Вход на сайт

МЕДИАМЕТРИКА

Облако тегов

Интервью Неклессы о современном обществе (Говорит Москва)

Аватар пользователя bom100

С.ДОРЕНКО: Я позвонил Александру Ивановичу, чтобы разбудить его коварно, но оказалось, что он не спит. Очень хорошо. Александр Иванович стал раньше вставать. Известно умный, тщательно умный человек рассказал нашим слушателям о том, почему «Исламское государство», террористическая организация, запрещенная на территории России, это лет на 50, и что происходит с ресурсом смерти в глобальном юге. Вы не могли бы, а я вас буду иногда перебивать глупыми вопросами?

А.НЕКЛЕССА: Давайте. Вообще явление, надо сказать, это не чисто исламское. Действительно слово «юг» прозвучало.

С.ДОРЕНКО: Глобальный юг, да.

А.НЕКЛЕССА: Время от времени в истории возникает некоторая идеологическая утопия. Эта идеологическая утопия реализуется массами, которые находятся в ситуации социальной отверженности. Вот они конвертируют социальную…

С.ДОРЕНКО: Вы таким образом русский коммунизм ставите в ряд через запятую?

А.НЕКЛЕССА: Совершенно верно. Обратите внимание, «Исламское государство», обезличенная такая форма религиозно-конфессиональная. Советское государство, идеологическая формулировка. Я приведу более яркий пример, чем советское государство. Анабаптистское государство, малоизвестное, наверное, Мюнстерская коммуна. В свое время, когда возникла реформация, крестьянская война, возникло такое образование в городе Мюнстер, куда стекались приверженцы крайней формы реформации, анабаптисты, перекрещенцы. И вот феноменология, которая возникла в этом образовании… То есть мы начали разговор с «Исламского государства», здесь мы говорим об анабаптистском, то есть тоже религиозном государстве, так вот его феноменология ну просто поразительно напоминает то, что мы читаем об «Исламском государстве».

С.ДОРЕНКО: Но, наверное, государство иезуитов в Парагвае это несколько иное.

А.НЕКЛЕССА: Да, это несколько иное. Это локальное явление, которое не носило… С одной стороны должна быть идеологическая утопия, с другой стороны — должны быть отверженные массы. Прозвучало еще одно понятие —«культура смерти», достаточно отчаянная радикальная категория — культура смерти. Я сделаю может быть эту проблему еще более радикальной, если скажу, что культура смерти это своеобразная форма эффективной самореализации человека. Вот человек, который отчужден от социальности, находится в ситуации, когда мир не принадлежит ему. Он своей внутренней экзистенцией стремится к реализации своей сущности, проявить себя каким-то образом, и не находит никакой другой возможности, он отчужден от всех ресурсов. Но есть один ресурс, который нельзя у человека отнять, и это не жизнь, жизнь можно отнять. Вот что нельзя отнять у человека — это смерть.

С.ДОРЕНКО: Смерть нельзя отнять, да, абсолютно верно.

А.НЕКЛЕССА: Вот единственное, что остается. И это может быть очень эффективно реализовано. Но это предельная категория. Потому что «Исламское государство» — это огромное пространство, которое начинает создавать социальную феноменологию, объединяя эту энергетику, которая в современном мире носит несколько иной характер, чем в анабаптистском государстве. То, что при всех типологических схожестях в характеристиках здесь имеется гораздо больший кумулятивный эффект, нас просто очень много на земле, в том числе очень много бедных, отчаянных людей. И не только бедных, потому что самореализация это может быть категория, которая близка и совсем не бедному человеку, он видит здесь возможности. Что я хочу сказать, что в «Исламском государстве» понятие исламскости это немножко понятие карнавальное.

С.ДОРЕНКО: Я хочу напомнить вам, что в средние века, которые, наверное, переживает сейчас этот регион, вообще все политические движения носили характер религиозных ересей.

А.НЕКЛЕССА: Я даже не сказал бы, что это средневековое явление, это, скорее, постмодернистское явление. Это своего рода карнавал, это акционизм. Ведь туда стекаются тысячи людей со всего мира, которые, честно говоря, к исламу имеют косвенное, скажем так, это неофиты, это … В анабаптистском государстве то же самое происходило, никакого анабаптизма до какого-то момента не было. И прошел достаточно короткий срок. Но оно создавало то же самое, распределенное…

С.ДОРЕНКО: А если уничтожить его, например, военной силой, представим себе применение ядерного оружия, то возникнет ровно такая же история где-то поблизости на глобальном юге.

А.НЕКЛЕССА: Да, это феномен. Это феномен, который просто находит себе форму реализации.

.....

С.ДОРЕНКО: Подождите. Шойгу вчера сказал, что там наши пока бомбили, убили две тысячи граждан Российской Федерации, вот этих вот плохих.

А.НЕКЛЕССА: Да, это заявление вызывало улыбку по поводу того, как он знает, куда, на кого падают бомбы…

С.ДОРЕНКО: Они ведут разведку, переговариваются те, и когда те переговариваются, они говорят, что вот это подразделение вчистую полегло, это 50 процентов и так далее.

А.НЕКЛЕССА: Я даже не буду спорить с этим тезисом, хотя я повторю, что оно вызвало улыбку. Там отнюдь не две тысячи человек находятся. Это люди, у которых российские паспорта. Это люди, у которых паспорта СНГ, которые как въезжают, так и выезжают оттуда. Во-вторых. Ведь это мы речь ведем о специфической энергетике. Когда говорили о том, что «Исламское государство» может двинуться в Россию, то у нас в голове механизм примерно такой: колонны стройные идут через Афганистан, Таджикистан, Казахстан. Ничего подобного. Кстати, скорее всего не через Таджикистан пошли бы, а вдоль Каспийского моря. Но это в сторону замечание. Основной смысл реплики, это ведь распределенное множество. Вот точно так же, как была Мюнстерская коммуна, и было некоторое центральное образование, и были ячейки по территории Европы, по территории Германии. У них даже свой морской флот был, хотя Мюнстер находится глубоко на территории европейского континента. Так вот здесь и в случае Донбасса, и в случае «Исламского государства» имеется та же самая ситуация. Во-первых, люди как антропологическим пылесосом засасываются на эти территории, проходят там определенную социокультурную переработку. Потому что человек, стреляя из автомата, убивая людей или, тем более, отрезая им головы, он меняется.

С.ДОРЕНКО: Да.

А.НЕКЛЕССА: Это другая сущность. Это сущность когда возвращаясь, насыщенный определенной энергетикой, в предыдущую цивилизованную страну, он переносит с собой определенные…

С.ДОРЕНКО: Но мы же с вами перед этим говорили, что глобальный юг будет порождать эти Мюнстерские коммуны не обязательно да, потому что да. Ну, тогда что?

А.НЕКЛЕССА: Я в данном случае говорю о странностях, такое употреблю мягкое выражение, российской политики, которая обращает этот антропологический политический пылесос на себя. И с территории Донбасса, где мы видим сейчас эту обратную волну людей, возвращающихся в Россию, и с территории «Исламского государства», которые возвращаются. Пусть даже не возвращаются, они находятся в перманентном транзите. Это все подрывает социальную…

А.НЕКЛЕССА: Мы говорим, по-моему, о таких страшных черно-красных энергетиках. Мы вообще говорим о новом статусе мира, то есть мир переходит к достаточно нестабильной стадии.

С.ДОРЕНКО: Кстати, а дайте точку выхода. Вот через 50 лет. На глобальном юге возник феномен «Исламского государства», террористической организации, запрещенной на территории России. Мы говорим с философом современности Александром Ивановичем Неклессой. Вы можете труды его почитать. Александр Иванович, а дайте точку выхода, вот почему и когда этот феномен исчезнет.

А.НЕКЛЕССА: А он не исчезнет. Речь идет, если обратиться тем более как бы к литературе современной по поводу того, что происходит в мире, можно очень часто прочесть о том, что существовала некоторая стабильная форма существования цивилизации, современность, модерн, как ее ни назови, новое время. Сейчас все хаотизируется, входит в ситуацию транзита. И дальше ставится вопрос, который поставили и вы: и что же будет, какая форма новая?

С.ДОРЕНКО: Да.

А.НЕКЛЕССА: Вот мне представляется, что мы переходим не от определенной формы стабильности к новой какой-то, более-менее известной, неизвестной…

С.ДОРЕНКО: Вам принадлежит термин, применительно к ситуации «сверхсложная система, в которой правила меняются ежемгновенно».

А.НЕКЛЕССА: Совершенно верно, да. Но эта новая сверхсложная система является системой неустойчивой, динамической. По крайней мере неравновесной она является, если даже она обладает определенной устойчивостью. Можно быть устойчивым и неравновесным.

С.ДОРЕНКО: Например, когда едешь на велосипеде, у тебя сумка повешена справа, условно, тяжелая, с гирями.

А.НЕКЛЕССА: Мы когда говорим о стабильности, вот я слышал разговор о стабильности, я вижу, что эта метаморфоза слова «застой», то есть имеется в виду статичное состояние.

С.ДОРЕНКО: Но это так законно, что сапиенсы хотят достичь точки кристаллизации, обращая взгляд вспять, как китайцы 400 лет подряд хотели возрождения великой Хань.

А.НЕКЛЕССА: Вообще, когда посмотришь на историю человечества, то прямо противоположная точка зрения приходит в голову.

С.ДОРЕНКО: Почему?

А.НЕКЛЕССА: За крайне короткий исторический срок такое количество изменений. То есть это существа, люди я имею в виду, которые только и занимаются тем, что они превозмогают обстоятельства.

С.ДОРЕНКО: Но обращение вспять было тоже в истории, да?

А.НЕКЛЕССА: Было.

С.ДОРЕНКО: Великая Хань пала, и люди мечтали о ее возрождении, мы знаем об этом, да.

А.НЕКЛЕССА: Движение происходит, знаете, такие слова, рекурентностями, возвратами, отхождениями в сторону, падение, травматический инклюзив случается. Но, в принципе, идет какой-то мощный процесс, то есть человек — существо, которое во многом противоположно существующим обстоятельствам. Вот когда мы говорим о системе, которая сильна, которая обладает устойчивостью… Кстати, тоже слово, которое у нас неправильно трактуется. Перед этим я сказал, стабильность…

С.ДОРЕНКО: Вы мне точку выхода не дали. А у нас осталось, Александр Иванович, если честно, одна минута. Дайте точку выхода.

А.НЕКЛЕССА: Мы переходим к новой форме существования, где вот этот переход, транзит, подвижность, динамика становятся той самой формой существования, мы обречены существовать в еще большей динамике. То есть мы переходим к миру перманентного движения, мы действительно становимся вот этой высокоадаптивной, самоорганизующейся сложной системой. Мы человечество, мы прошли форму, скажем, национального государства, вот здесь, пожалуй, наибольший может быть конфликт с аудиторией, я так понимаю, и мы переходим к новым формам властных то бишь политических организованностей, одна из которых это вот эта самая…

С.ДОРЕНКО: Террористическая организация, запрещенная на территории России.

А.НЕКЛЕССА: Это слабо…

С.ДОРЕНКО: Подождите, меня суд обязал это повторять.

А.НЕКЛЕССА: Слабо формализованное сообщество в широчайшем диапазоне.

С.ДОРЕНКО: Александр Иванович, спасибо большое. Ребят, вы слушали Александра Ивановича Неклессу. Он интересный, очень интересный человек.

Э.ХАСАНШИНА: То есть получается, мы привыкнем сосуществовать с «Исламским государством».

С.ДОРЕНКО: Нет, нет. Слабо организованные сообщества, которые служат какому-то концепту, какой-то идее, в том числе торгуют смертью. Нет, самое главное, что сказал Александр Иванович, и я настаиваю на том, чтобы вы это услышали, что мы становимся сверхсложной системой. Что такое сверхсложная система? Сверхсложная динамическая система заключается в том, что в ней отсутствуют правила.

Э.ХАСАНШИНА: Она живет, постоянно изменяясь.

С.ДОРЕНКО: Вот именно. Но как она изменяется? То есть единственный закон сверхсложной динамической системы, это Тай Цзи, единственный закон — это изменение. То есть сущность такая: ты входишь в игру и спрашиваешь «какие правила». Тебе говорят: правило такое — правила меняются ежемгновенно. Это главное ее правило.

http://govoritmoskva.ru/interviews/1126/

 

1329205845_x_27faf238.jpg

Фонд поддержки авторов AfterShock

Комментарии

Аватар пользователя Бедная Олечка

Такое ощущение, что перед и во время беседы они что-то уютненько курят.

Аватар пользователя Aнgpeü
Aнgpeü(4 года 4 месяца)(07:01:38 / 17-03-2016)

Впечатление беседы Винни-Пуха с Пятачком во время обсуждения хитроумной ловушки для слонопотама. Куча непонятных им самим определений, высказываемых детишками с умным видом в подражание взрослым разговорам. А может, это диалог Вована с Лексусом, кто знает.

Аватар пользователя Никодим
Никодим(4 года 1 месяц)(07:23:44 / 17-03-2016)

Наимудрейший не понимает нихрена, но статус обязывает выразить нечто.

Аватар пользователя bom100
bom100(5 лет 10 месяцев)(09:18:21 / 17-03-2016)

Мне кажется интересным мнение согласно которому мы перешли в состояние - непрерывных и нескончаемых перемен. Жизнь по правилам, которые создаются здесь и сейчас ..

Жизнь по таким правилам аналогична жизни без правил - выигрывает сильнейший..

Аватар пользователя alexvlad7
alexvlad7(5 лет 1 месяц)(12:51:02 / 17-03-2016)

  Footuh: "Самый интересный вопрос во всей этой истории - что опять-таки делать с тем же ИГИЛ-ом, ибо военные вожди его - наши же бывшие воспитанники офицерских училищ и старая дружба с ними - не заржавела пока. Другое дело, что для "рукопожатности" они обязаны теперь окраску сменить. ...нужна новая "пробка" (не из курдского материала), но кроме курдов на эту роль в тех краях можно взять лишь ИГИЛ. Стало быть сперва надо прекратить войну с тем же ИГИЛ-ом, чтобы опять появилось пространство для политического маневра."

Лидеры обсуждений

за 4 часаза суткиза неделю

Лидеры просмотров

за неделюза месяцза год

СМИ

Загрузка...