Вход на сайт

МЕДИАМЕТРИКА

Облако тегов

Этические системы человечества. Часть 4. (Джагг = 17ur о книге К. А. Крылова "Поведение")

Аватар пользователя Сабуро-Микими

Продолжение серии статей "Этические системы человечества"

Публикую с незначительной редактурой размышления блогера Максима Удалова = "Джагг" = "17ur" о книге К. А. Крылова "Поведение". Кроме всего прочего делаются попытки "сконструировать" наиболее адекватное государство для России будущего, т. е. государственное устройство общества 4-й этической системы (Север).

Особый интерес представляет его статьи  "К вопросу о власти с точки зрения формальной этики" (последняя часть - "Четвёртая этическая система. «Север»") и "О "северной" демократии".

Предыдущие статьи: Этические системы человечества. Часть 1. (К. А. Крылов: "Поведение", части I-III), Этические системы человечества. Часть 2. (К. А. Крылов: "Поведение", части IV-V) и Этические системы человечества. Часть 3. (К. А. Крылов: "Поведение", часть VI)

В тексте присутствуют мои комментарии { курсивом в фигурных скобках }.


17.05.2007 http://17ur.livejournal.com/211461.html

Типа упражнение

 Это что-то вроде комментария к работе К. Крылова "Поведение", краткое рассмотрение войны в описанных в работе этических системах. Кто не читал работу, мало что поймёт. Написано вчерновую, без вычитки, в рамках неких соображений по поводу войн будущего. Для различных этических систем рассматриваются моменты: способность к превентивной войне, объявление войны, вовлечение населения в войну (тотальная - ограниченная), средства и методы ведения войны (чем и как), условие прекращения конфликта. Ограничения по применимости размышлизмов те же, что упомянуты в работе (отсутствие обществ, в которых существует только одна этическая система, полюдье и пр.).

{ Сабуро-Микими. Первая этическая система (Юг) }

1. "Я должен вести себя по отношению к другим так, как они ведут себя по отношению ко мне.
Относись к другим людям так же, как они относятся к тебе.
"

 В первой этической системе (Юг) разница между состоянием "войны" и состоянием "мира" выражена очень слабо и определяется скорее возможностями по ведению условно "военных" действий, а не изменением состояния общества. Общество, в котором "как все, так и я", сталкиваясь с обществом, где люди ведут себя "не так", автоматически относится к нему как к врагу, так что нужды в "объявлении войны" и связанных с этим объявлением условностях попросту нет. Целью конфликта для Юга является устранение помехи своему "образу жизни". Чтобы с глаз долой.

 Cам вид формулы подразумевает реактивность поведения того, кто ей следует. "Я смотрю на других и подражаю им". Сперва посмотрел, потом предпринял действия. В принципе это означает неспособность такого общества к превентивной войне в смысле масштабного "первого удара", инициативного, массированного, упорядоченного действия против супостата - лучше всего оно входит в войну в результате "эскалации конфликта". Пример таких конфликтов - племенная резня типа тутси-хуту или клановые разборки на почве кровной мести.

 Кроме того, общество Юга прекрасно заточено под спонсирование терактов - единичных действий по нанесению ущерба максимально широко понимаемому "врагу", определяемых только возможностями совершения этих действий: будет ли это бомба с обрезками гвоздей или авиалайнер в небоскрёб. Важно понимать, что осознание "возможности" совершения таких действий тоже является результатом подсказки извне: в кино посмотрели, ага.

 В случае конфликта с иными "цивилизационными блоками" Юг в силу перечисленных свойств очень легко ломается, теряя все более или менее сложные устроения для ведения войны и откатываясь в примитивную, хотя и всеобъемлющую партизанщину. Крайне показательным примером здесь является Ирак, с его стратегией непротивления в первую "Войну в Заливе" ("скады" как раз укладываются в этакую сравнительно высокотехнологичную партизанскую войну) и распадом армии во время вторжения США. А ведь превентивный удар иракской армии образца 1991-го года по силам тогдашней коалиции в момент развёртывания, хотя и не избавляет от страшнейшего разгрома, но в перспективе выглядит гораздо более выигрышной стратегией, в том числе для самого Хуссейна. Увы, модернизация страны оказалась поверхностной, и серьёзных изменений в этике общества, достаточных для принятия столь важных решений, она не достигла - теперь иракское общество откатилось к этически адекватному состоянию: межплеменной резне и отстрелу чужаков.

Итого для Юга: а) неспособность к превентивной войне, б) враждебные действия без объявления войны, в) определяемые только возможностями их совершения, но не "моральными" соображениями, "мы сражаемся всем, что есть", г) тотальность конфликта - воюют все.

Желательный результат отдельно взятого группового конфликта в первой этической системе, критерий прекращения военных действий: "оставьте нас в покое, не мешайте нашему общему образу жизни". Если для этого противник должен поголовно исчезнуть, не вопрос. Позднесоветский лишьбынебыловойнизм принадлежит именно к этой этике.

{ Сабуро-Микими. Вторая этическая система (Восток) }

2. "Я не должен вести себя по отношению к другим так, как они не ведут себя по отношению ко мне.
Не поступай с другими так, как они не поступают с тобой.
"

 Во второй этической системе (Восток) отрицается тотальность войны. То есть если тебе хочется пырять мечом, ты имеешь полное право пырять мечом - но только вооружённого противника, который и сам не прочь. Записывайся в ополчение, выходи на большую дорогу, таскай копьё за сэром рыцарем... Война становится занятием особой части населения, и целью конфликта становится выгода этой части. Средства ведения войны в этой системе этично ограничивать. Поговаривают (врут?), что в том же древнем Китае некоторые битвы просто разыгрывали - моделировали на картах или как-то так. После чего "проигравший" полководец договаривался о последствиях. Торжество ограничения.
 С другой стороны, реактивность остаётся, ибо даже тому, кто не имеет ничего против войны, этика не позволяет её начать первому. Поэтому в средневековых обществах старая вражда ценилась, ибо она была поводом для праведной войны.
 В сочетании с ограничением средств ведения войны, такая реактивность подразумевает её предсказуемость: то есть объявление войны как объяснение её, "иду на вы", "защищайтесь, благородный сэр", "мусульмане спёрли Гроб Господень, едем разбираться" и всё такое.
 Поведение Японии, как более-менее современно воевавшей державы Востока, в этой связи вызывает вопросы: и в русско-японскую (Порт-Артур), и во Вторую Мировую японцы (Пёрл-Харбор) нападали внезапно. Однако это были именно что локальные удары, в принципе неспособные войну выиграть: своего рода бросок латной перчатки в лицо, который праздником для лица отнюдь не является. Концепция соккузен сокетцу - "решительного прекращения враждебности" - во многом опиралась именно на психологический эффект, а не на эффективное физическое доминирование на поле боя: если хотите, на то, что противник испугается и извинится до нанесения серьёзных побоев.

Итого для Востока: а) неспособность к превентивной войне, б) желательность объявления войны, в) ограничение собственных средств ведения войны ("мы сражаемся тем же, чем и вы", отказ от огнестрела), война по правилам типа "меч против меча", ценность нематериальных составляющих боеспособности (тот же самурайский дух), г) избирательность конфликта - воюют не все.

{ Сабуро-Микими. Согласен, похоже на действия Турции против ВС Сирии и ВКС России 24 ноября 2015 г. О нежелательности присутствия России предупреждали, применили самолёт против самолёта ВКС РФ. Участие в боевых действиях ограниченное. }

Желательный результат отдельно взятого группового конфликта во второй этической системе, критерий прекращения военных действий: "нашли князю чести, а себе славы", где под "честью" понимается и репутация, и материальная выгода (скажем, снять нефтяную блокаду), а под "себе" - некое воинское сословие, дружина.

{ Сабуро-Микими. Третья этическая система (Запад) }

3. "Другие должны вести себя по отношению ко мне так, как я веду себя по отношению к другим.
Не мешай другим поступать с тобой так, как ты сам поступаешь с ними.
"

 В третьей этической системе (Запад) возвращается тотальность конфликта, но здесь его цель понимается уже не как нанесение ущерба противнику в любом и всяком аспекте (Юг), а как уподобление противника себе (сейчас это называется "содействие распространению демократии"); бомбы и пулемёты здесь становятся одним из средств, но никак не единственным. В идеале каждый "западник" является солдатом такой войны, войны за распространение своего "образа жизни". Соответственно, ограничения на применяемые средства в третьей этической системе её носителями понимаются именно как ограничения для противника: "злые арабы взрывают наших солдат придорожными бомбами, а они должны, как и мы, работать танками и истребителями-бомбардировщиками; если же их нет, то сидеть, как мышь под метлой".
 В войнах Запад считает условием своей победы применение средств, которых физически нет у противника - отсюда одержимость "новым оружием", его супер-пупер-характеристиками и т. п.. Другим следствием вернувшейся всеобъемлющности конфликта становится отказ от объявления войны или подмена такового объявления - скажем, уничтожение Ирака как суверенного государства проведено по смете "войны с террором".

Итого для Запада: а) способность к превентивной войне, б) нежелательность объявления войны, в) ограничение чужих средств ведения войны ("вы должны сражаться только тем, чем сражаемся мы, и так, как сражаемся мы"), г) тотальность конфликта - воюют все (не обязательно пулей и штыком).

Желательный результат отдельно взятого группового конфликта в третьей этической системе хорошо показан в каком-то дешёвом голливудском фильме (ЕМНИП, "Gotcha!"?), где штатовский студент, попав по воле судьбы в бедную, разорённую ГДР конца 1970-х, стонущую под пятой советских оккупантов, вырывается оттуда в ФРГ и в ближайшей закусочной произносит с ударением "дайте мне большой АМЕРИКАНСКИЙ гамбургер, бутылку АМЕРИКАНСКОЙ кока-колы" и так далее. Думаю, "весси" должны с удовольствием этот фильм пересматривать.

{ Сабуро-Микими. Четвёртая этическая система (Север) }

4. "Другие не должны вести себя по отношению ко мне так, как я не веду себя по отношению к другим.
Препятствуй другим поступать с собой так, как ты с ними не поступаешь."

 В четвёртой этической системе (Север, потенциально Россия в будущем) целью конфликта является обезвреживание противника, лишение его способности нанесения ущерба, его разоружение. Масштабы и аспекты конфликта определяются тем, что противник считает "оружием", с помощью чего наносит нам ущерб.
 Эта цель снимает ограничения на превентивную войну: даже если я не собирался ни в кого стрелять, я имею право первым выстрелом ранить противника в руку и выбить пистолет, из которого в меня собираются выстрелить. Таким образом, война ведётся не на уничтожение противника как такового (Юг), не для грабежа (Восток), не на изменение его по своему образу и подобию (Запад), а только на лишение его возможностей по нанесению ущерба (как это скажется на остальных параметрах противника - неважно).

 Такое порождает запрет противнику на неограниченное вовлечение его собственного населения в войну: тотальная война со стороны противника как правило признаётся нами неэтичной - "с нами не должны драться такие же, как те, что не дерутся с нашей стороны". Если с нашей стороны не воюют дети, ваши дети тоже должны сидеть дома. В свою очередь, такое различение ведёт к необходимости уведомления противника о конфликте - объявления войны.
 Как согласуется превентивная война с объявлением войны? Довольно просто. В 1941-м Шуленбург с нотой запоздал, и предыдущее дипломатическое молчание Германии получилось некрасивым, в итоге эпитет "вероломный" вполне заслужен; а вот общеизвестное представление о маньчжурской кампании 1945-го в четвёртую этическую систему вполне укладывается. Война шла именно и только с армией, строившейся для нападения на СССР, все нужные дипломатические телодвижения были сделаны заранее, при том, что японцы просто не располагали временем, чтобы реально подготовиться к удару тех масштабов, что был обрушен на них. Кстати, проблесками именно "северной этики" во времена СССР были картинки типа "за неделю к Ла-Маншу, заправляя Т-80 на автозаправках".

 Что касается средств ведения войны, здесь работает императив, направленный на противника, "вы не должны сражаться так, как не сражаемся мы", "вы не должны сражаться тем, чем не сражаемся мы". В сочетании с целью конфликта в "северной этике" это означает не требование ограничения вражеских возможностей, а увеличение числа точек приложения силы к врагу.
 Если враг записывает в оружие нечто, что я оружием не считаю, я должен с этой классификацией согласиться и включить в свой список оружия, которого врага надо лишить, и это "нечто". Например, если враг использует детей для нанесения ущерба нам, все дети на вражеской территории являются легитимными военными целями. Идея, полагаю, ясна.

 Итого для Севера: а) способность к превентивной войне, б) желательность объявления войны, в) отсутствие ограничений на средства и способы ведения войны для себя и для противника, г) запрет противнику на тотальность конфликта ("с нами не должны драться такие же, как те, что не дерутся с нашей стороны").

Желательный результат отдельно взятого группового конфликта в четвёртой этической системе, критерий прекращения военных действий: как и было сказано, противник не способен причинить нам ущерб.


29.06.2007 http://17ur.livejournal.com/218043.html

Этико-футуристическое об армии

 Нижеследующая игра ума неизвестно во что посвящена рассмотрению весьма отвлечённого вопроса: описания идеальной армии идеального же российского государства в обозримом будущем. За неимением идеального российского государства - а выражаясь злобно-иронически, за неимением любого российского государства как такового (по моему мнению, государство "не для русских" российским считаться не может) - настоящее рассмотрение практической ценностью не обладает. Кроме того, проблемам перехода от нынешнего состояния раздербаненной до последней степени Советской армии к состоянию описываемому - чего уж там, восхваляемому - внимания не уделяет. Идеализм чистой воды плюс наплевательство на традиции и здравый смысл.

 Для написания настоящего трактата я в очередной раз обратился к рассмотрению проблемы через призму всё той же работы "Поведение", по рельсам которой высказывался здесь же относительно различных милитарных парадигм. Предчувствую, что может прилететь немало нехорошего: и со стороны людей, несравнимо более компетентных в военных вопросах, нежели я - за извращённо-дилетантский взгляд на родные их сердцам вещи; и со стороны людей, не согласных с тем, как указанная работа применена к вопросу, а равно и с вульгаризацией оной работы вообще. Осознаю и каюсь заранее, для экономии траффика. Можете считать эту работу развлечением ради развлечения, раздуванием углей под жертвенным алтарём хандры, на который возложен пуд галлюциногенов в подарочной упаковке. Дышите глубже, наслаждайтесь. Трактат дли-инный.

Введение

 Остановлюсь на некоторых моментах, обдуманных мною со времён текста о различных военных парадигмах.

 Во-первых, как мне было указано и, кажется, неоднократно: представлять всё общество целиком как последователей некоторой этической системы есть приближение по меньшей мере смелое. Хорошо. Принимаю, что в обществе некоторым образом сосуществуют все четыре этические системы и соответствующие им полюдья - просто проявляются они в разной степени, и в разное время один и тот же индивид вполне может быть носителем разных этических систем. Например, вполне можно считать, что социализации молодых поколений как правило может быть сопоставлена этическая эволюция, начиная со школьных стаек с вполне себе "южным" полюдьем "как все, так и я".

 Помимо прочего, это означает, что в одной и той же стране вполне могут - более того, для достижения наивысшей эффективности, должны - сосуществовать структуры, относящиеся формально, например, к одной и той же "армии", но организованные в разных этических системах.

 Во-вторых, само понятие "армии" нуждается в расширительном толковании - хотя бы и с тем, чтобы "закрыть" одним словом дружину Рюрика, наёмников Валленштейна и трудармии Троцкого. Далее мною армия понимается как часть общества, ситуационно специализированная для ведения войны (ожидаемо), а вот войну можно рассматривать, как упорядоченную деятельность общества по устранению причин массовой несвоевременной смерти членов этого общества. Как видите, и "война с разрухой", и "война с терроризмом" и даже "война с птичьим гриппом" укладываются в это определение.

 В-третьих, любая сколько-нибудь многочисленная армия, ведущая войну в условиях различия свойств "полей боя", будет организована иерархически. Как правило, уровни этой организации соответствуют уровням абстрагирования при решении поставленной задачи. Уровни абстрагирования в собственно военном искусстве известны мне как тактика, оперативное искусство и стратегия. Однако существуют ещё два уровня абстрагирования, которые полностью к военному искусству не принадлежат. "Личный уровень", то есть взаимодействие отдельно взятого бойца со "своими" и "чужими" - бой, но ещё не война; и уровень "большой стратегии", где война является лишь одним из инструментов "делания политики" - конфликт, но уже не война.

 Этика как таковая влияет на ведение войны именно на этих двух уровнях. На уровнях промежуточных, от тактики до стратегии, не бывает решений, подлежащих самостоятельной этической оценке; не бывает этичных и неэтичных поступков. На этих уровнях различные армии не могут быть сравнимы между собой по любому критерию, "завязанному" на этику.

 Тем не менее, решения, принимаемые на "личном уровне" и на уровне "большой стратегии", в том числе и под влиянием той или иной этической системы, определяют тактические и стратегические решения. Более точно можно сказать, что "личный уровень" определяет этические ограничения по ведению войны, а уровень "большой стратегии" определяет этичные варианты ведения войны. Здесь ничего нового не сказано: точно так же физические ограничения отдельных бойцов определяют, что составленное из этих бойцов подразделение может сделать на поле боя, а план операции, спущенный "сверху", определяет, что это подразделение на поле боя сделать должно.

Основная часть.

 Далее четырёхкратно: после очерка моих представлений об идеальной армии, построенном на одном из правил этики, попробую рассмотреть роль такой армии в будущем - но от того не менее идеальном - российском государстве.

Армия Юга.
Этическая система: "Я должен относиться к другим так, как они относятся ко мне".
Полюдье: "Я должен делать то же, что и все".

 Грубо говоря, это вооружённая толпа, составленная из отдельных банд, и вопрос её боеспособности определяется только наличием людей, способных и имеющих право задать остальным нужное поведение. И персы, и спартанцы из кинокомикса "300" представляют собой именно такие армии; по крайней мере там, где речь идёт о строевом бое. Просто у спартанцев по жизни были лучшие сержанты.

 Боеспособность "южной армии" зависит от численного соотношения людей-"образцов поведения" и всех остальных, взятого с учётом скорости и пропускной способности каналов связи, по которым информация о нужном поведении распространяется.

 Если это соотношение недостаточно, армия перестаёт быть как целое, вырождаясь в сумму партизанских банд, где главарь ("образец поведения") может влиять на боеспособность остальных в пределах его прямого контроля (связь). Все, кто в эти банды по каким-либо причинам не вошли, угрозы противнику не представляют, прекращая военные действия при первой возможности. Именно поэтому "иракской армии" уже нет, а "чеченской армии" никогда не будет.

 С учётом современного уровня развития техники, можно сказать, что "армия Юга", как единственный и основополагающий принцип организации вооружённых сил государства, отжила своё. Однако это относится именно к вооружённым силам. Военизированные структуры, не встречающиеся с врагом на конвенционном поле боя, вполне могут, а часто и должны быть организованы именно по этому принципу.

 Причина такого утверждения в следующем. Особенностью "армии Юга" является способность приводить человеческий материал, её составляющий, к некоторому уровню цивилизованности, характерному для данной армии (напоминаю, что цивилизованность сообщества есть способность сообщества к упорядоченным, сложным и разнообразным действиям, а цивилизованность человека есть способность существовать в таком сообществе и поддерживать его). Из этого следует, что "армия Юга" может решить задачу цивилизации малоцивилизованных людей, а равно задачу научения их привычке повышать свой уровень цивилизованности. "Не можешь - поможем, не знаешь - научим, не хочешь - заставим".

 Род войск, который лучше всего воплощает "армия Юга" - она самая, "царица полей, но не кукуруза". При этом, конечно, под желательным воплощением в смысле организации таковой понимаются современные мотострелки, а не персидская орда в Фермопилах и не махновцы с ушкуйниками.

 "Армия Юга" в будущей России может быть проявлена в следующих ипостасях.

1. Трудовая армия - ресурс рабочей силы для решения системных экономических проблем России, например, приведения в порядок "инфраструктуры".
2. Аналог "Гитлерюгенда" - военизированная молодёжная организация, имеющая целью задание высокого качества человеческого материала смолоду.
3. Как и было сказано, собственно армия со смешанным принципом комплектования, куда в обязательном порядке призывался бы на довоспитание низкокачественный человеческий материал.

 Обязательным требованием к такого рода проектам станет учёт соответствия цивилизованности рекрута и уровня цивилизованности, задаваемого спецификой подразделения, куда рекрут зачислен. Качество человеческого материала в "армии Юга" должно улучшаться, а не наоборот. Отсюда следуют:

а) наличие системы мониторинга уровня цивилизованности, начиная с начальных классов школы: кондуит, база данных школьного психолога - называйте, как хотите;
б) наличие в перечисленных организациях нужных "образцов поведения" в достаточном количестве - читай: развитой институт сержантов и прочих пионервожатых;
в) классификация подразделений в перечисленных организаций по уровню цивилизованности с учётом ротации личного состава - например, в применении к "трудовой армии" это означает, что её польза не сводится к копанию и закапыванию ям под трубы, речь идёт и о сложных специальностях;
г) практически индивидуальный подбор личного состава в подразделение.

 Вот здесь организационно и политически вполне можно разодолжиться у пресловутой Федеральной Службы им. Роберта Энсона Хайнлайна. Такие институты могут быть использованы и как фильтр для миграции, и как аналог пионерской организации (минус идеологическое кондиционирование), и как дополнительные годы образования для двоечников с обязательной специализацией.

 Подчеркну, что такого рода сопряжение армии и общества, когда армейские вопросы в принципе не могут решаться только в рамках армии, получается благодаря тому, что "южная этика" сильнее проявляется на низших уровнях абстрагирования в военном искусстве - а на "личном уровне" в действующей массовой армии "южную этику" и "южное полюдье" можно считать определяющими. Напоминаю, что "личный уровень" как раз и относится не только к армии и войне, через него и происходит сопряжение армейских и общественных задач.

 Забегая вперёд, отмечу, что "армия Востока" и "армия Запада" в достаточной степени обособлены от общества, а вот в "армии Севера" проблема сопряжения армии и общества возникает вновь, но уже на высшем уровне, уровне "большой стратегии".

Армия Востока.
Этическая система: "Я не должен относиться к другим так, как они не относятся ко мне".
Полюдье: "Я не должен делать того, чего никто не делает".

Как было определено в предыдущем тексте, "армия Востока" есть армия сословная, дружина - то есть армия

а) наёмная;
б) как правило, вынужденная вести войну "по понятиям", то есть согласно признанных кодексов, конвенций, стратегических трактатов с ограничениями на ведение войны;
в) сражающаяся - прямо или опосредованно - за военную добычу;
г) обычно воюющая с подобной себе армией.

 Боеспособность такой армии в большей степени определяется вооружением и квалификацией каждого отдельного бойца в ней, нежели взаимодействием между бойцами. На поле боя эта армия может разогнать "армию Юга", но может и огрести от неё же по первое число. Точно так же, как десяток рыцарей мог разогнать тысячу восставших крестьян с вилами, но тому же десятку в ста метрах от строя уэльских лучников - или даже плохо обученных городских сопляков с хорошими арбалетами - я бы не позавидовал. Просто потому, что до стрелков их благородиям ещё надо было добраться.

 Разумеется, развитие военных технологий вообще и конкуренция со стороны иных вооружённых сил в частности заставили развиваться в плане лучшего взаимодействия и наёмную, сословную армию именно как целое, как сообщество. Тем не менее, принцип "каждый сам за себя" никуда не делся: наёмник продаёт собственную жизнь, потому он и способен чётко её оценить в сравнении с иными предметами, до жизней своих боевых товарищей включительно. Это понимание может модерироваться и возвышаться идеологическими конструктами типа "рыцарской чести", но может и оставаться в первобытной неприкосновенности.

 Именно умение каждого бойца просчитывать риски делает идеальную "армию Востока" высокоадаптивной боевой силой, очень хорошо умеющей решать боевые задачи в пределах возможного (как это возможное понимается бойцами). Однако при постановке такой армии невозможных задач она становится опаснее для нанимателя, чем для противника в силу тех же причин.

 "Армия Востока" является практически идеальным средством ведения локальных конвенционных конфликтов, сильно зависимых от промежуточных целей "высокой политики". Прошу отметить, что это определение относится и к внутренним конфликтам очень малой интенсивности, вроде поддержания порядка в городе.

 Какой-то отдельный род войск "армии Востока" сопоставить трудно, но понятно, что в большей степени ей будут соответствовать войска, где важно мастерство: мастерство ли разгона толпы, мастерство ли обращения с ЗРК.

 В будущей России такая армия может быть воплощена через следующие мероприятия:

1. Законодательное разрешение наёмничества, и лесом идут эти международные конвенции: они были выгодны СССР как сверхдержаве, а к нынешней и будущей России это понятие ещё долго отношения не возымеет;
2. Создание большого количества вполне себе ОАО с преобладанием казённого капитала, осуществляющих найм и использование человеческого материала в целях, которые расписаны в статьях 2-й и 18-23-й вот этого закона. { Сабуро-Микими. Удалена нерабочая ссылка } Да, замена ВВ на совокупность спонсируемых государством охранных предприятий, причём с правом заключения субконтрактов. При этом полностью частные ОП убрать со сцены, возможно, тоже законодательно.

Тут надо сделать примечание. Если помните, недавно шла тема "разрешить крупным российским корпорациям свои вооружённые структуры". По моему мнению, это вредительство и предательство. Правильным решением стало бы создать такого рода ОП и разрешить крупным корпорациям заключать с ними контракты, при этом организационно ОП оставались бы зависимыми именно от государства. Тот же подход может быть использован в выстраивании федеративных отношений "центр-регионы", когда местная власть нанимает у центра необходимые силы для поддержания себя, любимой. Или местной власти предлагают такие услуги, чтобы, бедненькая, не заботилась организовывать схожие структуры сама, требуя у центра амнистий и привилегий для своего малэнкого, но гордого человеческого материала.

3. Снятие явных ограничений для иностранных юрлиц на использование услуг таких ОП за пределами российской территории. А уж схемы оплаты простраивать в наше время умеют. Это к вопросу потери Россией баз за рубежом, вывода контингента из того же Приднестровья и т. п.. Трубопроводы опять же нуждаются в охране, сами понимаете. Выражаясь в ещё более общих категориях, "армию Востока" можно использовать как средство вывода нестабильности за границы России - пусть "настоящие буйные" пользу приносят.

 Отношения "армии Востока" с "армией Юга" в границах одного государства достаточно очевидны: "армия Юга" поставляет "армии Востока" обученный персонал, плюс при серьёзных скачках рыночной конъюктуры в "армии Юга" всегда найдутся сержантские вакансии. Тем не менее, "армия Юга" не является единственным источником человеческого материала для "армии Востока", в последнюю может записаться кто угодно; здесь определяющими являются отношения "спрос-предложение" и "цена-качество".

Интерлюдия. Система "армия Юга"+"армия Востока" в случае крупного вооружённого конфликта с участием России может быть развёрнута в составляющую нормальной индустриальной армии, где "армия Юга" предоставит достаточно качественный и многочисленный обученный личный состав, а "армия Востока" даст подготовленных и, возможно, обстрелянных военспецов. В сумме это вряд ли будут какие-то элитные, ударные части, но просто сухопутные войска, удовлетворительно решающие задачи контроля территории. Надо отметить, что при правильно построенных организационных схемах можно будет поднимать армию сообразной угрозе численности и мощи, без упования только на наёмников или - другая крайность - тотальной мобилизации. Как пример, некие смутные контуры такого развития событий, имхо, заметны в переходе "рейхсвер"-"вермахт". Конец интерлюдии.

Армия Запада.
Этическая система: "Другие должны относиться ко мне так, как я отношусь к ним".
Полюдье: "Все должны делать то же, что и я".


 Если "армию Юга" я обозначил одним словом как толпу, "армию Востока" как дружину, то "армия Запада" заслуживает наименования миссии. И в смысле миссии как задания, и в смысле миссии как учреждения, свет в варварские земли несущего. Как было сказано мною ранее, война в рамках "этики Запада" ведётся на уподобление противника себе, на встраивание его в собственную картину мира, а утрированным признаком победы является "Макдональдс" на главной площади Багдада. Ну и демократия, конечно.

 Следовательно, боеспособность "армии Запада" всегда связана с реализацией несомненного превосходства: технического, тактического, духовного, расового, логистического, численного (последнее в силу исторических обстоятельств считается менее гламурным, но исключать его не стоит). По моему мнению, такая армия в противостоянии с равным противником не может состояться и развиться: ей обязательно нужно было набить руку в тех же колониях, порасстреливать противника, вооружённого холодным оружием, в таком примерно ключе… вариант - такая армия может быть скопирована, развита в подражание армиям "больших" колониальных держав. Из этого следует, что

а) с противником, который осознаётся равным или превосходящим, такая армия воевать неспособна;
б) сильной стороной бойцов и командиров такой армии является способность увидеть и использовать реально существующие слабые места противника.

 На вопросы из серии "что бывает, когда две армии, построенные согласно этике Запада, встречаются на поле боя", отвечаю: в известном приближении такое случилось в 1939-1940-м годах. Легко догадаться, что превосходящим противником осознавался вермахт, и сильные стороны "армии Запада" проявил он же; возможно, потому, что у Германии с колониями было несравнимо хуже, чем у тех же англичан или французов, или потому, что битые в первую мировую немцы заимствовали и развивали самое рафинэ, не отвлекаясь на второстепенное. Ну, а с миссией у Адольфа было всё в порядке, хоть отбавляй, и континентальную Европу минус Россия он построил под себя так, что любо-дорого посмотреть.

 Важной особенностью "армии Запада" в техническом и тактическом аспектах является наличие и применение вундерваффе ("сверкающий меч паладина", которого не может быть у злобных язычников), а равно постоянный кастинг новых железяк на эту роль. Склонен считать, что эта особенность является системообразующей, хотя бы потому, что "армия Запада" без сверхоружия - более обще: "армия Запада", бесспорное превосходство которой лежит в невидимых остальному обществу особенностях - отторгается тем же обществом в силу той же "западной этики". Страдает имидж, не дают денег…

 В долговременной перспективе статусом сверхоружия, короля поля боя в наибольшей степени наслаждался и наслаждается авианосец, однако едва ли не с каждым новым вооружённым конфликтом вспыхивают (в переносном смысле) новые, короткоживущие "звёзды" - тот же "Абрамс", например. Кстати, эта особенность зачастую ведёт к рассмотрению "западными людьми" вооружённых конфликтов как борьбы оружия - и "калашников" своим культовым статусом обязан именно Западу.

Идеальная "армия Запада" организуется вокруг сверхоружия.

Для того, чтобы "армия Запада" оказалась возможна в некой будущей России не в качестве оккупационной, должны выполняться следующие условия.

1. Наличие в России той самой миссии, в рамках которой надо строить соседей, а желательно и весь остальной мир.
2. Наличие у России того самого сверхоружия, которое способно рулить полем боя, и которого нет у других. С кандидатом в таковые можно ознакомиться, например, здесь. Очень наглядный тёмный ужас - прикиньте, батарею газовых лазеров на этакую страсть поставить? А на безрыбье сойдёт что-нибудь вроде интеграции маломощного ЯО в разведывательно-ударные комплексы.

 Для будущего русского государства "армия Запада" может выглядеть как элитные ударные соединения постоянной боевой готовности, выстроенные вокруг того самого сверхоружия. Дополнительными признаками "армии Запада" в русской реализации вполне могут быть мощное идеологическое кондиционирование и тщательный отбор личного состава по критериям, не связанным с непосредственной боевой эффективностью. Окажется ли такая реализация репликой гвардии или подобием СС - по моему мнению, особой разницы нет.

Армия Севера.
Этическая система: "Другие не должны относиться ко мне так, как я не отношусь к ним".
Полюдье: "Никто не должен делать того, чего не делаю я".


 В военной практике реализации этих правил соответствует обезоруживание противника до того, как он вообще применяет оружие. Добиться такого эффекта можно следующими способами:

1. Пресечь сам замысел противника применить оружие.
2. Уничтожить оружие, которое противник намерен применить.
3. Уничтожить способность противника применить это оружие.

 Первый способ включает в себя идею "взаимно гарантированного уничтожения", однако к таковому не сводится - советские армии в Европе до достижения ядерного паритета выполняли, в общем, ту же функцию: гаранта неприемлемых неприятностей.
 Второй способ означает "мы будем целиться не по Парижу, а по штабу НАТО", то есть применяемое оружие должно быть сверхточным либо сверхмощным.
 Третий способ доходчиво иллюстрирован в фильме "Starship troopers".

PDVD_000.jpg
 Для тех, кому неизвестен язык данного потенциального противника: "враг не сможет нажать кнопку, если ты обездвижишь его руку". Трудно не согласиться.

 Из вышеизложенного следует, что боеспособность "армии Севера" соответствует её возможностям гарантированной проекции силы в назначенную точку в заданный момент времени. Иными словами, "армия Севера" должна быть армией, ведение войны с помощью которой в наименее возможной степени подвержено так называемому "трению Клаузевица".

 Если отвергается условие ограниченного ущерба, мы получаем ядерную артиллерию, в том числе "ракетную артиллерию" - термин, вполне звучавший в своё время. В той мере, в которой условие ограниченного ущерба присутствует, но не является приоритетным, получаем сдвиг от сверхмощного оружия к сверхточному. Если условие ограниченного ущерба является приоритетным, получаем спецназ: силы (они же войска) специального назначения, которые предлагали выделить в отдельный род войск известные по совершенно другим поводам полковник ГРУ в отставке В.В.Квачков и полковник ВДВ в отставке П.Я.Поповских. Отмечу, что речь идёт о силах специального назначения, в идеале выполняющих задания на чужой территории в мирное время или угрожаемый период; задания, которые определяются идеей недопущения войны как таковой, а не только заблаговременного обеспечения тех или иных преимуществ своей стороне на будущем ТВД.

 Эти задачи соответствуют уровню "большой стратегии". Следовательно, важнейшим вопросом "армии Севера" в будущей России станет вопрос политический, вопрос о власти, который будет сказываться в следующих раскладах:

а) наличие структуры, которая осуществляла бы политическое представительство российских СЯС в системе государственной власти: вплоть до переосмысления всей "системы сдержек и противовесов" с вводом в неё новой сущности, по статусу как минимум эквивалентной традиционным "ветвям власти";
б) обеспечение на уровне "большой политики" такой ситуации, в которой деятельность российских сил специального назначения за пределами российских границ в мирное время проходила бы с минимальными препятствиями;
в) политически привилегированный статус личного состава войск специального назначения - не по результатам отбора, как в случае с "армией Запада", а по результатам деятельности; к примеру, номенклатура должностей для орденоносцев этого рода войск.

 Иными словами, положение "власти принадлежит красная кнопка" должно компенсироваться положением "власть принадлежит красной кнопке", где СЯС самостоятельно выступают как гарант и субъект, а не инструмент политического суверенитета государства. Внешняя политика России должна состоять из "спецопераций" (проводимых, естественно, на пользу государства, а не конкретных лиц на конкретных управленческих позициях) и их дипломатического обслуживания. Карьера в "армии Севера" может и должна рассматриваться как "социальный лифт для взрослых людей", и её возможности должны выстраиваться, исходя из такого понимания.

Заключение

 В настоящем трактате не рассматривается вопрос "как это сделать", не высчитываются промежуточные состояния между нынешним и желательным положениями дел. Однако изложенное я бы предложил использовать в качестве одного из наборов лекал для анализа как рапортов о нынешнем состоянии армии, так и публично предлагаемых или осуществляемых мер по изменению этого состояния.
Впрочем, как пример профанного понимания военных материй тоже сойдёт.


09.07.2007 http://17ur.livejournal.com/220062.html

К вопросу о власти с точки зрения формальной этики

 Настоящий текст не имеет самостоятельной ценности. Это всего лишь слегка окультуренная запись долгих размышлений на тему «четырёх этических систем» в применении к власти, попытка вывода этических императивов власти в этих системах плюс очерки по их применению. Впервые попытался обрисовать политические реалии «общества Севера». Написано для себя, приколочено к экрану и сохранено внутрь Интернета. Соответствующий уровень доступа не ставлю, ибо считаю само наличие в ЖЖ уровня доступа «личное» изощрённым издевательством. На вопросы, скорее всего, не отвечаю, ибо сам понимаю в написанном далеко не всё. Дурак потому что. Так что во избежание фрустрации поворачивайте оглобли - фрустрация это плохо, знаю по себе.

 Текст длинный. Кроме того, без предварительного прочтения работы «Поведение» поймёте хорошо, если половину - меньшую и неправильно (вплоть до терминологии). Предыдущие размышлизмы с тем же теоретическим обеспечением касались кое-каких текущих событий и армии; находятся в данном блоге здесь и здесь.

Преамбула

В процессе этической эволюции общества можно выделить следующие стадии:

  • такое изменение условий существования общества, при котором полюдье существующей этической системы перестаёт быть адекватным новым условиям;
  • формирование полюдья новой этической системы, адекватного новым условиям, и вытеснение им прежнего полюдья (возможно, вместе с его носителями);
  • кризис прежней этической системы, не способной справиться с новым полюдьем;
  • формирование новой этической системы, как средства ограничения нового полюдья.

 Этическая же революция состоит в форсировании на общество той или иной этической системы без оглядки на существующее в обществе полюдье. Логическим исходом этической революции выглядит кризис соответствия этической системы и полюдья, решающий голос в разрешении которого имеют те самые условия существования общества, которые определяют «точку компромисса» и то, существует ли компромисс вообще.

Естественно, все вышеописанные процессы кардинально влияют на важнейший из вопросов - вопрос о власти.

Функции власти в этическом аспекте суть:

  • распространение и утверждение в обществе этической системы, которой придерживается власть;
  • ограничение применения существующего в обществе полюдья.

Методы, которыми эти функции осуществляются - подавление и манипуляция, то бишь:

  • прямой приказ нечто сделать или не делать;
  • создание условий, при которых управляемый совершит нужное действие или не совершит ненужного.

Примечание: в дальнейшем я буду приводить формулы с началом «я приказываю тебе». По желанию это начало подлежит замене на «я создаю условия, чтобы ты мог только».

Ограничения по осуществлению этих функций:

  • физическое старение персон, власть составляющих, и следующее из него требование «преемничества», то есть прекращения\возобновления отношений власти;
  • необходимость реакции на кризисы, то есть резкое изменение условий существования.


 Необходимым и достаточным условием для эволюционного распространения и утверждения в обществе этической системы, которой придерживается власть, является осуществление «преемничества» власти в рамках данной этической системы.

 Примечание: в процесс «преемничества» входит и вариант «неудачного оспаривания власти», сорвавшегося претендентства.

 Ограничение применения существующего в обществе полюдья достигается вынуждением управляемых к действиям, не соответствующим формуле полюдья. Учитывая, что в формуле полюдья присутствуют:

  • утверждение действия\бездействия («делать\не делать»);
  • утверждение содержания действия («то\иное»);
  • референтная группа («все\никто»);


одна формула полюдья порождает три элементарные формулы власти по его ограничению, связанные с инверсией перечисленных пунктов по отдельности.

 Предупреждаю, что формулы власти повинны получиться сложными, особенно с двойным отрицанием в русском языке. Кроме того, эти формулы могут дублироваться для разных этических систем. И последнее - не стоит забывать, что эти формулы могут применяться независимо друг от друга и составлять собою общее множество действий власти в очень разных пропорциях.

 Для дальнейшего рассмотрения выделю три вида кризисов, которые имеют значение для этической эволюции общества. Кризис-Ф есть кризис физический, натуральный - то есть неурожай, нападение врагов, нечто, обусловленное причинами вне самого общества. Кризис-С есть кризис соответствия полюдья и этической системы, упомянутый выше. Кризис-Э есть кризис развития самой этической системы, итог слишком успешного её воплощения в обществе.

 Надо отметить, что эти кризисы способны оказать качественное влияние на проблему «преемничества», так что любопытно рассмотреть два вида «преемничества» -«нормальное» и «кризисное».

Далее для всех четырёх этических систем будет приведено рассмотрение в следующем порядке.
1. Формула этической системы.
2. Формула полюдья.
3. Формулы власти и порождаемые ими отношения.
4. Механизм нормального преемничества, в том числе как политическое устройство общества.
5. Возможные кризисы (Ф и, если есть, Э).
6. Механизм кризисного преемничества.

Амбула

Первая этическая система. «Юг».

Формула этической системы: «я должен относиться к другим так же, как другие относятся ко мне».
Формула полюдья: «я должен делать то же, что и все».

Формулы власти:

  • «Я приказываю тебе не делать того же, что и все»;
  • «Я приказываю тебе делать иное, нежели все»;
  • «Я приказываю тебе делать то, чего не делает никто».

 Из этих трёх формул следует, что власти как должностной пирамиды в «незамутнённых» обществах «Юга» быть не может, а все властные отношения сводятся к отношениям «хозяин-раб», где рабом чаще всего является пленный чужак или тот из своих, кто накосячил за пределами разумного и как свой более не рассматривается.

 В обществах «Юга» определяющими являются отношения «ведущий-ведомый», где ведущий в большей мере соответствует образцу идеального поведения, чем «ведомый». «В большей мере» надо понимать, как «прожил больше времени без косяков, о которых есть кому объявить». Отсюда «ведущими» чаще всего являются всякие старейшины и прочие аксакалы с «уважаемыми людьми».

 Проблемы «преемничества» в «нормальном» режиме здесь практически не существует - позиция аксакала занимается по выслуге лет, когда и года, и сама выслуга очевидны всему племени или клану.

 Кризиса-Э в обществе «Юга» тоже не может быть, так как оно в принципе вневременное, а оттого сверхстабильное этически. С кризисом-Ф намного интереснее.

 Кризис-Ф представляет собой угрозу существованию всего сообщества, которая не может быть парирована количественно. Эта может быть угроза физического вымирания/истребления, угроза смены образа жизни, расселения и проч.. Кризис-Ф возникает тогда, когда ресурсов общества, применяемых согласно господствующим обычаям, просто не хватает, чтобы пережить или уничтожить угрозу - ситуация типа «с копьями на пулемёты».

 Такой кризис можно свести к противоречию между требованием неизменности как средством обеспечения долговременного выживания и требованием нового поведения как средством обеспечения сиюминутного выживания.

 Это противоречие может быть снято только через выход в надсистему, через сюжеты «божественного вмешательства».

 В сочетании с проблемой «преемничества», получаем, что «кризисное преемничество» на «Юге» всегда связано с тем, что преемник получает нечто Новое и Спасительное Для Всех в качестве дара богов. Вариант: крадёт у них же. И тем становится преемником.

 В химически чистом виде сюжет Кризиса-Ф в «южном обществе» смотрим у Урсулы Ле Гуин, «Слово для леса и мира одно». Другие варианты «южного кризисного преемничества», так или иначе отражённые в литературе: Гильгамеш, Прометей, Моисей, король Артур, Арагорн. Ну, и про Ивана-дурака не забываем.

 В случае, если «ведущий» в «южном обществе», пытаясь найти выход из кризиса, сумел сформулировать правила поведения как исчерпывающий список запретов, в обществе происходит этическая революция с институционализацией «восточной этической системы». Примеры: Моисей, Артур как литературные представления.

Вторая этическая система. «Восток».

Формула этической системы: «я не должен относиться к другим так, как другие не относятся ко мне».
Формула полюдья: «я не должен делать того, чего никто не делает».

Формулы власти:

  • «Я приказываю тебе делать то, чего никто не делает»;
  • «Я приказываю тебе не делать иного, чем то, чего никто не делает»;
  • «Я приказываю тебе не делать того, что делают все».

 Да, эти формулы задают кастовое - как минимум, очень сильно стратифицированное - общество, где у каждой группы есть своё и только своё дело. Власть, как одно из таких дел, тоже принадлежит строго определённой группе - вариант: власть, раздробленная на несколько дел, принадлежит нескольким группам, брахманы-кшатрии или «симфония».

 «Нормальное восточное преемничество» связано с публичным доказательством приверженности преемника восточной этической системе. Обычно это доказательство - Подвиг. Это может быть Подвиг как Деяние, связанное с пресечением неправильного поведения на подконтрольной территории - вариант «убить дракона». Это может быть Подвиг как Житие - соблюдение преемником имеющихся запретов. Право на власть поддерживается такими же Подвигами.

 Любопытно, что кризис-Ф как условие преемничества для «восточных» обществ даже желателен, в отличие от обществ «южных». Хорошо, когда дракон под рукой в нужный момент. Впрочем, это объяснимо, если понимать «восточную» этику как результат эволюции этики «южной» по сюжетам, упомянутым выше.

 Однако в «восточной» системе впервые проявляется кризис-Э, который выглядит как «кризис насыщения». Как показано в работе «Поведение», «восточная этика» формирует дефляционное, закрывающееся общество - общество, в котором со временем становится всё больше запретов. Механизм дефляции поведения понятен: в некой ситуации некое пограничное поведение признаётся запретным. Ситуация проходит, запрет остаётся, граница запретного чуть сдвигается. Со временем накапливающийся груз традиций душит общество, не разрешая даже нужные действия. В частности, преемнику всё труднее совершить Подвиг - по правилам «убить дракона» невозможно, а без правил это делать нет смысла. Остаётся Подвиг как Житие, а в условиях «насыщения запретами» Житие превращается в Недеяние, а сам правитель - в Символ, практически не принимающий участия в решении задач управления. Рулят визири и генералы, а то и вообще проходимцы вокруг трона, а излишне активный правитель может и схлопотать апоплексический удар табакеркой в висок: мол, его дело - символизировать, а он, зараза в короне, налоги считать полез!..

 То бишь «кризисное восточное преемничество» есть преемничество в условиях кризиса-Э, и оно либо связано с Подвигом Недеяния, либо через выход в надсистему ведёт к обретению и использованию правителем права снимать запреты (лазейка для этого есть в формуле власти «я приказываю тебе делать то, чего никто не делает»). В случае, если последнее право оказывается устойчивым, общество может перейти на «западный» путь развития. Близким к такому сюжету можно считать правление шведского короля Густава III. { Сабуро-Микими. Удалена нерабочая ссылка } Величество, правда, допрыгалось до пули в спину, но это уже издержки профессии. Другим исходом «кризисного восточного преемничества» может быть откат к «южной» организации власти, распад подконтрольной территории и утеря государственного управления как такового (1917-й год, или ранее - коллапс Речи Посполитой).

Третья этическая система. «Запад».

Формула этической системы: «другие должны относиться ко мне так, как я отношусь к ним».
Формула полюдья: «все должны делать то же, что и я».

Формулы власти:

  • «Я приказываю всем не делать того, что делаешь ты»;
  • «Я приказываю всем делать иное, чем то, что делаешь ты»;
  • «Я никому не приказываю делать то, что делаешь ты».

 Здесь впервые появляется форма приказа не «тебе», а «всем» или «никому». Звучит грубо, но вспомните о возможной подмене «приказываю» на «создаю условия». Прямое насилие остаётся, но появляется простор для манипулятивного управления.

 Первую формулу можно назвать обязанностью власти поддерживать разнообразие общества (права меньшинств процветают именно на ней). Вторая в сумме с первой, помимо прочего, определяет обязанность власти поддерживать право, в частности известное, как «копирайт». Третья представляет собою слегка преобразованное кредо «ночного сторожа», то самое laissez faire.

 Кроме того, эти формулы не запрещают вообще никакую модель поведения. А это означает, что любые структуры, обеспечивающие совместную деятельность людей на данной территории, в идеале повинны учитывать и/или формировать мнение носителя любой модели поведения, то есть каждого. Здравствуй, либеральная демократия со всеми её плюсами и минусами.

 Таким образом, механизм «нормального преемничества» в «западном» обществе есть соревнование за аккумуляцию некоторого ресурса, условно именуемого «общественной поддержкой» - естественно, к бредням типа «один человек - один голос» этот ресурс имеет весьма опосредованное отношение. Тем не менее, его предоставляют соискателю люди, составляющие упомянутое «западное» общество (тема адаптации «западной» этической системы к полюдью иных «цивилизационных блоков» здесь оффтопик). И отдают они его в обмен на соответствие соискателя той же «западной этике».

 Иными словами, «западный» претендент на власть - это освободитель, который совершает свой Подвиг, как и в «восточном» обществе, тоже «убивает дракона». Разница в том, что в «восточном обществе» дракона убивают для того, чтобы форсировать запрет типа «на моих землях людей жрать нельзя», а в «западном» обществе условный дракон получает пику в пузо за-ради снятия запрета, чтобы в отсутствие дракона можно было заниматься тем, чем он раньше заниматься не давал, угнетатель этакий.

 Подвиг же Житийный для «западного» преемника обратен Подвигу преемника «восточного». «Западный» претендент на власть повинен всё знать (с телепромптером), всё уметь (сойдут и комбинированные съёмки или приколы типа сидения с важным видом за штурвалом самолёта, поставленного на автопилот) и всё сразу делать - то есть лезть на публику со своими мнениями и умениями по всякому поводу и без оного. Полагаю, читатели узнали «современного политика».

 Кризисы-Ф «западной» властью приветствуются так же, как и в «восточном» и используются в тех же целях - как повод для Подвига, дракон под рукой.

 Кризис-Э в «западном» обществе, столь же неизбежен, как и в «восточном», и так же является «кризисом насыщения», только на этот раз он проявляется в предельном минимуме запретов, а не в их предельном максимуме. Механизм инфляции поведения обратен механизму дефляции поведения: всё новые пограничные ситуации разрешаются снятием запрета из сиюминутных соображений, но навсегда. Вечное освобождение технически завершается тогда, когда остаются только запреты, снятие которых угрожает актуальным физическим уничтожением освобождаемого общества (естественно, если освобождение устраивается на чужой территории, этот аргумент тоже теряет смысл - чужих не жалко). При этом потенциальное, а не актуальное уничтожение «западного» общества не является аргументом против его дальнейшего освобождения - скажем, практика легализации наркотических веществ или дозволение бесконтрольной миграции «чужих» относятся именно к этим ситуациям.

 «Кризисное западное преемничество» требует для сохранения положения дел фигуры не Освободителя, но Циркача, который одновременно развлекает публику, как клоун, борется с надувным драконом, как силач, и всё это делается с ловкостью и целями иллюзиониста - постоянное освобождение без снятия запретов. Как и у правителя-Символа на «Востоке», Циркач и собственно дела государственные не имеют ничего общего - но, если Символу заниматься государственными делами не положено, то у Циркача просто нет времени, ведь, начни он надолго исчезать с телеэкрана, чтобы реально «поработать с документами», публика просто сменит его безо всяких табакерок.

 Условно удачным перманентным решением кризиса-Э на «западе» выглядит откат к «восточной» этике, с выходом в надсистему и обретением правителем права вновь устанавливать запреты - это мы можем наблюдать нынче под лозунгом freedom isn’t free и вообще в постановке проблемы «свободы против безопасности»… И цикл ещё лет на тысячу, «новое средневековье».

 Другим решением является переход к «северной» этике, прецедентов которому я в мировой истории не нахожу.

Четвёртая этическая система. «Север»

Формула этической системы: «другие не должны относиться ко мне так, как я не отношусь к ним».

Формула полюдья: «никто не должен делать того, чего не делаю я».

Формулы власти:

  • «Я приказываю всем делать то, чего не делаешь ты»;
  • «Я приказываю всем не делать иного, чем то, чего не делаешь ты»;
  • «Я никому не приказываю не делать того, чего не делаешь ты».

Так как образцов нет, остаётся выводить описание на ходу. Ручками.

 Во-первых, это явно какая-то демократия, в том смысле, что в формулах присутствует общение власти с группой, а не только с конкретным индивидом. Обратная связь в таком обществе всё же завязана на открытый запрос реакции населения.

 Во-вторых, формула «я приказываю всем делать то, чего не делаешь ты» может пониматься так, что сотрудничество с властью - право человека, а не его обязанность. Другим, мол, приказывай, а мне, если мне сие не по ндраву, уволь. Похоже, что властным капиталом в этом случае, в отличие от «западной» системы, становится не условная «поддержка» населения, а отсутствие желания населения саботировать данную власть, отсутствие той самой ненависти к власти. Заметьте - не отсутствие возможности к саботажу или открытому неповиновению (такое отсутствие сводится к обычному подавлению), а именно отсутствие желания: сама возможность саботировать власть у любого человека должна быть.

 Не уверен, но, похоже, это означает диссипацию централизованной власти в «восточном» или «западном» смыслах и её реструктурирование, замену одной пирамиды множеством таковых, ассоциация одного и того же человека на одной и той же территории с разными структурами, исполняющими функции власти, причём ассоциация по собственному выбору, изменяющемуся во времени. «Зафрендить» одну структуру, «расфрендить» её, «зафрендить» другую. Фирмы по оказанию управленческих услуг населению?

 В-третьих, формула «я приказываю всем не делать иного, чем то, чего не делаешь ты» мною расшифровывается как «власть имеет право сделать твоё дело за тебя, если ты отказываешься его делать». Иными словами, социальная и/или экономическая стратегии «собаки на сене» «северной» властью - любой из «северных властей» на данной территории - эффективно пресекаются. Да, здесь есть условно «социалистические» мотивы.

 В-четвёртых, формула «я никому не приказываю не делать того, чего не делаешь ты» означает «борьба со злом - твоё личное дело», отказ власти от навязывания обществу единого понимания актуального зла. По аналогии с «западным» государством как «ночным сторожем», задающим ограничения в ведении дел, а не правила ведения таковых… я не знаю, как назвать «северное государство» в этом смысле («онтологический страж»?): оно тоже задаёт ограничения в разборках с условным «злом», но не правила таковых разборок. Вряд ли смогу обрисовать весь спектр последствий, но право на личное владение практически любым оружием-с-предсказуемыми-последствиями-применения здесь точно будет. Равно как и дуэли, причём не просто один на один… да и вообще понятие «диктатуры закона» станет чем-то неприличным.

 «Нормальное северное преемничество» не имеет ничего общего с Подвигом «восточным» или «западным». В «северном» обществе властью становится любой, кого при таком самовыдвижении не пошлют по известному адресу. Здесь ситуация, полностью обратная «южной» - на «севере» все знают, кто властью быть не может. На «севере» власть не поддерживают, на «севере» говорят: «я не против». Однако сама система управления должна быть такова, чтобы при первых же слышимых «я против» текущие персоналии в ней сливались бы. При этом, конечно, хотелось бы без революций и прочих гражданских войн. Такое вот ТЗ.

 Кризис-Э, однако, в северной этической системе становится явлением не качественным («есть\нет»), а количественным («сколько его»). В какой-то мере он присутствует всегда, и в общем связан с уровнем атомизации общества, уровнем взаимного доверия в нём. Здесь надо указать, что какие-то «плотные» инородные группы с высоким уровнем предсказуемости поведения для своих членов «северному обществу» противопоказаны, так как уровень кризиса-Э пропорционален их присутствию и влиянию в обществе. Достаточно сильным аргументом против разрастания кризиса-Э может стать сегрегация и буквальный запрет таких «плотных» инородных групп - если хотите, можете называть это перманентным мягким погромом; возможно, перипетии его осуществления и будут тем Подвигом, который потребуется от «кризисного северного преемника».

 Кризис-Ф в «северном обществе» в общем тоже - дело практически постоянное и количественное, так как кризисом-Ф осознаётся не угроза всему личному составу такого «северного» общества, а конкретная угроза конкретному человеку, то есть царь-батюшка (возможно, с приставками к титулу «микро-» и «нано-») повинен вступаться за самого последнего своего человечка, которому угрожает нечто не по его, человечка, вине или попустительству. Потому что иначе мЦБ пошлют.

Заключение

 Ну вот вроде всё. Выводов «что на что похоже» в тексте есть, но сказано, конечно, далеко не всё. Цейхгауз временно заполнен, даже неохота рыться, выискивая ляпы. Буду мучительно думать, возможно, рискну на художественное отображение некоторых реалий, здесь намеченных. Из практического применения - вероятно, скоро попробую нарисовать вереницу шушпан-гештальтов «хороших» и «плохих» властителей глазами носителей различных этик: на шпаргалки как охранителям, так и ниспровергателям.


04.06.2007 http://17ur.livejournal.com/214238.html 

Об этических системах и ножевых ранениях. По поводу ставропольского убийства

Сабуро-Микими. Я не стал публиковать здесь эту статью, чтобы не разжигать. Желающие могут пройти по ссылке }

 


11.07.2007 http://17ur.livejournal.com/220601.html

О "северной" демократии

"Надеюсь, ты не думаешь связываться с Эйком,
Ярпен? Он болтает ерунду, но уж коли забрался на
кобылу и его понесло, то лучше отойти с дороги."

(Анджей Сапковский, "Меч Предназначения")


Думаю, время от времени здесь будут появляться статьи под тегом "дивный новый мир", связанные с моим пониманием общества, построенного на "северной" этике. На истину в последней или ещё какой инстанции не претендую, сплошная игра ума, но:

а) это общество, в котором я хотел бы жить, и
б) я полагаю, что Россия может таким обществом стать.

Сегодня - о механизмах смены власти в таком обществе. С отрицательными примерами из российской политики последнего исторического периода. И с выводом о том, что "кремлядь" и "несогласные" - две стороны светлого "северного" будущего. Только они об этом ещё не знают.

Напоминание

 "Северная", она же "четвёртая" этическая система основана на правиле: "другие не должны относиться ко мне так, как я не отношусь к ним". Производным высказыванием можно считать высказывание: "другие не должны делать мне того, что я ненавижу". Драйв "северной" этической системы - активное противостояние человека тому, что лично он считает злом; награда этичному поведению - отсутствие ненависти. Человек поступает неэтично, если позволяет сделать с собой такое, за что он испытывает ненависть к сделавшим.

 Редуцированное по избирательности этическое правило "Севера" порождает нормы поведения (полюдье) по правилу "никто не должен делать того, чего не делаю я". Для тех, кто "не узнал брата Колю": "северное полюдье" определяет "совка вульгарис" как человеческий тип. При этом "западное полюдье" ("все должны делать то же, что и я") выглядит не лучше, в метрополиях плодя "функционально грамотных" борцов за freedom на всём земном шаре; в туземном варианте получаются "продвинутые менеджеры" с вытатуированным на заднице слоганом "каждый может и должен начать своё дело с двух тысяч рублей, лишь бы не мешали лузеры и государство".

 Элементарные действия власти (понимаемой максимально широко) по ограничению "северного полюдья" могут быть выражены следующими формулами, образованными через инверсию составляющих формулы "северного полюдья":

  • "Я приказываю всем делать то, чего не делаешь ты";
  • "Я приказываю всем не делать иного, чем то, чего не делаешь ты";
  • "Я никому не приказываю не делать того, чего не делаешь ты".


Преемственность власти должна проходить согласно этическому правилу "Севера": без этого деятельность власти по утверждению в обществе "северной этики" как средства ограничения "северного полюдья", невозможна.

Сабуро-Микими. Далее предлагается способ взаимодействия со властью, схожий с предложением Юрия Мухина: "Ты избрал - тебе судить!" }

Политическая власть, или "Чтоб вы все сдохли" как двигатель прогресса

 Из предыдущей главки следует, что политическая власть на "севере" существует постольку, поскольку её терпят. Причиной смены власти является ненависть (более обще - неприятие), которое она вызывает. Власть сносится, если она несправедлива. 1917-й и 1991-й стали иллюстрацией того, что власть при некоторых условиях в России просто исчезает, как чёрт при петушьем крике.

 Именно такие настроения в очень примитивном виде (полюдье, чего уж там) обеспечивают известный успех методу "разговора с народом" под названием "валить всё на предшественника": мол, не был бы виноват, не стал бы "предшественником", до сих пор бы сидел наверху вместо меня.

 Система политических ритуалов, которая соответствует "северной власти", представляет собой легальный процесс отзыва поддержки - "негативную демократию". Далее для большей понятности я заменяю слова ряда "выбор" словами ряда "отзыв".

 Пусть есть некоторая отзываемая управленческая позиция. Имярек может занимать её сколько здоровья хватит при условии проведения периодических отзывов, то есть приходят отзыватели на отзывательные участки и кидают в урны "чёрные шары". Можно даже принять форму надписи на бюллетене "чтоб ты сдох!", для повышения явки отзывателей.

 Эквивалентом таинства выбора из нескольких кандидатур станет, наоборот, посылка нескольких кандидатур по известному адресу. Разумеется, старые игры в "один человек - один голос за одного претендента" здесь не годятся, а, скажем, мнение отзывателя "вот этих двух во власть точно пускать нельзя, а вот эти три - почему бы и нет" вполне валидно. На эту систему, кстати, вполне удачно ложится идея постоянного счёта "чёрных меток" у действующего управленца и автоматического прекращения его полномочий по превышении некоторого числа этих меток. Со всеми техническими прибамбасами: компьютеры, сети, капилляры-папилляры...

 Собралась критическая масса отвергающих твои подвиги на ниве руководства - передал дела заму, вышиб дверь и вышел вон.

 Попробовал удержать власть "несмотря на" - подчинённые отказываются выполнять приказы, потому что ты уже никто автоматом. Очень неизящная, корявая, в режиме импровизации попытка осуществить такое была сделана Верховным Советом в 1993-м.

 Сплотил подчинённых вокруг себя, подкупил или запугал - электорат саботирует твои распоряжения.

 Фальсифицировал статистику отзыва - поддержание фальсификации со временем становится самодовлеющей задачей, ты вынужден будешь заниматься только ею, не будет смысла удерживать власть, не для чего: любая мелкая сволочь со своими интересами сможет тебя шантажировать обрушением твоей власти, а мелкой сволочи много, и интересы у неё обычно противоположные. Всё. В государстве с "северным" полюдьем можно очень долго скрывать недостаточный уровень поддержки, но нельзя скрывать излишний уровень неприятия.

 Как зачаток именно этой системы (крайне примитивный и безыскусный: опять-таки, полюдье-с) можно понимать знаменитые советские голосования "за нерушимый блок коммунистов и беспартийных", когда действительным последствием процесса, способным вызвать хоть какие-то изменения, были именно голоса "против" и соответствующие надписи на бюллетенях.

 То же самое применимо к отзывам по партийным спискам. Однако здесь присутствует важное дополнительное условие.

 Партий должно быть мало - так, чтобы средний отзыватель уверенно отличал одну от другой. По сути, это должны быть не партии, а идеологические блоки с запретом на дробление: принцип, если хотите, "партийного майората". Речь идёт о сносе открытой политической борьбы между двумя одинаковыми партиями внутрь одной. В целях сбережения мозга отзывателя. Какой в итоге получится фронтлайн партийной идеологии, и кто будет фронтмэнами - партия решает внутри себя так, как сочтёт нужным. Дробление партии, претензии новой политической сущности на отдельное место в бюллетене повинны решаться по суду с полагающейся философско-политической экспертизой: анализ партийных программ, заключение о сходстве идеологий. Возможно также насильственное слияние партий по решению суда на основе сходства их идеологий.

 "Северная" политическая система заинтересована в отсутствии "политического сектантства" как явления, которое, кстати, провоцирует ненависть, не используемую прямо для тех или иных изменений во власти. Одно дело, когда философический спор ведут, например, коммунисты и либералы, nothing personal, и совсем другое, когда с мявом и визгом катается по ковру клубок из "истинно социал-консервативно-либеральных партий", и только клочья шерсти летят в лицо публике на тему, кто вождее и кого Сам целовал в пупок.

 Обратной стороной такого положения дел станет дозволенность любой идеологии. Ни один политический "изм" в "северной" политической системе не может быть запрещён. Естественным следствием такой вседозволенности станет снятие запрета на "говорение плохого" о кандидатах-соперниках: более того, выволакивание на свет неприглядной правды о - повинно стать основным методом ведения любой избирательной кампании: вызвать неприятие оппонента населением (каков будет аналог понятия "электорат" в смысловом ряду "отзыва"?). Политика должна быть интересным делом, хм-хм...

 Возвращаясь к теме конкретной управленческой позиции, подвергаемой "западной" и "северной" демократиям, сравнительно. Рассмотрю гнуснопрославленные выборы 1996-го года, любопытные тем, что они были именно что свободны - в широком смысле этого слова: правила игры в большей степени определялись ресурсами соперников, чем предварительными договорённостями между ними.

 Итак, соперничают два и только два идеологических блока - условно "советско-коммунистический" и "антисоветско-антикоммунистический". Все кандидаты действуют в этом и только в этом базисе, никаких отличных идеологий у них нет - лубочная мимикрия Лебедя рассмотрения не заслуживает (спецоперация, она и в Африке спецоперация - располагай коммунисты соответствующими ресурсами, замутили бы симметричный проект). Голосуют люди в массе своей - "против Ельцина" или "против коммунистов". Действительная пропаганда обеих сторон совершенно негативна и выдерживается в ключе "посмотрите, что эти сделали со страной" (ельцинская дороже, а потому мощнее). Какие-то позитивные образы будущего на фоне этого были просто не заметны.

 "Западные" советологи, политологи, кремленологи, охренологи могут написать ещё десятки томов по поводу, что и как объясняется на этих выборах - и пусть пишут: чем больше денег уйдёт им на гонорары, тем меньше останется на военные расходы США. С этической точки зрения ситуация 1996-го года может быть диагностирована точно: осуществление "северной демократии" по правилам демократии "западной". Да, некрасиво и расточительно - как некрасивым и расточительным был бы матч по дзюдо между двумя футбольными командами.

 Кривое и косое преемничество Ельцин-Путин тоже было проявлением "северной демократии" по букве "западных" правил: люди голосовали против Ельцина и против ельцинской эпохи, к которой, кстати, относились путинские оппоненты в 2000-м.

 Я вам больше скажу: пресловутое "путинское большинство" вовсе не есть "большинство моральное", "основа нации" или ещё какая-нибудь ерунда. "Путинское большинство" есть сумма людей, каждый из которых считает, что Путин за время своего правления не успел лично ему напакостить. Вот и всё. И все проявления отношений "власть-общество" - законы, инициативы, пиар-ходы, проекты, общественные палаты, новостные репортажи - в XXI веке в РФ посвящены решению задачи сохранения "путинского большинства". Все без исключения.

 Один из ходов оппозиции оказался адекватным до гениальности. Имеется в виду ввод в политический лексикон понятия "несогласных". Тех, кто готов кинуть "чёрную метку" нынешней власти. Это действительно нечто из будущего, опережение своего времени (потому так дико и смотрится). Хотя гениальность здесь же и закончилась, потому что всякая конструктивная программа за исключением "сделать собственное несогласие фактором реальной политики" "несогласным" противопоказана в принципе. Требования "западных" плюшек, выдвижения каких-то кандидатов - это уже растрата прекрасной идеи. Ну, если очень повезёт, то получите вы ваш оранжад, а дальше? - та же фигня, что уже была в 90-х, потому что ничего другого из "северной" игры по "западным" правилам не получится.

 Идея у оппозиции проклюнуться смогла потому, что она, оппозиция, менее связана правилами игры внутри себя, чем власть. А власть, как баран на мосту, упёрлась в "проблему преемника", имеющей ту же самую причину - несоответствие "северного" полюдья "западным" правилам игры, по которым Конституция написана. И предложения, типа снятия писаных ограничений по длительности пребывания Самого на посту, выглядят по "западным" правилам брутальным шулерством, хотя по правилам "северным" они вполне разумны и естественны - но только в сочетании с идеями "несогласных" о праве людей послать власть куда подальше в любой удобный людям момент. Эти идеи теоретически дополняют друг друга, вместе образуя фундамент "северной" политической системы. Насчёт же практики...

 Во власти сидят и думают, как передать "путинское большинство" с рук на руки и не рассыпать. Ребята, это бесполезно. В стране с "северным" полюдьем такое большинство может только уменьшаться со временем, а в случае идеальной власти, которой не бывает и которой вы сами ни в коем случае не являетесь - оставаться на прежнем уровне.

 Оппозиция тоже после того проблеска гениальности не радует. "Валить власть" в настоящее время можно одним-единственным способом: объяснять людям-человекам, как конкретно вон тот товарищ в кимоно лично тебе влез в карман, плюнул в душу, а потом ещё сделал такое, о чём приличные люди в обществе не говорят, опасаясь обвинений в экстремизме. А все марши и фарши - это такой способ побить себя пяткой в грудь: душеполезно, но к решению поставленной задачи не ведёт.

 Мне остаётся только быть оптимистом и надеяться, что со временем "путинское большинство" уменьшится, а "несогласные" окрепнут, но это не приведёт к сжиманию челюстей на вражеских глотках, а к чему-то вроде пакта о ненападении, заключённого на время, необходимое для переписывания Конституции под "северные" правила. А то развитие через катастрофы мне как-то в падлу.


15.07.2007 http://17ur.livejournal.com/220904.html

О доминировании. Опять формальная этика

 Не знал, о чём писать раньше - о приложении формальной этики к вопросу национальному или экономическому. И то, и другое требовало объяснений из другой темы, получалась рекурсия. Однако я попробовал выделить общее для этих аспектов - вопрос доминирования. В конце концов, неважно, получается ли оно по экономическим причинам или по форме носа, сценарии-то схожи с поправкой на аспект.

 Вот, выдумал. И буду думать дальше, ибо любопытные реалии проглядывают для "севера". Очень странные. А про национальный вопрос и отдельно про экономику ещё будет. Если окончательно не свихнусь до того времени.

Введение

 Сначала для данного текста определю понятие доминирования, чтобы с БРДМ РСМД БДСМ не путали.

 Доминирование есть такое отношение между двумя субъектами, при котором доминируемый субъект в общем случае расходует часть своей энергии на пользу доминирующему субъекту по прямому приказу последнего или будучи им манипулируем. Это банальность. Отмечу, что доминирование отличается от паразитизма именно наличием влияния доминирующего на доминируемого. Паразит просто использует ситуацию и бесхитростно жрёт. Доминирующий нужную ситуацию создаёт.

 Понятно, что отношения доминирования в жизнеспособном человеческом сообществе неизбежны. Польза самих этих отношений заключается в их вкладе в упорядочивание сообщества, в работоспособность "правил игры", а расплатой за это становится несколько меньшая суммарная привлекательность работоспособных правил. Понятно и то, что по превышении некоего количественного и/или качественного "порога полезности" отношения доминирования начинают общество разрушать - людям становится выгоднее покинуть данное сообщество или преобразовать его, нежели "продолжать терпеть".

 Рискну утверждать: наивысший КПД "присвоения энергии" при доминировании - а значит, и наибольшая высота "порога полезности" этих отношений - достигаются тогда, когда доминирующий и доминируемый придерживаются одной и той же этической системы.

 Если эти системы разные, запросы доминирующего и отклик доминируемого не совпадают, происходит бессмысленный расход "энергии", потраченной доминируемым, но не усвоенной доминирующим; не пошедшей на укрепление социальных связей, а напротив, способствующей их разрушению. Не забываем, речь идёт именно о сознательных действиях, об исполнении обязанностей, о желаниях, отлитых в законы и приказы. Получается, что условные "верхи" воспринимаются "низами" как предельно зажравшиеся и ради своих непристойных потребностей требующие невозможного напряжения "низов". И напротив, условные "низы" воспринимаются "верхами" как ленивая скотина, которая только делает вид, что работает на "верхи", а на самом деле неспособна удовлетворить простейшие потребности "верхов". При этом "низы" действительно пашут и готовы пахать, а "верхи" хотят и могут распоряжаться результатами этой работы. Проблема в том, что и работа, и результаты понимаются и оцениваются совершенно по-разному. В качестве примера можно вспомнить поздний СССР, когда "номенклатура" осознала себя нищей, "рабочий класс" имел по этому поводу совершенно другое мнение, и видимыми признаками попусту растраченной энергии служили "долгострой", инженеры, уходившие в рабочие и т. п..

 Ниже я рассмотрю разные "сюжеты доминирования" для четырёх этических систем.

"Юг". Не бойся.

Формула этической системы: «я должен относиться к другим так же, как другие относятся ко мне».

 Как было показано в тексте о власти, доминирующий в рамках "южной этической системы" есть Рабовладелец. Присвоение чужой энергии происходит самым прямым образом - раб делает что-то вместо хозяина, при этом речь вообще не идёт о вознаграждении как таковом, раба просто поддерживают в работоспособном состоянии. И то не всегда.

 Ярким примером такой ситуации является наблюдаемое иногда положение в армии, когда несколько кавказцев "равняют" в разы превосходящее их количество русских в воинском подразделении. Социальная динамика здесь весьма прозрачна.

 Один условный "южанин" в компании "не-южан" может претендовать либо на позицию "ведущего", задающего образцы поведения ("делай, как я"), либо на позицию "ведомого", то есть копировать поведение других. Ни в том, ни в другом случае он опасности не представляет, зачастую полезен и, будучи оторван от своих, скорее всего не питает каких-то негативных чувств к окружающим.

 Ситуация резко меняется, когда "южан" становится несколько, и они образуют самодостаточное "южное" сообщество в рамках большего по численности "не-южного". Естественно, внешнее "не-южное" сообщество "южным" коллективом сразу начинает восприниматься, как "плохое": они, "не-южане", другие, они - по правилу Первой этической - в принципе аморальны, их можно и нужно использовать на благо "южного" сообщества. То же правило Первой этической определяет спайку "южного" сообщества, основанную на подражании, и как правило следующие отсюда расклады типа "их двое, а мы одни" в противостоянии "южанам".

 С точки зрения "северной этики" правильным ответом сообщества на попытки "южного" доминирования в нём являются:
а) нейтрализация лидеров "южан", тех, кто задают остальным "южанам" образцы поведения,
б) недопущение образования самодостаточных "южных" сообществ внутри "северных" и/или принудительная диссоциация уже образовавшихся.

"Восток". Не верь.

Формула этической системы: «я не должен относиться к другим так, как другие не относятся ко мне».

 "Восточное" доминирование рабства так же не исключает (одна из формул власти "я приказываю тебе делать то, чего никто не делает" идентична для "южной" и "восточной" этических систем), однако "восточное" доминирование как правило выражается не через прямое навязывание "сделай это для меня", а через ограничение невыгодной доминирующему деятельности доминируемого, через запрет человеку работать на себя. В этом смысле доминирующий в рамках "восточной этической системы" есть Приказчик, делопроизводитель от имени и по поручению (от имени и по поручению божества в том числе).

 Сюжетом достижения такого состояния является саботаж. "Восточное сообщество" или даже "восточный индивид", по каким-либо причинам нацеленные на доминирование в "не-восточном сообществе", действуют так, чтобы сделать невозможной не устраивающую их деятельность доминируемых. Это может быть пассивное невыполнение приказов\прошений, засовывание бумаг под сукно, это может быть "имбурде" с намеренным растранжириванием ресурсов, выделенных на неправильное, по мнению "восточного человека", дело. Вообще, идеальной стартовой площадкой для организации "восточного" доминирования является полный коллапс в той области, где доминирование предполагается - тогда оно какое-то время даже будет чем-то прогрессивным.

 Правильная "северная" тактика недопущения "восточного" доминирования и борьбы с ним основана на следующей идее.

 У доминируемого всегда должен быть способ осуществлять свою деятельность -
а) с опорой на доминирующего, или
б) в обход такового, или
в) вопреки таковому, если он саботирует.

 "С опорой" - понятно, это когда "всё работает, как надо". Однако условия "б" и "в" диктуют снятие монополии на юрисдикцию, включая отрицание принципа "рациональной" организации власти, когда "каждый занимается своим делом". Одними и теми же делами могут и должны заниматься самые разные конторы. Прирабатывать, ага. Если сосед груши околачивает, вместо того, чтобы дело делать, так мы сливки снимем. Из этого, в свою очередь, следует сдельная оплата работы власти с отдельными гражданами. Другим следствием снятия монополии на юрисдикцию станет запрос на высококомпетентных "чиновников-универсалов", которые нанимаются соответствующими конторами, а не выращиваются в их иерархиях. Такое окажет очень сильное влияние на законотворческую деятельность и "вопросы федерального устройства", но это уже оффтопик здесь.

 Отмечу, что это не есть средство достижения какого-то предначертанного блага, но именно средство избежать саботажа и доминирования Приказчиков. В отсутствие такого саботажа (и потребности в его преодоления) государственная система и в режиме монополии на юрисдикцию, и без такового будет функционировать весьма схоже.

 Другой стороной той же "северной" тактики является то, что интеллигентный человек назвал бы "поощрением доносительства". "Северное" противодействие "восточному" доминированию подразумевает постоянное информирование общества и власти о бездействии управленцев, причём не через клапаны централизованных СМИ, а на основе личной инициативы. Это подразумевает концепцию "свободы слова", несколько отличную от действующей.

"Запад". Не проси.

Формула этической системы: «другие должны относиться ко мне так, как я отношусь к ним».

 Тут-то даже рассказывать неохота - и так всё перед глазами. Доминирующий в рамках "западной этической системы" называется Кредитор. Человек, который сделал вам добро (или вы думаете, будто он сделал вам добро), и теперь будьте любезны спину-то погнуть, чтобы вернуть ему это добро. С процентами. Прогресс сравнительно с "южной" и "восточной" этическими системами велик и несомненен, и в первую голову определяется тем, что "съём энергии" с доминируемого осуществляется не через вмешательство в его деятельность (прямо, как на "юге", или косвенно, как на "востоке"), а через контроль за его временем (которое деньги). Мол, делай всё, что хочешь, ты же свободный человек - я тебе пару вакансий могу подсказать, у меня тут вон надо нужник вычерпать... Не неволю. Только проценты за этот месяц чтоб были у меня на столе через неделю, ты по'ал?

 Сюжет достижения "западного" доминирования: читаем или смотрим "Республику ШКИД", был там такой "эффективный менеджер" по фамилии Слоёнов. Отмечу, впрочем, что всё было если и без песен, то вполне добровольно.

 "Северное" противодействие "западному" доминированию основано на отказе от совершения предлагаемой\навязываемой сделки и непризнании за собой моральных обязательств за какие бы то ни было "подарки". Необходимым минимумом для обеспечения такого положения являются гарантия некоторого уровня жизни без необходимости какого бы то ни было кредита плюс институционализация реестра "несгораемой" собственности, которая не может быть отобрана в погашение кредита ни при каких обстоятельствах. Другие меры относятся к маргинализации манипулятивной составляющей деловой информации - замена сисек™ в рекламных роликах ТТХ товара и т. п., но такое какими-то законодательными актами не введёшь.
 

"Север". Один на льдине.

Формула этической системы: «другие не должны относиться ко мне так, как я не отношусь к ним».

 Из вышесказанного понятно, что адекватным для России я полагал бы именно "доминирование по-северному". Чтобы верхи могли, а низы при этом хотели. Попробую понять, что это такое, и с чем его.

 Во-первых, это опять-таки контроль не за деятельностью доминируемого, а за его временем, которое на эту деятельность отводится.

 Во-вторых, ограничивающим условием становится не причинение блага доминирующему доминируемым, а отвращение зла или, если уж точно, повышение защищённости доминирующего.

 В-третьих, "съём энергии" и тут происходит через некий её обезличенный эквивалент, но... как бы это сказать... это не совсем деньги, это какие-то неправильные деньги. Это деньги, на которые не покупают, но которыми откупаются. Какая-то "окончательная бумажка, фактическая, броня", но не штучная, не уникальным произволением аппаратчика, а как legal tender. Ой, мля... ой. Малиновые штаны. И эцилоп, оттого не имеющий права бить по ночам.

 То есть в "северном" обществе деньги - то, что называется там "деньгами" - своей основной функцией будут иметь функцию страховую, покупку иммунитета, а уж товарообмен будет вроде как приложением? Выглядит крайне непривычно, но по логике получается так... Но тогда это влечёт за собой совершенный пересмотр концепции "равенства перед законом", "прав гражданина", да и сами социальные реалии подлежат классификации по количеству усилий, затрачиваемых на их поддержание и подлежащих возмещению со стороны граждан... тогда получается, что и налоги как институт уходят, а речь идёт об абонентской плате такими "деньгами" конкретной фирме за поддержание порядка на территории или в сообществе - не за разруливание проблем (там сдельно, как я и написал выше), а за предотвращение таковых. Нет, это отдельная большая тема, и если её продолжать, то в отдельном посте, когда я хоть немного разберусь в том, что нагородил в этой главке. Хорошо бы ещё почитать кого-нибудь умного, кто до этого додумался раньше меня.

 Пока же отмечу, что олицетворять "северное" доминирование будет Параноик, нынче стяжающий с людей кеце, чтобы завтра не пришёл эцилоп и не дал по уху. При этом способы стяжания тоже будут не кредитом, а спекулятивным откупом от неприятностей, которые Параноик своей деятельностью (якобы) отгоняет от доминируемых.

Соответственно, противостояние "северному доминированию" сводится к позиции "один на льдине" - "со своими неприятностями я разбираюсь сам".


21.07.2007 http://17ur.livejournal.com/221964.html

"Северное". Немножко о ПРО

Ещё немножко по военному делу в связи с формальной этикой. По вопросу ПРО.

 Как мною было отмечено ранее, между милитарными парадигмами разных цивилизаций и правилами формальной этики, на которых общества этих цивилизаций основаны, существует связь. Эта связь, должен признать, не так уж очевидна.

 Всякий военный конфликт, актуальный или потенциальный, резко повышает взаимную индукцию в обществах, его ведущих, и особенно в их вооружённых силах, ибо всякая удачная придумка противника осмысляется и либо применяется у себя, либо оказывает влияние на собственные придумки. Достаточно часто возникает ситуация, когда то или иное неэтичное - чужое или заточенное под противостояние чужому - милитарное решение более эффективно, нежели этичное; здесь вмешиваются "соображения высшего порядка", оказывая, в силу принципа единоначалия военного времени, волюнтаристское предпочтение этике перед эффективностью или наоборот. Обычно всё же выигрывает этика, но этика в понимании конкретного командующего, как человека, а не формальное применение того или иного этического правила к ситуации.

 Однако, чем сильнее развита военная технология, чем более разнообразно оснащение военных структур, тем больше есть разных путей достижения одной и той же цели. И тем сильнее этика влияет на военное дело, задавая выбор из этого множества путей (разумеется, речь идёт о влиянии этики на высший уровень абстрагирования - "большую стратегию").

 В том же тексте я указал, что милитарная парадигма условного "Запада", основанная на этическом правиле "западного" общества "Другие должны делать тебе то, что ты делаешь другим", в общем порождает следующее прочтение войны.

Враг должен воевать так же и тем же оружием, которым воюем мы. Враг, воюющий против нас оружием, которого у нас нет, и методами, которые мы не хотим или не можем воспроизвести, есть Враг с большой буквы.

Мы занимаем выигрышную позицию в конфликте, когда применяем такое оружие, воюем такими методами, которые враг не может или не хочет воспроизвести (да-да, становясь для противника, разделяющего нашу этику, Врагом с большой буквы). Получается, что "правильный" враг - враг, которому мы приписываем собственную этику - оказывается в проигрышном положении, ибо не может "ответить тем же" за неимением "того же". Мат.

Лучшее оружие - то, которое есть у нас, но не у врага. Лучшие тактика и стратегия - такие, которые враг не способен воспроизвести.

 Одним из лиц "западной" войны был Гитлер, сумевший едва ли не идеально сыграть преимущества своих вооружённых сил против "западных" же противников; это видно даже по тем эпизодам, когда фюрера "заносило" - например, Крит.

 Другим "лицом" "западной" войны являются США с их бомбардировками, авианосцами (бе-бе-бе), с идеологией превосходства качества над количеством и с искренним возмущением придорожными фугасами - неважно, в комплекте с шахидами или без.

 Рассмотрю экстремум приведённого прочтения: Абсолютное Оружие. Согласно "западной" этике - это такое оружие, само наличие которого у воюющей стороны автоматически делает её победителем в конфликте. Если Абсолютным Оружием располагают несколько сторон конфликта, они все являются победителями, хотя бы и в чисто милитарном аспекте конфликта. Получаем Долгий Мир второй половины ХХ века, "взаимно гарантированное уничтожение" и прочие прелести. Однако рассуждение на сём не заканчивается. Среди победителей Победителем станет тот, кто первый сумеет воспретить использование Абсолютного Оружия остальным. Любыми методами.

 Великолепную иллюстрацию к вышеприведённому рассуждению предлагает нам Роберт Хайнлайн в своей ранней повести "Никудышное решение", написанной в 1943-м (?) году.

На полях рискну утверждать, что привлекательность его произведений во многом и заключается в последовательном отстаивании автором "западной" этики в них, даже наперекор общепринятым установлениям. При этом сама этика остаётся чуждой, но привлекает последовательность и завершённость авторской позиции.

 Другой иллюстрацией может служить роман Станислава Лема "Фиаско", где, помимо прочего, автором обосновывается идея порога в глобальном "холодном" противостоянии, когда некое техническое преимущество выступает триггером суицидальной мировой войны только для того, чтобы противник не "сравнял счёт". Отмечу, однако, что это всё-таки верно именно для "западной" этики; точнее, для ситуации, когда все стороны в конфликте или, по меньшей мере, сторона, владеющая в нём инициативой, придерживаются "западной" этики.

 Для тех, кто мирно почивает в танке: основным военным вопросом XXI века станет стремление США (маловероятный вариант: ЕС) к обеспечению возможности глобального интердикта средств доставки ядерного оружия. Та самая ПРО (плюс "контртеррористические установления" против "цивильной доставки"), которую "Запад" обязательно и безусловно постарается сделать планетарной и безотказной. В перспективе это важнее нефти.

 Нынешние рассуждения о ПРО, по моему мнению, тщательно обходят действительно важные вопросы, концентрируясь вокруг гипотетического полномасштабного конфликта РФ-США, в который очень трудно поверить.

  На самом же деле даже нынешние базы ПРО в Европе опасны тем, что Россия настоящая или будущая получает в их лице фактор непредсказуемости при нанесении ограниченного ядерного удара по противнику, ядерным оружием не располагающему. Если нам для, например, уничтожения группировки войск противника или условно "гражданских" целей на его территории надо будет доставить нужное число боезарядов в нужное место в нужное время, даже применение такого рода ограниченной и "сырой" ПРО из каких бы то ни было соображений (гуманных, конечно, соображений, таких из себя общечеловеческих) ведёт к нежелательным для нас последствиям. О последствиях же создания действительно эффективной ПРО сказано выше - планета Земля получает Победителя (в рамках только "западной" этики, конечно, но приятного всё равно мало).

Есть ли альтернатива нынешним планам ПРО в рамках "северной этики"? Обходясь без долгого вывода, просто отвечу - да, есть.

 Это глобальная ПРО как бизнес-предприятие, предоставляющее платные услуги по защите конкретных географических локаций от летающего согласно заданной номенклатуры. Не какой-то там "международный проект" во имя мира на Земле и, прости господи, свободы с демократией, а именно АО "Чистоконкретное небо" с рекламным слоганом "ну и чё, Бэтмен?" Туда приходят всякие добрые президенты и злые диктаторы, дают заляпанные потом или кровью невинных подданных деньги, получают расписку, и вскоре на заданных площадях разворачиваются стационарные и подвижные комплексы ПВО, создаётся соответствующая сеть, которая ждёт прилёта рыцарей демократии или назгулов тоталитаризма. За ежегодную абонентскую плату, конечно. АО закупает системы ПРО и ПВО, обучает персонал, арендует спутники и т. п..

 Понятно, что даже чисто технологически идея сырая - например, ракеты-перехватчики вне шахтного базирования выносятся достаточно легко той же авиацией. Про юридическое, экономическое и дипломатическое обеспечение даже и не думаю - страшно. Тем не менее, такая страховая контора (забегу вперёд - цивилизационная деятельность "севера" должна осуществляться страховыми структурами как правило) представляет собой перспективную альтернативу "западной" ПРО на цивилизационном уровне, она выше реактивной стратегии "а вот мы изобретём такую вихлявую ракету, что у вас компьютеры окосеют".

 Это я так, развлекаюсь упражнениями по применению формальной этики к животрепещущему.

 P.S. О, блин, представил рекламный ролик такой конторы с участием Саддама в качестве отрицательного примера (мирно висит, потому что не воспользовался услугой) и Чавеса в роли примера положительного ("вчера над этим местом пролетал дьявол, и он таки долетался" с широким жестом на догорающий "рэптор"). Стряхиваю чай с клавиатуры.


24.07.2007 http://17ur.livejournal.com/222617.html

О полезном использовании феддингов... эээ, промывки мозгов

Немножко о полезности официальной и благонамеренной пропаганды с применением всё той же формальной этики.

1. Всякое устоявшееся, стационарное положение дел в обществе есть результат насилия и/или манипуляции. Насилие при этом тоже может быть следствием манипуляции, так что жертвами именно насилия с некоторой разумной степенью приближения можно считать только павших на баррикадах или в строю, когда "смело мы в бой пойдём за". Молодые здоровые мужики, перебившие друг друга на тёрках 90-х, являются жертвами манипуляции, ибо баррикад там не было.

2. Манипуляция в масштабах общества ориентирована на людей, придерживающихся той или иной этики, то есть способных оценить свои и чужие поступки как "хорошие" или "плохие" - даже если о формальных правилах оценки они не задумываются, а "чуют нутром". Конечно, во всяком обществе существуют люди, принадлежащие к нулевой этической системе или поступающие в принципе антиэтически, но они общества не образуют, даже если и преуспевают в таковом; следовательно, манипуляция ими тактически выигрышна, но стратегически бессмысленна. С народом надо работать, а не с отщепенцами.

3. Целью поведения в обществе для любого человека, принадлежащего к некоторой этической системе (в т. ч. и к полюдью таковой), является установление\восстановление справедливости, то есть создание такой обстановки, при которой установление\прекращение отношений этого человека с окружающими в возможно большей степени соответствует тому этическому правилу, которого он придерживается (в т. ч. и редуцированному правилу полюдья).

4. Манипуляция имеет своей целью сделать так, чтобы человек "сам захотел" чего-то или счёл это "что-то" справедливым, а оттого либо предпринял усилия по достижению этого чего-то, либо не мешал усилиям других по такому достижению.

 Суммирую. Секрет успешной манипуляции заключается в том, чтобы показать реципиенту этическую несостоятельность статус-кво, нарисовать этически состоятельное положение дел, и всё... сам побежит, задрав штаны. Возможно, с песней. При этом - заметьте! - речь идёт именно об этически состоятельном будущем, не о богатстве, не о славе, не о счастье с большой буквы зю, а именно о таком будущем, которое будет лучше нынешнего, ибо при нём совесть напрягаться не будет (при том, что совесть у людей, придерживающихся разных этик, напрягается от разных вещей, не забываем).

 Это не отменяет ни обещаний богатства и преуспевания самому объекту манипуляции, ни обещаний неприятностей и мук окружающим его (кому что нравится). Однако, например, есть богатство и есть обогащение - и даже тот, кто согласится взять в подарок деньги, кем-то другим добытые этически предосудительным способом, вовсе не обязательно согласится сам добыть эти деньги этим способом. Неэтично. Пусть уж лучше так.

 Из вышесказанного следует, что массированная промывка мозгов, конечно, имела и имеет место, но на то, чем промывают - промывающие смотрят, формулируя и обещая не абы что, а нечто такое, во что люди готовы поверить, и классные пропагандисты придают своим обличениям и прожектам этическую состоятельность.

Вот, например, С.Г. Кара-Мурза пишет о том, как мыли мозги советским подданным:

"Рассуждения стали настолько бессвязными и внутренне противоречивыми, что многие всерьёз поверили, будто жителей крупных городов кто-то облучал неведомыми "психотропными" лучами. Вспомним, как бывший многолетний декан экономического факультета МГУ Г. Попов убеждал народ, что приватизация торговли приведёт к изобилию товаров. И ладно бы только идеолог-экономист говорил такое. То же самое повторял человек с явно научным образованием на одном митинге. Когда я спросил его, на чём основана его убеждённость - ведь продукты не производятся в магазине, - он без тени сомнения ответил: "На Западе магазины частные - и там всё есть!"

 Вопрос: а почему именно такое пришлось на слух? Казалось бы - у тебя почти неограниченные мощности по оболваниванию, давай, ври что угодно, пипл схавает. Нет, выбирали нечто, что помогало обойти логический фильтр. Значит: говорили не о том, что возможно\невозможно, а о том, как должно быть. И люди соглашались, потому что так быть должно. Можно сколько угодно говорить о техничном ведении пропаганды, но мера её успеха определяется - и как бы не больше - ещё и готовностью аудитории поверить в неё, даже рационализируя свою веру идиотскими подкреплениями типа "на Западе всё есть".

 Утверждается, что та пропаганда имела целью внедрение экономической парадигмы "западной" этики (т.е. была пропагандой "в пользу капитализма"): частное использование частной собственности, и следующего из этого правила: любая собственность должна приносить доход частному лицу. Отсюда - собственность всегда должна принадлежать частнику. Возможно. Однако "цель пропаганды" и "причина восприимчивости аудитории к ней" - две очень разные вещи.

 И причиной восприимчивости к манипуляции стала бессознательно одобряемая населением "северная" экономическая парадигма: частное использование общественной собственности, с правилом: всякой доходной собственностью должен управлять тот, у кого это получается лучше всего (думаю, об этой "лучшести" в применении к советским магазинам многое можно рассказать). Отсюда: государство не справляется - отдайте частнику. Ага, совпало с "западной"... И мы до сих пор это слышим от весьма больших людей. Только надо договаривать: частник не справляется - отдайте другому частнику или верните государству. Помните отчеканенное в перестройку "Земля должна принадлежать тому, кто её обрабатывает"? "Северная" экономическая парадигма в чистом виде.

 О "справляется\не справляется" и "как оно вообще всё работает" отдельный будет немалый пост по экономическому устройству "Севера" - я его немножко выведу на потеху юристам и поругание экономистам, попробую малость углубить намеченное в работе "Поведение".

 Здесь же в качестве резюме позволю себе указать на то, что образ "правильного", этически адекватного общества вполне можно вывести именно из того "светлого будущего", которое использовалось и используется в удачной манипуляции сознанием в обществе неадекватном: не из количества и даже не из качества обещаемых плюшек, а из их формы (которая иногда криво-косо, но проявляется и в нынешнем обществе). Даром, что ли, количественные приколы типа "догнать Португалию" и "удвоить ВВП", явно изобретённые для широкой аудитории, этой самой аудиторией были попросту проигнорированы, а всякий значимый пиарный всплеск происходит именно вокруг будущего образа жизни.

 Так что разумным отношением к официальной пропаганде является паразитирование на её удачных находках, касающихся "светлого будущего", с подменой рецептов достижения такового.


28.07.2007 http://17ur.livejournal.com/223307.html

Чего боятся русские

 Про страх как таковой, фильмы ужасов, сделку с дьяволом, вероломное нападение, оборотней и отличия "параноидального" русского человека от "тупого" западного. На всякий пожарный напоминаю, что мера утверждений в тексте далека от абсолютной: про многомиллионные общности вообще невозможно формулировать абсолютные утверждения. Так-c, "однако тенденция".

 Неоднократно наблюдал на зарубежных форумах, как западного человека, не имевшего дела с русскими и почерпнувшего из телевизора идею, что русские суть запуганный, а то и природно трусливый народ, обламывает другой западный человек, имевший дело с русскими и утверждающий, что русские вообще ничего не боятся.

 Разумеется, оба утверждения далеки от истины. Первое объясняется тем, что запуганность русских - самое простое объяснение отличий в их поведении; мол, тоже западные люди, но ужасное правительство их стращает и заставляет делать всякие непонятные гадости, которых сферический западный человек в вакууме нипочём не сделал бы. Второе утверждение следует из первого, когда выясняется, что для русских типичные западные страхи иногда представляются не то, что надуманными, а просто неприличными.

 Страх присущ русским, как и всем людям. Существует немало ситуаций, в которых и русские, и сферические западные люди боятся совершенно одинаково. Конечно, гораздо увлекательнее те ситуации, где проявляется отличие. О них и пойдёт речь, но сначала немного теории.

 Страх - это предощущение возможной потери. Его противоположностью является интерес, как предощущение возможного приобретения. Синтезом страха и интереса является любопытство.

 В более широком смысле страх есть предощущение неправильного срабатывания, предсказание непредсказуемости. И в этом смысле его антиподом является вера. Синтез страха и веры обычно порождает экстатические, трудноописуемые состояния психики, которые можно называть очень по-разному.

 В искусстве - умении подделывать переживания - существует отдельное ремесло фальсификации страха. Оно так и называется: "жанр ужасов". С индустрией развлечений на Западе всё в порядке, так что нужные сюжетные ходы и эффекты "для своих" они нащупали давным-давно и успешно их воспроизводят. Я не говорю о потоках крови, монструозных личинах из папье-маше, развешивании кишок на стене и расставлении черепов на книжные полки - это создание ужаса как страха, усиленного отвращением, но не сам страх.

 Отличие "жанра ужасов" от трагедии в том, что в трагедии потеря наступает либо в результате действия внешней непреодолимой силы, либо как итог совершенно правильных, этичных поступков действующих лиц. В "жанре ужасов" переживание страха связано с потерями в результате намеренно неэтичных, антиэтичных действий в отношении протагониста, который сам-то вполне нормально ведёт себя. Очевидно, что люди, следующие разным этическим системам, представляют себе и этичное, и неэтичное поведение по-разному.

 "Западная этическая система", по Константину Крылову, построена на правиле: "другие должны относиться ко мне так же, как я отношусь к ним"; гораздо раньше тот же самый императив Иммануил Кант сформулировал как "поступай с другими так, чтобы максима твоего морального поступка могла бы служить нормой всеобщего законодательства".

 Базовый сюжет "западного ужаса" - Сделка с Дьяволом. Уточню: "сделка" в смысле deal, которая может пониматься и как "разборка", и как "раздача", то есть необходимость обоюдного действия в обязывающих обстоятельствах. Специфически "западный страх" есть предощущение потери оттого, что контрагент настолько превосходит вас, что способен безнаказанно нарушать условия вашей сделки и не обращать внимания на обстоятельства, обязывающие вас её соблюдать. Западный крик ужаса в общем звучит "мы так не договаривались!"

 Страдательной стороной в "западном ужастике" обычно оказывается вполне нормальный западный человек, предприимчивый и инициативный, чья вполне одобряемая - вариант: объяснимая - инициатива сработала совершенно не так, как предполагалось, и вместо прибыли к нормальному западному человеку незаметно подкрался пушной зверёк.

 "Купил менеджер задёшево антикварную драгоценность в непонятной лавчонке, а внутри алмаза чёрт сидит"; "залезли археологи в гробницу, золотишка наковырять да диссертационного материала, а оттуда вылазит мумия и давай безобразничать"; "прилетела корпоративная экспедиция на захолустную планету жалованье  отрабатывать, а там Чужие яйцекладами размахивают".

 Всевозможные маньяки, вампиры, оборотни и прочая прелесть суть именно персонажи, специально оборудованные для заключения дефектных сделок или для нарушения сделок обыденных и подразумевающихся. "Встретив обаятельного незнакомца, девушка не заметила у него притороченную к спине бензопилу"; "хозяин квартиры не знал, что квартиросъёмщик каждое полнолуние покрывается шерстью и поедает одного из соседей."

 Предпочтительным воплощением зла в "западных ужасах" можно считать существо, более свободное, чем человек - такое, которое сковано много меньшим количеством запретов. Маньяк там страшен именно тем, что ему, скажем, плевать на прайвеси, и он способен ночью влезть к вам в дом - без спросу; вампир опасен тем, что быстро бегает, высоко прыгает и больно кусает; Чужой вообще является квинтэссенцией "западного ужаса" - он жрёт и размножается эффективнее, чем гражданин США; про дьявола понятно и так.

 Однако по сюжету зло подлежит всё же побитию. Исстрадавшиеся западные люди обычно побивают зло после того, как постигнут условия Истинной, Действительной Сделки: скажем, выясняется, что вампиров по условиям игры надо бить осиновым колом; над вырвавшимся на волю демоном надо прочесть избранные места из "Империализма как последней стадии капитализма" "Некрономикона" безумного араба Абдула Аль-Хазреда; от Фредди Крюгера помогает галаперидол канистрами; а маньяка можно сбить с толку, притворившись его престарелой мамашей. Здесь, кстати, видна смычка с западной милитарной парадигмой, построенной на использовании оружия, которого нет у противника, против слабости противника, которой нет у самих "западных людей".

 "Северная этическая система", с превеликими трудами формирующаяся в России, исходит из императива: "другие не должны относиться ко мне так, как я не отношусь к ним". Многие сюжетные ходы, сделанные для "западной" аудитории, конечно, пробирают и русских (особенно в отсутствие собственной адекватной масс-культуры), но по другим причинам, и в общем сюжет "русского ужаса" другой, совсем другой.

 В "западной" этике человек, причинивший (по его мнению) добро окружающим, ожидает добра в ответ. В "северной" этике человек, не совершавший окружающим зла, не ожидает зла от них. Русский крик ужаса - "я же вас не трогал!", а базовый сюжет - Вероломное Нападение, который в общем случае не совпадает с базовым сюжетом Сделки с Дьяволом.

 Из этого следует очень разное понимание сюжетно правильного поведения для страдательной стороны.

 "Западный" терпила обязан до последнего делать вид, что всё нормально. Вон сосед уже щупальца отрастил, кассирша в супермаркете клычищами лязгает, портреты предков по ночам разговаривают и заливисто смеются - ан нет, будь любезен делать вид, что всё в порядке; пока самого босс в тёмное место не заманит по служебной надобности и не начнёт засовывать инопланетного жука в ухо на предмет выедания мозга.

 Это - не отклонение в поведении, напротив: это обязанность терпилы - это правильное, моральное его поведение. Мол, пока я делаю добро окружающим, они тоже должны делать мне добро. Невзирая на щупальца. Именно потому едва ли не стандартом "западного" сюжета является одобряемая обществом отправка к психиатру тех, кто бьёт тревогу заранее, едва только зловещее мурло высовывается из-за угла.

 Да. Да. Угадали. Эти же люди и приписывают русским "паранойю" как черту национального характера. И именно их русские считают "тупыми". Именно эти люди битый час экранного времени, невзирая на, лезут в зубы зверю, чтобы выковырять оттуда золотые пломбы - а потом вопят и удивляются, когда древние челюсти всё же делают "щёлк". Вариант: когда половина окружающей местности уже превратилась в марсианский муравейник, эти граждане всё ещё мучительно соображают, что происходит, и надо ли вообще что-нибудь предпринимать. Разумеется, в кино это выглядит гипертрофированно, но суть дела не меняется.

 Соответственно, некоторые "злые" персонажи, таким лохам объясняющие, что табличка "не влезай - убьёт" присутствует в декорациях не только для красоты, русским могут быть даже симпатичны.

 Моральное же поведение для "северной этической системы" - не допускать причинения себе зла. То есть быть бдительным и защищённым, иметь возможность отказаться от ненужных и вредных для себя отношений или прекратить таковые силой, пока они не нанесли вреда. Да, с "запада" это кажется "паранойей".

 Поэтому "русский ужас" начинается тогда, когда самозащита не срабатывает: когда ты считаешь, что находишься в безопасности, а зло тебя цап. Пакт о ненападении нарушен, полагаемая надёжной защита оказалась пшиком. Я, признаться, не хочу даже думать о том, что почувствовали те русские, которые были на небезызвестном мюзикле "Норд-Ост", в тот момент, когда выяснилось: автоматчики на сцене - натуральное зверьё, а не режиссёрский ход.

 Это, кстати, накладывает известные ограничения на сюжетные ходы: скажем, долгое и упорное выкапывание древнего дьявола из его гробницы, пассивное наблюдение за тем, как пришельцы похищают разум или его заменитель у населения родного города и т. п. - провоцирует у русского презрение, а не страх. Напротив, зло должно бить быстро и необъяснимо, так как один из резонов несрабатывания защиты - то, что она не успевает распознать угрозу или отработать против неё.

 Предпочтительным воплощением такого зла в русской реализации "жанра ужасов" выглядит не столько существо, способное пробить индивидуальную защиту страдательной стороны или игнорировать чужие защитные усилия, но в гораздо большей мере - существо, способное обойти чужую защиту. Предатель, оборотень, притворившийся то ли близким человеком, то ли вообще табуреткой, на которую сел неосторожный персонаж. Ага-ага, "Who goes there?" Джона Кэмпбелла, более известный как "The Thing" Джона Карпентера, "Оно" Стивена Кинга и всё такое прочее.

 Следующая из "северной этической системы" русская борьба с "ужастиками" на "западную" тоже похожа мало. "Западный" сюжет победы над нечистью: мудрый человек, прибегнув к малодоступным источникам, находит некую Истину, которая при правильном применении не столь мудрыми человеками чудовище избывает в феерическом генеральном сражении. Финальная битва, спецэффекты, главный герой с нутряным ыканьем и гуканьем сносит чуду-юду голову с плеч... нет, по-русски это совсем не так.

 Русская борьба с атакующим злом - это долгая, обстоятельная и занудная кампания, которую необходимо начинать как можно раньше (а то и превентивно); выстраивание новой защиты на ходу, с "допустимым ущербом" и постоянным ограничением чудовища в возможностях причинить вред; кампания, в которой сколь угодно мелкий выигрыш необходим и не противен, в которой "и верёвочка сгодится". Более того, если гадина просто решит убежать и никогда не вернуться, это тоже считается приемлемым исходом. С другой стороны, если гадина убежать не решит, то мира с ней быть не может ни на каких условиях, и она должна быть уничтожена, причём так, чтобы даже в последних кадрах фильма никаких намёков на сиквел на проявлялось.

Персонаж с нерусским именем, отражающий эту философию наперекор авторам, однажды сказал:

"...для ученых все ясно: не изобретай лишних сущностей без самой крайней необходимости. Но мы-то с тобой не ученые. Ошибка ученого -это, в конечном счете, его личное дело. А мы ошибаться не должны. Нам разрешается прослыть невеждами, мистиками, суеверными дураками. Нам одного не простят: если мы недооценили опасность. И если в нашем доме вдруг завоняло серой, мы просто не имеем права пускаться в рассуждения о молекулярных флуктуациях - мы обязаны предположить, что где-то рядом объявился черт с рогами, и принять соответствующие меры, вплоть до организации производства святой воды в промышленных масштабах. И слава богу, если окажется, что это была всего лишь флуктуация, и над нами будет хохотать весь мировой совет и все школяры впридачу..."

Резюме

"Западный" человек боится чужого успеха за свой счёт; русский боится оказаться беззащитным. На "западном" языке это называется "русская паранойя".

"Западный" человек до последней возможности будет делать вид, что у него всё в порядке, а если он ощущает, что возможности исчерпаны, то начинает истерить; русский, напротив, может запаниковать сразу, когда откажут привычные установления, однако, восстановив спокойствие, он менее подвержен срывам в самой тяжёлой ситуации. На "западном" языке это называется "русский фатализм".

{ Сабуро-Микими. Эту фразу

"Западный" человек до последней возможности будет делать вид, что у него всё в порядке, а если он ощущает, что возможности исчерпаны, то начинает истерить

отлить в граните! Яркий пример - результаты приёма Европой мигрантов-беженцев }


 "Западный" человек, пытающийся побороть свой страх, склонен связывать свои надежды с окружающими общепризнанными реалиями и практическими авторитетами, "занимая" у них самообладания. Это могут быть технические средства ведения борьбы с источником страха, это могут быть идеологические фетиши - "свобода" какая-нибудь с "демократией", патриотизм и т. п.. Русский, преодолевая страх, скорее надеется на свои личные способности обернуть ситуацию в свою пользу; он понимает лично себя не как часть целого, "своей стороны" в сколь угодно масштабном противостоянии, а как равноправного участника этого противостояния: не как подчинённого сил условного "добра", а как их союзника.

 Это отличие при взгляде на него через "западную" призму это порождает две иллюзии. Первая - то, что русского можно купить на свою сторону хорошим обращением. На самом деле русский всегда сражается не за, а против. Вторая - то, что русские побеждают вопреки собственной неадекватности (своему руководству и т. п.). На самом деле всякая действительная русская общность есть общность союзников, в которой иерархические отношения играют меньшую роль, чем в эквивалентной ей западной общности.

 Ну и хватит пока. Когнитивная тень на цивилизационный плетень, надеюсь, наведена.


03.08.2007 http://17ur.livejournal.com/224277.html

Ещё о независимости

Для дальнейшего рассмотрения "северных" идей в применении к окружающей реальности разумным будет остановиться на "независимости" как ценности. Отсюда следует самое общее и довольно краткое рассмотрение "новых независимых государств", - Украина как пример псевдонезависимости подойдёт - а равно и любых "имперских проектов", самое уязвимое место которых на сегодняшний день - их аморальность.

Сначала о том, что такое независимость - понятийно, а не в торжественных речах.

Независимость - это пренебрежимо малая величина суперпозиции коэффициентов корреляции таких параметров поведения двух субъектов, которые определяются только воздействием этих субъектов друг на друга. Ф-фсё.

Иными словами, для житейского понимания
а) независимость - это несовпадение поведения двух субъектов, которое не может быть объяснено запаздыванием сигнала от одного к другому;
б) независимость может быть только от кого-то или от чего-то, на кого-что можно показать пальцем;
в) независимость обладает мерой - это не качественная, а количественная характеристика, которую при наличии некоторой уговорённой методики можно замерить;
г) можно быть независимым от Васи, но делать то же самое, что и он, если обоим это приказал Петя;
д) "независимость вообще" - это очень сложная конфигурация таких вот элементарных независимостей, часто понимаемая как независимость от чего-то большого и общего;
е) правила вывода вот этой конфигурации крайне трудно формализуемы, однако именно они в преобразованном виде определяют всякую идентичность, как личную, так и групповую.

 Прошу заметить - независимость не есть эквивалент неприязненных отношений. Вот пыряются на шпагах мушкетёр с гвардейцем кардинала, стараются друг друга заколоть на почве подвесок королевы. Каждый из них искренне сказал бы о другом "я не желаю иметь с этим (зуммер) ничего общего!" Однако всякое движение их шпаг взаимно обусловлено, и один уклоняется именно тогда, когда другой стреляет. Это - никак не независимость.

 В рассуждении об Украине, "препятствование московским имперским амбициям" тоже не есть знак её независимости, напротив - это преобразованная прежняя зависимость от Москвы. Если в Москве топнуть ногой, в Киеве зашумят о свободе. Топнуть ещё раз - зашумят опять. Независимость, как же. В ту же рубрику попадают и приколы с "древними украинскими князьями", с тем, что "мы настоящая Русь, не покупайте поддельной москальской Руси", с "пусть живёт вольная земля Козацкая" (это щиряки из "Тараса Бульбы" слово "русский" повычёркивали, кретины).

 Над следующим предположением можно смеяться сколько угодно, но, восторжествуй каким-то лядом идеи Грушевского Духинского Чацкого о "древних украх", они стали бы признаком действительной независимости, в отличие от "древних украинских князей".

 Кстати, о смехе. В "северной этике", в том числе и в её полюдье, независимость является ценностью, на стяжание которой направлено моральное поведение. Такая образующая ценность в принципе иррациональна - её нельзя объяснить, точно так же, как нельзя свести моральное поведение к рациональному, а второсигнальные реакции к первосигнальным.

 Для сравнения - в "западной этике" ценностью является достижение цели, и попробуйте ответить на вопрос "а зачем?" Для "востока" такой ценностью является стабильность и предсказуемость, и лучше не соваться с "а на кой?" К сожалению, иррациональности образующей ценности часто не понимают её же носители, из-за чего пытаются ответить на вопрос "а зачем" всерьёз. И начинается цирк с конями.

 Если спросить пылко украинствующего, зачем Украине нужна независимость, кроме как показывать голую жопу кремлёвским стенам и морально взыскивать за голодомор (каковые действия, смотри выше, как раз есть признак зависимости), то ответ, скорее всего, сведётся к мистическим свойствам сала, грациозной мощи боевого гопака и "самым ранним рукописным текстам в истории, найденным на окраине Мелитополя". Ибо всякая вынужденная рационализация иррационального - смешна. Вне зависимости от того, какую ценность стремятся поверить алгеброй, и в какой стране это происходит.

 Именно поэтому "независимость" Украины для меня, как жителя РФ, выглядит фальшивой, и уж лучше бы она выглядела дурацкой. "Уходите из наших портов, сюда сейчас НАТО приплывёт, не забудьте за голодомор заплатить и на престарелых наших эсэсманов полюбоваться - что, проняло? Ууу вам... Что? Кто у вас там сказал, что газ отключит? (эпилептический припадок на полчаса) Какая интеграция? Наша миссия быть границей цивилизованной Европы против азиатского варварства, потому что у нас не как у вас...", посполитое ющение и прочая ерунда. А вот объяви Украина вечный нейтралитет без предоставления баз кому бы то ни было, сократи армию, усиль внутренние войска, чтобы придавить возможный сепаратизм восточный и крымский (а татар вообще перепороть), укрепи границы, введи пару-тройку узнаваемых обычаев в систему власти (например, обязательные дебаты высших чиновников на майдане с прямой трансляцией по ТВ дважды в год как государственное дело), возведи своё происхождение к "древним украм" и сильно вложись в пару-тройку узнаваемых товаров - да, завалить хотя бы анекдотическим салом российские рынки, а не самим пробавляться шведской продукцией... И тут даже смеяться не получается, потому что такое государство выглядит действительно независимым, а не химерическим приложением к территории транзита энергоносителей между большими дядями.

 В "северном цивилизационном блоке", Большой России, к которой в какой-то мере принадлежит и Украина (территориальный аспект не копаю), правильный ответ на вопрос "а почему вам нужна независимость?" звучит так: "а потому!" Свой поймёт.

 Именно из-за этого всякие условно "имперские" поползновения в адрес своих же "северных" "братьев", даже дуркующих, попросту неэтичны, и неправильность этих поползновений, кстати, вполне ощутима.

 Украину и Белоруссию можно инкорпорировать в какое-то общее государство, только если оно гарантирует их населению большую независимость, чем ту, которое это население имеет сейчас. А такое в рамках нынешних систем управления и политических механизмов сделать невозможно.

 И вот здесь вторая часть теории. А именно - чем отличается независимость от свободы? Обыденно эти слова употребляются как синонимы, а философски столько копий переломано, что к этой куче и подступиться боязно. В данном рассмотрении я понимаю свободу как богатство выбора. Человек, выбирающий в магазине из ста сортов колбасы, свободнее, чем человек, выбирающий из десяти сортов. Человек, который может провести время десятью разными способами, свободнее, чем тот, кто может это сделать пятью.

 Такая свобода - это множество способов потребления независимости, превращения и уменьшения её. Если у меня есть "свободное время", то потому, что на это время я независим от тех, кто мог бы загрузить меня работой. Я трачу это время на развлечения, тут же становясь зависимым от транспорта, официантов, игровых автоматов, диджея... нужное дописать.

 Здесь важно понимать, что можно быть свободным и зависимым одновременно. Например, рабовладелец намного свободнее своих рабов, при этом он так же зависим от них, как и они от него - некоторые параметры их поведения взаимообусловлены. Наниматель зачастую свободнее своих рабочих, но и его поведение зависит от их поведения.

{ Сабуро-Микими. Здесь я удалил один абзац, чтобы не "разжигать". Желающие могут прочитать полностью, пройдя по ссылке: http://17ur.livejournal.com/224277.html }

 Соответственно, русские в РФ в настоящий момент - народ с наименьшей независимостью, в наибольшей степени ограниченные чужой свободой. И приглашать в такое государство "братьев", которые имеют схожие представления о том, "что такое хорошо и что такое плохо" - аморально. Какой бы идиотской, смешной и неработоспособной их собственная конкретная реализация "независимости" нам ни казалась.

 Это и есть главное возражение против любых имперских проектов, опирающихся на прошлые или нынешние политические технологии. До того, как РФ или некое будущее "российское государство" не сможет гарантировать своим гражданам высокую степень независимости (от самого себя в том числе) при достаточной свободе, всякая "имперскость" и прочее "собирание земель" выродится в примитивное силовое давление, с нежелательными потерями и непрочным положительным результатом.

 Хотя из этого же рассмотрения следует, что этически правильное "российское государство" инкорпорирует и Украину, и Белоруссию стремительно, надёжно и на своих условиях, легко маргинализировав поборников их нынешней "независимости". Что было бы желательным.

 На всякий случай отмечу, что подобное "правильное" государство - ни в коем разе не есть чаемая некоторыми "конфедерация", на деле представляющая собой дальнейшее дробление Большой России при бережном сохранении причин предыдущего дробления.
Вот примерно так. Но это ещё надо думать.


09.08.2007 http://17ur.livejournal.com/225857.html

О "северной" экономике. Та же сказка, только на изворот

 Граждане юристы с господами экономистами, вы меня не бейте, ладно? Лучше представьте себе - вы ещё в неоперённом состоянии, курсе так на втором-третьем, и вдруг вам надо объяснить заслуженным и глубоким экономам, кастелянам и законникам XVI века, как у нас здесь "дела делаются". Вот и я примерно в том же положении относительно вас (если не учитывать мою непревзойдённую скромность). Поэтому не надо меня на костёр, я вам песенку спою. Про экономические реалии "северного общества".

 И ещё. Ранее в тексте о "северной демократии" я, считаю, показал: реалии политические, данные нам в ощущениях, вполне можно разъяснять как "северные" расклады (обусловленные как "северным" полюдьем, так и начатками "северной" этической системы), играемые по "западным" правилам. То бишь что-то вроде правильное и видится в них, но выходит таким раком-боком... короче, получается гоблин вместо эльфа. Нет никаких оснований думать, что в экономике дела обстоят иначе. То есть нынешнее питекантропово рыло есть не столько запрос на кирпич, сколько заготовка для "человеческого лица" (это такой гарнир для всякого изма). Хотя сам питекантроп вполне может полагать иначе - ему и так хорошо, с рылом; посему про кирпич тоже не следует забывать.

 Как и предыдущие тексты, настоящий припадок визионерства построен на работе "Поведение". Да-да, всё, что под катом - чушь и глупость. Никто так не. Вопрос в том, достаточно ли это глупо, чтобы оказаться правильным.

 В той работе выдвинут тезис, что экономическая парадигма "северного общества" есть частное использование общественной собственности. При этом "общественная собственность" понимается не как синоним "государственной", а именно как собственность, доход от которой открыто получает каждый гражданин по паспорту, который служит своего рода акцией, правом на долю. Соответственно, гражданин, использующий часть этой доходной собственности для получения дохода себе лично, повинен часть оного дохода отстёгивать всем остальным в качестве платы за аренду.

 Предпринимательство как таковое здесь остаётся - ибо нет разницы, стричь купоны с производства вещей на арендованных станках или на собственных. Поэтому поклонники Ментально-Креативно-Синергической Способности Избранных Организовать Дело могут не волноваться. Кроме того, не всякая собственность и даже не всякая доходная собственность является общественной: право на "свечной заводик" и вообще на своё, родное, - такое, чем приятно именно владеть, а не просто зарабатывать этим деньги - за гражданином, конечно, остаётся.

 Очевидно, что общество - все носители паспортов, взятые вместе - не сможет решить, кому передать тот или иной кусок доходной собственности в аренду. Ну вы представьте себе, минимум два кандидата со своими бизнес-планами пытаются защитить их перед небольшой аудиторией - человек в семьсот... Никакая электронная сеть голосования не поможет, ибо большинство некомпетентно в таких вопросах, да и постоянно тратить время на участие в согласовании решений люди вряд ли будут, поэтому про какую-либо экономическую эффективность здесь можно забыть.

 Иными словами, решать, кому на, а кому не, должно государство как посредник между обществом и бизнесом. Далее за "государство" по умолчанию принимается государство на принципах "северной демократии"; с отзывом поддержки лица, занимающего ту или иную управленческую позицию и на оной накосячившего. Добавлю здесь осенившее меня позднее - отозвать чиновника можно только один раз, и этот отзыв эквивалентен "волчьему билету": отозванный либо уже не может работать в государстве как организации (жёсткий вариант), либо не может занимать должность того же класса и выше пожизненно или некоторый оговорённый срок (мягкий вариант, привет принципу Питера).

 Напоминаю: предприниматель отстёгивает арендную плату на паспорта всех граждан, а не государству. Это - не налоги. Государство получает деньги как а) плату с отдельных граждан за оказываемые услуги, б) доход от эксплуатации собственности, арендуемой государством у общества на правах одной из предпринимательских организаций, при этом государство обществу должно ещё и возвращать часть дохода как плату за аренду на общих основаниях. Измоозабоченным поясню, что разница "северный социализм" и "северный капитализм" в принципе определяется отношением величин доходов "а" и "б" (доля общественной собственности в аренде у государства и т. п.).

 Воззримся же на нашего питекантропа.

 В 90-х г. г. в России произошёл экономический катаклизм, именуемый "приватизацией". В определении формы приватизации боролись проекты "именных счетов" и "ваучеров", победил последний, причём победил в чисто аппаратных играх, при минимальном обсуждении он бы не прошёл. Ваучеры в массе своей сгорели в учреждениях, именуемых "инвестиционными фондами", идея которых была в получении процентов гражданином за свою долю национального богатства, а сама приватизация свелась и сводится к передаче в руки "своим людям" вкусных кусков доходной собственности за плату, одна часть которой идёт в казну, а другая конкретным государственным лицам, передачу обеспечившим.

 Далее с обшлифовкой "олигархов" складывается режим, при котором крупным и не очень собственникам позволяют владеть собственностью при условии регулярного "занесения денег" госчиновникам (мелочь приходит за деньгами сама - экспедиция инспекция называется), в противном случае происходит "передел", сводящийся к передаче соответствующего куска собственности тому, кто деньги заносить станет: вариант - самим госчиновникам через анонимайзер. При этом очередные заявления о "незыблемости итогов приватизации" являются именно что гарантией "права на передел", как бы шизофренически это не выглядело. "Все всё понимают".

 Ничего не напомнило? А ведь это вполне "северное" отношение, если а) считать "обществом" только жирующих бюрократов, а не всё население, б) пытаться воспроизвести его по "западным" правилам. И получается... то, что получается.

 Если смотреть на сие безобразие через призму "западной" этики с её экономической парадигмой "частное пользование частной собственностью", то получаем весь дискурс: экономический бедлам, системообразующая коррупция, надо гарантировать права собственности (жалобный хор бывших, нынешних и wanna-be олигархов из оркестровой ямы: "да-да-да, права собственности! Гуськова! Гуськова!"), свобода-демократия-инвестиции... после того, как слушатели обозначают своё отношение к олигархам, буйство которых "западные" правила у нас гарантируют, дискурсиарх делает суровое лицо образца "дореволюционный партстаж" и говорит: надо, надо потерпеть ради светлого будущего...

 Граждане кастеляны, ну вы поняли, да... Я сейчас буду уже своими словами изъясняться. Или не совсем своими, но вне того, чему учат в школе.

 Предположим, что "северное" государство на некоторой территории (муниципалитет, район, область) характеризуется властесобственностью: интегральной характеристикой, которую проще всего расшифровать как "всякая приносящая доход собственность, субъект и режим использования которой могут быть изменены имеющимися полномочиями присутствующего множества управленческих позиций".

 Понятно, что использовать собственность из этой властесобственности (собственность, принадлежащую ВСЕМУ обществу, напоминаю) государство может двояко: либо управлять самому, рубить бабло и отстёгивать плату на паспорта за аренду; либо передать в управление предпринимателю, который будет управлять, рубить бабло и отстёгивать плату на паспорта за аренду. При этом собственность сферу властесобственности не покидает.

 Действительный интерес представляют два случая: передача управления собственностью от государства предпринимателю и отъём её же им же у него же. Случай передачи аренды от одного предпринимателя другому - тривиален и от продажи отличается некоторыми оговорками в контракте.

 Зачем вообще некий чиновник может решить передать кусок собственности в управление предпринимателю? Ответ один: чтобы не лишиться своего поста, если оставление данной собственности под управлением государства влечёт отзыв этого чиновника.

 Промежуточный, но очень важный вывод: все государственные должности, связанные с распоряжением собственностью, должны быть отзывными (жёсткий вариант) или подотчётными отзывной должности в пропорции, технически позволяющей их контролировать (мягкий вариант). При этом конкретная должность должна быть ответственной за конкретную собственность. В итоге отношения ответственного с оной собственностью будут суммой старомосковского "кормления" и партийного присутствия на партхозактиве.

 Почему крысячащего чиновника надо отозвать? Да потому, что бабла с собственности на паспорта приходит мало, а предприниматель (или вся совокупность таковых, точащих зубы на эту собственность) мутят народ: мы вам с этого куска будем платить на энцать процентов больше. Самая разумная тактика чиновника в данном случае - это сказать претендентам "вас никто за язык не тянул" и умыть руки, сохраняя за собой место при уменьшении дохода (альтернатива - потерять и то, и другое). Если данная собственность ласкает взгляд более, чем одного предпринимателя, проводится конкурс.

 Да, взятки будут. Нету от них отбеливателя ни с хлором, ни с "Циклоном-Б". Любой властью - "северной", "западной", "восточной", "южной" - можно злоупотребить, в любую казну можно запустить волосатую лапу. Однако суть конкурса в том, что проводит его государство и получает за проведение "белые" деньги. Зарабатывает, потому как налогов-то в "северном" государстве нет, не забывайте.

 Зачем чиновнику отбирать собственность у предпринимателя? Да чтобы получать с неё доход самому, игелю понятно. Чем можно оправдать такой отъём? См. выше: дорогие подданные, вас кидают, этот буржуин щи себе нажрал, так что в джип не влазит, а мы-то, слуги народные, вам с этого заводика на энцать процентов больше дадим, вот вам крест на впалом от трудов пузе.

 После чего нажравшему щи буржуину властным произволом показывают дорогу из офиса, с обязательным возмещением произошедшей капитализации собственности под его буржуинским руководством (или вымещением - при обратной ситуации).

Такое возмещение, кстати, требует независимых оценщиков и, имхо, сложного юридического механизма поддержания их независимости и обеспечения хотя бы приблизительной корректности оценки. Это "второй сложный вопрос" и как бы ещё не самый сложный.

  Народ, как всегда, безмолвствует, но не надо быть телепатом, чтобы прочесть на лицах обращённое к чиновнику: "никто тебя за язык не тянул". И, если обещание не выполняется, то нетянутый за язык чиновник покидает уже свой офис, а ситуация переходит в ранее показанную, с конкурсом, сразу после вымещения с чиновника недополученной подданными прибыли. Жёниных брульянтов не хватило - пусть отрабатывает на метеостанции на мысе Желания: нет, это совсем не в знойных тропиках.

 Слабое место в этом рассуждении - тот самый "властный произвол": всё же нужны какая-то отмашка на акт оного плюс демпфер по времени и обстоятельствам против злоупотреблений. Причём и отмашка, и демпфер должны быть очевидны и общепонятны.

 Пожалуй, обобщу: в "северной экономике" пользование всякой общественной собственностью может быть оспорено по общепризнанным правилам претендентом на лучшее управление ею. Какие социальные реалии этот принцип продиктует - разговор не для этого поста (один вопрос с отсевом идиотов и Остапов Бендеров чего стоит... да чтобы с Генри Фордами их не путать).

 Что касается дохода от помянутой собственности, то возмутительно радикального в идее выплат от государства гражданам (а не наоборот) весьма мало: в качестве некоторого промежуточного состояния представьте себе, что выплата идёт не рублями и копейками, а страховыми сертификатами прав - на лечение, на образование, на правозащиту, на бесплатный проезд в автобусе... При этом каждый гражданин независимо может выбрать - нал или страховка по конкретному праву (вариант: купить страховку у государства). Узнаваемо, верно? И опять-таки: с "монетизацией льгот" произошёл ублюдский отыгрыш по "западным" распоняткам о "вэлфере" вполне "северного" вопроса.

 Вообще, сейчас мы, население РФ, фактически имеем дело с двумя государствами - во многом фиктивным "западным", которое в основном показывает нам себя по телевизору за наши налоги, и примитивной формой "северного", которое тоже берёт деньги и даже их как-то отрабатывает, но при этом, находясь в тени, никакими писаными правилами и законами не ограничено. Ни то, ни другое не привлекает - а тем более оба одновременно.

 Каковы могли бы быть шаги по эволюции нынешнего квази-"северного" прото-государства в нечто самостоятельное и удобоприемлемое для населения, можно сказать лишь очень приблизительно. Во всяком случае, должны быть и именные счета, и пересмотр приватизации "большой" советской собственности, и акционирование по этим счетам нынешних компаний, завязанных на государствообразующую властесобственность, и вскрытие связей "власть-бизнес" с достаточно широкой амнистией и выведением этих связей "из тени", и введение механизма страховки гражданских прав сверх некоторого минимума... всё это, разумеется, при одновременном оформлении "северной демократии" как системы отзывов, а не выборов, потому что платить ещё и "западному" государству за соблюдение узко понимаемых приличий - это уже перебор.

 Как такое сделать? Это даже не "фабрики заводам, рабочих крестьянам" или ещё какие идеи квэхва. К тому же ничего страшнее сопротивления питекантропа, не желающего становиться человеком, в природе, наверное, нет. Как и было сказано - ему и так хорошо.

 Ну на то и кирпич, наверное...


23.04.2008 http://17ur.livejournal.com/267427.html

Скрод. Разделение властей. Начало

{ Сабуро-Микими. Эту статью на АШ публиковал со своими комментариями И-23 10.02.2016 здесь: http://aftershock.news/?q=node/368396 }


25.04.2008 http://17ur.livejournal.com/268000.html

Продолжение о ветвях власти

 Итак, пусть у нас есть не-западное государство, в котором «народ не тот». Запад с планеты никуда не девался. Перед не-западным государством стоит задача развития, причём не-реактивного развития - то есть лозунг «догоним, перегоним и выгоним» сбыта не находит: имеется мнение, что развитие под таким лозунгом предсказуемо, вторично и обречено на провал потому, что Запад с планеты никуда не девался, как и было сказано.

 Что означает «народ не тот»? Общество, построенное не на «третьей этической», нацеленной на достижение, а на иной этической системе - в данном рассмотрении маловажно, на которой именно.

 Как я (и не только я, наверное) утверждал выше, разделение властей есть условие самостоятельного развития общества. Общество, в котором наличествует единовластие, развиваться тоже может, и весьма впечатляюще, но не самостоятельно, а в режиме «ответа на внешние вызовы», в принципиально проигрышной позиции пассивно обороняющегося. Для самостоятельного (суверенного, если угодно) развития необходимы внутренние противоречия между сопоставимыми по возможностям властными субъектами, составляющими систему управления.

 С другой стороны, разделение властей должно воспроизводиться, то есть быть следствием некоего постоянно действующего фактора. Этим фактором и является стремление человека/гражданина достичь, воспроизводимое в «третьей этической». Выше было сказано: частное достижение крайне затруднено в условиях единовластия; если жаловаться некому, любое частное достижение слишком легко отменить. Иными словами, постоянно, на уровне каждого гражданина, воспроизводится необходимость в разделении властей. Такого ресурса у нашего гипотетического «не-западного» государства нет.

 Тезис: проблема с разделением властей в «не-западных» государствах заключается в том, что это разделение фальшиво, а на самом деле всякая власть там как правило заодно. Не в силу какой-то своей дикости или подлости, а в силу того, что фактор, всё время расщепляющий власть, там не действует. И вполне честные начинания по разделению властей и прочей диктатуре закона, благонамеренно списанные с Запада и вознесшиеся мощно, со временем сдуваются, ибо их нечем поддерживать.

 Следовательно, работая над самобытным разделением властей, необходимо найти самовоспроизводящийся фактор этого разделения. Общий. Под который подходил бы, кстати, и западный вариант как частный случай.

 Навскидку понятно, что разделение общества на политически и экономически определённые классы и сословия с присвоением самостоятельной ветви власти каждому из них - работать не будет. Ибо разные ветви власти должны решать разные, но общие проблемы, причём разными (в идеале взаимодополняющими) способами. В противном случае поимеем дублирование функций и грызню, усиленную существующими противоречиями в обществе между упомянутыми сословиями и классами. Рванёт так, что мало не покажется.

 Тезис: самовоспроизводящееся различие ветвей власти, препятствующее формированию монополии на власть, в общем случае должно заключаться в различии ценностей, влияющих на функционирование разных ветвей власти.

 После чего я вновь возвращаюсь к труду «Поведение». Там определяются пять ценностей, каждая как «единство норм поведения, принятых в определённой сфере деятельности. Или, по-другому: ценность есть то, чему не может противоречить ни одна из норм данной сферы».

 Жизнь, как ценность для всякой деятельности вообще. Превосходство, как ценность властной сферы деятельности. Польза, ценность сферы собственности. Справедливость, являющаяся ценностью сферы коммунальных отношений. И свобода, как ценность сферы культуры.

 Заметьте, превосходство является «родной» ценностью для властной сферы деятельности. И во всякой ветви власти именно эта ценность будет воспроизводящейся, что отмечено в поговорках типа «власть развращает» и «власть ради власти», а равно и различными теориями в базисе «быдло-элита».

 Различие предполагаемых ветвей власти состоит во второй ценности, которая в структурах данной ветви не позволяет этим поговоркам осуществиться.

 В качестве аналогии можно привести следующий пример. Всякая вещь падает на землю. Закон притяжения, да. Однако, если к некой вещи приделать крылья, двигатель и прочие вытребеньки, а потом посадить внутрь пилота, вещь будет довольно долгое время носиться по небу. А если дело дойдёт до второй космической, то она и вообще может никогда не упасть. Хотя закон притяжения никто не отменял.

 То же и с властью. Власть сама по себе, любая её ветвь без соответствующих вытребенек обязательно деградирует в нормальную такую пирамиду, которую изучают этологи, а не политологи. Ибо там постоянно будет действовать сила тяжести… пардон, стремление к превосходству. И её постоянно надо преодолевать.

 Итого, в общем случае и первом приближении можно насчитать пять ветвей власти, описываемых следующими сочетаниями/противоречиями ценностей: «превосходство-превосходство», «превосходство-справедливость», «превосходство-польза», «превосходство-свобода» и «превосходство-жизнь».

 Ветвь власти «превосходство-превосходство», где превосходство ограничивается превосходством же, вы прекрасно знаете на широко известном примере. Федеральная служба им. тов. Хайнлайна. Ограничение превосходства превосходством здесь заключается в том, что превосходство «гражданина» над не-гражданином ограничивается превосходством «гражданина» над самим собой ранешним, таким же штатским, который по-прежнему где-то там внутри. То бишь «гражданин» имеет право опустить не-гражданина, но не имеет каприза это сделать без повода, ибо каприз - удел не-граждан. Дрессировка, да.

 Кстати, всевозможные прожекты на тему починки сталинизма как системы организации общества как раз и сводятся к проектированию власти на основании сочетания «превосходство-превосходство». Фундаментальная ошибка этих прожектов - именно в том, что ветвь власти «превосходство-превосходство» принимается за всю власть.

 Рассмотрим ветвь власти «превосходство-справедливость», где справедливость понимается как равенство соответствий возможностей, способностей и результатов деятельности члена общества («каждому своё», «действие равно противодействию», «как аукнулось, так и откликнулось»). Это форум, сельский сход, некий идеализированный Съезд народных депутатов СССР (не РСФСР), собранный не по принципу большинства голосов за лучшую улыбку кандидата, а по принципу представительства актуальных социальных групп (в зависимости от общества это могут быть классы, семьи, кланы, профессии…). Чтобы можно было договориться. При этом однако, не надо забывать о том, что ценность «превосходства» никуда не девается, то есть эти «съезды» тоже должны составлять иерархию.

 Ветвь власти «превосходство-польза». Здесь ценность «превосходства» ограничивается ценностью «пользы», которую можно выразить через капитализацию подвластных объектов, увеличение их ценности в смысле «стоимости». Сюда входит и понятие «человеческого капитала», конечно же. В общем, образ именно такой власти пытается на себя напялить пост-ельцинская Администрация. Разумеется, этот образ не обеспечен ни организационно, ни идеологически (хотя стараются), ни структурно. Кроме того, здесь присутствует та же самая ошибка, что и у новых сталинистов - даже будучи реализованной в действительности, ветвь власти «превосходство-польза» не может функционировать, как единственная.

 Ветвь власти «превосходство-свобода» - сочетание, конечно, выглядит парадоксально, однако на практике давно уже реализовано. «Властители дум», ага. СМИ, творческая интеллигенция, профессионалы от искусства. Это не лесть, но предпосылка к жестокому требованию: эта ветвь власть подлежит постановке под контроль населения в той же степени, что и остальные; население должно участвовать в формировании этой власти в той же степени, что и для остальных ветвей.

 Ветвь власти «превосходство-жизнь», имхо, описывает низовую, сетевую гражданскую активность (в любом приемлемом обществом направлении) в сочетании с местным самоуправлением. Оформление таковой (если оно не излишне) может заключаться в праве её влияния на матрицы воспроизводства государства: образование, систему здравоохранения и т. п.

 Это - общий случай. Напоминаю, речь идёт про обеспечение разделения властей как условия для суверенного развития государства, которое организует общество, не имея подспорья в виде «третьей этической», ориентирующей поведение индивида на достижение.

 Про спектр частных случаев я говорить не буду, Интернета не хватит. Надо, впрочем, отметить, что действующая (вариант: складывающаяся) в обществе этическая система при условии адекватности власти обществу будет уточнять сферу компетенции той или иной ветви власти, а равно полностью определять обстоятельства участия гражданина во власти, то есть процесс формирования ветвей власти. И - не во всём, но во многом - актуальная этическая система определит структурную организацию этих самых ветвей.

 Один из частных случаев, (пока) в природе не существующий, будет обсуждаться далее. А именно некое будущее государство, основанное на «четвёртой этической системе», так называемой «северной этике».


02.05.2008 http://17ur.livejournal.com/268618.html

Блин

И ещё раз он же. Комом.

  Как честный человек, я всё пытаюсь раскрыть обещанную тему по правильному разделению и организации ветвей власти в рамках вышеизложенного здесь и ещё здесь. Но ёкарный бабай. Необходимость объяснять отличия от наблюдаемого ныне (во избежание смешивания) нарастает с течением изложения просто в геометрической прогрессии, при этом сами вопросы... как бы это сказать... становятся всё более фундаментальными. "Прайвеси", например, это вообще отдельная тема на дюжину килобайт минимум. Я так никогда не приведу текст в удовлетворительное состояние.

 Поэтому пусть он пока полежит до очередных припадков кодонов инсайтов. Однако было бы нечестно не сказать вообще, до чего додумался, хотя бы и в предельно сжатом изложении.

Итак. Перечисление ветвей власти.

1. Федеральная служба. Сфера компетенции: обеспечение граничных условий существования государства (госграницы, армия, высокое следствие и правосудие, инфраструктура масштабов страны). Комплектование: долгосрочный найм. Форма организации: обычная военная иерархия, с эполетами и аксельбантами. "Превосходство-превосходство".

2. Казна. Сфера компетенции: обеспечение прав гражданина через их страхование, сбор страховых взносов и выплаты в случае нарушения этих самых прав (низкое следствие и правосудие), как следствие - поддержание местной инфраструктуры (субподряды). Комплектование: частная инициатива. Форма организации: бизнес-учреждения, поддержание иерархии - через контракты. "Превосходство-польза".

3. Форумы или ещё какие заксобрания. Сфера компетенции: функциональное разбиение прав гражданина на данной территории. Комплектование: выборы+делегирование. Форма организации: собрание, оно собрание и есть; поддержание иерархии - делегирование+партии. "Превосходство-справедливость".

4. Авторские ассоциации. Сфера компетенции: цензура, культурные проекты. Комплектование: обязательная регистрация по признаку авторской деятельности в сфере культуры. Форма организации: цеховая или гильдейская, поддержание иерархии - деятельность по раскрутке. "Превосходство-свобода".

Я понимаю, вопросов появляется тонна, от недоверчивых до насмешливых. Сразу отсеку некоторые из них, зацитировав тот, отложенный текст:

 Я не пытаюсь изобрести идеальное государство. Это было бы слишком легко. Все проекты идеальных государств строятся на допущении, что люди могут быть идеальными или должны таковыми быть. Сделайте такое допущение – и выдумывайте что угодно: от долговечной просвещённой тирании до порядочной парламентарной демократии. Всё получится.

С другой стороны, если принять, что человечки, движимые человеческими побуждениями, к государственным побуждениям несводимым, при случае и нужде будут косить, забивать, вредить и саботировать, то невозможно определить ни осуществимость такого проекта, ни его адекватность той цели, ради которой он затевается.

 Я пробую измыслить государство удобное – удобнее, чем сейчас или в прошлом. Такое государство, в котором легко жить. Лёгкость эта – невообразимо и неизмеримо сложная вещь, складывающаяся из мелких, сиюминутных различий в поведении миллионов людей. Помните, я приводил цитату, объяснявшую, как именно пустые прилавки при полных холодильниках споспешествовали коллапсу СССР? Вопрос-то сам по себе мелкий, но накопился, сложился, оказал мощнейшее влияние и, по-моему, останется в учебниках истории.

 Точно так же и здесь. Самые смелые и радикальные предложения по ломке, борьбе и перетряске нужны только для создания такого государства, в котором человеку, который ведёт себя правильно, из-за этого правильного не было бы плохо. А по меньшей мере, было бы лучше, чем сейчас. И не надо воплощение этого путать со сложносочинённым устройством по прямому извлечению дохода и энтузиазма из подданных. И доход, и энтузиазм в итоге должны получиться, верно; однако не потому, что они выжаты администрацией, а потому, что для их роста администрацией созданы условия. Лучшие, чем нынче.


21.05.2008 http://17ur.livejournal.com/271389.html

О возможной системе удостоверения личности. Футуристическое

 Задумался на давно уже прогоревшую тему. ИНН. Нумерация населения, Иоанн Богослов, чипы под кожу, продавать-покупать, всё-такое. И ещё штрих-коды. Мысль, однако, побежала следующим зигзагом.

 Удостоверение личности и как документ, и как процесс используется в многочисленных и сложных сообществах, где множество личных связей покрывается, как овца быком, множеством связей формальных. Нужно оно для того, чтобы не возникала ситуация «наш вахтёр пускает в здание только тех, кого помнит». Соответственно, необходимость поддержки этих самых формальных связей ведёт к появлению ID как производной от личных характеристик индивида. Собрали с человечка фотки, записали ФИО на бумажку со степенями защиты – и на, предъявляй. «Предъявитель сего – не какая-нибудь шантрапа, а действительно предъявитель».

 Понятно, что самые первые айди – это верительные грамоты послов и подорожные гонцов, дабы отличить людей, занятых делом, от тогдашних Остапов Бендеров. А то придёт такой к королю на поклон, да и станет влиять, а сам окажется котом маркиза Карабаса, который, кстати, тоже не очень-то и маркиз.

 Так что пусть, падла хвостатая, сперва предъявит бумагу. С печатью.

 При этом сама по себе бумага ничего не означает, пусть и с печатью. Значение имеют её, бумаги, нахождение у субъекта (как состояние) и её предъявление субъектом (как факт). Для подтверждения принадлежности бумаги субъекту как раз и нужны все эти идентификаторы – имя, фотка… чтобы не было как с де Вардом, которого д’Артаньян обул на пропуск в Англию. В свою очередь, предъявление субъектом бумаги есть факт, который в общем случае изменяет отношение к субъекту у того, кто подвергся этому самому предъявлению.

 Предположим, что мы имеем дело с некой легальной системой, множества фактов и отношений в которой конечны или – в общем случае – счётны. Государство и право, да, с их постоянными классифицированием и кодификацией, необходимыми именно для этого.

 Получается, что исчерпывающе описать такую систему можно и через учёт всех фактов как деяний субъектов, и через учёт всех изменений отношений между субъектами, каковые изменения явились следствиями этих деяний (и причинами деяний иных).

 Так вот, все эти чипы, электронные паспорта, сатанинские печати и прочее есть порождения фактического подхода, драйва к исчерпывающему описанию системы через учёт всех фактов. Всех действий.

 Чувак №223322 в 15.10 по Гринвичу был на улице Вязов, где купил пачку сигарет марки «Адское пламя». Что подтверждается поднесением сатанинской печати, неотъемлемой от чувака №223322, а не какого-нибудь №322223, к считывателю автомата по продаже сигарет на улице Вязов в 15.10 минут по Гринвичу. Ознакомьтесь с распечаткой.

 Факты собираются и анализируются в той самой легальной системе (государство, корпорация, ещё что-нибудь), в результате возникает возможность прогнозирования поведения индивида и, следовательно, управляемого изменения этого поведения. На что индивиды жалуются, прикрываясь Священным Писанием или там правами человека. И я их понимаю. Неуютно.

 Однако из вышеизложенного следует, что есть и другая (как минимум дополняющая, как максимум тоже самодостаточная) возможность решения задачи идентификации для многочисленных и сложных пересекающихся сообществ: сохранение информации не о действиях индивида, а о его отношениях с этими сообществами – проще говоря, его репутации. Репутационный подход.

 Вот, предположим, у нас есть страна на полтораста миллионов персон. Предположим, в ней есть… «чтобы не запрашивать с вас лишку»… несколько сот миллионов сообществ, обладающих правом удостоверения личности. Естественно, один и тот же гражданин может состоять в хоть в сотне тысяч сообществ. Какие это сообщества? Любые в рамках закона, не основанные на отношении к чему-либо. Не фан-клубы чего бы то ни было. А так что угодно. Школьные классы, семьи, команды КВН, кафедры высших учебных заведений, участки цехов, офисы фирм, сезонные ассоциации пациентов отделения невропатологии центральной районной больницы… ну там сами допишите. Существует некий минимум требований, лишающий подчёркнуто асоциальные, паразитические сообщества права удостоверения личности – и всё. Остальным можно. В порядке уведомительной регистрации.

 Предположим наличие в сообществах механизма удостоверения личности как изменения репутации индивида, с этим сообществом взаимодействующего. Проще говоря, выставление «+1» и «-1». Или «+ и – много». Саму механику я описывать не буду, это вопрос законодательства и довольно сложного математического анализа (барьерные функции, зависимость от времени a.k.a. «срок давности», зависимость от численности сообщества и проч.). Во всяком случае, репутация индивида есть совокупность (не сумма и не суперпозиция даже! это важно) его репутаций-стандингов у всех сообществ, с ним взаимодействующих или взаимодействовавших.

 Скажем, зашёл человек в магазин, обхамил продавщицу, и та, как член сообщества работников данного магазина, вписала ему «-1». И у человека в Вещи, заменяющей паспорт, появляется запись с идентификационным номером сообщества (сколько там байт нужно, чтобы записать число в диапазоне пятьсот миллионов? Ну добавьте ещё столько же на шифровку…) и его нынешней репутации в данном сообществе. «-1». Или, если он здесь завсегдатай – в уже существующей записи меняется поле с текущей репутацией (ну пусть у неё тоже будет пара миллионов градаций в плюс и минус – не жалко; на круг RAM Вещи с запасом выходит в несколько гиг, что уже достигнуто).

 Итого, каждый индивид имеет уникальную конфигурацию репутаций: набранных, поддерживаемых, заброшенных, положительных и отрицательных… Что он делал, какие привычки упражнял, чтобы такого добиться – неизвестно. То есть тайна личности как право не давать окружающим информацию на тему «где именно во сколько именно с кем именно был и что именно делал» - сохраняется и поддерживается.

А вот результаты этого «именно» - налицо.

 Достаточно на картину наложить несколько фильтров, и получаются интересные вещи типа «средняя репутация у сообществ работников торговли минус сто тысяч» и тому подобные. То есть человек сохраняет право не говорить, что именно он делал, но другие знают, чего от него ждать.

 Конечно, в идеале расчётные мощности, достаточные для фильтрации, должны быть в той же Вещи вместе с транспондерами, но вот это уже за пределами современной технологии – не чемодан же с собой носить… Опять-таки, в идеале надо бы обойтись без серверов-ИскИнов, мониторящих уникальность и выполняющих оперативную классификацию сообществ, но это вряд ли получится.

 Понятно, что последствия применения такой системы «открытой репутации» будут фундаментальны: общество, ей подвергнутое, со временем без неё выжить уже не сможет (как нынешнее общество не сможет выжить без водопровода и тепла в квартирах). Система власти там… хех, это получается предельное выражение известной Идеи АВН. Преступность в таком обществе со временем очень сильно снижается, ибо потенциальное пополнение профессиональных преступных сообществ выявляется задолго до причинения актуального вреда. На какие-то формы собственности и хозяйственной деятельности система запрета не накладывает, то есть что капитализм, что социализм – здесь едино. На жизненные стратегии отпечатка она тоже не накладывает… хотя вру. Здесь будет выгоднее капитально нагадить одному, нежели по мелочи пакостить многим. С другой стороны, предполагаемая информационная связность эту выгоду нивелирует. «Риэлтер Имярек – жулик!», да…

 Тем не менее, задачу удостоверения личности как обеспечения сложной, согласованной и разнообразной деятельности крупного сообщества (страны), состоящего из более мелких, такой репутационный подход решит не хуже, а намного лучше нынешнего фактического, причём без тех издержек, которых в будущем этот подход потребует. Чипизация, то-сё – ну её нафиг. Конечно, и у репутационного подхода есть свои издержки, – а то мы не знаем о дутых репутациях и прочем пиаре – но они по крайней мере явно не ограничивают возможности индивида.

 Да, и в самое что ни на есть заключение. Я вообразил эту систему, решая задачу удостоверения личности для условий русского национального государства, с выполнением нормы «Гражданин имеет право интердикта всякого инцидентного ему потока информации» в переложении «каждый гражданин имеет право не предоставлять какой бы то ни было информации о себе, не будучи обязанным решением суда или добровольно принятым на себя формально подтверждённым обязательством», о чём уже было написано раньше.

Так что, имхо, «решение существует»©.     { Сабуро-Микими. В статье фактически описано конкретное применение концепции "Big Data" }


05.07.2008 http://17ur.livejournal.com/277656.html

Этика. Война. Примечания и дополнения

 Нынешнюю болтовню мне хотелось бы выдать как список примечаний и уточнений по теме. Дело в том, что, просматривая кое-какой фидбэк на мои несравненные озарения, я понял: некие важные вещи, проходящие у меня под рубрикой "само собой разумеется", под той же рубрикой у читателей не состоят. Они оказываются неочевидны. Что, естественно, идёт мне в минус. Должен был об этом подумать.

Итак.

 Примечание первое. Война как искусство, как образ действий (warfare) в принципе внеэтична. На каждом отдельно взятом уровне абстрагирования (тактика, оперативное искусство, стратегия) при взаимодействии с противником действует так называемая нулевая этика, с императивом: "как другие ведут себя по отношению ко мне, пусть так и дальше продолжают. Как я веду себя по отношению к другим, так и дальше буду". Если условие господства нулевой этики нарушается на любом из перечисленных уровней абстрагирования, это уже не война. Полицейская операция, рыцарский турнир... но не война. А собственно наши действия по отношению к противнику (или действия противника по отношению к нам) определяются вопросами военного искусства на данном уровне абстрагирования, а именно задачей нахождения оптимума составного критерия, где частными критериями являются способность противника к продолжению военных действий и наша способность к тому же самому.

Действующая в обществе одной из воюющих сторон этическая система сказывается

а) при взаимодействии с противниками или союзниками - на уровне абстрагирования "большая стратегия", который само состояние мира/войны включает в себя как частный вопрос;
б) при внутриармейском взаимодействии на одном и том же уровне командования;
в) при внутриармейском взаимодействии между разными уровнями командования.

Дополнения к списку.

а. На уровне "большой стратегии", осознаваемом Верховным командованием, собственный тыл без ограничения общности может рассматриваться как один из союзников или противников.
б. Искусство общевойсковой операции неявно включает в себя этические вопросы при организации взаимодействия между различными родами войск и различными подразделениями/соединениями при формально одинаковом звании командиров.
в. При внутриармейском взаимодействии между разными уровнями командования появляется вопрос трансляции действующих на уровне "большой стратегии" этических императивов "вниз" - и влияния таковых как на действующую там "нулевую этику" по отношению к противнику, так и на остаточные представления субъектов низшего уровня о не-нулевой этике "мирного времени".

 И ещё к пункту "в". Проще говоря, в общем случае начальство должно объяснить подчинённому, почему приказ, неочевидно оптимальный, оптимальным всё же является ("почему надо удержать эту высоту" или "почему надо зачистить этот населённый пункт"). Почему он такой хороший.

 Разумеется, выработаны и усиленно практикуются минимум два способа обойти это объяснение - во-первых, это армейская система безусловного подчинения и осознания самоценности приказа ("потому что я так сказал"); во-вторых, это идеологическое кондиционирование, когда все, от рядового до генерала, знают, "почему и за что мы сражаемся". Оба этих способа отнюдь не являются обязательными, однако на данный момент и в обозримом будущем они, по моему мнению, сводят и продолжат сводить этическую компоненту во взаимодействии субъектов на разных уровнях иерархии, ведущей войну, к минимуму.

 Примечание второе. Этически правильное или неправильное поведение вполне может оказаться технически невозможным.

 В "южной" и "восточной" этических системах, с императивами "я (не) должен...", это сказывается в том, что оценка субъектом своего соответствия господствующей в обществе этической системе ("хороший я член общества или плохой") базируется не на том, что он может сделать, а на том, что он считал бы правильным сделать.

 Однако в "западной" и "северной" этической системах с их императивами "другие (не) должны..." такой способ оценки не считается корректным, потому что он не может быть применён иначе, чем будучи основан на вере в то, что "другие" действительно (не) могут вести себя так, как это необходимо субъекту, чтобы быть "хорошим человеком".

 В "западной" этической системе это часто ведёт к тому, что "другим" помогают. Пусть у нас есть "западный" "субъект" и кто-то "другой". "Западный" "субъект" относится к "другому" так, а "другой" к нему - иначе. С точки зрения "западной" этической системы, здесь сам "субъект" - "плохой", ведь он не сумел обеспечить выполнение "западного" этического императива. И тогда "западный" субъект выясняет: "другой" ведёт себя иначе потому, что он не хочет вести себя так или не может? Если побеждает точка зрения "не может", "другому" помогают, предоставляя ему техническую возможность вести себя так. Очень важно, что эта помощь этична в "западном" смысле, более того - в ней это высокий, очень правильный поступок.

 Это поведение сказывается и в закармливании мигрантов, и в экспорте "демократии". И первое, и второе есть помощь "другому", чтобы тот относился к "западному" "субъекту" (местному населению или западным странам) так же, как те относятся к нему. То, что при этом "другой" становится второсортной копией "запада", есть мелочь по сравнению с этическим выигрышем самого "запада".

 Если же выясняется, что не в коня корм, и "другой" не хочет вести себя так, чтобы "субъект" был "хорошим"... собственно, вопрос "другие не хотят или не могут относиться к нам так же, как мы к ним?" является центральным в окучивании "западного" населения на определённые темы. Даже если этот вопрос звучит как "за что они нас ненавидят?"

 На уровне "большой стратегии" эти соображения заставляют условный "запад" рассматривать войну как обратную сторону помощи, операцию по нейтрализации того, что мешает "другому" вести себя так, чтобы "западный" "субъект" считал себя хорошим. То есть для "запада" этически приемлемыми могут быть операции против самих основ существования общества "других", если эти основы будут признаны чем-то мешающим "другим" принять нужное "западу" поведение: систематическое уничтожение инфраструктуры, психологическая война и т. п. - и следующие отсюда стратегические решения и организация вооружённых сил. Это не было обвинением, ибо для "западной" этической системы такое действительно хорошо, и вполне приличные, хорошие "западные" люди таких обвинений искренне не поймут, в лучшем случае признавая излишнее применение силы, а не неправильное..

 В "северной" этической системе речь идёт о превентивном лишении "другого" желания или возможности сделать ("северному") "субъекту" нечто, чего "субъект" другому не делает. Далее очень важное: лишение "другого" желания напакостить "субъекту" и лишение "другого" возможности напакостить "субъекту" в "северной этике" равноценны. При прочих равных обе последовательности действий этичны, ибо ведут к желаемому результату.

 Именно поэтому я говорил и говорю о том, что "северная" армия - это РВСН плюс спецназ. РВСН лишает потенциального противника желания воевать: mutual assured destruction и всё такое. А спецназ лишает противника возможности запустить свою военную машину в час "зю" - командные пункты разрушены, волоконные кабели перекушены и всё не менее такое же. Впрочем, здесь надо отметить, что "северная этика" требует постоянных активных мероприятий на территории потенциального противника - конечно, в мирное время до спецназа и поездов под откос доходить не должно, но тесная работа с истеблишментом, покупка политиков, проводимое "не по правилам" блокирование опасных инициатив, которые могли бы привести к войне - обязательны.

 Примечание третье. Все этические формулы включают в себя временной лаг, и об этом надо помнить. Здесь изначально действует картезианская, а не ньютонианская парадигма. Всегда есть прежнее действие, определяющее действие нынешнее - или нынешнее действие, определяющее действие будущее. Очень интересен вопрос об изменении величины этого лага с техническим прогрессом. Но это оффтопик. Далее для интуитивного понимания я буду употреблять слова "вчера-сегодня-завтра".

 Понятно, что с учётом временного лага каждая этическая формула распадается на две. Например, формула "южной" этической системы "я должен относиться к другим так, как другие относятся ко мне" порождает высказывания "сегодня я должен сделать другим то, что они сделали мне вчера" и "завтра я буду должен сделать другим то, что они сделали мне сегодня".

 Здесь опять-таки очень любопытно сравнение "запада" и "севера". Временные формулы "запада" будут звучать как "сегодня другие должны сделать мне то, что я им сделал вчера" и "завтра другие будут должны сделать мне то, что я им делаю сегодня". Именно эти формулы диктуют самопозиционирование "западной" цивилизации как Благодетеля, причём единственного Благодетеля, да ещё такого, каждое деяние которого есть Благо. В противном случае добиваться соблюдения высказанных временных формул практически невозможно - каждый раз придётся признавать чужое право причинить тебе вред.

 Конечно, "остаются вопросы". Например, весь "западный" "антифашизм" есть попытка отчислить Гитлера от "Запада", ибо так получилось, что некоторые широко известные выходки Гитлера Благом признавать нельзя (о причинах этого "нельзя" - отдельный разговор). Более того, рискну утверждать, что "весь дискурс" на тему "Гитлер и Сталин - близнецы-братья, кто из них матери-истории ценен" изначально нужен не для того, чтобы побольнее пнуть "красных" или "русских", - это так, бонус - а именно затем, чтобы связать Гитлера с совершенно не-"западными" практиками Сталина. Мол, всё, что "тирания" (понимаемая крайне широко) - это не "западная" цивилизация по определению. Даже если её устроили на территории "запада" "западные" люди с далеко не грузинскими фамилиями, учившиеся в "западных" школах.

 В "северной этике" временные формулы выглядят как "сегодня другие не должны делать мне то, чего я не делал им вчера" и "завтра другие не должны делать мне то, чего я им не делаю сегодня". В виде мема эта позиция известна как "а мог бы и полоснуть". Иными словами, "у меня была возможность полоснуть вас, но я этого не сделал - и вы не имеете права полоснуть меня". "Я могу полоснуть вас, но я этого не делаю - и у вас не будет такого права завтра".

 Если кто не понял - эта формула освещает кажущееся противоречие советской "борьбы за мир". Идеологическая упаковка этого дела мне неинтересна, а вот само поведение здесь именно что сумма "я могу вас полоснуть + я этого не делаю". Парады, ракеты, впечатление невообразимой мощи, военное присутствие где ни попадя (при этом с минимумом "горячих" конфликтов) - и искренние уверения в том, что Советский Союз стремится к миру. Миру мир, ага. Конечно, это исходило от "северного полюдья", а не от тех этических систем, которые должны были его ограничивать... тем не менее, "северный" способ сказать "я хороший" именно таков: "я не делаю (не делал) тебе неприятностей, которые вполне могу (мог бы) сделать".

 Любопытно, как эта формула проявляется в "боях за историю" с лимитрофами. Можно достаточно уверенно говорить, что теория "советского блага" - "советская власть сделала вам много добра" - потерпела в них поражение. Причины указаны выше - теории "западного блага" противостоять невозможно в принципе, она системообразующая для целого "цивилизационного блока", а "советское благо" - это так, наспех состряпанное объяснение, привязанное к (уже? ещё?) плохо сформулированной идеологии, не обеспеченной никакими государственными ресурсами (идеология "советизма" даже в РФ явной поддержкой властей не пользуется). Совершенно разые весовые категории.

 И вот - в "боях за историю" зазвучали уже правильные с точки зрения "северной этики" возражения: "с вами по-доброму обошлись, хотя можно было и не по-доброму, а как полагается"; с выходом на аргументы и "как" полагается (часто с примерами с того же самого Запада), и "почему" полагается (с разрушением картины невинных суверенных пусичек, изобиженных красными охальниками).

 Такой подход теорию "западного блага" не кроет, но и она его не кроет, ибо они равно самодостаточны. С этой позиции сбить невозможно. В отличие от позиции "советского блага".

 Здесь достаточно интересен вопрос, когда те или иные внутренние завихрения советской власти пытаются защитить с этой точки зрения. Тоже оффтопик, но отмечу, что пока такая защита (попытки я видел в ЖЖ) полна системных ошибок.

 Примечание четвёртое. В этическом аспекте "большой стратегии" вполне может проявиться такое явление... назову его этическим гистерезисом.

 Дело в том, что целью решений на уровне "большой стратегии" является отказ противника от начала/продолжения военных действий. В этическом аспекте это означает создание такой ситуации, что противник не может продолжать войну по этическим соображениям. Однако, если "мы" и "противник" принадлежим к разным этическим системами, "мы" в силу проекции вполне можем создать для "противника" условия, в которых "мы" сами прекратили бы воевать, а он на них забивает болт.

 Пример: возня Запада с Ираком, когда нормальному такому "южному" диктатору (с мечтами о модернизации, конечно - что да, то да) устроили блокаду, которая в принципе предназначена для изменения режима, основанного на "западной этике". Билла или Джорджа такая блокада вынесла бы за полгода, а Саддам на эти усилия радостно плевал с высокой колокольни Аллах знает сколько лет.


13.07.2008 http://17ur.livejournal.com/278447.html

Некоторые черты русского национального характера

 Я уже говорил ранее, что русские как носители "северного полюдья" - и потенциально "северной этики" - были сформированы в ситуации, которую можно описать словами "вынужденный коллективизм", порождённой постоянно действующим противоречием между природными и социальными факторами.

 Здесь сразу надо упомянуть, что под "русскими" я имею в виду "московский проект", закреплённый Иваном Грозным - до того было обычное "многотомное уголовное дело", связанное с собиранием земель московскими князьями, оказавшимися более подходящими для этого дела, чем все остальные - вполне вероятно, по чистой случайности. Ну была бы не Москва, а Тверь (и тогда Москву в ХХ веке переименовали бы в Калинин). Разница?

 Окончательно вывела этот проект на траекторию формирования собственного "цивилизационного блока" катастрофа Смутного времени, вызванная, как таким эпохальным вещам и полагается, не только социальными, но и природными факторами.

 То есть я не из тех, кто претендует на прямое наследование России и тем более РФ от Киевской Руси. Впрочем, я считаю все претензии на такое наследование необоснованными новоделами - и некоторые из них, вроде укроистории, намного новее, чем остальные. Отсюда, кстати, и моё отношение к Москве, которая, имхо, пережила своё время и свою полезность. О чём тоже было говорено.

 Хотя конечно, поколения воспроизводятся непрерывно, так что исходные "культурные и этнические коды" население Московского царства унаследовало именно от тех самых славян, которые

В древности среди болот уныло бродили какие-то сырые славяне, в липовых лаптях и со смешными тупыми лицами, с носиками картошкой. В то время как в Европах прекрасные греки прекрасно сражались с персами, в промежутках между боями философствуя и возводя памятники культуры. Дальше славяне как-то от сырости слиплись в комок и позвали Рюрика править. Да ещё и непонятно, то ли был Рюрик, то ли не было Рюрика...

 Вот прибрели славяне на новое место, с тем, чтобы учинить на нём подсечно-огневое земледелие или как оно там называется. Читать они не умели, поэтому не читали, что не надо читать Парщева. "Биопродуктивность" территории невысокая; с той, которой располагали "прекрасные греки", не сравнить. В сочетании с невысокой плотностью населения это обязательно ведёт к формированию хуторских хозяйств, деревень в три дома, живущих с очень большой и негостеприимной территории. Человеческий тип, который воспитывается уже таким хозяйствованием - это да, "справный мужик", который знает, как пережить зиму, да ещё и не остаться внакладе. Это индивидуалист, причём законченный, и даже родо-племенные заморочки у него скорее просто семейные.

 У финнов, например, в очень схожих условиях так и получилось. Все видели, как это выглядит. "Ты ли это, Ихолайнен?!" Дюжина коров, хороший уютный дом... Своё государство они, правда, завели поздно и с чужой помощью, но это уже "о вкусах не спорят".

 Проблема в том, что у славян, во-первых, была дорога из варяг в греки, а во-вторых, Степь под боком.

 На торговом пути обычно садятся те, кто собирает пошлины и попутно устанавливает свой порядок в округе (что лучше, чем отсутствие всякого порядка). Установление порядка включает в себя как сбор пошлин и с тех, кто по дороге не ездит, так и предоставление услуг по защите от других сборщиков пошлины - которым беречь тебя ни к чему, которые могут и убить. Далее в действие вступают чисто технические факторы - и обирать, и защищать удобнее меньшее число многочисленных поселений, чем большое число хуторов. То есть некая тенденция к укрупнению здесь будет - может быть, даже неосознанная - но всё равно в противовес хуторскому индивидуализму.

 Что же до Степи под боком, то она страшна отнюдь не какой-нибудь Ордой. Орда - это конная лава от горизонта до горизонта, шатёр хана с идолищами погаными понатыканными вокруг, трубы ревут, быки тянут китайские осадные машины, в паланкине везут философа Дугина и так далее. Это неприятно, но редко - и можно уйти в лес; да и князь может договориться. Страшно другое - когда двадцать-сорок юных пастухов решают, что овцы и кобылы им надоели, и надо насшибать себе на калым; привешивают к поясам старые сабельки и проверяют тетиву у луков. Такое вообще может быть хоть каждый год, причём без ведома местного хана, считающего, что он честно соблюдает договор с князем. При минимальном тактическом здравом смысле эти двадцать рыл - не профессиональные бойцы, кстати - разорят с десяток хуторов без потерь, причём не оставляя свидетелей: кого зарежут, кого угонят. А вот укреплённый городец или даже большая деревня выделки уже не стоят.

 Итого, имеем два противоречащих друг другу аттрактора - правильно "сбиться в кучу для защиты" и правильно "быть вольным хозяином самому по себе". Их одновременное выполнение невозможно, и они требуют разного поведения (или некого синтеза, о чём позже). При этом власть всегда играет на стороне аттрактора "сбиться в кучу" - ей просто так удобнее управлять, ведь низкая биопродуктивность никуда не девалась, продукта мало, налоги небольшие, а управление, даже честное, стоит денег. Да и привычно уже; то есть не забываем про инерцию системы, каковая инерция тоже может найти заступников, оправдывающих её на культурном, вербальном уровне.

 Собственно, история русской государственности представляет собой перенос этого противоречия между аттракторами на высший относительно местного общества уровень - работой государства стало за очень маленькие деньги поддерживать режим, который большинству населения в принципе не нравится. Кстати, когда население убегает от государства достаточно далеко и при этом способно себя защитить, оно, как правило, селится именно хуторами, не испытывая каких-либо душевных неудобств. А история русского национального характера представляет собой интериоризацию того же самого противоречия, когда оно решается внутри каждой отдельно взятой "загадочной русской души". Отсюда следуют и его, русского национального характера, черты.

 В-главных, это самостоятельность и расчётливость, вплоть до "особого цинизма". Не в смысле умения применять те или иные приёмы мышления (это дело наживное и тренируемое), а в смысле стремления (рискну утверждать, что и таланта) лично понять и спланировать будущее состояние системы, к которой принадлежишь.

 Я понимаю, что это утверждение идёт вразрез с невесть сколько времени насаждаемыми стереотипами описания русских, из которых едва ли не главный - "русское авось" и взгляд в облаках. Однако подавляющее большинство этих описаний создавалось либо чужаками, либо врагами, либо в рамках той самой многовековой работы государства по поддержанию режима (и, кстати, до ХХ века подавляющее большинство этих описаний сами описываемые не читали).

 Хотя самоочевидно, например, что в ситуации "вынужденного коллективизма" перед тем, кто к этому коллективизму вынуждает, я буду откровенно дурковать - и вы, полагаю, тоже. В результате, если такой вот принудитель спросит "а почему вы делаете то-то или не делаете того-то?" мои ответом будет либо бравое, либо усталое "авось получится", которое в данном случае заменит "а не пошёл бы ты на". И возведу глаза к небу, пусть записывает. То же самое "авось" по не менее очевидными причинам возникает в результате экономии коммуникации между несколькими самостоятельными и расчётливыми "хозяевами", вынужденными делать общее дело. Иными словами, "русское авось" есть продукт некорректной коммуникации между носителями национального характера, закреплённый в отчёте сторонних наблюдателей, а вовсе не сама черта этого национального характера. Горький Толстому это так и сказал.

 Разумеется, русские самостоятельность и расчётливость имеют свои обратные стороны. Скажем, русский всегда нуждается в объяснении, "почему оно сейчас так", и всегда имеет наготове объяснение (пусть и для самого себя), почему он поступает или не поступает именно так. На объяснениях, "почему оно сейчас так", русского легко уловить и припахать. С другой стороны, русского очень сложно уловить и припахать, объясняя ему, почему именно он, имярек, должен что-то делать или не делать - у него всегда будут железобетонные причины и оправдания не улавливаться и не припахиваться.

 Другим следствием тех же самостоятельности и расчётливости является нежелание русских в рамках некоего общего дела делать что-то выше сверх необходимого минимума. "Грязь вокруг", да. Если у русского есть "своё" (чётко осознаваемое "своим"), то это "своё" будет ухожено и вылизано. "Общее" будет поддерживаться в состоянии необходимого минимума - постольку, поскольку это заставляют делать извне, или неудовлетворительное состояние "общего" будет угрожать "своему" (это вовсе не так уж мало: русская крестьянская община исправно тянула на себе социальный минимум, очень высокий для тогдашнего уровня производства). Если оба этих условия отсутствуют, то "общему" в русских руках настанет каюк. Чевенгур ему настанет.

 Это не означает, что "грязь вокруг" вечна. Это означает, что некоторые способы борьбы с таковой лучше остальных. Вообще, мотивировать русского к работе (не припахать его что-то сделать, а заставить сделать это хорошо) можно только, обеспечив ему что-то "своё". Даже советская власть это делала вполне намеренно, хотя и достаточно обходным способом - "мы первые в мире делаем то-то и то-то". Всеобщее образование, космос... раз первые или лучшие - значит "своё", никто раньше не успел.

 Ещё одной чертой русского национального характера, порождённого "вынужденным коллективизмом", является та самая "всечеловеческая отзывчивость" или, если без издевательств, стремление понять другого (опять же, оно может или не может быть обеспечено умением, которое нарабатывается). Это второе необходимое условие, чтобы группа, собранная из индивидуалистов, хоть как-то функционировала, в противном случае получаем баранов на мосту и пауков в банке. И из этого со всей очевидностью следует, что "понять" для русского - рутина, обычное дело, и оно вовсе не означает "простить", которое для любого человека - акт штучный. Что ведёт к недоразумениям при применении к русским иных культурных кодов.

 Обратной стороной этой черты является лёгкость ассимиляции русских в чужом окружении.

 Очередная черта русского характера, следующая из двух указанных - русский очень хороший лицедей, и русский умеет видеть и ценить своё и чужое лицедейство. Причём для русского, с очень высокими требованиями к коллективному действию, это именно что игра ("по-настоящему" у индивидуалиста всё равно не получится, слишком высоки требования) - а в специально отведённых местах маски можно и нужно снимать; "все всё понимают". В "цивилизованных" обществах исполнение своей социальной роли понимается очень серьёзно, поэтому русские - вполне искренние и лестные - оценки таких "цивилизованных" обществ их представителям крайне неприятны и неприличны: "Слышь, мужик, ты так хорошо плакал в третьем акте, только у тебя ус отклеился". Из чего русским часто выкатывают обвинения в "эмоциональной чёрствости" - мол, кругом гевалт, а он гыгыкает.

 Понятно, что обратной чертой этого притворства обязательно станет опасность скатиться в тотальное безверие, когда "видно, что все притворяются".

 Какие ещё черты русского национального характера можно указать? Ну, скажем, "расхлябанность" и "паранойя" - которые на самом деле составляют одну и ту же черту - неготовность ни к чему, оборачивающуюся готовностью к чему угодно. Понятно, что в деревенской общине, зависимой от множества внешних факторов, на которые та не может повлиять, принципы экономии сил и гарантированного выживания вырабатывают именно эти черты характера.

 И ещё одна, очень важная черта, которую человек злой мог бы назвать "готовностью к предательству" - русский легко меняет режим, предпочитая неизвестное счастье известному злу. Что опять-таки является естественным следствием отчуждённости власти, ущемляющей стремление русского быть "хозяином". "Достаточно нашей кровушки попили", и любой Гитлер, придя на русскую землю, на первых порах может рассчитывать на достаточное количество коллаборационистов. Пока клыков не покажет. А вот тогда уже вступает та самая расчётливость, которую вообще можно считать доминантной чертой русского национального характера. Русский решает для себя, кто хуже, и следует этому решению.

 Вообще, как количество "пособников оккупантов", так и достаточно мягкие приговоры таковым после Великой Отечественной (сравните с довоенным отношением к "врагам народа" из таких же крестьян-горожан) этот тезис иллюстрируют весьма показательно. Похоже, здесь власть почувствовала, что имеет дело именно с качеством человеческого материала, а не с суммой тех или иных преступных или героических деяний.

 Итого, русский: самостоятельный, расчётливый, желающий понять и упредить окружающий мир; тратящий на "общее" минимум усилий, а на "своё" - максимум; при возможности отказывающийся сотрудничать с властью в пользу другой власти, представляющейся ему лучшей, пусть и по незнанию; хороший лицедей и притворщик, при этом отделяющий притворство от "по-настоящему".

 Как и было сказано - хотите верьте, хотите нет. Но я бы, рассуждая о лучшем будущем для русских, исходил бы именно из этого представления. А не из "общеизвестного".


Продолжение: Этические системы человечества. Часть 5. (Джагг = 17ur о книге К. А. Крылова "Поведение")

Фонд поддержки авторов AfterShock

Комментарии

Аватар пользователя Т55М
Т55М(2 года 11 месяцев)(20:11:09 / 25-02-2016)

Камрад, душевно благодарю категорически!

 Рекомендую к обязательному ознакомлению.

Забрал в блог.

Аватар пользователя Сабуро-Микими

Спасибо! smiley Будет продолжение, готовлю.

 

Лидеры обсуждений

за 4 часаза суткиза неделю

Лидеры просмотров

за неделюза месяцза год

СМИ

Загрузка...