Вход на сайт

МЕДИАМЕТРИКА

Облако тегов

Интервью Министра иностранных дел России С.В.Лаврова СМИ Монголии, Японии и КНР

Аватар пользователя Bledso

Очень большое интервью, но весьма интересное. Никаких серьезных откровений нет, но по всем вопросам позичия обозначена четко и недвусмысленно.

 

Вопрос: Как Вы оцениваете текущее состояние российско-монгольских отношений? По каким направлениям есть перспектива расширения этого взаимодействия?

С.В.Лавров: Наши отношения с Монголией – это отношения давних добрых друзей. Без всякого преувеличения, это стратегические отношения. Мы очень ценим дружбу, которая упрочилась между нашими народами не только в общегосударственном плане, но и сугубо на уровне контактов между людьми. Сейчас, когда мы отмечаем целую серию памятных дат, связанных с победами и общей борьбой в годы Второй мировой войны, мы регулярно вспоминаем о том вкладе, который монгольский народ, монгольское государство внесли в поддержку Красной Армии. Это действительно закаленное в боях братство. Не раз наша страна приходила на помощь братскому монгольскому народу. Эти чувства, повторю еще раз, очень глубоко укоренены в сердцах и душах наших людей.

Если говорить о более формальных аспектах, то отношения стали регулярными, хотя какое-то время назад был перерыв. Сейчас на высшем и высоком уровнях идет регулярный диалог, налажены тесные контакты между парламентариями, различными министерствами и ведомствами. Мы считаем, что это очень плотная и полезная ткань наших отношений.

Если брать результаты, то рост товарооборота, который наблюдался до 2012 года, замедлился, а потом перестал нас радовать – сменился снижением. Все это – влияние мировой конъюнктуры, курсовых колебаний валют. Я уверен, что это временное явление. У нас есть очень хороший потенциал для возвращения товарооборота в русло устойчивого роста. Буквально в начале этого года вступил в силу закон о ратификации Соглашения между Правительством Российской Федерации и Правительством Монголии об урегулировании финансовых обязательств Монголии перед Российской Федерацией, которое урегулировало все долговые обязательства Монголии перед нашей страной. Это открывает дополнительные возможности для инвестиционного сотрудничества. Уверен, что мы ими воспользуемся. 

Вопрос: Сейчас много говорят о новом «Шелковом пути». Что Монголия и Россия могут вместе сделать в этом направлении? Насколько актуально развитие этого транспортного потока?

С.В.Лавров: «Шелковый путь» – это инициатива, принадлежащая КНР, которая обсуждалась в ходе трехсторонних встреч лидеров России, Китая и Монголии. Она обсуждалась не изолированно, а в русле сопряжения различных процессов, которые развиваются на нашем общем геополитическом пространстве –  ЕАЭС как локомотива интеграции на постсоветском пространстве, китайского проекта Экономического пояса «Шелкового пути» и предложенного Монголией проекта «Степной путь». Наши президенты не раз собирались втроем, от них есть поручение. Они в принципе одобрили линию на сопряжение этих трех проектов с тем, чтобы создать своего рода транспортно-экономический коридор Россия–Монголия–Китай. Уже всеми осознано, что экономически это очень перспективно и выгодно для наших стран. Думаю, что это поможет увеличить перевозки и торговый оборот между нашими странами, будет способствовать повышению конкурентоспособности трех наших экономик.

Нельзя не сказать о нашем политическом сотрудничестве с Монголией. Мы тесно взаимодействуем в ООН. Россия признательна за поддержку многих наших инициатив, которые мы продвигаем в Генеральной Ассамблее и других органах ООН. В свою очередь мы поддержали Монголию, когда она изъявила желание присоединиться к ОБСЕ. Рассчитываем на тесную координацию действий в этой международной структуре.

Вопрос: Ваш визит в Японию откроет серию контактов на высшем уровне, включая предстоящий визит Премьер-министра Японии С.Абэ в Россию и планирующийся визит Президента Российской Федерации В.В.Путина в Японию. При этом сохраняются разногласия между Россией и странами «Большой семерки» по украинскому кризису. Сохраняются и разногласия между Россией и Японией. Например, на большой пресс-конференции в январе этого года Вы сказали, что Россия не считает, что мирный договор – это синоним решения территориального вопроса. Японская позиция состоит в том, что заключение мирного договора неотделимо от решения территориального вопроса, что эти понятия равнозначны. В условиях различия в позициях руководства России и Японии каковы перспективы политического диалога по мирному договору? Как Вы в целом оцениваете текущее состояние российско-японских отношений и текущий темп диалога?

С.В.Лавров: Начну с того, о чем Вы сказали в начале своего многослойного вопроса. Вы упомянули, что встреча министров иностранных дел «Большой семерки» призвала Россию активнее способствовать решению проблем, связанных с украинском кризисом. Я этого призыва не видел и документов «Большой семерки» не читал. «Семерка» – это не тот механизм, который был бы хоть кем-то еще признан в качестве «площадки» для обсуждения украинского кризиса. Украинский кризис нужно обсуждать и решать на основе Минских договоренностей от февраля 2015 года. Эти договоренности были дословно и без каких-либо изменений одобрены Советом Безопасности ООН, равно как этими решениями был одобрен формат Контактной группы и ее 4 рабочих подгрупп. В этих механизмах – Контактной группе и ее подгруппах –  представители украинского правительства и Донецка и Луганска, ОБСЕ и Российской Федерации работают напрямую друг с другом. Это тот формат, где нужно искать конкретные пути реализации обязательств, которые взяли на себя Киев, Донецк и Луганск.

Есть «нормандский формат» (Россия, Франция, Германия и Украина), который, как было записано в Декларации лидеров этих четырех стран, призван наблюдать за тем, как выполняются Минские договоренности. Выполняются они плохо, потому что ни США, которые имеют на Киев решающее влияние, ни наши европейский партнеры пока не могут использовать свое влияние, чтобы Киев перестал откровенно саботировать и даже требовать переписать Минские договоренности.

В «Большой семерке» представлены США, Франция и Германия – страны, которые постоянно говорят о необходимости выполнения Минских договоренностей. Если «Большая семерка» в этом заинтересована, то нужно использовать вес этих стран в отношениях с Украиной и потребовать от Киева сделать то, под чем подписался Президент Украины П.А.Порошенко. Но повторю, «Большая семерка» – для нас это «отвлеченная» конструкция, влияния которой на международную политическую жизнь я, честно говоря, не заметил.

Что касается российско-японских отношений, то мы рассматриваем эти отношения как самоценные. Исходим из того, что наши руководители – Президент России В.В.Путин и Премьер-министр Японии С.Абэ – в ходе своих регулярных контактов договорились развивать сотрудничество по всем направлениям: в торговле, экономике, инвестициях, гуманитарной сфере и, особенно подчеркну, во внешнеполитической области. Мы, конечно, хотели бы, чтобы такая крупная и мощная страна, как Япония, имела больше веса в международных делах и чтобы ее голос звучал более отчетливо и отражал интересы японского народа.

У нас с Министром иностранных дел Японии г-ном Ф.Кисидой также неплохие отношения. Мы ждали его приезда еще в марте или апреле 2014 года, после того, как он стал Министром иностранных дел. По причинам, которые от России не зависели, этот визит состоялся только в сентябре прошлого года. Но, тем не менее, у нас очень неплохое взаимодействие. Рассчитываю, что в Токио в конце этой недели мы обсудим дальнейшие пути совершенствования этого сотрудничества. Мы планируем подписать План консультаций между министерствами иностранных дел России и Японии, который достаточно всеобъемлющий и охватывает все основные проблемы, требующие нашего совместного взаимодействия.  

Что касается мирного договора. Действительно, на пресс-конференции в январе этого года я сказал, что проблема мирного договора напрямую не связана с проблемой т.н. «северных территорий», как вы называете их в Японии. Мы говорим с нашими коллегами. По поручению Президента Российской Федерации В.В.Путина и Премьер-министра Японии С.Абэ на уровне заместителей министров создан специальный канал диалога по этим вопросам. Диалог идет достаточно регулярно, но по понятным причинам непросто, потому что позиции противоположны. Два раунда диалога были посвящены историческим аспектам этой ситуации в контексте итогов Второй мировой войны. Не приняв ее итогов, мы едва ли сможем куда-то продвинуться.

Тему мирного договора нельзя сводить к каким-то территориальным вопросам, тем более к территориальным претензиям хотя бы потому, что единственный документ, который был подписан и ратифицирован обеими сторонами – Совместная декларация 1956 г., – гласит, что стороны отказались от каких-либо претензий друг к другу, и ближайшей задачей является подписание мирного договора. Упоминания о том, что на переговорах о мирном договоре будет рассматриваться территориальный вопрос, не существует. Мы напоминаем нашим японским коллегам об истории этого вопроса в контексте итогов Второй мировой войны, а также того, что после войны удавалось сделать Москве и Токио. Мы готовим очередной раунд этих переговоров. Думаю, что мы продолжим рассматривать позиции Москвы и Токио в контексте тех параметров, о которых я упомянул.

Закончу ответ на этот вопрос тем, с чего я начал, о чем договорились Президент России В.В.Путин и Премьер-министр Японии С.Абэ – о всестороннем развитии наших отношений в самых разных областях. Исходим из того, что более тесное переплетение наших экономик, гражданских обществ, установление деловых связей между бизнесменами, обоюдное инвестирование, реализация совместных экономических, торговых, инфраструктурных и внешнеполитических инициатив поможет создать атмосферу, которая будет гораздо более благоприятна для достижения договоренностей по любым трудным вопросам, чем нынешняя. Хотя нынешнюю атмосферу мы не считаем негативной, но она обладает гораздо более серьезным потенциалом, учитывая возможности России и Японии.

Отмечу, что японский бизнес весьма активно заинтересован в работе в Российской Федерации. Это не только автомобилестроение, как уже всем известно, но и фармацевтика, производство коммуникационного оборудования, сельское хозяйство, а также тема «Умная городская среда», где Япония очень здорово преуспела. Мы бы хотели пользоваться этим опытом. Конечно, энергетика:  это проекты «Сахалин-1» и «Сахалин-2», которые реализуются с участием японского бизнеса. Сейчас обсуждается возможность реализации проекта, который условно называется «Энергомост Россия-Япония», а также проработка производства альтернативных видов топлива, включая жидкий водород. Это высокие технологии.

Убежден, что такого рода прорывные проекты в экономике наряду с очень тесными гуманитарными связями, которые, в частности, проявляются в ежегодных фестивалях российской культуры в Японии, и более тесное взаимодействие на международной арене будут способствовать обеспечению интересов народов наших стран и решению всех проблем, которые все еще остаются на повестке дня.

Вопрос: В последнее время заметно развитие военного присутствия России в Арктике и на Курильских островах. Какие угрозы и от каких сил Россия видит в этих регионах? Имеет ли эта тенденция отношение к активизации освоения Северного морского пути? Можно ли считать, что Курильские острова приобретают для России новое значение в стратегическом смысле?

С.В.Лавров: Сегодня Арктика все больше и больше открывается для хозяйственного освоения. Мы заинтересованы, чтобы Арктика стала территорией диалога и сотрудничества. Именно так называется ежегодная конференция, которую мы проводим по линии Совета Безопасности Российской Федерации для наших партнеров, прежде всего, из стран-членов Арктического совета, но и с приглашением других государств, которые уже имеют либо заинтересованы получить в нем статус наблюдателя. Также в контексте происходящих климатических изменений прогнозируется очень значительная активизация судоходства по Северному морскому пути. Я не вполне корректно выразился – не только в контексте климатических изменений. Активизация использования Северного морского пути объективно происходит, потому что Российская Федерация принимает необходимые меры для того, чтобы это было максимально удобно и комфортно. Этот маршрут пользуется возрастающей популярностью. Думаю, что в перспективе это будет очень полезный, эффективный путь для перевозки транзитных грузов между Европой и Азией.

Когда вдоль границ Российской Федерации растет такой интерес к этому международному маршруту, то мы как прибрежное государство несем особую ответственность за обеспечение не только эффективности, но и безопасности этого маршрута. Необходимо сделать так, чтобы был обеспечен надежный, эффективный контроль не только над морскими пространствами, но и над побережьем вдоль этих морских пространств. Необходим потенциал реагирования на какие-то чрезвычайные ситуации, которые, к сожалению, происходят, как бы мы все не перестраховывались. Это касается поиска и спасения, необходимости быть готовыми к террористическим угрозам – сейчас нигде нельзя укрыться от этих бандитов, а также необходимости контролировать возможную контрабанду, наркотрафик и другие аспекты, связанные с организованной преступностью. Все эти задачи невозможно решать без восстановления той инфраструктуры, в том числе военной, которая была практически полностью утрачена в 90-е годы.

Что касается Курильских островов, то это восточные рубежи Российской Федерации. Мы уделяем особое внимание тому, чтобы нормально обустроить эти территории России, комплексно их развивать, прежде всего, в социально-экономическом плане, с учетом потребностей проживающих там российских граждан.

Безусловно, естественным для любого государства является планирование мер по укреплению военной инфраструктуры, когда речь идет о приграничных территориях. Это дальневосточные рубежи нашей страны, и мы обязаны обеспечивать их безопасность. Мы будем уделять все необходимое внимание этой задаче.    

Вопрос: В прошлом году между Россией и Китаем была достигнута принципиальная договоренность о сопряжении евразийской интеграции с инициативой Экономического пояса «Шелкового пути». Как Вы оцениваете перспективы такого сопряжения? Какие практические шаги планируется предпринять, чтобы наполнить эту договоренность конкретным содержанием?

Как нам известно, скоро Вы посетите Китай. Расскажите, пожалуйста, какова цель Вашего визита? Как Вы оцениваете отношения между нашими странами?

С.В.Лавров: Начну со второго вопроса. Отношения между нашими странами, как уже неоднократно подчеркивал Президент Российской Федерации В.В.Путин, находятся, наверное, в наилучшей форме за все предыдущие периоды нашей совместной истории. Как лидеры наших стран сформулировали их состояние, это отношения стратегического взаимодействия и многопланового партнерства. Они постоянно углубляются и развиваются на благо наших стран и народов. Безусловно, мы испытываем какие-то негативные воздействия от того, что происходит в мировой экономике. У нас немного сокращается товарооборот. Но, как и в случае с нашими другими соседями на Дальнем Востоке, убежден, что это временное явление. Есть масштабные планы в энергетике и в сфере высоких технологий, включая атомную энергетику, космос, авиастроение, причем прорывное, телекоммуникации и многое другое.

Наряду с этим очень солидным экономическим фундаментом, который мы, тем не менее, хотим всемерно укреплять, активно развиваются другие формы взаимодействия, которые делают еще более плотной ткань нашего сотрудничества, я имею в виду гуманитарные, спортивные, культурные, образовательные связи. Контакты между регионами имеют очень большое значение для того, чтобы эти элементы стратегического партнерства становились все более устойчивыми и перспективными. Одним из проектов, который связан с задействованием потенциала регионов России и провинций Китая, является состыковка программ развития российского Дальнего Востока и северо-восточных провинций Китая.

Новый проект, который также идет по межрегиональному «руслу», – это «Волга-Янцзы». Регионы России, расположенные на Волге, и китайские провинции на берегах Янцзы нашли немало интересного для реализации совместных проектов. Из наших совместных планов, которые касаются развития этого геополитического, геоэкономического пространства произрастает заинтересованность России и Китая в расширении этой совместной работы, в том числе в контексте того, что мы уже сегодня упомянули, - сопряжения различных интеграционных процессов и проектов.

В ходе визита Председателя Си Цзиньпина в Россию 8 мая 2015 г. было подписано заявление, в котором лидеры двух стран поручили провести работу по сопряжению ЕАЭС и китайского проекта Экономического пояса «Шелкового пути». В качестве первого практического элемента в этой работе идет подготовка соглашения о торгово-экономическом сотрудничестве между ЕАЭС и КНР. Параллельно с этим соглашением готовится «дорожная карта» приоритетных интеграционных проектов в формате ЕАЭС и Китай. 

Более того, наши китайские партнеры заинтересовались инициативой, которую сформулировал Президент России В.В.Путин, когда предложил параллельно с сопряжением евразийской интеграции и Экономического пояса «Шелкового пути» подумать о продвижении сотрудничества, в т.ч. о перспективе создания зоны свободной торговли между ЕАЭС и ШОС. Думаю, что если либерализовать торговлю между этими двумя объединениями, особенно с учетом того, что в ШОС вступают Индия, Пакистан и в перспективе, конечно же, Иран, то получится весьма мощное объединение. Стимулы для экономического роста на этом огромном пространстве будут максимальны.

Помимо связей между ЕАЭС и ШОС, Президент России также обозначил нашу заинтересованность в том, чтобы привлекать к этому взаимодействию, в том числе в русле согласования мер по либерализации торговли,  и АСЕАН. Сейчас эта тема находится в проработке. Готовим в мае в Российской Федерации саммит Россия – АСЕАН, по итогам которого мы будем иметь больше понимания того, как страны-члены АСЕАН  рассматривают перспективу участия в таких масштабных и, не побоюсь этого слова, прорывных инициативах.

Что касается внешних аспектов российско-китайского партнерства, то наше взаимодействие по международным делам, сотрудничество в СБ ООН в качестве постоянных членов, наши совместные линии на отстаивание центральной роли ООН в решении любых проблем и уважение международного права при подходе к различным конфликтам и кризисам, считаю, является одним из главных факторов, которые позволяют балансировать и стабилизировать международную обстановку. Тем более это важно в период, когда немало событий происходит в обратном направлении, когда вмешательство во внутренние дела суверенных государств и попытки навязать им рецепты решения проблем извне по чьи-то чужим лекалам серьезно подрывают устойчивость международной системы, порой приводят к хаосу, создают вакуум, который быстро пытаются заполнить экстремисты, террористы, как мы это наблюдаем на Ближнем и Среднем Востоке, в Северной Африке. Поэтому еще раз подчеркну, что на фоне такой турбулентности в мировой политике, ситуации в международных отношениях, российско-китайское стратегическое партнерство в пользу уважения основ международного права и наши практические шаги по претворению в жизнь этой философии являются очень важным стабилизирующим фактором.

Вопрос: В последнее время наблюдается напряженная ситуация вокруг Южно-Китайского моря, на Корейском полуострове и на Ближнем Востоке. Как Россия и Китай могут координировать позицию по этим вопросам? Какое значение имеет взаимодействие России и Китая в решении таких региональных и международных проблем?

На следующей неделе глава МИД Китая Ван И посетит Россию. Что Вы ожидаете от этого визита?

С.В.Лавров: На следующей неделе в Москве состоится министерская встреча РИК – России – Индии и Китая. Это формат, который положил начало очень важным процессам в мировой политике, был предложен Е.М.Примаковым, моим великим предшественником. К сожалению, его уже нет среди нас, но он предложил в рамках концепции формирования многополярного мира провести контакты, а, по сути дела, сформировать схему сотрудничества  в рамках треугольника Москва – Пекин – Дели. Такая работа была начата. Состоялось немало встреч на уровне министров, несколько встреч на уровне президентов и премьеров. Самое главное, что эта «тройка» (Россия, Индия и Китай), по сути дела, послужила стимулом для создания БРИКС. Впоследствии к этой «тройке» присоединились Бразилия, а затем и ЮАР.

БРИКС – это действительно один из перспективных проектов в мировой политике, один из важнейших геополитических проектов, объединяющих страны самых разных регионов, которые одинаково подходят к сотрудничеству в мировых делах, ценят равноправие и взаимную выгоду, обеспечивают баланс интересов и ничего не навязывают друг другу. БРИКС – наше самоценное общее завоевание, прежде всего, наших китайских партнеров и индийских коллег.

Но сформировав БРИКС, мы не утратили интерес к продвижению трехстороннего сотрудничества по линии Россия – Индия – Китай. У такого сотрудничества есть очень хорошие перспективы. Его особое значение заключается в том, что эти три страны БРИКС расположены в одном регионе. В дополнение к тем формам взаимодействия, которые продвигаются в «пятерке» в рамках БРИКС, у нас есть дополнительные возможности, в т.ч. инфраструктурные проекты для реализации в рамках трехстороннего взаимодействия. Будем говорить обо всем этом на встречах с министрами иностранных дел Китая и Индии, а также о нашем взаимодействии в ООН, как мы продвигаем различные инициативы в этой Организации. Не обойдется и без разговоров о реформе ООН, включая реформу ее Совета Безопасности. Здесь у России и Китая единая позиция. Мы выступаем исключительно за такие решения, которые будут предметом самого широкого согласия. Мы не хотим, чтобы через голосование были навязаны какие-то проекты, которые не пользуются широкой поддержкой в ООН и рискуют расколоть Организацию. Это то, что касается наших трехсторонних встреч.

Параллельно со встречей трех министров у нас состоятся двусторонние беседы с моим коллегой и другом Ван И и с индийской коллегой С.Сварадж. Не так давно мы принимали Министра иностранных дел КНР Ван И с двусторонним визитом. Тем не менее проведем с ним двустороннюю беседу и по случаю министерской встречи РИК.

Что касается кризисов в нашем общем регионе, в Северо-Восточной Азии, то нас очень тревожит ситуация  на Корейском полуострове. Считаем необходимым сделать все, чтобы ее успокоить и не допустить негативной спирали, когда действие с одной стороны ведет к дополнительному противодействию с другой, вступая в «порочный круг». Мы, как и Китай, не приемлем ракетно-ядерные амбиции Северной Кореи. Об  этом мы неоднократно заявляли, в том числе нашим соседям в Пхеньяне. Убеждены, что это будет противоречить всем интересам стратегической стабильности, обеспечению режима нераспространения ядерного оружия и, безусловно, обязательствам КНДР, закрепленным в соответствующих резолюциях СБ ООН. Мы признаем суверенные права Северной Кореи на мирный атом, мирный космос, понимаем и считаем вполне обоснованными озабоченности Пхеньяна тем, что происходит в регионе и может создавать реальные угрозы безопасности этой стране. Но, признавая законные озабоченности КНДР в сфере собственной безопасности, мы отвергаем ее претензии на ядерный статус и выступаем против философии ядерного распространения, которую наши северокорейские соседи практически в открытую проповедуют. Это противоречит не только позициям России и Китая, но и позициям всех участников Договора о нераспространении ядерного оружия. Такой философии нужно противодействовать.

Не могу не отметить и происходящее по другую сторону конфликта. Россия и Китая в неменьшей степени озабочены стремлением отдельных государств использовать эту непростую обстановку на Корейском полуострове для наращивания своего военного присутствия в данном регионе, закачивания в него новых вооружений, включая самые современные и настолько технологически продвинутые, что это совершенно несоразмерно той реальной угрозе, которая исходит от ситуации на Корейском полуострове. Имею в виду планы размещения в Республике Корея американских систем ПРО в рамках создания нового позиционного района американской ПРО в Северо-Восточной Азии. Это, конечно, не изолированная система, а часть регионального сегмента глобальной системы противоракетной обороны США. Безусловно, мы вместе с китайскими друзьями понимаем, что дальнейшее следование этим курсом будет создавать реальную угрозу безопасности уже и наших стран в результате нарушения стратегической стабильности из-за развертывания систем ПРО в этом регионе, как и в Европе. У нас с китайскими коллегами начат и успешно развивается диалог с участием дипломатов, военных, других служб. Уже состоялось два раунда – в апреле 2015 г. в Шанхае и в марте с.г. в Москве. Соответствующие ведомства России и КНР собирались на уровне экспертов и обменивались оценками происходящего в Северо-Восточной Азии, что две наши страны могут предпринять для того, чтобы обезопасить себя от угроз, которые здесь сохраняются и в какой-то степени нарастают.

Убеждены, что помимо выполнения резолюции СБ ООН, где главная ответственность лежит на КНДР, нужно также обеспечивать сотрудничество в этом регионе, в пользу чего тоже высказываются соответствующие резолюции Совета Безопасности. Нужно восстанавливать шестисторонние переговоры и реализовывать договоренности, достигнутые еще в сентябре 2005 г. и открывающие реальный путь к урегулированию ядерной проблемы Корейского полуострова. Безусловно, одним из ближайших шагов, когда ситуация станет хоть чуть-чуть более спокойной, является возобновление диалога о механизмах мира и безопасности в Северо-Восточной Азии. Это одна из сформулированных на шестисторонних переговорах задач, для чего была даже создана специальная рабочая группа участников шестисторонних переговоров по механизмам мира и безопасности в Северо-Восточной Азии. Россия является председателем этой рабочей группы, и мы предлагаем партнерам начать работу в этом формате.

Что касается обстановки в Южно-Китайском море, то мы исходим из следующего. Все вовлеченные в соответствующие споры государства должны следовать принципам неприменения силы, продолжать поиск обоюдоприемлемых политико-дипломатических решений. Необходимо прекратить любое вмешательство в переговоры непосредственно вовлеченных сторон и попытки интернационализировать эти вопросы. Мы активно поддержали готовность КНР и стран АСЕАН двигаться этим путем, прежде всего, на основе Конвенции ООН по морскому праву 1982 г. Кроме того, между АСЕАН и Китаем в 2002 г. была подписана Декларация о поведении сторон в Южно-Китайском море. Затем в 2011 г. между КНР и АСЕАН были согласованы руководящие принципы по реализации положений этой Декларации. Сейчас, как я понимаю, путем переговоров между Китаем и Ассоциацией стран Юго-Восточной Азии согласовывается кодекс поведения в Южно-Китайском море, который будет содержать юридические обязательства. Думаю, это единственно возможный путь. Я не раз участвовал в различных мероприятиях в рамках Восточноазиатских саммитов, в рамках регионального форума АСЕАН по безопасности с участием внешних партнеров. Там регулярно наблюдаются попытки интернационализировать вопросы, связанные со спором в Южно-Китайском море. Убежден, что они полностью контрпродуктивны. Только путь переговоров, на который уже встали и которому следуют КНР и страны АСЕАН, может принести искомый результат, а именно обоюдоприемлемую договоренность.

Вопрос: На Ваш взгляд, какие основные геополитические вызовы стоят перед Монголией и Россией?

С.В.Лавров: У Российской Федерации в силу ее географического положения больше геополитических вызовов, чем у Монголии. У Вашей страны есть, как вы сами говорите, два великих соседа – Россия и Китай. Очень важно, что в последние годы налажен механизм трехсторонних встреч лидеров России, Китая и Монголии. Такой же диалог проходит и на других уровнях для решения практических вопросов. На мой взгляд, геополитические вызовы сейчас у всех одни и те же ­– новые, как их принято называть, вызовы и угрозы: терроризм, наркопреступность, другие формы трансграничной организованной преступности, экология, другие компоненты устойчивого развития. Я бы еще назвал обеспечение устойчивого государственного развития, когда страна решает все свои проблемы исключительно через свой процесс, закрепленный в конституции, через участие всех политических сил и не позволяет кому-то вмешиваться в свои внутренние дела. К сожалению, пока такие попытки до конца не искоренены из международной практики. Российская Федерация и Китай (не побоюсь сказать за наших китайских друзей)  как два ваших великих соседа будут делать все, чтобы оградить нашу дружественную Монголию от попыток вмешиваться в процессы вашего внутреннего развития.

Вопрос: Насколько мы понимаем, Ваш предстоящий визит в Японию – это важный шаг для подготовки контактов на высшем уровне, в том числе визита Президента России В.В.Путина. К сожалению, между Россией и Японией еще существует санкционный режим. Каковы, на Ваш взгляд, условия снятия или смягчения санкций?

С.В.Лавров: Что касается санкций, то это не наша проблема. Мы слышали от наших японских коллег объяснения относительно того, почему Япония решила присоединиться к отдельным санкциям, которые ввели американцы и европейцы. Мы таких объяснений у наших японских друзей не просили, они сами как бы оправдывались перед нами.

Мы прекрасно понимаем, что, к сожалению, Япония не единственная страна, которая не вполне самостоятельна в своих внешнеполитических действиях. Хотелось бы, чтобы такая крупная держава, как Япония, обретала бы больше такой самостоятельности. В ходе подготовки к контактам на высшем уровне мы вообще этот вопрос не затрагиваем, а наши японские коллеги по собственной инициативе периодически говорят, что они хотели бы прекратить действия санкций, но солидарность с западными странами вынуждает их от этого пока отказываться.

Мы не будем ни в случае с Японией, ни в случае с ЕС, ни в случае с США сами инициировать эту тему. Мы убеждены, что односторонние санкции являются абсолютно незаконными. Есть единственный способ легитимно вводить меры принуждения – это через Совет Безопасности ООН. Мы еще отдельно потом будем говорить с нашими партнерами в концептуальном плане о том, что если в отношении какой-либо страны как например Ирана, в свое время были одобрены в Совете Безопасности ООН коллективные, легитимные санкции международного сообщества, то в таких случаях нужно договариваться, что эти международные санкции нужно строго выполнять, но чтобы к ним ничего нельзя было ни добавить, ни убавить. Необходимо следовать всем запретам, которые ввел Совет Безопасности ООН, а добавлять «сверху», помимо того, о чем договорились по-честному, я считаю неэтичным. Но это не относится к Российской Федерации. В отношении Российской Федерации никаких санкций Совета Безопасности ООН нет и быть и может.

Вопрос: Это не мешает визиту Президента Российской Федерации В.В.Путина в Японию?

С.В.Лавров: Визиту Президента Российской Федерации В.В.Путина в Японию вообще ничего не мешает. Для того, чтобы он состоялся, нужно, чтобы давным-давно сделанное приглашение обрело форму какой-то конкретной даты. Президент России В.В.Путин не раз говорил Премьер-министру Японии С.Абэ, что мы не хотим ставить Японию в неловкое положение. Это не Россия напросилась в гости в Японию, это Япония пригласила нас посетить страну с визитом. Потом несколько раз Премьер-министр Японии С.Абэ говорил Президенту России В.В.Путину, что он думает над датами. Мы успокаивали наши японских партнеров, чтобы они не волновались, что не надо нам каждый раз говорить, что они продолжают думать. Когда «созреют» по конкретным срокам, пусть скажут, мы их и будем рассматривать.

Тем временем со стороны Премьер-министра Японии С.Абэ была выражена заинтересованность посетить Российскую Федерацию. Мы ему тут же предложили конкретные сроки. Как я понимаю, в самое ближайшее время такой визит состоится.

Мы слышали заявления из Вашингтона о том, что они не одобряют контакты на высшем уровне между Россией и Японией. Недавно вроде бы какой-то официальный представитель Государственного департамента или Белого дома сказал, что, «ничего страшного, один раз съездить можно». Это возмутительное поведение. Думаю, что наши японские коллеги это понимают и относятся к этому так, как подобные неприемлемые манеры того заслуживают.

К нам приезжают многие западные партнеры, Президент России В.В.Путин посещает целый ряд европейских стран. Все зависит от того, когда наши японские коллеги почувствуют для себя возможным и комфортным принять решение о том, какие сроки предложить Президенту России В.В.Путину.

Вопрос: Вы упомянули Совместную декларацию от 19 октября 1956 г.. Кроме этой декларации между Россией и Японией существует несколько других документов, в т.ч. Заявление Президента Российской Федерации и Премьер-министра Японии «О дальнейшем продолжении переговоров по проблеме мирного договора», подписанное в Иркутске в 2001 году В.В.Путиным и Е.Мори. Может ли оно тоже считаться основой для ведения переговоров?

С.В.Лавров: В этом Заявлении, если я правильно помню, говорится о договорённости продолжать диалог, чтобы решить все вопросы, включая принадлежность всех четырех островов. Мы от этого не отказываемся. Но это все-таки заявление, хотя я подтверждаю, что нашей целью является обеспечение полной ясности в отношении принадлежности всех четырех островов. Декларация от 19 октября 1956 г. – это не просто подписанный, а единственный ратифицированный документ между нашими странами по данной проблеме.

Источник

Фонд поддержки авторов AfterShock

Комментарии

Аватар пользователя Lyonya
Lyonya(2 года 2 месяца)(09:27:46 / 14-04-2016)

1. Традиционная благодарность за официальную стенограмму от имени пользователей, умеющих самостоятельно читать длинные тексты,   )

2. Лавров, всё таки - тролль очень высокого уровня.

Аватар пользователя Куркуль
Куркуль(3 года 8 месяцев)(09:36:43 / 14-04-2016)

Значит ли утверждение 2, что себя понизили до плинтуса?

Аватар пользователя Lyonya
Lyonya(2 года 2 месяца)(10:01:23 / 14-04-2016)

Вам до Лаврова примерно 78 уровней ещё.

Аватар пользователя Куркуль
Куркуль(3 года 8 месяцев)(10:20:33 / 14-04-2016)

Понятно, значит - утвердительно ответили на поставленный вопрос. Поэтому, дальнейшие математические исчисления плинтусного тролля - ничтожны. 

Аватар пользователя Lyonya
Lyonya(2 года 2 месяца)(10:30:27 / 14-04-2016)

Понятно, значит - утвердительно (3)  ответили на поставленный вопрос. Поэтому, дальнейшие математические исчисления(2)  плинтусного (1)  тролля - ничтожны.

Агрессия, оскорбления(1), прямая ложь (3), подмена понятий(2). И 4 ошибки в одной строчке. Это, определённо, следствие разрыва.

Потренируйтесь на одноклассниках для начала. Пока очень слабенько.

Аватар пользователя Куркуль
Куркуль(3 года 8 месяцев)(10:41:54 / 14-04-2016)

ого, попытка "логического" взбрыкивания из опыта общения с одноклассниками - мне он ни к чему, так что - сами, всё сами...

Аватар пользователя nesvobodnye
nesvobodnye(2 года 8 месяцев)(12:21:58 / 14-04-2016)

Традиционная благодарность за официальную стенограмму от имени пользователей, умеющих самостоятельно читать длинные тексты

Рекомендую программу "Говорилка", очень экономит глаза)

Аватар пользователя cpr
cpr(2 года 3 месяца)(09:37:02 / 14-04-2016)

Хрен вам а не Кемска волость!

Аватар пользователя orioncrew
orioncrew(2 года 11 месяцев)(10:31:35 / 14-04-2016)

А есть видеозапись интервью?

Аватар пользователя Дядя Иштван

Без всякой уверенности надеюсь, что урегулирование финансовых отношений с Монголией, не означает - "мы простили им долги"

Лидеры обсуждений

за 4 часаза суткиза неделю

Лидеры просмотров

за неделюза месяцза год

СМИ

Загрузка...