Вход на сайт

МЕДИАМЕТРИКА

Облако тегов

Оказывается встреча с иезуитом на острове... мощный сигнал!

Аватар пользователя Бумс

Встреча главы Ватикана Франциска с патриархом Константинопольским Варфоломеем и православным архиепископом Афин и всей Греции Иеронимом на острове Лесбос станет мощным сигналом для всего западного мира. Об этом заявил в опубликованном в пятницу в газете Il Messaggero интервью патриарх Константинопольский накануне поездки, которая состоится 16 апреля.

"Из-за условий, в которых находятся беженцы, просто необходимо, чтобы люди, обладающие влиянием, работали вместе. Дорогой брат папа Франциск - харизматичный <...> лидер, признанный во всем мире, и его визит на Лесбос заставит задуматься миллионы людей. Наша встреча станет сигналом для международного сообщества, которое обязано сделать все, чтобы справиться с феноменом, который, по моему мнению, оскорбляет человеческую совесть и нашу культуру", - сказал этот иерарх.

Он отметил, что жители Лесбоса и Лампедузы и других островов в Средиземноморье "открывают свои дома и сердца нашим братьям и следуют примеру святых нашей (и Сына бога иудейского) Церкви™..."

Встреча на острове Лесбос будет не первой между двумя лидерами инославных сообществ Запада. Ранее папа Франциск съездил на остров Лампедуза (Италия), также в свое время ставший символом трагедии беженцев. Тема их страданий в лагерях для перемещенных лиц еще со времен до ВМВ, часто затрагивается в его выступлениях перед публикой.

Кстати, паписты высказались против условий заключенного Евросоюзом нищебродов и турками™ Эрдогана соглашения, предусматривающего высылку беженцев из Европы в Турцию за их счет (денюх в ватиканском банке Мамоны не только на это и сегодня, нетЪ (!))

Оригинал источника: http://tass.ru/obschestvo/3207333

Фонд поддержки авторов AfterShock

Комментарии

Аватар пользователя Бумс
Бумс(5 лет 6 месяцев)(08:28:19 / 16-04-2016)
Аватар пользователя Бумс
Бумс(5 лет 6 месяцев)(09:12:16 / 16-04-2016)

Штирлиц решил для себя, что сегодня он освободится пораньше и уедет с Принц-Альбрехтштрассе в Науэн: там в лесу, на развилке дорог, стоит маленький ресторанчик Пауля, и, как год и как пять лет тому назад, сын Пауля, безногий Курт, каким-то чудом достает свинину и угощает своих постоянных клиентов настоящим айсбайном с капустой.

Когда не было бомбежек, казалось, что войны вообще нет: так же, как и раньше, играла радиола, и низкий голос Бруно Варнке напевал: "О, как прекрасно было там, на Могельзее..."

Но освободиться пораньше Штирлицу так и не удалось. К нему зашел Холтофф из гестапо и сказал:

- Я совсем запутался. То ли мой арестованный психически неполноценен, то ли его следует передать вам, в разведку, поскольку он повторяет то, что говорят по радио эти английские свиньи.

Штирлиц пошел в кабинет к Холтоффу и просидел там до девяти часов, слушая истерику астронома, арестованного местным гестапо в Ванзее.

- Неужели у вас нет глаз?! - кричал астроном. - Неужели вы не понимаете, что все кончено?! Мы пропали! Неужели вы не понимаете, что каждая новая жертва сейчас - это вандализм! Вы все время твердили, что живете во имя нации! Так уйдите! Помогите остаткам нации! Вы обрекаете на гибель несчастных детей! Вы фанатики, жадные фанатики, дорвавшиеся до власти! Вы сыты, вы курите сигареты и пьете кофе! Дайте нам жить, как людям! - Астроном вдруг замер, вытер пот с висков и тихо закончил: - Или убейте меня поскорее здесь...

- Погодите, - сказал Штирлиц. - Крик - не довод. У вас есть какие-либо конкретные предложения?

- Что? - испуганно спросил астроном.

Спокойный голос Штирлица, его манера неторопливо говорить, чуть при этом улыбаясь, ошеломили астронома: он уже привык в тюрьме к крику и зуботычинам; к ним привыкают быстро, отвыкают - медленно.

- Я спрашиваю: каковы ваши конкретные предложения? Как нам спасти детей, женщин, стариков? Что вы предлагаете для этого сделать? Критиковать и злобствовать всегда легче. Выдвинуть разумную программу действий - значительно труднее.

- Я отвергаю астрологию, - ответил астроном, - но я преклоняюсь перед астрономией. Меня лишили кафедры в Бонне...

- Так ты поэтому так злобствуешь, собака?! - закричал Холтофф.

(Из партийной характеристики члена НСДАП с 1938 года Холтоффа, оберштурмбанфюрера СС (IV отдел РСХА, СД-заграница... территории ближнего и дальнего Востока Третьего рейха): "Истинный ариец. Характер -приближающийся к нордическому, стойкий. С товарищами по работе поддерживает хорошие отношения. Имеет отличные показатели в работе. Спортсмен. Беспощаден к врагам рейха. Холост. Связей, порочащих его, не имел. Отмечен наградами фюрера и благодарностями рейхсфюрера СС...")

- Подождите, - сказал Штирлиц, досадливо поморщившись, - не надо кричать, право... Продолжайте, пожалуйста...

- Мы живем в год неспокойного солнца. Взрывы протуберанцев, передача огромной дополнительной массы солнечной энергии влияют на светила, на планеты и звезды, влияют на наше маленькое человечество...

- Вы, вероятно, - спросил Штирлиц, - вывели какой-либо гороскоп?

- Гороскоп - это интуитивная, может быть даже гениальная, недоказанность. Нет, я иду от обычной, отнюдь не гениальной гипотезы, которую я пытался выдвигать: о взаимосвязанности каждого живущего на земле с небом и солнцем... И эта взаимосвязь помогает мне точнее и трезвее оценивать происходящее на земле моей родины... Палестины.

- Мне будет интересно поговорить с вами на эту тему подробнее, - сказал Штирлиц. - Вероятно, мой товарищ оберштурмбанфюрер СС из IV отдела РСХА (СД-заграница) позволит сейчас вам пойти в камеру и дня два отдохнуть, а после мы вернемся к этому разговору. Когда астронома увели, Штирлиц сказал:

- Он в определенной степени невменяем, разве ты не видишь? Все ученые, писатели, артисты этой страны по-своему невменяемы. К ним нужен особый подход, потому что они живут своей, придуманной ими жизнью. Отправь этого чудака в нашу больницу на экспертизу. У нас сейчас слишком много серьезной работы, чтобы тратить время на безответственных, хотя, может быть, и талантливых болтунов.

- Но он говорит как настоящий англичанин из лондонского радио... Или как проклятый социал-демократ, снюхавшийся с Москвой.

- Люди изобрели радио для того, чтобы его слушать. Вот он и наслушался. Нет, это несерьезно. Будет целесообразно встретиться с ним через несколько дней. Если он серьезный ученый, мы войдем к Мюллеру или Кальтенбруннеру с просьбой: дать ему хороший паек и эвакуировать в горы, где сейчас цвет нашей науки, - пусть работает, он сразу перестанет болтать, когда будет много хлеба с маслом, удобный домик в горах, в сосновом лесу, и никаких бомбежек... Нет?

Холтофф усмехнулся:

- Тогда бы никто не болтал, если бы у каждого в этой стране был домик в горах, много хлеба с маслом и никаких бомбежек...

Штирлиц внимательно посмотрел на Холтоффа, дождался, пока тот, не выдержав его взгляда, начал суетливо перекладывать бумажки на столе с места на место, и только после этого широко и дружелюбно улыбнулся своему младшему товарищу по работе...

Комментарий администрации:  
*** Канонический образец псевдовменяемого общения ***
Аватар пользователя DarkUser
DarkUser(5 лет 10 месяцев)(10:03:01 / 16-04-2016)

У нас ТЯС не осталось свободных? Для хорошего острова не жалко парочки.

Аватар пользователя sasha 77
sasha 77(2 года 10 месяцев)(10:05:20 / 16-04-2016)

А в чем выражается "Мощность" этого сигнала???как по мне обыкновенная ситуация

Аватар пользователя constant
constant(4 года 7 месяцев)(10:37:47 / 16-04-2016)

  Встреча главы Ватикана Франциска с патриархом Константинопольским Варфоломеем и православным архиепископом Афин и всей Греции Иеронимом на острове Лесбос -

- о, эта троица (святая?) решила заняться лесбийскими играми??? Господа (слуги господа) знают толк в извращениях! angel

Две страстные лесбиянки активно лижутся перед камерой

Аватар пользователя Morpheus
Morpheus(2 года 9 месяцев)(11:07:24 / 16-04-2016)

Таки почему не гейскими? Гораздо естественнее для их высокопреосвященств.

Вообще выбор места встречи из серии "нарочно не придумаешь". ВЩР отакуэ! laugh

Аватар пользователя Бумс
Бумс(5 лет 6 месяцев)(11:34:39 / 16-04-2016)

Н-дя, аристократичные господа Агенты этой страны... Клаус, Шлаг и т.д. Пастор, имя им Легион - попадают на крючек... мирно удящего рыбку Штирлица: 

Агента звали Пастор. Завербовали его в августе 44-го... вернее, он сам пошел на вербовку. Ему хотелось новых острых ощущений. Работал он артистично, обезоруживая собеседников мягкостью и искренностью суждений. Говорить ему его хозяева позволяли все, лишь бы работа была результативной и быстрой. Присматриваясь к Пастору, Штирлиц с каждым днем их знакомства испытывал все возрастающее чувство интереса. "А может быть, он болен? - размышлял однажды он. - Жажда предательства тоже своеобразная болезнь в стаде Иуды. Занятно. Пастор полностью бьет родоначальника антропологического направления в западном уголовном праве, итальянца Ломброзо - он страшнее всех преступников, которых я видел, а как благообразен и мил на публике..."

Штирлиц вернулся к столику, сел напротив Пастора, улыбнулся ему.

- Ну? - спросил он. - Значит, вы убеждены, что они наладят с вами связь?
- Да, это вопрос решенный. Я больше всего люблю работать с иезуитами и интеллигентами. Знаете, это поразительно - наблюдать, как они идут на гибель. Иногда мне даже хотелось сказать им: "Стойте! Глупцы! Куда?!"
- Ну, это уже бессмысленно и не стоит, - сказал Штирлиц. - Это было бы неразумно.
- У вас нет рыбных консервов? Я схожу с ума без рыбы. Фосфор, знаете ли. Требуют нервные клетки... 
- Я приготовлю вам хороших рыбных консервов. Какие вы хотите? 
- Я люблю в масле... 
- Это я понимаю... Какого производства? Нашего или... 
- "Или", - засмеялся Пастор. - Пусть это непатриотично, но я очень люблю и продукты и питье, сделанные в Америке или во Франции... 

****
- Я приготовлю для вас ящик настоящих нацистских сардин из Франции. Они в оливковом масле, очень пряные... Масса фосфора... Знаете, я вчера посмотрел ваше досье...
- Дорого бы я дал за то, чтобы взглянуть на него хоть одним глазом... 
- Это не так интересно, как вам кажется... Когда вы говорите, смеетесь, жалуетесь на боль в печени - это впечатляет, если учесть, что перед этим вы провели головоломную операцию... А в вашем досье, Пастор - скучно: рапорты, донесения. Все смешалось: ваши доносы, доносы на вас... Нет, это неинтересно... Занятно другое: я подсчитал, что по вашим рапортам, благодаря вашей инициативе, было арестовано девяносто семь человек... Причем все они молчали о вас. Все без исключения. А ведь их в гестапо довольно лихо обрабатывали... 
- Зачем вы говорите мне об этом? 
- Не знаю, Пастор... Пытаюсь анализировать, что ли... Вам больно бывало, когда людей, которым вы давали приют, потом забирали? 
- А как вы думаете? 
- Я не знаю... Я размышляю. 
- Черт его поймет... Я, видимо, чувствовал себя сильным, когда вступал в единоборство. Меня интересовала схватка... То, что будет потом с ними, - не знаю... Что будет потом со мной? С нами, всеми? 
- Тоже верно, - согласился Штирлиц. - После вас - хоть потоп. И потом, ваши люди: трусость, низость, жадность и доносы - предательство. В каждом из вас, просто-напросто в каждом. Среди рабов нельзя быть свободным...
- Это верно. Так не лучше ли быть самым свободным среди рабов? Я-то все эти годы пользовался полной  свободой... 

****

Штирлиц спросил: 

- Слушайте, а кто приходил к вам позавчера вечером? 
- Никто... 
- Около девяти... 
- Вы ошибаетесь, - ответил Пастор, - во всяком случае, от вас никто не приходил, я был дома и совсем один. 
- Может быть, это был юный прихожанин? Мои люди не разглядели его лица. 
- Вы наблюдали за моим домом? 
- Конечно. Все время... Значит, вы убеждены, что они наладят с вами связь? 
- Наладят. Вообще я чувствую в себе призвание оппозиционера, трибуна, вождя. Люди покоряются моему напору, логике раздумий... 

****
- Ладно. Вы молодчина, Пастор. Только не хвастайтесь этим сверх меры. Теперь о деле... Несколько дней вы проживете на одной нашей квартире... Потому что после вам предстоит серьезная работа, миссия и причем не по моей части... Штирлиц говорил правду (коллеги из гестапо попросили дать им на недельку Пастора: в Кельне были схвачены два британских "пианиста". Их взяли за работой, прямо у микрофона радиоаппарата. Они не молчали, но на всякий случай к ним нужно было подсадить хорошего человека. Лучше, чем агент Пастор, не сыщешь. Штирлиц обещал им его найти.
- Возьмите в серой папке лист бумаги, - сказал Штирлиц, - и пишите следующее:

"Штандартенфюрер! Я смертельно устал. Мои силы на исходе. Я честно работал, но больше я не могу. Я хочу отдыха..." 

- Зачем это? - спросил Пастор, подписывая письмо. 
- Я мыслю, вам не помешает съездить на недельку с миссией в Инсбрук, - ответил Штирлиц, протягивая ему пачку денег. - Там казино работают, и юные лыжники по-прежнему катаются с гор. Без этого письма я не смогу отбить для вас неделю счастья у коллег из гестапо. 
- Спасибо, - сказал Пастор, - только денег ведь у меня много... 
- Больше не помешает, а? Или помешает? 
- Да в общем-то не помешает, - согласился Пастор, пряча деньги. - Сейчас, говорят, довольно дорого трещины в заднем проходе лечить...

****
- Вспомните еще раз: вы никому не говорили, что отправляетесь сюда? 
- Нечего вспоминать - никому... 
- Я имею в виду и наших людей. 
- Вообще-то я мог говорить вашим, если это они наблюдали за моим домом. И то вряд ли... Я не говорил никому... 

****

Штирлиц вспомнил, как неделю назад устроил спектакль с прогоном заключенных через ту деревню, в которой жил Пастор. Он вспомнил его лицо тогда, неделю назад: его глаза лучились добротой и мужеством - тогда Штирлиц говорил с ним иначе, потому что в машине рядом сидел актер - так прекрасно было его лицо, скорбен голос и так точны были слова, которые он произносил. 

- Это письмо мы опустим по пути на вашу новую квартиру, - сказал Штирлиц. - И набросайте еще одно - чтобы не было подозрений у ваших друзей из гестапо. Это попробуйте написать сами. Я не стану вам мешать, заварю еще кофе.

Когда Штирлиц вернулся, Пастор держал в руках листок бумаги.

 - "Честность подразумевает действие, - посмеиваясь, начал читать он, - на борьбе зиждется вера. Проповедь честности при полном бездействии - не предательство: и паствы, и самого себя. Человек может себе простить нечестность, потомство его - всегда. Поэтому я не могу простить себе бездействия. Бездействие - это хуже, чем предательство. Я ухожу. Оправдайте себя - Князь мира сего вам в помощь". Ну как? Ничего? 
- Лихо. А вы не пробовали писать прозу? Или стихи? 

****
- Нет. Если бы я мог писать - разве бы я стал... - Клаус вдруг оборвал себя и украдкой глянул на Штирлица. 
- Продолжай, чудак на букву М.. Мы же с тобой говорим в открытую. Ты хотел сказать: умей я писать, разве бы я стал работать теперь на вас? 
- Что-то в этом роде.
 - Не в этом роде, - поправил его Штирлиц, - а именно это ты хотел сказать. Нет? 
- Да.
 - Молодец. Какой тебе резон мне-то врать? Выпейте виски, и тронем, уже-стемнело, скоро, видимо, твои янки прилетят.
 - Квартира далеко?
 - В лесу, километров десять. Там тихо, отоспишся до завтра... 

Уже в машине Штирлиц спросил: 

- О бывшем канцлере Брюнинге никому из них не говорил? 
- Я же говорил вам об этом - они сразу замыкаются в себе. Я боялся в этом вопросе на кого-то из них нажать... 
- Правильно делал... И о Швейцарии они тоже молчали? 
- Наглухо. 
- Ладно. Подберемся с другого края. Важно, что они согласились помогать. Ай да Пастор...

Штирлиц убил Пастора выстрелом в висок. Они стояли на берегу озера. Здесь была запретная зона, но пост охраны - это Штирлиц знал точно - находился в двух километрах, уже начался налет, а во время налета союзников пистолетный выстрел не слышен. Он рассчитал, что Пастор упадет с бетонной площадки - раньше отсюда ловили рыбу - прямо в воду. Пастор упал в воду молча, кулем. Штирлиц бросил в то место, куда он упал, пистолет (версия самоубийства на почве нервного истощения миссионера выстроилась точно, письма были отправлены самим агентом Пастором), снял перчатки и пошел через лес к своей машине. До окраины деревушки, где у него была вилла сорок километров. Штирлиц высчитал, что он будет там через час, - он предусмотрел все, даже возможность предъявления алиби по времени...

Комментарий администрации:  
*** Канонический образец псевдовменяемого общения ***

Лидеры обсуждений

за 4 часаза суткиза неделю

Лидеры просмотров

за неделюза месяцза год

СМИ

Загрузка...