Вход на сайт

МЕДИАМЕТРИКА

Облако тегов

Сирийский фронт. Глава 12. Только тот народ, который чтит своих героев, может считаться великим

Аватар пользователя Сирийский фронт

Майор ВКС России Михаил Бабкин находился на авиабазе Хмеймим уже полтора месяца. За это время он успел сделать не один вылет, итогом которых становилась жирная точка в деятельности различных террористических группировок, оккупировавших арабскую страну. Для него это была не только работа, это была проверка его профессиональных качеств, той выучки, которую он получил за годы службы в рядах российской армии. Во время вылетов на задания, он получал настоящее удовольствие от той точности, которую показывал его «утюг» - Су-24, аккуратно и всегда в цель, кладущий авиабомбы. Ни одна цель, координаты которой ему выдавались перед каждым вылетом не оставалась непораженной и от этого майор чувствовал внутреннее удовлетворение и некоторую гордость – он был одним из немногих асов, которым доверили важную и ответственную миссию – железной рукой продвигать национальные интересы своей страны и бороться с глобальной проблемой, имя которой было терроризм.

Утром Михаил проснулся раньше обычного и долго не мог заснуть. За время командировки он часто думал о том, что здесь, в Сирии, на авиабазе Хмеймим делается современная история, которая попадет в учебники, и через годы о ней будут читать юные школьники и потом рассказывать, стоя у доски, о том, что Россия первой из других стран мира встала на борьбу с терроризмом, подвигла другие страны серьезно подойти к этому вопросу. Скорее всего, думал майор, его имени не будет в учебниках, в его честь не назовут школу или улицу: «Я тут не один, и в честь каждого точно не будут переименовывать объекты на карте… А жаль», - сказал сам себе Михаил. Тщеславие для майора не было навязчивой идеей – от нее он избавился еще в своем летном училище, в своей альма матер, где он постиг все азы военного летного искусства, и которые затем довел до совершенства.

«Только тот народ, который чтит своих героев, может считаться великим» вспомнил плакат из столовой училища Михаил. Эти слова Константина Рокоссовского навсегда впечатались в его голову и остались там наряду с воспоминаниями его деда, который иногда рассказывал своему внуку о годах, которые он провел на Великой Отечественной Войне. Там же, в уголках памяти, майор хранил воспоминания о распаде Советского Союза, о годах нищеты и унижения достоинства военных и о последних десяти годах, когда профессия военного снова стала цениться и глубоко уважаться в обществе.

Мысли летчика были нарушены сигналом подъема, который звучал для всего состава авиабазы и майор после умывания пошел на собрание в штабе базы. Уже подходя к помещению, где должен был состояться сбор, Михаил уловил тревожные ощущения, которые как бы носились невидимо в воздухе, исходили от других людей. Собрание начал непосредственный командир майор – пожилой генерал. В тишине он предложил присутствующим помянуть жертв авиакатастрофы, которая произошла чуть более двух недель назад. Минута молчания поглотила зал и все звуки как по мановению куда то пропали. Только шум ветра, заносивший в помещение звуки с улицы украдкой и как можно деликатнее нарушал тишину.

Генерал опустил глаза, взгляд которых последнюю минуту смотрел куда то вверх, над головами своих товарищей. Он взял со стола бумагу и зачитал сообщение, поступившее с Земли, как называли сами военные базы Москву и центральное командование. Генерал сообщил о том, что согласно проведенному расследованию, причиной авиакрушения стал теракт, совершенный неизвестными преступниками. По залу прошел небольшой шепот. Хотя многие давно догадывались о т причинах катастрофы, но никто не хотел верить в то, что люди способны на такое варварство и гнусное преступление.

- Мы будем действовать в соответствии со статьей 51 Устава Организации Объединенных Наций, предусматривающей право государств на самооборону, - зачитал строки из информационного сообщения генерал. – Мы обязаны стать строже к себе. Любое нарушение дисциплины будет жестко наказываться.

Генерал при этих словах посмотрел на Михаила, который несколько дней ранее повел себя рискованно и заставил своих товарищей волноваться о своей судьбе. Генерал оглядел собравшихся военных и чуть менее строго добавил: - Товарищи! Как бы мы не переживали за своих соотечественников, мы обязаны так же точно выполнять возложенные на нас нашей страной обязанности и честно и добросовестно выполнять нашу миссию. А преступников мы обязательно найдем… И уничтожим.

Через несколько часов перед вылетом майор проверял состояние своей машины. К самолету подвешивали авиабомбы. На одной из них белой краской была сделана короткая надпись – «За Синай». Холод пробежал по груди Михаила при виде этой надписи, его взгляд встретился со взглядом его коллеги, который со своим напарником крепили оружие к крылу. Никто из них ничего не сказал друг другу – только этот короткий взгляд. Михаил залез в кабину самолета и снова вспомнил свои мысли, который были у него еще утром о возможной славе, признании, геройстве. Сейчас ничего это не осталось, все улетучилось и испарилось. Осталось только сосредоточенность и собранность. Майор почувствовал сам себя машиной, которая должна каждодневно без перерывов вылетать на задания, выполнять их до мелочей. Потому что только так, только работая до изнеможения, без поблажек к себе, к своим товарищам можно было остановить эту беду, которая сумела протянуть свою зловещую черную руку и достать до сердца российского летчика.

- К взлету готов, - произнес майор и после получения разрешения вырулил на взлетную полосу. Машина быстро набрала скорость и взмыла вверх, в безоблачное небо Сирии.

Под самолетом проносились холмы, изрезанные дорогами и складками местность. Михаил посмотрел вправо, где на отдалении шел самолет-дублер. Данные показывали, что самолеты достигли цели и в нужную минуту оба самолета выпустили бомбы – через мгновения монитор показал взрывы на земле, подтверждая поражение цели. Майор не почувствовал того удовольствия, которое он получал еще вчера от того, что в очередной раз он смог точно поразить цель. Сейчас он хотел только одного, вернуться на базу, подвесить новые снаряды и снова вылететь на задание, чтобы точно и навсегда уничтожить тех нелюдей, которые там, далеко внизу на земле строили планы мирового захвата и были уверены в том, что их черные знамена в скором будущем будут реять не только на Ближнем Востоке, но и Европе, Кавказе, Москве.

Летчик сглотнул слюну, пытаясь по еще старой юношеской привычке плюнуть на землю, ставя крест на таком деле, где нельзя было договориться, а оставалось только одно – драться и побеждать.

После посадки Михаил твердым шагом направился к генералу. Он застал его за столом, на котором была карта, на которые командир авиабазы по старой привычке бросил стопку бумаг, закрывая содержание карты.

- Товарищ, генерал, позвольте обратиться! – отрапортовал летчик.

- Разрешаю, - ответил генерал.

- Разрешите увеличить количество боевых вылетов!

Генерал посмотрел на летчика оценивающим взглядом:

- Разрешаю. Напиши заявление только.

Михаил удивился такому скорому и положительному решению своей просьбы. Не в привычке генерала было сразу соглашаться на просьбы личного состава.

- А где можно взять образец? – поинтересовался Михаил.

- А вот же они перед тобой, - указал головой генерал на стопку бумаг, исчерченных почерком летчиков, которые как и Михаил пришли сегодня с просьбой чаще вылетать на задания и без отдыха уничтожать поставленные цели, стирать с лица земли самую тень террористов. С самого утра после проведенного собрания к нему приходили летчики и просили, как сейчас просил майор позволить им отказаться от законного отдыха и перерывов между вылетами. Конечно, генерал не мог нарушать выверенные инструкции сколько можно делать вылетов без потери качества. Но отказать в такой просьбе он также не мог. Именно поэтому он вначале упирался, а теперь с благодарностью смотрел на каждого летчика, приходившего к нему. Чуть ранее на авиабазу прибыло пополнение – новые истребители и бомбардировщики, а также указание командования увеличить количество боевых вылетом и пораженных целей. Это был последовательное действие России по уничтожению тех, кто посмел покуситься на мир и жизнь самой большой страны мира.

 

 

Массовая стоянка автоцистерн и бензовозов на сирийско-турецкой границе жила своей собственной жизнью: каждый день сюда приезжали и уезжали новые автомашины, прибывали новые люди самого разного толка. Единственное, что их объединяло – это была жажда наживы, желание заработать как можно больше долларов на войне в Сирии. Но один человек на этом стихийном рынке выделялся среди других – это был российский разведчик чеченского происхождения. Его звали Асламбек, и он находился в Сирии уже больше полугода, выполняя специальное задание. Перед ним стояла задача определить маршруты доставки контрабандной нефти из Сирии в Турцию, добыть факты и улики. Именно для достижения этой цели он находился здесь – на границе среди сброда террористов, бандитов, торговцев и контрабандистов.

Его караван, который он добыл со своим напарником, сирийским оппозиционером Юсуфом стоял на одном из импровизированном парковочных мест. Машины сразу окружили мелкие торговцы, предлагавшие водителям и охране еду, мелкие товары и другие товары, на которые мог быть спрос среди людей, посвятивших свою жизнь войне в пустынной местности и дороге. Асламбек отправился с Юсуфом на поиски перекупщиков контрабандой нефти. Контрабанда нефти в Турцию шла многими каналами и несколькими потоками, пересекая границу. Тот маршрут, который выбрал Асламбек контролировался одним из крыльев группировки Джебхат ан-Нусра.

Попавшиеся на пути Асламбека люди показали дорогу к одним из перекупщикам – их пункт находился в большой военной брезентовой палатке, которая была разбита у развалин жилого дома, который был некогда один из строений небольшой приграничной деревеньки. У входа в палатку кучкой стояли и разговаривали боевики – их задачей была охрана объекта, через который проходили крупные финансовые потоки. Асламбека спросили зачем он пришел и получив ответ о том, что он хочет продать нефть пропустили внутрь.

Асламбек привыкнув к полумраку разглядел внутри палатки двух крупных людей, властные движения которых выдавали в них местное начальство. По сторонам стояли еще 2 человека, являвшиеся, по всей видимости, личной охраной. Российский разведчик приветствовал хозяев палатки:

- У меня есть нужный товар и я хочу его продать.

- Кавказ? – спросил один из бородатых главарей.

Асламбек удивленно поднял бровь, пытаясь понять к чему клонит собеседник.

- Нет удивляться, - на ломаном русском сказал главарь, - воевать Кавказ, убивать солдат.

- Я из Грозного. Тоже воевал, - ответил Асламбек и не узнал свой голос, русские слова, которые он уже полгода не произносил вслух. И поспешно добавил, - уехал воевать сюда.

- О…! Я помнить Хоттаб и Шамиль. Хороший человек, - добавил боевик, мечтательно закатывая глаза.

Асламбека накрыла волна бешенства от грез этого человека. Именно такие как он были причиной многих несчастий его народа и его страны, окруженной высокими и величественными горами. Боясь, что бандит заметит его реакцию, Асламбек попытался придать своему лицу как можно более миролюбивое выражение и согласительно кивать головой. Боевик внимательно посмотрел на чеченца и резко перевел разговор непосредственную тему их встречи. Разговор длился недолго и стороны быстро сошлись на цене, за которую Асламбек и Юсуф были готовы продать имеющуюся у них нефть. Их выдали на руки разрешительную бумагу, которую они должны были показать на самой границе и где их должны были рассчитать после проверки содержимого автоцистерн.

Юсуф шел рядом с Асламбеком и по его довольному лицу было видно, что он рад тому, что их дерзкий план завершился удачно и скоро они станут обладателями приличной суммы денег. К тому же впереди рисовалась перспектива новых поездок их каравана обратно за нефтью и так до бесконечности. У Юсуфа были связи с несколькими группировками, которые имели нефтяные поля, где можно было под завязку загрузить грузовики. Асламбек поддакивал своему партнеру, обдумывая свои дальнейшие шаги. Уже около своих машин их догнал один из охранников главаря из палатки и попросил Асламбека вернуться, чтобы уладить вопросы пересечения границы. Асламбек попросил Юсуфа остаться у каравана, а сам направился вместе со своим провожатым обратно.

Как только он вошел в палатку, сильный удар сзади оглушил его и он упал на землю. Когда разведчик пришел в себя, он был связан и лежал на земле. Над ним стоял тот самый бородатый главарь, который когда-то воевал на Кавказе. Его лицо было страшно и звериный оскал обезобразил его и так угрюмое лицо.

- Русский шайтан, - выругался бандит и со всей силы пнул Асламбека в живот.

Чеченец почувствовал тупой удар. Боль не была главным, о чем сейчас лихорадочно думал его мозг. Он не мог понять где и как он совершил ошибку. Что стало причиной такого развития событий. Говорить пока было бессмысленно и разведчик притворился, что потерял сознание, но его слух усилился, пытаясь получить новые данные, новую информацию, которая могла его спасти.

Все части можно прочитать здесь https://aftershock.news/?q=blog/22828  и здесь http://sfront.ru/

Фонд поддержки авторов AfterShock

Лидеры обсуждений

за 4 часаза суткиза неделю

Лидеры просмотров

за неделюза месяцза год

СМИ

Загрузка...