Вход на сайт

МЕДИАМЕТРИКА

Облако тегов

Когда нефть подешевеет?

Аватар пользователя krol_jumarevich

В своем живом журнале американский гражданин советского происхождения Артур Кальмейер (Arthur Kalmeyer) в 2008 году опубликовал несколько весьма познавательных статей на тему глобального уменьшения нефтедобычи и грядущего мирового энергетического кризиса. На провокационный вопрос, вынесенный в заголовок, он дает совершенно однозначный ответ: уже никогда! Он ошибся, но так как я коллекционирую статьи по Пику Нефти, то их я не смог обойти вниманием, тем более, что они довольно интересны. Советую ограничится чтением только этих статьей и не читать его остальной ЖЖ, потому что в остальном, такой животной ненависти к СССР, России и русским редко где можно встретить.

Часть 1. ЭНЕРГИЯ, ЭКОЛОГИЯ, ОБЩЕСТВО 

Часть 2. СЧАСТЛИВЫЕ ВРЕМЕНА ДЕШЕВИЗНЫ 

Часть 3. СКОЛЬКО ТАМ ВООБЩЕ ЭТОЙ НЕФТИ? 

Часть 4. СВЕТЛОЕ БУДУЩЕЕ, ЛОЖЬ И СТАТИСТИКА 

Часть 5. АЛЬТЕРНАТИВЫ 

Часть 6. НЕИСТОЩИМЫЙ БУФЕТ ПРИРОДЫ 

Часть 7. БИОТОПЛИВО И ТРЕТИЙ МИР 

Часть 8. УРОК ЭКОНОМИИ ДЛЯ АМЕРИКИ 

Часть 9. ВРЕМЯ ПЛАТИТЬ ПО СЧЕТАМ 

Часть 10. КОНЕЦ БАНКЕТА 

Часть 11. УПРАВЛЯЕМЫЙ КОЛЛАПС или ЧТО ДЕЛАТЬ? (не по Чернышевскому) 

КОГДА НЕФТЬ ПОДЕШЕВЕЕТ? Часть 1.

The life contest is primarily a competition for available energy.
– Ludwig Boltzman (1886)

В последнее время в печати промелькнули сообщения, интересные для умеющих читать между строк. Оказывается, в 2007 году Россия достигла пика разведанных нефтяных запасов. Саудовская Аравия отказала Бушу в его просьбе увеличить добычу нефти. Цены на нефть подошли к $127 за баррель. После того, как Иран начал год назад рационирование бензина, подняв цену на 25%, этот год обещает новое резкое повышение цен в стране, которая вынуждена закупать 40% нефтепродуктов за рубежом, и правительство опасается бунтов населения. Мужичок в калифорнийском городке, в 30 милях южнее Лос-Анджелеса потратил сто тысяч долларов, чтобы пробурить нефтяную скважину у себя во дворе, за домом, и теперь качает по 3 галлона нефти в день. Во всём мире существенно поднялись цены на пищевые продукты...

Друзья пристают с ножом к горлу: Артур, ты работал в нефтяной промышленности, должен понимать, что за хреновина творится с ценами на горючее. Ты-то хоть можешь сказать, когда это кончится, когда нефть подешевеет?

У меня, понятное дело, есть своя точка зрения, – отвечаю я, – но вряд ли у вас достанет терпения выслушать всю историю, от начала до конца, а так-то, если я вам расскажу только выводы, вы мне сроду не поверите. Нет, говорят, спасибо, не надо, выдай кальмейеру карт-бланш на болтовню – ей конца не будет. Дело ваше, говорю. 

Потом подумал: нужно написать на эту тему в ЖЖ. У кого хватит терпения, те прочтут, остальные просто поблагодарят, не читая, – дескать, спасибо, кальмейер, очень интересно было, афтар пеши исчо – и все довольны. Велики достоинства сетевого творчества!

Не знаю, насколько достанет у меня самого терпения рассказывать, а у вас – читать длинную нефтяную эпопею. Буду писать понемногу и понемногу же выкладывать в журнал. Надоест вам или мне – брошу. В общем, попробуем. Опубликовано множество исследований, статей и книг о том, что происходит с добычей нефти. Поэтому изобретать мне ничего не нужно. Моя задача – отобрать из груды материалов работы авторов, заслуживающих, с моей точки зрения, доверия (т.е. тех, кто понимает происходящее так же, как понимаю я) и написать добросовестную научно-популярную компиляцию, избавляющую читателя от необходимости самому продираться сквозь ряды буковок в толстых книжках, к тому же не всем понятных. Расчитывая на гуманитариев, я по возможности постараюсь писать доступным языком (по возможности!), а в расчёте на поклонников точных наук, обещаю не привлекать гипотезы бога, концепции судьбы и проч. поэтические мифы.

Вот книги, которым я доверяю:

The Collapse of Complex Societies, by Joseph Tainter.
The Last Oil Shock (A Survival Guide to the Imminent Extinction of Petroleum Man), by David Strahan.
The Party’s Over (Oil, War and the Fate of Industrial Societies), by Richard Heinberg.
Twilight in the Desert (The Coming Saudi Oil Shock and the World Economy), by Matthew R. Simmons.
The Coming Economic Collapse (How You Can Thrive When Oil Costs $200 a Barrel), by Stephen Leeb.

Начать придётся издалека: сперва, в первой части, речь пойдёт вроде бы совсем не о нефти, так что, если у кого не достаёт терпения, – искренне советую найти более лёгкое чтиво.

Часть 1. ЭНЕРГИЯ, ЭКОЛОГИЯ, ОБЩЕСТВО

В 19-ом веке физики сформулировали два фундаментальных закона мироздания – первый и второй законы термодинамики. Первый – закон сохранения энергии – известен всем со школы. Второй утверждает, что при любом переходе энергии из одной формы в другую часть её рассеивается (обычно в виде тепла). Хотя эта доля энергии в принципе не потеряна, она рассеялась и таким образом недоступна для использования. Конечно, можно попытаться её собрать, заново сконцентрировать и заставить работать на нас, но процесс концентрации потребует подкачки новой энергии, и в бóльшем количестве. Таким образом, универсальный закон природы утверждает, что часть энергии всегда теряется. Он известен также как закон энтропии. Энтропия – количество рассеиваемой энергии, ставшей недоступной для выполнения полезной человеку работы. Второй закон утверждает, что энтропия внутри изолированной системы возрастает с течением времени: в битве между порядком и хаосом в конце концов всегда побеждает хаос.

Закон энтропии сформулирован для изолированных систем любого размера. Изолированная система не обменивается с окружающей средой ни материей, ни энергией. Вселенная – единственный пример по-настоящему изолированной системы, известный человечеству. Существуют ещё два типа энергетических систем: замкнутые системы – они обмениваются с окружающей средой энергией, но не материей, и открытые системы – обменивающиеся и материей, и энергией.

Землю можно считать, с достаточной точностью, примером замкнутой системы: она получает энергию от Солнца и отражает значительную часть этой энергии обратно в пространство; в то же время, за исключением редких астероидов или фрагментов комет.

Земля почти не обменивается с космосом материей. Живой организм является открытой системой; живые организмы потребляют материю и энергию из окружающей среды и возвращают их обратно в преобразованном виде.

Поскольку живые существа являются открытыми системами, через которые постоянно протекает поток материи и энергии, они способны создавать и поддерживать порядок. Заберите у них источник энергии или потребную им материю – и они умрут, разложатся, превратятся в хаос.

То же можно сказать о человеческих сообществах и их технологиях. Любое общество является открытой системой, жизнь которой зависит от притока энергии и материи, необходимых для создания временных островков порядка. Отнимите у общества энергоресурсы, и тогда "прогресс общества" (успехи технологий, позволяющих выращивать сложные общественные структуры) очень быстро дегенерирует в хаос. 

Живые системы способны увеличивать уровень своего порядка и сложности за счёт потребления более высокого энергетического потока. Но этот процесс неизбежно увеличивает энтропию во внешней системе – в среде обитания.

Благодаря химическому порядку и сложной структуре материя способна хранить запасы энергии. Накопленную в материи энергию можно использовать с помощью химических процессов (например, сгорания) или, в случае живых существ – пищеварения. Виды материи, хранящие в себе запасы энергии, называют топливами. Закон энтропии справедлив в равной мере в отношении любых топлив. При рассеянии энергии наступаеттепловая смерть. Когда материя теряет присущую ей структуру, разлагается, говорят о материальном хаосе. В обоих случаях результатом является снижение уровней порядка, называемое в просторечье смертью.

Практически вся энергия, доступная для поддержания порядка в биосфере Земли, поступала и поступает от Солнца.

yuzumde-gunes-yanigi-37184e.jpg

Полный приток солнечной энергии на нашу планету более чем в десять тысяч раз превышает всю энергию, которое человечество извлекает, используя ветер, энергию воды, атома и сжигая углеводороды. Казалось бы, такой избыточный приток энергии может позволить человечеству беззаботно смотреть в будущее. Однако нам доступна далеко не вся солнечная энергия. Значительная её часть (примерно 30%) отражается от туч и льда в пространство, а остальная энергия уже выполняет очень важную для планеты работу – создаёт погоду, нагревая атмосферу и океаны, и даёт жизнь всем живым существам биосферы.

Многие организмы – зелёные растения, микроорганизмы и фитопланктон – способны напрямую утилизировать солнечную энергию, используя её для превращения неорганической материи в глюкозу и кислород. Биологи называют такие организмы производителями или самопитающимися (аутотрофами). Растения абсорбируют только половину падающей на них солнечной энергии. Из этой половины они могут преобразовать только от 1 до 5 процентов в химическую энергию. Но даже при этом, чрезвычайно низком, уровне эффективности, фотосинтезирующие организмы каждый год запасают больше чем удвоенное количество энергии, необходимой человечеству.

Биологи относят любые организмы-непроизводители к потребителям; их называют гетеротрофами ("питающиеся другими"). Переваривая глюкозу и прочие органические соединения, накопленные аутотрофами, потребители абсорбируют их энергию. В процессе они производят отходы – материалы низшего порядка, и экскретируют их в окружающую среду. Другими словами, потребители питаются порядком и извергают хаос. Все животные – потребители. Существует иерархия потребителей: травоядные питаются растениями, хищники едят других потребителей, далее идут хищники более высокого порядка и т.д. 

Сложные системы, состоящие из множества организмов, также потребляют и перерабатывают энергию. Изучением того, как это происходит, занимается экология. Экологи изучили огромный объём фактов, касающихся углеродных, азотных, фосфорных, серных и водных циклов в природе. Для нас существенными являются энергетические циклы. С каждым переходом энергии от нижнего уровня жизни к высшему, определённое количество энергии теряется за счёт рассеивания. Гусеница съедает лист, голубь съедает гусеницу, коршун съедает голубя – и каждый раз только 5 - 20% доступной энергии переходит на следующий уровень. Если зелёные растения на заданной площади поглощают, к примеру, 10000 единиц солнечной энергии, то травоядным достанется всего 1000 единиц, даже если им удастся сожрать все растения; первичным хищникам достанется лишь 100 единиц энергии, вторичным – 10, а последнему в этой цепи – всего одна единица.

1113.gif

Чем больше превращений энергии в системе, тем выше кумулятивные потери энергии. В каждой экосистеме подавляющая часть энергии сконцентрирована в производителях, они же содержат и подавляющий объём биомассы. Поток энергии в биосфере представлен пирамидой, на вершине которой находится главный хищник – человек.
Энергия, доступная биосистеме, является одним из главных факторов, определяющих, какова "подъёмная способность" системы, то-есть – какое максимальное число популяций может вынести система. "Подъёмная способность" – это максимум того, что может выдержать среда обитания системы без того, чтобы выродиться в хаос. Энергия не является единственным фактором для определения "подъемной способности". Немецкий учёный Justus von Liebeg сформулировал в своё время принцип (закон Либега), гласящий: в среде обитания предел для числа организмов данного вида определяется наиболее дефицитным из необходимых виду ресурсов, в расчёте на потребности одного организма. Для растения такими факторами могут быть тепло, солнечный свет, вода, разные химические элементы. Для организмов-потребителей дефицитным фактором часто является энергия-питание. 

Биологические системы поддерживают равновесное состояние энергии с помощью обратной связи: если число львов превышает количество антилоп, львы начинают вымирать; когда хищников становится совсем мало, поголовье антилоп резко возрастает, в результате растёт и число львов. Чем совершеннее экосистема, тем эффективнее используется энергия её организмами. Отходы одного из видов становятся пищей для другого. Чтобы не тратить зря запасы энергии, виды избегают участвовать в прямой конкуренции за одну и ту же пищу. Среда обитания распадается на ниши, потребители используют миграции, специализируются (например, одни охотятся днём, другие ночью). Территориальные хищники стараются избегать межвидовых конфронтаций и по возможности воздерживаются от кровавых разборок, экономя энергию. В результате, зрелая экосистема выглядит гораздо более кооперативной и гармоничной, чем молодая, в которой колебания организмов различных видов могут быть весьма велики. В зрелых системах многие организмы сотрудничают с другими видами, и каждая из форм жизни зависит от существования других. В очень зрелых экосистемах размеры популяций регулируются также с помощью механизмов, позволяющих менять соотношение мужских и женских особей, либо, в случае сильного давления на популяцию, вообще производить особей, не приспособленных к размножению.

Весь этот баланс может быть внезапно нарушен в случае появления новых видов организмов – экзотических пришельцев, чуждых данной экологической среде, называемых колонизаторами.

Социальные науки – история, экономика, политические науки – в некотором смысле являются подразделами экологии. И мы, и наши общества, в энергетическом смысле, – организмы, способные либо жить в состояние баланса с окружающей средой, как члены зрелой экосистемы, либо подвергнуть опасности хаоса саму экосистему. В начале истории мы развились как охотники и собиратели растений. Наши предки вписались в сложную экосистему задолго до того, как научились приспосабливать среду к своим нуждам – они были частью гомеостатического баланса между теми, кто их поедал, и теми, на кого они охотились.

Благодаря уму, человек оказался способен действовать в качестве колонизующего вида, доминирующего любую экосистему, в какую бы он ни прорвался. Мы начали распространяться по планете (из Африки) за много тысячелетий до того, как первые европейцы намеренно отправились для колонизации других земель.

Как и другие организмы, люди постоянно ищут путей для использования максимума солнечной энергии. У нас есть свои недостатки, но есть и существенные преимущества: быстрая приспособляемость, кисти рук, способные к разнообразным сложным действиям, способность к коммуникациям, к абстрагированию, к передаче понятий с помощью речи. Мы не замедлили изобретательно и с успехом использовать свои преимущества для добывания энергетических субсидий, воплотив в практику пять главных стратегий покорения внешней среды. Вот они:

* захват
* использование орудий
* специализация
* крупномасштабность и
* истощение ресурсов

Захват – это умение забирать в единоличное пользование человека часть жизненных запасов, необходимых для поддержания жизни других видов в экосистеме. Наши предки с помощью каменных орудий и огня сумели захватить для своего использования материалы, которые в противном случае были бы съедены насекомыми (мёд) или хищниками (дичь). Лет 10000 назад наши предки, занявшись земледелием, начали захватывать участки земли, которыми могли бы пользоваться многие виды растений, кустов, диких трав и, следовательно, животные, жизнь которых зависела от этих растений. После захвата эти земли стали служить источником энергии для человека – энергии для небольшого числа особей колонизаторского типа. Человек приспособился вести свои захваты, используя огонь – быстрое высвобождение накопленной химической энергии. Поколение за поколением, homo sapiens расползался по поверхности планеты, грабя энергию у других видов. В конце концов человечество пришло к восхитительной идее выигрыша энергии за счёт использования энергии других людей – захваченных в войне рабов. 

Использование орудий. Мы научились захватывать новые экосистемы с помощью постоянно усложняющихся систем орудий. Под орудиями понимаются любые предметы, искусственно изготовленные человеком, которые позволяют ему изменять энергетический баланс в свою пользу. Эволюцию технологий можно проследить по этапам развития этих орудий:

A. Орудия, которые требуют только человеческой энергии и для их производства, и для использования. Примеры: наконечники стрел и копий, плетёные корзины, одежды, сшитые из звериных шкур. Все эти орудия встречаются в раскопках первобытных стоянок.

B. Орудия, требующие для изготовления внешнего источника энергии, но для пользования которыми достаточно энергии человека. Сюда относятся первобытные металлические орудия, ножи, монеты, шлемы и латы. Эти орудия находят уже в ранних цивилизациях Месопотамии, Китая, Египта.

С. Орудия, требующие только человеческой энергии для их производства, но использующие внешние источники энергии. Это деревянный плуг, который тащит бык, паруса, ветряная мельница, водяная мельница, палочки для добывания огня.

D. Орудия, требующие внешней энергии и для их изготовления, и для использования. Стальной плуг, мушкет, паровая машина, двигатель внутреннего сгорания, турбина самолёта, ядерный реактор, фотоэлектрическая панель, лаптоп. Технологии – не просто основа современных индустриальных обществ, они являются определяющими характеристиками социального развития общественных систем.

Специализация. Эта стратегия тесно связана с необходимостью использования орудий. Сочетание человек-орудие можно рассматривать как организм, отличающийся от невооружённого человека. Люди, владеющие разнообразными комплектами орудий и умеющие обращаться с ними, по сути дела, представляют отличные один от другого виды организмов. По мере расслоения общества на группы людей разных специализаций, комплексы используемых ими орудий усложняются, при этом оказывается, что для их производства необходимы отдельные технологически-экономические экосистемы, требующие отдельного места внутри внешней экосистемы. Изготовление орудий, по мере их усложнения, требует всё большего расхода энергии. Специализация позволяет сократить непроизводительное её расходование. Некоторые люди становятся членами военного сословия, специализируясь на захвате человеческого энергоносителя – рабов, другие превращаются в крестьян, специализирующихся на добыче солнечной энергии с помощью выращивания злаков, и так далее. В сравнении с энергией огня, человеческая энергия оказывается гораздо более эффективной – она способна управлять разумным накоплением энергетических субсидий.

Крупномасштабность. Вспомним о законе Либега: для любого вида организмов подъёмная способность района обитания определяется наиболее дефицитным ресурсом. Орудия позволили человеку обойти ограничения, поставленные естественной средой и дали возможность селиться в прежде недоступных климатических условиях (за арктическим кругом); ирригация позволила производить избыток пищи в районах, где прежде могли выжить очень малые группы людей. Тем не менее, в любом отдельном районе обитания, всегда существуют свои дефициты, ограничивающие освоение их человеком. Оказывается, что эти факторы можно преодолеть, транспортируя дефицитные ресурсы из одного региона в другой. Торговля возникла как способ обойти закон Либега о фатальности дефицита. Благодаря орудиям транспорта и организации коммерции, недостаток жизненно необходимого ресурса в одном регионе покрывается за счёт избытков ресурса в других местах. Увеличение масштаба региона с помощью коммерции позволяет справляться со страшными последствиями региональных катастроф – засухами, землетрясениями, наводнениями и проч. Недостатками крупномасштабности является зависимость огромных регионов планеты от бесперебойного функционирования транспорта и торговли – в случае, если эти связи почему-то вдруг окажутся под угрозой, население рискует оказаться перед угрозой энергетической смерти. Cделаем для себя здесь пометку: термин "глобализация"...

Истощение ресурсов. Последняя и конечная стратегия человечества – интенсивная разработка невосстановимых энергетических ресурсов вплоть до их истощения. Человечество ведёт безоглядную добычу угля, нефти, газа, урана так, как будто нет никакого завтра. Эта стратегия становится осуществимой, когда изобретённые в обществе орудия типа D позволяют совершить количественный скачок в ненасытной гонке человечества за увеличением потока потребляемой энергии. Благодаря истощению ресурсов обществу удалось добиться:

* интенсификации сельского хозяйства – удобрения, пестициды и гербициды позволили резко увеличить сбор урожаев с единицы площади. Да и площади, на которых ведётся выращивание энергии-пищи, также увеличились благодаря замене тягового скота тракторами.
* изобретения и утилизации совершенно новых наборов орудий, требующих более интенсивного расхода энергии.
* углубления специализации, с появлением совершенно новых социальных ролей и занятий.
* головоломного ускорения средств транспорта и взрывного увеличения торговли.

Истощение ресурсов пока что показало себя самой успешной из всех стратегий, оно позволило увеличить "подъёмную способность" экосистемы, результатом чего стал взрывной рост населения планеты. Человеческая масса не достигла одного миллиарда до 1820 года; после этого меньше, чем за два столетия, эта цифра выросла в шесть с половиной раз. Такой темп роста является беспрецедентным в человеческой истории.

Эксплуатация энергосодержащих минералов создала "подъёмную способность" настолько большую и так быстро, что ей удалось превратить существенную долю добытого изобилия в огромные богатства и небывалый прежде уровень жизни для малой, но значительной части населения Земли. В прежние времена паразитический рост уровня жизни узкого класса властителей (королей, знати, землевладельцев) почти всегда достигался за счёт выкачивания энергии из подданных и сопровождался снижением их уровня жизни. В новые времена освобождённая энергия ископаемых энергоносителей сделала возможным повышение уровня жизни для больших групп населения мира (в разной мере для разных групп). Большинству людей перепало очень немного от извлечённых из земли богатств: преуспевшие потребители энергии продолжают эксплуатировать их дешёвый труд с помощью стратегий захвата и специализации; и всё-таки почти каждый человек на планете замер в ожидании того, что вот-вот и на него прольются дары рога изобилия, подпитываемого за счёт истощения ресурсов планеты, и что в конце концов всем будет хорошо. Ожидания близких перемен к лучшей жизни значительно ослабили социальные трения, которые с начала истории преследовали революциями все сложно-организованные общества.

Американцы более других народов привыкли считать нормой жизненный стандарт, добываемый за счёт интенсивного энергопотребления.

В английском языке есть выражение "reality check". Попробуйте взбежать по лестнице на три этажа вверх за 20 секунд. Если вы весите 150 фунтов, а 3 этажа составляют 40 футов, за двадцать секунд вы совершите работу в 6000 ft-lb. Значит, вы расходовали энергию в размере 300 ft-lb/sec. Одна лошадиная сила – это 550 ft-lb/sec. То-есть вы генерировали немногим более половины лошадиной силы. Никакому человеку не под силу генерировать такую мощность в течение целого дня. Средняя мощность человека, доступная для долговременного усилия, не превышает одной двадцатой лошадиной силы. Сколько лошадок в моторе твоего джипа, my fellow American?... Поэтому приходится говорить об “энергетических субсидиях”. 

Как там дела с субсидиями?

КОГДА НЕФТЬ ПОДЕШЕВЕЕТ? Часть 2.

Леса предваряют цивилизацию, но за нею следуют пустыни.
– Франсуа Рене Шатобриан (1840)

После первого нефтяного кризиса 70-х годов Кеннет Боулдинг писал: "В 1859 году человеческая раса нашла у себя в подвале огромное сокровище. Это были нефть и газ – фантастически дешёвые и легко добываемые источники энергии. Мы (по крайней мере некоторые из нас) сделали то, что делает любой, нашедший огромное сокровище: мы взялись его проживать, и с тех самых пор тратим наше сокровище с непреходящим наслаждением."

Мало кто представляет, насколько наличие избытка дешёвого топлива повлияло на трансформацию наших обществ и нашей личной жизни. Эти изменения несравнимо более значительны, чем сельскохозяйственная революция, происшедшая 10000 лет назад. Земледелию понадобились столетия, чтобы развиться в тех районах, где оно впервые возникло, и ещё тысячи лет на то, чтобы распространиться в дальние уголки планеты. Сравните это с двумястами лет, в течение которых использование ископаемых углеводородов изменило жизнь планеты. Этот период часто называют "индустриальным веком", изредка "нефтяной эрой". На самом деле, принимая во внимание кратковременность праздника, нефтяную эру следовало бы называть "нефтяным интервалом" или, пользуясь метким английским словосочетанием – petroleum bubble (нефтяным пузырём).

Часть 2. СЧАСТЛИВЫЕ ВРЕМЕНА ДЕШЕВИЗНЫ


В начале пятого века Европа была от горизонта до горизонта покрыта густыми лесами. Весь энергетический режим жизни населения основывался на использовании дерева. Из дерева люди мастерили орудия, средства передвижения, древесиной отапливали и освещали свои дома. Немногочисленные металлические детали требовали сжигания древесного угля для их производства. Европейцы того времени почитали леса священными, заповедными источниками жизни. Они верили в духов рощ и деревьев и приносили им жертвы. С распространением христианства эти “паганские” верования были заменены отношением к лесу как к дикой среде, которая нуждается в реабилитации с помощью упорного человеческого труда. Люди не только перестали бояться вырубать леса, более того: очищение земли для сельскохозяйственных нужд стало почитаться достойной христианина обязанностью. Вырубка леса означала укрощение дикой природы, отталкивание её прочь от людских жилищ, распространение цивилизации. 

Тягловой силой в те времена была мышечная энергия людей или животных. Позже к ним прибавились силы ветра и падающей воды. Человеческое тело способно генерировать очень малую мощность, тем не менее земли обрабатывались, главным образом, человеческими мускулами. Люди потребляют значительно меньше энергии-питания, чем животные, и действиями человека можно сравнительно просто управлять, так что до поры до времени было выгоднее использовать мускульную силу человека, чем быков, лошадей или мулов. Животные требуют своей доли энергоресурсов.

Когда в средние века от лесов было очищено уже столько земли, что на ней можно было выращивать достаточно пищи и для людей, и для скота, плуг стали таскать быки. В 12-ом веке европейцы начали использовать в качестве тягловой силы и лошадей. Быки могут питаться сеном и соломой, их рацион обходится дешевле, чем содержание лошадей, которым дополнительно необходимо зерно (выращивание кормов для одной лошади требует от 4 до 5 акров земли). Использование животных с одной стороны позволяет обрабатывать больше земли, с другой – требует бóльшего размера сельскохозяйственных угодий. Как всегда, более совершенная технология требует бóльших энергетических субсидий со стороны природы. К 1900 году поголовье лошадей в Британии составляло 3.5 миллиона. Ежегодно им приходилось скармливать четыре миллиона тонн ячменя и сена, так что существенные площади сельхозугодий были отведены на выращивание кормов. В США того же времени четверть всех сельскохозяйственных земель использовалась для выращивания корма для лошадей (90 миллионов акров).

Европейцы использовали также энергию ветра и воды, но в те времена не существовало технологии, которая позволяла бы транспортировку этой энергии к каждому отдельному потребителю. Энергия ветра, однако, позволила европейцам создать суда, которые необходимы были для развития торговли и захвата новых земель – для осуществления стратегий захвата и крупномасштабности, о которых я писал в первой части.

i?id=ccc77b8f012e419b6bb3d931d9fdfc4a&n=

К 16-му веку европейские суда ежегодно перевозили в общей сложности 600000 тонн грузов. В средневековый период общество использовало энергию дерева, воды, ветра и мышечной силы людей и животных – ресурсы возобновимые, хотя и не безграничные. Дубовые рощи могли бы со временем вырости заново, но лес вырубали быстрее, чем он мог регенерировать. В результате Европа лишилась лесов – за счёт этого энергоресурса были созданы более сложные общественные структуры и технологии, которые в свою очередь привели к следующему витку энергопотребления. Дополнительным результатом истощения ресурсов леса стало существенное увеличение населения континента.

До начала индустриальной революции было два продолжительных периода, когда население Европы быстро росло. Первый из них (1100-1350) был прерван эпидемией бубонной чумы – прямой результат неконтролируемого роста населения. Второй, уже после того, как население было существенно прорежено "Чёрной Смертью", продолжался где-то с 1450 по 1650 год, и прекратился в результате повторяющихся засух и голода – континент платил жизнями людей за уничтожение лесов.

В 12 и 13 веках Европа начала испытывать проблемы с недостатком древесины. Между 400-ым годом и 1600-ым лесной покров Европы снизился с 95% поверхности континента до 20%. Дефицит дерева означал, что его приходилось возить теперь на более удалённые расстояния, а это также требовало дополнительных расходов энергии. К восемнадцатому веку железоплавильные печи могли работать только треть времени, позже – только пятую часть: нехватало древесного угля. Нехватка древесины привела к повышению цен на все продукты. Sully писал в Oeconomies Royales: "цены на все продукты, необходимые для жизни, будут постоянно расти, и причиной тому будет нехватка древесины". Не напоминает ли это вам заголовки в сегодняшней прессе, с той только разницей, что вместо слова древесина теперь стоит нефть?

Экосистема мстила за вырубку лесов: в Европе росло население, требования которого к среде обитания грозили будущими разрушениями, эпидемиями, смутами. Дальнейшее увеличение численности населения Европы могло быть возможным только в случае освоения новых энергетических ресурсов и захвата новых земель.

Ресурс был вскорости найден. Началась "угольная революция". Семнадцатый век в Англии ознаменовался использованием коксующегося угля. Начался новый виток энергопотребления. Уголь работал в плавильных печах, углем стали обогревать дома.

cd229f49a3adc12d13cc017643f.jpg

Но использование угля не остановилось на замене лишь традиционных функций исчезнувшей древесины. Более высокая энергоотдача угля позволила создать новые производства и технологии: оказалось возможным наладить массовую выпечку хлеба, изготовление стекла, кирпича, выпаривание соли из морской воды, пивоварение.

С другой стороны угледобыча – занятие не только тяжёлое и опасное, но и разрушительное для окружающей среды – по необходимости привела к важнейшим изобретениям: были изобретены механический шахтный подъёмник, подземные туннели (проходки) с искусственным освещением и принудительной вентиляцией. Понадобились мощные насосы для откачки грунтовых вод из шахт. Для их работы нужны были паровые машины. Именно для доставки угля из шахт была проложена первая ветка железной дороги. В 1803 на улицах Лондона появились кареты с приводом от нагреваемого углём парового двигателя. В начале 19-го века паровой двигатель стал использоваться в качестве локомотива для транспортировки людей и грузов. Начиная с 1840 года паровые двигатели были установлены на океанские суда; в шестидесятых годах изобретение котлов высокого давления и стальных корпусов открыло новую эру в кораблестроении. Время морских путешествий сократилось вдвое.

Новый энергоноситель и технологии, вызванные его эксплуатацией, полностью изменили Европу. Уголь позволил интенсифицировать перевозки. Стала доступной разработка рудных месторождений. Заработало множество печатных прессов. Оказалось, что из угля можно изготовлять ценный продукт – горючий газ. Первые газовые фонари начали освещать Лондон в 1807 году, в США они появились в 1816-ом, во Франции в 1820-ом. Скоро все города с населением более 10000 освещались газом.

Уголь знаменовал возникновение химической промышленности, что в свою очередь революционизировало текстильную и фармацевтическую отрасли. Энергия угля сделала возможной индустриальную революцию, изменила условия человеческого труда, экономику и общество в целом.

Чтобы представить жадность, с какой человечество набросилось на новый энергоресурс, стоит взглянуть на темпы роста угледобычи в 19-ом веке. В 1800 году было добыто 15 миллионов тонн. К 1900-му добывалось 700 миллионов тонн угля в год: 4000-процентный рост в течение одного столетия. За два последних года девятнадцатого века мир использовал больше угля, чем было добыто за всё восемнадцатое столетие. 

Европейский колониализм обязан своей зрелостью энергии угля. Державы, ранее других освоившие этот энергоресурс, консолидировали экономическую и политическую власть и распространили свои законы на остальной мир. 

Зависимость мировой экономики от угля достигла пика в начале двадцатого века, когда его вклад в общее потребление энергии составил 90%. За какую-нибудь сотню лет уголь полностью изменил большую часть мира. Новый энергоноситель вызвал к жизни не только изобретения и открытия, он создал новые способы труда, изменил баланс сил между нациями, обеспечил изобилие и... привёл к новому витку роста населения, самому резкому за всю предыдущую историю. 

Сделаем здесь пометку для будущего: доступ к новому источнику энергии ведёт к взрывному росту населения планеты, что неизбежно требует новых источников энергии. Проблема истощения ресурсов неразрывно связана с проблемой перенаселения и с разрушением среды обитания, и разрешить их отдельно одну от другой невозможно.

Переход к углю – ископаемому топливу – означал вступление человека на путь использования невозобновимых источников энергии. Человечеству не удастся повторить природные процессы, приведшие к накоплению угля в недрах земли – нет времени. Рубикон перейдён: с этой поры постоянно возрастающая часть мирового энергетического бюджета начала расходоваться на истощение ресурсов, которые нельзя восстановить в течение отведенного человечеству времени жизни...

К концу 19-го века человечество стало пользоваться ещё одним источником энергии: нефтью. Как и с углём – поначалу очень немногие представляли себе последствия, к которым приведёт этот "новый" подарок природы. Уголь сформировал экономические, политические и социологические контуры 19-го века. Нефти было суждено сформировать двадцатое столетие.

Первая промышленная скважина для добычи нефти было пробурена "полковником" Эдвардом Дрейком в Пенсильвании в 1859 году. Нефть в те времена использовали как дешёвый смазочный продукт. Перерабатывая нефть, можно было также извлечь керосин и использовать его для освещения. Керосиновые лампы поглощали большую часть добываемой тогда нефти. Эти продукты позволяли разрешить проблему недостатка китового масла (человечество к тому времени ухитрилось истребить бóльшую часть китов).

На нефтяных скважинах поначалу было сделано несколько дюжин состояний. Многие из них были так же быстро потеряны: к 1866 году прогорел и "полковник" Дрейк. В это же время один неглупый делец по фамилии Джон Д. Рокфеллер начал скупать нефтедобычи в Пенсильвании, Огайо, Западной Вирджинии и строить нефтеочистительные предприятия под вывеской Standard Oil. Скоро он владел крупнейшей сетью нефтеочистительных заводов в стране и принялся заглатывать одного за другим своих конкурентов.

(Я сделаю здесь небольшое лирическое отступление. В начале 1989-ого мой босс ввалился ко мне в офис, плотно закрыл за собой дверь, уселся верхом на стул и, глядя прямо в глаза, спросил: "Артур, ты хоть понимаешь, что происходит сейчас в России? Бьюсь об заклад, в ближайшие три-четыре года там будут сделаны фантастические состояния. Ты не хотел бы отправиться в старую страну, осмотреться, найти нужных людей и попробовать выяснить условия для получения доли доступа к районам потенциальной нефтедобычи? Ты же говоришь на их языке, я сделаю тебе командировку на год..." "Кен, ты безумен, – сказал я ему, – Даже не думай. Я туда не вернусь ни за какие деньги в мире!" Он был очень разочарован...)

Да, так вот, Рокфеллер. Его стратегия была проста и эффективна: он подкупал руководство железных дорог, перевозивших нефть и нефтепродукты, производимые им и его конкурентами; он произвольно снижал цены на свои продукты, разорял конкурента, потом скупал его перегонные заводы за бесценок. Через короткое время в его руках сосредоточились и добыча, и переработка, и компании по строительству нефтепроводов, и первые нефтеналивные танкеры. Скупая иностранные компании, к 1880 году Standard Oil консолидировала 90% нефтяного бизнеса США в окружающем мире. В Европе также росла потребность в керосине и смазочных материалах, так что вскоре детище Рокфеллера уже контролировало самый экспортируемый из Штатов продукт, а Standard Oil стала первой современной трансконтинентальной корпорацией. Рокфеллер завладел международной монополией на нефть, и думал, что это навсегда.

Однако вскоре (1871) существенные резервы нефти были обнаружены вне американского континента – в Российской Империи, возле города Баку. Людвиг Нобель (брат известного изобретателя динамита), известный в качестве "российского Рокфеллера", приехал в Баку в самом начале тамошнего нефтяного бума и сразу установил контроль над добычей и переработкой бакинской нефти. К 1885 году производство нефти в России достигло трети американского уровня. Но поскольку в России не было спроса на такое количество нефтепродуктов, Нобелю ничего не оставалось, как искать выхода на мировые рынки. Ему на помощь пришло семейство парижских Ротшильдов. Банкиры владели нефтеочистительным заводом в Фиуме на побережье Адриатики. Ротшильд взялся финансировать строительство железной дороги из Баку в Батуми, обеспечив доставку принадлежавшей Нобелю нефти водным путём из Чёрного моря в Европу. Впоследствии Ротшильд стал конкурировать с Нобелем, начав свой собственный нефтебизнес в Баку. Он также продвинул бакинскую нефть на британский рынок, после чего и Standard Oil тоже открылa свою контору в Лондоне, назвав её Anglo-American Oil Company.

Я не стану описывать ни перипетии закулисной конкурентной борьбы в зарождавшемся нефтяном бизнесе, ни "нефтяные войны" между конкурентами. Не в этом суть. Важно вот что: после изобретения Эдисоном электрического освещения в 1880-х годах потребность в керосине достигла пика и начала падать. Зато стала расти потребность в нефти для отопительных нужд. Эта потребность была искусственно создана Standard Oil – как способ увеличить сбыт своего энерготовара. К 1909 году половина добываемой нефти уже использовалась для отопления. 

Важным рынком сбыта стал рынок горючего газа. Во времена начальной нефтедобычи сопутствующий нефти газ считался не имеющим ценности вторпродуктом, и его просто-напросто сжигали в факелах. Однако по мере роста цен на горючий газ, изготавливаемый из угля, стало выгодно улавливать попутный (природный) газ и использовать его для освещения: природный газ был дешевле. В 1883 году Питтсбург стал первым городом, начавшим освещать свои улицы природным газом вместо угольного. После введения электрического освещения городские фонари были переоборудованы в электрические, газовые предприятия приспособили внутригородские сети для доставки газа в дома – и города начали использовать природный газ для отопления. 

oilnigeria_017__tcp_gallery_image.jpg

Но по-настоящему нефтяная эра наступила только с использованием нефтепродуктов для выработки электричества, выполняющего роль не только источника энергии, но и его переносчика. Электричество доставляет энергию нефти по запросу пользователя в любую точку мира. Замечают это современные люди или нет, каждый из нас почти всё время занимается тем, что тем или иным способом тратит электроэнергию с помощью какого-то электроприбора. Это ли не триумф Standard Oil!... ;)))

В дополнение к этому, в начале прошлого века появился новый потребитель нефтяного ресурса. Бензин, который считался нежелательным и опасным вторичным продуктом переработки нефти, вдруг оказался в центре внимания создателей двигателя внутреннего сгорания. В 1908 году Генри Форд начал массовую продукцию своего овтомобиля T-Model. В стране не было дорог, необходимых для автомобильного движения, и тогда Standard Oil, Генри Форд и производители шин предприняли массированную компанию, лоббируя Конгресс о необходимости выделения денег на их строительство. Субсидия в миллиарды долларов на строительство дорог была выбита (куплена), и это судьбоносное решение скрепило печатью дальнейшие судьбы человечества. Стоимость романа между американцами и автомобилем поражает воображение. Средний американский водитель каждую неделю потребляет количество нефти, равное его весу. Полная мощность автомобильных моторов, проданных в прошлом году, превышает мощность всех электростанций мира вместе взятых. Автомобильный парк весит в четыре раза больше, чем общий вес людей, населающих планету, и потребляет в четыре раза больше энергии, чем содержит пища, потребляемая людьми. Пришельцы из космоса могли бы логично прийти к выводу о том, что доминирующей формой жизни на земле является автомобиль, а не человек.

В начале 20-го века Россия на короткое время стала страной, производившей самый большой объём нефти. Но после революции и открытия новых нефтяных полей в Америке (Калифорния, Техас, Оклахома) США вышли на первое место среди нефтедобывающий стран и удерживали это первенство вплоть до середины прошлого века. "Семь Сестёр" доминировали мировой рынок: Exxon, Chevron, Mobil, Gulf, Texaco, BP и Shell. К 1949 году нефтяным “Сестричкам” принадлежало четыре пятых известных нефтерезервов, расположенных вне США и СССР, причём они контролировали девять десятых мировой добычи, три четверти перегонки, две трети флота танкеров и владели практически всей сетью нефтепроводов.

После Второй Мировой войны, в то время как США стали крупнейшим мировым потребителем нефти, гигантские запасы её были обнаружены на Ближнем Востоке. Именно в это время ведущие нефтяные компании ввели в действие двойной уровень цен на нефть: международные цены на нефть отличались от цены, по которой нефть продавалась в Соединённых Штатах. Цены в США удерживались искусственно на более высоком уровне, чем на внешних рынках. Этого удавалось достичь с помощью эмбарго на импорт в Штаты иностранной нефти. Нефтяные компании недурно нажились на американских потребителях до 1960-х годов – эмбарго было снято после того, как нефтяным магнатам удалось выкачать из недр большую часть американской нефти.

В те времена предложение нефти на международных рынках настолько превосходило спрос, что "операторы" (индустриальный сленг для обозначения нефтедобывающих компаний) с трудом справлялись с падением цен на их продукцию. Тогда несколько стран (главным образом ближневосточных) образовали картель, известный под названием Organization of the Petroleum Exporting Countries – OPEC, с целью ограничить конкуренцию и остановить дальнейшее падение цен на нефть. "Семь Сестёр" также ввели строгие лимиты на производство и продажу нефти, чтобы стабилизировать цены. Но по мере расширения нефтедобычи и в Штатах, и за рубежом появилось значительное число независимых операторов, которые не желали придерживаться никаких искусственных ограничений на свою продукцию. 

В 1959 году возник новый элемент дестабилизации нефтяного рынка: в Ливии были открыты крупные резервы высококачественной нефти, причём на малой глубине, так что добыча её была сравнительно простой. Близость доступа ливийской нефти и к европейским рынкам, и к восточному побережью Америки означала серьёзную угрозу для главных игроков – нефтяных компаний, старавшихся ввести ограничения на добычу и предотвратить падение цен на нефть.

Драма достигла апогея после того, как в 1969 году власть в Ливии захватил молодой харизматический лидер – полковник Муамар Каддафи. Он с самого начала объявил об отказе следовать соглашениям между OPEC и "Семью Сестрами", национализировал большую часть ливийских нефтяных скважин и стал единолично распоряжаться ценами. Более других от действий Каддафи пострадала компания Occidental Petroleum. Она обратилась с просьбой о помощи к самому крупному партнёру среди "Сестричек", к Exxon’у. Руководство Occidental считало, что Каддафи можно заставить изменить курс, если отозвать из Ливии всех западных экспертов (не следует забывать, что разработки велись, главным образом, американским инженерным персоналом), но чтобы эта угроза сработала, Occidental нуждалась в нефти для временного покрытия ливийских потерь. Если бы Exxon согласился продать свою нефть по номинальной цене Occidental Petroleum, можно было бы придавить Каддафи к стенке. Exxon отказался. Результат известен: Каддафи успешно установил контроль над национализированными нефтяными ресурсами и избежал мщения нефтяной индустрии. Так был создан прецедент национализации собственности нефтяных компаний. Каждый умирает в одиночку…

К 1970-му году США больше не могли производить нефть в количествах, необходимых для удовлетворения энергопотребностей, когда-то искусственно созданных нефтяными операторами. Уровень добычи нефти в Америке достиг пика в 1970 году и с тех пор неуклонно снижается. С того момента и впредь США становятся всё более зависимыми от импорта энергоносителей, и не могут больше односторонне устанавливать цены на нефть.

Результаты нового порядка вещей не заставили себя долго ждать. В 1973 году разразилась война, известная в Израиле под названием войны Судного Дня (в Египте её называют Ramadan War). В октябре 73-го Египет сперва потребовал от ООН убрать своих наблюдателей с египетско-израильской границы, а затем атаковал израильские войска, расположенные в Синае. Одновременно Сирия начала военные действия на Голанах. Атакованный с двух сторон, Израиль в течение первых 24-48 часов находился под серьёзной угрозой уничтожения. Вооружённая советскими ракетами земля-воздух и советскими танками египетская армия сумела отбить контрудар израильской авиации. В тот день погибло много еврейских парней. Израиль запросил у Америки замену сбитым самолётам и немедленно получил её. Преимущество перешло на сторону Израиля. Пока еврейская армия переправлялась через Суэцкий канал, советские военные суда заняли угрожающую позицию в Средиземном Море, подняв ставки угрозой втягивания в конфликт обеих сверхдержав. Америка, как обычно, надавила на Израиль, заставив его принять условия прекращения огня. 

Как раз в этот период арабские страны – участницы OPEC вели переговоры с главными операторами. Поскольку исход войны был решён не в последнюю очередь поставками американской военной техники Израилю, арабы во главе с Саудовской Аравией демонстративно прервали переговоры и объявили нефтяное эмбарго против США и Израиля. Результатом стала немедленная нехватка топлива в Соединённых Штатах. В течение следующих четырёх месяцев американцы впервые стали в длинные очереди у бензозаправок. OPEC’у удалось учетверить цены на сырую нефть на мировых рынках. Картель выговорил у ведущих нефтяных компаний право назначать объём нефтедобычи и таким образом определять цены на нефть в будущем.

Зависимая от своей приверженности к заливанию глотки нефтью, мировая экономика получила шок, вызвавший жестокий и затяжной приступ инфляции – приступ, продолжавшийся до 1982-го года. Последствия шока отразились на всех странах, подняв стоимость индустриальной продукции и доставки товаров. В 1974 году мир испытал самую жестокую экономическую депрессию с 1930-х годов. Период послевоенного процветания пришёл к концу.

Кризис 1973-го ещё не возвестил поднятия занавеса на премьере драмы под названием Армагеддон.
Это был первый звонок, приглашавший публику в зал.

 

 

КОГДА НЕФТЬ ПОДЕШЕВЕЕТ? Часть 3.

Мой отец ездил на верблюде. Я езжу на автомобиле. Мой сын летает на самолёте. 
Его сын будет ездить на верблюде.
– современная Саудовская поговорка

Я приглашаю читателя закрыть глаза и попытаться представить себе, какой гигантский промежуток времени понадобился планете для накопления в недрах запасов нефти, которые мы тратим, как пьяный матрос в портовом кабаке тратит своё жалование. 

500 миллионов лет назад начались процессы, положившие начало нашему богатству. Останки живых организмов падали на дно кембрийского моря, устилая его толстым органическим ковром. Отсутствие кислорода предохраняло их от разложения. Последующие эпохи покрыли этот слой осадочными породами, глинами, засыпали скальными пластами. Движение тектонических плит окончательно похоронило органические ископаемые останки на разных глубинах – на суше и под поверхностью океанов. Сжатый невероятным давлением вышележащих слоёв, в бескислородной среде, органический материал стал пищей для медленно работающих бактерий. Бактерии разлагали органику, превращая её в гидрокарбонаты – нефть и газ. Этот процесс требовал очень высокого давления и занял сотни миллионов лет - повидимому, вплоть до конца мезозойской эры. Столько же займёт следующий, материалом для которого могут послужить отходы сегодняшнего органического мира, не исключено, что и мы с вами. Но этого по телевизору не увидеть. 

Я приношу свои искренние извинения гуманитариям по поводу нескольких графиков, которые мне придётся вставить в текст этой части, но я не знаю другого способа объяснить наглядно, "что происходит с нами, пока мы видим сны".

Часть 3. СКОЛЬКО ТАМ ВООБЩЕ ЭТОЙ НЕФТИ?


Для начала замечу для непосвящённых, что баррель – это 42 галлона сырой нефти. Или, если угодно, около 159 литров.

В течение многих лет ЦРУ вело наблюдение за объёмом разведанных запасов нефти. Тамошние знатоки были подписаны, например, на отчёты, публикуемые швейцарской группой Petroconsultants, платя по $35000 за выпуск. Несомненно, им было известно также о существовании другого отчёта этой группы, под названием The world oil supply 1995, который предсказывал, что общая добыча нефти в мире достигнет своего пика в первом десятилетии 21-го века. Кроме них мало кто в Штатах знал или хотя бы понял значение этого предупреждения. Нью-Йорк Таймc продолжала с восторгом живописать на первой странице oil companies mergers, как будто сам факт проглатывания одной компании другой служит указанием здоровья нефтедобывающей индустрии! Почтенная газета не баловала своих читателей анализом резервов геологического ресурса, от которого зависит жизнь страны и мира. Правда, журналы, рассчитанные на образованного читателя – Discovery и Popular Science, – упомянули о том, что "в начале следующего столетия половина известных нефтяных запасов будет исчерпана, и добыча нефти начнёт перманентно снижаться" и "эксперты предсказывают, что добыча достигнет пика в 2010-ом, а после этого будет падать". Но и эти журналы не сделали попытки информировать своих читателей о возможных деталях катастрофы, кроющейся за броскими фразами. Можно с уверенностью сказать, что средний американец до последнего времени не подозревал, что весь мир находится на пороге экономического катаклизма, столь же страшного, сколь неизбежного.

Тем не менее, в Америке существовали люди, в совершенстве понимавшие ситуацию, более того, предвидевшие её за много лет вперёд. Расскажу вам об одном из них, человеке неординарного ума, учёном-геологе, раньше других разглядевшем угрозу.

В пятидесятые, шестидесятые и семидесятые годы Марион Кинг Хабберт стал одним из самых известных геофизиков в мире – благодаря сделанному им в 1949 году предсказанию, что нефтяной эре предстоит очень короткая жизнь. Конечно, мысль о том, что нефть когда-нибудь да закончится, отнюдь не была оригинальной. Ещё в 1920-х годах многие геологи предупреждали, что истощение мировых запасов нефти – дело лет, а не столетий. В конце концов, первые скважины в Пенсильвании иссякли достаточно быстро, и экстраполяция этого опыта на ограниченные запасы, разведанные к тому времени, давала вполне пессимистический результат на будущее. Однако открытия в 1930-х годах огромных запасов нефти в Техасе и в Персидском Заливе выставили предсказателей в смешном виде. Каждый год приносил открытие новых нефтяных полей, с запасами, намного превышавшими объём добытой нефти. Посрамлённые предсказатели смолкли, и большинство людей, занятых в нефтедобыче, просто предположили, что спрос и предложение будут расти в обозримом будущем, конца которому, казалось, не будет никогда.

Нашелся, однако, человек, который, вооружившись более полными данными и методами вычислений, осмелился оспорить мечту оптимистов.

М. Кинг Хабберт родился в 1903 году в Техасе. С детства его интересовали паровые машины и телефоны, и он выбрал карьеру учёного. Получив докторскую степень в University of Chicago, начал преподавать геофизику в Колумбийском университете. В летние месяцы он подрабатывал вAmerada Petroleum Corporation в Оклахоме, в Геолого-разведочном управлении штата Иллинойс и в Геологоразведке США (USGS). После службы в качестве старшего аналитика в столичном Совете по Экономике, Хабберт в 1943 году возглавил научно-исследовательскую лабораторию компанииShell Oil в Хьюстоне. Проработав там до 1964 года, перешёл на работу в USGS и до 1976-го года работал там старшим исследователем-геофизиком. В последние годы жизни он читал лекции в Стэнфорде, в UCLA, MIT, в университете Бёркли и в John Hopkins University. Не стану описывать полностью впечатляющий научный вклад Хабберта, перейду к главному – к его работам, касающимся оценки запасов углеводородов, начатым ещё в 1926 году, когда он был студентом чикагского университета. Хабберт воспользовался статистическими и физическими методами для подсчёта суммарных запасов нефти и газа, и документировал резкий рост их потребления. В 1956 году, проделав расчёты, основанные на оценках резервов и данных о жизненном цикле типичного нефтяного поля, он предсказал, что запасы нефти в США достигнут пика между 1966 и 1972 годами. В то время большинство экономистов и государственных агентств (включая USGS) отмахнулись от его расчётов. 

В реальности нефтедобыча США достигла своего пика в 1970 году, хотя этого никто не заметил до 1971 года.

Вот, вкратце, как Хабберт пришёл к своим результатам. Во-первых он заметил, что выработка нефти среднего месторождения (резервуара) не описывается прямой линией, а следует кривой в виде колокола (математики знакомы с bell-shaped curves). Первая разведывательная скважина способна извлечь ограниченное количество нефти; но когда границы нефтяного поля установлены, можно сверлить много скважин. В начальной фазе выход нефти сперва быстро увеличивается, поскольку нефть поступает из верхних, легко-доступных слоёв. Но в процессе добычи наступает такая точка, когда вся легко-добываемая нефть уже выбрана. Продукция начинает падать, несмотря даже на увеличение числа скважин. Как правило, пик продуктивности нефтяного поля (резервуара) приходится на тот момент, когда из него выбрана половина наличной нефти. Даже после того, как нефть почти перестала поступать из скважин, в резервуаре всё равно остаётся некоторое количество нефти. Практически невозможно и экономически невыгодно пытаться извлечь из земли всю нефть до последней капли. На деле в некоторых резервуарах сравнительно небольшой процент содержащейся нефти доступен для обычных методов добычи (в среднем между 30 и 45 процентами).

Хабберт также изучил историю открытия нефтяных полей в 48 штатах (исключая Аляску и Гавайи). За десятилетие с 1930 по 1939 год здесь было открыто больше месторождений чем в любое другое десятилетие до или после – и это несмотря на то, что вложения денег в нефтеразведку резко возросли в последующие десятилетия. Получалось, что и кривая открытия резервуаров также имеет ту же колоколоборазную форму. Начертив график этой кривой, Хабберт сумел сделать математическую оценку полного предельно доступного для добычи запаса резервов – ultimately recoverable reserves (URR), для района 48 штатов. Он получил две цифры - соответствующие самому пессимистическому сценарию (150 миллионов баррелей) и самому оптимистическому сценарию (200 миллионов баррелей). Используя эти две оценки, Хабберт построил кривые будущих годовых добыч. При пессимистическом варианте пиковая добыча должна была наступить в 1966 году, при наиболее оптимистическом – в 1972-ом.

Следом за предсказанием пика добычи нефти в Америке, Хабберт взялся за оценку глобального пика мировых запасов. Согласно его расчётам, выходило, что этот пик будет достигнут между 1990 и 2000 годами.

Photobucket

(На самом деле это предсказание было слишком пессимистичным – частично из-за неполноты имевшихся в то время данных, частично из-за незначительных погрешностей использованного Хаббертом метода вычислений. Однако, как будет видно из дальнейшего обсуждения, другие исследователи улучшили и метод, и набор данных, и пришли к более достоверным выводам – отличающимся всего на десятилетие от предсказаний Хабберта.)

Хабберт сполна оценил чрезвычайную важность социальных и экономических следствий полученной им информации. Он хорошо понимал роль ископаемых топлив в создании и поддержании жизнеспособности индустриального общества, и отдавал себе отчёт в том, во что выльется вынужденный и быстрый переход к реальностям жизни по ту сторону пика нефтедобычи. В своих лекциях и статьях, начиная с 1950 года, он пытался сформулировать, как должно изменить себя современное общество, если оно хочет выжить в пост-нефтяную эру. Вот отрывок из лекции Хабберта, в котором он набрасывает очертания макро-социальных перемен, необходимых для выживания человечества:

"Существующая сегодня индустриальная цивилизация хромает из-за вынужденного сосуществования в ней двух универсальных, взаимно перекрывающих и в то же время несовместимых интеллектуальных систем: накопленных за последние четыре столетия знаний о природе и взаимодействии материи и энергии – и денежной культуры, возникшей в процессе искривлений общественной истории, начиная с доисторических времён.

Первая из этих двух систем обеспечила за последние два века грандиозный подъём индустриального общества и являтся необходимой основой для его дальнейших успехов. Вторая, унаследованная от давних времён, оперирует своими собственными правилами, которые мало связаны с системным подходом к материи и энергии. При этом, монетарная система, хотя и с помощью слабых связей, ухитряется осуществлять общий контроль над материально-энергетической системой, являясь надстройкой над ней.

Несмотря на коренные противоположности, в течение последних двухсот лет эти две системы совместно добились общего фундаментального успеха: экспоненциальный рост экономики сделал возможным разумное стабильное существование общества. Однако, по многим причинам, материально-энергетическая система не может продолжать расти экспоненциально в течение более половины отведенного ей периода, а эта фаза уже почти достигнута. Монетарная система не знает подобных ограничений и, в соответствии со своими фундаментальными законами, требует продолжения роста за счёт накапливания сложных процентов".

Хабберт верил, что общество, желающее избежать ужасов хаоса, который последует за резким падением уровня доступного энергоресурса, должно отказаться от устаревшей монетарной системы, основанной на принципе долг-и-прибыль-на-интерес, приняв вместо этого систему расчётов, основанную на материи-энергии – экологически-оправданную систему, базирующуюся на понимании ограниченности наличных природных запасов. Он говорил: "Мы присутствуем при кризисе эволюции человеческого общества. Оно уникально и для человеческой, и для геологической истории. Этого никогда не было прежде, и этого никогда не случится в будущем. Нефть можно использовать только один раз. Запасы металлов можно использовать только один раз. Скоро нефть будет сожжена, а металлы выкопаны из земли и невосстановимо рассеяны."

Подобные взгляды создали Хабберту в среде журналистов имедж прорицателя армагеддона. На самом деле он не был пессимистом, наоборот, при случае он занимал позицию утопического провидца. У нас есть, говорил он, необходимое know-how; всё, что нам нужно, это отремонтировать нашу культуру и найти альтернативу деньгам. Если бы общество приняло решение о преимущественном развитии технологий солнечной энергетики, нашло пути понизить народонаселение, отказалось от пагубной привычки истощения ресурсов и разработало стабильную экономическую модель для замены существующей, основанной на бесконечном росте, будущее человеческой расы было бы обеспечено. "Мы не начинаем с нуля, – убеждал сомневающихся Хабберт, – Мы аккумулировали невероятное количество технического знания. Всё, что нам нужно, – это связать [всё знание] воедино. У нас всё ещё есть возможность действовать, но время для манёвров постоянно уменьшается."

6 июня 1974 года Хабберт выступил с заявлением и предупреждением о необходимости действовать перед Подкомитетом по Окружающей Среде Палаты Представителей. Кому не лень – прочтите этот пророческий документ, где чётко, детально и без прикрас изложены последствия исчерпания нефтяного ресурса на экономику и экосистему планеты.

Photobucket


М. Кинг Хабберт умер в 1989 году, за два десятка лет до достижения миром пиковой нефтедобычи. Неблагодарную работу Кассандры взяли на себя следовавшие за ним учёные. Среди них – Колин Кэмпбелл. В статье "Конец Дешёвой Нефти", опубликованной в Scientific American в марте 1998 года совместно с Жаном Лехеррером, он даёт следующее интересное разъяснение:

С точки зрения экономики не имеет существенного значения, когда именно мир останется совсем без нефти: важно знать, когда добыча достигнет максимума и начнёт снижаться. За этой точкой цены полезут вверх, если, конечно, не удастся резко понизить спрос. Используя различные методы вычислений для оценки существующих резервуаров сырой нефти и для оценки запасов, которые ещё предстоит открыть, мы пришли к выводу о том, что падение нефтедобычи должно произойти до 2010 года.

Действительно, чтобы разрушить сложившуюся экономическую структуру современного мира, совсем не обязательно ждать, когда вся нефть будет выжата до капли - биржа, напуганная взрывным ростом цен, сделает это раньше. Вот как выглядят кривые Кэмпбелла и Лехеррера:

Photobucket


Многие аналитики, занятые в нефтяном бизнесе, изначально не принимали предсказаний Хабберта и его последователей, потому что официальные цифры стран-владельцев нефти утверждали, будто мировые резервы нефти продолжали существенно расти за последние двадцать лет. Кэмпбелл указывает, что официальные цифры содержат систематические ошибки, причина которых очевидна: страны-экспортёры нефти имеют серьёзную причину завышать имеющиеся у них резервы. Дело в том, что, чем выше объявленные резервы нефти, тем больше нефти им позволяется продавать! Более того, пишет Кэмпбелл,

"есть веские основания подозревать, что когда в конце 1980-х годов шесть из одиннадцати членов OPEC завысили свои резервы на огромные объёмы – от 42% до 197%, они сделали это не только для того, чтобы поднять квоты продажи нефти... Около 80% добываемой сегодня нефти приходится на счёт нефтяных полей, найденных до 1973 года, большинство которых находится в фазе угасания. В 1990-ых годах нефтяные компании открывали новые нефтерезервы со средним объёмом в семь Мбн (Миллиардов баррелей нефти) в год; в последний год они продали в три раза больше этого количества. Тем не менее, официальные цифры утверждают, что резервы не уменьшились на 16 Мбн, как следовало бы ожидать, а наоборот – увеличились на 11 Мбн. Одной из причин может быть то, что правительства нескольких дюжин стран-экспортёров решили не объявлять о падении своих нефтезапасов, скорее всего, чтобы улучшить своё политическое лицо и способность получать банковские субсидии. Есть и другая важная причина – корректировки отчётов: нефтяные компании заменяют старые оценки резервов нефти, оставшиеся невыбранными в покинутых резервуарах, на более высокие цифры. Для практических целей эти бумажные операции безобидны, но вносят серьёзные искажения в предсказания, основывающиеся на экстраполяции цифр, содержащихся в официальных отчётах стран-экспортёров."

Чтобы лучше представить размеры надувательства честной публики экспортирующими странами, гляньте-ка на вот этот приведенный Кэмпбеллом график и обратите внимание на ничем не объяснимый прыжок резервов сразу всех экспортёров между 1987-ым и 1988-ым годом:

Photobucket


На графике отсутствует Россия. Ну, вы же понимаете – Российское правительство никогда не пошло бы на обман мировой общественности!

Так сколько же всё-таки осталось в земле этой нефти, спросит нетерпеливый читатель. Точно никто не знает, но опубликованные оценки количества извлекаемой в принципе сырой нефти на планете колеблются вокруг цифры в два триллиона баррелей (Кэмпбелл и Лехеррер).

Что касается точки пиковой добычи, каждая из стран-экспортёров проходит её в отведенное ей природой и человеческой жадностью время. Вот вам график для размышления о тех странах, которые уже прошли свой пик:

Photobucket


Да, скажет сомневающийся читатель, но ведь всё время открывают новые месторождения!

Вот вам временной график, приведенный Кэмпбеллом, иллюстрирующий объём вновь открываемых гигантских нефтяных резервуаров с 1930-го по двухтысячный год:

Photobucket


Думаете, OPEC грустит по этому поводу? Совсем наоборот! Чем меньше нефти, тем больше денег падает в карманы Саудовской Аравии & Co. Вот интересный документ ( http://www.khaleejtimes.com/DisplayArticleNew.asp?xfile=data/business/2008/January/business_January571.xml§ion=business&col= ):

OPEC подтверждает прежнюю оценку мирового спроса на нефть на 2008 год
(Агентство Франс Пресс, 22 января 2008 года)

ВЕНА – Во вторник OPEC заявил, что оставляет без изменений оценку ожидаемого роста мирового спроса на нефть, пояснив, что хотя высокие цены могут привести к снижению спроса главными индустриальными державами, в остальном мире спрос на сырую нефть останется высоким.

«Мы предсказываем, что мировой спрос на нефть будет возрастать в 2008 году, увеличиваясь на 1.3 миллиона баррелей в день, что соответствует среднему спросу в 87.07 миллионов баррелей в день; это соответствует нашим предыдущим оценкам», – говорится в ежемесячном отчёте Организации за январь.

«Высокие цены могут иметь кратковременный эффект на потребителей. Поэтому потребление предназначенной уже для транспортировки нефти если и не понизится, то останется неизменным», – говорится далее, – Однако этот эффект будет ослаблен за счёт тех регионов, которые представляют растущую долю мирового спроса, благодаря субсидиям на увеличение цен, которые защищают таких потребителей, как Китай, Индия и страны-члены OPEC».

OPEC также оставил без изменения прежнюю оценку мирового спроса на нефть в 2007 году, которая предусматривала ежемесячный рост в количестве 1.2 миллиона баррелей в день, при среднем спросе 85.77 миллионов баррелей в день.

Холодная погода «увеличивает потребность в нефти в северном полушарии», - [радостно потирая ручки,] заявил картель.

А вот сегодняшние новости – с пылу с жару горячий заголовок от 22 мая 2008 года, касающийся спроса и предложения:

Цены на нефть превысили $135 за баррель из-за опасений сокращения предложения
http://news.yahoo.com/s/ap/20080522/ap_on_bi_ge/oil_prices )


Вспомните: неделю назад я начинал этот рассказ упоминанием роста цен до $127 за баррель...

Скажите, у вас не возникает ощущения, что вы присутствуете на постановке триллера в сумасшедшем доме?

 

 

 

 

 

КОГДА НЕФТЬ ПОДЕШЕВЕЕТ? Часть 4.

В последние 100 лет мы, как индустрия, вынуждены были иметь дело с гадкой проблемой, заключающейся в том, что как только ты нашёл нефть и выкачал её из земли, надо немедленно сделать разворот на месте и снова искать – или уходить из бизнеса. Добыча нефти – самоубийственное занятие. Каждый год ты должен найти и разработать резервы, равные тому, что добыто, и это только ради того, чтоб стоять на месте, чтобы баланс роста был нулевым.
– Dick Cheney, CEO of Halliburton, Petroleum Rewiew, January 2000

"Нефтяная общественность" встретила неприятием предсказания реалистов о грядущем снижении нефтедобычи, и, естественно, тут же нашлись учёные, готовые оспаривать их доводы. Это естественная человеческая реакция: нам всем свойственно верить, что добро победит зло. Глядите, даже здесь, в ЖЖурнале под моим рассказом о нефти появились комментарии многих сомневающихся, изыскивавших сценарии happy-end’a и высказывавших уверенность в конечной победе света над тьмой. 

Поскольку публика нетерпеливо задаёт вопросы, не дожидаясь конца летописи временных лет, я, чтобы не повторять одно и то же во множестве комментариев, решил прервать своё повествование и ответить на наиболее существенные из возражений. Их было много, поэтому остановлюсь только на главных:

1. Кальмейер, перестаньте пороть чепуху. Будут найдены новые крупные резервы нефти, все волнения излишни. Пик не наступит. Никакого кризиса нет!

2. По мере увеличения цен на нефть, становятся экономически выгодными нестандартные методы добычи, которые позволяют увеличить выработку из стареющих резервуаров той части нефти, которую невозможно добыть обычными способами.

3. Гигантские залежи нефтеносных сланцев и нефтяных песков, открытые в последнее время в разных концах мира, в частности в Канаде и в Юте, обеспечат всем безбедное существование на долгие времена.

4. Не нужно расстраиваться по поводу истощения нефтересурсов, поскольку нам нужна, в общем-то не нефть, а энергия, которую можно получить из других источников, если они окажутся более дешёвыми.

Я попробую рассмотреть перечисленные возражения в этом разделе. Он будет по необходимости более загружен технологией и соответственно менее живописен, чем предыдущие главы, но ничего не поделаешь, такова природа чудовища. Если вместо взгляда сверху публика хочет обсуждения деталей, приходится дать ей детали.

Часть 4. СВЕТЛОЕ БУДУЩЕЕ, ЛОЖЬ И СТАТИСТИКА


Те, кто утверждают, что непременно будут найдены новые крупные резервы нефти, в отличие от реалистов, пока что не представили никаких данных, на которых основана их вера. Неплохо бы привести хоть какие-нибудь указания на то, где именно они ожидают найти эти резервы, где прячется обещанная ими нефть. Дело в том, что армия геологов в течение десятилетий старается выискать нефтяные месторождения по всему глобусу, используя всё более совершенные методы поиска и всё более современные приборы, но, несмотря на усилия, геологи находят с каждым годом всё более мелкие нефтяные поля.

Теперь об увеличении продуктивности старых полей за счёт более эффективных технологий добычи. Конечно, новые технологии позволяют увеличить количество извлекаемой из резервуара нефти, в некоторых случаях даже удвоить процент съёма нефти. Но Кэмпбелл с Лахеррером и другие исследователи-реалисты уже учли возможности этих технологий, когда составляли свои оценки будущей добычи. Всё учтено могучим ураганом, друзья мои.

Кроме того, важно понимать, что такие технологии не обходятся "бесплатно" – за все усилия приходится платить – чем бы вы думали? – правильно, дополнительными расходами энергии! Экономисты называют эти расходы мудрёным названием ratio of energy return on energy invested (EROEI) – отношение возврата энергии к затраченной энергии. Пожалуйста, помните про этот коэффициент, и никогда не встревайте в споры с энтузиастами новых методов до тех пор, пока они не приведут данных о том, что предлагаемый ими флогистон имеет EROEI > 1.

Сколько энергии нужно потратить, чтобы получить некий энергоресурс? В добрые старые дни на заре нефтяной эпопеи, когда нефть добывали из больших, нетронутых прежде резервуаров, с использованием простых технологий, количество энергии, потребной для добычи, было незначительно в сравнении с энергией добытого топлива. По мере того, как нефтяные поля старели, а технологии становились всё более мудрёными и дорогостоющими, всё больше энергии приходилось затрачивать на извлечение барреля нефти, и дробь EROEI становилась всё меньше.

Лучше всего это видно, если использовать показатель, называемый величиной добычи на фут проходки. В течение первых 60 лет (до 1920 года) при сверлении скважин на каждый фут пройденной скважины добывалось примерно 240 баррелей нефти. В 1930-х годах на вновь открытом нефтяном месторождении в восточном Техасе (6 миллиардов баррелей) показатель добычи достиг максимума в 300 баррелей на фут проходки. Но с тех пор, во все последующие десятилетия, съём нефти при сверлении постепенно падал, пока не достиг 10 баррелей на фут скважины. Заметьте: это понижение произошло в период интенсивных поисков нефтяных ресурсов, во времена, когда использовались всё более изобретательные технологии, такие как 3D-сейсморазведка и горизонтальное бурение скважин. Да, новые технологии позволили увеличить съём нефти из резервуаров, но показатель EROEI значительно понизился.

Что касается использования технологий, позволяющих увеличить продукцию старых резервуаров, за эту работу имеет смысл браться только в том случае, если ты можешь достать из-под земли больше нефти, чем потребуется на её доставание. Во время добычи приходится контролировать постоянно снижающийся показатель EROEI, чтобы не оказаться в дураках: когда EROEI становится равным единице, это значит, что на добычу каждого барреля нефти расходуется энергия ранее добытого барреля, и ваши упражнения теряют смысл. Даже если нефть сохраняет своё значение как смазочный материал или сырьё для производства пластмассы, она перестаёт быть энергетическим ресурсом!

Теперь представьте себе, что вам удалось найти новый энергоноситель, но с EROEI, вдвое меньшим, чем добываемая сегодня нефть. Это означает, что вам придётся добывать его в двойном количестве, чтобы получить то же количество энергии, что вы получаете от нефти. Поэтому при переходе на альтернативные ресурсы с более низким EROEI количество энергии, доступной обществу, уменьшается.

Это всё вещи очевидные, и я прошу прощения у тех из вас, кто давно уже всё понял. Мне хочется, чтобы поняли все... Ну ладно, почти все. ;)

Кстати, говоря об увеличении эффективности добычи, надо иметь в виду, что сама по себе эффективность ничего не стоит, если мы одновременно не снижаем де-факто общее количество изымаемой из недр и сжигаемой нефти. К сожалению, этого не происходит. Истощение нефтересурса растёт всё более быстрыми темпами.

Приведу один пример роста. Статья, опубликованная репортёром из Пекина ( http://www.sudantribune.com/spip.php?article22772 ), оценивает потребление нефти континентальным Китаем в 2012 году в 9.96 миллионов баррелей в день (Мбд) – когда КНР выйдет на второе после США место среди потребителей нефти. Сравните эту цифру с китайским потреблением нефти в 2002 года, равным 4.96 Мбд. Речь идёт о реальном удвоении потребления за десятилетие с 2002 по 2012! Cтопроцентный рост потребления за 10 лет. Аналогично обстоят дела с Индией. Это значит, что хотя потребление нефти в США и других развитых странах Запада, благодаря консервации, вышло на постоянной уровень, потребность в нефти будет продолжать расти за счёт Китая и Индии – в то самое время, как открытие новых резервов и добыча будут падать.

“Ну, ничего, – добродушно улыбаясь, говорит оптимист, – в нефтенесущих сланцах и нефтяных песках достаточно нефти, чтоб хватило на следующие 5000 лет! Конечно, цена этой нефти будет выше, чем цена обычной сырой нефти. Конечно, EROEI будет ниже, но следует надеяться, мы преодолеем эти недостатки”.

Надо пояснить, что это за звери – нефтяные сланцы и пески – и где они водятся.

Вот здесь вы можете прочесть сообщение о нахождении гигантских залежей нефтеносных сланцев на территории Юты, Колорадо и Вайоминга:http://deseretnews.com/dn/view/0,1249,600125803,00.html .

Строго говоря, камень, содержащий нефть в этом месторождении, не является сланцем. У нас его называют marlstone (не знаю, как это сказать по-русски) – на ощупь он вроде “мыльного камня”, выглядит как затвердевшая чёрно-серая глина. И содержит он не нефть, а твёрдое вещество, называемое керогеном. Всё равно, открыватели месторождения стали называть камень сланцем, поскольку так велели ребята из маркетинга: деньги на добычу и производство предполагалось изыскивать за счёт индивидуальных вкладчиков, а “сланец” лучше звучит. Солиднее. Так и я буду называть этот минерал.

Работы по развитию добычи нефти из сланцев начались лет 90 назад, и пока что, несмотря на серьёзное вложение денег такими компаниями, как Chevron, Unocal, Exxon и Occidental Petroleum, не привели к эффективной технологии. 

Извлечение нефти из сланца включает следующие процессы: добычу сырья (часто в открытых карьерах), транспортировку, нагрев до 900°F, добавление водорода и, наконец, захоронение отходов. Объём отходов очень велик – гораздо больше, чем первоначальный объём породы. К тому же эти отходы вредны для окружающей среды и способны отравить грунтовые воды в большом радиусе. Технологический процесс и вспомогательные работы требуют использования огромных запасов чистой воды – ресурса, который в последние годы становится ещё более драгоценным, чем нефть!

Уолтер Йангквист метко просуммировал ситуацию с добычей нефти из сланцев: “Мы дополнительно привносим проблему исчерпания водных ресурсов, требуемых для крупномасштабной разработки породы и процесса массового производства, при том, что возврат энергии на затраты в лучшем случае очень низок, к тому же добавляется колоссальная проблема отходов; с учётом этих соображений очевидно, что из нефтеносных сланцев вряд ли удастся извлечь значительные количества нефти, сравнимые с гигантскими объёмами потребляемой сегодня сырой нефти.”

Схожим образом обстоят сегодня дела с нефтяными песками. В Википедии вы можете прочесть популярную статью об этом выигрышном лотерейном билете, который Канада недавно разыскала у себя в заднем кармане – http://en.wikipedia.org/wiki/Athabasca_Tar_Sands . Речь идёт об огромных залежах нефтяных песков в Атабаске, на севере провинции Альберта. Залежи содержат ориентировочно от 870 миллиардов до 1.3 триллиона баррелей нефти – количество, равное или большее объёма всей сырой нефти, добытой с 1859 года до наших времён. В настоящее время несколько компаний, объединившихся в конгломерат под общим названием Syncrude, а также компания Suncore (дочернее предприятие Sun Oil Company) начали операции по разработке нефтяных песков в Альберте. Syncrude производит около 280000 баррелей нефти в день. Извлечение нефти выполняется с помощью следующего процесса: горячей водой смываются налипшие на песчинки частички затвердевшей нефти; эта нефтяная смола легче воды, она всплывает на поверхность ёмкостей, откуда её собирают; потом добавляют вещество, называемое naphtha – дистиллят нефти – для того, чтобы довести консистенцию до уровня синтетической жидкой нефти, которую уже можно закачивать в излюбленные всеми нами баррели. В настоящее время требуется добыть, транспортировать и переработать две тонны песка для того, чтобы получить одну тонну нефти. Так же, как и в случае нефтенесущих сланцев, отношение полученной энергии к затрачиваемой – net energy yield – весьма невысок: “требуется энергетический эквивалент двух из каждых трёх добытых баррелей нефти, чтобы покрыть расходы энергии на добычу и сопутствующие накладные расходы” (Йангквист).

Кроме того, метод извлечения нефти из песков оставляет после себя озёра загрязнённой нефтью воды, с которой нужно что-то делать! На каждый баррель извлечённой нефти приходится от двух до двух с половиной баррелей жидких отходов, которые пока что закачиваются в гигантские накопительные пруды. Пруд, принадлежащий компании Syncrude, представляет собой яму с периметром 22 километра, глубиной 6 метров: грязная вонючая ядовитая пенистая жидкость, плавающая на подстилке 40-метровой толщины, состоящей из смеси песка, песчаника, глины с примесями неизвлечённой нефти.

Вряд ли многим ли из вас когда-либо привелось путешествовать по диким просторам Альберты и наслаждаться редкой красотой живой, нетронутой природы. Я счастливчик. Мне удалось повидать места, которым, возможно, угрожает разработка найденного богатства. Поделюсь с вами одной фотографией. Лучше один раз увидеть, чем дюжину раз услышать:

Photobucket


Жители Альберты начали подавать в суды и организовывать компании активистов, требующие прекращения работы предприятий по переработке нефтяных песков, ссылаясь на серьёзные проблемы, создаваемые применяемым процессом: уничтожение древних лесов, разрушение почвенного покрова, смерть домашних животных и тревожный рост самопроизвольных абортов у живущих поблизости женщин.

Для того, чтобы заменить глобальное использование природной сырой нефти искусственным продуктом, извлечённым из нефтяных песков, понадобилось бы построить дополнительно около 300 таких предприятий, как Syncrude (и это только, чтобы заменить нынешний уровень потребления нефти). Этим 300 предприятиям, взятым вместе, потребовался бы пруд для накапливания отходов размером порядка 8000 квадратных километров.

Но, поскольку чистый (net) выигрыш энергии при извлечении нефти из песка в 2 – 2.5 раза ниже, чем от обычной нефти, миру понадобилось бы более 600 заводов, с прудом для ядовитых отходов площадью 15000-16000 квадратных километров – приближающимся по размеру к озеру Онтарио.

Подходя к делу реалистически, следует заключить, что хотя выработка энергии из нефтяных песков представляет собой потенциальное решение вопроса для Канады и канадцев, неразумно рассчитывать, что этот энергоноситель может помочь миру справиться с глобальным энергетичским кризисом. 

Какой кризис? Нет никакого кризиса! – восклицают раздражённые читатели, – гляньте в заявления правительственных организаций CША, например,USGS, организация, где работал ваш Хабберт, опубликовала отчёт под названием “World Petroleum Assessment 2000”, предсказывающий такой существенный рост резервов, что пик отодвинется на много лет вперёд, может на два десятилетия или больше!

Правда, геологическая служба США, USGS, – почтенное агентство, в котором работают многие серьёзные геологи, специалисты по ископаемым углеводородам. Есть ли причины подозревать USGS в искажении оценок будущей добычи?

На самом деле, многие из экспертов, работающих в USGS, выступили с открытой критикой этого Отчёта. Один из них, Лес Магун, сгоряча даже завёл веб сайт, идущий наперерез политическим ходам своего агентства: http://www.oilcrisis.com/magoon/ .

Некоторые из авторов Отчёта – Schmoker и Klett – подробно объясняют в своём разделе, что нет никакой ясности касательно роста резервов в регионах вне США и Канады. Как бы подипломатичней расшифровать это заявление, дорогие читатели? Наверное, так: страны-экспортёры – от арабов до Венесуэлы и России – не отличаются избыточной честностью, и трудно оценить, насколько самозабвенно они способны врать. Поэтому, говорят Schmoker и Klett, мы будем использовать данные, известные для 48 американских штатов, в качестве модели для предсказания мировой продукции – лучше, мол, хоть какая-то кривая, чем вообще никакой! 

Однако экстраполяция исторических американских данных на остальной мир чревата серьёзными проблемами. Вот пример: рассмотрим техасское месторождение, открытое в 1930-х годах, рассмотрим изменение обнаруженных там нефтерезервов с 1965 по 1995 год, и получим оценку роста резерва за 30 лет для месторождения 30-летнего возраста. Если использовать полученную оценку роста для нефтяного месторождения, открытого в 1965 году в Саудовской Аравии, рассматривая саудовский отчёт о наличных резервах 1995-го года, это приведёт к предсказанию существенного роста резервов саудовского месторождения. Оказывается, такой подход чреват крупными ошибками (для интересующихся более подробными деталями приведены примечания 1 и 2 внизу страницы).

Если бы Американская Геологическая Служба рашилась исправить эти ошибки, сомнительно, что их оценка прохождения пиковой точки существенно отличалась бы от предсказанной Кэмпбеллом. 

Однако это ещё не самая большая плюха в анализе, выполненном Геологической Службой США. 

Их Отчёт предсказывает общее увеличение добычи с 2000 года до 2030-го на 1200 миллиардов баррелей – т.е. среднее годовое увеличение добычи на 40 миллиардов баррелей. За самое продуктивное десятилетие – с 1957-го по 1967-ой – геологи обнаруживали новые резервы объёмом (в среднем) 48 миллиардов баррелей в год. Если индустрия способна повторить этот праздник сердца, почему же её не удалось этого сделать ни в одно из других десятилетий? Вновь разведанные ресурсы плюс увеличение оценок резервов существующих полей составили всего 9 миллиардов баррелей в год в 1990-ых. Что заставит эту цифру учетвериться в последующие десятилетия?... USGS не даёт ответа.

Зачем вдруг солидному государственному агентству публиковать Отчёт, представляющий столь экстравагантно оптимистическую картину светлого будущего мировых нефтяных ресурсов?...

Кстати, этот оптимизм присущ не только USGS: Energy Information Agency (EIA) Департамента Энергии (DoE) выдало на гора такие же розовые предсказания. В чём тут дело?

Намёк на истинную причину можно найти в одном предложении, захороненном в недрах опуса EIA под названием “Annual Outlook 1998 with Projections to 2020”. В нём говорится: “Поправки к оценкам USGS и MMS основаны на рассмотрении не-технических причин, направленных на поддержку роста домашних запасов до уровня, необходимого для достижения проектного уровня спроса.” Другими словами, оценка предложения просто-напросто схимичена так, чтобы совпадать с ожидаемым спросом! Кто там произнёс слово “волюнтаризьм” при дамах?...

Недаром людям, занятым в нефтяной индустрии, издавна известно, что данные USGS b EIA о нефтедобыче за текущий и прошлый периоды всегда аккуратны, но предсказания на будущее следует воспринимать исключительно как политические заявления, призванные успокоить Конгресс и население – сообщив, что обозримое будущее не таит никаких зловредных опасностей с топливом, и что Американскому народу следует продолжать и дальше покупать и сжигать нефть, не заботясь о каких-то там будущих бедах.

В этом нет ничего нового: ещё в 1973 году Конгресс требовал расследования деятельности USGS, когда оно не сумело предсказать, что пик добычи нефти в США придётся на 1970 год...

Наконец, последнее возражение: “нам нужна, в общем-то не нефть, а энергия, которую можно получить из других источников”. Никто не спорит, нужна энергия. Да и направление поиска новых источников, в общем, известно – наиболее обещающим является преобразование солнечной энергии непосредственно в электричество. Проблема заключается в том, что отведенное нам время быстро убывает. Песочные часы отмеряют жизнь цивилизации, пока мы продолжаем развешивать гирлянды лампочек для какой-нибудь очередной олимпиады.

Почему такая спешка? Мы ведь только говорим о пике добычи нефти, ещё достаточно времени на организацию перехода... 

На самом деле есть все основания торопиться. Ножницы между спросом и предложением разинут свою пасть после прохождения пика добычи; в обстановке спирального роста цен на топливо и продукты питания возникнет биржевая паника, из-за которой общество потеряет доступ к обычным рыночным механизмам капитализации, необходимым для новых исследований. Взамен свободного рынка обществу придётся прибегнуть к авторитарным мерам, которые будут восприняты населением, как самое опасное покушение на свободы и права индивидуума со времён Войны за Независимость. Я стараюсь не думать о том, во что это может вылиться. Жители России и других стран могут сами попробовать построить модели смутного времени для своих государств...

Продолжение следует

Photobucket


_____________________________________

Примечания:

1. Техасский отчёт о величине открытого резерва был наверняка занижен, в то время, как саудовский намеренно завышен. Я не стану погружать читателей в технические детали показателей вероятности извлечения нефти из резервуара, вам придётся поверить мне на слово, что американская практика оценок (P90) существенно консервативней той, что применяется остальными странами, в том числе и Саудовской Аравией (P50).

2. Отчёт о росте резервов американского месторождения после 1965 года безусловно включает в себя рост, достигнутый благодаря внедрению недавних технологических улучшений в практикe добычи; американцы рутинно вносят в свои отчёты часть прежде недооцененных резервов. Но саудовские оценки 1995 года автоматически учитывают влияние новых технологий, ставших стандартом нефтяной индустрии с середины 1970-х годов, поэтому пользование американской кривой привело бы к двойному учёту этого фактора. Вот почему американские кривые не приложимы к прогнозам для саудовских месторождений, открытых на 30 лет позже.

 

 

 

 

КОГДА НЕФТЬ ПОДЕШЕВЕЕТ? Часть 5.

Продолжать увеличивать нашу зависимость от потребления нефти – явно самоубийственный путь. Единственно разумный курс действий – начать снижать потребление нефти и срочно разыскивать альтернативные источники энергии. 
– Пол Ральф Эрлих (1974)

Бег жизни не оставляет времени, чтоб оглядываться назад. А жаль. Я закрываю глаза...

Припять 1960-го года. Чернобыльские плавни. Лодка бесшумно скользит по чёрной воде между вставшими слева и справа камышами. Петро гребёт неспешно, уверенно, нам ещё далеко до самого что ни на есть щучьего места в Полесье. Я сижу на корме, за спиной тянется "дорожка" с живцом. Тишина такая, что слышна мелодия обтекающего душистого ветерка. Трудно оторвать взгляд от крупных капель, медленно соскальзывающих с концов вёсел и беззвучно падающих в воду, по поверхности которой деловито снуют бегунцы. На носу, в грязной тряпице поджидают два громадных душистых помидора, ломоть серого хлеба, соль и бутылка сизого свекольного самогона. Пахнет молодостью и речными травами. Скоро восемь утра.

Год 1993, Венесуэла, озеро Маракаибо, неподалеку от границы с Колумбией. Джип, подпрыгивая на раскалённом красноватом песке, продирается сквозь дрожащее полуденное марево. Дорога смахивает на стиральную доску, и задница отбивает рваный ритм на жёстком сиденье. Правая рука, вцепившаяся в рукоять над головой, онемела от напряжения, левой приходится придерживать тёмные очки, чтоб не слетали от тряски. Озеро сияет оловянным цветом фольги, вода неподвижна, воняет соляркой и тлением. Вдоль дороги валяются corcodillos – ржавеющие остовы механизмов, не выдержавших свидания с Южной Америкой, под ними лужи ядовитых красно-черно-зелёных оттенков. За ними пальмы, дальше плотная пыльная зелень джунглей. Хесус болтает, не замолкая ни на мгновенье, я уже знаю всё обо всей его семье. Папу зовут Хосе, маму Марией. Господибожемой, – я пытаюсь собрать прыгающие на ухабах мысли, – в который раз та же самая история, снова это семейка, неужели он станет рассказывать о том, как его распяли? 
В этот раз его не распнут. Утопят в отравленной нефтью мёртвой воде Лаго де Маракаибо.

Часть 5. АЛЬТЕРНАТИВЫ

Сегодняшняя задача – попытаться ответить на единственный вопрос: В какой степени каждый из известных энергоресурсов или комбинация оных могут помочь индустриальной цивилизации пережить конец нефтяной эры?

Подсуммируем причины, по которым мы влюблены в нефть:

– нефть легко транспортировать.
– нефть и нефтепродукты обладают высокой энергоёмкостью (галлон бензина эквивалентен ~ 40 киловат-часам).
– нефть легко превращается в разнообразные топлива, от бензина до солярки.
– нефть находит множество промышленных применений – для транспорта, обогрева, производства сельскохозяйственных химикатов, пластмассы и прочих материалов.
– нефть имеет высокий EROEI.

Разделим энергоресурсы на две группы: восстановимые и невосстановимые.

НЕВОССТАНОВИМЫЕ:

Нефть
Природный газ
Уголь
Атомная энергия
Геотермальная энергия гейзеров

ВОССТАНОВИМЫЕ:

Гидроэлектрические станции
Ветер
Солнечная энергия
Биомассы (включая биодизельное топливо и этанол)
Приливная энергия
Энергия волн
Геотермальная энергия откачиваемых насосами горячих подземных вод.

Вот какой была доля использования главных энергоресурсов в США (2003):

Photobucket


Для мира в целом распределение потребления энергоресурсов выглядит так (данные за 2004 год):

Нефть – 38.2%
Уголь – 23.4%
Природный газ – 25.5%
Атомная энергия – 6.4%
Энергия воды – 6.4%
Солнце, ветер и проч. – 0.8%

В 2005 году восстановимые энергоресурсы дали миру 7% потреблённой энергии.

ПРИРОДНЫЙ ГАЗ

Это идеальный заменитель для нефти: он энергоёмок, чище горит, транспортные средства могут быть сравнительно легко переделаны для сжигания газа, и главное – газ имеет высокий показатель EROEI. Из газа давно изготовляют азотные удобрения, его используют в производстве стекла, сжигают в котлах электростанций, им обогревают дома. Газ составляет примерно одну пятую общего энергопотребления США. 17% добываемого газа используется для получения электричества. Инфраструктура, нужная для расширения использования этого топлива, уже существует.

Некоторые страны, торгующие газом, и организации, занятые в его сбыте, утверждают, что на планете достаточно природного газа, чтобы человечеству хватило на несколько десятилетий. Оценки мировых запасов варьируются от 300 до 1400 tcf (триллионов кубических футов). Широкий разброс оценок свидетельствует о том, что методы их получения далеки от идеальных и оставляют простор для спекуляций. Чаще всего приводят цифру 1400 tcf; это количество эквивалентно 50 годам использования резервов – при сегодняшнем уровне потребления. 

Как всегда оптимистично настроенное Агентство Энергетической Информации США (EIA) радостно рапортовало в 2001 году, что газовых запасов Америке хватит тоже лет на 50. В том году доказанные резервы газа в Штатах составляли 177.4 tsf а годовое потребление было порядка 23 tsf. Ясно, что EIA надеялось на значительные открытия новых газовых месторождений в будущем – разведанных запасов хватало меньше, чем на 8 лет даже при постоянном уровне потребления. Возможность учетверить открытия новых газовых резервов вызывает серьёзные сомнения. Да, вот ещё интересный вопрос: не подчиняется ли истощение газовых ресурсов кривой вроде Хаббертовой? В этом случае можно было бы ожидать достижения пика и перехода к угасанию добычи задолго до извлечения последнего кубического фута газа.

С 1977 по 1987 было открыто 9000 новых нефтяных полей. В следующее десятилетие – всего 2500. Это общая тенденция продолжается и до сих пор, несмотря на судорожные усилия индустрии интенсифицировать разведку. Между апрелем 1996-го и апрелем 2000-го года число добывающих платформ в Мексиканском Заливе выросло на 40%; несмотря на это добыча оставалась на том же уровне - потому, что новооткрытые поля становятся всё меньше и меньше. Более того, благодаря использованию новейших технологий эти поля истощаются гораздо быстрее, чем пару десятилетий назад: новые поля отдают в среднем 56% запаса в течение первого года добычи!

По словам Рэнди Юдолла из Общества Эффективного Использования Ресурсов (Аспен, Колорадо), "никто не любит говорить об истощении запасов природного газа; это сумасшедшая тётушка на чердаке, голый король, волк, стучащийся в дверь домика. Правда заключается в том, что ребята, ведущие сверление газовых скважин в Техасе, прикованы цепями к колесу, вращающемуся всё быстрее и быстрее."

Добыча газа снижается в США уже несколько лет. Чтобы восполнить недостачу, Америка увеличивает объёмы импорта из Канады, но Канаде тоже приходится сверлить постоянно растущее число скважин только чтобы удерживать газодобычу на существующем уровне – верный знак перехода на идущую вниз кривую. В мае 2002 года Джеффри Джонс (Reuters) напечатал статью, озаглавленную "Канада тужится изо всех сил, качая газ для США", в которой он писал: "Добыча канадского природного газа скорее всего достигла максимума как раз в то время, когда канадский импорт становится всё более важным для США из-за падения добычи американского газа при увеличении спроса." Следует учесть, что и поставки мексиканского газа в США свелись к нулю – Мексика сама уже стала импортёром топлива.

Строительство газопровода с Аляски в нижние 48 штатов могло бы помочь ситуации, но не слишком. Труба трёх футов в диаметре (около метра) при скорости подачи газа в 2200 кубических футов в секунду способна доставить около 0.5 tsf в год – меньше двух процентов предполагаемой газопотребности в 2020 году.

99% природного газа, используемого Америкой, добывается на северо-американском континенте. Ближний Восток владеет более чем третью мировых запасов нефти, но газ трудно перевозить по морю. Его приходится транспортировать охлаждённым до –260°F (–176°C) в течение всего путешествия, что требует специально построенных танкеров и специально оборудованных портов. Сегодня в США всего три таких порта. Кроме того, такие танкеры заняты перевозками газа в Японию, Корею и Тайвань по долговременным контрактам. Европа и Дальний Восток может быть и могут рассчитывать на ближневосточный газ в течение нескольких следующих десятилетий, но для США рассчитывать на это не реалистично.

Превед!А ето пить можноЯ не знаю, как обстоят дела с газом в России – на какой точке кривой находится тамошняя добыча: данным, поступающим из РФ, трудно верить. Я искал в сети достоверные данные о количестве пробуренных скважин и соответствия их отчётным уровням добычи, но не нашёл. Если у кого есть такие данные, дайте ссылку, интересно взглянуть (если, конечно, эти данные не составляют важнейшей государственной тайны РФ). Выше я задавал риторический вопрос о том, какова хаббертова кривая для газовых запасов. Нефтяные поля исчерпываются значительно медленнее газовых резервов, особенно открытых в последние годы. Профиль добычи стандартной газовой скважины подымается, затем идёт горизонтально, а потом резко падает вниз. Если рассматривать множество всех скважин в обширном районе страны-производителя, можно получить модифицированную хаббертову кривую, правая часть которой будет падать вниз резче, чем в случае нефтедобывающих скважин.

По идее, каждая страна должна бы сообщать своим гражданам, как в действительности обстоят дела с запасами газа и с перспективой их истощения, имея в виду чрезвычайную важность этой информации для населения. К сожалению, срастание газодобычи с политическими структурами многих стран-экспортёров препятствует распространению детальных данных как для своих граждан, так и для стран-потребителей газа. Вот интересная тема для русского журналиста!... ;)

Что касается США, газ вряд ли сможет разрешить наши энергетические проблемы. Некоторые сторонники альтернативных видов энергии говорят о газе как о топливе "переходного периода", рассчитывая, что увеличение пользования газом может купить Америке немного времени, необходимого для перехода к другим альтернативным источникам. Однако переоборудование электростанций и перевод автомобилей на газ как временная мера невыгодны – это просто приведёт к лишним усилиям, мы потратим драгоценное время и деньги на развитие инфраструктуры, которая всё равно станет бесполезной в ближайшем будущем – и в процессе сожжём запасы газа, которые могут оказаться бесценными для последующих поколений.

УГОЛЬ

Сегодня США производит примерно столько же энергии из угля, как из природного газа. Около 90% добываемого угля сжигается для выработки электричества.

Уголь – наиболее распространённое ископаемое топливо, но у него есть свои недостатки: от разрушения окружающей среды угольными карьерами и выбросов вредных веществ в воздух (в том числе двуокоси углерода и серных оксидов, вызывающих кислотные дожди), до невысокой эффективности в качестве топлива.

Потребность в угле росла примерно на 2.4% в год на протяжение нескольких последних десятилетий (если этот рост сохранится, через 30 лет потребность в угле удвоится). EIA оценивает доступные для экскавации резервы угля в Штатах в 275 миллиардов тонн (short tons) – это четверть мировых запасов. При современном уровне потребления этого должно теоретически хватить где-то на 250 лет. Однако EIA само отмечает, что "большая часть этого угля не может быть использована из-за высокого содержания серы, низкого качества, высокой стоимости разработки залежей и трудностей со строительством инфраструктуры для вывоза угля с мест залегания."

В любом случае мысль о нескольких десятилетиях, в течение которых угольные запасы смогут защитить экономику от угрозы внезапного краха, создаёт ощущение некоторого комфорта. К тому же все угольные резервы уже разведаны, нанесены на карту, так что средства на новую разведку ресурса не понадобятся.

Следует не забывать, однако, что сегодня мы используем нефть, чтобы добывать уголь. Большая часть добычи за последние 30 лет происходила в гигантских открытых карьерах, где трудится мало шахтёров, зато используются огромные механизмы, потребляющие каждый по 100 галлонов дизельного топлива в час. Добавьте сюда энергию на перевозку и переработку угля. А ведь по мере истощения нефти энергию, необходимую для добычи, придётся получать из угля. 

В скором времени наиболее доступные месторождения будут исчерпаны: как и дешёвая нефть, дешёвый уголь добывают из залежей, расположенных вблизи поверхности грунта, но такие месторождения составляют малый процент мировых запасов. После их истощения добывающие компании вынуждены будут перейти на традиционный метод добычи в глубоких шахтах.

Сегодня многие из глубоких шахт заброшены, затоплены и непригодны для добычи, а шахтёры, владевшие искусством шахтной добычи, давным-давно потеряли работу и перешли к другим занятиям. Шахтёрская работа тяжела, опасна, многие не хотят, чтобы их дети занимались шахтёрским ремеслом. В тех местах Запада, где шахтная добыча всё ещё жива, средний возраст шахтёров выше 40. Угольным компаниям придётся разыскивать где-то новых рабочих и разрабатывать новые методы добычи. На время этого переходного периода обществу придётся довольствоваться меньшим количеством энергии угля.

В книге "По ту сторону нефти" Джон Гевер со товарищи описывают профиль кривой истощения угольных запасов:

"Поскольку США использовало лишь малую часть своих угольных ресурсов, расчёты кривой Хабберта носят спекулятивный характер: так мало известно о левой части кривой, что её правую часть нельзя предсказать с большой достоверностью. В общем дело выглядит так, что добыча угля не достигнет пика до 22-го или 23-го века. Может ли уголь стать ответом на угрозу нефтяного кризиса? Агрессивная компания, начатая угольной индустрией, старается убедить нас, что может.

Мы не согласны... Качество угольных запасов падает. Коэффициент полезного съёма энергии был равен 177 в 1954 году, в 1977-ом он снизился до 98... Причём оценки включают лишь расход энергии в местах добычи, но не включают энергии, потребной для изготовления шахтных механизмов, для транспортировки угля и его переработки. Если аккуратно подсчитать эти расходы и включить их в коэффициент полезного съёма энергии, оказывается, что кривая энергетической выгоды существенно меняется, и что коэффициент 1977-го года правильно считать равным 20. Это означает, что только 5% полной энергии добываемого угля необходимо потратить на его добычу. Тем не менее, резкое падение съёма энергии после 1967-го года вызывает тревогу: если падение будет происходить с такой скоростью, коэффициент полезного съёма энергии в 2040-ом году составит всего 0.5."

Последняя фраза заслуживает внимания: коэффициент полезного съёма энергии, равный 0.5 значит, что на добычу тонны угля понадобится энергия двух тонн этого топлива.

Уголь обладает сравнительно низкой теплоотдачей, и по мере выработки самых лучших залежей шахтёрам придётся двигаться к месторождениям с более низкой тепловой способностью. Если верить Геверу, при переходе к углям с малой энергоотдачей уголь может исчерпать свою полезность как энергетический ресурс в течение всего трёх десятилетий. (Украинские шахтёры могут рассказать вам подробнее о том, как проходил аналогичный процесс на шахтах Донбасса в недавнем прошлом).

Теоретически возможно использовать уголь в качестве сырья с помощью изготовления синтетических жидких топлив для замены нефти. Этот процесс испытан и используется (именно он позволил немцам продолжать военные действия во время Второй Мировой войны). Но чистый съём энергии с синтетических топлив уже сейчас очень низок. Он ещё более понизится по мере того, как придётся переходить на низкосортные угли.

Есть одна хорошая новость, касающаяся использования энергии угля. Зовут эту новость ZECA – Zero Emission Coal Alliance. По-русски – Угольное Сообщество Нулевого Выброса. Программа родилась из совместных усилий группы энтузиастов и Лос-Аламосской Лаборатории. Ими сделан сделан рабочий проект угольной энергостанции, которая извлекает из угля водород и воду, а затем использует водород для накопления энергии в "топливных ячейках". (В конце этого раздела приведена принципиальная схема системы ZECA для любителей технических деталей). Предприятия, построенные по проектам ZECA, могут производить электричество с КПД, равным 70%. Сравните это с эффективностью обычных угольных электростанций = 34%. Это значит, что технология ZECA позволит увеличить вдвое съём энергии с тонны угля по сравнению с существующими станциями – существенный шаг вперёд по сравнению с нынешними технологиями сжигания топлива. Недостатки: процесс минерализации двуокиси углерода в системе ZECA может привести к дополнительному энергорасходу, что отразится на конечном съёме энергии, да и "топливные ячейки" ещё потребуют проверки в рабочих условиях.

Вывод: избыточные запасы угля позволят получать электричество в течение ещё нескольких десятилетий, но с учётом снижающегося качества углей трудно ожидать, что этот вид топлива сможет помочь нам в большей мере, чем сегодня.

ЭНЕРГИЯ АТОМА

Сразу предупрежу: я не буду рассматривать термояд – по той причине, что никто не знает с достоверностью, может ли эта идея быть доведена до уровня технологии и в какой промежуток времени... И не надо на меня кричать и топать ногами. Если вы ТОЧНО знаете, когда заработает промышленная установка, сообщите читателям и объясните, на чём основывается ваша уверенность, но сам я не стану тратить время на бесплодные дискуссии (я также отказываюсь входить в обсуждения, касающиеся изобретений Николы Тесла, cold fusion и вечных двигателей).

Большинство американских атомных станций были построены в 1960-е и 1970-е годы. 103 до сих пор в числе действующих. Производимое ими электричество сравнительно дёшево – представители атомной индустрии приводят даже цифру 2 цента за киловатт-час. Но это справедливо только, если рассматривать прямые расходы. Если же включить невероятно высокую стоимость строительства атомных станций, мер по обеспечению безопасности, стоимость вывода реакторов из службы и затраты на захоронение радиоактивных отходов, стоимость атомной энергии существенно возрастает.

После аварии на пеннсильванской станции Three Mile Island и чернобыльской катастрофы возмущённое общественное мнение заставило прекратить строительство новых атомных станций в Соединённых Штатах, и с тех пор в стране не начато строительство ни единого атомного блока. В 1980 году атомные станции дали Штатам 3.6% потреблённой энергии. К 2000 году их вклад возрос до 8.1%. Энергетики добились этого роста не за счёт строительства новых атомных станций, а благодаря увеличению эффективности использования существующих.

Многие страны используют энергию атома гораздо интенсивнее, чем мы: Франция покрывает около 77% потребности за счёт атомных станций, Бельгия – 56%, Швеция – 49%. В западной Европе Франция – единственная страна, которая продолжает строить атомные станции. Проблемы с захоронением отходов остановили развитие атомной энергетики в остальной Европе. Только в Азии ожидается существенное увеличение доли атомной энергии в покрытии энергетического дефицита.

Может ли атомная энергия служить заменой недостающему предложению нефти?

Сторонники атомного направления энергетики перечисляют её достоинства:
– практически неограниченные запасы топлива (предполагается использование breeder-ных реакторов для переработки использованного горючего)
– чистота процесса получения энергии (нет выбросов двуокиси углерода, малый объём отходов)
– практичность (атомное топливо обладает самой высокой энергетической плотностью среди всех известных ресурсов, электричество атомных станций гораздо дешевле производимого на угольных ЭС)

Разберём эти достоинства по одному.

О практической неограниченности запасов можно говорить, если иметь в виду производство плутония – одного из самых ядовитых элементов, известных человеку, – на breeder-ных реакторах. Плутоний обычно используют для ядерного оружия. На практике было построено всего несколько бридеров, и они оказались фантастически дорогими из-за специальных систем безопасности, требуемых этой технологией. Бридерные реакторы генерируют чудовищные количества тепла в пределах крохотного пространства, и для отвода тепла используют расплавы металлов. Это не только делает бридеры страшно дорогими в процессе строительства и эксплуатации – такие реакторы подвержены пожарам и поломкам: за десять лет службы французский реактор Superphoenix находился в рабочем состояние меньше года. После нескольких десятилетий попыток развития бридерной программы Франция и Англия забросили планы строительства бридерных реакторов. Япония отказалась возвращать в дейcтсвие свой реактор Monju после натриевого пожара, случившегося в декабре 1995-го года. Только Россия продолжает поддерживать дальнейшее развитие бридерных размножителей.

Возможно также перерабатывать использованное ядерное топливо в форме смешанных оксидов урана и плутония (эта технология известна как МОХ). Переработанный МОХ может затем использоваться вместо уранового топлива в атомных котлах электростанций. Были построены два предприятия МОХ (одно в Англии, одно во Франции), и оба оказались причиной существенных загрязнений окружающей среды (см.www.sortirdunucleaire.org).

Начальное сырьё для атомных станций – уран – добывается в урановых шахтах и доступен в конечных количествах. США в настоящее время обладают запасами урана, достаточными для работы существующих атомных станций в течение следующих 40 лет. Шахтная добыча урана представляет собой грязную и опасную работу, производящую невероятное количество отходов. Те урановые шахты, из которых добывались первые килограммы урана в Нью-Мексико, нанимали для этой работы местных индейцев племени Навахо. Были отравлены тысячи акров заповедных земель Навахо, заодно оказались отравленными и работавшие в шахтах индейцы и члены их семей.

Энаргия, необходимая для разработки урановых шахт, получается от сжигания нефти. Здесь, так же как и при разработке газовых и угольных месторождений, нефтяной кризис неизбежно отражается на дорожании шахтных операций.

Насколько чистой можно считать атомную энергию? 8 мая 2001 года Дик Чейни сказал в интервью CNN, что атомная энергия "не создаёт вообще никаких эмиссий двуокиси углерода". Это правда, только в том смысле, что сам процесс производства на атомных станциях не создаёт выбросов. Но добыча урановой руды, её очистка и технологии концентрации топлива – всё это процессы с очень высоким выбросом газа. При рассмотрении полного цикла оказывается, что атомная энергия попутно производит в несколько раз больше двуокиси углерода, чем добыча энергии с использованием восстановимых ресурсов.

Малость объёма отходов так же скрывает настоящее состояние дел. Прямые отходы процесса на атомных станциях дают в год 1000 тонн высоко- и низко-радиоактивных отходов. Вряд ли это можно считать малым количеством, если принять во внимание, что радиоактивная опасность отходов будет сохраняться в течение десятков тысяч лет. К тому же эта цифра не включает отходов урановых мельниц, также радиоактивных – количество их может достигать 100000 тонн в год на каждую из атомных станций. Можно ли разрешить проблему надёжного захоронения радиоактивных отходов? После полувека развития и использования атомной энергии ни одна страна в мире не может похвастать тем, что ей удалось построить постоянное безопасное хранилище для радиоактивных отходов. Те, кто в этом сомневаются, поговорите с уральцами...

Практичность. Высокая энергетическая плотность атомного топлива – это характеристика уже выделенного из руды и очищенного урана. Цена в 2.2 цента на киловатт-час включает только производственные расходы, топливо, обслуживание и заработок персонала. Сюда не входят ни исследовательские работы, ни проектирование, ни амортизация, ни расходы на вывод станции из строя, ни стоимость захоронения отходов. При полном учёте всех факторов, цена производимой атомными станциями энергии становится настолько большой, что делает электричество атомных станций самым дорогим сектором из широко используемых видов энергии. После того, как несколько штатов приняли законы по разрегулированию электроэнергии, оказалось, что атомные станции не в состояние конкурировать в этих штатах с другими электростанциями. В Калифорнии, например, налогоплательщикам пришлось выкупать компанию Pacific Gas And Electric за свои деньги, чтобы не допустить закрытия атомных станций – мы остались бы без света. Германия не так давно приняла решение начать вывод атомных станций из энергетической сети – по экономическим причинам и из-за экологических соображений.

Насколько безопасна атомная энергия? Я не буду долго распространяться по этому вопросу. Жители бывшего СССР не нуждаются в напоминаниях. Если кто-то захочет обсудить высоко-температурные реакторы (Pebble Bed Modular Reactor), вряд ли я смогу принять участие: не хочу обсуждать не испытанные ещё технологии.

Давайте лучше подумаем, насколько лёгким был бы перевод энергетики на рельсы использования энергии атома, принимая во внимание, что строительство одного атомного блока в США требует сегодня не менее 10 лет. 

Для замены электричества, вырабатываемого сегодня в стране с помощью сжигания нефти и газа, нам пришлось бы построить примерно 50 новых атомных станций со средней мощностью существующих. Заметьте: энергия, выработанная этими станциями, не покроет энергопотребностей транспорта и сельского хозяйства.

Поскольку уголь сегодня используется главным образом для выработки электроэнергии, можно было бы попробовать заменить угольные станции атомными. В этом случае производство атомной энергии пришлось бы увеличить на 250%, что потребовало бы строительства в Штатах примерно 250 новых атомных станций.

Замена нефти энергией атома в пределах мира вообще проблематична: потребляемая транспортом энергия нефтепродуктов столь велика, что замена бензина, керосина и дизельного топлива электричеством потребовала бы 500%-ного увеличения отдачи нынешних атомных станций. Заодно подумайте – как мы станем катать по дорогам 700 миллионов автомобилей, отправлять в небо десятки тысяч самолётов, перевозить товары по железным дорогам и по морю, снабжать энергией работающие на полях тракторы и комбайны? Таков комплекс проблем, связанный с переходом на атомную энергию...

В следующий раз – о восстановимых энергетических ресурсах.

_________________________________________________________________________________

Приложение для любознательных и технически одарённых: Схема процессов ZECA

Photobucket

 

 

 

 

 

 

КОГДА НЕФТЬ ПОДЕШЕВЕЕТ? Часть 6.

В Казахстане с 1 июня вводится запрет на вывоз бензина и дизтоплива с территории республики. Правительственное постановление принято в соответствии с пунктом 2 статьи 8 Таможенного кодекса республики от 5 апреля 2003 года и "в целях стабилизации внутреннего рынка нефтепродуктами".
— «Правда.Ру» 31.05.2008, 23:07

The bird’s song, the sun, and the wind –
The wind that rushes, the sun that is still, 
The song of the bird that sings alone, 
And wide light washing the lonely hill.
— Sir Charles George Douglas Roberts (1895)

Все энергетические затраты связаны с расходованием природных ресурсов, но некоторые способы выработки энергии наносят гораздо меньший вред экосистеме, чем другие. Вот ими мы сегодня и займёмся.

Photobucket

Часть 6. НЕИСТОЩИМЫЙ БУФЕТ ПРИРОДЫ


ВЕТЕР

Ветер – ограниченный, но восстановимый энергетический ресурс. Движение воздуха, вызванное неравномерным нагревом поверхности планеты, неистощимо, хотя даже метеорологическим службам не дано гарантировать постоянства ветров. После изготовления и установки ветряных турбин, остаются лишь расходы по их обслуживанию. Не требуется никакой дополнительной подкачки энергии. Электроэнергия, добываемая во всём мире за счёт ветра составляла в конце 2007 года 94.1 гигаватт (~1% всего потребляемого электричества). За последние 8 лет выработка электричества ветровыми турбинами увеличилась более, чем вдвое. Лидер – Дания получающая 19% электроэнергии за счёт ветра, за ней следуют Испания и Португалия (9%), Германия и Ирландия (6%). В Штатах добыча энергии за счёт ветра замедлилась в 1990-х, но с начала этого века стала быстро расти. В одном только 2007 году рост составил 45%. Причиной такого быстрого роста послужило решение Конгресса предоставлять налоговый кредит компаниям, занятым в разработке энергии ветра. Вот вам отличный пример того, как налоговая политика может изменить структуру производства. Тем, кто спросит, а откуда, мол, взять деньги на предоставление кредитов, я отвечу: обложите налогом нефтепродукты! Это и называется энергетической политикой, а не предвыборное сюсюканье с избирателями по поводу снижения налогов на бензин!... 

Сегодня немногим более 1% энергии, потребляемой в США, производится за счёт ветра. Исполнительный директор AWEA (American Wind Energy Association) Рэндолл Суишер считает, что к 2020 году реально довести долю ветровой энергии до 20% национального потребления (http://www.usatoday.com/money/industries/energy/environment/2008-01-17-wind_N.htm )

Электроэнергию ветра получают на так называемых ветряных фермах. Такая ферма представляат собой массив (или множество массивов) ветровых турбин, расположенных в “коридоре” (в ущелье, горной местности, вблизи морских побережий), где бóльшую часть года дуют сильные ветры. На картинке вверху показана морская ветряная ферма возле Копенгагена. На картинке внизу – калифорнийская ферма, на перевале San Gorgonio pass неподалеку от Palm Springs, где потоки ветра создают идеальный коридор (с ветрами, дующими 300 дней в году):

Photobucket


Качество ветряных турбин значительно улучшилось в последние годы. Лет пятнадцать назад инженеры считали 300 киловатт предельной мощностью турбины, при этом скорость вращения лопастей была такой высокой, что во многих местах турбины не разрешалось устанавливать, так как они представляли угрозу для орлов и других хищных птиц. Старые турбины могли работать в оптимальном режиме только при скорости ветра от 15 до 25 миль в час, и превращали всего лишь 20% полной энергии ветра в электричество. Сейчас промышленность изготавливает турбины мощностью от 2 до 3 мегаватт. Их лопасти вращаются гораздо медленнее, не угрожают пернатым, и эффективность отбора энергии ветра существенно повысилась. Кроме того они могут оперировать при разнообразии скоростей ветра – от 7 до 50 миль в час.

На следующем снимке – ветровые турбины, установленные на перевале Altamont Pass – в часе езды от моего дома (4788 турбин):

Photobucket



По оценке NREL (National Renewable Energy Laboratory), к 2010 году полная стоимость электроэнергии ветра составит 3.5 цента на киловатт-час. Ветряная ферма Lake Benton в Миннесоте, построенная в 2001 году, использует 1-Mgw турбины и производит электроэнергию по 3.2 цента/kw-час. Должно начаться строительство ветряной фермы на границе штатов Орегон и Вашингтон, с проектной стоимостью киловатт-часа всего 2.5 цента.

Эти цены уже приближаются к стоимости электричества, генерированного за счёт конкурентных источников, и по мере того, как EROEI угля будет падать, а запасы природного газа истощаться, энергия ветра будет становиться всё более привлекательной.

В исследовании 1993 года учёные подсчитали, что за счёт энергии ветра США могут получить 15 quads (единица энергии = квадрильону BTU) в год. Поскольку новые турбины открывают значительно больший интервал возможностей использования ветров и более эффективны, потенциально эта цифра может возрасти до 60 quads. Полное потребление энергии в Штатах в 2002 году составляло 100 quads. Я считаю оценку в 60 quads излишне оптимистической, но 18-20 quads выглядит достаточно консервативно.

Есть две проблемы, стоящие на пути серьёзного роста энергии ветра:
1. Нехватка инфраструктуры (линий) для передачи электроэнергии от будущих ветряных ферм в сеть.
2. Необходимость накопления электричества в ячейках-накопителях энергии.

Первая очевидна. Объясню вторую. Поскольку ветру не закажешь, когда дуть, выработка электричества на ферме не совпадает по времени с пиковыми запросами сети. Эту проблему можно разрешить, поставив между фермой и сетью блоки ячеек, в которых можно было бы накапливать энергию (в некоторых проектах планируется использовать излишки ветровой энергии, которую нельзя немедленно отправить в сеть или сохранить в ячейках, для производства водорода).

Читатель сам может ознакомиться подробнее с этим предметом вот здесь: http://www.fuelcelltoday.com/search?query=fuel+cells

Европейцы опередили Америку в выделении средств на разработку ячеек-накопителей: наш идиотский Конгресс выделил на эти исследования всего 130 миллионов долларов, в то время, как Европейский Совет выделил миллиард euro. С моей точки зрения, это прямая вина и Конгресса, и Департамента Энергии. Им некогда: демократы должны выяснять отношения с республиканцами, и вся их энергия уходит в свистокна эти разборки!

Сегодня EROEI для энергии ветра – наилучшее среди всех восстановимых энергоресурсов. Согласно отчётам датчан, установки ветряных турбин самоокупаются за 2-3 месяца, что соответствует EROEI = 50 или выше. В период расцвета эпохи нефти и газа эти ресурсы имели EROEI более 100, но с течением времени, по мере истощения резервов, их EROEI значительно упало и в настоящее время уступают ветру.

Чтобы получить доступную энергию ветра, в размере 18 quads, к 2030 году, Соединённые Штаты должны будут построить и установить около полумиллиона современнейших ветряных турбин (в среднем более 21000 в год), начиная с нынешнего года! Это в пять раз больше, чем число действующих в стране турбин, и потребовало бы серьёзного вливания экономических ресурсов в разработку энергии ветра. Откуда взять деньги? Вы уже догадываетесь о том, каков будет мой ответ: обложите налогом нефтепродукты, пусть деньги налогоплательщиков идут лучше на развитие использования восстановимых энергоресурсов, чем в карманы Саудовских принцев!

CОЛНЕЧНАЯ ЭНЕРГИЯ

Имеется в виду процесс прямого превращения солнечной энергии в электричество с помощью использования фотоэлектрического эффекта, открытого в 1839 году Эдмундом Беккерелем (Эйнштейн получил нобелевскую премию в 1923 году за теоретическое объяснение этого эффекта). Первая в мире солнечная батарея было изготовлена исследовательским центром Bell Laboratories; она обладала мизерной эффективностью – 4.5%. NASA продолжила работу над солнечными батареями для своих целей, и к 1960-ым годам эффективность конвертирования света в электричество достигла 15%. С 1970-х годов взялись за работу учёные-энтузиасты использования альтернативных энергоресурсов; их усилия сделают возможным использование солнечных батарей в пост-нефтяную эпоху.

Сегодня в мире установлено батарей PV (Photo-Voltaic batteries) мощностью порядка 1 gW – сравните это с полной мощностью всех мировых теплоэлектростанций порядка 3000 gW. Эффективность солнечных батарей в наше время превышает 30%, и цена солнечного электричества, первоначально баснословно высокая, снизилась стократно.

Типичная маленькая система для отдельного пользователя (скажем, такого как я, когда я буду устанавливать солнечную батарею на крыше моего дома) стоит примерно $6 за ватт производимого электричества, в то время, как для крупных проектов цена не превышает $3 на ватт. При цене крупного проекта, если получить финансирование под 5% на 30 лет, цена фотоэлектричества составит примерно 11 центов на киловатт-час. Как видите, фотоэлектричество всё ещё весьма дорого.

Существуют две схемы солнечных установок:
– автономная (stand-alone) и
– подсоединённая к сети (grid-tied)

Недостаток автономной системы заключается в том, что для неё требуется и автономная батарея, чтобы накапливать электричество для использования тогда, когда солнце не светит. Обычная схема включает блок батарей (требующих ухода и добавляющих существенную часть в общую стоимость), массив фотоэлементов, контроллер, и конвертер для перевода постоянного тока в переменный. Даже для экономно построенного (в смысле рассеяния энергии) дома нужно вложить где-то $20000 на установку автономной системы. 

Во многих штатах домовладелец или бизнес могут подсоединить свой массив фотоэлементов напрямую (через счётчик) к электросети. При этом отпадают расходы на батареи и уменьшается счёт за электричество; более того, если вы отдали в сеть больше энергии с вашего массива, чем забрали из сети, электрическая компания выплачивает вам разницу, как независимому производителю электричества. Это явно более выгодный вариант энергонезависимости.

Следует иметь в виду, что не только эффективность, но и качество растёт, а цена фотоэлектрических батарей постоянно снижается, благодаря внедрению новейших технологий. Изготовители тонкоплёночных коллекторов утверждают, что с помощью их устройств возможна выработка электричества по цене 7 центов за киловатт-час. Уже выпускаются три вида тонкоплёночных коллекторов: аморфно-силиконовые (a-Si), кадмиево-теллуриевые (CdTe) и медно-индиево-двуселенидные (CuInSe2, или CIS). Ещё два типа на подходе – сферические и CIGS (copper, indium, gallium, diselenide). А в Швейцарии учёные Ecole Polytechnique de Lausanne с помощью “искусственного фотосинтеза“ разработали совершенно новый солнечный фотоэлемент, который потенциально может стать самым дешёвым из всех: Titania Dye Sensitised Cells (Titania DSC). Идея их применения заключается в том, что эти элементы можно вставлять прямо в стены домов или в sunroofs автомобилей (дьявол забери, я понятия не имею, как сказать по-русски sunroof – в мои времена в России этого декадентства не было). Titania DSC могут превосходно работать при тусклом свете и при высоких температурах, что недоступно обычным силиконовым ячейкам. Проблема заключается в том, чтобы довести эффективность швейцарских элементов до современного уровня силиконовых. Но в принципе даже более низкая эффективность конвертирования световой энергии в электрическую может быть не суть важна: если элемент может работать в сумерках, общий выход энернии всё равно может быть выше, чем от силикона. Кроме того, покрыв крышу титанией вместо черепицы, вы экономите на черепице; если вы вставляете её вместо окон, вы экономите на стекле...

Расчёты съёма чистой энергии для фотоэлементов всегда весьма запутаны, и я не хочу вызывать новую волну бурных обсуждений цифрами, которые могут быть не самыми новейшими, с пылу-жару горячими. Каждый может сам поискать на сети и найти те цифры, которым он захочет верить (trust me, там есть всё, что нужно и оптимистам, и пессимистам!... ;))) Начинать можете отсюда: http://www.solarbuzz.com/StatsCosts.htm. Далее везде.

Ясно одно: солнечная энергия пока что ещё дорога, но начиная с какого-то времени в будущем её использование станет более выгодным с точки зрения EROEI, чем электроэнергия, произведенная от сжигания нефти – по мере удорожания иссякающего нефтяного ручейка. Поэтому необходимо двигать вперёд промышленное развитие и внедрение солнечных технологий с максимально возможной скоростью, опережающей скорость истощения нефтяных ресурсов. Это главная надежда человечества на замещение утерянного нефтяного рая.

Несколько ссылок для интересующихся более отдалёнными возможностями технологий сбора солнечной энергии с помощью спутников, приведены здесь, в разделе Solar Power Satellites: http://www-formal.stanford.edu/jmc/progress/solar.html

Энергия солнца имеет все те же основные недостатки, что и атомная энергия и ветер: данное решение даст нам электричество, но перевод сельского хозяйства и транспорта на электричество остаётся нерешённой проблемой. Чтобы двигать большие машины, необходим некий медиум для накопления электроэнергии в форме компактной и легко доступной для транспортировки. Многие считают, что таким элементом является водород. Если у нас достанет сил, может мы когда-нибудь поговорим и о водороде. А сейчас время перейти к энергии падающей воды.

ГИДРОЭЛЕКТРИЧЕСТВО

С этим предметом все знакомы, поэтому я буду очень краток. Гидроэлектричество имеет EROEI порядка 10-11. В начале века около 9% электричества США генерировалось гидроэлектростанциями – чуть меньше половины доли атомных станций. Всё равно, это в три раза больше, чем было выработано за счёт всех других восстановимых источников энергии вместе взятых. Энергия падающей воды вырабатывает 19% всего электричества в мире.

Премущество гидроэлектростанций заключается в том, что с их помощью легко хранить энергию, высвобождая её в то время, когда возрастает спрос. Вода, накапливающаяся за плотинами, служит накопителем энергии. К тому же избыточное электричество можно использовать для накачивания воды наверх, запасая таким образом энергию на время пиковой нагрузки, когда она понадобится потребителю.

К сожалению, плотины электростанций имеют ряд существенных недостатков: они разрушают природные водные запасы, осушают водопады, ставяит препятствия для восполнения рыбных запасов. Самое главное: эти сооружения ведут к скапливанию осадочных пород за стенкой плотины – процессы, остановить которые невозможно, и которые угрожают в конце концов сделать невозможным пользование накопительными резервуарами.

В любом случае, строительство крупных плотин в США не стоит более на порядке дня, потому что все реки с подходящим водным ресурсом уже разработаны. В течение последних 15 лет не было утверждено строительство ни одной крупной плотины.

Ситуация в Канаде отличается от нашей. У канадцев всё ещё есть непочатый край водных ресурсов, пригодных для выработки электроэнергии, что в сочетании с природным газом позволит Канаде быть главным поставщиком электроэнергии в Штаты.

В бедных странах мира есть множество водных ресурсов, пригодных для строительства гидроэлектростанций; проблема этих стран заключается в том, что для строительства подобных сооружений требуются чрезвычайно крупные суммы денег, которых у бедных нет. Попытка одолжить достаточно денег за рубежом обернулась бы для малоразвитой страны угрожающими долгами.

“Микрогидро” – производство электричества на локальном уровне, используя течение малых речек и ручьёв, – является, пожалуй, наилучшим решением для отдалённых населённых пунктов. Такие проекты успешно выполняются в Шри-Ланке, Зимбабве, в Голландии. Единственный их недостаток – угроза источникам свежей воды, которая становится всё более драгоценным ресурсом на перенаселённой планете.

Гидроэлектричество не сможет ни в какой мере заменить исчезающую нефть.

ГEОТЕРМИЧЕСКИЕ СТАНЦИИ

Человечество издавна использовало тепловую энергию горячих источников. В Орегоне (Klamath Falls) этой водой обогревают дома. Подземный пар начали использовать для выработки электричества ещё в 1904 году неподалеку от Рима. Первая промышленная геотермальная электростанция была введена в действие в 1958-ом году в Новой Зеландии, а в 1960-ом были построены 28 геотермальных станций в районе Гейзервилля в северной Калифорнии.

По природе своей геотермальные станции зависимы от мест, гда имеется выход на поверхность источников горячей воды или пара, только там и можно строить предприятия, использующие геотермальную энергию – возле горячих источников, гейзеров и фумаролей (испускающие пар дыры в окрестности вулканов). Большинство таких мест расположены по краям тектонических плит: в Исландии, Индии, Кении, на Филиппинах, в Индонезии, Японии, Таиланде.

44% электроэнергии, вырабатываемой во всём мире за счёт геотермальных станций, производится в США. Тем не менее, в последние 30 лет использование геотермальных источников у нас практически оставалось на одном уровне. В мире меньше 1% электричества добывается за счёт этого источника энергии.

Согласно вычислениям Одума, геотермальное электричество в настоящее время имеет EROEI более высокий, чем даже нефть (хотя и ниже нефти времён изобилия 1960-х годов). Но этот высокий показатель достижим только в районах, расположенных непосредственно поблизости от геотермальных источников. Более того, представляется неправдоподобным сценарий, при котором удалось бы существенно нарастить выработку электричества за счёт геотермальной энергии, и нет оснований надеяться на этот источник в качестве резерва, который смог бы облегчить нам переход к пост-нефтяной эре.

Многие оспаривют даже, что геотермальную энергию можно относить к разряду восстановимых резервов. По мере того, как подземный пар откачивается для того, чтобы крутить турбины электростанций, его энергия неизбежно убывает. Период, в течение которого истощение геотермального потенциала достигнет точки, за которой перестаёт быть коммерчески выгодным использование этого ресурса, оценивается некоторыми учёными в размере от 40 до 100 лет для большинства геотермальных полей. Конечно, эти поля могет впоследствии снова накопить энергию, но на это могут понадобиться столетия или тысячи лет, что вполне бесполезно для рассматриваемой нами цели.

На территории Гейзерных полей в северной Калифорнии делаются попытки добиться “перезарядки” полей с помощью закачки воды, использованной городом Санта-Роза, но пока ещё слишком рано говорить о том, насколько успешными окажутся эти попытки. В случае успеха геотермальную энергию можно будет отнести к разряду восстановимых энергоисточников, но следует иметь в виду, что подобные операции существенно снижаютEROEI геотермальной технологии.

ПРИЛИВНАЯ ЭНЕРГИЯ И ЭНЕРГИЯ ВОЛН

Я могу рассказать вам очень мало об этом энергоресурсе больше того, что и так общеизвестно. Одум приводит данные о том, что для участков побережья с 25-футовым приливом EROEI=15 – это самый высокий показатель среди всех рассмотренных им энергоресурсов. Энергия приливов – восстановимая, чистая и эффективная. К сожалению, есть всего около двух дюжин местностей в мире, пригодных для использования приливной энергии, и большая их часть находится на весьма негостеприимных побережьях – на северо-западе России и на северо-востоке Канады (Nova Scotia). Нет надежды, что этот источник энергии сможет выручить человечество.

Огромная энергия кроется в волнах мирового океана, непрерывно разбивающихся о его берега, и теоретически ею можно было бы воспользоваться. Но до сих пор не существует технологии для эффективного её отбора. Волны подвержены нерегулярному распределению вероятностей, иногда они могут достигать высоты 60 футов, с другой стороны могут пройти дни и недели, когда океан спокоен. В Японии, Норвегии, Дании, Англии, Бельгии и в Индии были построены устройства различных систем с целью извлечения энергии волн – с разной степенью успеха. Производимая энергия имеет невысокую стоимость, но источник её совершенно непредсказуем. Толстое исследование по данному вопросу, выполненное Дэйвидом Россом, содержит вывод о том, что этот ресурс имеет ограниченное будущее.

________________________________________________________


Размер допустимого текста LJ заставляет меня закончить на этом шестую часть. Так что я перенесу на следующий выпуск обсуждение возможностей использования биомасс, биодизелей и этанола.

Непонятно почему, после начала публикации этого цикла, сюда, ко мне на страничку, набежала толпа людей, значительная часть которых являются виртуалами – аккаунтами с нулевым количеством постов (или около того). Именно от этой публики чаще всего приходят нелепые комментарии, бессмысленная болтовня и прямое хамство (перлы вроде "вы думете, что вы аналист, а я думаю, что вы говно"). Я без сожаления баню глуповатых пикейных жилетов, потому что жизнь коротка, а число дураков бесконечно. И я с наслаждением баню хамов. Упрекать меня в этом бесполезно. Я не собираюсь провести остаток жизни на московской кухне, занимаясь маниловщиной, или обмениваясь эпитетами с ходынкой.

 

 

 

 

КОГДА НЕФТЬ ПОДЕШЕВЕЕТ? Часть 7.

Если мы будем продолжать пожирать мир пока больше не останется ничего пригодного для потребления, будь я проклят, наверняка наступит день, когда наши дети или дети наших детей или их дети оглянутся на нас – на тебя и на меня – и спросят: "Господи Боже, что же это были за чудовища?!" 
— Дэниел Куинн (2000)

Начну с одного восстановимого ресурса, который не поместился в предыдущую часть эпопеи, – давайте поговорим о биомассе, биодизеле и этаноле. А заодно и об истощении всемирных запасов человечности, маячащем за горизонтом.

Часть 7. БИОТОПЛИВО И ТРЕТИЙ МИР


"Биомасса" – современный термин для обозначения старейшего из источников энергии, освоенных человеком: растительного материала. Современные и возможные в будущем формы используемой биомассы включают дерево, экскременты животных, водоросли, торф, отходы сельского хозяйства, вроде сахарного тростника или кукурузной ботвы, и органический мусор.

Дерево служило главным энергоисточником в Штатах примерно до половины 19-го столетия, а в некоторых районах мира и до сих пор выполнает эту роль. Нужда в древесине для сжигания в примитивных хозяйствах в сравнительно недавнее время привела к истощению лесов в таких странах, как Бангладеш и Гаити. Использование биомасс в США поставляет нам в общем счёте больше энергии, чем использование гидроресурсов; сегодня именно биомассы являются главным среди всех восстановимых энергетических ресурсов (хотя гидростанции дают большую долю электричества).

Биомассы обладают весьма неровномерным распределением EROEI для разного вида сырья. Однако, каким бы сырьём ни пользоваться, сжигание биомассы создаёт загрязнение воздуха, временами очень серьёзное, высвобождая в атмосферу не только СО2, но настоящий коктейль отравляющих веществ, включая азотные окислы, угарный газ, вредные органические соединения и частицы. Население Индии ежегодно сжигает 200 миллионов тонн коровьих лепёшек, используемых для приготовления пищи. Эта практика не только лишает почву необходимых для её восстановления химических соединений – благодаря ей облака едкого смога заволакивают города страны.

Трудно ожидать в будущем значительного роста энергии, вырабатываемой за счёт биомассы. Многие страны мира уже испытывают сильную нехватку древесины, это растущая проблема сама по себе не находит разрешения из-за сопутствующей эрозии почв, прежде занятых лесом. В Бангладеш, Непале, Колумбии, Перу, Индии, Пакистане и во многих странах Африки большинство населения может позволить себе готовить на огне только одно блюдо в день. (Людям, знакомым с английским, посоветую глянуть на вот эту коротенькую заметку, чтобы оценить размер проблемы:http://www.refugeesinternational.org/content/photo/detail/2715/ )

Photobucket


Вдобавок к прямому сжиганию древесины для получения тепла или света, человек научился производить из биомассы концентрированные топлива, с помощью которых можно приводить в движение механизмы и транспортные двигатели. Когда Рудольф Дизель изобрёл свой двигатель в конце 1890-х годов, он с самого начала рассчитывал, что его изобретение сможет работать на разнообразных топливах, включая ореховое масло. 

Используемое сегодня дизельное топливо представляет собой продукт нефтеперегонки, но дизели можно приспособить для работы на любых растительных маслах. Не переделывая дизельных моторов, их можно гонять на топливе, называемом "биодизель", представляющем собой химически изменённое растительное масло. Производственный процесс этот несложен: помимо растительного масла нужны всего два ингредиента: метанол и каустическая сода, так что с малой практикой и немудрёным оборудованием любой желающий может организовать у себя в гараже производство недорогого дизельного топлива, например, из использованного в ресторане масла. 

Некоторые фермеры так и делают, заправляя свои грузовики и механизмы биодизелем. При сжигании этот продукт отравляет воздух меньшим количеством загрязнителей по сравнению с нефтяном дизельным топливом – выделяется меньше CO2, меньше твёрдых частиц, меньше ароматических паров бензоидов, толумина, ксилена, вообще нет выбросов серы (хотя выхлопные газы содержат такое же количество окислов азота, как и при сжигании дизельного топлива, сделанного из нефти). Расход биодизеля на милю, как правило, ниже, чем при использовании нефтяного дизельного топлива, зато вечером на танцульках фермер может похвастать перед девицами тем, что его выхлоп пахнет жареными картофельными хрустиками или пончиками... ;)))

Вот реклама производителей этого ресурса, розничная цена на который в разных районах страны колеблется около $4.25 за галлон, то-есть – уже на равных с обычным дизельным топливом:

Нужно отметить, однако, что биодизель всё ещё остаётся на положении "бутик-топлива": количество промышленных предприятий, выпускающих биодизель – около дюжины, и на всю страну есть порядка двух дюжин заправочных станций, отмеряющих потребителю душистый продукт кухонного масла.

Как вы понимаете, в стране не достаточно ресторанов "быстрого питания", чтобы хватило масляных отходов на солидные объёмы производства, а продажа растительного масла для использования в качестве горючего представляет собой в большей или меньшей степени (в зависимости от типа масла) – невыгодный бизнес. Из-за интенсивного использования нефтепродуктов в современном сельском хозяйстве нужно затратить больше энергии для выращивания галлона биодизеля, чем этот галлон отдаст при сжигании. 

Однако, в недавние годы NREL (National Renewable Energy Laboratory) провела опыты по извлечению масел из ряски – водорослей, плавающих по поверхности водоёмов. Эта ряска сегодня является настырным вредителем, на избавление от которого тратятся большие деньги. Опыты NREL оказались успешными в том смысле, что выход масла из водорослей в несколько раз превышает выход пальмового или кокосового масла. Если окажется, что процесс в целом имеет разумный EROEI, не исключено, что можно будет использовать биодизель некоторой части парка дизельных двигателей.

Этанол – концентрированная форма алкогольного топлива, производимая при ферментации зерна. Это топливо имеет те же недостатки, что и биодизель. Сельскохозяйственное лобби пытается продвигать этанол в качестве чистого источника энергии, поскольку при сгорании он выделяет меньше вредных веществ в атмосферу, чем производные нефти. Конгрессом были принято законодательство, требующее подмешивать этанол в бензин для заправки автотранспорта. 

Если глянуть поглубже к корень, требование федерального закона об использовании этанола представляет собой скрытую субсидию для агробизнеса, в особенности для фермеров среднего запада, выращивающих кукурузу, и для крупнейших сельскохозяйственных гигантов вродеArcher Daniels Midland Company; и хотя есть люди, утверждающие, что эта мера, в числе других, позволила обуздать рост потребления нефти в США в последние годы, я с сомнением отношусь к подобным заявлениям.

Профессор Корнелльского университета Дэйвид Пиментел, исследовавший в деталях энергетический анализ производства этанола, выяснил, что один акр кукурузы даёт в среднем 328 галлонов этанола. При этом на весь процесс сбора кукурузы с этого акра расходуется 140 галлонов нефтепроизводных топлив, чтобы посадить, вырастить растения и убрать урожай. Дополнительная энергия требуется в процессе дистилляции этанола. В сумме, на производство одного галлона этанола требуется израсходовать энергию в размере 131000 BTU, а при сжигании этот галлон отдаёт только 77000 BTU, что соответствует EROEI=0.59 (потеря энергии 41%).

Последующее исследование, выполненное USDA (Министерство Сельского Хозяйства США), пришло к более оптимистическим результатам: они утверждают, что этанол даёт 34%-ный навар на затраченную энергию. Но следует признать, что EROEI=1.34 – не слишком впечатляющий успех, если сравнивать с нефтью. В любом случае, если бы мы вдруг решили перевести весь транспортный парк США на этанол, пришлось бы использовать всю территорию страны для выращивания кукурузы на призводство этого топлива. Не осталось бы места даже для жилых построек для американцев, не говоря уже о том, чтобы прокормить население...

И вот здесь мне придётся остановиться на вопросе, который при всём желании невозможно обойти: о том, насколько отразится потеря нефти как энергоносителя на "подъёмной способности" человеческой расы на нашей планете.

В первой части я не напрасно детально объяснял, что существует определённый предел размеру популяции вида, поставленный несущей способностью экосистемы. Когда число антилоп уменьшается, неизбежно вымирает определённый процент львов, питающихся антилопами. Если мы уничтожим леса, вымрут те виды животных, существование которых зависит от наличия леса, а вслед за ними окажутся под угрозой все виды, которые ими питались. Избыток нефти позволил человечеству размножиться до небывалого уровня в 6.6 миллиардов. Население продолжает расти, но нефть истощилась. Нежелающие думать о последствиях отказываются смотреть в глаза трагедии, которая неизбежно следует за истощением нефти. Им так легче: не нужно шевелить мозгами, когда-нибудь какие-нибудь умные учёные что-то там придумают, в общем, Федя, не гони картину, переживём как-нито, нам не впервой!

Им и вправду легче. Жизнь в обществах, защищённых первой линией велфера, на первых порах изолирует граждан от ужасов голодания. Иначе обстоят дела в тех регионах планеты, где "подъёмная способность" давно превзойдена: население этих стран живёт по милости западных давателей.

Когда европейцы начали колонизировать Африку, продолжительность жизни населения чёрного континента была 30 лет. Тяжёлые жизненные условия, болезни, ограниченные источники пищи, межплеменные войны поддерживали население на уровне, который соответствовал возможностям окружающей среды. 

Европейские колонизаторы "облагодетельствовали дикарей", привезя с собой лекарства, удобрения, оружие, и занялись, по своему европейскому обыкновению, интенсивным сельским хозяйством. В результате Африка испытала невероятный скачок народонаселения. Колонизатору выгодно наличие большого числа баснословно дешёвых рабочих рук. Как прежде в Европе, леса вырубались, строились города, куда стало собираться население, лишённое возможности прокормить себя иначе как с помощью подачек европейцев. Почвы в Африке таковы, что если вырубить лес, наступает пустыня, и восстановить плодородие земли больше невозможно. Потом начались войны. Было ввезено ещё больше оружия.

clip_image016.jpg


В конце концов благородные европейские колонизаторы бежали к себе на континент, увидев, что представляет собой цивилизованная ими Африка, и оставили африканцев разбираться между собой – теперь уже не только с помощью палок и мачете, но с калашниковыми и установленными на джипах ракетами. А чтоб не мучила совесть, Запад стал подкармливать африканское население, отправляя ему от своих щедрот грузовики с "гуманитарной помощью".

Photobucket


Помощь традиционно распределялась с помощью сети христианских благотворительных миссий. Помимо раздачи порционок муки и растительного масла, отцы-благотворители продолжали вести христианскую деятельность, усердно неся в массы божий призыв "плодитесь-размножайтесь" и препятствуя деятельности организаций, озабоченных ростом населения (как будто люмпенов, заселивших африканские города и лишившихся племенных структур, нужно было уговаривать сношаться с кем попало когда попало!) Отцы-благотворители препятствовали распространению противозачаточных средств, но ничего не предпринимали против издавна сложившегося неравенства полов, при котором африканская женщина с детского возраста рассматривается как объект насилия, не равная мужчине, и вынуждена послушно выполнять любые его прихоти. Женщина, лишённая равноправия, не могла контролировать деторождение – эти функции полностью были во власти мужчины – и Африка, поколение за поколением, полнилась пятнадцатилетними матерями.

clip_image018.jpg


Потом пришёл AIDS. Сотни тысяч детей остались без родителей, без способов добывать пищу. Это был первый удар. Следом (как в боксе – one-two punch) грянул нефтяной кризис. Падающий доллар, в котором измерялся размер "гуманитарной помощи", подрубил фактическое количество поставляемых продуктов на четверть (не будем забывать, что американские фермеры кормят около 40% мира своей продукцией). Вдобавок к падению доллара, цены поднялись из-за удорожания нефтепродуктов для транспорта и расходов на энергию в сельскохозяйственном секторе. Успех этанолового лобби в Конгрессе внёс свою малую лепту: площади, занятые прежде под пищевыми зерновыми культурами, начали засевать кукурузой, подходящей для выроботки этанола. Некоторые любители винить во всём США, утверждают, что именно этанол явился причиной начавшегося голода в Африке. Но это неправда: вклад этанолового лобби в надвигающийся голод гораздо менее значителен, чем жадность стран-экспортёров нефти, желающих сорвать куш пожирнее перед падением банка.

clip_image019.jpg


Как бы там ни было, Африку ждут тяжелейшие времена. И не только Африку. Этот кризис первоначально затронет все страны, где наиболее серьёзно нарушен баланс между количеством населения и возможностями экосистемы.

Мир скоро будет не в состояние продолжать кормить голодающее население этих регионов, и те, кто ничего не хотел делать по поводу истощения ископаемых ресурсов, станут в первые рады кликуш, крикливо обличающих с паперти всех остальных в страданиях бедных стран. С ними в ряд станут и все те, кто сегодня считает, что планета Земля нуждается в ещё большем числе людей!...

Не следует думать, что беды поджидают только жителей бедных стран Третьего Мира. Вот что писал два года назад Майкл Мичер, бывший министр Англии по Охране Окружающей Среды:

"Рыночные силы без сомнения будут подавать нам предупредительные сигналы, но не смогут предотвратить внезапных обвалов общества без использования стратегий, безжалостно вводимых ради спасения национальных интересов. CIBC предсказывает, что к 2010 году наиболее вероятный разрыв между потреблением и спросом составит порядка 9 миллионов баррелей в день и что цена нефти, необходимая для снижения спроса, достигнет 100 долларов за баррель и будет постоянно расти после этого. Но если цена барреля нефти достигнет, скажем, $150, экономики стран, сильно зависящих от нефтепотребления (значительная часть мира) могут войти в неуправляемое пике, что приведёт к кровавым беспорядкам, революциям и массовым миграциям в невиданных до сих пор масштабах."


Как видим, события разворачиваются гораздо быстрее, чем предсказывали политики всего два года назад. В следующей части мы с вами отвлечёмся от научной стороны вопроса и попробуем тоже предаться построению спекулятивных сценариев того, как могут разворачиваться события в разных странах мира, если начнётся биржевая паника. Любители придумок получат раздолье для любимого занятия пикейных жилетов – упражнений в необоснованных предсказаниях и взаимного уничтожения с помощью словесного подушечного боя.

На случай если кто ещё не читал, я закончу эту часть стихотворением Робинсона Джефферса под названием "Кошельковая Сеть", в моём переводе:

КОШЕЛЬКОВАЯ СЕТЬ

Рыбаки ловят сардин по ночам при свете луны.
Всё равно, днём или ночью,
Не известно, куда заводить сети:
Трудно высмотреть в глубине
Фосфоресценцию стаи сардин.
Есть работа на север от Монтерея,
Вблизи Санта-Круза, у Новогоднего мыса
Или на траверсе у Голубиного.
Вперёдсмотрящий заметит озеро млечного света
На фоне ночного сизого моря,
Крикнет "Рыба по курсу!"
Рулевой развернёт носом чёрный баркас
Для захода на цель – сети сброшены в воду,
Замыкаясь вокруг светящейся стаи,
Потом, тужась от тяжести кошеля с рыбой,
Рыбаки выгружают улов.

Трудно словами описать это зрелище – оно прекрасно
И немного ужасно, когда падающие рыбы,
Понимают, что пойманы, и, осознав неизбежность,
Начинают биться, прыгая от одной стенки к другой.
Льётся на палубу озеро пламени, и каждое тонкое тельце,
Как живая ракета, горит тем же пламенем страха.
Хвост кометы разбрасывает ярко-жёлтые искры
Вокруг суживающейся воронки, над канатами и поплавками;
За сетью морские львы приходят взглянуть на пожар,
А дальше – бесконечной стеною чёрная тьма
Встаёт навстречу мигающим звёздам.

Я недавно ночью рассматривал с вершины высокой горы
Ночной город, широко раскинувший разноцветье галактики света,
И не мог не припомнить кошельковую сеть,
Собирательницу светящихся рыб.
Трудно высказать, как прекрасен был этот город. И немного ужасен.
Я думал: Мы включили машины и попали в зависимость один от другого.
Мы замкнулись в больших городах. Теперь спастись невозможно.
Мы собрали гигантские толпы людей, неспособных самостоятельно выжить,
Изолировав их от земли, каждый сам по себе беззащитен, зависим от всех.
Верёвки затягиваются, сетку тащат наверх.
Пойманные не чувствуют напряженья канатов, но уже начинают светиться.
Неизбежный массовый ужас не наступит ещё в наше время,
Может и во времена наших детей, но и нам, и детям придётся следить
Как верёвки сходятся ближе, когда сетку тянет громада правительств,
Которым достанется всё. А может иначе – революции, новая власть, анархия,
Массовый ужас, террор – вот судьба слабых тел и уловленных душ.
Этому есть и названье: Прогресс.

Ты раздражён пророчеством бед и хмуришься, читая мой стих?
Что ж, пусть всё идёт по-старинке.
Тем, кто недавно были ещё молодыми, остаются истерики,
Крах минувших надежд и старческий кашель.
Так ошибаться!..
Нет причины для удивленья: мы всё это знали и раньше –
Культура прогнила, в конце есть одна только смерть.

 

 

 

КОГДА НЕФТЬ ПОДЕШЕВЕЕТ? Часть 8.

Нам необходим энергетический законопроект, поощряющий потребление.
— Джордж Буш (2002)

ДЖЕНЕРАЛ МОТОРЗ ЗАКРОЕТ 4 ЗАВОДА, ВЫПУСКАЮЩИХ ГРУЗОВИКИ-ПИКАПЫ И БУДЕТ ФОКУСИРОВАТЬСЯ НА МИНИАТЮРИЗАЦИИ
3 июня 2008, 6:40
By TOM KRISHER


Уилмингтон, Делавер (Агентство Пресс Интернешнл) – Корпорация Дженерал Моторз (GM) отказалась сегодня от своей старой бизнес-модели, официально объявив о прекращении дальнейшего выпуска громоздких пикапов и грузовиков и о закрытии четырёх заводов, которые их выпускали. Компания объявила о переходе к выпуску нового маленького автомобиля, с расходом горючего 45 миль на галлон, и о том, что в ходе принимаемых мер будут ликвидированы 10000 рабочих мест.

ЮНАЙТЕД ЭЙРЛАЙНЗ СОКРАЩАЕТ РАБОТНИКОВ, СНИМАЕТ С РЕЙСОВ САМОЛЁТЫ РАДИ ЭКОНОМИИ
4 июня 2008, 12:37 
By ASHLEY M. HEHER


Чикаго (Агентство Пресс Интернешнл) – Юнайтед Эйрлайнз объявила в среду о сокращении ещё 1100 рабочих мест и выводе из операций дополнительно 70 самолётов с высоким расходом горючего, урезая домашние рейсы в попытке справиться со спирально растущими ценами на горючее.
Вторая по величине авиакомпания в США уволит до конца года ещё 1100 постоянных сотрудников, контракторов и менеджеров, в дополнение к объявленному ранее увольнению 500 человек. В целом число увольнений составит 3% от общего числа в 55000, занятых в операциях UA во всём мире.
Руководство авиалинии пояснило, что подобные «агрессивные» меры направлены на то, чтобы помочь компании выжить в условиях «беспрецедентной ситуации с топливом».

АКЦИИ РЕЗКО ПАДАЮТ ИЗ-ЗА НОВОСТЕЙ О РОСТЕ ЦЕН НА НЕФТЬ И ДАННЫХ О РЫНКЕ ТРУДА
6 июня 2008, 6:44 PM
By TIM PARADIS


Нью-Йорк (Агентство Пресс Интернешнл) – Биржа Уолл-Стрита упала в пятницу, свалив вниз индекс Дау-Джонса почти на 400 пунктов, после известий о двух отрицательных новостях: цена на нефть поднялась почти на 11 долларов за баррель, впервые приблизившись вплотную к $140, а правительственные данные об уровне занятости показали самый большой прирост числа безработных за более чем 20 лет.

Часть 8. УРОК ЭКОНОМИИ ДЛЯ АМЕРИКИ


Это самый скучный из разделов моего рассказа. Кроме того, он относится исключительно к Америке, так что людям, у которых портится настроение от большого числа буковок, и жителям других стран лучше пропустить это часть и перейти сразу к следующей, которая, мне кажется, будет гораздо более интересной для всех.

Правильным способом смягчить удар нефтяного кризиса была бы решимость человечества потреблять меньше и лучше использовать то, что нам действительно необходимо. Термин conservation – "экономия" – обычно используют для обозначения этих двух разных понятий. Первое из них -самоограничение (выключай свет, выходя из комнаты), второе – эффективность (замени обычную лампочку флюоресцентной, которая даёт ту же освещённость, потребляя всего четверть энергии).

В последние три десятилетия жизнь последовательно учила американцев эффективно расходовать энергию. В 1950-х годах экономика страны в целом использовала более 20000 BTU на каждый доллар произведенного национального продукта (с учётом инфляции), а к 2000 году – всего 12000 BTU на доллар. В быту рост эффективности был достигнут благодаря новым, более экономичным домашним устройствам (холодильникам, лампам, духовкам, стиральным машинам). Сегодняшние дома гораздо лучше термоизолированы, чем несколько десятилетий назад, многие здания были перепроектированы с учётом требований экономии энергии. И всё же этого не достаточно. С 1980 по 1995 год автомобили стали более экономичными, но после 1995-го "тренд" повернулcя в сторону производства SUV (в России их, кажется, называют джипами). Мода снова пересилила давление кошелька, и обуреваемый комплексами водитель получил возможность чувствовать себя настоящим мачо, таская за собой две тонны железа в супермаркет и обратно – пока жареный петух опять не клюнул в темячко нефтяную вышку.

В предчувствии подорожания бензина, Тойота и Хонда первыми сообразили начать производство гибридных моделей, расходующих ~50 миль на галлон. Американским автомобилестроителям снова приходится догонять впереди идущих. Сейчас технически возможно массовое производство легковых автомашин с расходом 70 миль на галлон – и не игрушечных коробочек, а полноразмерных седанов. А General Motors объявляет о планах выпуска новой модели с 45-мильным расходом горючего! Они увольняют рабочих и менаджеров низшего звена в то время, как давно пора дать под зад всему совету директоров компании. Я не покупаю нового автомобиля, дожидаясь, когда, наконец, появятся в продаже модели, делающие 70 миль на галон. Остановка за инициативой Президента и Конгресса. Будем надеяться, что с окончанием избирательной компании Вашингтон возьмётся наконец за ум, и мы получим действенный экономический план, без которого стране не обойтись.

Изменения в нашей промышленности идут слишком медленно; мы не поспеваем за европейцами. Возьмите, к примеру, Филлипс. В начале 1990-х годов эта компания решила целенаправленно изменить свои технологические процессы в сторону большей экономии. Они наняли консультантов-специалистов по эффективности использования энергии и под их руководством начали менять технологию всех операций. В результате, между 1994 и 1999 годами Филлипсу удалось поднять эффективность производства на 31% и в то же время снизить объём отходов на 56%.

Эффективность американских электростанций достигла 35%-ного максимума примерно в 1958 году. С тех пор, с помощью новых методов проектирования, оказалось возможным добиться эффективности работы станции в размере 57% и более. К 1998 году две трети американских электростанций были в почтенном возрасте 25 лет или более. Если заменить эти станции новыми, более эффективными, мы могли бы по крайней мере на четверть увеличить эффективность сжигания топлива безо всякого увеличения его расхода. Более того, избытки тепла можно было бы отвести для обогрева окрестных домов, оборудовав станции как теплоцентрали, или использовать тепловую энергию для производства водорода.

Многие из таких решений можно реализовать, если предоставить энергетическим рынкам стимулы и субсидии в виде снижения налогов за повышение эффективности (деньги на налоги можно изыскать за счёт налогообложения нефтепродуктов; я знаю, что читатель начинает меня тихо ненавидеть за повторение этой мантры). Разумное энергетическое законодательство могло бы в корне улучшить экономичность наших производств. Увы, Конгресс попрежнему по уши занят политическими разборками.

Сами мы тоже можем многое сделать, не дожидаясь, пока поумнеет вашингтонское начальство. Дома можно более надёжно теплоизолировать, старые окна заменить теплоизолирующими рамами, лампы накаливания – флюоресцентными лампами долгосрочной службы, вдоль южной стороны домов посадить деревья, тень которых позволит уменьшить расходы на кондиционирование во время летней жары. Сегодня на американском рынке есть проекты высоко-эффективных, так называемых “зелёных” домов, и есть компании, специализирующиеся на их возведении.

Следует, однако, иметь в виду, что существуют пределы увеличения эффективности. Вложение средств в эффективность подчиняется закону, называемому the law of diminishing returns – вначале вложения окупаются большими возвратами эффективности, потом кривая начинает выравниваться, достигает пика, после чего вы можете вкладывать всё больше средств, но они будут приносить всё меньший эффект.

Пример: допустим автомобиль, на котором вы сегодня ездите, может проехать на одном галлоне бензина 20 миль. Вы видите на дороге новый автомобиль той же марки, который, судя по рекламе, проезжает 30 миль на одном галоне. Может показаться, что, покупая новую автомашину, вы будете экономить энергию. Однако ситуация не столь однозначна: существенная доля потребления энергии приходится на процесс изготовления автомобиля – до того, как он прошёл свою первую милю, на его изготовление уже затрачено много энергии. Поэтому, откладывая на более поздний срок покупку новых машин, мы все вместе сможем экономить расход энергии в стране.

В конце 1980-х годов Гевер с соавторами изучали связь между энергетической эффективностью и успехом национальной экономики. Они рассматривали параметр, являющийся отношением полного национального продукта (GDP) к полному потреблению энергии каждой из стран. Чем более высок этот параметр, тем более энергоэффективна экономика. Оказалось, что Швеция, Австрия, Дания более энергоэффективны, чем Соединённые Штаты.

Америка тоже умеет при надобности улучшать свою энергоэффективность. Так было в 1980-е годы. 

Анализ показывает, что эффективность возрастает с использованием энергоресурсов, обладающих более высокой плотностью отдачи энергии. Это самый важный из факторов, значительно более существенный, чем все остальные. 

Вторым по значению оказался фактор снижения потребления энергии по мере повышения её стоимости. Чем выше цены на энергию, тем быстрее происходит перевод экономики на эффективные процессы и технологии (ещё одна причина приветствовать целенаправленый налог на нефть!

Проблема часто заключается в том, что, как это ни удивительно, американцы не всегда хорошо считают. Гевер писал:

В сельском хозяйстве, к примеру, количество топлива, используемого непосредственно на кукурузном поле для выращивания килограмма кукурузы, снизилось между 1959-ым и 1970-ым годами на 14.6%. Однако, если включить в расчёт расходы топлива на производство новейших тракторов, удобрений, пестицидов и проч., оказывается, что полный расход энергии на килограмм кукурузы за этот период вырос на 3 процента.

Детальный учёт всех энергозатрат приводит к пониманию ограниченности наших усилий добиваться перелома только за счёт вложения средств в увеличение эффективности. Это своего рода игра в орешек, в которой энтропия хитро подкидывает нам вместо прямых энергозатрат расходы топлива на непрямые, а также на трудовые затраты, затраты капитала – всё равно сводящиеся в конечном счёте к энергопотерям.

Но самый важный вывод из исследований Гевера заключается в том, что высокая энергоплотность топлива не может более лежать в основе стратегий на будущие времена! Пирушка подходит к концу, гостям пора разъезжаться расходиться по домам...

В реалиях бравого нового пост-нефтяного мира самоограничение обещает существенно большие выгоды, чем расходы на бесконечное совершенствование эффективности. Простое сокращение расстояния вашей поездки от дома до работы принесло бы немедленные сбережения, вне зависимости от того, ездите вы на старом автомобиле или на новом.

Некоторые самоограничения сравнительно безболезненны – например, привычка выключать свет, когда выходишь из комнаты, или подкручивание вниз термостата на ночь – всё это простые и полезные привычки. Другие будут гораздо более болезненными. Последовательные меры самоограничения, становясь частью культуры, заметно скажутся на экономических последствиях для стран с разумным населением; а странам с глупым, упрямым населением, больным пофигизмом, придётся совсем туго.

Исторические прецеденты доказывают справедливость этих утверждений. В начале 1970-х и в конце 80-х годов население США сознательно ограничило потребление энергии после нефтяных шоков 1973 и 1979 годов. Люди стали меньше ездить, к тому же на меньших автомобилях, а скорость движения снизилась благодаря ново-введенным правилам об ограничении скорости на дорогах. В результате национальный параметр энергоэффективности (GDP/Energy) улучшился (не будем забывать – за счёт определённого снижения жизненного стандарта!). В рассмотренном случае плата за самоограничение не слишком высока, но трудно сомневаться в том, что именно самоограничение было причиной заметного роста энергоэффективности – как только цены на горючее снизились, люди снова вернулись к длительным поездкам, пересели в SUV и погнали их под 80 миль в час, наплевав на ограничение скорости.

Многие стороны западного way of life вполне подходят для самоограничительных мер. Если вдуматься, эти меры могут даже улучшить подлинное качество жизни. Постоянно лезущий в глаза пропагандный поток настырной рекламы заставляет нас покупать вещи и услуги, которые иначе не назовёшь, как выбрасыванием средств впустую (не забывайте: “средства” – денежный эквивалент энергии). Образ жизни, основанный на бездумном потребительстве, вредит обществу, семье, более всего – достоинству личности. Потом и восток перенял эту, не лучшую из черт западной жизни, и жители бывшего совка, освобождённые от ограничений плановой имперской экономики, первым делом набросились на самую доступную из западных ценностей – потребление (подлинные ценности запада – независимость мышления, личная ответственность, терпимость, уважение к законности, эгалитарность, приверженность идеалам свободы и демократии – так и остались невостребованными).

Первым неизбежным следствием самоограничений становится снижение экономической активности в обществе (примеры – GM и UAL – в начале этого раздела). Снижение экономической активности означает: меньше товаров, услуг, сокращение рынка труда. Фундаментальные изменения в структуре наших отношений не замедлят последовать: неизбежно понижение уровня жизни, к которому общество привыкло в течение последних двух-трёх десятилетий. Изменения не ограничатся переходом на маленькие автомобили и снижением скорости на фривэях. В игру неизбежно включатся гораздо более неприятные факторы: ухудшение медицинского обслуживания населения, сокращение расходов на культуру, повышение стоимости образования, возникновение совершенно новых жилищных проблем.

Стоит отдельно сказать несколько слов об американском жилье. Значительная часть населения покинула большие города Америки в годы дешёвой нефти: зачем жить в душных бетонных каньонах мегаполисов, если можно построить себе роскошный, просторный дом в пригороде, оборудовать его не хуже любой городской квартиры, населить большой семьёй, за которой будет следить неработающая жена, а самому ездить на работу на автомашине? Некоторые считают, что концепция этой идиллии, называемой suburbia, была изобретена американскими архитекторами наивных пятидесятых годов прошлого века. На самом деле архитектура предместий уходит корнями в присущие жителям старой Англии ценности – privacy, property и selfdom (любопытствующим могу рекомендовать потрясающе интересную книгу известного историка архитектуры Джона АрчераArchitecture and Suburbia), но только в Америке после Второй Мировой войны suburbia стала нормой организации жилых пространств, доступной широким массам. Нефть стоила считанные центы, пригороды росли, как грибы после летнего дождика, а города постепенно пустели и превращались в уродливые декорации фильмов ужасов. Средства массового транспорта потеряли значение, зато строились автодороги. Больше дорог – ещё больше автомобилей... Сегодня, чтобы добраться от дому до работы, среднему жителю Калифорнии приходится ехать миль тридцать. “Ехать” – чересчур оптимистичный термин для обозначения занятия, заключающегося главным образом в стоянии в безумных пробках на протяжение часа (в каждую сторону), с работающим на холостом ходу двигателем, сжигающим впустую драгоценный бензин и выплёвывающим взамен удушливые облака смога.

Изменить архитектурную концепцию suburbии на европейскую схему (the Art of Compaction), сменив спальные коммуны на полноразмерные города, представляется теперь неподъёмной задачей, особенно с учётом дороговизны строительства в условиях роста стоимости стройматериалов и энергии. В качеcтве альтернативы все, кто могут, уже стараются работать на дому (во многих компаниях информационного сектора, например, принято пару дней в неделю работать off site). Но я не вижу сегодня панацеи, которая могла бы в корне разрешить транспортную проблему Америки, кроме перехода от индивидуальных поездок к развитому общественному транспорту – по крайней мере в окрестностях крупных городов.

clip_image020.jpg


Не говоря уже об умопомрачительной дороговизне инфраструктуры для средств массового транспорта (с учётом американских расстояний), надо признать, что сама публика тоже ещё не созрела для этой идеи. Вообще, по моим наблюдениям, первым и главным препятствием к экономии является потрясающая воображение неграмотность населения. У меня нет данных о России, но вот, к примеру, 70% моих сограждан понятия не имеют о том, что большая часть пластмасс делается из нефти! Идея о том, чтобы вылезти из автомобиля и пересесть в электричку, кажется большинству социализмом. При этом всё сильнее слышны вопли о дороговизне бензина (в том числе в обеих палатах Конгресса). Соединить в уме дороговизну бензина с необходимостью прекращения пользования оным? – подобный подвиг потребует качественного скачка в сознании моих соотечественников!...

К сожалению, несмотря на возможности, предоставляемые разнообразными альтернативными источниками, и несмотря на переход к экономичному использованию энергии, сегодня на горизонте не видно никакого единого заменителя нефти, который обладал бы одновременно такими же свойствами энергоплотности, универсальности, удобством транспортировки и обработки, какими обладала нефть, определившая формы нашей нынешней цивилизации. А времени у этой цивилизации остаётся всё меньше и меньше.

В серьёзном отчёте от февраля 2005 года под названием PEAKING OF WORLD OIL PRODUCTION: IMPACTS, MITIGATION, & RISK MANAGEMENT (Robert L. Hirsch, SAIC, Roger Bezdek, MISI, Robert Wendling, MISI ) говорится о проблемах поисков замены транспортного топлива:

5. Усилия по выправлению ситуации потребуют значительного времени

Для выправления существующей ситуации понадобятся серьёзные усилия на протяжение нескольких десятилетий. Этот неизбежный вывод основан на подсчёте времени, которое необходимо для замены громадного числа машин, работающих на нынешнем жидком топливе, и для строительства предприятий по производству новых топлив. Проделанный нами анализ возможных сценариев показал, что:

Ожидание наступления пика добычи нефти вместо принятия решительных • дейcтвий поставит мир перед опасным дефицитом топлива в мире на время около двух десятилетий.
Если начать программу решительных действий за 10 лет до пика • нефтедобычи, это значительно поможет [избежать нежелательных последствий], но всё равно оставит десять лет, в течение которых будет ощущаться серьёзный недостаток горючего.
Только начало программы за 20 лет до наступления пика • может избавить мир от неприятностей на время прогнозируемого периода.
Быстродействующего лекарства нет. Даже срочный переход на • программу замены горючего потребует больше десятилетия до того, как наступит облегчение [с использованием автопарка].

Такие вот пироги, леди и джентльмены....

В заключение этой части хочу познакомить вас с таблицей энергоэффективности разных стран с 1820-го по 1998 год:

Photobucket


Внимательный читатель сможет найти здесь объяснения многим явлениям, которыми мы с вами уже стали свидетелями. Например:

1. Европа (которую в данном случае представляет UK) давно опережает США по показателям энергоэффективности; именно это, даже при более высоких трудозатратах по сравнению с Америкой, позволяет европейским странам оставаться на плаву в условиях глобализованной экономики.

2. Япония не напрасно сумела заставить США покупать свои автомобили и электронику. Лишённые собственных источников энергии, японцы с самого начала делали ставку на энергоэффективность своей экономии.

3. Китай сумел добиться в последние годы большей суммарной энергоэффективности по сравнению с Соединёнными Штатами, благодаря широкому использованию энергии ручного труда и эксплуатации своих рабочих, не имеющих права на организацию независимых профсоюзов; в результате ему удалось перехватить в свои руки изготовление товаров ширпотреба, вытеснив индустриальные страны c этого глобального рынка.

4. Остальная Азия (Индия, Индонезия, Малайзия и иже с ними), а также страны Латинской Америки эффективно пользуются эксплуатацией труда своих рабочих для того, чтобы урвать кусок в информационном секторе, в сельском хозяйстве, в производстве ширпотреба и т.д. Меньшая зависимость от энергии ископаемых оказалась выигрышным билетом в их борьбе за выживание в глобалистском море, наполненном акулами конкуренции!

5. Африка находится в глубокой дыре, откуда не видно выхода.

6. Если у кого были вопросы по поводу подлинных причин крушения совка, здесь вы найдёте концентрированную информацию для размышлений... (кстати, уровень энергоэффективности сегодняшних российских производств, повидимому, в значительной мере объясняет, почему России не удаётся выпустить на мировой рынок конкурентноспособные товары).

Вывод: нам в Америке есть над чем серьёзно задуматься.


В следующем разделе – разбор doomsday сценариев.

 

 

 

 

КОГДА НЕФТЬ ПОДЕШЕВЕЕТ? Часть 9.

Рано или поздно, нам придётся усесться за стол банкета последствий.
— Роберт Люис Стивенсон (1885)

К моменту прохождения пика нефтедобычи, в земле всё ещё будет оставаться огромное количество доступной для извлечения нефти – примерно столько же, сколько было выбрано с начала добычи в 1859 году до нынешних времён: по большинству оценок, около одного триллиона баррелей. Но каждый год после этого будет всё тяжелее находить и выкачивать из недр столько же нефти, сколько было добыто в предыдущем году.

Даже если усилия по нахождению альтернативных источников энергии будут очень успешными, эти успехи смогут технически осуществиться так нескоро, что за время, необходимое для перехода, обществу воленс-ноленс придётся обходиться гораздо меньшим количеством энергии для выполнения полезной работы – для нормального функционирования промышленности, для выращивания пищевых продуктов, для отопления жилищ и для транспорта.

За последние два века мы привыкли к режиму, при котором в каждый последующий год количество энергии, доступной человечеству, увеличивалось – и население тоже быстро росло, пользуясь внезапно свалившимся с неба из-под земли богатством. Мы привыкли полагаться на экономику, построенную в предположении того, что рост нормален и необходим, и что он может продолжаться вечно!

Входя в новейший период истории – переход от возрастающей энергии к убывающей – корабль человеческой цивилизации попадает в воды, для которых у нас нет мореходных карт. И всем нам, в большей или меньшей мере, необходимо приспособить своё мышление к неожиданности рифов, которыми грозит незнакомая реальность.


Часть 9. ВРЕМЯ ПЛАТИТЬ ПО СЧЕТАМ


Р. Хайнберг предлагает читателю провести следующий эксперимент. Отправляйтесь в центр города, где вы живёте, устройтесь поудобнее на скамейке, оглядитесь вокруг и задайте себе следующие вопросы: Где и как все эти люди, что кишат вокруг вас, используют энергию? Каковы формы используемой энергии, и какую работу выполняет эта энергия? Обратите внимание на характерные детали автомобилей, домов, автобусов, трамваев, на фонари городского освещения и проч.; заметьте, чем заняты люди. Кто эти люди? Каковы их профессии? Попробуйте проследовать мысленно вдоль паутины связей между энергией и работой, выполняемой людьми, подумайте о том, как поступает вода в дома, пища в магазины, откуда берётся тепло, подумайте о строительных площадках, о грузовиках, везущих издалека товары, об обслуживании городских систем – обо всём том, благодаря чему живёт ваш город.

Двадцать минут подобной медитации помогут вам лучше представить себе роль энергии в жизни города. Теперь попытайтесь представить себе, как изменится жизнь вашего города, если уменьшить количество потребляемой энергии на 10%. От чего придётся отказаться? Какие нелёгкие решения придётся принять окружающим? Без каких работ и специальностей можно будет обойтись? Чем станут заниматься все люди, занятия которых будут сочтены не абсолютно необходимыми?

Теперь представьте себе, что недостаток энергии составит 25%. Или 50%. Или 75%... 

Мне особенно хотелось бы, чтобы этот мысленный эксперимент поставили на себе те уверенные в собственной принадлежности к "золотому миллиарду людей" программисты, учёные и журналисты, которые в комментариях к предыдущим разделам этого повествования походя отмечали, что да, жаль, конечно, если планета потеряет значительную часть населения, но уж им-то самим ничего не грозит: они обладают особой ценностью.

Предполагая, что пик мировой энергодобычи приходится на некий период между 2006 и 2015 годом, и что за прохождением пика последует ежегодно двухпроцентное снижение доступной энергии, ваша медитация послужит разумной моделью для путешествия в будущее, ну, скажем, в год 2050.

Конечно, это упражнение вносит элемент спекулятивного прогнозирования (чего мы с вами старались тщательно избегать в предшествующих обсуждениях), но без этого не обойтись, если мы хотим попытаться экстраполировать сегодняшнее знание в ближайшее будущее. Если мы с вами будем основываться на накопленном сегодня знании и представим себе, как существующий “тренд” отзовётся на возможных вариантах трансформации реальности, наши рассуждения могут оказаться полезным инструментом для принятия решений каждым из нас, и следовательно, нашими странами.

Прогнозы не являются точной наукой (кто сомневается, поспрошайте профессиональных метеорологов), но всё же некоторые сценарии представляются мне более вероятными, чем другие. Вы, каждый, сможете сами поучаствовать в обсуждении сценариев, касающихся переходу к 2050-му году своих стран. Но хотелось бы, чтобы эти комментарии основывались на понимании того, как эпохи избытка энергии сформировали развитие ваших обществ в прошлом, а не на материале, вычитанном в последней сенсации Комсомольской Правды. Или услышанном на CNN…

Никому из живущих не дано будет избежать того, чтобы стать частью грандиозных изменений, ожидающих человечество в ближайшем будущем (я в этом смысле нахожусь в привилегированном положении, благодаря моему возрасту ;).

Поскольку сдвиг будет происходить постепенно, неверно предполагать, что всё сказанное ниже, произойдёт одновременно, в один и тот же момент. Но думаю, события будут развиваться достаточно быстро, и лавина может достичь вашего места жительства в течение следующих двух десятилетий, в некоторых случаях – через несколько лет.

Индустриальная цивилизация – чрезвычайно сложная штуковина, в которой взаимосвязанными оказываются вроде бы далёкие один от другого элементы конструкции. Поэтому вряд ли справедливо представлять себе, будто можно отдельно обсуждать события в экономике, финансах, сельском хозяйстве, транспорте или любой другой области. В целях систематического изложения мы организуем материал по темам, но вы будете иметь в виду, что если потянуть за одну ниточку, непременно потянется весь клубок, ОК?

Photobucket


ЭКОНОМИКА – ФИЗИЧЕСКАЯ И ФИНАНСОВАЯ

Тривиальность: энергия – это способность выполнения работы. Чем меньше энергии, тем меньше можно выполнить работы. В прошлый раз мы говорили о том, что попытки увеличить энергоэффективность подчиняются закону diminished returns, то-есть в конечном счёте достигается точка, за которой уменьшение доступной энергии неизбежно приводит к снижению экономической активности.

Действующая в наших обществах финансовая система была создана в период постоянного роста доступной энергии, в предположении того, что бесконечный экономический рост является одновременно гарантированным и желательным. Эта идеология роста нашла полное воплощение в системе организации финансов, управляющих сегодняшними экономическими структурами, именно поэтому они требуют роста! Главная из черт этой идеологии – сложный процент на капитал (то, что по-английски называют interest).

Допустим вы положили $100 на банковский счёт, приносящий 6% интереса, и оставили там эти деньги для своих детей/внуков. После первого года на счету будет лежать $106, после второго – $112.30. После двенадцати лет ваш вклад удвоится, а через сто лет он вырастет до $33930. К сожалению, сложный процент интересa на долг работает точно таким же образом: если вы возьмёте ссуду в $100 под 6% интереса и не сможете выплачивать этот долг, с течением времени ваш долг будет возрастать в той же пропорции.

Сегодня все страны пользуются системой финансовых расчётов, при которой практически все деньги появляются (создаются!) через посредство механизма ссуд (loans). Почти все существующие деньги представляют собой долг. Для людей, плохо знакомых с банковской системой, это утверждение представляется неправдоподобным преувеличением, в которое трудно поверить. Да, читатель, деньги – это не физическая субстанция, хранящаяся в сейфах банкиров, а бухгалтерская фикция, существующая в долговых бумагах и сотворённая в момент подписания их вами – одалживающими “деньги”!

С учётом сказанного, резонно задать вопрос: откуда взять деньги для выплаты интереса на ссуду? Как ни крути, в конечном счёте средства на выплату долга могут поступать только за счёт создания новых долгов, взятых на себя какими-то другими людьми или организациями в финансовой сети экономики. Если никто не будет брать новых ссуд, первое следствие очевидно: где-то в пределах банковской системы кому-то не хватит денег для выплаты интереса на взятую им в долг сумму, в результате чего он обанкротится.

Таким образом, непрерывный рост оказался feature, встроенной в структуру современной финансовой машины. Система работает успешнее всего тогда, когда приток создаваемых долговых обязательств удерживается на низком, постоянном уровне. Обязанностью и главной заботой национальных банков (Federal Reserve Bank в Штатах, Bank of Canada в Канаде, Bank of England в UK) как раз и является – следить, чтобы приток “денег” был постоянным и не превосходил некоторого оптимального уровня, регулируя этот процесс с помощью изменения процента интереса.

Если создание “денег” (то-есть новых долговых обязательств) происходит слишком быстро – быстрее, чем рост продукции и потребление продуктов и услуг – тогда возникает угроза “инфляции”: деньги теряют свою покупательную способность, что очень плохо для одалживающих, поскольку выплачиваемые деньги стоят гораздо меньше, чем деньги, которые они одалживали. Если никто не одалживает денег, это означает, что процесс создания денег остановился, или по крайней мере недостаточен, чтобы покрыть рост производимых товаров и услуг; в этом случае в системе возникает дефицит “денег” для выплаты существующих долгов (с интересом), следствием чего является цепная реакция банкротств и продаж имущества с молотка (foreclosures), которая в экстремальных случаях может вылиться в каскад следующих одна за другой акций банковского каннибализма. Эту беду называют “дефляцией” – она выражается в росте покупательной способности денег... которых днём с огнём не найти.

До сего времени обществу удавалось успешно поддерживать связь между финансовой системой, основанной на перманентном росте денежного потока, и физической экономикой, которая росла год за годом за счёт роста дешёвой энергии и прочих ресурсов (было, правда, несколько сбоев, вроде Великой Депрессии). Продуктивность производства – величина выработки продукта за рабочий час – росла гигантскими шагами. Имейте в виду: это происходило не потому, что рабочий тяжелее трудился, а потому, что рабочий для выполнения своих заданий получал контроль над всё большим количеством энергии. Продуктивность, общий уровень экономической активности, народонаселение и приток денег – все эти параметры росли параллельно, так что если и возникали какие-то флуктуации, то в приемлемых границах и ненадолго.

При невозможности поддержания роста энергопотребления ситуация должна внезапно измениться.

Физическая экономика будущего, основанная на уменьшающемся уровне энергии, будет характеризоваться прежде всего уменьшением продуктивности. При желании в этом можно увидеть и нечто положительное: часть работы, выполняемая человеческой мускульной энергией, возрастёт, заменив таким образом часть энергии, черпаемой сегодня за счёт сжигания ископаемых топлив. Теоретически это могло бы привести даже к нулевой безработице.

Однако банковская система лишена возможности рационольно реагировать на подобные перемены. Со снижением уровня физической экономической активности, бизнесы будут брать меньше ссуд. Можно с уверенностью предсказать, что в результате разразится финансовый кризис, который безусловно подорвёт любые попытки организовать переход к пост-нефтяной экономике. 

Кризисы возможны даже в финансовых системах с изобилием энергии, сырья и трудовых ресурсов (так случилось в 1930-х годах). Может ли случиться так, что финансовая система останется здоровой несмотря на снижение активности в физической экономике, вызванное истощением энергоресурсов? К сожалению, ответ – весьма маловероятно, потому что финансовая система напрямую зависит от одалживания денег, чтобы финансировать активность физической экономики. Наоборот, существует очень большая вероятность того, что упадок количества доступной энергии рано или поздно вызовет финансовый кризис из-за снижения спроса на товары и услуги, и, следовательно, снижения запросов на ссуды, необходимые для развития и деятельности производств, производящих эти товары и услуги.

Поэтому, невзирая на избыточное предложение рабочей силы, которая могла бы заменить работу сжигающих нефть механизмов, финансовая система вряд ли сможет достаточно быстро приспособиться, чтобы предоставить работу потенциальным рабочим.

Поэтому переходной период скорее всего вызовет серьёзные кризисные сдвиги в финансовой системе и в связанной с ним человеческой/физической экономике. Этот кризис не будет локализованным явлением, поразившим лишь главные индустриальные страны: во-первых потому, что банковские системы всех стран основаны на создании “денег” с помощью сложного интереса, но и потому что они все взаимосвязаны системой взаимных расчётов, долгов и выплат. Пострадают и страны-импортёры, и страны-экспортёры нефти.

Точную форму, которую примут указанные сдвиги, трудно предсказать наперёд. Многое зависит от местных условий различных стран. Некоторые из них могут попытаться принять меры по реанимации финансовых институтов с помощью искусственного дыхания – правительства могут начать создавать долги, скорее всего для вкачивания средств в военные авантюры. Такое массивное, инфляционное одалживание может наводнить рынки деньгами, теряющими ценность с такой скоростью, что они станут бесполезными клочками бумаги. С другой стороны, если не предпринять достаточно быстро инфляционных усилий в тот момент, когда они нужны для предупреждения коллапса, убывающий уровень долгов может привести к полному исчезновению денег из экономики – с последующим монстром дефляции: как во времена Великой Депрессии, небольшое количество денег будет обладать гигантской покупательной способностью, но этих денег будет совершенно недостаточно для нормального функционирования экономики.

Вполне возможно, что переходной период (несколько десятилетий, трудно предсказать, сколько) охарактеризуется последовательно сменяющими друг друга волнами инфляции и дефляции, а эпизоды финансовой устойчивости будут кратковременными – из-за отсутствия стабильной связи между деньгами и энергией.

Продолжающийся рост народонаселения, даже при сниженных темпах роста, будет действовать дополнительным дестабилизирующим фактором, вносящим напряжённость в систему и ухудшающим условия для выздоровления и роста экономики.

Кто пострадает в первую очередь? Скорее всего бедных ударит сильнее – и в пределах отдельных наций, и в смысле бедных стран. Не исключено, что богатые и сильные страны попытаются завладеть энергетическими ресурсами более бедных (скорее всего с помощью финансовых махинаций, менее вероятно – с помощью прямых военных захватов). Но эти шаги никого не спасут: рано или поздно кладовые опустеют, и все окажутся у разбитого корыта.

В течение всего переходного периода определённый уровень роскоши будет доступен высшему кругу лиц в большинстве стран. Но, вне зависимости от финансовой обстановки (инфляционной или дефляционной), почти все действительно полезные предметы станут гораздо более дорогими – потому что энергия, необходимая для их изготовления будет становиться всё более драгоценной редкостью.

ТРАНСПОРТ

Личный автомобиль – самый нефтепотребляющий способ передвижения из всех изобретенных человеком. И не только из-за того, что он напрямую пьёт топливо (недозагруженный автобус, пассажирский самолёт или поезд может расходовать больше топлива на пассажиро-милю), а из-за энергии, идущей на изготовление множества индивидуальных деталей, требующих замены каждые несколько лет. В США приходится по 775 личных автомобилей на каждую тысячу населения, включая детей – и многие страны, которые раньше сопротивлялись избыточному потреблению (Китай, например), вступили на путь глупого подражания американскому автомобильному роману.

Увеличение числа автомобилевладельцев меняет формы городского развития и структуру размещения жилых массивов, и там, где подобные изменения врастают в быт страны, последствия пост-нефтяной эры будут иметь разрушительный эффект.

Да, с течением времени начнут выпускаться в продажу более энергоэффективные модели автомобилей, включая гибридные и использующие водородные двигатели. Но неустанное давление экономики, в которой недостаёт топлива, в конце концов приведёт к тому, что в мире будет производиться всё меньше и меньше автомашин. Они станут по карману только самым богатым. Мировой парк автомобилей постепенно будет стареть и сокращаться по мере выхода из строя старых машин. Хотите заглянуть в год 2050-ый? Посетите Кубу, в которой всё ещё кряхтят форды и плимуты выпуска 1950-х – потому что новых не производят.

В двадцатом веке были построены миллионы милей дорог и хайвэев – дань богу автомобильного траффика – и на это были ухлопаны непредставимые уму суммы денег. К примеру, система фривэев Лос-Анджелеса обошлась налогоплательщикам в среднем по 127 миллионов долларов за милю. Только в 1995-ом году местные, штатные и федеральные власти США потратили 80 миллиардов долларов на дороги и хайвэи. Невероятный праздник строительства дорог в прошлом веке, затмивший собой все чудеса древнего мира, был возможен только благодаря дешевизне нефти. Асфальт использует огромные количества нефтепродуктов, дорожные машины сжигают в своих цилиндрах продукты переработки нефти. В течение последующих десятилетий строительство автодорог сперва замедлится, потом прекратится насовсем, после чего существующие дороги постепенно придут в негодность, поскольку даже усилия на их ремонт превзойдут то, что смогут позволить себе страны, борющиеся за выживание в задыхающемся без энергии мире.

Страны с развитыми системами общественного транспорта – трамваями, автобусами, метро и поездами – окажутся в переходный период в гораздо более выгодном положении, чем те, которые целиком полагались на личный автотранспорт. Уже сегодня пользователи массовых транзитных средств тратят на транспортные расходы где-то между $200 и $2000 в год – существенно меньше, чем тратят владельцы личных автомобилей. При полной загрузке, массовые транзитные системы потребляют гораздо меньше энергии, чем автомобили. В книжке, озаглавленной "Разведись со своей машиной!: Конец любовного романа с автомобилем", Кэти Алворд пишет: "В то время, как автомобиль тратит 5000 BTU на пассажиро-милю, трамвай с 19 пассажирами тратит около 2300, а автобус, перевозящий то же самое количество людей, – всего 1000 BTU."

Однако создание инфраструктуры систем масс-транзита само по себе требует значительных энергозатрат, и страны вроде США, где развитие массового транспорта сдерживалось в пользу личных автомобилей, обнаружат, что с течением времени им будет всё тяжелее находить энергию, необходимую для перехода на более экономные средства передвижения.

Современные самолёты используют в качестве топлива высооктановый керосин – продукт нефтеперегонки. Единственной мыслимой заменой керосину для авиации мог бы послужить водород. Этот переносчик энергии имеет некоторые достоинства по сравнению с керосином, но создаёт ещё больше серьёзных проблем. Водород содержит в три раза больше энергии на единицу веса, чем керосин, и это значит, что самолёт может нести лишь треть нынешнего запаса горючего; oднако низкая плотность водородного топлива потребовала бы полностью перепроектировать конструкцию авиационных баков горючего – их объём был бы громаден. Чтобы снизить объем топливных баков, придётся хранить водород в них в жидкой форме, что потребует средств по снижению температуры до минус 423 градусов Фаренгейта (-253°С). Всё равно, даже в жидком виде объём водорода в 12 раз превысит объем керосина, соответственно, в 12 раз должен возрасти объём баков. Кроме того, чтобы обеспечить такие низкие температуры горючего в течение всего путешествия, потребуется дополнительный расход энергии (что ещё более увеличит потребность в горючем), а также значительная теплоизоляция , увеличивающая вес самолёта. 

Инженерам придётся решить вопросы, связанные с полным перепроектированием самолётных турбин, чтобы эффективно сжигать новое топливо. NASA экспериментировала с самолётами, работающими на водороде в 1950-х и 1960-х годах, когда испытывалась модель бомбардировщика В-57, частично использовавшая водородное топливо. Бывший Советский Союз тоже экспериментировал с попытками использования водорода, заменив одну из турбин пассажирского ТУ-154 двигателем, работавшим на водороде. В настоящее время NASA проводит исследования возможностей самолёта, полностью работающего на водороде. Но сегодня нет ни одной модели, которая годилась бы в качестве коммерческой альтернативы для замены работающих на керосине самолётов новыми, сжигающими водород. И вряд ли можно ожидать появления таких моделей в течение по крайней мере следующих 20 лет. Принимая во внимание трудности, связанные с массовым производством водорода в объёмах, необходимых для полной замены нефтепроизводных, можно заключить, что ближайшее будущее воздушных путешествий не оставляет надежд на оптимизм. Полёты на самолётах станут чрезмерно дорогими, и к концу 21-го века только самые богатые люди смогут позволить себе воздушные путешествия. Кто не успел воспользоваться самолётом для того, чтобы посмотреть мир, торопитесь. Гражданская авиация как массовое средство путешествий умрёт. Всё авиационное горючее, которое удастся наскрести, будет предназначено для военного использования.

Экономике островных стран или, скажем, Гавайев, живущих за счёт туризма, будет нанесен тяжёлый удар.

Но самый тяжёлый удар нанесёт нефтяной кризис той стороне экономики, которая полностью зависит от избытка транспортного топлива: доставка товаров будет всё чаще прерываться нехватками горючего. С 1980 по 2000 год резкое увеличение глобального обмена товарами и сырьём достигло огромного объёма, и сегодня товары доставляются к потребителю в любую точку земного шара, невзирая на расстояния, что привело к региональной специализации и пресловутой глобализации. По мере того, как транспортные топлива будут становиться дефицитом, мир неминуемо переживёт возврат к местным производствам предметов необходимости для местного населения. Реверс глобализации будет проходить отнюдь не безболезненно: гарантированы тяжёлые рецидивы, поскольку во многих странах местные предприятия были разрушены каннибализмом глобальной экономики. Например, сегодня в США не осталось никаких предприятий по производству обуви. Строительство таких производств с нуля потребует не только существенных денежных затрат, но, что самое важное, – существенных затрат энергии...

* * * * * * * * *

Я напишу в следующих разделах о перспективах трансформации таких сфер человеческой жизни, как сельское хозяйство, доступность пищевых продуктов, отопление и охлаждение, о проблемах окружающей среды, здравоохранения, информационных технологий, и остановлюсь на любимой теме всех русскоговорящих предсказателей будущего – на вопросах политики, социальных движений геополитических перспектив и конкурентной борьбы за обладание энергоресурсами.

Сейчас я потрачу оставшийся объём отведенного LJ пространства для того, чтобы привести для вашего размышления информацию, касающуюся сравнения данных за 2006 год с научно-предсказанными трендами, определяющими состояние разных стран в 2050 году (графики взяты из исследования Пола Чефурки).

Начну с главных потребителей энергии – США, Китая, Индии:

Photobucket

Photobucket

Photobucket


Вот два графика, которые должны бы заставить призадуматься даже самых заядлых верующих в незлокачественность роста народонаселения планеты (если их в принципе можно заставить задуматься). Первый график показывает изменения следующих параметров: прироста народонаселения в мире, GDP (произведенного общественного продукта) и энергопотребления за два различных пятидесятилетних периода – с 1950 по 2000 и с 2000 по 2050 (prospect). Лиловым показан процент прироста народонаселения, жёлтым – процент прироста производства продукта на одного человека, малиновым – отношение энергии к GDP, и голубым – количество доступной энергии.

Photobucket


Следующий график показывает, как изменится реальный доход населения планеты при переходе от 2006 к 2050 году. Два левых столбика (синий – 2006 год, красный – 2050 год) показывают, как на планете изменится количество людей с доходом менее $3000 в год. Два правых столбика – как изменится количество людей с доходом свыше $3000 в год.

Photobucket


Ну, ладно, спросит вконец запутанный читатель, а всё же, какие страны выйдут из этой беды победителями, а каким будет, мягко говоря, совсем неважно?

Вот две таблицы из того же источника. В первой предсказаны судьбы "победителей" (судите сами, насколько мало подходит название победителей для перечисленных здесь государств):

Photobucket


Во второй таблице – предсказание изменений для бедных стран.

Photobucket


Вопросы для читателей из бывшего CCCР. 
Основываясь на данных этих таблиц, каково ваше предсказание судеб России, Украины и Белоруссии:
      1. Для начального периода обогащения России и обнищания Украины и Белоруссии. Произойдёт ли слияние братских народов в Империю Старшего Брата?
      2. Для периода, когда наступит исчерпание Россией её углеводородных запасов. Какая участь постигнет братски слившиеся народы?
      3. Думаете ли вы, что Россия воспользуется свалившимся на неё изобилием для вкладывания средств в развитие альтернативных энергоисточников или для развития своего военного потенциала?
      4. Согласны ли вы с пословицей древнего китайского мудреца “Негодному правителю для успешного царствования нужны две вещи: глупый народ и сильная армия”?


Приложение из исследования Пола Чефурки:

The conclusion is straightforward. By 2050 well over half the world's population will be desperately, abjectly poor, and even the rich will find themselves living in constrained circumstances. Just at the time when foreign aid is most desperately needed, the nations that will be called on to supply it will find themselves less able to deliver. The implications for life and death in the poverty-stricken regions of the world are dire indeed.

Current statistics from The World Bank ( http://web.worldbank.org/WBSITE/EXTERNAL/TOPICS/EXTPOVERTY/0,,menuPK:336998%7EpagePK:149018%7EpiPK:149093%7EtheSitePK:336992,00.html ) indicate that over a billion people today live on a single dollar a day - the total number of people I identified above as comprising the poor of 2006. The growth in that population, coupled with the drop in per capita GDP, implies that several times times that number will be desperately poor in 2050 - perhaps as many as 4 billion. According to the same source, about half the world's population today lives on less than $2 a day. If the scenario developed in this article is close to being true, the coming demographic and economic earthquake could leaveover 6 billion people - the size of today's entire global population - trying to survive on such a pittance. The social consequences of such a shift are literally unimaginable.

So far, these articles have examined only the impact of energy and demographics on the global economic picture. Complicating factors which have not yet been addressed include: geopolitical upheavals (primarily economic migrations and the threat of increased resource wars); the effect of impoverishment on the food supply of the growing ranks of the destitute; and the underlying drumbeat of ecological damage heralded by the droughts and floods of climate change, the loss of soil fertility and ground water supplies and the death of the oceans. The prospects for the Earth's poor are not likely to improve as we progress though this analysis.

 

 

 

 

КОГДА НЕФТЬ ПОДЕШЕВЕЕТ? Часть 10.

Как говорит Сократ, лучшей приправой к еде служит голод.
– Марк Туллий Цицерон, "De Finibus Bonorum et Malorum" (II, 28)

В мире есть люди настолько голодные, что Бог может явиться им только в виде куска хлеба.
– Чарлз Диккенс, "Оливер Твист" (гл. 2)

В течение 20-го столетия производство пищевых продуктов грандиозно выросло во многих странах мира, и во всех случаях можно проследить связь этого роста (напрямую или опосредованно) с использованием избытка энергии. Человеческая раса впервые начала освобождаться от страха голодной смерти...


Часть 10. КОНЕЦ БАНКЕТА


СЕЛЬСКОЕ ХОЗЯЙСТВО

С 1940 года продуктивность американских ферм возростала в среднем на 2% в год – приблизительно в той же пропорции, что и увеличение потребления нефти. В целом для планеты производство пищи утроилось в прошлом веке – с трудом поспевая за ростом населения. Каждый аспект современного индустриального сельского хозяйства превратился в сферу интенсивного энергопотребления. Трактора, комбайны и прочие механизмы сжигают дизельное топливо или бензин. Пестициды и гербициды синтезируются из нефти. Семена, химикалии и убранный урожай транспортируются на большие расстояния грузовиками, а продукты питания проходят переработку с использованием природного газа и упаковываются в произведенную из нефти пластмассу до момента покупки их потребителем.

Если мерять эффективность производства пищи отношением энергии, потребной для её производства, к энергии, получаемой съедающим эту пищу потребителем, придётся признать современную сельскохозяйственную индустрию наименее эффективной формой производства пищи из всех, когда-либо практиковавшихся человеком.

Древние формы агрикультуры давали человеку крохотные порции избытков солнечной энергии: каждый фунт еды содержал несколько больше энергии, чем нужно было затратить на её производство – вот этот ничтожный энергетический выигрыш и поддерживал человеческую жизнь. Сегодня – от фермы до наполненной едой тарелки – стандартное блюдо представляет собой концентрированную форму вложенной энергии, в сотни раз превышающей энергию пищи, сжигаемой в процессе пищеварения человеком. Этот дефицит энергии может поддерживаться только благодаря наличию дешёвых ископаемых топлив – временному дару из отдалённого геологического прошлого Земли.

Использование энергоресурсов позволило увеличивать продукцию при том, что число фермеров существенно уменьшилось, в особенности в 20-ом веке. В 1880 году 70.5% населения США жили в деревнях; уже к 1910 году деревенское население составляло всего 53.7%. Сегодня в США осталось так мало фермеров, что формы переписи населения 2000-го года даже не включали графы "фермер" в описание занятий населения (вы могли вписать его сами в графу "прочие занятия"). Для механизации нужны крупномасштабные фермерские операции. В 1900 году средний размер фермы в Айове составлял 150 акров; к 2000-ому году размер надела более чем вдвое увеличился. Пропорция еды, производимой фермерскими семьями, живущими на земельном наделе, очень мала теперь. "Тренд" заключается в передаче (покупке, захвате) многих тысяч семейных ферменных наделов гигантским компаниям агробизнеса и многонациональным корпорациям, контролирующим всю продукцию и распределение семян, химикатов, ферменного оборудования, в то время, как другие гигантские корпорации контролируют национальный и международный рынок (глобализованный!) собранного урожая и других продуктов питания.

Богатые индустриализованные общества использовали ссуды, подкуп и прямые угрозы военной силы для того, чтобы убедить малые бедные страны убрать непродуктивное сельскохозяйственное население с земель, использование которых сулило выгоды от выращивания монокультур на экспорт. В начале 20-го века эта политика получила название создания “банановых республик”. Одна за другой страны третьего мира сгоняли с земли низкопродуктивных фермеров, которые могли обеспечить себя и ближние городки необходимыми для жизни продуктами, и объединяли их земельные участки в крупные плантации агробизнеса, производившего кофе, чай, сахар, орехи и фрукты для потребителей в США, Европе и восходящих империях дальнего востока. А согнанные с земли крестьяне пополняли собой ряды городского люмпена, селясь в халупах на окраинах больших городов – Мексико-Сити, Лагоса, Сао-Пауло, Каракаса и Джакарты.

Сегодня в Северной Америке путешествие продуктов питания от фермы до тарелки продолжается в среднем 1300 миль. Потребители Миннеаполиса и Торонто имеют возможность круглый год наслаждаться манго, папайей и авокадо. В Лондоне масло из Новой Зеландии стоит дешевле масла, сделанного в Девоне.

Производство мяса и отлов рыбы также потребляют всё возрастающий объём энергии. Эта диета гораздо более энерго-интенсивна, чем вегетарианская. Параллельно с тем, как растущее население в северной, южной Америках и в Азии переходило на потребление животных белков, рос и расход энергии на калорию потребляемой пищи. Моторизованный рыболовный флот гораздо продуктивнее в деле добывания рыбы из океанских глубин по сравнению с рыбаками 19-го века, но намного менее энергоэффективен. В последние годы эта продуктивность рыболовных флотов привела к истощению рыбных запасов почти во всех рыбных районах мирового океана, в результате уловы существенно сократились, что привело к дополнительному расходу энергии на добывание животно-рыбных белков.

Экологические последствия избыточной энергии нефти нельзя оценить иначе как катастрофу. Фермеры стали относиться к земле, как к инертной массе, с которой можно снимать предельные урожаи за счёт принудительного питания почвы химическими добавками. Эта практика разрушает сложную экологию живой почвы, что в свою очередь ведёт к увеличению эффектов эррозии. На каждый бушель кукурузы, произведенный в Айове сегодня приходятся три бушеля почв, потерянных в результате эррозии. В дополнение к этому химикаты, используемые агробизнесом, отравляют ручьи, реки и озёра, вызывая смерть множества животных, птиц, рыбы и земноводных.

Природа даёт нам немало знаков того, что пределы увеличения продуктивности сельского хозяйства не за горами. Избытки зерна экспортирующих стран (Канады, США, Аргентины) в отношении к мировому спросу практически свелись к нулю. С каждым годом становится всё труднее поддерживать уровень урожайности из-за растущего засоливания почв ирригацией, потери видов насекомых, осуществляющих опыление, из-за роста числа и разнообразия видов вредителей, вырабатывающих привыкание к пестицидам, не говоря уже о потеплении окружающей среды.

В конце 2002-го года министерство сельского хозяйства США (USDA) выпустило поправку к сделанной прежде оценке мирового урожая зерновых на год, понизив ожидаемый урожай до 1821 миллиона тонн (предыдущая оценка была 1878 миллионов тонн). Мировая потребность составила в 2002 году 1904 миллиона тонн, что соответствует дефициту зерна в 83 миллиона тонн. С тех пор потребность растёт, а с ней и дефицит.

Перспективы борьбы с дефицитом производства зерна не чрезмерно оптимистические – из-за продолжающегося роста населения планеты. В книге, изданной в 1995 году под названием “Кто будет кормить Китай? - Попытка Разбудить Маленькую Планету”, Лестер Браун писал о том, как и почему Китаю понадобится импортировать всё больше и больше зерна в последующие десятилетия, чтобы накормить разрастающееся население: “Прогнозы показывают, что Китай должен будет импортировать огромные количества зерна. Но перевозкам этого зерна в Китай никогда не светит материализоваться, по той простой причине, что потребность в зерне, вкупе с возрастающим спросом остальных стран, намного перекроет способность экспортёров организовать избыточное производство зерновых, потребных для удовлетворения спроса.”

Добавьте сюда угрюмые перспективы истощения топливных запасов, и вы начнёте понимать размер беды, которая не замедлит последовать: многократный рост цен на продукты питания, который может обратить сельскохозяйственное чудо 20-го века в голодный апокалипсис 21-го.

Расширение сельскохозяйственной продукции за счёт дешёвой нефти позволило кормить население мира, выросшее за одно столетие с 1.7 до 6.6 миллиардов. Но дешёвая энергия помахала человечеству ручкой и уходит в прошлое. Сколько ртов сумеет поддерживать пост-нефтяное сельское хозяйство планеты? Это невероятно важный вопрос, но ответить на него нелегко. Разумно было бы ответить на него: без нефти можно прокормить столько людей, сколько кормилось на земле до начала индустриализации сельского хозяйства – то-есть население Земли в начале 20-го века – чуть меньше двух миллиардов человек.

Некоторые считают эту цифру слишком заниженной, потому что вновь выведенные сорта зерновых и технология культивации почвы позволяют значительно увеличить продуктивность гектара по сравнению с 1900-ым годом. Этот оптимистический взгляд на проблему разделяется в настоящее время двумя враждующими между собой лагерями.

Один из них представлен сторонниками движения за "органическое и экологическое сельское хозяйство". Эти люди рекомендуют полное прекращение использования химикатов, сокращение расстояний между фермой и потребителем и отказ от монокультур с целью возврата к биологическому разнообразию выращиваемых продуктов. "Гринпис Интернешнл" выпустил на эту тему отчёт под названием "Зелёная революция: Органическое и Археологическое Фермерство на Юге", в котором в частности говорится: "в процессе этого исследования мы нашли много примеров того, как переход на органическое и экологическое земледелие приводит к значительному увеличению урожаев."

Другой лагерь, поддерживаемый агроиндустрией, предлагает совершенно противоположные решение: генетическую инженерию новых высокоурожайных сортов, которые могут дать ещё более высокие результаты, чем старые сорта, могут расти в засоленных почвах или содержать больше энергосодержащих протеинов, чем старые сорта, требуя при этом меньшего объёма удобрений. Согласно Хендрику Верфэйлл’у, Президенту "Монсанто" (ведущая компания в области выведения генетически-модифицированых семян), "наша технология увеличивает съём урожаев, в некоторых случаях очень резко. Эта технология принимается фермерами с гораздо большим энтузиазмом, чем любая другая сельскохозяйственная технология."

Оптимисты обоих лагерей считают, что экономия энергии и альтернативные источники энергии смягчат удар, ожидающий сельское хозяйство после истощения ресурсов ископаемых топлив.

Но с таким же успехом можно доказывать, что цифра в 2 миллиарда голодных ртов слишком высока для долговременных усилий сельскохозяйственной индустрии. В течение 20 века посевные земли сильно деградировали, были потеряны местные сорта семян зерновых культур, фермерское искусство было утеряно населением, а число фермеров, понимающих толк в крестьянском труде (особенно в развитых странах) свелось практически к нулю. Это значит, что без нефтепродуктов даже переход к уровню продуктивности 1900 года может оказаться нереальной мечтой оптимиста.

Может быть, органическое/экологическое земледелие и более продуктивно для отдельно взятых ситуаций и районов, чем индустриальная агропродукция, но местные отчёты об успехах не могут противостоять факту: глобальное количество азота, доступное сегодня для зерновых культур планеты, было искусственно взвинчено процессом синтеза аммониевых удобрений (Haber-Bosch), и поддержание этого уровня полностью зависит от наличия ископаемых топлив. Синтез аммония может быть достигнут с помощью водорода, в свою очередь получаемого гидролизом, но инфраструктура для подобного массового производства практически не существует. Замена даже не всего азота, получаемого сегодня из аммония, с помощью органических альтернатив (навоз, перегной), а значительной части его, представляется весьма проблематичной.

Калифорниец Джон Джейвонс (организация Ecology Action) более четверти века занимался разработкой методов выращивания продуктов, позволяющих построить человеческую диету на базе минимального земельного надела и без использования производных нефтепродуктов. Он выяснил, что для выживания одного человека необходима площадь земельного участка размером 2800 квадратных футов (260 кв.метров). Это соответствует теоретически максимальной "подъёмной способности" планеты, равной 7.5-миллиардному населению. Однако следует иметь в виду, что метод "биоинтенсивного мини-фермерства Джейвонса" предполагает превращения в компост абсолютно всех отходов растений и человеческих отходов – включая посмертное использование человеческих тел, и что оно предполагает исключительно вегетарианскую диету, без растительных масел и без расхода растительного материала на приготовление топлива, на готовку пищи или обогрев. Расчёты показывают, что более реалистическая оценка пост-нефтяной "подъёмной способности" планеты будет существенно меньше современного населения Земли (по признанию самого Джона Джейвонса).

Что касается генетической инженерии предметов питания, эту технологию следует признать рискованным предприятием, которое потенциально может иметь серьёзные, никем не предусмотренные последствия как для человека, так и для окружающей среды, способные навредить гораздо более, чем помочь проблеме голодания.

Если считать доводы пессимистов и оптимистов взаимно уничтожающимися, нам остаётся принять число в два миллиарда или около того как максимально возможное для длительного существования на лишившейся нефти планете. Проблема очевидна - нас уже 6.6 млрд, и мы продолжаем размножаться! Вывод печален: между сегодняшним днём и временем полного исчерпания нефти и газа планете предстоит потерять около пяти миллиардов людей. Если этого не удастся достигуть с помощью успешных программ контроля населения, людям, в том числе и ещё не родившимся, придётся умереть страшной смертью среди погромов, войн, голода и эпидемий – таковы традиционные методы, которыми до сих пор пользовалась природа, когда поголовье нашего вида превосходило несущую способность экосистемы. 

Старик Мальтус был не так уж глуп, леди и джентльмены.

ОБОГРЕВ И ОХЛАЖДЕНИЕ

В сравнении с нехваткой питания проблемы теплового комфорта могут показаться менее серьёзными. Однако на деле, для многих районов мира – в Северной Америке, Европе и Азии – доступ к теплу обозначает границу между жизнью и смертью.

Сегодня в Штатах расход энергии в жилых домах составляет 21% от общего расхода энергии. Из этого количества 51% расходуется на обогрев дома, 19% – на обогрев воды, 4% – на кондиционирование. Остальное расходуется на освещение и на всяческие домашние устройства (включая холодильники).

Жители современных городов привычно принимают доступность тепла и охлаждения, как само собой разумеющиеся черты нормальной жизни. Топливо и электричество невидимо попадают в дом по проводам и трубам и предсказуемо выполняют свою работу - по мановению нажавшего кнопку пальца. Условность этих услуг становится внезапно ясной во времена перебоев снабжения энергией, когда в новостях рассказывают о смертях людей, замёрзших зимой или получивших тепловой удар в летнюю жару. В обычный год в Штатах 770 человек замерзают насмерть и 380 умирают от перегрева. В сумме эти смерти превышают общее количество смертей от ураганов, наводнений, торнадо и удара молнии. Серьёзные продолжительные перерывы в подаче топлива грозят серьёзными случаями смертности, особенно в районах, подверженных минусовым температурам.

Топливо необходимо также для приготовления пищи и хранения пищевых продуктов в холодильниках. 

При многократном повышении цен на топливо, многие граждане, в особенности старики, живущие на фиксированный пенсионный доход, вынуждены будут отказывать себе в тепле или охлаждении, выбирая между возможностью поесть и желанием согреться.

Мне не хочется углубляться в детали этой темы... Пусть украинцы и беларусы расскажут о своём недавнем опыте...

ЗДРАВООХРАНЕНИЕ

Водоснабжение и канализация жилых массивов напрямую зависят от доступности энергии, так же, как и обеспечение деятельности медицинских учереждений, производство и распределение лекарств, антибиотиков, вакцин. Поскольку человечество продолжает расти, в ближайшие десятилетия, если не будет найдена возможность увеличить расход средств и энергии на нужды здоровья, мир вынужден будет столкнуться с резким возрастанием смертности от болезней или даже с невиданными до сих пор эпидемиями.

В наше время инфекционные заболевания ответственны примерно за 37% смертей в мире. На долю заболеваний от пользования грязной водой приходится 80% всех инфекционных смертей, причём 9 из десяти инфекционных заболеваний приходятся на страны с недостаточным уровнем питания. Каждый год из-за негодных санитарных условий примерно 2 миллиарда людей заболевают инфекционными желудочными расстройствами; от них умирают 4 миллиона детей. Даже развитые страны не свободны от этой угрозы.

Примерно 1.2 миллиарда людей на планете лишены доступа к источникам чистой питьевой воды. Из 3120 городов Индии только 209 имеют очистные сооружения, частично очищающие потребляемую людьми воду, а 114 городов сбрасывают неочищенные экскременты и частично кремированные тела прямо в священные воды Ганга.

Многие болезни, которые можно было бы легко вылечить, более того – от которых легко предохраниться, и сегодня представляют серьёзные проблемы в разных уголках мира. E-coli (всякий раз в новых инкарнациях) распространяется в перенаселённых районах Африки и Азии, где недостаёт питьевой воды (эта бактерия была импортирована и в США). Во многих странах на подъёме туберкулёз, приспособившийся сопротивляться антибиотикам. Медики считают, что приблизительно 1.7 миллиарда человек заражены туберкулёзом (95% всех смертей от TB приходятся на бедные страны). В 1990 году было зарегистрировано 7.5 миллиона новых случаев заражения туберкулёзом, в 2000-ом – 10 миллионов.

Время от времени где-нибудь на планете снова вспыхивает чума, опустошившая средневековую Европу – как бы ожидая, не настало ли время вернуться в будущее. Дифтерия считалась искоренённой до тех пор, пока в 1975 году в бывшем совке не были зарегистрированы 100 случаев заболевания; в 1995 году было зарегистрировано уже 51000 новых случаев.

В предстоящие десятилетия потепление среды обещает распространить на север тропические инфекционные заболевания, в том числе и самое страшное из них – малярию, угрожая поставить национальные системы здравоохранения развитых стран перед точкой разрыва (cписок заболеваний, прежде никогда не встречавшизся или считавшихся искоренёнными, известен многим читателям лучше, чем мне: Hantavirus, Lyme disease, Creutzfeldt-Jakob disease, Legionnaire’s disease, West Nile virus, Ebola haemorrhagic fever, Venezuelan haemorrhagic fever, Brazilian haemorrhagic fever и AIDS).

В целом, системы здравоохранения планеты уже поставлены лицом к лицу с проблемами, справиться с которыми у них нет средств. Каково будет влияние снижения доступа к энергии на здоровье населения Земли? Современная медицина – чрезвычайно энерго-интенсивная сфера цивилизации. Больница в современном городе использует больше электричества на квадратный фут площади, чем любое другое городское здание. По мере исчезновения дешёвой энергии только самым богатым будет по карману пользоваться современным уровнем медицинского обслуживания, но даже самые богатые из стран столкнутся с трудностями, связанными с приготовлением и своевременной доставкой вакцин во все районы страны и с разработкой новых антибиотиков для борьбы с мутирующими бактериями, вызывающими новые формы старых заболеваний. В условиях энергетического голода человечеству будет всё труднее бороться со вспышками эпидемий. Результаты могут быть не менее ужасными, чем эпидемия Чёрной Смерти в старой Европе. Те, кто протестует против необходимости планомерного снижения населения планеты, могут попытаться представить себе в деталях эту альтернативу.

Даже без ужасов неконтролируемых эпидемий, медицинской профессии придётся приспосабливаться к совершенно новой энергетической реальности – от доступности карет скорой помощи и медицинских вертолётов до дороговизны товаров личной гигиены. Строительство новых очистных сооружений, поддержание в работающем состоянии канализационных систем и прочие нужды населения вынуждены будут конкурировать с другими секторами экономики (например, с военным) за средства и энергию. Каждый из вас не хуже меня представляет, в какой из секторов предпочтут направлять денежные и энергетические ресурсы ваши правительства.

НАЦИОНАЛЬНАЯ ПОЛИТИКА И СОЦИАЛЬНЫЕ ДВИЖЕНИЯ

Использование наиболее разумных стратегий для принятия решений при переходе к пост-нефтяной эре потребует понимания долговременной ситуации и неординарной силы воли правительств. Без этого невозможно принятие таких важных решений, как перенастройка всех национальных ресурсов на режим экономии и подготовки к неизбежному переходу. К сожалению, политики редко способны действовать согласно долговременному стратегическому плану, чаще всего они плетутся в хвосте у событий, рефлексируя, реагируя, но не решаясь поставить народ перед необходимостью кардинальных изменений курса.

На западе политики время от времени нуждаются в денежных субсидиях "доноров", дающих средства на политические компании, поэтому часто интересы дающих перевешивают решимость делать, как правильно. Гораздо легче надеяться на то, что рынок сам позаботится о выходе из кризиса, чем заявить избирателям: ребята, если мы все хотим выжить, время подтянуть пояса и взяться за создание новой пост-нефтяной экономики. Надвигающийся кризис похоронит общественные структуры, неспособные к изменениям, и в корне изменит политический ландшафт тех стран, которые сумеют поднять себя за ворот для вступления в храбрый новый мир без нефти.

Поскольку у традиционных политиков с обеих сторон политического спектра нет решений для выхода из кризисной ситуации, которые они осмелились бы представить своему народу, скорее всего политические куклы станут перед микрофонами, чтобы абсурдно долго переливать воду из пустого в порожнее, запутывая и мистифицируя реальность, болтая о надежде и необходимых переменах, при этом тщательно избегая перечислять, чем придётся в действительности пожертвовать этому самому населению. Потому как темперамент у народа горячий, и есть большой шанс, что гонцу, принесшему дурную весть, просто-напросто отрубят голову.

В этой атмосфере неизбежно возникнут фюреры популистского толка, готовые сражаться против всех ради того, чтобы попробовать поймать рыбку власти в мутной водичке всеобщей паники перед ростом цен и ухудшением образа жизни. Не исключено, что если они умеют красиво говорить, им удастся повернуть интересы населения от трудных прагматических мер по перестройке экономики в сторону поисков виноватых (о, торжество ксенофобий и шовинизма!). Те страны, которые попадутся на удочку этих "спасителей нации", скатятся в число проигравших.

В международном плане любая политика, в её глубинном смысле, есть социальная конкуренция за обладание ресурсами. Мировая политическая сцена представляет собой результат длительного пережимания рук между соперничающими группами игроков. По мере истощения энергетических источников затухшее было соперничество може вспыхнуть с новой силой, могут образовываться и распадаться "союзы друзей" и "оси врагов", всякий раз подводя мир к опасной грани войны, в которой не может быть победителей.

Эта борьба в состоянии выпустить в мир последнего всадника армагеддона, с мечом и кассетными боеголовками, в плащанице, сотканной из оголтелого национализма, лжи и демагогии – но только с вашего благословения, друзья мои и потенциальные враги!

 

 

 

 

КОГДА НЕФТЬ ПОДЕШЕВЕЕТ? Часть 11.

Любой строящий планы о том, что будет после революции, – реакционер.
– Михаил Бакунин

К счастью, всегда остаётся часть урожая, которую можно собрать. Только не нужно бездельничать.
– Густав Малер

Каждый человек стремится к счастью, но важно, понимает ли он счастье в терминах собственного труда или удовольствий. Скажи ему, например, что в интересах собственного счастья необходимо будет ступить на скромный путь само-ограничений, и он останется равнодушным или попросту возмутится.
– Ирвинг Баббитт

Я прагматик, и не делаю ничего, в чём не вижу смысла. Если бы ситуация виделась мне настолько безнадёжной, что с ней ничего нельзя поделать, кроме как упиться вдрабадан и ждать конца света, я не стал бы заводить всю эту волынку. Но я не считаю ситуацию безнадёжной; мы всё ещё можем спасти значительную часть нашей культуры и природу нашей планеты. Давайте рассмотрим, что и как может сделать каждый из нас для себя, своей семьи и общества, чтобы улучшить шансы на выживание.

Среди тех, кто убеждён в неизбежности серьёзных общественных потрясений при переходе к пост-нефтяной эре, существуют два противоположных взгляда на то, как правильно вести себя во времена перемен. Одни – я называю их традиционалистами – рассматривают варианты приспособления существующей системы к новым условиям, дают индивидууму советы о том, как улучшить энергоэффективность его жилья, транспортных средств, а также о том, во что и как правильно вкладывать средства, чтобы оказаться в выигрыше в переходной период (пример – Stephen Leeb). Другие – я называю их революционерами – считают, что спасти существующую финансово-экономическую систему вообще не удастся, и что индивидуум не должен даже пытаться этого делать, направив вместо этого всю энергию на организацию совершенно нового быта, и пусть себе биржа и существующий общественный строй катятся в ад, где для них приготовлено жаркое местечко, отапливаемое остатками былого углеводородного изобилия (пример – Richard Heinberg).

Поскольку уравнений для моделирования вероятного хода вещей никто не предлагает, мне остаётся дать читателю единственно разумную рекомендацию: я познакомлю вас с обеими школами, а вы уж сами будете решать, чьим советам следовать и в какой мере.


Часть 11. УПРАВЛЯЕМЫЙ КОЛЛАПС или ЧТО ДЕЛАТЬ? (не по Чернышевскому)


Под управляемым коллапсом следует понимать шаги, предпринимаемые обществом для постепенного, систематического упрощения своих структур в ходе отказа от невосстановимых источников энергии и перехода на альтернативные энергоресурсы (в первом разделе нефтяной эпопеи мы ссылались на работы Тэйнтера, определяющего коллапс как существенное снижение порядка сложности общественных структур).

Донелла Мэдоуз, Деннис Мэдоуз и Джорген Рэндерс пишут в своей книге 1992 года, посвящённой коллапсу:

Описать сегодняшнему жителю, как будет выглядеть мир, который возникнет в результате этой революции, так же невозможно, как невозможно было бы шахтёру английских угольных шахт 1750 года представить себе конвейер завода, выпускающего современные тойоты. Единственное, что можно сказать: как все великие революции, революция перехода к самоподдерживающемуся обществу (sustainability revolution) приведёт к огромным потерям и приобретениям. Она тоже может изменить лицо Земли, основы человеческого самоопределения, институтов и культур. И как другим революциям, ей потребуются века для полного развития – хотя мы верим, что она уже началась, и что последующие её шаги должны произойти в ближайшем будущем.


ВЫ, ВАШ ДОМ И СЕМЬЯ

Стоит начать с анализа использования вами энергии, и на основе этого решать, как переоборудовать своё жильё, чтобы снизить её расход. Переход на флюоресцентные лампы, дополнительная теплоизоляция, замена обычных окон прозрачными стеклопакетами, замена неэкономных домашних устройств (холодильников, плит для приготовления пищи и т.д.) – первые естественные шаги, доступные жителям как в крупных городах, так и вsuburbia.

После этого необходимо рассмотреть, какие из альтернативных энергоресурсов могли бы дополнительно снизить вашу зависимость от внешних энергоисточников. В деревнях это может быть покупка и установка ветряной турбины. В пригородных низкоэтажных районах застройки лучшим вариантом будет, наверное, установка солнечных батарей, с подсоединением к существующей электросети. Конечно, сейчас это ещё дороговато, но расходы наверняка окупят себя, когда цены на электроэнергию полезут через крышу. 

Я уверен, что в ближайшие пару лет можно будет приобрести сравнительно недорогие Titania DSC солнечные элементы, которые можно будет использовать в качестве конструктивных элементов здания – оконного заполнителя, крыш, стен и т.д. Это поможет не только жителям suburbia, но в какой-то мере и обитателям крупных городов.

Каждый должен оценить для себя альтернативу переселения из крупных городов в пригороды или в деревню, где перспективы безопасности и энергетической независимости могут успешно сочетаться с возможностями выращивания собственных продуктов питания, автономного водоснабжения, независимого от городских служб.

Если вы думаете о строительстве собственного дома или о перестройке существующего, непременно познакомьтесь с имеющимися проектами "зелёных домов" и с контракторами, выполняющими постройку этих специальных жилищ (кстати, эта специальность станет в ближайшее время одной из самых дефицитных). В деревнях даже люди без особого достатка могут строить дома на основе пористых материалов, доступных в сельской местности. В Штатах, например, построены отличные модели жилья, сделанного из кукурузных кочерыг и вязанок сена, с земляным заполнением каркасов и проч., отдающие вовне очень мало тепла и нуждающиеся в минимальном подогреве.

Научитесь сами строительному искусству. Это восхитительный опыт, осмысленность и целенаправленность которого сама по себе способна придать смысл жизни человеку, бессмысленно просиживавшему по 9 часов пять дней в неделю в офисных кубиках. Если у вас нет опыта (или, что называется, руки не оттуда растут), наймите контрактора, который согласился бы обучать вас этому ремеслу в процессе строительства – ваш опыт сослужит вам хорошую службу в будущем.

В деревнях и пригородах устройство туалета типа “удобства во дворе” может сослужить хорошую службу вместо канализации, которая, возможно, будет работать с перебоями в смутные времена рационируемой энергии. В деревенских условиях туалеты “компостного типа” предпочтительней “септического”, так как они могут превращать человеческие экскременты в удобрения (конечно, возможность подобных устройств регулируется местными правилами и законодательством, так что следует выяснить все условия заранее).

Финансы. Это тяжёлый вопрос. Первым делом следует постараться избавиться от выплат по ссудам, особенно от выплат долгов по кредитным карточкам. Во-вторых, старайтесь избегать покупать что бы то ни было кроме абсолютно необходимого. Хайнберг пишет: "Забудьте о вашем патриотическом долге поддерживать экономику консьюмеризма и заботы о том, что произойдёт с национальной финансовой системой. Ваш первый и наиглавнейший долг – перед высшей целью: выживанием собственным и планеты. Побег из потребительской мельницы может оказаться для вас психологическим и финансовым освобождением. Движение «добровольного опрощения» быстро нарастает во всём мире в последние двадцать лет, и во многих местах существуют группы поддержки и сеть организаций для связи". Таковы примерно советы революционеров.

Традиционалисты дают советы о том, в какие секторы экономики следует вкладывать деньги, чтобы во время переходного периода можно было не только не потерять сбережений, но и оказаться в выигрыше. Для этого следует вкладывать деньги в акции компаний, которые позиционируют себя сегодня в качестве будущих лидеров энергетического сектора. Не следует поддаваться на уверения крупных нефтяных компаний, что именно они являются будущими лидерами, только потому что они выделили какие-то там 5% своих исследовательских затрат на альтернативные энергоресурсы. Не следует также попадаться на удочку биотопливных энтузиастов – мы с вами видели, насколько ограничены их возможности. Зато представляют интерес компании, связанные с изготовлением новейших видов солнечных батарей, топливных ячеек, ветряных турбин, а также компании, способные возглавить строительство инфраструктуры новых линий электропередач и общественного транспорта. Впервые появились разработки, обещающие со временем успех новейшей технологии ядерного синтеза.

Продуманный анализ компаний, ориентированных на перспективы новой экономики, можно сделать и самому – для этого существует обширная информация в сети. Но если вы не знакомы с подобными исследованиями, лучше обратиться к брокерам, специализирующимся в соответствующих областях рынка. Для самых ленивых уже сегодня существуют некоторые фонды, ориентированные на "зелёные источники энергии". 

Здравоохранение и питание. Самое время обрести знания о целебных травах, средствах домашней медицины и основных медицинских процедурах, которые могут в критических обстоятельствах определить границу между жизнью и смертью – если скорая помощь станет временно недоступной или не будет мест в больницах. Выращивать медицинские травы можно даже в ящичке на городском балконе или гидропонным способом, потом их можно высушивать и использовать для себя и ближних.

Старайтесь выращивать так много собственной пищи, сколько можете. Скажу по себе: мало какое занятие доставляет столько же удовольствия, как работа в саду. Конечно, это требует привычки, умения и свободного времени (последнее может оказаться в избытке, если дела в экономике не улучшатся). Немногие будут владеть количеством земли, достаточным для полного прокормления семьи. Даже если вы сможете купить в сельской местности большой участок, это отнюдь не значит, что непривычный к сельскому хозяйству офисный хомячок сумеет его обработать. Но вы можете задаться реалистической целью начать с малого и выращивать самостоятельно всё большую и большую часть пищи в каждый последующий год. Вам предстоит экспериментально выяснить, какие полезные растения лучше всего родят в том климате и на той почве, которой вы распоряжаетесь. Старайтесь подобрать последовательность овощей, которые можно сажать сразу после уборки предыдущего вида; если нужно, подумайте о строительстве оранжереи, и Вы сможете выращивать свою еду в течение значительной части года.

Вместо нефтепроизводных удобрений хорошо использовать компост. Для его приготовления не нужны никакие особые устройства. Сваливайте все пищевые отходы и измельчённую зелень с деревьев и кустов в углу вашего надела, и в течение нескольких месяцев вы получите богатый перегной, с замечательными жирными червями, готовый для ваших грядок. Вот так выглядит компостная куча у нас в саду, у забора, бесплатно обеспечивающая сад всеми необходимыми органическими удобрениями:

131,74 КБ



Кстати, в одном из комментариев к предыдущим частям я обещал рассказать о простом методе превращения газона в грядки. Совсем не обязательно снимать и выбрасывать на свалку слой дёрна (этот слой станет частью нужного вам почвенного слоя). Выстелите газон толстым слоем старых газет (подшивка воскресных выпусков New York Times обеспечит вам необходимую толщину слоя, заодно будет какая-то реальная польза от вашей подписки). Поверх газет нужно рассыпать слой компоста в 2-3 дюйма и покрыть его сверху землёй (~1 дюйм – только чтобы перегной не разносило ветром). Если вы проделаете эту процедуру осенью, к весне у вас будет превосходный огород, готовый к высадке овощей, картофеля и проч.

Главным для сельскохозяйственных работ, так же, как и для питья, умывания и проч. нужд, является наличие на участке источников чистой воды, не зависящих от муниципальных водопроводных сетей. Ручей, доступ к реке, озерцу или личный пруд, наполняемый дождевыми стоками являются важнейшим фактором при выборе участка. Стоячая вода в прудах может гнить, но использование умело высаженных специальных водных растений помогает очищать воду, делая её пригодной по крайней мере для полива участка.

Хранение собранного урожая проще и экономней всего осуществляется с помощью высушивания на солнце. Консервирование - более сложный процесс, требующий специальных приготовлений, дополнительной работы и расхода энергии, зато он позволяет заготовлять впрок гораздо большие количества пищи.

Нетрудно соорудить солнечную печь, которая позволит готовить еду даже в холодные месяцы – важно, чтобы светило солнце.

Несколько слов о транспорте. Если вы сможете позволить себе пользоваться вашими джипами – пользуйтесь, в конце концов, "какое мне дело до всех до вас и вам до меня", как пелось в старой песне. Может, однако, случиться так, что этот способ передвижения окажется вам не по карману (по крайней мере в виде ежедневного транспортного средства). Сегодня новый автомобиль сходит с конвейерных линий каждую секунду, но можно с уверенностью сказать, что в переходной период это беличье колесо существенно замедлится, а цены возрастут не только на горючее, но и на автомобили. Попробуйте рассмотреть варианты жизни без автомобиля. Когда Кэти Алворд, автор книги "Разведись со своим автомобилем", совершала американский тур по поводу выхода из печати её книги, она намеренно путешествовала по всей стране автобусами, поездами, и пользовалась складным велосипедом, который она возила с собой. Оказалось, это вполне возможно. В качестве первого шага, попробуйте один день в месяц обходиться без автомобиля, потом переходите на один день в неделю. Потом попробуйте пользоваться автомобилем только в тех случаях, когда иначе нельзя: ходите пешком, ездите на велосипедах, на общественном транспорте или пользуйтесь "кар-пулами", если есть такая возможность.

Когда придёт время заменить ваше железное чудовище, подумайте об альтернативах: просчитайте, насколько экономичнее может оказаться покупка старого автомобиля вместо нового, рассмотрите возможности самых энергоэффективных моделей или возможность перевода старого автомобиля на переработанное растительное масло, которое может оказаться доступным у вас в районе по низкой цене или даже вообще бесплатно.

ВАША ОБЩИНА

Общиной может быть население деревни или нескольких соседних деревень, население большого городского двора, микрорайона или города. Стратегия выживания одиночки может быть успешной лишь в ограниченный период времени, а во времена длительного спада вряд ли будет эффективной. Безопасность индивидуума и семьи возможна только в организованной должным образом общине, основанной на взаимозависимости жителей и их солидарности друг с другом. Если вы живёте в общине, предусмотрительно и разумно подготовленной к случайностям пост-нефтяной эры, ваши шансы на выживание существенно выше, чем у тех, кто живёт в вороньих слободках.

Во времена возраставшего нефтепотребления большинство традиционных общин распались на семейные атомы, оторванные от самоподдерживающих деревенских общин. В больших городах кооперация заменилась конкурентной идеологией, отвечающей автономному образу жизни: можно жить, не зная даже имён ближайших соседей и не заботясь об их удобствах. Теперь требования безопасности будут прежде всего диктовать кооперацию с соседями. Начните знакомиться с ними уже сейчас, не ожидая прихода тяжёлых времён. Попытайтесь разыскать в их среде людей, которые так же, как и вы, понимают серьёзность ситуации, тех, чьи интересы совпадают с вашими. Начинайте организовывать сети взаимной помощи, совместные транспортные услуги для тех, у кого нет других способов привезти домой продукты питания, для стариков и людей с маленькими детьми. Несомненно, вы натолкнётесь на достаточное число соседей, чьи поведение и интересы прийдут в конфликт с вашими. Вместо того, чтобы концентрироваться на том, что вас разделяет, попробуйте выявить общие интересы и цели; это поможет всей общине пережить смутные времена.

Организуйте коммунальные сады и огороды на пустырях и открытых площадках города. Во время последней поездки в Лос-Анджелес я был на гигантском участке в самом центре Западного Голливуда, отведенном под личные огородные участки. Когда-то это место принадлежало семье мульти-миллионеров. Когда глава семьи умер, вдова раздала виллы и прочую недвижимость детям, а территорию, окружавшую её дом, пожертвовала городу с единственным условием – чтобы она никогда не застраивалась и не была продана никому в частное пользование, а вместо этого была разделена на участки для личной обработки. В соответствии с этом договором, город обязан бесплатно снабжать участки водой. Пользователи участков обязаны поддерживать их в производительном и чистом состоянии, во-время убирать сорняки и два раза в год выходить на "субботники" по уборке подъездных аллей, тропинок между участками и вывозу мусора. Мой друг Фридман, пожилой человек, является одним из пользователей этого кооперативного сада-огорода. Когда Фридман тяжело заболел, он сообщил другим пользователям о том, что в течение некоторого времени он не сможет выполнять свои обязанности по уходу за участком, и тогда соседи-пользователи в течение полугода ухаживали за его огородом, поливали и привозили ему домой созревшие фрукты и овощи. Теперь он выздоровел и снова с удовольствием ковыряется на своём участке.

В Америке сегодня есть порядка 10000 таких коммунальных садов. На территории многих калифорнийских городов возникли общественные плодоовощные кооперативы (чаще всего на месте снесенных старых разрушенных зданий в кварталах, где прежде размещались лачуги бедноты). Первыми у нас в штате начали движение за создание таких кооперативов жители графства Сонома, где в 1999 году группа студентов-идеалистов организовала PEA (Planting Earth Activation) – коллектив, в котором нет официальных лидеров. Ребята и девушки из PEA согласны прийти на участок, принадлежащий любой семье, вскопать землю и засадить её принадлежащими организации семенами – бесплатно! Всё, что они берут взамен, – это обещание делиться семенами с урожаев, которые семья будет впредь собирать со своего участка. Семена – самоопыляющиеся, не требующие перекрёстного опыления. С помощью притока семян эта группа может продолжать свою работу по распространению семейного земледелия в графстве. Работы по созданию семейного участка проходят без давления и стрессов, характерных для компаний, ищущих прибыль: в дружеской атмосфере friends-and-family-party, с музыкой, едой, выпивкой (иногда и с травкой) после работы.

В Японии 30 лет назад возникло движение, называемое Community-Supported Agriculture (CSA) – Сообщества Общинно-Сельскохозяйственной Поддержки. Это движение было начато группой женщин, озабоченных тем, что увеличивавшийся поток импортных сельскохоз-продуктов вёл к вымиранию местных фермерских хозяйств. Они стали организовывать прямую связь между городскими районами и фермерами. Жители, участвующие в CSA, покрывают годовой бюджет фермерских расходов (плата за семена, удобрения, воду, содержание оборудования, трудовые расходы) с помощью закупки заранее оговоренной доли урожая, напрямую беря на себя часть расходов и риск, связанный с поддержанием фермы в работающей состоянии. Взамен фермеры поставляют жителям-участникам CSA свежие фрукты и овощи в течение всего сезона. Эта идея была перенесена и на северо-американский материк, где по данным на январь 2000 года насчитывалось уже 1000 ферм, оперирующих по модели CSA.

Вопросы водоснабжения также могут легче решаться в рамках общины. Даже если ваш личный надел находится на берегу реки, всё равно выше и ниже вас по течению будут другие пользователи. Современные схемы воснабжения потребляют много энергии, так что общинам могут понадобиться новые пути экономии воды, её распределения и предотвращения загрязнения водных источников.

Некоторые графства и города в Калифорнии уже сделали первые шаги в этом направлении. В Santa Barbara County была запущена Программа Эффективности Использования Воды. Группа добровольцев в Атланте (Джорджия) организовала Project Harambee: они распространяют для жителей района унитазы и головки душа с низким расходом воды, а также информационные бюллетени, рассказывающие жителям о методах разумной экономии воды – что ведёт и к экономии энергии.

Некоторые общины строят за свой счёт очистные сооружения, в которых использованная вода очищается в прудах-отстойниках с помощью болотных растений. Первый такой проект в США был успешно испытан в Аркате (Калифорния) ещё в 1986 году. Теперь подобные природные пруды-очистители работают уже у нас в графстве, а также в Германии, Швейцарии и Голландии. Эти пруды привлекают огромные стаи птиц, дичи, и окружающие жители привыкли считать их частью дикой природы. Вторичная вода используется у нас для полива городской растительности.

Для питья нужны другие процессы, использующие энергию, и местным властям необходимо бережливо рассчитывать свои средства, учитывая в бюджетах необходимость платить за всё дорожающее электричество.

Скажу несколько слов о местных энергетических кооперативах. У нас они называются Public Power. Во многих местностях электричество и газ доставляются потребителю общественными кооперативами, оперирующими на бесприбыльном принципе (чем они, собственно, и отличаются от компаний, финансируемых вкладчиками). В настоящее время в США есть более 2000 муниципальных энергорайонов, которые в общем доставляют энергию 15% населения страны.

Public Power позволяет каждому гражданину быть совладельцем энергораспределяющего кооператива, с правом прямого участия в выработке политики энергопотребления, расценок и условий обслуживания, а главное – в демократическом выборе того, какими источниками энергии хочет пользоваться местное население. Граждане могут, например, решить избавиться от получения энергии, вырабатываемой сжигающими уголь электростанциями, заменив её энергией ветра и солнца. В столице нашего штата Сакраменто население приняло решение не покупать электричество на атомных станциях, и их муниципальный энергорайон (SMUD) прекратил покупку энергии атомных станций.

Организация общественных энергетических кооперативов (ОЭК) – дело, требующее существенных усилий денег, времени и специалистов-энергетиков. Тем не менее всё больше городов и графств по всей территории США рассматривают шаги по переходу на Public Power или уже находятся в стадии подготовки материалов для голосования о передаче самим жителям контроля за выбором энергоресурсов.

Жители разных штатов организуют энергетические кооперативы, которые закупают электричество оптом и отпускают его розничным потребителям со скидкой – потому что кооперативами владеют сами потребители энергии. Существуют также кооперативы производящие энергию и владеющие сетями, необходимыми для доставки энергии – например, кооперативы, совместно владеющие ветряными фермами, массивами топливных ячеек и электросетей к ним. Такие кооперативы (G&Ts) генерируют энергию и продают её общественным энергетическим кооперативам потребителей. На 2002 год в Штатах было 866 ОЭК и 64 G&T кооперативов, обслуживавших 35 миллионов жителей в 46 штатах. Жители-участники ОЭК выбирают вид энергоресурсов для своего потребления, а участники G&T кооперативов принимают решения о том, в какие из электростанций вкладывать деньги для дальнейшего развития, чтобы удовлетворить спрос. 

Можно было бы продолжать эту тему бесконечно; я написал примерно треть того, что собирался сказать поначалу, но чувствую, что подходит пора поставить точку - караул устал. Те из вас, кто заинтересуется более глубоким пониманием затронутых вопросов, смогут найти исчерпывающие сведения в литературе (по крайней мере, в литературе на английском языке).

Я попробую облегчить вашу задачу, приведя список книг для дальнейшего ознакомления (а также для перевода на другие языки, если население других стран заинтересуется деталями подготовки к переходному периоду).

Начну с книг, имеющихся в нашей семейной библиотеке (в дополнение к уже перечисленным). Названия книг говорят сами за себя. Если кому понадобится краткая аннотация какой-нибудь из книг, скорее всего вы найдёте её на Amazon.com.

50,10 КБ

40,79 КБ

49,33 КБ

45,25 КБ

39.95 КБ

25,80 КБ


Те страны, которые сумеют выработать эффективную долгосрочную экономическую политику, научатся сдерживать рост своего населения в соответствии с доступными в будущем резервами топлива, наладят переход к альтернативным энергоносителям и научатся жить в балансе с окружающей средой, – эти страны станут сверхдержавами в пост-нефтяном мире. Остальные пополнят списки проигравших, и можно только ужаснуться судьбе, поджидающей их жителей по ту сторону нефтяной горки.

78,30 КБ


Да, а вопрос о том, когда же подешевеет нефть, – из числа глупых вопросов. 
Теперь вы и сами это понимаете.

 

June 19th, 2008 Артур Кальмейер

http://art-of-arts.livejournal.com/199819.html

Фонд поддержки авторов AfterShock

Комментарии

Аватар пользователя Иван Жуков
Иван Жуков(3 года 3 недели)(19:09:14 / 26-03-2016)

Краткость - сестра таланта.. :)))

 

Аватар пользователя БорисЪ
БорисЪ(4 года 10 месяцев)(19:33:41 / 26-03-2016)

Об энергетике для самых маленьких.

Аватар пользователя nictrace
nictrace(5 лет 9 месяцев)(19:49:13 / 26-03-2016)

скучно пишет... со школьных истин начал...

Аватар пользователя mamomot
mamomot(4 года 10 месяцев)(19:58:08 / 26-03-2016)

Скоро бюджет России опять будет с гигантским профицитом! Не успеют либеромрази повысить пенсионный возраст!

Аватар пользователя k0lun
Аватар пользователя СергиоПетров

Ограничение рождаемости вот главный смысл статьи - уменьшить цивилизационный потенциал человечества для сохранения контроля над ним.

 

Аватар пользователя iwm
iwm(4 года 11 месяцев)(22:06:01 / 26-03-2016)

Все ли люди относятся к "цивилизационному потенциалу"?

Аватар пользователя Александр П.
Александр П.(1 год 11 месяцев)(01:32:38 / 27-03-2016)

Похоже поэтому и насаждают переход на энергосберегающие технологии типа маломощных лампочек.

Аватар пользователя Сан Саныч
Сан Саныч(2 года 6 месяцев)(11:04:13 / 27-03-2016)

Хорошая такая статья. То что он про снижение численности говорит, а нне новое общество, естественно. Элитам лучше умертвить 5 миллиардов, чем потерять власть. Про вложения в фирмы солн-х батарей посмешило. Ладно себе, сейчас, пока спонсирует нефть, на освещение, телефо. Но в отрасль? Лечебные травки и справочники актуально. Антибиотики, хирургию, тамографы не заменит но очень поможет, предупредить развитие. По земле хорошо сказал, 250 квм чтоб не сдохнуть и пахать сутками, без дров и мяса. А ещё кормить воинов, медиков, учителей чем то надо. Вообще готовиться можно, но без нового соцстроя это отсрочка. Необходимая, но не достаточная для выживания. Крол, молодец, где только такие интересные вещи постоянно находишь :-) А в целом действительно на AY похоже.

Аватар пользователя брат кондрат
брат кондрат(2 года 11 месяцев)(15:05:37 / 27-03-2016)

Пока все не прочитал,но то что осилил- понравилось ,познавательно.

Лидеры обсуждений

за 4 часаза суткиза неделю

Лидеры просмотров

за неделюза месяцза год

СМИ

Загрузка...