Вход на сайт

МЕДИАМЕТРИКА

Облако тегов

Иранист, профессор Гарник Асатрян: "Говорить о едином народе под названием "курды" нельзя"

Аватар пользователя avex

В свете перелома в сирийской военной операции, и начала политического урегулирования в стране, думаю, нелишним будет прочесть отрывок из вчерашнего интервью армянского ираниста, историка, филолога Гарника Асатряна - о курдах. В первой части говорится о талышах, населяющих юг Азербайджана и север Ирана, кому интересно, можно пройти по ссылке в конце статьи.

... Что касается курдов, то возникает вопрос: можно ли в целом говорить о едином народе под названием «курды»? Уверен, всякий, кто серьезно занимался данной проблемой, ответит отрицательно на этот вопросПо существу, мы имеем этнический конгломерат, который лишь весьма условно можно обозначить этнонимом «курд». Основную массу этого конгломерата составляют, конечно, северные курды – курманджи, живущие главным образом в Турции и Сирии. Так называемые южные курды, населяющие Иран и Ирак, – фактически, другой народ, хотя обозначение «курд» по отношению к ним более адекватно, чем – по отношению к северным. Между этими двумя крупными частями указанного массива очень мало общего. Они говорят на разных диалектах – на самом деле языках, которые исключают прямое общение. Эти диалекты существенно отличаются друг от друга как, например, русский и чешский. Плюс к этому – племенные, религиозные, мировоззренческие и иные отличительные черты…

Более того, в «курдский» конгломерат необоснованно включают этнические группы, вообще далекие от курдов, говорящие на других иранских языках и имеющие собственный идентитет. Это, прежде всего, – пятимиллионный народ заза (самоназвание – дымыли), населяющий нынешнюю турецкую провинцию Тунджели (Дерсим) и прилегающие к нему с юга, востока и запада области. Это – потомки переселившихся в 10-11 вв. дейламитов – из Дейлама, высокогорной части южнокаспийской иранской провинции Гилян. Далее – гураны, включающие подгруппы авроманов, баджаланов и кандуляйцев, обитающие на северо-востоке Ирана и на приграничных иракских территориях. 

И, конечно же, езиды – отдельная, уникальная этно-конфессиональная группа, самосознание которых зиждется именно на противопоставлении себя к курдскому массиву как «к враждебному иному» (т.н. Inimical Others). К курдам – также необоснованно – порой причисляют луров, бахтиаров, лакцев и калхоров, живущих в центральном и южном Иране. Достаточно отметить, что заза и гурани – совершенно отдельные иранские языки – отличаются от курдского – как южного, так и северного – так же как, скажем, пушту (афганский) от персидского или немецкий от английского. А языки луров и бахтияр вообще принадлежат к другой группе иранских диалектов, они ближе к персидскому.

Что касается религиозной палитры этого пестрого конгломерата, то и здесь мы видим богатое разнообразие – это и традиционный суннизм, и суфийские братства (накшбандия, кадырия), и ортодоксальный шиизм, и крайний шиизм (кызылбаши, ахл-и хакк), бекташия и т.д. Так причудливо переплетены этнические, племенные, религиозные и конфессиональные идентичности среди этого массива, что определить его как единый народ, причем с четким этнонимом – «курд», невозможно, как бы мы этого не хотели. Если, разумеется, мы исходим из объективных параметров оценки ситуации, а не субъективных политических или иных установок. Еще более углубляет проблему отсутствие четкой дефиниции самого понятия «курд». Если бы таковое существовало, то рамки этого определения, возможно, не позволили бы огульно причислять к и без того пестрому конгломерату массу этносов, вообще не имеющих к нему отношения.

Плюс ко всему, этот мозаичный этнический континуум не является автохтонным на большинстве территорий, где он ныне представлен – ни в Турции, ни в Ираке, ни в Сирии и т.д., – учитывая то, что прародина, этническая территория носителей протокурдских диалектов находится намного южнее указанных ареалов, а именно – в центральном Иране. По сути дела, курдоязычные племена и конфедерации – постоянно, на протяжении веков мигрирующая стихия. Это очевидно на примере их племенного сознания, не соотносящего себя исторически ни с одной из конкретных территорий. А вот о талышах подобного никак не скажешь – они всегда были привязаны к своей земле. Да и вообще в южнокаспийской полосе массовых демографических передвижений не было, разве что уже упомянутая выше волна дейламитского переселения в Восточную Анатолию в 10-11 веках.

И каким же образом на фоне описанного курды могли бы составить конкуренцию талышам – единому народу с едиными корнями и с единым видением мира? Разве сопоставим оформленный этнос с сообществом, признающим преимущественно кланово-племенную аффилияцию? По сути, сравнение талышей с курдами – методологически неверно поставленная задача. Проблема курдов в том, что они, не будучи единым этническим конструктом, очень рано, еще на заре имперских амбиций больших держав, стали объектом воздействия и политического манипулирования. И, как обычно бывает в таких случаях, объект воздействия стали искусственно наделять характеристиками единого народа: исторической территорией, этнонимом, прочими атрибутами. В этом особенно преуспели британцы: они издавали карты, где вся территория Западной Армении, северо-западного Ирана и северного Ирака обозначалась как «Курдистан».

Между тем как «Курдистан» никогда в истории не был политическим термином и даже как географическое название употреблялся очень редко и в общем-то условно, поскольку мусульманские этнические группы данного ареала, которые не говорили на персидском, арабском и турецком языках, часто обозначались как курды. Термин «курд» изначально не был этнической атрибуцией, а лишь – социальной, со значением «скотовод, кочевник, пастух».  Внешние же политические силы, с пониманием дела используя эту ситуацию, стали искусственно прививать националистические воззрения сообществам, которые находились еще на племенном уровне. Именно вследствие этого, наука о курдах обросла массой неверных интерпретаций, ставших чуть ли не непреложными истинами. Так, начиная от мятежа Шейха Убейдуллы в 1880 г. и до Дерсимского восстания 1937 года, т.е. все восстания, имеющие чисто религиозно-племенной, а иногда и явно разбойничий характер – восстание Шейх-Саида 1925г., разбойничьи набеги и бесчинства Исмаил-бека Сымытко (Сымко) в конце 20-х гг. 20 века, Араратское восстание 1927-30 гг. и т.д. – стали определяться как проявления «национально-освободительной борьбы курдского народа». Обычные фольклорные поэмы возводились в ранг «национального эпоса», посредственные подражатели-эпигоны персидской поэзии становились представителями «классической курдской литературы», даже «находились» фейковые «пергаменты», написанные якобы среднеперсидским письмом на «древнекурдском языке» и т.д.

Так что речь вовсе не идет о том, какой народ – лучше; просто талыши – это единый народ, а курдам – именно курдам, без покусительства на идентичность иных этносов – еще предстоит пройти свой путь до полной кристаллизации в качестве отдельного народа или, скорее, народов.

– Независимо от вашей оценки «курдского конгломерата», как вы оцениваете его значимость как потенциального фактора против Турции? Об использовании «курдской карты» много говорится сейчас в российском аналитическом сообществе и даже в политических кругах.

– Любая этническая группа может стать фактором при умелом манипулировании. И курды в этом смысле – отменный материал, увы!  Они вот уже более века всегда выступают как средство в чужих руках, как обьект, а не как независимый субьект. Но надо учесть, что все более или менее значимые политические процессы среди курдов происходили в турецком поле – будь то в Османской империи или в республиканской Турции. К тому же, «курдская карта» имеет многочисленные прямые и побочные коннотации и референции, в которых доля России, увы, очень мала. Курды всегда были в культурно-исторической орбите турок (и Запада) и всегда в ней останутся, несмотря на кажущийся антагонизм, прослеживающийся в исторических событиях разных периодов, в том числе и в наше время. Курды никогда не были пророссийскими и никогда не проявят себя в русле политических интересов России. Лишь ситуативно, так сказать тактически, некоторые их части могут оказаться в пророссийском контексте. 

Окутывающая курдов со всех сторон мифология достигла такого предела и так укрепилась в общественно-политическом поле, что порой она приводит к неверным заключениям и разного рода прогнозам в кругах, далеких от тонкостей и эзотерики курдского вопроса. И это – не только в России. Мифологизировано почти все, что касается курдов – от их происхождения, истории, культуры, этнической атрибуции и численности до «воинской удали и боевого потенциала». И в этом, к сожалению, определенную роль сыграло и советское курдоведение. Академик Иосиф Абгарович Орбели, например, как-то характеризовал их как «рыцарей Востока».

– И последний вопрос. О талышах и курдах мы погоровили достаточно. Что значат названия этих народов? Объясняются ли они как-то?

– Имейте в виду, этнонимы в очень редких случаях поддаются обьяснению и этимологизации. Большинство первичных этнонимов вообще не имеют этимологии. «Первичное» значит «первозданное», то есть изначальное название этноса. Описательные этнонимы – дериваты от названия страны, типа «азербайджанец», «пакистанец» и т.д. – прозрачны. Оба наших этнонима – «талыш» и «курд» – принадлежат к первичным и оба не имеют конкретной этимологии. Еще одно обстоятельство надо иметь в виду: то, что этнонимы – это не вечные ярлыки этносов, они имеют обыкновение меняться и менять свой денотат, то есть обозначаемую группу. Этнонимы порой чем-то схожи с фитонимами, названиями растений: в разное время при разных обстоятельствах и в разных географических условиях они могут обозначать разные растения. Поэтому идентификация конкретного этнического названия в каких-то контекстах – исторических ли, географических ли и т.д. – отнюдь не означает наличие или отсутствие этноса, известного ныне под этим именем.

Так вот, «талыш» однозначно восходит к древнему этнониму «кадус», и это один из редких случаев, когда этноним в течение тысячелетий не меняет денотата – обозначаемую группу. Подобное заключение – результат чисто лингвистического анализа, детали которого не имеет смысла здесь подробно излагать. Термин же «курд» имел множество денотатов. Первоначально, как я указывал выше, он был соционимом, передающим понятия «кочевник, скотовод, пастух» и применялся по отношению не только ко многим этническим группам, говорящим на иранских, в том числе курдских, диалектах, но даже и к арабам. Начало кристаллизации термина «курд» в качестве некоего этнонима – пока еще с очень расплывчатым денотатом – восходит лишь к 11-12 вв. нашей эры. Показательно, что даже сейчас во всех иранских диалектах южнокаспийской полосы «курд» означает «пастух мелкого рогатого скота». Но «курд», по всей видимости, восходит к названию древнего народа «кюртиои», который на самом деле никакого отношения к сегодняшним курдам не имеет. Впрочем, это – уже другая история, выходящая за рамки нашей беседы.

Источник: http://ru.1in.am/1140639.html

Фонд поддержки авторов AfterShock

Комментарии

Аватар пользователя BERES
BERES(5 лет 11 месяцев)(15:06:29 / 09-03-2016)

Интересно, а к какой разновидности курдов относился величайший полководец Салах-ад-Дин (Саладин)? Неужели к пастухам мелкого рогатого скота, то есть козопасам?

Аватар пользователя avex
avex(2 года 9 месяцев)(15:15:24 / 09-03-2016)

Мне кажется, нет никаких противоречий между преобладающим родом занятий этноса и его возможностями вести войны, побеждать, выдвигая из своих рядов полководцев. И обратно, если судить о курдах только по Салахэддину, то название народа должно было бы звучать как "победители Востока". 

Аватар пользователя BERES
BERES(5 лет 11 месяцев)(15:35:23 / 09-03-2016)

Согласен. У меня не вызывает доверия столь подробный и конкретный анализ со стороны армянина. Уж больно они курдов недолюбливают, по-более, чем турок, пожалуй. За дело, безусловно. Но перса, айсора  или дейлемита я бы почитал с меньшим скепсисом.

И к какой разновидности курдов относится генетическое родство с палестинскими евреями?

Аватар пользователя avex
avex(2 года 9 месяцев)(15:45:24 / 09-03-2016)

У меня не вызывает доверия столь подробный и конкретный анализ со стороны армянина. 

Я обычно смотрю на факты, представленные в тексте, а не на национальность. Кстати, именно этот профессор имеет признание в Иране - его работу о языках народов страны наградили как лучшую иностранную книгу за какой-то год, не помню уже. Он возглавляет, кажется, кафедру иранистики в Ереване и издает журнал об Иране. Всегда стараюсь читать его новые интервью о народах Ближнего Востока и Закавказья. 

О связи курдов и евреев тоже только слышал, научные работы об этом пока не попадались.

Аватар пользователя BERES
BERES(5 лет 11 месяцев)(15:53:42 / 09-03-2016)

Ок! Вам верю.

Аватар пользователя avex
avex(2 года 9 месяцев)(16:13:15 / 09-03-2016)

Спасибо! wink

Аватар пользователя blkpntr
blkpntr(2 года 2 недели)(17:09:39 / 09-03-2016)

Создание нации из родственных народов - вопрос чисто технический. Само понятие "нация" появилось только в XVIII веке, до этого были "владения королей" и "свободные города". В XVIII-XIX вв., даже при незначительном на тот момент развитии общественных наук, было создано большое количество успешных проектов наций, которые позже воплотились в самостоятельные государства. Главное чтобы этим процессом управляли те, кто надо, а не те, кто не надо.

Лидеры обсуждений

за 4 часаза суткиза неделю

Лидеры просмотров

за неделюза месяцза год

СМИ

Загрузка...