Министерства общего машиностроения (ныне Ракетно-космическая корпорация «Энергия» им.С.П.Королева). Именно в состав этой организации в 1959 г. (тогда она именовалась ОКБ-1 ГКОТ) волею государственных обстоятельств включили перепрофилируемый на чисто ракетную тематику ЦНИИ-58.

Как памятник БС-3 установлена и на территории завода «Арсенал». Пушка занимает достойное место в экспозициях Центрального музея Вооруженных Сил Центрального музея Великой Отечественной войны в Москве и Центрального Военно-исторического музея артиллерии, инженерных войск и войск связи в Санкт-Петербурге (там, кстати, находится система № 316 выпуска еще 1944 г.).

В завершение следует упомянуть, что предусмотренную Постановлением ГКО от 5 мая 1943 г. 122-мм пушку С-4 тоже изготовили (правда, в более поздние сроки) и провели необходимый объем ее испытаний. Но, как и Д-2 (ее конкурентка, созданная в КБ завода № 9 НКВ), в серию она не попала из-за близости завершения войны, наличия достаточного количества систем А-19, развернутого производства БС-3 и ряда недостатков, вызванных стремлением достичь максимальной унификации с подобными орудиями при минимальной массе.

А. БРИТИКОВ

http://modelist-konstruktor.com/bronekollekcziya/nestareyushhaya-bs-3

 

1000 целей в одном залпе С-25 ("БЕРКУТ")

В июне 1955 года, была поставлена на боевое дежурство система С-25 – одна из первых в мире систем объектовой противовоздушной обороны. Ее характеристики были таковы, что сравнить их в то время было не с чем.

Ракета для С-25, получившая обозначение B-300, разрабатывалась в КБ С.А. Лавочкина группой П.Д. Грушина, двигатель – в НИИ-88 под руководством А.М. Исаева.

Одноступенчатая ракета с крестообразными рулями и крылом выполнена по аэродинамической схеме «утка» – оперение располагается впереди, а крыло – сзади. Диаметр корпуса – 0,71 м, длина – 11,43, стартовая масса – 3405 кг. Тяга ЖРД регулируемая, в пределах от 2,5 до 9 т. Боевая часть на разных модификациях была разная – как по типу, так и по массе: от 235 до 390 кг. На 207А – первой принятой на вооружение модификации – монтировалась БЧ массой 318 кг, содержащая радиально ориентированные кумулятивные заряды. При подрыве они образовывали поражающее поле в виде диска треугольного сечения с углом расхождения 6°. Максимальная скорость ракеты достигала 3670 км/ч. Этого вполне хватало для поражения предполагаемых целей – околозвуковых тяжелых бомбардировщиков. Характеристики ракет С-25 нельзя назвать уникальными, но для СССР они были этапными ввиду новизны.

РЛС, получившая индекс Б-200, имела две антенны, формирующие широкие плоские лучи. Их называли «лопатообразными», так как их толщина была всего порядка 1°, а ширина – 57°. «Лопаты» располагались во взаимно перпендикулярных плоскостях и колебались вверх-вниз и справа-налево (или наоборот) 

Зенитная ракетная система "Беркут"

1000 целей в одном залпе С-25 ("БЕРКУТ") (SA-1 Guild)

Основные компоненты ЗРС С-25: ракета В-300 и РЛС Б-200 (Музей авиации на Ходынском поле в Москве) © Tadeusz Mikutel - Skrzydlata Polska

Послевоенный переход в авиации на использование реактивных двигателей привел к качественным изменениям в противостоянии средств воздушного нападения и средств противовоздушной обороны. Резкий рост скорости и максимальной высоты полета самолетов-разведчиков и бомбардировщиков свели практически к нулю эффективность зенитной артиллерии среднего калибра. Выпуск отечественной промышленностью зенитных артиллерийских комплексов в составе зенитных орудий 100- и 130-мм калибра и радиолокационных средств орудийной наводки не могли гарантировать надежной защиты охраняемых объектов. Положение значительно обострялось наличием у потенциального противника ядерного оружия, даже одиночное применение которого могло привести к большим потерям. В сложившейся ситуации наряду с реактивными истребителями-перехватчиками перспек- тивным средством ПВО могли стать управляемые зенитные ракеты. Некоторый опыт разработки и использования управляемых зенитных ракет имелся в ряде организаций СССР, занимавшихся с 1945-1946 годов освоением немецкой трофейной ракетной техники и созданием на ее базе отечественных аналогов. Разработку принципиально новой техники для Войск ПВО страны ускорила обстановка "холодной" войны. Разрабатывавшиеся Соединенными Штатами планы нанесения ядерных ударов по промышленным и административным объектам СССР подкреплялись наращиванием группировки стратегических бомбардировщиков В-36, В-50 и других носителей ядерного оружия. Первым объектом зенитно-ракетной обороны, требовавшим обеспечения надежной обороны, руководством страны была определена столица государства - Москва.

Постановление Совета Министров СССР на разработку первой отечественной стационарной зенитно-ракетной системы для Войск ПВО страны, подписанное 9 августа 1950 года, было дополнено резолюцией И.В.Сталина: "Мы должны получить ракету для ПВО в течение года". Постановлением определялся состав системы, Головная организация - СБ-1, разработчики и организации-соисполнители нескольких отраслей промышленности. Разрабатываемой зенитной ракетной Системе присваивалось условное наименование "Беркут".

Согласно первоначальному проекту система "Беркут", располагавшаяся вокруг Москвы, должна была состоять из следующих подсистем и объектов:

два кольца системы радиолокационного обнаружения (ближнее в 25-30 км от Москвы и дальнее в 200-250 км) на базе РЛС кругового обзора "Кама". Радиолокационный комплекс 10-сантиметрового диапазона "Кама" для стационарных радиолокационных узлов А-100 разрабатывался НИИ-244, главный конструктор Л.В.Леонов.
два кольца (ближнее и дальнее) РЛС наведения зенитных ракет. Шифр РЛС наведения ракет - "изделие Б-200". Разработчик - СБ-1, ведущий конструктор по РЛС В.Э.Магдесиев.
зенитные управляемые ракеты В-300, располагаемые на стартовых позициях в непосредственной близости от РЛС наведения. Разработчик ракеты ОКБ-301, Генеральный конструктор - С.А.Лавочкин. Стартовое оборудование поручалось разработать ГСКБ ММП Главного конструктора В.П.Бармина.
самолеты-перехватчики, шифр "Г-400" - самолеты Ту-4 с ракетами Г-300 класса "воздух-воздух". Разработка комплекса воздушного перехвата велась под руководством А. И. Корчмаря. Разработка перехватчика прекращена на ранней стадии. Ракеты Г-300 (заводской шифр "210", разработчик ОКБ-301) - уменьшенный вариант ракеты В-300 с воздушным стартом с самолета-носителя.
По всей видимости, в качестве элемента системы предполагалось использовать самолеты дальнего радиолокационного обнаружения Д-500, разрабатывавшиеся на базе дальнего бомбардировщика Ту-4.
Система включала в себя группировку зенитно-ракетных комплексов (полков) со средствами обнаружения, управления, обеспечения, базы хранения ракетного оружия, жилые городки и казармы для офицеров и личного состава. Взаимодействие всех элементов должно было осуществляться через центральный командный пункт Системы по специальным каналам связи.

Организация работ по системе ПВО Москвы "Беркут", проводившихся в строжайшей степени
секретности, была возложена на специально созданное Третье главное управление (ТГУ) при СМ СССР. Головной организацией, отвечавшей за принципы построения Системы и ее функционирование, определялось КБ-1 - реорганизованное СБ-1, главными конструкторами Системы назначались П.Н.Куксенко и С.Л.Берия. Для успешного проведения работ в сжатые сроки в КБ-1 переводились необходимые сотрудники других КБ. К работе над системой были привлечены и немецкие специалисты, вывезенные в СССР после окончания войны. Работавшие в различных КБ, они были собраны в отделе № 38 КБ-1.

В результате упорного труда многих научных и трудовых коллективов в предельно короткие сроки были созданы опытный образец зенитного ракетного комплекса, проекты и образцы некоторых основных составляющиех системы.

Полигонные испытания опытного варианта зенитного ракетного комплекса, проведенные в январе 1952 года, позволили составить комплексный технический проект системы "Беркут", включавший только наземные средства обнаружения, зенитные ракеты и средства их наведения для перехвата воздушных целей из первоначально планировавшегося состава средств.

С 1953 по 1955 годы на 50- и 90-километровых рубежах вокруг Москвы силами "спецконтингента" ГУЛАГ-а велось строительство боевых позиций зенитных ракетных дивизионов, кольцевых дорог для обеспечения подвоза ракет к огневым дивизионам и базам хранения (общая протяженность дорог до 2000 км). Одновременно велось строительство жилых городков и казарм. Все инженерные сооружения системы "Беркут" проектировались Московским филиалом "Ленгипростроя", руководимым В.И. Речкиным.

После смерти И. В Сталина и ареста Л.П.Берии в июне 1953 года последовала реорганизация КБ-1 и смена его руководства. Постановлением правительства наименование системы ПВО Москвы "Беркут" заменясь на "Система С-25", главным конструктором системы назначался Расплетин. ТГУ под наименованием Главспецмаш включается в состав Минсредмаша.

Поставки боевых элементов Системы-25 в войска начались в 1954 году, в марте на большинстве объектов проводились настройка аппаратуры, доводка узлов и агрегатов комплексов. В начале 1955 года закончились приемо-сдаточные испытания всех комплексов под Москвой и Система была принята на вооружение. В соответствии с Постановлением СМ СССР от 7 мая 1955 года первое соединение зенитных ракетных войск приступило к поэтапному выполнению боевой задачи: защите Москвы и московского промышленного района от возможного нападения воздушного противника. Система поставлена на постоянное боевое дежурство в июне 1956 года после опытного дежурства с размещением на позиции ракет без заправки компонентами горючего и с весовыми макетами боевых частей. При использовании всех ракетных подразделений системы принципиально был возможен одновременный обстрел около 1000 воздушных целей при наведении на каждую цель до 3 ракет.

После принятия созданной за четыре с половиной года системы ПВО С-25 на вооружение главки Главспецмаша: Главспецмонтаж, отвечавший за ввод в строй штатных объектов системы, и Главспецмаш, курировавший организации-разработчики, ликвидировались; КБ-1 передавалось в Миноборонпром.

Для эксплуатации системы С-25 в Московском Округе ПВО весной 1955 года была создана и
развернута Отдельная армия особого назначения Войск ПВО страны под командованием генерал-полковника К.Казакова.

Подготовка офицерского состава для работы на Системе-25 проводилась в Горьковском училище ПВО, личного состава - в специально созданном учебном центре - УТЦ-2.

В ходе эксплуатации проходило совершенствование Системы с заменой отдельных ее элементов качественно новыми. Система С-25 (ее модернизированный вариант - С-25М) снята с боевого дежурства в 1982 году с заменой комплексами зенитной ракетной системы средней
дальности С-ЗООП.

Зенитный ракетный комплекс С-25

Работы по созданию функционально замкнутого зенитно - ракетного комплекса системы С-25 велись параллельно по всем его составляющим. В октябре (июне) 1950 года на испытания была представлена в экспериментальном макетном образце СНР (Станция Наведения Ракет) Б-200, а 25 июля 1951 года на полигоне был произведен первый пуск ракеты В-300.

Для проведения испытаний комплекса полного номенклатурного состава на полигоне Капустин Яр были созданы: площадка № 30 - техническая позиция подготовки ракет системы С-25 к пускам; площадка № 31 - жилой комплекс обслуживающего персонала опытной системы С-25; площадка № 32 - стартовая позиция зенитных ракет В-300; площадка № 33 - площадка опытного образца ЦРН (Центральный Радиолокатор Наведения) С-25 (в 18 км от площадки № 30).

Первые испытания опытного образца зенитного ракетного комплекса в замкнутом контуре управления (полигонного варианта комплекса в полном составе) были проведены 2 ноября 1952 года при стрельбе по радиоэлектронной имитации неподвижной цели. Серия испытаний велась в ноябре-декабре. Стрельба по реальным целям - парашютным мишеням проведена после замены антенн ЦРН в начале 1953 года. С 26 апреля по 18 мая проводились пуски по самолетам-мишеням Ту-4. Всего в ходе испытаний с 18 сентября 1952 года по 18 мая 1953 года был произведен 81 пуск. В сентябре-октябре по требованию командования ВВС были проведены контрольные полигонные испытания при стрельбе по самолетам-мишеням Ил-28 и Ту-4.

Решение о строительстве на полигоне полномасштабного зенитного ракетного комплекса для повторного проведения Государственных испытаний принято Правительством в январе 1954 года на основании решения Государственной комиссии. Комплекс был представлен на Государственные испытания 25 июня 1954 года, в ходе которых с 1 октября до 1 апреля 1955 года было произведено 69 пусков по самолетам-мишеням Ту-4 и Ил-28. Стрельба велась по радиоуправляемым самолетам-мишеням в том числе и по постановщикам пассивных помех. На завершающем этапе была произведена залповая стрельба 20 ракетами по 20 целям.

До завершения полигонных испытаний к выпуску комплектующих ЗРК и ракет было подключено около 50 заводов. С 1953 по 1955 годы на 50- и 90-километровых рубежах вокруг Москвы строились боевые позиции зенитных ракетных комплексов. С целью форсирования работ один из комплексов был сделан головным эталонным, ввод его в эксплуатацию осуществлялся представителями предприятий-разработчиков.

На позициях комплексов станция Б-200 - (ЦРН), функционально связанная с пусковыми установками ЗУР, располагалась в полузаглубленном железобетонном сооружении, рассчитанном на выживание при прямом попадании 1000-кг фугасной авиабомбы, обвалованном землей и замаскированном травяным покрытием. Для высокочастотной аппаратуры, многоканальной части локатора, командного пункта комплекса, рабочих мест операторов и мест отдыха дежурных боевых смен были предусмотрены отдельные помещения. Две антенны визирования целей и четыре антенны передачи команд размещались в непосредственной близости от сооружения на бетонированной площадке. Поиск, обнаружение, сопровождение воздушных целей и наведение на них ракет каждым комплексом Системы осуществлялись в фиксированном секторе 60 х 60 градусов.

Комплекс позволял сопровождать до 20 целей по 20 стрельбовым каналам с автоматическим (ручным) сопровождением цели и наводимой на нее ракеты при одновременном наведении 1-2 ракет на каждую цель. На каждый канал обстрела целей на стартовой позиции имелось по 3 ракеты на стартовых столах. Время перевода комплекса в боевую готовность определялось 5 минут, за это время должно было быть синхронизировано не менее 18 стрельбовых каналов.

1000 целей в одном залпе С-25 ("БЕРКУТ") (SA-1 Guild)

Боевая позиция ракет В-300 © Невский Бастион

Стартовые позиции с пусковыми столами по шесть (четыре) в ряд с подъездными путями к ним размещались на удалении от 1,2 до 4 км от ЦРН с выносом в сторону сектора ответственности дивизиона. В зависимости от местных условий из-за ограниченности площадей позиций число ракет могло быть несколько меньше, чем плановые 60 ракет.

На позиции каждого комплекса располагались сооружения для хранения ракет, площадки подготовки и заправки ракет, автопарки, служебные и жилые помещения личного состава.

В ходе эксплуатации проходило совершенствование системы. В частности, аппаратура селекции движущихся целей, разработанная в 1954 году, введена на штатных объектах после полигонных испытаний в 1957 году.

Всего изготовлено, развернуто и принято на вооружение 56 серийных комплексов С-25 (код НАТО: SA-1 Guild) в системе ПВО Москвы, один серийный и один опытный комплекс использовались для полигонных испытаний аппаратурной части, ракет и оборудования. Один комплект ЦРН использовался для испытаний радиоэлектронного оборудования в Кратове.

Станция наведения ракет Б-200

1000 целей в одном залпе С-25 ("БЕРКУТ") (SA-1 Guild)

Радиолокатор наведения ракет Б-200 (Музей авиации на Ходынском поле в Москве) © Tadeusz Mikutel - Skrzydlata Polska

На начальном этапе проектирования исследовалась возможность применения узколучевых локаторов точного сопровождения цели и ракеты с параболической антенной, создававшей два луча для слежения за целью и наводимой на нее ракетой (руководитель работ в КБ-1 - В.М.Тарановский). Параллельно прорабатывался вариант ракеты, оснащенной головкой самонаведения, включающейся вблизи точки встречи (руководитель работ Н.А.Викторов). Работы прекращены на ранней стадии проектирования.

Схема построения антенн секторного локатора с линейным сканированием предложена М.Б.Заксоном, построение многоканальной части радиолокатора и его систем слежения за целями и ракетами - К.С.Альперовичем. Окончательное решение о принятии к разработке секторных радиолокаторов наведения было принято в январе 1952 года. Угломестная антенна высотой 9 м и азимутальная антенна шириной 8 м располагались на различных основаниях. Сканирование осуществлялось при непрерывном вращении антенн, состоящих из шести (двух трехгранных) формирователей луча каждая. Сектор сканирования антенны - 60 градусов, ширина луча около 1 градуса. Длина волны - около 10 см. На ранних стадиях проекта предлагалось дополнять формирователи луча до полных окружностей неметаллическими радиопрозрачными накладками-сегментами.

При реализации станции наведения ракет для определения координат целей и ракет были приняты "метод С" и радиоэлектронная схема "АЖ", предложенные немецкими конструкторами, с использованием кварцевых стабилизаторов частоты. Предложенные сотрудниками КБ-1 система "А" на электромеханических элементах и система "БЖ" - альтернативная "немецкой" не были реализованы.
С целью обеспечения автоматического сопровождения 20 целей и 20 наводимых на них ракет, формирования управляющих команд наведения в ЦРН было создано 20 стрельбовых каналов с отдельными системами сопровождения целей и ракет по каждой их координате и отдельным для каждого канала аналоговым счетно-решающим прибором (разработчик - КБ "Алмаз", ведущий конструктор Н.В.Семаков). Стрельбовые каналы были сведены в четыре пятиканальные группы.

Для управления ракетами каждой группы вводились антенны передачи команд (в первоначальном варианте ЦРН предполагалась единая станция передачи команд).

Экспериментальный образец ЦРН отрабатывался с осени 1951 года в Химках, зимой 1951 и весной 1952 годов на территории ЛИИ (г. Жуковский). Опытный образец серийного ЦРН строился также в Жуковском. В августе 1952 года опытный образец ЦРН был полностью укомплектован. Контрольные испытания проводились с 2 июня по 20 сентября. Для контроля прохождения "совмещенных" сигналов ракеты и цели бортовой ответчик ракеты размещался на удаленной от ЦРН вышке буровой установки БУ-40 (в серийном исполнении комплекса она заменена на телескопическую конструкцию с излучающим рупором на вершине). Быстро сканирующие (частота сканирования около 20 Гц) антенны А-11 и А-12 для опытного образца станции Б-200 изготавливались на заводе № 701 (Подольский механический завод), передатчики - в радиотехнической лаборатории А.Л.Минца. После проведения в сентябре контрольных испытаний опытный образец ЦРН был разобран и железнодорожным транспортом отправлен для продолжения испытаний на полигон. Осенью 1952 года на полигоне Капустин Яр был построен опытный образец ЦРН с размещением аппаратурной части в одноэтажном каменном строении на 33 площадке.

Параллельно испытаниям ЦРН в Жуковском на комплексном моделирующем стенде в КБ-1 отрабатывался контур управления наведением ракет на цели.

Комплексный стенд включал в себя имитаторы сигналов цели и ракеты, системы их автоматического сопровождения, счетно-решающий прибор формирования команд управления ракетой, бортовое оборудование ракеты и аналоговое вычислительное устройство - модель ракеты. Осенью 1952 года стенд был перебазирован на полигон в Капустином Яре.
Серийное производство аппаратуры ЦРН велось на заводе № 304 (Кунцевский радиолокационный завод), антенны опытного образца комплекса производились на заводе № 701, затем - для серийных комплексов на заводе № 92 (Горьковский машиностроительный завод). Станции передачи команд управления на ракеты производились на Ленинградском заводе полиграфических машин (производство позднее выделилось в Ленинградский завод радиотехнического оборудования), счетно-решающие приборы выработки команд - на Загорском заводе, электронные лампы поставлялись Ташкентским заводом. Аппаратура для комплекса С-25 изготавливалась Московским радиотехническим заводом (МРТЗ, до войны - пистонный завод, позднее патронный завод - производил патроны для крупнокалиберных пулеметов).

Принятые на вооружение ЦРН отличались от опытного образца наличием контрольных устройств, дополнительными индикаторными устройствами. С 1957 года устанавливалась аппаратура селекции движущихся целей, разработанная в КБ-1 под руководством Гапеева. Для стрельбы по самолетам постановщикам помех был введен режим наведения "трехточка".

Зенитная ракета В-300 и ее модификации

Проектирование ракеты В-300 (заводское обозначение "205", ведущий конструктор Н.Черняков) было начато в ОКБ-301 в сентябре 1950 года. Вариант управляемой ракеты был представлен для рассмотрения в ТГУ 1 марта 1951 года, эскизный проект ракеты защищен в середине марта.

Ракета с вертикальным стартом, функционально разделенная на семь отсеков, оснащалась радиокомандной аппаратурой системы управления и была выполнена по схеме "утка" с размещением рулей для управления по тангажу и рысканию на одном из головных отсеков. Элероны, расположенные на крыльях в одной плоскости, использовались для управления по крену. В хвостовой части корпуса крепились сбрасываемые газовые рули, использовавшиеся для склонения ракеты после старта в сторону цели, стабилизации и управления ракетой на начальном этапе полета при малых скоростях движения. Радиолокационное сопровождение ракеты осуществлялось по сигналу бортового радиоответчика. Разработка автопилота ракеты и бортовой аппаратуры визирования ракет - приемника зондирующих сигналов ЦРН и бортового радиоответчика с генератором ответных сигналов - производилась в КБ-1 под руководством В.Е.Черномордика.

Проверка бортового радиооборудования ракеты на устойчивость приема команд от ЦРН проводилась с использованием самолета, барражировавшего в зоне обзора радиолокатора и имевшего на борту радиотехнические блоки ракеты, контрольную аппаратуру. Бортовое оборудование серийных ракет производилось на Московском велозаводе (завод "Мосприбор").

Отработка двигателя ракеты "205" проводилась на огневом стенде в Загорске (в настоящее время - г. Сергиев Посад). Проверялась работоспособность двигателя и радиотехнических систем ракеты в условиях имитации полета.

1000 целей в одном залпе С-25 ("БЕРКУТ") (SA-1 Guild)

Учебный пуск ЗУР В-300

Первый пуск ракеты произведен 25 июля 1951 года. Этап полигонных испытаний по отработке старта и системы стабилизации ракеты (автопилот) проходил в ноябре-декабре 1951 года при пусках с площадки № 5 полигона Капустин Яр (площадка для запуска баллистических ракет). На втором этапе - с марта по сентябрь 1952 года проводились автономные пуски ракет. Проверялись режимы управляемого полета при задании команд управления от программного бортоцого механизма, позднее от аппаратуры аналогичной штатной аппаратуре ЦРН. За первый и второй этапы испытаний проведено 30 пусков. С 18 по 30 октября было проведено пять пусков ракет с осуществлением их захвата и сопровождением аппаратурой опытного полигонного образца ЦРН.

После проведения доработок бортового оборудования 2 ноября 1952 года состоялся первый успешный пуск ракеты в замкнутом контуре управления (в составе опытного полигонного варианта комплекса) при стрельбе по радиоэлектронной имитации неподвижной цели. 25 мая 1953 года ракетой В-300 впервые был сбит самолет- мишень Ту-4.

Ввиду необходимости организации в сжатые сроки массового производства и поставки для проведения полигонных испытаний и в войска большого числа ракет выпуск их опытных и серийных вариантов для системы С-25 производился 41,82 (Тушинским машиностроительным) и 586 (Днепропетровским машиностроительным) заводами.

Приказ о подготовке серийного производства зенитных ракет В-303 (вариант ракеты В-300) на ДМЗ был подписан 31 августа 1952 года. 2 марта 1953 года прошел испытания четырехкамерный (двух режимный) маршевый ЖРД С09-29 (с тягой 9000 кг с вытеснительной
системой подачи углеводородного топлива и окислителя - азотной кислоты) конструкции ОКБ-2 НИИ-88 Главного конструктора А.М.Исаева. Огневые испытания двигателей проводились на базе филиала НИИ-88 в Загорске - НИИ-229. Первоначально изготовление двигателей С09.29 велось опытным производством СКБ-385 (г. Златоуст) - ныне КБМ им. Макеева. Серийное производство ракет развернуто ДМЗ в 1954 году.

Бортовые источники электропитания ракеты разрабатывались в НИИП Госплана под руководством Н.Лидоренко. Боевые части Е-600 (различного типа) ракет В-300 разрабатывались в КБ НИИ-6 МСХМ в коллективах под руководством Н. С.Жидких, В. А. Сухих и К.И.Козорезова; радиовзрыватели - в КБ, руководимым Расторгуевым. К серийному производству была принята осколочно-фугасная боевая часть с радиусом поражения 75 метров. В конце 1954 года проведены Государственные испытания ракеты с кумулятивной боевой частью. В некоторых источниках приводится вариант боевой части ракеты, по принципу действия напоминающий 76-мм противоаэропланный снаряд образца 1925 года: при взрыве боеголовка разделялась на сегменты, связанные тросами, перерезавшими элементы планера цели при встрече.

1000 целей в одном залпе С-25 ("БЕРКУТ") (SA-1 Guild)

Зенитные ракеты и ракеты-мишени комплекса С-25 © С.Ганин, Невский Бастион

В ходе многолетней эксплуатации в системы С-25 и ее модификаций были созданы и использовались ракеты "205", "207", "217", "219" различных вариантов, разработанные ОКБ-301 и МКБ "Буревестник".

Разработка ракеты "217" с ЖРД С3.42А (с тягой 17000 кг, с турбонасосной системой подачи топлива) конструкции ОКБ-3 НИИ-88 Главного конструктора Д.Севрука началась в 1954 году. Летные испытания ракеты проводились с 1958 года. Модифицированный вариант ракеты "217М" с двигателем С.5.1 разработки ОКБ-2 (с тягой 17000 кг, с турбонасосной системой подачи топлива) был принят на вооружение в составе комплекса С-25М.

Ракеты модификаций 207Т и 217Т предназначались для отражения массированных налетов ударной авиации противника. Ракета 217Т прошла испытания на полигоне Сары-Шаган.

Для отработки навыков транспортировки и установки ракет на стартовые столы промышленностью выпускались габаритно-весовые макеты ракет различных вариантов и специальные варианты ракет для отработки заправки.

1000 целей в одном залпе С-25 ("БЕРКУТ") (SA-1 Guild)

Пусковой стол для ракеты "208" (Музей авиации на Ходынском поле в Москве) © Невский Бастион

Транспортно-пусковое оборудование разрабатывалось в ГСКБ ММП под руководством В.П.Бармина. Стартовой стол - металлическая рама с коническим пламярассекателем и приспособлением для горизонтирования, устанавливался на бетонном основании. Ракета крепилась в вертикальном положении на стартовом столе с помощью четырех фиксаторов, расположенных на донном срезе вокруг сопла ЖРД. Электропитание на борт ракеты при проведении проверок и предстартовой подготовки подавалось по кабелю через быстросбрасываемый бортовой разъем. Транспортная машина-установщик располагалась на боевой позиции у стартового стола. Для транспортировки ракет на установщиках использовались седельные тягачи ЗИЛ-157, позднее - ЗИЛ-131.

1000 целей в одном залпе С-25 ("БЕРКУТ") (SA-1 Guild)

Транспортная машина-установщик © С.Ганин, Невский 

БастионВпервые ЗУР В-300 была открыто показана на военном параде 7 ноября 1960 года и два с половиной десятилетия открывала прохождения парадных расчетов зенитных управляемых ракет Войск ПВО страны.

В КБ-1 отделом 32 под руководством Д.Л.Томашевича для ЗРК С-25 была создана и прошла испытания оснащенная твердотопливным ускорителем ракета 32Б с наклонным стартом. Бортовая аппаратура и автопилот ракеты разрабатывались также в КБ-1. Первые опытные образцы ракеты были доставлены на полигон "А" в конце 1952 года. Были проведены бросковые испытания ракет при их сопровождении ЦРН по отраженному от корпуса сигналу. Для ускорения работ по ракете и обеспечения комплексных испытаний ракеты в составе опытного комплекса системы "Беркут" КБ-1 придается завод № 293 в Химках. После проведения испытаний ракеты (при ее сопровождении ЦРН по сигналу ответчика) в 1953 году работы по использованию 32Б в составе комплекса С-25 были прекращены. Рассматривалась возможность применения ракеты для подвижных комплексов ПВО. Отдел № 32 в конце 1953 года переводится на завод № 293 и выделился в самостоятельную организацию - ОКБ-2 Главспецмаша. Руководителем нового ОКБ был назначен П.Д.Грушин - заместитель С.А.Лавочкина.

Система С-25М

В середине (60-x гидов система ПВО Москвы С-25 была модернизирована в части Р.1C, ракет и получила обозначение С-25М.

Аппаратура наведения ракет на цели и счетно-решающие приборы модифицированного варианта станции Б-200 выполнялись чисто электронными без применения электромеханических элементов.

Ракеты 217М (испытывалась в 1961 году); 217МА; 217МВ для модернизированного варианта системы разработаны МКБ "Буревестник". С целью обеспечения надежности стартовой позиции при многократных пусках с каждого стартового стола НИИ-2 ГКАТ в 1961 году проводились исследования воздействия стартовой струи ракеты 217М на пусковой стол и фундамент стартовой площадки системы.

Комплексы системы С-25М сняты с боевого дежурства в 1982 году с заменой комплексами системы C-300П.

Варианты развития и использования Системы С-25

На базе системы С-25 "Беркут" разрабатывался макетный образец комплекса с упрощенным составом оборудования. Антенны комплекса располагались на зенитно-артиллерийской тележке КЗУ-16, кабины: радиотракта "Р", аппаратурная "А", вычислительных средств "Б" - размещались в автофургонах. Развитие и доработка макетного образца привели к созданию мобильного ЗРК СА-75 "Двина".

1000 целей в одном залпе С-25 ("БЕРКУТ") (SA-1 Guild)

РМ Стриж на базе ЗУР 5Я25М и 5Я24

На базе ракет и стартового оборудования Системы С-25 в начале 70-х годов был создан мишенный комплекс (с контролем за полетом мишени СНР ЗРК С-75М) для проведения боевых ракетных стрельб на полигонах ПВО. Ракеты-мишени (РМ): "208" (В-300К3, модернизированный вариант ракеты "207" без боевой части) и "218" (модернизированный вариант ракеты 5Я25М семейства "217") оснащались автопилотом и совершали полет с постоянным азимутом с вариацией высоты по программе В зависимости от поставленной задачи РМ имитировали цели с различной площадью отражающей поверхности, скоростью и высотой полета. При необходимости имитировались маневрирующие цели и постановщики помех. Для упражнений "Белка-1" - "Белка-4" диапазоны высот полета РМ составляли: 80-100 м; 6-11 км; 18-20 км; полет с огибанием рельефа местности. Для упражнений "Звезда-5" - ракета-мишень - имитатор стратегических крылатых ракет и самолетов ударной многоцелевой авиации. Длительность полета ракеты-мишени до 80 секунд, после чего она самоликвидируется. Эксплуатацию мишенного комплекса осуществлял ИТБ - испытательный технический батальон. РМ выпускались Тушинским МЗ.

Источники информации
С. Ганин, ПЕРВАЯ ОТЕЧЕСТВЕННАЯ ЗЕНИТНАЯ РАКЕТНАЯ СИСТЕМА ПВО МОСКВЫ - С-25 "БЕРКУТ". Невский Бастион №2, 1997

http://topwar.ru/4793-1000-celey-v-odnom-zalpe-s-25-berkut-sa-1-guild.html

 

Фонд поддержки авторов AfterShock

Комментарии

Аватар пользователя ПРОЛ
ПРОЛ(2 года 4 месяца)(19:07:23 / 07-05-2016)

"БС-3 — единственное полевое орудие, принявшее заметное участие в боевых действиях"

Почему единственное?

Аватар пользователя PIPL
PIPL(3 года 11 месяцев)(19:10:20 / 07-05-2016)

Извиняюсь, сейчас уберу лишнее.

Аватар пользователя Radiohead
Radiohead(2 года 7 месяцев)(20:38:45 / 07-05-2016)

Емнип Грабин совершенно не сработался с Устиновым. Поскольку Грабин был можно сказать любимчиком Сталина, его не трогали. После смерти Сталина судьба Грабина была решена. Сначала его КБ выполняло некоторые заказы атомщиков, но в конечном итоге все его хозяйство (с помощью Устинова) было передано Королеву. В кабинет Грабина вьехал зам Королева Черток. Которому Королев сказал фразу "А генеральский сортир из кабинета убери!" Часть людей Грабина остались у Королева, но многие ушли.

Это все из мемуаров Чертока.

Аватар пользователя evgeniy72
evgeniy72(5 лет 10 месяцев)(20:58:58 / 07-05-2016)

http://www.chipmaker.ru/topic/157709/ 

настоятельно рекомендую просмотреть всю тему. И она ещё не окончена.

Аватар пользователя Radiohead
Radiohead(2 года 7 месяцев)(21:00:36 / 07-05-2016)

Кстати говоря, в нашей новейшей истории совершенно не раскрыто влияние Устинова на отечественный ВПК. Некоторые помнят что был такой министр обороны - и все. Мое мнение - без Устинова небыло-б всего того оружия которым мы сейчас так гордимся. Вообще весь наш ВПК был-бы другой.

Что интересно - когда Устинов отвечал за оружие - у него были очень неплохие отношения с военными. Когда он сам стал министром обороны - отношение поменялось. Как сказал один генерал "В минобороны теперь пиджаков больше чем людей в погонах!". Будучи  министром обороны он часто заказывал у любимой промышленности вооружение которое предлагали конструкторы, а не то что хотели военные. У военных например одни взгляды как должен выглядеть танк, а у конструкторов - другой. Военные консервативны - но такой подход часто срабатывал. На вооружение брали разработки конструкторов и только потом военные понимали что это то что нужно.

Правда такое срабатывало не всегда :-)

Аватар пользователя Boba
Boba(3 года 7 месяцев)(23:24:52 / 07-05-2016)

Добавлю. Генштаб знал, что такое матснабжение и понимал, к чему ведёт разносортица. Генконструкторы же интересовались в-первую очередь тем, что их п/я будут разрабатывать и делать, а не другого. Поэтому и появлялись идиотские калибры, как 73 мм на БМП-1.

Аватар пользователя jaff_13
jaff_13(5 лет 1 месяц)(01:37:07 / 08-05-2016)

" «Лопаты» располагались во взаимно перпендикулярных плоскостях и колебались вверх-вниз и справа-налево (или наоборот) " - они не колебались, а вращались. Вот та громоздкая конструкция на снимке - это антенны горизонтального раскрыва (3 шт., смонтированные в треугольник), вращаются вокруг горизонтальной оси (соответственно, "заметают" по вертикали в одном направлении) и последовательно подключаются, итоговая частота сканирования - 5 Гц.

Лидеры обсуждений

за 4 часаза суткиза неделю

Лидеры просмотров

за неделюза месяцза год

СМИ

Загрузка...