Вход на сайт

МЕДИАМЕТРИКА

Облако тегов

В эпицентре сапфировой революции

Аватар пользователя RML

На проходной завода «Монокристалл» охрана заклеивает сапфировый объектив смартфона корреспондента журнала «Эксперт». То же самое происходит с планшетом и техникой фотографа, в распоряжении которого остается один фотоаппарат, да и тот все время находится под пристальным наблюдением сопровождающих. Линза из ставропольского синтетического сапфира стоит в каждой второй камере смартфона в мире. Выглядит все это символично: кристалл камеры, объехав полземли, вернулся в Ставрополь — к месту своего рождения.

Недавно ставропольский завод «Монокристалл» смог вырастить сапфир массой 300 кг — крупнейший в мире синтетический кристалл. Этот рекорд дает массу возможностей всей мировой промышленности: с ростом массы кристалла увеличивается его объем, а значит, и площадь возможных изделий. Это, в свою очередь, может существенно расширить применение сапфира в различных отраслях, в первую очередь в электронике, и без того активно использующей синтетический минерал. Например, разработка «Монокристалла» показывала, что сапфир, второй по твердости минерал после алмаза, можно использовать в качестве стекла для смартфонов или планшетов. И вообще, мир стоит на пороге новой революции материалов, где место для сапфира обеспечено. А первую скрипку на мировом рынке синтетического сапфира играет ставропольский «Монокристалл».В прошлом году независимое аналитическое агентство Yole Developpement признало его крупнейшим в мире производителем этой продукции.

Предприятие, основанное концерном «Энергомера» на базе завода, почти обанкротившегося в 1990-е, как и многие другие предприятия на постсоветском пространстве, прошло путь восстановления и модернизации полномасштабного производства, долгого непрерывного совершенствования технологий. Владелец концерна «Энергомера»Владимир Поляков не побоялся рискнуть и инвестировать в предприятие на протяжении десяти-пятнадцати лет — пока мировой рынок сапфира не сформировался и не начал давать возможности для заработка. Позже, когда «Монокристалл» стал лидирующим игроком на рынке высокотехнологичной продукции, портфельным инвестором стала ГК «Роснано».

Тайно сделано в России

Строгие меры безопасности вызваны необходимостью сохранить ноу-хау завода, среди которых самое главное — ростовые установки. Отношение к коммерческому шпионажу на заводе крайне серьезное. По словамЕвгения Заложного, главного менеджера направления «Сапфир» завода «Монокристалл», уже не раз предпринимались попытки вынести тайны предприятия, но попытки эти всегда удавалось пресекать.

http://expert.ru/expert/2016/13/v-epitsentre-sapfirovoj-revolyutsii/

Купил журнал в метро читать, статья очень понравилась, но в интернете продолжение продается за деньги. 

Короче говоря в продолжении статьи: 

Строгая секретность - даже не патентуют т.к боятся копирования и сохраняют тайну путем полного молчания.

Развивались сложно и долго, начинали со сапфировых стекол для Швейцарских часов, их реализация изначально давала возможность "тупо" платить зарплату сотрудникам.

В прошлом году выбросили с рынка Японию! Компания Kyocera полностью покинула рынок искусственного сапфира т.к не смогла конкурировать с Российским производителем, война длилась десять лет.

Производственное оборудование сделано в России.

Итого: 30% мирового рынка искусственного сапфира, что  более чем на 10% больше в отрыве от ближайшего конкурента. Линза из Российского искусственного сапфира стоит в каждой второй фотокамере смартфона в мире. 

 

Фонд поддержки авторов AfterShock

Комментарии

Аватар пользователя Не_волшебник

Пенька, мачтовые сосны и мёд.

Аватар пользователя юрчён
юрчён(5 лет 2 недели)(18:49:41 / 01-04-2016)

Дёготь, меха.

Аватар пользователя RML
RML(3 года 5 месяцев)(19:01:08 / 01-04-2016)

Вата, валенки, лапти

Аватар пользователя Шабур
Шабур(4 года 5 месяцев)(18:44:04 / 01-04-2016)

Воск и сало забыли.

Аватар пользователя Шабур
Шабур(4 года 5 месяцев)(18:44:29 / 01-04-2016)

А вообще молодцы!

Аватар пользователя Ким Лит
Ким Лит(2 года 3 месяца)(19:30:06 / 01-04-2016)

Однозначно сырьевой придаток! Природного сапфира нет, так негодяи  научились искусственный выращивать и продавать. Так дело до искусственной нефти или газа дойдет!

Аватар пользователя sveta-v
sveta-v(2 года 9 месяцев)(19:55:24 / 01-04-2016)
 

В эпицентре сапфировой революции (полная статья)

Ставропольский завод «Монокристалл» смог стать мировым лидером в отрасли, где, казалось, у России все потеряно: в компонентой базе для электроники

На проходной завода «Монокристалл» охрана заклеивает сапфировый объектив смартфона корреспондента журнала «Эксперт». То же самое происходит с планшетом и техникой фотографа, в распоряжении которого остается один фотоаппарат, да и тот все время находится под пристальным наблюдением сопровождающих. Линза из ставропольского синтетического сапфира стоит в каждой второй камере смартфона в мире. Выглядит все это символично: кристалл камеры, объехав полземли, вернулся в Ставрополь — к месту своего рождения.

Недавно ставропольский завод «Монокристалл» смог вырастить сапфир массой 300 кг — крупнейший в мире синтетический кристалл. Этот рекорд дает массу возможностей всей мировой промышленности: с ростом массы кристалла увеличивается его объем, а значит, и площадь возможных изделий. Это, в свою очередь, может существенно расширить применение сапфира в различных отраслях, в первую очередь в электронике, и без того активно использующей синтетический минерал. Например, разработка «Монокристалла» показывала, что сапфир, второй по твердости минерал после алмаза, можно использовать в качестве стекла для смартфонов или планшетов. И вообще, мир стоит на пороге новой революции материалов, где место для сапфира обеспечено. А первую скрипку на мировом рынке синтетического сапфира играет ставропольский «Монокристалл».В прошлом году независимое аналитическое агентство Yole Developpement признало его крупнейшим в мире производителем этой продукции.

Предприятие, основанное концерном «Энергомера» на базе завода, почти обанкротившегося в 1990-е, как и многие другие предприятия на постсоветском пространстве, прошло путь восстановления и модернизации полномасштабного производства, долгого непрерывного совершенствования технологий. Владелец концерна «Энергомера» Владимир Поляков не побоялся рискнуть и инвестировать в предприятие на протяжении десяти-пятнадцати лет — пока мировой рынок сапфира не сформировался и не начал давать возможности для заработка. Позже, когда «Монокристалл» стал лидирующим игроком на рынке высокотехнологичной продукции, портфельным инвестором стала ГК «Роснано».

Тайно сделано в России

Строгие меры безопасности вызваны необходимостью сохранить ноу-хау завода, среди которых самое главное — ростовые установки. Отношение к коммерческому шпионажу на заводе крайне серьезное. По словам Евгения Заложного, главного менеджера направления «Сапфир» завода «Монокристалл», уже не раз предпринимались попытки вынести тайны предприятия, но попытки эти всегда удавалось пресекать.

Самое секретное место — цех выращивания сапфира. Огромные галереи, уходящие вдаль, плотно забиты оборудованием — ростовыми установками. В этих камерах при температуре свыше 2000 ºС в условиях глубокого вакуума расплавляется оксид алюминия. В расплав вводится затравочный кристалл сапфира. На затравочный сапфир подается хладагент, в результате возникает разница температур, и оксид алюминия кристаллизуется в четко выстроенную решетку, образуя сапфир.

При этом главное требование к сапфиру на стадии его синтезирования — чистота кристалла. Примеси дают оттенки, и это приветствуется у ювелиров, однако сильно портит жизнь оптикам и электронщикам — основным потребителям продукции «Монокристалла». Отсюда жесткие требования к сырью — оксиду алюминия, который должен быть сверхчистым. Не менее строгие требования и к производству — «чистым комнатам», где поддерживается строгая электронно-вакуумная гигиена, регулируется температура и влажность воздуха, предъявляются особые требования к станкам механизированной обработки, персоналу и т. д.

Технология синтезирования сапфиров известна с середины прошлого века, однако российские инженеры смогли серьезно обогнать коллег из Юго-Восточной Азии в ее практическом воплощении, да еще и на том поле, где азиаты всегда были сильны — в реализации технологии в промышленном производстве и его масштабировании.

Поскольку отрасль промышленного производства сапфиров относительно новая, она закрыта от посторонних глаз, и в чем конкретно заключаются преимущества ставропольцев — обсуждать нельзя. Комментарии по этому поводу максимально обтекаемы, а ставропольские инженеры настолько тщательно охраняют свои технологии, что даже не патентуют их, обоснованно считая, что, как только выйдет патент, конкуренты тут же его скопируют. Лучший способ сохранить тайну — не говорить о ней, не писать о ней, не обсуждать ее.

Если не вдаваться в детали, то ответ на вопрос, как же россиянам удалось обогнать иностранцев, лежит на поверхности: на всех ростовых установках стоит шильдик «Сделано в России». Эти установки производят на сестринском предприятии «Монокристалла».

«Монокристалл» первым в мире вырастил сапфир массой 300 кг

Оторваться от конкурентов


Однако мало просто вырастить искусственный сапфир, пусть и массой хоть в тонну. Заказчикам для производства нужны готовые компоненты. Сапфир является предпочтительным материалом для изготовления подложки при производстве светодиодов высокой яркости, СВЧ-интегральных схем, оптических устройств. Потребители такой продукции предъявляют к поставщикам очень жесткие требования.

Например, для производства светодиодов важно направление кристаллической решетки сапфира. Поэтому после того, как кристалл выращен, на специальной рентгеновской установке определяется это самое направление: оператор, как хирург, ставит отметки на теле «були» (заготовки кристалла сапфира без предварительной обработки), тем самым определяя, под каким углом необходимо высверлить в кристалле цилиндр. На следующем этапе этот цилиндр на специальном оборудовании нарезают, прямо как колбасу, на несколько десятков тонких кружочков — заготовок будущих полированных пластин.

Стоит оговориться, что помимо кристаллической направленности важна и ровность поверхности пластины, и эти требования все время возрастают. «Нас не устраивает преимущество по технологиям на 10 или 20 процентов. Нам необходим разрыв в разы, и этот разрыв мы не просто поддерживаем на протяжении последних нескольких лет, но и уходим вперед. В нашем бизнесе технологии постоянно развиваются. Совсем недавно мы начали растить кристаллы массой 90 килограммов, уже переходим на 300, и не за горами следующие размеры. Клиенты постоянно хотят более высокого качества продукции. Если совсем недавно было достаточно сделать пластину сапфира, где ровность поверхности исчислялась двумя-тремя десятками микрон, то сегодня наши клиенты требуют от нас полтора микрона. И мы вынуждены развивать наши технологии», — говорит генеральный директор «Монокристалла» Олег Качалов.

Механическая обработка сапфира происходит уже на импортном оборудовании, в основном японском, корейском и швейцарском. И здесь, конечно же, оторваться от конкурентов сложнее. «Любое оборудование функционирует в определенных технологических режимах. Я могу сделать пластину за час, могу за два дня. Но при этом за два дня мне проще получить высокое качество. А сделать высокое качество за час очень трудно, это зависит от того, в каких режимах работает оборудование, какие материалы в каких пропорциях используются для производства продукции. И создать этот микс из оборудования, людей, технологических режимов, используемых материалов, системы контроля качества, сделать его эффективнее всех остальных — это и есть технология в целом. Поэтому да, оборудование у нас с конкурентами одинаковое, но если все остальные компоненты ты сделал лучше, чем китаец, то на том же самом оборудовании у тебя будет и лучше качество, и ниже себестоимость», — рассказывает Олег Качалов.

Высокотехнологический бизнес требует от менеджмента постоянного совершенства технологий. И более того, регулярных инвестиций в новое оборудование. Для того чтобы выйти на нынешний уровень, «Монокристаллу» потребовалось более 200 млн долларов инвестиций.

Из размеченной «були» высверливают цилиндр

Сапфир и пасты


Завод «Монокристалл» — наследие крупного ставропольского предприятия «Аналог», основанного в 1969 году. Завод «Аналог» задумывался как дублирующее производство зеленоградского кластера, и главным его заказчиком долгое время оставались закрытые отрасли промышленности, связанные с ВПК и космосом.

1990-е годы очень больно ударили по всем промышленным предприятиям молодой России. На металлолом пошло оборудование сотен советских заводов. Такая судьба ждала и ставропольский «Аналог». В 1999 году стоял вопрос о его банкротстве.

Однако на предприятие обратил внимание владелец концерна «Энергомера» Владимир Поляков, инженер, основавший производство электронных счетчиков электроэнергии в России в 1990-х. Первый бизнес вырос и закрепился: каждый третий счетчик, продаваемый в России, произведен на мощностях Полякова. Предприятие «Энергомера» требовало развития, и так появилась идея прийти на «Аналог».

Однако чего было больше в спасении «Аналога»: авантюры или социальной ответственности — риторический вопрос. Бизнеса там точно было мало. Зато были огромные площади энергоемкого производства кремния и НИИ, ориентированный на специфический военный спрос.

«На заводе „Аналог“ была небольшая лаборатория, которая в очень мелких объемах производила сапфир для совершенно специфических применений. В конце девяностых, когда никакие электронные компоненты в стране никто уже не выпускал, пластины кремния были никому не нужны, завод остановился», — вспоминает г-н Качалов.

До драматических событий на заводе работало около 4000 человек, и продукция выпускалась огромными тиражами. «Купив завод, концерн „Энергомера“ получил площадку с остановленным, полностью разоренным бизнесом, получил в зачаточном состоянии технологию роста сапфира, которую нужно было коммерциализировать. Но, что немаловажно, получил и людей — талантливых, работоспособных, очень умных, которые оказались в состоянии и, главное, захотели развивать технологии дальше», — говорит гендиректор «Монокристалла».

С приходом на новую промплощадку «Энергомера» занялась оптимизацией производства и инвестированием. Сапфир был единственным продуктом, востребованным за рубежом. Тогда из сапфира делали стекла для швейцарских часов. «Даже сегодня „Монокристалл“ занимает практически половину на рынке люксовых часов — Rolex или Breitling. На тот момент объемы продаж были с сегодняшней точки зрения смехотворными, они составляли десятки тысяч долларов в месяц, но этих денег хватало, чтобы кормить несколько сотен человек на заводе», — вспоминает Качалов.

Другие виды продукции, выпускаемые на заводе, не пользовались таким спросом. Алюминиевые пасты — в конце 1990-х товар специфический. Солнечные панели, где их применяют, тогда выпускались, но в мизерных объемах. Мировой рынок кремния и вовсе был поделен компаниями с мировым именем, пробиться на уже сформированный рынок практически невозможно. В итоге было выбрано два направления: сапфир и пасты.

Концерну «Энергомера» пришлось применить схему перекрестного субсидирования, когда прибыльные направления бизнеса финансировали убыточные. При этом финансирование затянулось на десятилетие.

«Инвестиции шли в то, чтобы развить технологии. Мы были вынуждены произвести революцию в технологиях и вывести их на совершенно другой уровень, когда их уже можно было коммерциализировать», — говорит Качалов.

В начале 2000-х зародился коммерческий рынок светодиодов. Первое их использование — кнопочные мобильные телефоны, на которых использовалась подсветка. Зеленая, белая, голубая подсветка — все они сделаны на сапфире. Это был первый коммерческий рынок. Со временем светодиоды становились все более качественными, более яркими, их стали использовать в более требовательных сегментах. И только тогда стало возможно по-настоящему конкурировать с промышленными компаниями. «Когда рынок растет, растешь вместе с рынком, — вспоминает Качалов. — Мы входили на небольших инвестициях. Хотя за пятнадцать лет мы инвестировали более 200 миллионов долларов, это не значит, что нам в 2001 году нужно было 100 миллионов долларов, чтобы заявлять о себе на рынке. Технологическое преимущество хорошо на начальной стадии. А уже на стадии зрелого рынка ты должен быть не только технологическим лидером, но и иметь четко отлаженные бизнес-процессы, быть самым большим игроком». К чему «Монокристал» и пришел по итогам прошлого года.

Генеральный директор «Монокристалла» Олег Качалов

Задавили японцев


В декабре прошлого года мировой сапфировый рынок был потрясен известием: японская компания Kyocera покидает рынок искусственного сапфира, не выдержав конкуренции. Новость удивительна тем, что еще десятилетие назад многоотраслевой японский гигант занимал половину этого перспективного рынка. «Эти десять лет мы воевали в том числе с этой компанией. Надо признаться, они держались очень хорошо, все-таки у японцев технологии и менеджмент на очень высоком уровне. И вот под занавес года мы их полностью выбили с рынка. То есть они были вынуждены закрыть завод, перевести сотрудников на другие направления. Это была очень сложная борьба», — признается Олег Качалов.

По итогам победы завод «Монокристалл» вместе с белгородской промплощадкой занимает около 30% мирового рынка сапфира, и это первое место. Отрыв от ближайшего конкурента — более 10 процентных пунктов. Остальной рынок поделен более чем десятком производителей камня по всему миру.

Сейчас ближайшие конкуренты — китайцы. «Какие-то процессы в Китае налажены лучше, например дешевле капитал, а для особо высокотехнологичных отраслей он практически бесплатный. Это означает, что менеджеры, которые в Китае ответственны за развитие отрасли, например хайтека, более эффективны, чем наши российские менеджеры, которые занимаются тем же самым. Но мы живем в России, и здесь есть и преимущества, особенно сейчас, после девальвации национальной валюты. Технологическое преимущество перед конкурентами у нас было и раньше: разрыв по той же себестоимости еще до падения рубля был более чем двукратным. А после снижения курса рубля это преимущество стало просто бронебойным», — считает Качалов.

На текущий момент выручка генерируется в валюте. Но и примерно половина затрат компании — валютная. В первую очередь за валюту приходится покупать сырье и оборудование. В то же время производство сапфира крайне энергоемкое, да и зарплата платится в национальной валюте. После падения рубля у компании появилось примерно 15–20% дополнительного преимущества, которое усилило и так существенный отрыв: «Монокристалл» — единственный в мире рентабельный производитель материала. Все остальные, борясь за доли рынка, не вылезают из убытков.

Лидерство в отрасли стоит дорого и требует от производителя серьезных затрат на поддержание статуса. И если темпы роста сапфирового рынка сохранятся, то компании потребуются масштабные инвестиции в расширение. Здесь падение курса рубля может сыграть с «Монокристаллом» злую шутку — как раз из-за импорта оборудования.

В то же время компания активно ищет деньги. Часто это заемный капитал, но бывает и акционерный, в какой-то момент среди акционеров «Монокристалла» был фонд UCP Ильи Щербовича. Сейчас небольшой долей владеет «Роснано». «Мы довольны, что поддержали и поддерживаем компанию, имеющую сильные позиции на мировом рынке», — сообщили в «Роснано». При этом планов выхода из капитала «Монокристалла» у «Роснано» нет.

Тем не менее деньги производителю нужны, и он с 2010 года ищет момент выхода на биржу. Однако геополитические проблемы пока не дают «Монокристаллу» возможности привлечь публичный капитал.

«Чистая комната», где поддерживается строгая электронно-вакуумная гигиена

Прозрачная перспектива


Менеджмент и технологии — ключевое конкурентное преимущество завода. Именно благодаря им удается нивелировать массу специфических российских проблем, с которыми не сталкиваются конкуренты по всему миру: климат, географическую удаленность от рынков сбыта и сырья, языковые и национальные барьеры, а также состязаться с предприятиями, которые получают практически бесплатный инвестиционный капитал, как в том же Китае. При этом «Монокристалл» умудряется давать самую низкую цену на рынке и оставаться в прибыли.

Не последнее преимущество — отлаженная работа с потребителями по сбору маркетинговых данных. Производственные мощности большинства мировых гигантов сосредоточены в Юго-Восточной Азии. В регионе отлажены логистические связи, профессиональные контакты, выстроились традиции. И влезть в уже сформировавшуюся, часто ограниченную национальными признаками отрасль крайне сложно.

«Когда ты приходишь к игроку рынка, даже к такому, как LG, Samsung или Apple, и говоришь, что есть качественнее и дешевле, то он интересуется таким поставщиком. Начинает разговаривать. Возникает шанс понять, что же им нужно сейчас и, самое главное, что потребуется через год, два или три. Потому что производство нужно создавать не тогда, когда рынок уже хочет продукт, а заранее. И вот этот бизнес-процесс сбора и анализа маркетинговой информации оказывается одним из главных входных данных для процесса развития технологии», — говорит Олег Качалов.

Для того чтобы успевать за рынком и его требованиями, у «Монокристалла» организована сеть представительств. Самая большая служба продаж в Китае. Сейчас это 40% всего рынка сбыта. Но кроме Китая продажи и сбор информации осуществляются через офисы на всех крупных рынках — в США, Южной Корее, на Тайване.

На самом же рынке жизнь кипит весьма бурно. Требования заказчиков меняются очень часто. «Переход с пластин два дюйма на пластины четыре дюйма или с четырех дюймов на шесть происходит раз в три-четыре года. Но практически каждый квартал, и уж не реже чем раз в полгода, меняется техническая спецификация. Как правило, в сторону ужесточения. Пластина должна быть еще более плоской. Пластина должна соответствовать каким-то специфическим требованиям по чистоте поверхности и так далее. Улучшения в отрасли происходят постоянно. Каждый производитель борется за то, чтобы его продукт был качественнее. Если сейчас уровень промышленности такой, что она может обеспечить 200 частиц, невидимых глазом на пластине, значит, мы понимаем, завтра надо будет обеспечить 150, потому что технологии развиваются. Кто это сделает первым, у того преимущество», — говорит Качалов.

Другая сложность в том, что ассортимент изделий из сапфира пусть и не широкий, но у каждого потенциального потребителя свои специфические требования, так как у каждого конкретного производителя своя технология, отличающаяся от конкурирующей. И для каждого клиента необходимо делать конкретный продукт.

Капризный кристалл


Сейчас производственные показатели компании удваиваются примерно каждые два-три года. Однако финансово так расти не получается. Тем не менее выручка выросла с 380 млн рублей в 2006 году до 4,2 млрд в 2015-м.

Отставание выручки от производственных показателей связано с тем, что сапфир крайне волатилен по цене, рынок пока еще не устоялся. При этом спрос на кристаллы зависит от состояния мировой экономики и от спроса на электронику. Если спрос на электронику растет, то цены на сапфир могут вырасти в несколько раз. Однако так же быстро они могут и упасть.

«В 2010 году цена выросла в шесть раз. Это было связано с тем, что Samsung первым в мире стал использовать светодиоды в жидкокристаллических телевизорах. В результате технологическая революция привела к снижению энергопотребления экранами, картинка стала четче. Но потребовалось сразу большое количество светодиодов, а значит, и сапфира для его производства. Это повысило маржу производителей, рынок стал инвестиционно привлекательным. Масса производителей, в том числе мы, расширили производство. В результате от того пика цена упала в десять раз», — констатирует Олег Качалов.

Впрочем, столь существенное падение цен открывает новые возможности для расширения производства, и материал находит свое применение в других отраслях. «Сапфир — уникальный материал с точки зрения всех своих характеристик. По прозрачности он гораздо лучше, чем стекло или кварц. По твердости он уступает только алмазу, все остальное не такое твердое. По электрическим параметрам он гораздо лучше традиционных материалов, и поэтому если сделать, например, экран из сапфира вместо стекла, то его энергопотребление будет снижено примерно на 30 процентов. Это означает, что батарейка будет служить на 20 процентов дольше, чем сейчас. И таких применений масса. Из-за того что сапфир твердый и его можно отполировать до фактически идеального класса чистоты поверхности, из него можно сделать, например, тазобедренный сустав, который будет служить не десять лет, как сейчас при замене тазобедренного сустава, а около ста лет. И так далее. Чем дешевле становится сапфир, тем шире его применение. Например, если сапфировое стекло будут ставить в каждый десятый смартфон, то рынок сапфира удвоится», — делится прогнозами Качалов.

Чем дешевле становится сапфир, тем проще ему заместить какие-то материалы в тех областях, где он сейчас не применяется. Например, светодиоды уже пришли на смену «лампочкам Ильича». Когда сапфир стал достаточно дешевым, стекла в камерах смартфонов заменили на сапфир, который практически не царапается, а значит, качество картинки повысилось. Сканер отпечатков пальцев долгое время не могли применять в смартфонах, потому что он плохо работал: маленькая царапина — и отпечаток не считывался. С появлением сапфира оказалось, что можно сделать такой датчик, который практически каждый раз срабатывает безошибочно.

В «Монокристалле» считают, что рынок сапфира будет развиваться по лекалам рынка кремниевых пластин. Сейчас основная часть электроники делается на пластинах кремния, которые выступают традиционной подложкой. Массовое применение кремния началось шестьдесят лет назад, сапфира — около двадцати лет назад. На рынке кремния было несколько десятков компаний. Они, как правило, не были вертикально интегрированы, кто-то делал одну часть работы, кто-то — другую. Была бешеная конкуренция, волатильность цен. Однако в результате сейчас на рынке осталось всего пять компаний. Самая большая из них — японская Shinetsu с долей рынка около 50%, она рентабельная. Еще четыре компании делят остаток и работают в убыток. «Мы видим, что сапфировая отрасль придет примерно к такому же сценарию развития, и мы, конечно, боремся за первое место», — заключает Олег Качалов.

закинь статью и удали коммент

Аватар пользователя Скорпион
Аватар пользователя Comm
Comm(3 года 2 месяца)(20:36:53 / 01-04-2016)

А какие то идиоты всё ждут, что стержневая страна планеты Земля рухнет. laugh

Лидеры обсуждений

за 4 часаза суткиза неделю

Лидеры просмотров

за неделюза месяцза год

СМИ

Загрузка...