Вход на сайт

МЕДИАМЕТРИКА

Облако тегов

Интервью о ситуации в сельском хозяйстве России

Аватар пользователя bom100

Президент по итогам прямой линии поручил до 1 июня проработать вопрос о целесообразности введения акциза на растительное масло тропического происхождения. Речь, конечно, идёт о пальмовом масле. И ещё президент поручил принять меры об информировании населения о содержании таких масел в продукции. Верные ли меры принимает руководство страны? Потому что, если я не ошибаюсь, с начала года какими-то рекордными темпами увеличивается импорт пальмового масла.

Василий Мельниченко - руководитель сельскохозяйственного предприятия «Галкинское» Свердловской области и член Комитета гражданских инициатив.

В. МЕЛЬНИЧЕНКО: Любой востребованный продукт будет всегда приходить туда, где он нужен. И не исключено, допустим, что через год-два мы просто скажем, что это исконно русская еда. Какие проблемы в этом? Я не вижу. Следующее. Действительно президенту задали такие вопросы, и он сказал: «Что же делать? Вроде бы его как покупают. Может быть, повысить акцизы?»

Е. ВОЛГИНА: Чтобы не покупали? Или чтобы что?

В. МЕЛЬНИЧЕНКО: Я думаю, чтобы оно просто стало дороже. Видимо, дешёвое народу нравится, и они его покупают.

Е. ВОЛГИНА: Народу нравится или нравится производителям, потому что это дешевле, чем другое масло?

В. МЕЛЬНИЧЕНКО: И тем, и другим. Производителю выгодно. Это всё-таки хорошая почва для развития дальше нашего жлобства, то есть побольше денег хапнуть за счёт населения. И понятно, что любой производитель будет так действовать. У нас других производителей, к сожалению, нет в России.

Е. ВОЛГИНА: А вам как самому пальмовое масло? Потому что о нём споры ходят столько, сколько оно существует.

В. МЕЛЬНИЧЕНКО: Вы знаете, даже на сегодняшний день мы знаем как минимум десяток разных масел. Рапсовое масло есть…

Е. ВОЛГИНА: У нас рапс выращивают, если я не ошибаюсь.

В. МЕЛЬНИЧЕНКО: Да. Есть у нас ещё рыжиковое масло. Есть масло льняное.

Е. ВОЛГИНА: Льняное — полезное. А вот пальмовое масло — говорят, что не очень.

В. МЕЛЬНИЧЕНКО: Одни говорят — не полезно. Другие говорят — полезно.

Знаете, как я к этому отношусь? Всё-таки я думаю, что никакие акцизы или пошлины на него не надо повышать. Это приведёт однозначно к единственному — к росту цен на продукты питания, которые прекрасно у нас научились делать уже в России из пальмового масла.

Второе. Информированность — нет проблем. Действительно надо обязать, чтобы люди имели право выбора. Он прочитал, и он не хочет пальмового масла — никаких проблем. Если граждане Российской Федерации не будут покупать продукты из пальмового масла — значит, не будут это пальмовое масло и завозить. Так проще.

Е. ВОЛГИНА: Так о чём и речь. Зачем платить такую двойную меру?

В. МЕЛЬНИЧЕНКО: Вот! Не надо. Нужна только информация — и всё. Не надо повышать цены на продуты питания в России. У меня уже такое ощущение, что у нас самые высокие в мире цены на продукты питания.

Е. ВОЛГИНА: Самые высокие цены? Интересно.

В. МЕЛЬНИЧЕНКО: Я говорю — наверное. Ощущение такое.

Е. ВОЛГИНА: Относительно чего? Относительно зарплат или относительно просто себестоимости?

В. МЕЛЬНИЧЕНКО: Относительно еды вообще. Очень дорого. Зайдёшь в кафе в Москве — это же безумные цены на самом деле!

Е. ВОЛГИНА: Василий Александрович, интересно, может быть, государство и руководство страны в такой логике рассуждает, что сельхозпредприятия нашим производителям пищи дали какой-то карт-бланш: «Ребята, развивайтесь!» Естественно, нужно повысить выручку, поэтому и снизить издержки. Пальмовое масло дёшево — хорошо. Никто не может убедить, и не будут ждать, пока люди будут читать, смотреть, отказываться от этих продуктов. Проще же просто эту заградительную меру ввести, чтобы как-то охладить пыл, например, производителей. Нет?

В. МЕЛЬНИЧЕНКО: А хорошего-то чего в этом?

Е. ВОЛГИНА: Так меньше будут использовать пальмового масла! Разве нет?

В. МЕЛЬНИЧЕНКО: А взамен что?

Е. ВОЛГИНА: Найдут что-нибудь другое.

В. МЕЛЬНИЧЕНКО: Другое масло найдут — не лучше и не хуже, да? А на то тоже потом вводить. То есть работа правительства: вводим, приводим. Куда? Зачем заниматься тем, чем не надо заниматься? Рынок в рыночных отношениях всё бы и отрегулировал на самом деле, если было бы у нас всё правильно. А почему не заботятся тем, чтобы нам больше молока произвели в России, если у нас дефицит молока и его пытаются заменить пальмовым маслом? Почему правительство не озабочено тем, что у нас вырезаются коровы? Почему правительство не озабочено тем, что мы ликвидируем все крестьянские хозяйства в России?

Е. ВОЛГИНА: Потому что, может быть, молоко — цикл больше, цикл длиннее, больше времени занимает, нет? А пальмовое масло ввезли — и всё.

В. МЕЛЬНИЧЕНКО: Вы считаете, что Россия собирается жить только год какой-то, что ли? Дальше уже не будет никто?

Е. ВОЛГИНА: Подождите, я пытаюсь понять логику исключительно.

В. МЕЛЬНИЧЕНКО: Вы думаете, что правительство тоже собирается там сидеть только год? Они уже детей своих всех подготовили на свои места, уже внуки готовятся. Им надо писать свой план развития на тысячелетия уже. Как Рюрики пришли, так и сегодняшняя власть пришла не на один год.

Е. ВОЛГИНА: Хорошо, давайте про молочное хозяйство. Эти заградительные меры могут способствовать тому, чтобы как раз «давайте вырастим наконец-то коров молочных»?

В. МЕЛЬНИЧЕНКО: Ни в коем случае! Все действия Правительства Российской Федерации направлены на ликвидацию любого вида производственной деятельности в Российской Федерации.

Е. ВОЛГИНА: А как же? Мы же провозгласили импортозамещение. Значит, наше производство, а импортное — долой!

В. МЕЛЬНИЧЕНКО: История импортозамещения не касается, допустим, того, чтобы нанести вред фермерам Польши или другим, третьим, десятым. История импортозамещения зиждется на одном. 2013 год наши хвалённые агрохолдинги, ведущие и не ведущие специалисты в сельском хозяйстве, которые носят крокодиловые сапоги и на руках часы, как бюджет города Тамбова (я про агрохолдинги говорю, про наши мощнейшие комплексы, про нашу гордость, так сказать, как считает Министерство сельского хозяйства), закончили все с капитальными убытками и начали бегать по кабинетам правительства, к президенту: «Спишите нам долги! Мы же не можем жить в таких условиях, когда мы будем производить дешёвую продукцию». И убедили (или обманули, или ввели в заблуждение, или ещё что-то сделали), что спасение — это, конечно, повышение цен. Потому что было несколько путей: ликвидироваться должны агрохолдинги, раз не могут жить в этих условиях…

Е. ВОЛГИНА: Обанкротиться?

В. МЕЛЬНИЧЕНКО: Да, банкроты — первое. Второе: выдать им 400 или сколько-то миллиардов рублей (примерно столько они тогда задолжали банкам). Либо за счёт населения Российской Федерации, за счёт наших граждан спасти их финансовую состоятельность. Выбрали третий путь. Пошли к президенту, я думаю, убедили, сказали: «Это будет класс, мы сейчас начнём сильно развиваться». И президент, выслушав их, заявил (вот читаю вам его слова): «Россия должна оперативно заполнить продовольственный рынок своей продукцией высокого качества, чтобы снизить цены и снять социальную напряжённость».

Вы после такого «импортозамещения», после заявления президента, допустим, через три-четыре месяца пошли в магазин — и что вы увидели? Намного хуже продукты питания и в два раза дороже. Мы этого хотели? Президент это заявил? Он совсем другое заявил.

Е. ВОЛГИНА: Василий Александрович, опять я про производственный цикл. Когда говорят, что оперативно, понятно, что вырастить продукты — это, наверное, больше времени занимает, чем продукты просто ввезти. Так, может, ещё время не настало?

В. МЕЛЬНИЧЕНКО: Я вам ответственно говорю, что у нас сокращается поголовье КРС [крупного рогатого скота].

Е. ВОЛГИНА: И с чем это связано?

В. МЕЛЬНИЧЕНКО: Это связано с аграрно-промышленной политикой Российской Федерации.

Е. ВОЛГИНА: Цель какая?

В. МЕЛЬНИЧЕНКО: Государственная цель — обезлюдить сельские территории, чтобы люди там не жили.

Е. ВОЛГИНА: А куда людей?

В. МЕЛЬНИЧЕНКО: А люди не нужны в Российской Федерации, такое количество.

Е. ВОЛГИНА: А какое нужно?

В. МЕЛЬНИЧЕНКО: Видите ли, я же планы читаю, которые у нас пишут. «2020», «7-40», «30 на 50» — программы разные. Вот вам и результат. В 2016 году по программе «2020» закроют 436 сельских школ, 300 больниц и так дальше.

Е. ВОЛГИНА: Этот вопрос вы президенту задавали.

В. МЕЛЬНИЧЕНКО: Скажите, пожалуйста, это что? Это же программа, это план. Но если закроют школы, больницы, детские сады — значит, люди будут вынуждены оттуда уехать. Значит, идёт искусственное выдавливание населения со своих исторических мест, со своих населённых пунктов.

Е. ВОЛГИНА: Но мы же читаем про людей, которые, например, переезжают из города в деревню, открывают какие-то фермы свои.

В. МЕЛЬНИЧЕНКО: Вы правы. Ну, не надо так уж сильно, что там открывают.

Е. ВОЛГИНА: Небольшие хозяйства.

В. МЕЛЬНИЧЕНКО: Это обычные дачи в основном, которые родовыми поместьями называются, но это же рядом с Москвой, а в глубинку никто не едет.

Е. ВОЛГИНА: Ну, Калужская область…

В. МЕЛЬНИЧЕНКО: Калужская область — это что вам, глубинка, что ли?

Е. ВОЛГИНА: Наверное, нет. Хорошо, глубинку вы имеете в виду относительно Москвы?

В. МЕЛЬНИЧЕНКО: Относительно Москвы, конечно.

Е. ВОЛГИНА: Хорошо. Но ведь всё равно же люди едут. Это тоже процесс не быстрый. Происходит же, наверное, какая-то эволюция, реорганизация и прочее.

В. МЕЛЬНИЧЕНКО: Отток очень сильный. Допустим, только что я прилетел из Волгограда, где мы вчера собирались, депутаты сельские. Школы продолжают закрывать — невзирая на то, что на прямой линии президент чётко на мой вопрос сказал: «Нельзя закрывать школы! Нельзя».

Е. ВОЛГИНА: Может быть, чиновники слишком сильно «стараются»?

В. МЕЛЬНИЧЕНКО: Я думаю, что они наш народ держат за лохов. Мало ли что сказал для них президент — у них свои интересы и свои проблемы. Им надо быстрее закрыть школы, закрыть больницы, чтобы вообще ничем не заниматься. В прорубях купаться на Крещение, кататься на лыжах — это же забота большая!

Е. ВОЛГИНА: После проруби тоже поесть хочется, потому что холодно.

В. МЕЛЬНИЧЕНКО: У нас нет ни одного маршала экономики в России! Ни одного не знаю экономиста, который мог бы сегодня сказать: «Кризис закончится завтра, Россия будет завтра работать». Ни одного доктора экономики нет, который мог бы поставить клизму большую экономике нашей. Клизму некому поставить больному!

Е. ВОЛГИНА: 73-73-948 — это телефон прямого эфира. Игнат говорит: «По всей России идёт нездоровая монополизация, в том числе и в сфере сельского хозяйства».

В. МЕЛЬНИЧЕНКО: Конечно.

Е. ВОЛГИНА: Монополизация для сельского хозяйства — это всё-таки плохо, с вашей точки зрения?

В. МЕЛЬНИЧЕНКО: Это смерть сельским территориям и крестьянству в России. Это обречённость россиян кушать однообразную, дорогую и некачественную продукцию, напичканную антибиотиками, анаболиками и всем остальным.

Е. ВОЛГИНА: У вас есть какая-то статистика, сколько у нас по всей стране действительно небольших фермерских предприятий сельскохозяйственных? Наверняка есть.

В. МЕЛЬНИЧЕНКО: О, ну что вы? Конечно, очень много у нас, более 300 тысяч только числится КФК [крестьянских фермерских хозяйств]. На самом деле у нас овощей много выращивают пока ещё в малых хозяйствах, но они останавливают трудиться. Невозможно!

Е. ВОЛГИНА: Невозможно, потому что кредиты большие? Или что? Почему невозможно?

В. МЕЛЬНИЧЕНКО: У нас нет доступа к ресурсам, нулевой доступ к кредитным ресурсам, очень дорогие энергетические ресурсы. И засилье государственных органов, которые одно дело — проверяют крупные предприятия и дают им штраф 50 тысяч, и другое дело, когда приходят на три коровы и тоже дают 50 тысяч.

Е. ВОЛГИНА: Ткачёв планирует увеличить административную ответственность за нарушение правил маркировки молочной продукции. Тут идёт речь и про 50 тысяч рублей, и про 8 миллионов рублей. Ещё одна мера — приостановление работы недобросовестных предприятий на период до 90 дней. Что это за меры, поясните?

В. МЕЛЬНИЧЕНКО: Знаете, я бы сказал, что мы строим свои планы на будущее…

Е. ВОЛГИНА: Мы — это кто?

В. МЕЛЬНИЧЕНКО: Ткачёв в том числе, он строит свои планы, планирует, как вы сказали. У будущего свои планы есть, пусть они не забывают этого. Никакие их планы, к сожалению, не сбываются. И не могут они ничем управлять.

Е. ВОЛГИНА: То есть? Вы же только что сказали про забюрократизированную систему, которая мешает.

В. МЕЛЬНИЧЕНКО: Вот это у них получится. Это тоже направлено на препятствие предпринимательству, в том числе в сельских территориях.

Е. ВОЛГИНА: А сами предприниматели могут каким-то образом влиять на эту ситуацию?

В. МЕЛЬНИЧЕНКО: Конечно.

Е. ВОЛГИНА: И как? Получается, наверное?

В. МЕЛЬНИЧЕНКО: Мужество надо и достоинство.

Е. ВОЛГИНА: Так кто же в деревнях-то работает? Как раз такие люди, наверное, и работают в деревнях.

В. МЕЛЬНИЧЕНКО: Нет. Тоже дошло до того, что начали мужики в стринги одеваться. Надо в мужских трусах ходить россиянам, мужикам — и тогда всё будет нормально. Надо не бояться.

Е. ВОЛГИНА: В деревне они не надевают мужских трусов?

В. МЕЛЬНИЧЕНКО: К сожалению, уже тоже пришло такое.

Е. ВОЛГИНА: Серьёзно?

В. МЕЛЬНИЧЕНКО: Поветрие. Бздиловатый народ русский стал.

Е. ВОЛГИНА: Александр Фельдман говорит: «Почему власть не делает ставку на сильного частника, на того самого пресловутого кулака, который, если ему не мешать, сам поднимет местную экономику и заведёт рабочие места?»

В. МЕЛЬНИЧЕНКО: Он абсолютно прав. Если бы у нас такое случилось, если бы мы выполнили поручения президента Российской Федерации от 6 мая 2014 года, то это было бы экономическое чудо России.

Е. ВОЛГИНА: Напомните, о чём речь?

В. МЕЛЬНИЧЕНКО: 6 мая 2014 года президент Российской Федерации подписал поручение о развитии сельских территорий и малых городов России.

Е. ВОЛГИНА: Сельских территорий и малых городов, хорошо. У нас 1 гектар дают — поможет, нет?

В. МЕЛЬНИЧЕНКО: Нет конечно! Это же вообще иллюзии какие-то, имитации.

Е. ВОЛГИНА: Так люди же кинулись, наверное, эти территории брать. Нет?

В. МЕЛЬНИЧЕНКО: Да вы что, шутите, что ли? Ладно, был бы этот гектар в Подмосковье — тут бы быстро взяли, чтобы перепродать или что-то ещё.

Е. ВОЛГИНА: Так вы же говорите про глубинку как раз, что нужно развивать. Разве нет?

В. МЕЛЬНИЧЕНКО: А в глубинке никто не возьмёт землю, и никому она не нужна — ни гектар, ни два, ни три. Зачем вам нужна там земля?

Е. ВОЛГИНА: Как раз развивать, может быть, своё хозяйство. Сначала с курочек начать, а потом ещё кого-то завести.

В. МЕЛЬНИЧЕНКО: Понимаете, у нас есть один такой как бы нюанс, называется «кадастровая цена».

Е. ВОЛГИНА: Кадастровая стоимость земельных участков.

В. МЕЛЬНИЧЕНКО: Это, в общем-то, нонсенс, это что-то непонятное: кусочек родины Москвы стоит намного больше, чем кусочек родины моего села Галкинского. Это другая родина, или как?

Е. ВОЛГИНА: Спрос выше.

В. МЕЛЬНИЧЕНКО: Чего спрос? На родину?

Е. ВОЛГИНА: На малую родину.

В. МЕЛЬНИЧЕНКО: Она у нас продаётся уже кусками?

Е. ВОЛГИНА: Так земля же продаётся. Разве нет? Хорошо, а как должно быть? Вы, с одной стороны, за частную собственность, но с другой — я в ваших словах слышу призыв организовать эту частную собственность, колхозы и прочее? Поясните.

В. МЕЛЬНИЧЕНКО: Должны быть ограничения на много чего. Смотрите, 90% всех субсидий и дотаций у нас пожирают где-то 20–30 семей — такой семейно-клановый капитал в России развивается, и мы это знаем. Взамен нашего чаяния на свободное предпринимательство мы, к сожалению, получили ужасный семейный наследственный капитал, который, конечно, задушит все инициативы, которые только будут проявляться на этих 17 миллионах квадратных километров Российской Федерации, и ничего другого у нас не будет. Надо менять формацию.

Е. ВОЛГИНА: Хорошо, как в идеале? Вот как вы считаете, как нужно? Давайте на примере сельского хозяйства, это такая наболевшая тема.

В. МЕЛЬНИЧЕНКО: Знаете, у меня уже такое ощущение, что нам, россиянам, двух полушарий мозга не хватает, чтобы что-то решить. Видимо, третье надо на самом деле.

Е. ВОЛГИНА: Почему? Мозг же только на 5% развит. Есть ещё 95%.

В. МЕЛЬНИЧЕНКО: У нас, наверное, уже на все 100% развит и не работает, что-то не так.

Е. ВОЛГИНА: Поясните.

В. МЕЛЬНИЧЕНКО: Мы не можем сменить себя. Мы ждём каких-то новых программ, мы ожидаем чего-то и кого-то, что вот сейчас, допустим, Кудрина назначим, вот Алексей Леонидович придёт, напишет нам программу — и всё в России в один день станет хорошо. Но так же не бывает.

Е. ВОЛГИНА: Патернализм — это наше всё. А как надо?

В. МЕЛЬНИЧЕНКО: Когда 146 миллионов человек будут так надеяться и ожидать, то, естественно, будет происходить так, как есть. Люди, которые завладели всем имуществом страны, никогда по-другому работать не будут.

Е. ВОЛГИНА: Хорошо, а как надо?

В. МЕЛЬНИЧЕНКО: Если уж часть людей ждёт революцию, то это всё-таки должна пройти революция душ наших. Это не значит, что кровь пускать. Кстати, в политику тоже надо вливать новую кровь, как говорит президент, чтобы не пускалась настоящая кровь. А у нас же нет этого, никто не приходит.

Е. ВОЛГИНА: То есть вы считаете, что… Хорошо, Василий Александрович, я опять на примере сельского хозяйства, я настаиваю. Есть, как вы говорите, большие агрохолдинги, клановость, а есть маленькие фермеры, среди которых кто-то жив, кто-то полужив, а кто-то… И так далее.

В. МЕЛЬНИЧЕНКО: Ну, уже всё.

Е. ВОЛГИНА: Но здесь-то всё-таки в ваших словах я слышу в основном, что виновато государство, потому что админпрепоны и прочее. Хорошо, а вина фермеров в чём, если не получается развиваться так, как хочется?

В. МЕЛЬНИЧЕНКО: Уже за то, что ты родился здесь, так сказать. Вот тебе и вина.

Е. ВОЛГИНА: Ну, это несерьёзно.

В. МЕЛЬНИЧЕНКО: Как это несерьёзно? Так получается. Вернёмся к тому, что, как вы говорите, надо делать. Вы знаете, я многих экспертов выслушиваю. Так вышло, что я уже не столько на поле (у меня есть кому работать на моём поле), а я больше уже сегодня на многих конференциях, где собираются знаменитые люди. И когда бирку, визитку мне дают, там только званий на всю бирку написано 10–15. Так вот, до сих пор я ни разу не слышал ни от кого более внятно по развитию сельских территорий, чем сказал об этом президент.

Тут всё написано: как искать активных людей в сельских территориях, какими деньгами их поддержать, как довести банковские услуги (вот госпоже Набиуллиной дали указание — до самой последней деревни они должны быть), как развивать сельскую кооперацию (а сельская кооперация — это основа). И главное — здесь написано, что должно быть местное самоуправление, где люди ответственно избирают ответственную власть, её контролируют и сами отвечают за жизнь своей территории. И это прекрасно всё написано, только надо приступить и выполнить. Если это не выполнено, если хоть в одной деревне есть один безработный — значит, казарменное положение для губернаторов! Это же им поручили, это министрам поручили. Ну что ж, мы ждём, дорогие друзья. Они же не работают.

Е. ВОЛГИНА: Надо быть активнее, вы говорите?

В. МЕЛЬНИЧЕНКО: Надо работать, надо дела делать. Тем более что ничего не надо согласовывать, в поручениях всё прописано. Не надо новые программы писать, не надо никого искать. В чём же дело? Просто не работаем.

Е. ВОЛГИНА: 73-73-948 — телефон прямого эфира. Здравствуйте. Алло.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Добрый день. Я слушаю — как-то и уши вянут, и волосы шевелятся. Вопрос вот какой. Сегодня, допустим, президент пишет майские указы о развитии сельских территорий…

В. МЕЛЬНИЧЕНКО: Это не майские указы.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Ну, в мае. Майские — это другое, я понимаю. Ошибся чуть-чуть, извините. А завтра приходит господин Ткачёв и говорит: «Владимир Владимирович, извините, а мы куда, а мы как?» И наличие вот этого диссонанса, вот этой антилогики — по-моему, здесь кроется какая-то причина, которую мы не можем понять. Вы что-нибудь об этом думаете?

Е. ВОЛГИНА: Спасибо.

В. МЕЛЬНИЧЕНКО: Спасибо! Вообще отлично. Как вы знаете, с приходом, допустим, нового министра… У нас Александр Николаевич Ткачёв достаточно успешный. Прессу, наверное, читали? Его личная фирма за один год увеличила прибыль и свои земельные ресурсы в два раза.

Е. ВОЛГИНА: Были проверки — сказали, что конфликта интересов нет.

В. МЕЛЬНИЧЕНКО: Да ради бога! Мне какая разница, есть конфликт или нет? Что мне до того, что мир широк? Туфли-то давят. А вы знаете, сколько теперь малых форм хозяйствования погибло при увеличении одной семьи ткачёвской? Вы понимаете, что такое, допустим, иметь 600 тысяч гектар земли? Не 1 гектар. То есть 600 тысяч человек не получили по тому указу по 1 гектару земли. Не в том дело, что им надо или не надо. Вы понимаете, что такое миллион гектар во владении одной семьи? «Мираторги» там всякие. Это что? Нет, пусть живут агрохолдинги, никто не против, но они не должны быть причислены к Министерству сельского хозяйства. Какое отношение это имеет к развитию сельских территорий?

Вы знаете, нам удалось убедить даже «Единую Россию» в этом, и они признали, что насчёт агрохолдингов была совершена ошибка, в центр была поставлена экономическая эффективность. Кто даёт эффективность? Интегрированный агрохолдинг. Но есть отвратительные примеры. Вот они землю берут где-нибудь на юге, причём беззаконно отнимая её у фермеров. Вот они же. «Единая Россия» это признала даже, хотя половина из них — как раз владельцы.

Е. ВОЛГИНА: Хорошо, проблема есть. А дальше?

В. МЕЛЬНИЧЕНКО: Какая же проблема? Её надо решать, рубить, лобное место, «доктор гильотина» там должен стоять как положено. Подождите, я не говорю, что… Верёвки рубить просто на куски и каждому давать метр, и говорить: «Меряешь и чётко себе определяешь. Не получилось — этой же верёвкой вяжешь себе руки».

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Алло. Добрый день.

В. МЕЛЬНИЧЕНКО: Добрый день.

Е. ВОЛГИНА: Как вас зовут?

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Артур.

Е. ВОЛГИНА: Артур, пожалуйста, вопрос ваш.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Знаете, я хотел бы задать вопрос уважаемому гостю по поводу импортозамещения. Прозвучало, что у нас никакого импортозамещения нет. А как вот, допустим, по мясу? Мне кажется, что всё-таки пальмовое масло, если возвращаться к началу передачи… Как раз пришло время просто сделать немножко пространства для молока, для производителей натурального молока, которое по себестоимости дороже, чем пальмовое масло. А по таким секторам, допустим, как птицеводство или свиноводство, по-моему, импортозамещение абсолютно налицо.

И ещё одна маленькая ремарка, тоже вопрос гостю — по поводу фермеров. Да, это очень популярный лозунг: вот фермеры, всё хорошо, домашняя курочка и так далее. Но ведь контроль, чем кормят животных, делают ли какие-либо прививки и так далее, и насколько это профессионально делается — тут очень большой вопрос. Поэтому качество продукции, которая выращивается бабушкой, которая кормит поросёнка, грубо говоря, объедками со стола, и когда это делается индустриально, правильно, как и должно быть, с соблюдением всех правил безопасности и так далее… Мне кажется, это правильно. И здесь делать такое самостийное сельское хозяйство в виде сплошных фермеров — мне кажется, это очень опасно.

Е. ВОЛГИНА: Спасибо, принято. Ответите?

В. МЕЛЬНИЧЕНКО: Да, конечно, Артуру отвечу. Я думаю, что это тоже небольшое… ну, будем говорить не «не большое», а просто заблуждение. Я не против агрохолдингов, пускай они себе будут. Это промышленные производственные предприятия, пусть они работают, пусть они соревнуются между собой. Но на самом деле это никакого отношения к развитию сельских территорий и сельского хозяйства не имеет. Это просто производство коммерческого продукта питания, не более того.

Что касается качества продукции, как вы говорите, у бабушки, у дедушки. Во-первых, крестьянские хозяйства, имеющие 180, 60 или 50 коров, ничуть не хуже оснащены, чем любой агрокомплекс, но значительно дешевле производят продукцию. У него даже коровье мясо стоит в пять-шесть раз дешевле, чем на любом агрокомплексе. И никогда ни один агрокомплекс не окупит свою корову за 1 миллион рублей стойловое место — то, что сегодня мы имеем налицо. Это не больше, чем отмыв бюджетных денег. Вот такая экономика.

Что касается качества. Как раз те самые антибиотики, пробиотики и анаболики на комплексах присутствуют, а в более маленьких хозяйствах этого нет, они кормятся на натуральной продукции (зерно, сено). Приезжайте к нам и убедитесь в этом. Я могу показать вам, где комплекс и где просто малые хозяйства. Это мясо действительно натуральное. И если вы будете варить его или жарить шашлык, оно будет нормально пахнуть настоящим мясом. Думаю, лет через десять российский народ просто забудет вкус натурального мяса, произведённого на натуральных кормах. На комплексах нет тех самых кормов. Нет! Там монокорм присутствует с анаболиками и пробиотиками, и антибиотики. Свидетельство тому — в последние годы растут аллергические заболевания у горожан. Кушайте и дальше себе продукцию со своих комплексов.

Е. ВОЛГИНА: Давайте теперь про экономику в глобальном смысле, потому что Алексей Кудрин сообщил, что согласился возглавить совет Центра стратегических разработок. Этому центру и самому Кудрину прочат уже создание вообще концепции русской экономики. В Кремле рассчитывают, что, возглавив этот совет, Кудрин будет принимать активное участие в стратегических разработках. Почему Кудрин? И чего от него ждать, как вы думаете?

В. МЕЛЬНИЧЕНКО: Алексей Леонидович — председатель Комитета гражданских инициатив, а я член комитета. Я даже не знаю, мне радоваться или сожалеть. Обычно же так бывает, когда куда-то забирают на повышение. Единственное радует, что Алексей Леонидович сказал, что комитет будет продолжать работать. У меня нет никакой надежды от работы тех программ будущих, что они действительно повернут экономику на правильные рельсы. Я не знаю, будет ли именно Алексей Леонидович возглавлять это, или он будет просто как один из главных экспертов работать там, кто его знает, и удастся ли Алексею Леонидовичу подобрать туда действительно маршалов экономики, которые смыслят в ней и что-то будут предлагать нормальное. В этом и есть весь риск.

Естественно, я как член комитета буду и на комитете всяко пытаться убедить Алексея Леонидовича, что ни в коем случае мы не должны повышать пенсионный возраст (как говорят, это уже будет заявлено). Мы ни в коем случае не должны рвать и понижать заработную плату. На самом деле она у нас очень низкая. Да, повышать производительность надо, но не понижать заработную плату. И не понижать пенсии. Вот это я буду просто настоятельно говорить. Это не резерв. У нас есть другие резервы.

Е. ВОЛГИНА: Я прошу прощения, Василий Александрович, но разве Кудрин скрывает, что нужно и налоги повышать, и пенсионный возраст увеличивать?

В. МЕЛЬНИЧЕНКО: Нет, не скрывает. Но я буду убеждать его, что это ни в коем случае нельзя делать. У нас есть другие резервы, очень огромные и крупные. Нельзя рабочих и крестьян обижать. Это элита нашей страны, по словам Путина. Он так нас определил. У нас есть огромная масса людей, которые получают совершенно незаслуженные пенсии. И из-за них-то как раз дефицит Пенсионного фонда, а не из-за крестьян и рабочих.

Е. ВОЛГИНА: Это вы о ком говорите сейчас?

В. МЕЛЬНИЧЕНКО: Я говорю о всевозможных силовых структурах, о депутатах, судьях, прокурорах. Кто у нас ещё там? Все административные работники получают двойные, тройные, четвертные пенсии. Люди, не производившие за свой жизненный цикл ни единого килограмма никакого продукта, в ВВП никакого…

Е. ВОЛГИНА: Они государство защищают, — скажут вам.

В. МЕЛЬНИЧЕНКО: Да бросьте вы! Да что вы? От кого и от чего они защищаются? Это неправда.

Е. ВОЛГИНА: 617-й предлагает Набиуллину и Кудрина отправить на Колыму и говорит, что «Кудрин добьёт то, что при Ельцине не добили». Отношение к Алексею Кудрину, мягко говоря, неоднозначное в обществе.

В. МЕЛЬНИЧЕНКО: Да, конечно. Я поработал с Кудриным несколько лет. Во-первых, мне показалось… мне не то что показалось, а я знаю, что это очень обучаемый человек, прислушивающийся к коллективу и убеждаемый человек. Если мы будем говорить, что у него есть какие-то ошибки… На самом деле это отличный бухгалтер, то есть имеется в виду — в финансах хорошие отношения.

Е. ВОЛГИНА: Он бывший министр финансов. Как известно, в Министерстве финансов поступают бухгалтерским образом: давайте сокращать расходы, потому что сейчас нужно больше денег.

В. МЕЛЬНИЧЕНКО: Ну, это есть. Поэтому каждый должен делать свою работу. А в остальном, я думаю, если удастся Кудрину взять хорошую команду, вот те могут сделать неплохую программу. Я, кстати, не сторонник программ каких-либо. Их уже написано достаточно, и все они нам не нужны. Я опять возвращаюсь к тому, что есть отличные поручения по развитию малых городов и сельских территорий, и, приступив к их выполнению, мы совершим экономическое чудо, всё построим и всё сделаем. Вот такое отношение у меня. Насчёт переселения на Колыму. Вы знаете, у нас большой список составлен, кто туда добровольно вынужден будет после сентябрьских выборов переехать.

Е. ВОЛГИНА: 73-73-948 — телефон прямого эфира. Александр Фельдман говорит: «Ожидаете ли вы, что Кудрин не ограничится рамками ЦСР, а вернётся в правительство, например?» Ну, это такая ступенечка якобы сейчас.

В. МЕЛЬНИЧЕНКО: Я думаю, что вряд ли это так сейчас произойдёт. Алексей Леонидович мог давно вернуться в правительство. Более того, он не оставляет комитет, он не оставляет биржу, он не оставляет наблюдательный совет, плюс он не оставляет преподавательскую работу. Поэтому вряд ли вернётся в правительство. А если вернётся — ну что же, отлично.

Е. ВОЛГИНА: Вы сами представляете, с чего может начать Кудрин и что он может предложить в этой стратегии?

В. МЕЛЬНИЧЕНКО: Я думаю, что уже буквально на днях я постараюсь, тоже буду встречаться с Алексеем Леонидовичем, и я всё же предложу ему, что мы должны задуматься о заселённости страны, о прекращении обезлюдивания территории Российской Федерации в первую очередь. И эта задача должна быть прописана в их программе, если эта программа будет нужна вообще.

Е. ВОЛГИНА: Это процесс не быстрый, конечно.

В. МЕЛЬНИЧЕНКО: Быстрый, быстрый.

Е. ВОЛГИНА: Быстрый?

В. МЕЛЬНИЧЕНКО: Быстрый процесс. Это всё можно сделать очень быстро.

Е. ВОЛГИНА: 73-73-948 — телефон прямого эфира. Мы слушаем вас. Здравствуйте. Алло. Как вас зовут?

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Алло. Александр, Москва.

Е. ВОЛГИНА: Слушаем вас, Александр.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: У меня вопрос такой. Не кажется ли вам, что вся передача и вообще всё это направление — это просто слова по поводу пожеланий Путина. Вы же понимаете, что для того, чтобы что-то изменить… Первое, что вы сказали, — это самоуправление на местах. Ввести самоуправление на местах — это значит срубить под корень «Единую Россию». Это называется «пчёлы против мёда». Это хорошее пожелание, но этого не будет сделано никогда.

Е. ВОЛГИНА: Так вопрос-то в чём? Давайте вопрос быстрее.

В. МЕЛЬНИЧЕНКО: Нет, нормальный вопрос. Спросили, не кажется ли мне…

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Пока на месте конкретный судья и конкретный глава администрации не будет за своих тружеников, а не за свой личный агрохолдинг, который принадлежит его дочке, то ничего в этой стране не изменится.

Е. ВОЛГИНА: Всё понятно, принято.

В. МЕЛЬНИЧЕНКО: Спасибо. Вы знаете, я всё же так скажу. На данный момент у меня как у жителя села Галкинского нет другого инструмента, кроме вот этого документа — поручения президента. Дело в том, что мы дожили до такого состояния, что, как мне кажется, снизу уже самоуправление просто так не получится, а придётся всё же убеждать верховную власть, что надо сверху навязывать немедленно местное самоуправление. И однозначно я считаю, что люди просто должны понять, что без их участия ничего не произойдёт положительного. Мы — народ. И мы должны говорить, что и как надо делать. Мы и есть настоящий источник власти в Российской Федерации полностью. Наша задача как народа теперь — выяснить, кто из этого источника пьёт кровь.

Е. ВОЛГИНА: Ипатий говорит: «Будем китайцами заселять территорию России?» Вы про население, про освоение территорий говорите. И были заявления, что действительно китайцы расположат свои предприятия на территории Российской Федерации.

В. МЕЛЬНИЧЕНКО: Я думаю, конечно, это очень плохо, что мы шарахаемся от одной страны дружить до другой, то одних хотим заселять, то других. Сами-то мы можем работать? Значит, давайте берём и работаем, и заводы строим, и на Дальнем Востоке, и здесь. Нет нужды нам заселять. Мы не самая незаселённая территория в мире. Если возьмёте Канаду, то там всего 22 человека или даже меньше, по-моему.

Е. ВОЛГИНА: На квадратный километр?

В. МЕЛЬНИЧЕНКО: Конечно. Там менее безлюдная. Австралия менее безлюдная. И другие страны.

Е. ВОЛГИНА: В Австралии климат попроще.

В. МЕЛЬНИЧЕНКО: Ну-ну, у нас тоже хороший климат.

Е. ВОЛГИНА: 366-й говорит: «Согласны, что для реального развития нашей страны необходимо 500 миллионов человек?»

В. МЕЛЬНИЧЕНКО: Да ну что вы, шутите? В нашей стране будет ровно столько человек, сколько есть. Почему 500 миллионов? Давайте завезём, что ли, ещё 350? Нет нужды в этом. Давайте жить столько, сколько есть. Естественное наше движение, размножение приведёт, может быть, когда-то и к 500 миллионам человек.

Е. ВОЛГИНА: Сразу два сообщения про Кудрина, людей всколыхнула тема. Александр Фельдман говорит: «С другой стороны, именно Кудрин был одним из тех, кто вытащил нашу экономику в 2000-е. Но нужно оговориться: там всё-таки нефть была дорогой». И 937-й: «Кудрин наконец прикончит нашу экономику». Вот ответьте обоим.

В. МЕЛЬНИЧЕНКО: Действительно в тот момент… Вы знаете, я бы всё не присуждал Кудрину по единственной причине: он же не был президентом, он даже не был премьер-министром, а он был вице-премьер финансов, главный бухгалтер Российской Федерации.

Е. ВОЛГИНА: От него многое зависит.

В. МЕЛЬНИЧЕНКО: Ну да. Но вы найдите, какой главный бухгалтер своему директору будет перечить, куда деньги вложить.

Е. ВОЛГИНА: Но директор же прислушивается к мнению бухгалтера?

В. МЕЛЬНИЧЕНКО: Он прислушивается, да.

Е. ВОЛГИНА: И бухгалтер может убедить директора.

В. МЕЛЬНИЧЕНКО: Я не защищаю. Я просто хочу, чтобы адекватно все относились к реальности, какая она есть. И если это заслуга Алексея Леонидовича, что тогда эту «кубышку» они успели сделать… Вы понимаете, что течение всех событий, развитие и осложнение болезни «клептомания» и жлобства в России приняло такой характер, что даже уже банковская защита денежных знаков не помогла, у нас всё украли.

Е. ВОЛГИНА: Я вот к чему веду. Вы говорите про течение всех событий, но есть условия, и под эти условия, под смену эпохи могут приходить новые люди. А получается, что эпоха меняется, а люди приходят старые.

В. МЕЛЬНИЧЕНКО: А люди те же. Нет, это очень плохо. Россия сегодня ждёт людей, которые действительно новое, что-то такое неожиданное предложат, что всколыхнёт нас всех. Нам действительно нужно менять, мы же 16 лет…

Е. ВОЛГИНА: Но не пенсионный возраст и не налоги.

В. МЕЛЬНИЧЕНКО: Конечно. Мы же ведь 16 лет имеем упущенных возможностей. Россия просто ничего не развивала и не делала. Мы проедали эти деньги, которые нам дала Европа, просто так надавала за нефть. Вот и всё. А мы их взяли и проели. Что-то украли, конечно, и немало.

Е. ВОЛГИНА: 617-й: «Подъёмом сельских территорий должны заниматься русские люди, а не Кудрины и прочие, кому Россия не нужна».

В. МЕЛЬНИЧЕНКО: Абсолютно согласен.

Е. ВОЛГИНА: Так Кудрин-то в итоге поднимать будет!

В. МЕЛЬНИЧЕНКО: Я всегда говорю: да, мы можем всё поднять и сделать, если действительно желаем, если есть у нас честь, мужество. И, естественно, нам нужна справедливость. И тогда всё будет.

Е. ВОЛГИНА: 73-73-948. Слушаем вас. Здравствуйте. Алло. Как вас зовут?

В. МЕЛЬНИЧЕНКО: Здравствуйте. Владимир.

Е. ВОЛГИНА: Владимир, слушаем вас.

В. МЕЛЬНИЧЕНКО: Вы знаете, Кудрин — одно из слагаемых будущего правительства, но сумма-то в конечном итоге не меняется. Когда пришли с предложениями конкретными, он говорит: «Пойдите и заставьте меня это сделать». Пока народ не опомнится, так и будут пить нашу кровь.

Е. ВОЛГИНА: Понятно. Всё равно слышатся в голосе слушателей патерналистские нотки: «Вот Кудрин — это плохо. Должен прийти какой-то другой — и всё будет хорошо».

В. МЕЛЬНИЧЕНКО: Он придёт.

Е. ВОЛГИНА: Кого-то другого надо ждать? Вы сами настаиваете на том, что «давайте возьмём в свои руки», но при этом говорите, что кто-то другой придёт и что-то сделает.

В. МЕЛЬНИЧЕНКО: Я же и говорю, что он придёт.

Е. ВОЛГИНА: Вы так таинственно улыбаетесь при этом. Вы что-то знаете!

В. МЕЛЬНИЧЕНКО: Конечно. Он ждёт уже.

Е. ВОЛГИНА: Здравствуйте. Слушаем вас.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Здравия желаю!

В. МЕЛЬНИЧЕНКО: Добрый день.

Е. ВОЛГИНА: Как вас зовут?

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Сергей Борисович из Москвы тревожит.

Е. ВОЛГИНА: Сергей Борисович, вопрос ваш, пожалуйста.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Василий Александрович, на правах давнего знакомого, по «Народному радио» ещё года четыре назад мы с вами общались у Татьяны Степановны Федяевой…

В. МЕЛЬНИЧЕНКО: Спасибо, Сергей Борисович.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: Так вот, хотелось бы задать короткие, но важные три вопроса.

Первый вопрос. Как вы относитесь к высказыванию Льва Николаевича Толстого о том, что вводить землю в денежный оборот, купля-продажа — это великое свинство, это всё равно что выводить родную мать на невольничий рынок? Это первый вопрос.

Второй вопрос. Когда в 90-е годы разрушали колхозы сознательно, вы лично брали себе имущественный или земельный пай и скупали ли у своих односельчан? Это второй вопрос.

Е. ВОЛГИНА: Третий вопрос, у нас очень мало времени.

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: И третий вопрос. Статья 15, часть 4 Конституции, о которой я вам говорил ещё лет шесть назад, что это ключевое звено в нынешней системе так называемого управления…

Е. ВОЛГИНА: Настаиваю — вопрос!

РАДИОСЛУШАТЕЛЬ: И договор с МВФ 1992 года. Вот эта связка — это подробная программа реформ. Как вы смотрите на то, чтобы уничтожить эту связку и разорвать на референдуме?

Е. ВОЛГИНА: Принято. У нас очень мало времени, Василий Александрович. Коротко, если можно.

В. МЕЛЬНИЧЕНКО: Первое — что касается высказывания Льва Николаевича Толстого о продаже земли, чтобы пусть её в оборот. Вы знаете, я точно против продажи земель по единственной причине: землю мы не создавали. Всё, что создано руками человека, можно менять, торговать, продавать. Всё, что мы не сделали, — не имеем права торговать и продавать, это не мы его сделали.

Что касается земельных паёв. Было совершена неподготовленная операция, которая привела к разрушениям колхозов и совхозов. У меня также (я житель села) паи были. Естественно, они сохранились, потому что я сохранил хозяйство. Мы вынуждены были расширить за счёт приобретения паёв, будем говорить, своих соотечественников. Все мы не смогли брать. Государство с нас забрало деньги за эти земли, за наши же земли государство взяло деньги.

И третье. Я не до конца понял причину и не знаю толком, о чём меня спросили по третьему вопросу…

Е. ВОЛГИНА: Тогда я спрошу. Смотрите, Россия опередила США по экспорту пшеницы. Объективно для рывка нужно наращивать экспорт или всё-таки работать на внутреннего потребителя для начала?

В. МЕЛЬНИЧЕНКО: Да ничего мы не опередили. Продали мы 20 или 220 миллионов тонн этой пшеницы — крестьяне от этого ничего не выиграли, не выиграют и ничего не имеют. Мы должны развивать свои территории. Зачем нам стремиться что-то продавать? Мы же впереди планеты всей: по нефти, по газу, никеля больше всех продаём! Господи прости, даже девок продавали в 90-е годы больше всех. Чего уж спешить-то? Мы свою жизнь нормальную можем у себя налаживать здесь? Нам зерна надо как минимум 140 миллионов. Мы до этого ещё будем шагать и шагать, даже вместе с Ткачёвым и с его агрохолдингами. 140 миллионов будем производить — тогда мы обеспечим своих коров, своих телят, своих свиней и будем кушать нормальное мясо.

Е. ВОЛГИНА: Сроки?

В. МЕЛЬНИЧЕНКО: Четыре года. Есть природный ресурс, биологический. Не надо обманывать природу. Свинья 50, 60 или 90 дней не растёт, а она растёт 180 дней. Корова тоже. Три-четыре года надо, чтобы дойти до неё. Всё нормально, всё можно сделать за четыре года. Мы должны сменить аграрно-промышленную политику в первую очередь. Доступ к ресурсам и местное самоуправление — это и есть экономическое чудо России. Ещё раз. 25 маршалов экономики должны появиться в России немедленно!

Е. ВОЛГИНА: Почему именно 26?

В. МЕЛЬНИЧЕНКО: Потому что у Наполеона было 26 маршалов, и он всё мог с ними делать. Они были умные.

Е. ВОЛГИНА: Интересно.

В. МЕЛЬНИЧЕНКО: Россия сегодня нуждается именно вот в таких людях.

Е. ВОЛГИНА: 26 маршалов требуется экономике, — говорит Василий Мельниченко.

В. МЕЛЬНИЧЕНКО: Мы знаем таких. И мы их стране предъявим.

http://govoritmoskva.ru/interviews/1200/

Фонд поддержки авторов AfterShock

Комментарии

Аватар пользователя parhonf
parhonf(2 года 4 месяца)(11:50:50 / 22-04-2016)

Повысят акцизы, станет нерентабельно пихать его во все продукты.

Аватар пользователя v.p.
v.p.(5 лет 3 месяца)(11:53:51 / 22-04-2016)

найдут другое, что можно пихать и начнут. я в коммерсантов верю, их ничто не остановит, жажда наживы она у них уступает только инстинкту самосохранения, да и то не всегда.

Аватар пользователя Dobriy_on
Dobriy_on(1 год 10 месяцев)(15:03:41 / 22-04-2016)

А коммерсы они откуда? С луны? Или засланцы может... :-?

Аватар пользователя v.p.
v.p.(5 лет 3 месяца)(15:08:36 / 22-04-2016)

неправильный вопрос. не откуда коммерсы, а зачем коммерсы - вот правильный вопрос. а следующий вопрос будет: как сделать так, чтобы от коммерсов была польза обществу, причем побольше, а вреда поменьше, а лучше совсем без.

Аватар пользователя Dobriy_on
Dobriy_on(1 год 10 месяцев)(15:34:42 / 22-04-2016)

И вопрос правильный. Хотя я скорее ремарку чем вопрос писал))) Все это из области: Не Жизнь такая - Мы такие... (ц)

И ваш вопрос правильный.

А третий - из области...: "не сынок, это фантастика" (ц) реклама

Аватар пользователя v.p.
v.p.(5 лет 3 месяца)(15:40:43 / 22-04-2016)

пример решения третьего вопроса нам даёт пример деятельности ИВС, рекомендую погуглится на предмет "сталин многоукладная экономика". там всё ясно и понятно, яд ведь тоже почти всегда лекарство, вопрос в дозировке и методологии применения.

Аватар пользователя Dobriy_on
Dobriy_on(1 год 10 месяцев)(15:44:47 / 22-04-2016)

И что))) Когда-то и Наполеона с Гитлером выгнали. Все это ни о чем, по причине других ситуаций других людей в конце концов... А с учетом первого абзаца предыдущего коммента - совсем ни о чем - увы.

Аватар пользователя blues
blues(3 года 11 месяцев)(13:54:21 / 22-04-2016)

Сплошные эмоции. Неинтересно.

Аватар пользователя На танчик
На танчик(1 год 9 месяцев)(22:44:41 / 22-04-2016)

этот Мельниченко мутный тип.хорошие слова с плохим контекстом

Лидеры обсуждений

за 4 часаза суткиза неделю

Лидеры просмотров

за неделюза месяцза год

СМИ

Загрузка...