Вход на сайт

МЕДИАМЕТРИКА

Облако тегов

Об изменениях в кругообороте капитала. Очерк 1. Часть 2: Акционерный капитал

Аватар пользователя Смешинка

Фиктивность акционерного капитала все труднее и труднее не заметить в особенности во всех тех случаях, когда посредством контрольного пакета акций приобретается "бизнес" (права на управление производительным потреблением реального - основного и оборотного - капитала, принадлежащего корпорации). В таких случаях все чаще и чаще оказывается, что в собственности корпорации по факту нет ничего более, кроме "воздуха" (фиктивного капитала) и неподъемных обязательств, которыми фиктивный капитал обременил капитал реальный, отжатый физически и морально дальше некуда.​

Современная глобальная экономика давно уже находится в состоянии "ненормальности", финансовые рынки все более и более "игнорируют реальную экономику и политические риски", вследствие чего финансовые рынки и реальная экономика все более и более "расходятся в разные стороны" (Н. Рубини). Почему это происходит, и как долго будет продолжаться?

Начало здесь.

Замена денег их симулякрами и ее следствия.

Ограничение обмена национальных символов денег на золото в слитках, и тем более отказ от такого обмена, превращая национальные символы денег в их симулякры, которые не представляют подлинные деньги и не выражают их количество, превращает необходимые условия точности выражения стоимости капитала его ценой в условия, уже ничем более не обеспечиваемые. О наличии или отсутствии этих условий отныне ничего однозначно утверждать невозможно.

Суть дела здесь даже не в том, что от использования в качестве денег (для выполнения общественной функции денег) отказались именно от золота. Суть дела здесь и не в том, что никакой другой товар, кроме золота, не пригоден стать деньгами. Если товар обладает свойствами, необходимыми для того, чтобы он мог выполнять все общественные функции денег без исключения (достаточная распространенность и физико-химическая определенность, делимость, измеримость, трудность фальсификации, способность сохранять свои свойства в течение длительного времени, культурно-историческая приемлемость в качестве денег и т.д.), то такой товар может выполнять функции денег. Серебро в течение долгого исторического периода у многих народов выполняло общественные функции денег не только наряду с золотом, но и вместо золота.

В действительности отказались от использования любого особого товара в качестве денег, не отказавшись, но сохранив самые общественные функции денег, для осуществления которых теперь используются симулякры денег, не являющиеся товаром по своей общественной природе, а политически утвержденные и введенные в обращение как особый товар (товар товаров) - деньги. Поэтому суть дела не в отказе от золота или серебра в качестве денег, а в том, что в действительности отказались от денег как таковых, подменив их симулякрами (политической, правовой и экономической имитацией) денег. Все различные по своим потребительским и иным качествам товары, не исключая также и самих денег, могут быть соизмерены лишь только в рамках одного и того же для всех товаров общественного качества по количеству воплощенного в каждом из товаров общественно-необходимого абстрактного труда, измеряемого рабочим временем. И до тех пор, пока абсолютное большинство особенных видов труда не станет всеобщим трудом, не может быть изобретен другой способ измерения стоимостей товаров, кроме их обмена на один товар, являющийся всеобщим эквивалентом стоимости всех других товаров в силу общественных свойств, обусловливающих эквивалентность его определенного количества определенному количеству любого другого товара.

Суть дела в том, и именно это надо понять, что денег ныне вообще нет - их нет уже, как минимум, три четверти века. Все то золото, которое имеется ныне (без различия того, кто и в каких объемах им владеет и как использует или намеревается использовать), деньгами не является ни в каком смысле. Точно также никакие другие драгметаллы, драгоценные камешки, равно как и никакой другой товар в течение этого периода и ныне деньгами не были и не являются ни в каком смысле. Это - первое, но далеко еще не самое главное. Существеннее то, что никакое золото или драгметалл ни по отдельности, ни все они вместе взятые, никакой товар ныне и в обозримой перспективе вообще уже не могут стать деньгами, как бы и кто бы этого ни хотел, какой бы институциональной властью над миром он или они ни обладали. И это суть второй, самый существенный вывод из общественной природы стоимости, денег и цен.

Необходимым, неизбежным и закономерным следствием этого является то, что весь этот период отсутствовал, ныне отсутствует, и в обозримой перспективе будет отсутствовать тот единственный объективный "механизм", который только и обеспечивал восстановление пропорциональности и сбалансированности общественного развития посредством кризисов всего капиталистического общественного воспроизводства. В основе этого "механизма" как раз и лежат закон стоимости, деньги (= ставшая самостоятельной стоимость), свободный обмен всех товаров на все товары и конкуренция (свобода внутриотраслевого, межотраслевого и межгосударственного перелива капиталов = производственных отношений самовозрастания стоимости). Кризис насильственно устраняет диспропорции и дисбалансы, необходимо и неизбежно возникающие в силу отклонения цен товаров от их (этих же самых товаров) стоимости, в том числе вызванных несовершенством конкуренции вообще и монополиями, в особенности, опять-таки насильственно восстанавливая пропорциональность и сбалансированность общественного развития. Посредством таких кризисов осуществляются объективные законы капиталистического развития.

Никакому субъекту никогда не удавалось и по общественной природе экономической общественной формации не удастся, в принципе не может удаться подчинить своей воле и институциональной власти действие объективных законов экономической общественной формации вообще и капиталистического способа производства, в том числе. Закон стоимости отменить невозможно, но вот отказаться от денег возможно, и именно это произошло, что мною показано в цикле соответствующих статей, опубликованных в течение последних 3-х лет. Но, отказавшись от денег (исключив из общественной практики использование конкретного товара, исторически выполнявшего общественные функции денег), невозможно по чьему бы то ни было произволу, тем более в течение ряда десятков лет, не говоря уже о более коротком сроке, вновь ввести в общественную практику использование какого-либо товара в качестве денег.

Общественная практика в течение тысячелетий посредством гекатомб свободных обменов всех товаров на все другие товары по всей Земле выделила и закрепила за одним товаром - золотом - общественные функции денег. Посредством чего золото стало и являлось эквивалентом всех других товаров? Посредством осуществляемого только свободными обменами всех товаров на золото и золота на все иные товары соизмерения общественно необходимого абстрактного труда, воплощенного (овеществленного), с одной стороны, в каждом обычном товаре, и, с другой, в золоте. Но количество общественно необходимого абстрактного труда, овеществленного (воплощенного) в конкретном товаре, включая также и золото, не есть величина постоянная, раз и навсегда данная, напротив, она есть величина не просто исторически изменчивая, но изменчивая даже и в течение одного года.

Каковы необходимые, неизбежные, объективно закономерные следствия этого? Или, иначе, что это означает на практике?

Это означает, что стоимость одного и того же количества золота (как и стоимость одного и того же количества любого другого товара) в каждый данный момент различна, во-первых. И, следовательно, это относится ко всему имеющемуся в наличии золоту без исключения, во-вторых. Однако стоимость определенного количества золота определяется отнюдь не теми затратами абстрактного общественно необходимого труда, которые были овеществлены в произведенном некогда в прошлом и доставленном на рынок таком же количестве золота. Стоимость определенного количества золота (как и всякого иного товара) определяется теми затратами абстрактного общественно необходимого труда, которые овеществлены в этом количестве золота в настоящее (текущее ныне) время, в-третьих. Но самая величина таких затрат труда может быть определена только одним-единственным способом - посредством гекатомб обменов всех товаров на золото и золота на все товары повсеместно в масштабах всего глобального мира-экономики, в-четвертых.

Вот в чем суть дела, вот какой общественной практики нет, вот какую общественную практику невозможно ввести ни декретом, ни самой могущественной политической волей, ни самым драконовским насилием, ни уговорами, ни обманом, ни симуляцией. Эту общественную практику невозможно ввести ничем, кроме как спровоцировав предварительно глобальный всеобщий крах. Но он, скорее всего, будет тождествен полной остановке и длительному хаосу в жизни всего человечества - хозяйственной, политической и т.д. Только эти условия могут уравнять исходные шансы всех и вся в производстве и "свободном" обмене всех товаров на все товары без исключения, если таковые (шансы сохранить самое жизнь на Земле) вообще останутся, с последующим выделением одного из них в качестве всеобщего эквивалента любого другого товара.

Отказом от денег открыто безбрежное поле для хищнического произвола национального отряда капиталистов наиболее сильного капиталистического государства при поддержке и посредничестве эмиссионного центра такого государства и под его (этого государства) защитой, ограниченное только лишь силой всех иных государств. Это и есть один из существенных моментов становления, функционирования и развития капиталистического мира в мир империалистический, необходимо и неизбежно становящийся и давно уже ставший одним - глобальным - миром-экономикой. Это развитие характеризуется монополизацией "гарантий" соблюдения точности выражения действительной стоимости того или иного национального капитала и отдельных элементов его технического строения "политической ценой", посредством использования "рыночных механизмов" устанавливаемой наднациональными институциональными органами управления, в действительности созданными и контролируемыми верхним слоем буржуазии глобально господствующей нации.

Акционерный капитал в кругообороте капитала.

Что есть акционерный капитал корпорации в отношении его участия не в процессе создания, а в последующем процессе воспроизводства того капитала, который по своей натурально-вещественной и стоимостной форме производительно потребляется и с течением времени возмещается корпоративным предприятием? Акционерный капитал, взятый как совокупность выпущенных данной корпорацией и обращающихся на фондовом рынке акций, реально (физически) никак не участвует в процесс производительного потребления по натурально-вещественному составу и по стоимости того реального корпоративного капитала, который создан на денежные капиталы, которые централизованы посредством размещения акций и авансированы (инвестированы) в данное предприятие. Как отмечено ранее, в домонополистических условиях неразвитости фондового рынка совокупность акций в денежной оценке (акционерный капитал) примерно (со всеми ранее сделанными оговорками) равна суммарной цене авансированного в предприятие капитала, но самим этим капиталом в реальности не является.

Смена владельца акции, даже будучи ее меной на деньги или на иной товар, не тождественна ни изъятию из оборота денежно равной части авансированного капитала, находящегося в обороте, ни новому авансированию (превращению в товарную форму) равной суммы денежного капитала. Смена владельца акции никоим образом не влияет на реальный капитал, авансированный корпорацией в предприятие и лишь в силу этого находящийся в обороте; она влияет лишь на персональный состав капиталистов, являющихся членами соответствующей корпорации капиталистов. Однако самая смена владельца акции, будучи ее меной на деньги или любой иной товар, этим самым предполагает обмен эквивалентными стоимостями, но в действительности происходит обмен реальной стоимости (в денежной или товарной форме) на фикцию стоимости (акцию). Именно поэтому акционерный капитал есть не более чем фикция реального капитала, авансированного корпорацией в предприятие, то есть в оборот.

В этих условиях акционерный капитал своей первоначальной (номинальной) ценой зеркально отражает цену авансированного капитала, как бы "удваивая" ее, будучи в действительности в точном смысле слова юридической фикцией (титулом) авансированного капитала. Уже только поэтому акционерный капитал и должен называться фиктивным капиталом, однако таковым его именуют совсем не по этой причине (ее также не замечают, как не замечают и все прочие условия, воспринимаемые буржуазным сознанием в качестве условий, являющихся "естественным" выражением самой "природы вещей").

На "открытом рынке" (на фондовых биржах, в банках и т.п.) акции продаются и покупаются отнюдь не по их номиналу, но по текущему курсу этих акций, который зависит от оценки размера дивидендов, которые по итогам текущего года вероятнее всего будут выплачены на одну акцию выпустившей ее корпорацией, во-первых. Во-вторых, курс акций зависит от ссудного процента, ибо покупая акции, их покупатель оценивает альтернативный доход, который он гарантированно получит, если вложит эту сумму средств платежа в соответствующий "актив". А таковым давно уже является либо депозит в банке, либо государственное казначейское обязательство, обеспечивающее ежегодный доход не меньше, чем депозит в банке. Если, например, акция номиналом $150 приносит дивиденд в размере $12, а гарантированный банковский процент на депозит равен 4% за год, то курс акции будет стремиться к $300 (4% от $300 = $12). И наконец, в-третьих, текущий курс акций определяется спросом и предложением акций на открытом рынке - чем выше спрос и чем меньше предложение акций конкретной корпорации, тем выше текущий курс этих акций. В силу установленного (а только он и гарантирован) банковского процента на годовой депозит, изменения прогнозов о вероятных размерах дивидендов на акции и соотношения спроса на них и их предложения на открытом рынке текущий курс обращающихся на открытом рынке акций постоянно колеблется.

Отсюда текущая "рыночная капитализация" корпорации есть произведение текущей котировки (текущего курса) акций данной корпорации на общее число выпущенных акций, которая ("рыночная капитализация") колеблется синхронно колебаниям котировок акций. Уже только поэтому расхождение между "рыночной капитализацией" (рыночной ценой) корпорации (во сколько на открытом рынке оцениваются права собственности на реальный капитал корпорации, включая право на прибыль от производительного потребления этого вложенного в корпоративное предприятие капитала) и реальной ценой вложенного в корпоративное предприятие реального капитала является скорее общим правилом, нежели исключением.

Однако дело отнюдь не ограничивается только этим расхождением. Производительное потребление реально авансированного в основные средства производства капитала (в основной капитал) необходимо и неизбежно влечет за собой уменьшение стоимости основного капитала, как минимум, на сумму физической амортизации. Последняя определяется длительностью полного цикла возмещения основного капитала по его натурально-вещественному составу. Научно-технический прогресс, внутриотраслевая, межотраслевая и международная конкуренция необходимо и неизбежно влекут за собой так называемый моральный износ (снижение стоимости) основного капитала, опережающий его физический износ. Следствием этого становится не только ускоренная физическая амортизация основного капитала по стоимости, но и замещение различных элементов его натурально-вещественного состава более производительными средствами производства, а это, в свою очередь, требует соответствующих качественно-количественных изменений в натурально-вещественном составе оборотного капитала вообще и переменного капитала (рабочей силы), в особенности. Вследствие этого изменяется и стоимостное, и техническое, и органическое строение реального капитала, производительно потребляемого предприятием, принадлежащим корпорации.

Основной источник замещения основного капитала - отнюдь не средства от размещения или продажи акций, но амортизационный фонд, формируемый администрацией предприятия за счет ускоренной - опережающей не только физический, но и моральный износ - амортизации. Однако замещение авансированного капитала в натуре осуществляется отнюдь не по стоимости, но по рыночным ценам на средства труда и рабочую силу, полностью аналогичные по своим характеристикам замещаемым, которые (рыночные цены) в силу НТП при прочих равных условиях снижаются. Поэтому в действительности амортизационный фонд используется не только для ремонта, модернизации и замены устаревших средств труда, но и для приобретения более совершенных или дополнительных средств труда. Другим источником модернизации предприятия, сопровождаемой модернизацией отдельных средств труда и техническим перевооружением производства, является часть не распределяемой прибыли, которая не направляется на выплату дивидендов. Третьим источником являются ссуды (кредиты и займы), привлекаемые администрацией предприятия, принадлежащего корпорации, в том числе и посредством размещения облигаций. Это не исключает того, что в отдельных случаях на эти цели могут использоваться также и денежные средства, получаемые от размещения дополнительных акций и (или) от продажи части акций, но это именно отдельные - исключительные - случаи, которые не изменяют общего правила.

Не говоря уже о повышении степени эксплуатации рабочей силы, вследствие одной только тенденции к снижению цены рабочей силы в силу конкуренции и НТП происходит экономия переменного капитала в тем большей мере, чем менее успешна борьба наемных работников за повышение заработной платы. Еще одним существенным фактором экономии переменного капитала, а равно и эффективного противодействия борьбе наемных работников за повышение заработной платы, становится перенос реальной экономики в так называемые развивающиеся государства. Именно эти факторы экономии переменного капитала и повышения капиталистической эффективности его применения являются основными для финансирования замещения рабочей силы, но отнюдь не выпуск акций или доходы от их продажи по более высокой цене вследствие роста "рыночной капитализации" корпорации.

На стадии империализма вообще, а после отказа от денег и их замены симулякрами денег, в особенности, не только в фазе эксплуатации предприятия (фаза производительного потребления авансированного в предприятие капитала), но и в инвестиционной фазе (создания предприятия) акционерный капитал все в меньшей и меньшей мере является источником финансирования воспроизводства реального капитала. Таковым источником все больше и больше становится ссудный капитал, то есть кредиты банков и займы иных финансовых корпораций, осуществляемые не только посредством заключения соответствующих контрактов, но и посредством выпуска корпоративных облигаций, векселей и иных видов долговых обязательств. Эти инструменты привлечения денежных средств, необходимых для воспроизводства реального капитала, все чаще и чаще дополняются заключения фьючерсных контрактов на поставку будущей продукции, использованием залоговых (варрантов) и складских свидетельств, прочих "ценных бумаг".

Следствия подчинения финансовым капиталом всех других форм капитала.

В то же время по мере того, как финансовый капитал становится превращенной формой всего общественного капитала в его целом, подчиняя все другие его (общественного капитала) формы, необходимо и неизбежно происходит изменение мотивации и целей капиталистов в сфере производства и обращения. Непосредственной целью владельца корпорации отныне является уже отнюдь не рост корпоративной прибыли как таковой, но увеличение размера дивидендов, выплачиваемых по принадлежащим ему акциям, во-первых, и, следовательно, рост текущей рыночной цены принадлежащих ему акций такой корпорации, то есть рост "рыночной капитализации" корпорации, акциями которой он владеет, во-вторых. Первое достигается тем, что на выплату дивидендов направляется не только все большая доля прибыли, но и все большая часть амортизационного фонда. Второе достигается тем, что деятельность администрации подчиняется достижению роста "рыночной капитализации" корпорации.

Акционеры могут добиться и первого, и второго всего лишь одним путем - путем назначения на должности руководителей администрации корпоративного предприятия "эффективных менеджеров", способных добиваться неуклонного роста "рыночной капитализации" корпорации. Такого роста добиваются за счет, во-первых, правильного позиционирования корпорации и продвижения ее товаров (работ, услуг), во-вторых, эффективного финансового менеджмента и, в-третьих, эффективных коммуникаций с аудиторами, оценщиками, брокерами, работающими на фондовых рынках, СМИ и т.п. От этой триады непосредственно зависит публичная оценка текущей успешности и перспектив бизнеса корпорации, а, следовательно, рост спроса на ее акции и их котировок. "Эффективные" менеджеры для акционеров те, кто добивается роста размера дивидендов за счет все более опережающей моральный износ основного капитала амортизации, в-четвертых, минимизации издержек, в-пятых, и максимизации прибыли, в-шестых.

Инновации, техническое перевооружение, научная организация труда, рост его производительности и т.п. не просто все более и более отходят на второй, третий и более дальние планы. Отныне эти и подобные факторы расширенного воспроизводства и повышения прибыльности реального капитала имеют право на реализацию лишь постольку и в той мере, поскольку и в какой мере без них невозможен рост "рыночной капитализации" и доходности акций корпорации.

По мере продвижения капитализма к своему финалу неуклонно снижается роль корпорации капиталистов (акционерной и ей подобных) в качестве формы централизации денежного капитала, необходимого для реализации крупных инвестиционных проектов, а также для расширенного воспроизводства функционирующего реального капитала предприятий, принадлежащих корпорациям. Одновременно номинальная величина акционерного капитала все более и более отклоняется (в сторону существенного превышения) и от величины реального капитала, во-первых, и от величины текущей "рыночной капитализации" корпорации, то есть от суммы текущих цен ее акций, во-вторых. Поэтому величина акционерного капитала корпорации теперь не просто зеркально отражает цену авансированного капитала, фиктивно "удваивая" ее, но все более и более кратно "умножает" цену реального капитала.

Отныне фиктивность акционерного капитала все труднее и труднее не заметить в особенности во всех тех случаях, когда посредством контрольного пакета акций приобретается "бизнес" (права на управление производительным потреблением реального - основного и оборотного - капитала, принадлежащего корпорации). В таких случаях все чаще и чаще оказывается, что в собственности корпорации по факту нет ничего более, кроме "воздуха" (фиктивного капитала) и неподъемных обязательств, которыми фиктивный капитал обременил капитал реальный, отжатый физически и морально дальше некуда.

Но если бы дело ограничивалось только указанными следствиями, то это была бы далеко еще не вся беда, но лишь ее половина. Уже один только факт обращения на фондовом рынке опережающими темпами растущей величины акционерного капитала свидетельствует о том, что обращение растущей массы фиктивного капитала необходимо и неизбежно влечет за собой рост "монетизации" экономики, то есть увеличения в обращении количества средств, используемых в качестве средств платежа.

Иными словами, необходимым и неизбежным следствием роста массы фиктивного капитала, обращающегося на открытом рынке, является рост эмиссии, которая вследствие отказа от денег и замены их симулякрами денег утратила объективный тормоз - суммарная стоимость реально потребляемой (покупаемой) товарной массы. Сумма цен этой товарной массы, выраженных количеством симулякров денег, таким тормозом быть не может, ибо в отсутствие денег цены могут вздуваться до небес поочередно на те или иные товары, дабы "связать" избыточную массу симулякров денег.

Инфляция вообще-то по определению как раз и есть краткое название для того явления, которым обозначается переполнение каналов обращения средствами обращения (деньгами или симулякрами денег - в данном случае не имеет различия), прямым следствием чего является рост цен. А с другой стороны непосредственной целью владельцев-выгодоприобретателей фиктивного капитала является рост "рыночной капитализации", то есть рост цен акций - опять-таки инфляция. Так инфляционный круг замыкается на самом себе, дефляция для которого и по определению, и по его общественной природе становится абсолютно неприемлемой, ибо тождественной убыткам, разорению, краху.

Василиев Владимир

Фонд поддержки авторов AfterShock

Комментарии

Аватар пользователя МегаВаттник

"...никакое золото или драгметалл ни по отдельности, ни все они вместе взятые, никакой товар ныне и в обозримой перспективе вообще уже не могут стать деньгами."  Дальше не читал, ибо - бред.

Больше 3 тысячелетий золото было деньгами, а тут раз - и больше не может.

Аватар пользователя blkpntr
blkpntr(1 год 12 месяцев)(19:59:50 / 04-03-2016)

Золото никогда не было ходовой монетой - в первую очередь из-за редкости металла. Его банально на всех не хватает. Более того, не хватает даже серебра. Золотые монеты были формой накопления и перевозки богатства. В раннем Средневековье их вообще не было. Все гульдены-флорины-цехины появились в 13 веке в богатых городах Северной Италии.

Аватар пользователя МегаВаттник

Я очень далек от мысли, что когда-нибудь кому-нибудь из здесь присутствующих придется расплатиться в продуктовом магазине золотыми (или даже серебряными) монетами.

А вот то, что золото станет средством международных расчетов вместо резанной, надеюсь застанут многие. 

Аватар пользователя saava
saava(2 года 4 месяца)(18:57:23 / 04-03-2016)

Ужасный язык. Очень сложно понять, что автор имеет ввиду. Взять хотя бы последний абзац:

> Инфляция вообще-то по определению как раз и есть краткое название для того явления, которым обозначается переполнение каналов обращения средствами обращения (деньгами или симулякрами денег - в данном случае не имеет различия), прямым следствием чего является рост цен.<

Как бы факт роста цен и есть инфляция. А что при этом переполняется и переполняется ли - значения не имеет.

Лидеры обсуждений

за 4 часаза суткиза неделю

Лидеры просмотров

за неделюза месяцза год

СМИ

Загрузка...