Вход на сайт

МЕДИАМЕТРИКА

Облако тегов

Восемь мифов о Крымской войне.

Аватар пользователя PavelCV

В связи с нагнетанием общей информационной истерии о возможных прямых военных столкновениях ВС России с вооружёнными силами Турции, есть смысл вспомнить старую историю. А заодно разоблачить мифы, которые исправно циркулируют в прессе до сих пор.   

 

160 лет назад, в феврале 1856 года, закончилась Крымская война. Даже по прошествии полутора с лишним веков один из кровавейших международных конфликтов описывают мифологическими конструкциями времен Энгельса и Пальмерстона. Мифы позапрошлого столетия оказались чрезвычайно живучими. Здесь мы разоблачаем восемь отъявленных выдумок о тех событиях.

1. Война началась из-за стремления Николая к разделу Османской империи

С 1853 года Николай I шел на обострение отношений с Турцией, желая захватить черноморские проливы, а то и присоединить европейскую часть Турции. Ряд историков прямо указывают на то, что точкой отсчета конфликта стало предложение Николая I английскому послу Сеймуру от 9 января 1853 года о разделе Турции.

Источники эту версию опровергают: царь, напротив, заявил, что намерен защищать формальную территориальную целостность Турции на Балканах, равно как и принадлежность ей Босфора и Дарданелл. От британской стороны он хотел лишь гарантий того, что Англия не отберет у Турции проливы. Взамен Николай I предлагал Лондону Египет и Крит: император точно угадал желания британцев, хотя и немного поскупился. В течение 30 лет после этого Британия захватила Египет и Кипр, остров покрупнее Крита.

В британском пересказе говорится о намерении Николая установить протекторат над христианскими областями европейской Турции. Но царь неоднократно подчеркивал, что с 1830-х годов не планировал присоединять к России «ни вершка земли», объясняя это просто: «Я уже два раза мог овладеть Константинополем и Турцией… Какие выгоды от завоевания Турции произошли бы для нашей матушки-то России?»

Более реалистично причины войны описывают поздние западные историки: Британия и Франция рассчитывали ослабить влияние России на Европу.

Ричард Кейтон Вудвиль. «Балаклавское сражение»

Ричард Кейтон Вудвиль. «Балаклавское сражение»

2. Россия была готова к войне с Турцией, но не с Англией и Францией

Мнение о том, что турки были второсортным противником, до сих пор преобладает. Штамп этот сформировался потому, что с XIX века все крупные войны с турками велись только Россией, которая их выигрывала. Однако более внимательный анализ этих конфликтов не выявляет слабости Турции. Во всех русско-турецких войнах XIX века соотношение потерь для русской армии было хуже, чем в войне 1812 года, но никто не называет армию Наполеона второсортной.

Не все ладно и с тезисом «отсталая крепостническая Россия была неготова к сражениям с современными армиями Англии и Франции». Первая регулярно терпела поражения от самых разных противников, включая вооруженных копьями зулусов. За годы Крымской войны английские потери убитыми составили 2755 человек, а за одно сражение англо-зулусской войны 1879 года —1300 человек. И это несмотря на то, что в тот раз англичане были вооружены несопоставимо лучше, чем в Крыму.

Далеки от непобедимости были и французы. В 1862 году их армия, возглавляемая героем боев за Малахов курган, была разгромлена меньшими силами полуодетых и слабовооруженных мексиканцев, понесших к тому же в несколько раз меньше потерь.

Русско-турецкие бои Крымской войны производят такое же впечатление. На европейском театре русским не удалось одержать ни одной победы над турками. И в Закавказье турки показали себя чрезвычайно боеспособным противником: две крупнейшие победы над ними обошлись русским войскам в 15 и 17 процентов личного состава. Такой же процент потерь понесла от европейцев армия Меншикова в разгроме при Альме.

3. Превосходство в вооружении как причина победы союзников

Европейские армии были вооружены прогрессивной нарезной артиллерией и штуцерами, а отсталая русская промышленность их производить не могла, отчего у нас все было гладкоствольным. Вдобавок винтовки союзников стреляли на 1,2 километра и несколько раз в минуту, а русские лишь на 300 шагов и раз в минуту.

«Штуцера» сместили ружья лишь после изобретения пули Минье, которая была меньше диаметра ствола, и поэтому входила в него без молотка, сравнявшись по скорострельности с гладкостволками. Однако русская армия, также как и западные, вела опыты с пулями Минье еще до войны и располагала импортными «штуцерами». Их недостаток можно было восполнить работой заводов вроде Тульского, однако такая задача заводу не ставилась. После ее постановки за 1854-1855 годы было выпущено более 136 тысяч таких систем, не считая 20 тысяч импортированных и имевшихся до войны. Теоретически это позволяло вооружить всю пехоту в Крыму нарезным оружием, однако на практике этого не случилось — военное министерство, по-прежнему, предусматривало вооружение им только для части солдат.

Немногочисленные нарезные пушки союзников после серии разрывов стволов не использовались. Нарезное стрелковое оружие было технологически доступно еще в XV веке, и ничего прогрессивного в нем не было: один выстрел занимал минуту, поскольку пули забивались в ствол молотком. Гладкоствольное же стреляло четыре раза в минуту, что и делало его выбором большинства.

Четверть англичан и две трети французов в Крыму были вооружены гладкоствольными ружьями. "Промышленно отсталая Россия" за войну дала своей армии существенно больше винтовок, чем передовые Англия и Франция. Причины просты: Тульский завод был мощнейшим в Евразии, и еще при Александре I первым в мире перешел на взаимозаменяемость. К тому же, его станки работали от паровых машин, а английская Королевская фабрика в Ли лишь после окончания боевых действий запустила первые паровые машины, ликвидировав технологическое отставание от Тульского завода.

Тезис о дальности винтовок 1850-х в 1,2 километра и вовсе возник от смешения понятий «дальность полета пули» и «прицельная дальность». В 1850-х второе понятие еще не сложилось, и прицелы часто размечали на всю дистанцию полета пуль. Если бы аналогичным образом размечался и АК-74, его прицел «стрелял» бы на 3 километра. В действительности в этом нет никакого смысла, потому что дальше трети от предельной дальности полета пули попадание в мишень возможно лишь по чистой случайности.

Союзники под Севастополем израсходовали более 28 миллионов патронов, убив и ранив 85 тысяч русских.

Даже не учитывая, что за часть потерь отвечают 1 350 000 снарядов англо-французской артиллерии, легко заметить: «точные» штуцера англичан и французов требовали десятков тысяч выстрелов на одно попадание. Русская пехота в Крыму выпустила 16,5 миллионов пуль, нанеся противнику сравнимые потери в живой силе. Тезис о штуцере, как главной причине победы союзников весьма непросто подкрепить конкретными цифрами.

Увы, все это не помогло России выиграть войну, да и не могло помочь.

4. В западных флотах доминировали пароходы, что вынудило Черноморский флот самозатопиться

Лишь меньшая часть союзного флота в Черном море была паровой, да и пароход того времени вовсе не являлся супероружием: примитивные двигатели требовали десятки тонн угля и воды в сутки, оставляя меньше места для пушек. Одиночная труба была не менее уязвима, чем паруса, сбить которые полностью удавалось лишь после десятков залпов. Русский фрегат «Флора», в ту войну отбившийся от трех турецких пароходов, как и парусники мексиканского флота десятилетием ранее, вполне доказали способность эффективно противостоять пароходам.

Самозатопление русского парусного флота в Крыму стало следствием не боязни сражения (напротив, Корнилов предлагал дать его во время высадки), а маневром А.С. Меншикова, после поражения при Альме отошедшего от Севастополя. Город лишился прикрытия, что и принудило адмиралов немедленно спустить на берег пушки и матросов. Поскольку без них толку от кораблей не было, Нахимов постепенно избавлялся от парусников затоплением. Как заграждение гавани «утопленники» были плохи: штормы быстро сдвигали их с места, освобождая проход. Куда эффективнее были бы ряжи, однако особой нужды в этом не было: после первой же попытки обстрелять Севастополь с моря союзники зареклись от ее повторения.

В 1830-е годы в России изобрели морские мины, как ударные, так и дистанционно активируемые. В Крымскую войну их заряд достигал 0,16 тонны — вполне достаточно для тогдашних деревянных кораблей без переборок. Даже столкновение с легкими минами заставило союзников отказаться от попытки высадки на Балтике. К тому же для перевозки мин и плавсредств для их установки хватало обычных телег. Минировать союзные порты снабжения можно было даже очень ограниченными силами

Однако флот в Крыму возглавлял адмирал Александр Меншиков, не считавший такие действия разумными. Министру показалось, что 160 килограммов пороха могут и не повредить корабль, а потребную на поставку мин сумму 27 тысяч рублей (3 процента суточных военных расходов того времени) он признал чрезмерной.

Гражданское производство пароходов активно развивалось в России еще со времен Александра I, а к концу царствования Николая только по рекам ходило больше трехсот паровых судов. Иными словами, отсутствие у Меншикова особой склонности к переводу флота на паровою тягу резко контрастировало с общими тенденциями того времени. Когда во время войны министр отбыл из Петербурга в Крым, в столице случился настоящий бум военного пароходостроения. За 1855 год там построили 81 винтовой военный пароход, что полностью изменило ситуацию на Балтике.

Еще до 1830 года Меншиков отличился эффективностью в расходовании бюджетных средств, остановив испытания первой в мире цельнометаллической подлодки с ракетным и подрывным вооружением. В результате удалось избежать и напрасных трат на внедрение уже испытанных на Неве судовых электродвигателей и аккумуляторов. Впрочем, Меншиков сдержанно относился и к паровому двигателю, публично заявляя, что поездка по железной дороге столь же опасна, как дуэль на пистолетах. Экономя бюджетные средства, он с 1840-х годов отклонял и требования Черноморского флота о принятии на вооружение винтовых линейных кораблей.

5. «Солдаты с головой льва, офицеры с головой осла и генералы без головы»

Эту хлесткую характеристику русской армии времен Крыма выдали еще французы, штурмовавшие Севастополь, и на первый взгляд она куда ближе к истине, нежели ходульное представления о том, что крепостническая Россия проиграла военно-технологическую гонку странам Запада.

В самом деле, многие решения русского генералитета вызывают недоумение. Меншиков, имея в Крыму столько же солдат, сколько противник, собрал для битвы при Альме лишь часть из них, да и из тех половина все сражение простояла на месте, не участвуя в бою. Не совсем понятно и то, почему он исключал вероятность высадки десанта союзников в сентябре 1854 года, из-за чего препятствовал укреплению Севастополя и даже организации элементарной морской разведки.

После Балаклавского сражения

После Балаклавского сражения

Однако теория «генералов без головы» имеет свои слабые места. Генералы Шильдер, Лидерс, Редигер, Дибич, Муравьев, Бебутов и Завойко были исключительно компетентными, и служили они вовсе не у союзников. Все успешные сражения русской армии распределены на карте той войны вполне единообразно: вне европейской части страны. Все это заставляло, еще дореволюционных историков, начиная с Зайончковского, выдвигать мнение, что в среднем военные способности командира того времени были прямо пропорциональны расстоянию от его места службы до высшего руководства.

Если высадка в Евпатории стала полной неожиданностью для Черноморского флота, которому политика министра не позволила организовать разведку, то генерал-майор Завойко, командовавший петропавловским гарнизоном на Камчатке, благодаря личным контактам с королем Гавайев, заранее получил данные о нападении.

Меры были приняты: союзная эскадра с 2600 человек на борту при попытке десантироваться потеряла 270 убитыми, Завойко — 37. Нарезное оружие английской пехоты помогло ей даже меньше, чем в боях с зулусами, — так же, как и французы в войне с Австрией в 1859 году, русские успешно компенсировали худшее оружие быстрым штыковым броском, сметя превосходящий по численности десант.

Фрагмент картины Франца Алексеевича Рубо «Оборона Севастополя»

Фрагмент картины Франца Алексеевича Рубо «Оборона Севастополя»

Недаром в Петербурге говорили: морской министр Меншиков «своим управлением погубил Балтийский флот, и что если и делается что-либо хорошее в Черном море, то сим обязаны» не ему. Завойко располагал значительным преимуществом перед черноморцами: Камчатка была намного дальше от морского министра.

6. Победа, которой не было

Действия Завойко породили один из немногих в ту войну патриотических мифов. Якобы на следующий год тот «в заливе Кастри нанес полное поражение вчетверо сильнейшей британской эскадре». На деле, два его военных корабля столкнулись там лишь с тремя британскими. Командующий приказал приколотить флаги к мачтам гвоздями и явно был настроен решительно. Однако англичане благоразумно избежали боя, решив выждать подкреплений в виде еще 11 кораблей. Завойко же, напротив, их ждать не стал и ушел Татарским проливом.

По другому мифу, англо-французы не преследовали его потому, что считали Сахалин полуостровом, а пролив — заливом. Это весьма сомнительно: еще в 1830-х годах Белинский издевался над Булгариным, называя его невеждой за то, что тот не подозревал об островной природе Сахалина. Вряд ли английские адмиралы знали географию хуже русских критиков и публицистов.

7. «Кабальный» Парижский мир

Это последний миф войны: условия мира были тяжелы и якобы включали в себя секретные пункты. Поддерживают эту теорию даже достаточно серьезные историки И. Валлерстайн (I. Wallerstein) и П. Байрох (P. Bairoch). Они утверждают, что либеральный торговый тариф 1857 года был введен под нажимом победоносной Британии, стремившейся этим подорвать экономику оппонента, как после Опиумных войн это было сделано с Китаем. Сразу после отмены протекционистского тарифа русская промышленность сколлапсировала (исчезла треть рабочих мест), а показатели промпроизводства на душу населения, быстро росшие при Николае, на десятилетия замерли на одном уровне.

Теория выглядит логично, однако Парижский мирный договор не имел секретных статей, и все обстоятельства его заключения детально описаны еще Тарле. Да и Англия закончила войну с Россией не легкой прогулкой, как в Китае, а дорогостоящей кампанией по захвату половины городка с населением современного Моршанска.

И.А. Владимиров «Затопление кораблей Черноморского флота на Севастопольском рейде 11 сентября 1854 года»

И.А. Владимиров «Затопление кораблей Черноморского флота на Севастопольском рейде 11 сентября 1854 года»

Причины резкого слома экономической политики были более тривиальны. Родители Николая I не занимались его воспитанием, а отвечавший за это генерал Ламздорф бил ребенка шомполами и также об стену «так, что.... Николай... почти лишался чувств». При таких воспитателях интереса к учебе у него совсем не было. Поэтому, как позже признавался император, «на уроках.. [по политэкономии] мы или дремали, или рисовали какой-нибудь вздор». В итоге модные в ту пору теории о свободной торговле прошли мимо него, и в экономической политике Николай руководствовался интуицией, отчего был протекционистом.

А вот об образовании своих детей он позаботился. Александр II впоследствии не только снизил пошлины, но и отдал казенные заводы, железные дороги и банки в частное управление.

8. Странная война

Боевые потери России в войне — 41 тысяча убитыми и умершими от ран, англо-французской коалиции — более 100 тысяч, потери турок и итальянцев достоверно не подсчитаны, но не менее 35 тысяч. Позорное "поражение отсталой страны", на первый взгляд, выглядит несколько странным: особенно если учесть, что до конца войны в Крыму так и не сосредоточили и 10 процентов от общей численности русской армии. Сопротивляться главным силам двух ведущих держав с помощью считанных процентов своих вооруженных сил России в ее истории более никогда не удавалось.

Даже оставив в стороне мифические штуцера, «стреляющие на 1,2 километра», следует признать: имея командующими Меншикова и Горчакова, можно было ожидать и полного разгрома, и соотношения потерь на уровне опиумных войн. Причиной столь странного исхода могла быть, с одной стороны, значительная моральная устойчивость войск, частично компенсировавшая «ломку, которой подвергались войска европейской России» в мирное время.

Однако не меньшую роль сыграли и вопиющие ошибки руководства союзников. Еще современники отмечали, что, штурмуя Севастополь, они понесли основную часть потерь в кампании, в то время как простой блокадой могли принудить его к сдаче без единого выстрела.

Александр Березин

PS

Британская, Французская и Османская империи суммарно составляли примерно половину населения Земли. Вместе они могли бы выставить против России самую большую из всех когда-либо существовавших на нашей планете армий мира, и даже собирались это сделать. Но разгрома не произошло. 
Вместо этого Крымская кампания запоминалась британцам по эпичному разгрому британской кавалерии под Балаклавой, когда под прицельным огнем русских пушек погиб весь цвет молодой британской аристократии.  

Также запоминалась эта война взятием Севастополя, который почти год сопротивлялся дружному натиску трех сильнейших армий мира: 48 тысяч солдат и ополченцев против 175 тысяч оккупантов. За год осады большая часть из них – 120 тысяч – были уничтожены. Вся Европа потешалась над жалкими англичанами и французами, неспособными взять один-единственный город.  

Еще более жалкими были усилия британцев на других направлениях. Сначала британцы сунулись было в Балтийское море, и на захват Петербурга был брошен сильнейший англо-французский флот (11 винтовых и 15 парусных линейных кораблей, 32 пароходо-фрегата и 7 парусных фрегатов) под командованием вице-адмирала Ч. Нейпира и вице-адмирала А. Ф. Парсеваля-Дешена. Вся эта армада была остановлена страхом нарваться на русские минные заграждения. В итоге англичане решили атаковать несколько населенных пунктов в Финляндии. В июле 1854 года 11-тысячный англо-французский отряд и захватил крепость Бомарсунд на Аландских островах, но на этом история их успеха закончилась, а при попытке атаковать города Экенес, Гамлакарлебю и Або союзники понесли весьма серьезные потери. На этом боевые действия в Балтийском море закончились.  
На Белом море действия союзной эскадры капитана Оманея ограничились захватом мелких купеческих судов, грабежом прибрежных жителей и бомбардировкой Соловецкого монастыря, когда войска владычицы морей не смогли взять Соловецкий монастырь, обороняемый монахами и инвалидной командой.  

Попытались было англичане воевать и на Тихом океане. Но гарнизон Петропавловска-Камчатского под командованием генерал-майора В. С. Завойко успешно отразил нападение англо-французской эскадры под командованием контр-адмирала Дэвида Прайса, наголову разбив высаженный ею десант. На этом Тихоокеанская кампания закончилась. 
Туркам же и вовсе праздновать нечего: весь 1853 год их нещадно били русские войска, пребывавшие еще в куражном настроении – достаточно вспомнить, как адмирал Нахимов в бухте Синоп сжег абсолютно весь турецкий флот, за исключением парохода «Таиф». 

Так что, стыдиться нам Крымской войны совершенно не надо – наши предки показали чудеса военной науки и смекалки, выстояв в меньшинстве против сильнейших армий мира. напротив. стыдиться должны европейские сверхдержавы, с треском провалившие свой поход против России... 

PPS

24 февраля 1878 года войска непобедимого генерала Михаила Скобелева заняли Сан-Стефано и подошли к пригородам Стамбула​

В этот день войска непобедимого генерала Михаила Скобелева заняли Сан-Стефано — городок, стоявший на ближних подступах к Стамбулу, всего в 12 км от него. Русская армия вышла на прямую дорогу к турецкой столице. Стамбул защищать оказалось некому.

Лучшие турецкие армии капитулировали, одна была блокирована в Придунавье, а армию Сулейман-паши незадолго перед этим разгромили южнее Балканских гор.

Михаил Скобелев получил назначение командующим 4-м армейским корпусом, расквартированным в окрестностях Адрианополя. В армии жила мечта о захвате Константинополя, о возвращении византийской столицы в лоно православной церкви. Эта мечта не сбылась. Но в ту войну русский солдат завоевал свободу для православной Болгарии.

 Группа генералов и офицеров русской армии. Сан-Стефано, 1878 год

Фонд поддержки авторов AfterShock

Комментарии

Аватар пользователя pob_ol
pob_ol(2 года 9 месяцев)(14:27:29 / 23-02-2016)

спасибо

я всегда говорил что крымская война это не поражение

это ничья

ведь кроме Крыма ни одной выйгрыной операции у противника

Аватар пользователя PavelCV
PavelCV(5 лет 1 месяц)(15:11:36 / 23-02-2016)

Немного статистики и интересных фактов из истории той войны. Цитаты по книге: "Бастионы Севастополя". В.Г.Шавшин.

http://www.e-reading.club/bookreader.php/64409/Shavshin_-_Bastiony_Sevas...

...11 сентября 1854 г. между Константиновской и Александровской батареями вместе с пушками и такелажем затопили семь судов: фрегаты "Сизополь", "Флора", корабли "Уриил", "Три святителя", "Селафаил", "Силистрия", "Варна". Позже, в феврале 1855 г., были затоплены еще восемь судов{*2}.

... За короткий срок была создана глубоко эшелонированная оборона, состоявшая из восьми бастионов, протянувшихся полукругом на 7,5 км от Килен-балки до Александровской бухты. Система Севастопольской обороны резко отличалась от традиционных укреплений, принятых в Европе. Ф. Энгельс в статье "Кампания в Крыму" писал, что "неправильность линий защиты, вместо того, чтобы дать британским инженерам простор в применении их изобретательных способностей, лишь сбила с толку этих джентльменов, которые умеют по всем правилам искусства сломить фронт регулярных бастионов, но ужасно теряются каждый раз, как неприятель отступает от принципов, предписанных признанными в данном вопросе авторитетами"{7}.

С самого начала обороны строительство севастопольских укреплений осуществлялось на основе передовых идей талантливого русского военного инженера А. З. Теляковского - "дедушки русской фортификации".

Главный оборонительный рубеж защитников представлял систему инженерных укреплений, построенных применительно к холмистой местности. Пространство между бастионами укрепили оборонительными стенами - куртинами, траншеями, батареями, люнетами и редутами. Оборонительную линию разделили вначале на три, а затем - на четыре и пять дистанций. Первый, второй бастионы и Малахов курган вошли вначале в четвертую дистанцию, которой стал командовать контр-адмирал В. И. Истомин.

... Защитники готовились встретить врага. Вице-адмирал Корнилов 14 сентября написал в своем дневнике: "Целый день занимался укреплением города и распределением моряков... Итого у нас набирается 5 тысяч резервов Аслановича{*5} и 10 тысяч морских разного оружия, даже с пиками. Хорош гарнизон для защиты каменного лагеря, разбросанного по протяжению многих верст и перерезанного балками так, что сообщения прямого нет. Но что будет, то будет. Положили стоять"{8}.

И выстояли 349 дней и ночей против превосходящего врага, положив на алтарь отечества свою честь и национальное достоинство, а многие сложили и свои головы на Севастопольских бастионах.

... Казарма служила и перевязочным пунктом. Об этом напоминает белая мраморная доска с надписью: "Оборонительная башня первого бастиона. В ней располагался пункт по оказанию медицинской помощи раненым защитникам Севастополя в оборону 1854-1855 гг.". Положение раненых в период обороны было исключительно тяжелым. По словам замечательного русского хирурга Н. И. Пирогова, "горькая нужда и медицинское невежество соединились вместе в баснословных размерах". В Севастополе не хватало врачей, транспортных средств для доставки раненых в госпитали. Нередко они лежали на земле под открытым небом. В октябре 1854 г., чтобы "употребить все свои силы и познания для пользы армии на боевом поле", Пирогов с отрядами врачей выехал в Крым. В осажденном городе он нашел 2000 раненых, лежащих на грязных, пропитанных кровью матрацах, ожидавших по неделям медицинской помощи. Вслед за Н. И. Пироговым в Крым отправились три отряда сестер милосердия.

В Севастополе Пирогов спас жизнь тысячам раненых защитников. Он впервые в мире применил в массовом масштабе анестезию, антисептическую обработку ран, гипсовые повязки. В докладных командованию Н. И. Пирогов требовал улучшения участи раненых, выделения транспортных средств, организации госпиталей и перевязочных пунктов. Пирогов принял на себя заведование главным перевязочным пунктом, который находился сначала в центре города - в здании Благородного собрания - затем был переведен в Михайловскую батарею на Северной стороне, а позже - в Николаевскую батарею.

Вместе с русскими медиками в Севастополе работали американские врачи. Они прибыли в Россию по приглашению российского правительства. Рекомендовали их известные политические деятели США того периода: экс-президент М. Ван Бурен, морской министр Дж. Доббин, бывшие посланники США в Санкт-Петербурге Дж. М. Даллас и Н. Браун. Из сорока трех американских медиков большинство прибыло в осажденный Севастополь, а также в госпитали Керчи и Симферополя. Американцев Кинга, Дрейпера, Турнипсида, Уайтхеда, Харриса и Макмиллана вначале разместили на Северной стороне, затем перевели на Николаевскую батарею. Стойко перенося тяготы военного времени, они работали с хирургом Пироговым, спасая раненых и больных защитников. Многие американские врачи заболели тифом. В Севастополе умер Х. М. Макмиллан, в Симферополе - Г. Кларк, Ч. А. Дейнинджер, Д. Джонс, А. Э. Маршел...

После войны врачей-добровольцев наградили медалями "За защиту Севастополя" и "В память Крымской войны 1853-1856 гг.", некоторых - орденами Святого Станислава и Святой Анны. Гордясь, что работал с великим Пироговым, врач Уайтхед писал, - награды будут служить воспоминанием о том, что ему "выпала честь оказать помощь офицерам и солдатам, которые покрыли славой русское оружие и завоевали Севастополю имя бессмертного".

... Англичане, превратив Балаклаву в свою базу, укрепили ее двойным рядом фортификационных сооружений: редутами, построенными турками под руководством капитана Ваглана, и батареями, соединенными между собой сплошной траншеей. Несмотря на это, князь А. С. Меншиков решил дать сражение, которое в случае удачи давало возможность выхода в тыл противнику и его разгрома. Для нападения на английские позиции главнокомандующий выделил около 16-ти тысяч человек под командованием генерала П. П. Липранди.

13 октября 1854 г. в пять часов утра, согласно диспозиции, генерал-майор Гриббе занял деревню Камары, а сотня казаков - часовню Иоанна Постного. Отряд генерала Ф. Ф. Левуцкого, подойдя к Кадыкойским высотам, открыл артиллерийский огонь по редутам противника, занятых турками. Подданные султана оказали сопротивление солдатам Азовского полка только на редуте №1. Остальные же, бросив укрепления, помчались к Балаклаве. Из захваченных редутов русские стали увозить артиллерию. И тогда произошло событие, которое сделало этот день траурной датой в военной истории Англии. Лорд Раглан, раздосадованный потерей крепостных орудий, отдал роковой приказ отбить эти пушки. Выждав, когда бригада легкой кавалерии лорда Кардигана влетела в долину между Федюхиными высотами и редутами - "попав в мешок", русские встретили их сильным перекрестным огнем.

Безрассудная атака дорого обошлась Англии. "Потери легкой бригады... составили 102 убитых (из них 9 офицеров), 129 раненых (из них 11 офицеров) и 58 пленных..."{*8}

Бедствием "непревзойденным в истории" назвала гибель кавалерии английская печать, а место это окрестили "Долиной смерти". Русские потеряли в этом сражении 131 человека убитыми и около 500 ранеными. Между первым и вторым бастионами раскинулась живописная Ушакова балка, названная в честь флотоводца Ф. Ф. Ушакова. Командуя Черноморским флотом, адмирал заботился о плановой застройке Севастополя, озеленении и благоустройстве. По его приказу в балке были построены беседки, карусели, площадки и заложен парк. В балке сохранились 200-летние фисташки дикие (кевовое дерево), дубы пушистые и японская софора, согласно легенде посаженная адмиралом Ушаковым.

Во время обороны Севастополя 1854-1855 гг. там появилось небольшое кладбище, не сохранившееся до наших дней. На нем был похоронен капитан-лейтенант М. Л. Серебряков и другие защитники Севастополя.

... Участник сражения майор Курпиков позже напишет: "Между нами немало нашлось лиц, у которых шинели стали истинным подобием решета..."{14}.

В роковом бою русские потеряли около 12 тысяч солдат, офицеров и генералов, союзники - более 4 тысяч, в том числе генерала Георга Каткарта.

... 7 марта 1855 г. на Камчатском люнете прямым попаданием ядра в голову был убит контр-адмирал В. И. Истомин. Вот что писал П. С. Нахимов родным Истомина, сообщая о его гибели: "Оборона Севастополя потеряла в нем одного из своих главных деятелей, воодушевленного постоянно благородною энергиею и геройскою решительностью... По единодушному желанию всех нас, бывших его сослуживцев, мы погребли тело его в почетной и священной могиле для черноморских моряков, в том склепе, где лежит прах незабвенного Михаила Петровича (Лазарева. - В. Ш.) и... покойный Владимир Алексеевич (Корнилов В. Ш.). Я берег это место для себя, но решился уступить ему"{18}.

По приказу Нахимова на месте гибели Истомина выложили крест из бомб и ядер. В 1904 г. на Камчатском люнете по проекту Ф. Н. Еранцева открыли небольшой скромный обелиск из гранита, который хорошо виден с улицы Истомина. На пьедестале надпись: "Здесь убит ядром в голову 7-го марта 1855 г. контр-адмирал В. И. Истомин".

... В марте 1855 г. французам удалось захватить передовые рубежи укрепления - ложементы впереди люнета. Чтобы отбросить противника с захваченных позиций, в ночь с 10 на 11 марта защитники произвели вылазку, в которой участвовало девять батальонов - около 5 тысяч человек. Колонны солдат Камчатского, Днепровского, Волынского и Углицкого полков под командованием генерал-лейтенанта Хрулева внезапно атаковали врага. Вылазка, превратившаяся в целое сражение, прошла успешно. По свидетельству очевидца: "...русский штык работал неутомимо, удача так разъярила солдат, что они не слушались трехкратного отбоя, пока увещевания иеромонаха Иоаникия с крестом в руках, находившегося при войсках и напутствовавшего своими благословениями, не убедили их отступить".

... 26 мая французы бросили против полуразрушенных, ослабленных непрерывной бомбардировкой передовых укреплений около 40 тысяч человек, в том числе два батальона императорской гвардии Наполеона III. Эти укрепления обороняли не более 3,5 тысячи человек. Завязалась отчаянная схватка. Ворвавшийся первым на люнет командир 5-го линейного полка полковник Брансьон водрузил французский флаг, но был убит наповал. По свидетельству противника, "сопротивление было ужасно, русские сражаются отчаянно, ружейный огонь в упор повергает на землю первые ряды{20}. В эти минуты на Камчатском люнете находился П. С. Нахимов, по обыкновению прибывший на самый опасный участок накануне штурма. Горстка матросов и солдат, окружив любимого начальника, штыками пробила себе дорогу и отошла к Малахову кургану. Селегинский, Волынский редуты и Камчатский люнет остались в руках врага. Потеря контрапрошных укреплений явилась тяжелым ударом для защитников. За одну ночь противник на полкилометра приблизился к Малахову кургану{21}.

... В половине седьмого утра 5 октября 1854 г. 122 орудия союзников обрушили на курган смертоносный огонь. Очевидец этих событий Г. Славони свидетельствует в письме из Севастополя: "...Застонала земля, задрожали окрестные горы, заклокотало море: вообразите только, что из тысячи орудий с неприятельских кораблей, пароходов, и с сухопутных батарей, а в тоже время и с наших батарей разразился адский огонь: неприятельские корабли и пароходы стреляли в наши батареи залпами: бомбы, каленые ядра, картечи, бранскугели и конгревовы ракеты сыпались градом;...все это сливалось в страшный и дикий гул, нельзя было различить выстрелов, было слышно одно только дикое и ужасающее клокотание; земля, казалось, шаталась под тяжестью сражающихся"{24}.

Огонь англичан вывел из строя несколько орудий, разбил парапет башни. Но защитники действовали смело и энергично, под штуцерным и артиллерийским огнем противника исправляли повреждения, доставляли снаряды. Отличился в тот день двенадцатилетний Максим Рыбальченко, сын матроса 37-го флотского экипажа, носивший ядра на бастион.

Были минуты, когда орудия из-за дыма и туч пыли приходилось наводить только по сверкающим огонькам неприятельских выстрелов. Стволы орудий так раскалились, что, боясь разрыва их, офицеры не раз приказывали стрелять реже, но моряки, поливая стволы орудий водой, посылали снаряд за снарядом по противнику. Девять тысяч снарядов выпустили союзники в этот день по Севастополю, на что русские артиллеристы ответили двадцатью тысячами.

... На рассвете 5 нюня 1855 г. началась четвертая бомбардировка города. Противник обрушил на защитников огонь 614 осадных орудий, 279 из них вели беспрерывный обстрел Малахова кургана, второго и третьего бастионов. Русские несли огромные потери, были разрушены многие укрепления.

5 июня защитники потеряли начальника четвертой дистанции капитана 1 ранга Н. Ф. Юрковского, смертельно раненного около оборонительной башни. Это был достойный преемник контр-адмирала Истомина. Участник обороны П. А. Алабин вспоминает о Юрковском: "...с каким дивным самоотвержением, несмотря на свои преклонные лета, девять почти месяцев не сходил он с Малахова кургана... Кто знал Юрковского, тот не мог не удивляться его простой, но возвышенной природе, кто видел его в сражении, тот уважал его непоколебимую твердость, его редкую отвагу и распорядительность"{26}. Четвертой дистанцией стал командовать капитан 1 ранга, командир 44-го флотского экипажа Ф. С. Керн - родственник Анны Керн, которой А. С. Пушкин посвятил свои бессмертные строки.

... В это время на место боя прибыл начальник войск Корабельной стороны генерал-лейтенант от артиллерии С. А. Хрулев - боевой, храбрый военачальник. Он увлек за собой в рукопашную схватку пятую мушкетерскую роту Севского полка со словами: "Благодетели мои, в штыки за мною! Дивизия идет на помощь!" Солдаты бросились в штыки. Подоспели шесть рот Якутского полка, и французов выбили с батареи. Нелегко досталась победа:

- из 138 севцев вернулись с поля боя 33. Погиб и командир отважных мушкетеров штабс-капитан Ю. С. Островский. Он похоронен на Братском кладбище на Северной стороне, вблизи от могилы генерала С. А. Хрулева.

К семи часам утра защитники отбили все атаки противника на оборонительной линии Корабельной стороны. Бастионы центра города враг штурмовать не решился.

Выпустив за два дня по Севастополю 62 тысячи снарядов, потеряв около 6700 человек личного состава, союзники прекратили штурм. Потери русских составили 5500 человек.

Оценивая этот штурм, в статье "Неудача 18 июня. - Подкрепления" Карл Маркс подчеркивал: "18 июня (6 июня - В. Ш.) 1855 г. под Севастополем предполагалось разыграть сражение при Ватерлоо в исправленном издании и с другим исходом. Вместо этого происходит первое серьезное поражение французско-английской армии"{27}.

Стойкость и мужество защитников Севастополя потрясли Европу и заставили задуматься союзников. Участник осады французский генерал Вимпфен в своем дневнике напишет: "Их энергичная и умная оборона заставляет нас уважать нацию, против которой у нас никогда не было серьезных обид... Мы все теперь уважаем солдат, которые сражаются храбро и лояльно. Мы Выступаем против этого врага только по приказу, без большого энтузиазма и потому, что желаем покончить с бедствиями осады"{28}.

... Ровно в полдень грянул залп из всех неприятельских орудий, и французы бросились на штурм кургана.

Для захвата Корниловского бастиона они выделили 12 батальонов - 9.600 человек под командованием генерала Мак-Магона (впоследствии маршала и президента Французской республики).

В это время на всем кургане находилось около 2300 человек, из них более 400 - под землей, в "минах". Передний и левый фасы бастиона защищали 880 солдат Прагского и Модлинского полков.

Седьмой линейный полк и первый полк зуавов прорвались на бруствер бастиона. Завязалась рукопашная схватка. Сопротивление русских было отчаянным: у башни зуавы подняли на штыки отказавшегося сдаться в плен генерал-майора Буссау, был смертельно ранен командир Прагского полка полковник К. С. Фрейнд... Бились прикладами, топорами, банниками, кирками, камнями. Остатки храбрецов, штыками проложив себе путь, отошли в тыловую часть бастиона.

А в это время около 40 солдат Модлинского полка и горстка матросов во главе с поручиками А. А. Богдзевичем, М. И. Данильченко, М. П. Юнием и флотскими кондукторами Венецким и Дубининым засели в оборонительной башне и открыли стрельбу. Вначале зуавы пытались взять ее приступом, но встретили ожесточенное сопротивление. Тогда Мак-Магон приказал обложить башню фашинником и зажечь, но, испугавшись взрыва порохового погреба, отменил приказ. Французы сами погасили огонь. Только обстрел гранатами из мортиры прекратил неравную борьбу. Расстреляв все патроны, защитники башни прекратили героическое сопротивление, продолжавшееся несколько часов.

... На кургане собралось около 10 тысяч французов. Засев за поперечными траверсами и пользуясь своим численным преимуществом, они получили возможность его оборонять. В тыловой части кургана находился единственный узкий проход, по которому можно было прорваться на бастион. Французы под прикрытием траверсов расстреливали в упор всех, кто осмеливался там появиться.

Тем не менее, защитники семь раз ходили в контратаки, пытаясь отбить Малахов курган. Одну из контратак возглавил генерал-майор Д. С. Юферов. Солдаты Елецкого, Варшавского и Ладожского полков прорвались на бастион. Завязалась отчаянная схватка. Потери были огромны. "У горжи образовался чистый бруствер из мертвых тел", - вспоминает очевидец. Д. С. Юферова и несколько солдат окружили французы. На все предложения сдаться генерал отвечал ударами сабли. Зуавы расстреляли горстку храбрецов. Даже врагов поразило мужество русского генерала. Позже, узнав фамилию Юферова, один из французов заметил: "Непременно надо знать имя этого героя. Такие имена должны сродниться с памятью народа..."{35}. 

Погибших в последнем бою - и русских и французов - похоронили в братской могиле в тыловой части бастиона, на площадке, названной французами "чертовой". Вначале на могиле французы установили деревянный крест, а в 1870 г. инженерное ведомство соорудило памятник из белого мрамора с надписью на русском и французском языках: "Их воодушевляла победа и соединила смерть. Такова слава храбрых, таков удел солдата"{36}. Памятник был разрушен в годы Великой Отечественной войны.

... Дух в войсках выше всякого описания. Во времена древней Греции не было столько геройства. Корнилов, объезжая войска вместо "здорово, ребята!" говорил: "Нужно умирать ребята, умрете?" и войска отвечали: "Умрем, Ваше превосходительство, ура!" И это был не эффект, а на лице каждого видно было, что не шутя, а ВЗАПРАВДУ, и уже 2200 исполнили это обещание.

Раненый солдат, почти умирающий, рассказывал мне, как они брали 24-ю французскую батарею и их не подкрепили; он плакал навзрыд. Рота моряков чуть не взбунтовалась за то, что их хотели сменить с батареи, на которой они простояли 30 дней под бомбами. Солдаты вырывают трубки из бомб. Женщины носят воду на бастионы для солдат. Многие убиты и ранены. Священники с крестами ходят на бастионы и под огнем читают молитвы. В одной бригаде, 24-го, было 160 человек, которые раненые не вышли из фронта. Чудное время!.."{47}

... Участник этих трагических событий Д. А. Столыпин (родственник М. Ю. Лермонтова) писал: "Дрались войска хорошо и выносили геройски все муки и тяжести войны; выносливы они, может быть, более, чем то казалось возможным ожидать от человеческой силы".

Потери русских были огромны: 260 генералов и офицеров, более 8 тысяч нижних чинов. На памятнике, сооруженном на месте сражения в 1905 г., имеется надпись: "Убиты: генералы Реад, барон Вревский, Веймарн, 66 офицеров, 2.273 нижних чина". У союзников выбыло из строя около 2 тысяч человек.

... В те дни трудно было удивить кого-либо храбростью, но даже среди защитников, ежедневно смотревших в глаза смерти, выделялся своим бесстрашием унтер-офицер Федор Самокатов. 9 месяцев пробыл он в минах четвертого бастиона! В феврале 1855 г., работая в галерее, саперы наткнулись на слуховой рукав противника. Унтер-офицер Самокатов с пятью товарищами ворвался во вражескую галерею и захватил ее. В апреле он получил ранение в плечо, но через три дня возвратился в контр-мины.

Активные действия защитников под землей, перехвативших инициативу у французов, заставили противника признать, что "пальма первенства" в подземно-минной войне принадлежит русским.

Защитники прорыли 6892 метра подземных галерей, из них почти четыре тысячи - у четвертого бастиона, союзники - 1280 метров. По мнению Э. И. Тотлебена, "...контр-мины 4-го бастиона способствовали к продлению осады, по меньшей мере, на пять месяцев"{52}.

Четвертый бастион, защищавший центр города, входил во вторую дистанцию оборонительной линии. Ею командовал вице-адмирал Ф. М. Новосильский. В русско-турецкой войне 1828-1829 гг. лейтенант Новосильский стал участником блистательной победы черноморских моряков брига "Меркурий" над двумя турецкими судами. Сражаясь в Синопе на корабле "Париж", проявил примерное хладнокровие, распорядительность и мужество во время боя, за что был награжден орденом св. Георгия III степени и произведен в вице-адмиралы.

Под его руководством "Мачтовый бастион", как называли союзники четвертый бастион, превратился в грозное укрепление. Если к началу обороны на бастионе стояло восемь 12-фунтовых карронад, то в августе 1855 г. он вместе с Язоновским редутом насчитывал 219 орудий. Ф. М. Новосильского на посту начальника дистанции сменил генерал-майор М. X. Шульц. Этот боевой генерал после продолжительной службы на Кавказе получил четырехмесячный отпуск. По дороге завернул в Севастополь и провел свой отпуск на четвертом бастионе.

С 5 октября 1854 г. по февраль 1855 г. бастионом командовал капитан-лейтенант А. И. Завадовский. Представляя его к ордену св. Георгия IV степени за отражение первой бомбардировки, начальник дистанции писал: "...Совершенно презирая всякую опасность, своим мужеством и отличной храбростью подает пример подчиненным..."{53}.

... 5 октября 1854 г. грохот батарей союзников возвестил о первой бомбардировке города. На пятый бастион прибыл П. С. Нахимов. Как вспоминает очевидец, "ядра свистели около, обдавая нас землей и кровью убитых; бомбы лопались вокруг, поражая прислугу орудий"{54}. Нахимов, получив ранение, с окровавленным лицом, сам наводил орудия, разделяя опасность наравне со своими моряками.

Ядра противника разрушили парапет казармы, повредили стоящие наверху орудия. Из 39 человек орудийной прислуги 19 выбыли из строя. Артиллерийская дуэль, показавшая, что огонь русских артиллеристов не уступает неприятельскому, к вечеру прекратилась.

Потерпев неудачу 5 октября, французы стали сооружать новые батареи, рыть траншеи, приближаясь к русским укреплениям, пытаясь их охватить полукольцом. Чтобы обезопасить тыл бастиона, защитники в ноябре 1854 г. возвели редут, названный Чесменским по имени корабля "Чесма", моряки которого сооружали это укрепление. На месте редута с 1958 г. находится здание первой горбольницы. Впереди пятого бастиона вырыли волчьи ямы, положили доски с гвоздями. Один из моряков 39-го флотского экипажа изобрел превосходную защиту от штуцерных пуль неприятеля.

Над своей пушкой у амбразуры он повесил тросовые маты, которые штуцерные пули противника не пробивали. Его примеру последовали и другие артиллеристы. Назначенный начальником первой дистанции капитан 1 ранга А. А. Зорин, увидев эту защиту, приказал сделать такие щиты над всеми амбразурами пятого бастиона. Вскоре это изобретение переняли все защитники, а позже и противник. Щиты из канатов, изобретенные на пятом бастионе, явились прототипом броневых щитов современных артиллерийских орудий.

В период обороны широкое развитие получило и устройство ложементов (окопов), сыгравших большую роль в укреплении оборонительной линии. Первый ложемент заложили в ночь на 21 ноября 1854 г. впереди редута Шварца. С этого времени система передовых укреплений стала развиваться. Окопы рыли в два ряда: впереди находились стрелки, вторую линию занимали подкрепления. Неприятель был вынужден прекратить осадные работы и начать борьбу с развитием русской контрапрошной системы. Французы даже сформировали отряд добровольцев для нападения на ложементы. В апреле 1855 г. им удалось захватить окопы впереди редута Шварца. Чтобы обезопасить пятый бастион, было решено устроить плацдарм на Кладбищенской высоте, укрепить его батареями, заложить ложементы у Карантинной бухты и соединить их между собой. Для этих работ назначили Подольский и Варшавский полки и два батальона Житомирского полка под общим командованием С. А. Хрулева. В ночь с 9 на 10 мая защитники захватили Кладбищенскую высоту. Французы, озадаченные неожиданным появлением русских, попытались выбить их с этого плацдарма. Несколько раз укрепления переходили из рук в руки. Хрулев ввел в бой подкрепление - семь рот Углицкого полка, два батальона Минского полка и закрепился на высоте. Ложементы у Карантинной бухты остались у французов. В этом бою получил смертельное ранение майор Житомирского полка Эраст Агеевич Абаза, талантливый музыкант, автор известного романса "Утро туманное", написанного на слова И. С. Тургенева.

... 5 октября 1854 г. защитники этих укреплений достойно встретили врага. В 12 часов дня объединенный флот союзников - 16 линейных кораблей - занял позицию для бомбардировки приморских батарей. Через сорок пять минут по сигналу с французского флагманского корабля "Город Париж" - "Франция смотрит на вас" - прогремел первый залп. И сразу же 746 неприятельских орудий и 73 русских начали артиллерийскую дуэль{64}. Густые клубы гари и дыма повисли над городом и морем. Их шквальный огонь перерезал всякое сообщение с батареей №10.

Лейтенант П. П. Троицкий, пробравшийся на батарею по указанию П. С. Нахимова, вернувшись, рассказал, что повреждения незначительны; подбиты три орудия, у семи повреждены лафеты, из строя выбыло 35 человек. На Александровском форте повреждено три орудия и столько же лафетов. Корабли противника пострадали значительно сильнее. От метких русских выстрелов калеными ядрами и бомбами на многих из них вспыхнули пожары. Во флагманском французском корабле насчитали 50 пробоин, из них три - в подводной части. Одна из бомб разорвалась в каюте командира, произведя опустошения среди штабных офицеров адмирала Гамелена. На "Шарлемане" бомба, пробив все деки, разорвалась в машинном отделении. Покинул боевую позицию и корабль "Наполеон", получив большую подводную пробоину.

Выпустив около 50 тысяч снарядов против 16 тысяч русских, корабли союзников поспешили отойти на безопасное расстояние и уже не решались более атаковать Севастополь с моря: такое уважение и страх внушили им казематированные батареи крепости.

Участник осады и летописец Крымской войны барон де Базанкур вскоре написал: "Этот день разрушил много иллюзий. Этот день 17-го числа показал, что, мы имели дело с неприятелем решительным, умным и что не без серьезной, убийственной борьбы, достойной нашего оружия, Франция и Англия водрузят свои соединенные знамена на стенах Севастополя"{65}.

... В приказе главнокомандующего русской армией М. Д. Горчакова об оставлении Южной стороны говорилось: "Храбрые товарищи, грустно и тяжело оставлять врагам нашим Севастополь; но вспомните, какую жертву мы принесли на алтарь Отечества в 1812 г. - Москва стоит Севастополя! Мы ее оставили после бессмертной битвы под Бородино.

- Триста-сорокадевяти-дневная оборона Севастополя превосходит Бородино!

Но не Москва, а груда каменьев и пепла досталась неприятелю в роковой 1812 г. Так точно и не Севастополь оставили мы нашим врагам, а одни пылающие развалины города, собственною нашею рукой зажженного, удержав за нами честь обороны, которые дети и внучата наши с гордостью передадут отдаленному потомству"{71}.

Взволнованный севастопольскими событиями, друг юности П. С. Нахимова декабрист М. А. Бестужев писал из далекого Селенгинска: "... Севастополь пал, но пал с такою славою, что каждый русский, а в особенности каждый моряк должен гордиться таким падением, которое стоит блестящих побед"{72}.

... За 349 дней союзники выпустили по Севастополю 1 356 000 снарядов, русские сделали 1 027 000 выстрелов.

Союзники израсходовали 28,5 млн. патронов, 271 650 пудов пороха; русские - 16,5 млн. патронов и 160 000 пудов пороха.

Ровно через три месяца после заключения мира, 30 июня 1856 г. в семь часов утра суда союзников с войсками вышли из севастопольских бухт. Над разрушенным городом и морем раздавался перезвон колоколов уцелевших церквей. Величали живых, отстоявших Крымскую землю, поминали погибших воинов.

Потери русских в Крыму составили 128 669 человек, союзников - не менее 150 000 солдат и офицеров: 23 000 англичан, 35 000 турок, более 2 000 итальянцев и свыше 80 тысяч французов.

... К 1856 г. в Севастополе появилось 16 основных кладбищ защитников города. В начальный период обороны павших хоронили вблизи места их гибели. Известны захоронения на территории бывшего шестого бастиона, между пятым и шестым бастионами. На Корабельной стороне защитников хоронили на кладбище в Доковом овраге, в Аполлоновой и Ушаковой балках. Появились кладбища в Бельбекской долине, в том числе Горчаковское или "Сонное", в балке Гайтани, на Мекензиевых горах. На Северной стороне - самые большие некрополи: Западное (Михайловское) и Петропавловское (Братское) и в Панаиотовой балке, где хоронили воинов-евреев.

Погибших в сражениях Альминском, Балаклавском, Инкерманском и Чернореченском хоронили на поле боя. Появились кладбища и в тех городах и местах, где были организованы госпитали и лазареты: Николаеве, Херсоне, Одессе (близ Ланжерона), Екатеринославе (Днепропетровск), Симферополе, Бахчисарае, Дуванкое (Верхнесадовое), на Перекопе.

В Севастополе в настоящее время сохранились практически только два кладбища - Братское, где имеется 116 индивидуальных могил, пять могил, в которых похоронены по двое и более известных нам офицеров, и около 500 братских захоронений, а также еврейское в Панаиотовой балке - на Северной стороне Севастополя. На нем похоронено около 500 еврейских воинов, павших при обороне города. На братской могиле в 1864 г. по проекту одесского скульптора Ф. Вернета сооружено надгробие из белого мрамора в виде трехгранного обелиска. В центральной части памятника - горельефное изображение орлов с распростертыми крыльями, между ними на овальных медальонах - медаль "За защиту Севастополя", трубящий ангел и текст на иврите: "Идущий от солдата к солдату да увидит знак Божий". На постаменте мемориальные надписи на русском языке и иврите: "Памяти еврейских солдат, павших за отечество при обороне Севастополя во время войны 1854-1855 гг."

Братское (Петропавловское) кладбище было организовано в конце сентября 1854 г. по указанию вице-адмирала В. А. Корнилова.

К 1856 г. на нем покоилось около 40 тысяч русских воинов, погибших и умерших от ран и болезней в оборону Севастополя.

В 1870 г. по проекту архитектора А. А. Авдеева{*21} на некрополе построили пирамидальный храм Св. Николая - напоминающий египетские пирамиды - символ вечности и покоя, обладающие огромной эмоциональной силой воздействия и как бы являющиеся продолжением жизни человеческой души.

Высота храма - 27 метров. Венчает его диоритовый крест 6,8 метров высоты весом в 1500 пудов. На наружных стенах храма установлены мемориальные доски. На них перечислены все части, сражавшиеся в Севастополе. Внутри храма-памятника на мраморных досках нанесены 943 фамилии погибших и умерших от ран генералов, адмиралов, штаб - и обер-офицеров.

Кладбище и храм сильно пострадали в годы второй мировой. Реставрационные работы велись в 1968-1974 гг. В 1988 г. храм Св. Николая передали общине Русской православной церкви, а 19 декабря, после освящения, в день Святителя Николая, была проведена после шестидесятилетнего перерыва первая служба.

Братское кладбище является самым крупным некрополем периода Крымской войны.

Во время Крымской войны город был разрушен до основания. Понадобилось свыше тридцати лет, чтобы Севастополь, залечив свои раны, вновь стал главной базой Черноморского флота...

Аватар пользователя O6OPOTEHb
O6OPOTEHb(4 года 9 месяцев)(14:55:45 / 23-02-2016)

Спасибо большое!

Но Ваш замечательный материал, безусловно, достоин отдельной темы.

Аватар пользователя PavelCV
PavelCV(5 лет 1 месяц)(15:10:59 / 23-02-2016)

Не стоит плодить темы. Мне кажется, не нужно бояться больших материалов в комментариях. Потому что они очень хорошо дополняют основной материал...

Аватар пользователя O6OPOTEHb
O6OPOTEHb(4 года 9 месяцев)(14:41:19 / 23-02-2016)

Действительно не очень понятно утверждение, что требование снижения протекционистских барьеров, якобы, вносилось в "секретные статьи" Договора. Фритредерство как раз активно пропагандировалось как правильная теория, и сокрытие её положений в "секретных статьях", как каких-то постыдных и неприличных, компрометировало теорию в глазах высшего руководства страны, в полной мере осведомленного о всех существенных положениях документа.

Аватар пользователя ctrl_points
ctrl_points(2 года 5 месяцев)(14:48:42 / 23-02-2016)

Николай руководствовался интуицией, отчего был протекционистом.

А вот об образовании своих детей он позаботился. Александр II впоследствии не только снизил пошлины, но и отдал казенные заводы, железные дороги и банки в частное управление.

Угу. За счет госбюджета построенные желдороги и заводы "подкованный" Александр отдал в концессии еврейским капиталам. Так и любой дурак страну на разграбление отдать смог бы. Интуитивный протекционист Николай на его фоне - просто гений.

Аватар пользователя O6OPOTEHb
O6OPOTEHb(4 года 9 месяцев)(15:06:46 / 23-02-2016)

Для обоснования александровской приватизации потом рассказывались замечательные истории, как казённый Александровский чугунолитейный завод (т.е. зав. им Александра Ismiley), на котором за 22 дня был освоен техпроцесс прокатки высокотехнологичной импортозамещающей продукции — железнодорожных рельсов, был передан в собственность занимавшемуся этим делом инженеру Н.И. Путилову. Предприятие до сих пор как-то существует под именем Петербургский Кировский завод.

Аватар пользователя ctrl_points
ctrl_points(2 года 5 месяцев)(15:16:45 / 23-02-2016)

Ну вот - хоть с Путиловым не так досадно вышло

Аватар пользователя Нуегона
Нуегона(5 лет 1 месяц)(14:49:39 / 23-02-2016)

Зато "победители" обогатили свой язык выражением "The Thin Red Line" и термином "Balaclava".

Аватар пользователя Поллитрович
Поллитрович(2 года 10 месяцев)(14:55:08 / 23-02-2016)

Англичане до сих пор Балаклаву вспоминают, атаку конной кавалерии итд. Цвет нации у них, видите ли, погиб, быгыгы.

Аватар пользователя PavelCV
PavelCV(5 лет 1 месяц)(15:26:23 / 23-02-2016)

Это да. Вот, смотрите, война вошла в историю как Крымская, и, по какому-то недоразумению, считается русско-турецкой.

Но на 41 тысячу погибших русских защитников там полегло 35 тысяч турок и свыше 100 тысяч англичан и французов.

Крымская война шла одновременно с тремя империями (Британской, Французской и Османской). С «зародышем» будущей секулярной объединенной Италии (Сардинским королевством) и с «примкнувшими к ним» северокавказскими горцами. По результатам той войны Россия, в одиночку, не только отстояла свой суверенитет и территориальную целостность, но и смогла высвободить силы для огромных и стратегически важнейших территориальных приобретений. Именно герои крымской войны окончательно покорили горный Кавказ, и присоединили к Российском империи огромные пространства Средней Азии, обеспечив таким образом надежные «тылы» великой державе почти на полтора века...

Аватар пользователя ostashka
ostashka(2 года 4 недели)(15:38:11 / 23-02-2016)

Про потери. Не стоит забывать Пирогова, этого гения военно-полевой хирургии. Строжайшая гигиена, разделение пред- и после-операционных раненных - это всё ввёл в русской медицине Пирогов, Европа плелась в хвосте этих важных нововведений.

Аватар пользователя PavelCV
PavelCV(5 лет 1 месяц)(15:44:31 / 23-02-2016)

Кстати, да. И заслуги Николая Ивановича Пирогова были по достоинству оценены российским руководством.

За заслуги в оказании помощи раненым и больным Пирогов был награждён орденом Святого Станислава 1-й степени, дававшим право потомственного дворянства.

Имя выдающегося хирурга присвоено Российскому национальному исследовательскому медицинскому университету.

Аватар пользователя Старичок
Старичок(4 года 4 месяца)(15:37:02 / 23-02-2016)

Ага. Герои. В лоб. На пушки. В укреплённых позициях. Ха. Не спорю - яйца у ребят были стальные, тут вопросов нет. Надо было так и туркам - тогда 35000 не отделались бы. 

Аватар пользователя PavelCV
PavelCV(5 лет 1 месяц)(15:31:07 / 23-02-2016)

Да, кстати, вот ещё одна страница той истории. 

Английские агенты на Кавказе во время Крымской войны.

Английские шпионы и диверсанты начали проникать на Черноморское побережье Кавказа в 1830-е годы, пик их деятельности пришёлся на период Крымской войны и 1860-е годы. Основной задачей англичан было поднять восстание горцев и выбить россиян из этих мест. Северная граница «независимой Черкесии» (под протекторатом Англии) должна была проходить по реке Кубань.

Крым и Кавказ и сегодня остаются самыми «болевыми» точками для России. В только что присоединённом Крыму основным фактором нестабильности остаются татары. Сейчас их там насчитывается 250-300 тысяч человек (до 15% населения полуострова), но потенциально к ним могут прибавиться ещё до 150 тысяч крымских татар, проживающих ныне в странах Средней Азии (половина от их общей численности в этих республиках). Не стоит забывать и о 4-5 млн. потомках крымских татар, проживающих в Турции. При ослаблении России «татарский фактор» на полуострове заявит о себе в полную силу.

В Дагестане уже почти пятнадцать лет идёт по сути вялотекущая гражданская война, за это все стороны конфликта потеряли уже более 2-3 тысяч человек (не считая пропавших без вести). Неспокойно и в других республиках Северного Кавказа (в первую очередь в Кабардино-Балкарии и Ингушетии). Этот регион, как мы уже знаем по девяностым годам, может взорваться в один миг.

В Крыму и на Северном Кавказе эскалация конфликта может ускориться при умелой игре иностранных разведок. В 1990-е Северный Кавказ активно расшатывала Саудовская Аравия и отчасти Англия, которая, видимо, до сих пор считает этот регион зоной своих геополитических интересов. Англия уже 170-180 лет незримо (а часто и зримо, если вспомнить время «молодых республик» на Кавказе в 1918-1921 годах) присутствует в этом регионе. Блог Толкователя напоминает, как Англия с помощью своих агентов вела подрывную работу на Северном Кавказе и на Черноморском побережье Кавказа в 1830-1860-е годы. Иллюстрации – присутствие английских войск во время Крымской войны 1853-55 годов.

До 1829 года Черкесия номинально входила в состав Турецкой державы, адыгские племена и народности фактически не подчинялись султану и были в достаточной степени независимыми.

Русско-турецкая война 1828-29 годов завершилась победой России и подписанием Адрианопольского мира. После этого упрочение позиций России на Северном Кавказе в основном стало делом внутренней политики.

В 1833 году между Османской и Российской империями был заключен Ункяр-Искелессийский договор. Союз и дружба с Турцией гарантировали свободу русской торговли через Черноморские проливы и не допускали высадки десанта западных держав на Черноморском побережье. В том же году между Россией и Австрией была подписана конвенция, по которой обе стороны обязывались сохранять статус-кво в отношении Османской империи.

Несмотря на это положение России на черноморском побережье и Северо-Западном Кавказе оставалось уязвимым. Ещё в ноябре 1819 года русскими властями были получены сведения о том, что анапский паша направил в горы, к закубанским адыгам, своих агентов, которые «возмущают черкес, уговаривают их к нападению на русскую границу, а более всего на Екатеринодар как главный пункт черноморского населения, обещая за то хищникам жалование». Тогда же было отмечено и проникновение английских эмиссаров в этот регион.

Некоторые горские феодалы, ориентируясь на Порту, призывали население к вооружённым выступлениям против царизма, помогали тайному ввозу оружия и пороха, продолжали ожидать помощи от Англии, агенты которой в 1830-х годах часто появлялись среди горцев.

Царскому командованию приходилось серьёзно считаться с соперничеством английских агентов, которые вели на Северо-Западном Кавказе подрывную работу против России, стремясь расчистить почву для внедрения английского влияния, особенно в Черноморье. На «Черкесском» побережье были высажены и подолгу жили среди адыгов Уркварт, Белл, Лонгворт, Стюарт, Найт и другие английские резиденты, побуждавшие «черкесов» к военным действиям против России. Об этом в своем рапорте графу Чернышеву в мае 1838 году писал генерал Головин.

Британское посольство в Константинополе стояло за решительную поддержу горцев Северо-Западного Кавказа против России. В середине 1830-х послом Великобритании в Турции был Понсоби, яростный противник России, вокруг которого группировались все враждебные России элементы. Он писал: «Никто из людей не оценивает так высоко значимости Черкесии для сохранения политического равенства в Европе, как я», а французский посол в Вене Сент-Олер говорил: «Если я замечаю лёгкое облачко на горизонте – то это там, на берегу Черкесии».

На дипломатическом поприще подвизался известный публицист Д.Уркварт, который ставил задачу расширения английской торговли на Кавказе, так как видел в ней ворота в Иран и Индию. С его именем связан расцвет деятельности британских агентов среди закубанских горцев в 1830-е годы. Летом 1834 года Д.Уркварт вместе с британским офицером, капитаном Лайонсом, который занимался подвозом оружия для черкесских феодалов, отправился к закубанским горцам. Он возвратился в Стамбул с подробным отчётом о своей поездке. Д.Понсоби был в восторге от доклада Д.Уркварта: «Ваш визит к черкесам, – сказал он, – станет началом больших событий». И действительно, визит Уркварта в Закубанье стал началом активизации политики Англии на Кавказе.

В связи с этим в сентябре 1835 года барон Розен писал члену Госсовета Родофиникину: «С некоторого времени я вынужден думать, что английское правительство не остается без внимания к действиям и успехам нашим в Кавказском крае. Мнение это подкрепляется предприятием капитана Лайонса».

Посол Великобритании в России лорд Дургем был также причастен к разведывательным акциям у северовосточного побережья Черного моря. В горах проживали английские агенты: британский коммерсант, совмещавший функции купца с обязанностями резидента английской разведки, прибывший в Черкесию в 1837 году Д.Белл, и действовавший с ним корреспондент английской газеты «Морнинг Кроникл» Д.Лонгворг. Они провоцировали горцев к выступлению против России, уверяя их, что в ближайшее время будет нанесен решающий удар могуществу России. Британские эмиссары занимались организацией поставки оружия из Трапезунда и Самсуна в Черкесию. Так, Белл выписал из Трапезунда на 5 тысяч турецких пиастров пороху; Лонгворт на большой турецкой лодке доставил горцам железа, серы, оружия и других припасов на 30 тысяч пиастров.

Д. Белл наладил с турецким портом Самсуном регулярные связи с помощью шести легких судов, вёл постоянную переписку со Стамбулом. Он пробыл у горцев более трёх лет.

Разведывательные функции выполняли и два британских офицера – капитан Маррин и лейтенант Иддо, доставившие осенью 1837 года военные припасы горцам на английском купеческом двухмачтовом судне.Вскоре Иддо отправился в Англию «с обращиками серы, свинцовых и других металлических руд, найденных в горах».

Русские консулы в 1837 году доносили, что английские суда привозили оружие из Константинополя в Трапезунд для переправки его на «Черкесское» побережье. Таким образом, Трапезунд действительно играл довольно значительное место в политической борьбе. «Торговля Трапезунда становится также чрезвычайно серьёзной политической проблемой, так как она является источником новых столкновений интересов России и Англии во внутренней Азии», – подчеркивал Ф. Энгельс. Именно отсюда англичане вели наступление на Кавказ. Поставляя горцам оружие и боеприпасы, Англия и Турция стремились затянуть военные действия на Северо-Западном Кавказе и оттянуть окончательное его включение в состав России. Помимо этого, английское правительство ставило задачу ослабить Россию экономически. Ну а планом-максимум была независимая Черкесия.

В 1840-х годах продолжали приплывать к кавказскому побережью контрабандные турецкие суда. Ввоз оружия в Черкесию продолжался. Во время Крымской войны 1853-1856 годов ввоз оружия и боеприпасов из Англии и Турции возрос.

С Крымской войной связан английский проект создания на Северном Кавказе государства под общим названием «Черкесия», которое находилось бы либо под протекторатом Турции, либо – Англии (в первом случае подразумевалось, что интересы Англии турки учтут). Кроме того, предполагалось возвратить Ирану и Турции те части, которые были присоединены к России Гюлистанским и Адрианопольским трактатами. Англия заявляла, что «граница России на Кавказе должна проходить к северу от Терека и Кубани». Англия, Франция, Турция пользовались временным ослаблением позиций России на Чёрном море. И даже заключение Парижского мира, завершившего войну 1853-1856 годов не положило конец притязаниям этих стран на Черкесию.

Союзники стремились использовать подъём национально-освободительной борьбы горцев для достижения своих целей на Северо-Западном Кавказе. Начиная войну, правящие круги Англии, Франции и Турции надеялись, что им удастся с помощью горцев комбинированным ударом – с фронта и тыла – разгромить русские войска: «Царь должен быть отброшен за Терек и Кубань, так окончательно решено в совете союзных держав», – писал начальник штаба турецкого экспедиционного корпуса Фергет-паша французскому агенту в Грузии графу Розмардюку.

Помимо военных приготовлений, проводились мероприятия политического и идеологического характера. На Северный Кавказ прибывали десятки турецких и английских агентов с письмами и воззваниями проникнутыми духом фанатизма и традиционным призывом к «священной войне» против России и русского народа». На рейде Анапы летом 1856 года появился английский военный пароход «Страмболо», экипаж  которого имел переговоры с горцами.

Осенью 1856 года на Редуткальский рейд прибыл другой британский пароход – «Ронгвер», которым командовал капитан Мариэтт. Тогда же английское судно «Кенгуру» высадило вблизи Вардане Мухаммед-Эмина, возведенного турецким султаном в звание паши.

Царский военачальник А.Барятинский обобщая сведения о приходе иностранных судов сообщал в ноябре 1856 года: «Военные и коммерческие пароходы иностранных наций довольно часто появляются на восточном берегу Черного моря, перевозят горцев и имеют с ними на берегу сношение, для нас особенно вредные в том отношении, что появление их и отсутствие нашего крейсерства поддерживают в горцах уверенность в содействии им против нас Турции и Англии».

В организации доставки военных материалов на Северо-Западный Кавказ участвовали великий визирь Османской империи Решид-паша и английский посланник в Турции лорд Редклиф. По этому поводу наказной атаман Черноморского казачьего войска, генерал-майор Г.Филипсон отмечал, что «снабжение горцев оружием и всеми военными средствами, доступными только современной европейской образованности, приняло вид системы, в которой главными двигателями выступают не частные лица…»

К провозу военной контрабанды в Черкесию была причастна и Австрийская империя, суда которой появлялись у кавказских берегов и занимались запрещённой торговлей с горцами. После завершения Крымской войны Австрия проявляла особый интерес к событиям на Северо-Западном Кавказе. Австрийской правительство было не согласно с укреплением позиций России в этом районе. Её посланник в Османской империи Прокеш-Остан участвовал в доставке военных материалов в регион.

Xотя по условиям Парижского мира 1856 года Россия получила обратно Черноморское побережье Кавказа, позиции её на Черном море были сильно ослаблены. Правящие круги Англии и Турции, которых не оставляла мысль оттеснить Россию за Кубань и Терек, получили возможность вести свою деятельность на Северо-Западном Кавказе. Английские и османские эмиссары под предлогом, что будто бы по Парижскому миру европейские державы объявили кавказских горцев «независимыми и приняли их под свою защиту», развернули среди народов Северного Кавказа свою деятельность против России.

Из османских агентов особенно большую активность развернули: Xаджи-Исмаил, Магомед-Амин, Сефер-бей Занов, находившиеся среди горцев ещё со времен Крымской войны. Вся их деятельность была направлена на то, чтобы оторвать Северо-Западный Кавказ от России, подняв против неё всех горцев, призывали их принять подданство Турции.

В устье реки Туапсе в феврале 1857 года английский пароход «Кенгуру» высадил отряд легионеров около 200 человек, состоящий из польских и венгерских эмигрантов, находящихся на османской службе во главе с бывшим полковником венгерской армии Яношем Бандья (Мехмед-бей) и польским полковником Теофилом Лапинским (Тефик-бей). Действовал этот польско-венгерский отряд на Кавказе до весны 1860 года, т.е. более трёх лет.

А вот опытка английских агентов Лонгворта и Белла сформировать черкесскую конницу в составе 6 тысяч человек с английским вооружением, чтобы направить её в Крым, не удалась. Народные массы не оказывали поддержки этим планам. К. Маркс и Ф. Энгельс писали о горцах: «На Кавказе полное затишье… Перспективы присоединения к Турции, по-видимому, отнюдь не приводит их в восторг».

В 1860-х годах активизируется деятельность османских и английских посланцев на Северо-Западном Кавказе. В Лондоне и Константинополе к этому времени были созданы «черкесские комитеты» с идеей защиты «независимой» Черкесии, которые вели широкую пропаганду против России. Они утверждали, что «ключ военного и торгового могущества Англии в Азии находится в Черкесии», и что Черкесия «защищает» Индию от «русской агрессии». Эти «черкесские комитеты» были связаны и с парижским центром польской эмиграции. Но именно Константинополь стал главным пунктом снабжения кавказских горцев оружием и боеприпасами. В своем донесении к наместнику на Кавказе царский посланник в 1863 году писал: «Константинополь составляет сборное место недоброжелательных нам старейшин непокорных горских племен, а также складочный пункт оружия, военных припасов и других принадлежностей, назначаемых врагами нашими к отправлению к кавказским берегам Черного моря. Здесь под влиянием происков польских эмигрантов кавказский вопрос всё более и более привлекает к себе общественное внимание Европы и становится орудием враждебной политической пропаганды».

Источник: http://ttolk.ru/?p=20617

Аватар пользователя sv717
sv717(5 лет 3 месяца)(07:16:17 / 24-02-2016)

Вот именно! Шпионы, предатели и грамотная разведка - про это очень мало свидетельств в войнах до 20 века. Хотя подведение войсковых колонн на марше под заранее подготовленную позицию французской артиллерии в Аустерлице трудно не заметить. Где-нибудь есть рассмотрение этих обстоятельств Крымской войны, русско-японской?

Аватар пользователя Dreka
Dreka(1 год 10 месяцев)(16:06:01 / 23-02-2016)

Англо-российская война XIX века или Восточная война 1854-1855гг.

http://aftershock.news/?q=node/24956

Аватар пользователя PavelCV
PavelCV(5 лет 1 месяц)(16:13:42 / 23-02-2016)

Да помню я.    :-)

Там кстати, комментарии очень интересные...

Аватар пользователя Forosenko
Forosenko(5 лет 10 месяцев)(16:56:24 / 23-02-2016)

Боевые потери России в войне — 41 тысяча убитыми и умершими от ран

Союзники под Севастополем израсходовали более 28 миллионов патронов, убив и ранив 85 тысяч русских

Нет ли тут противоречия? Кроме того хотелось бы, таки понять причины поражения.

Комментарий администрации:  
*** Кризис создан Путиным! ***
Аватар пользователя PavelCV
PavelCV(5 лет 1 месяц)(20:20:33 / 23-02-2016)

Противоречия нет. Стреляли из кремнёвых ружей, заряжающихся со ствола. Прицельных устройств не было. Калибровка стволов была, но, по современным меркам, крайне слабая. Так что попасть можно было разве что картечью в упор, потому как пуля летела туда, куда получится, а дым от сгоравшего пороха полностью перекрывал видимость. Соответственно стрельба велась не по цели, а по направлению...

При выстреле из кремнёвого ружья сначала вспыхивал порох на полке и только потом, с некоторой задержкой, загорался заряд в стволе. Следует заметить, что замок срабатывал только в положении, близком к горизонтальному.

С момента замены кулеврин скорострельными короткими пушками в XVII веке и до появления нарезных орудий в конце XIX века огневая мощь артиллерии оставалась неизменной. И развитие этого рода войск вынужденно ограничивалось постепенным повышением манёвренности. Вместо наёмных лошадей и волов всё чаще использовались сильные, быстрые и не боящиеся выстрелов артиллерийские кони.

Полевые пушки разных стран различались дизайном, но не характеристиками. Почти всегда они весили около полутора тонн и имели калибр 122 миллиметра (12 фунтов). Орудие делало один выстрел в минуту и "доставало" на 400 метров картечью и вдвое дальше рикошетами. Ядро могло пролететь и два-три километра, но на большой дистанции оно уже не отскакивало от земли и не представляло опасности.

  

А причины...

Причины, как и всегда (кроме сегодняшнего дня). Россия обычно была готова к войне уже прошедшей.

И поэтому в ней всегда соседствовали беспримерный героизм солдат и офицеров, с малыми военными резервами, технической отсталостью вооружения и нехваткой огневого довольствия. Устаревшие уставы боевых действий.

Ну и ещё один крайне важный момент. Россия, как обычно, воевала одна против всех.

На первом этапе, пока Россия имела дело с одной лишь Османской империей, она побеждала: на Кавказе (битва под Башкадыкляром) турецкие войска потерпели сокрушительное поражение, да и уничтожение 14 кораблей турецкого флота под Синопом стало одной из ярчайших побед русского флота. И тут вмешались "христианские" Франция и Англия, объявившие России войну 15 (27) марта 1854 г. и захватившие в начале сентября Евпаторию. Парижский кардинал Сибур так описал их, казавшийся невозможным, союз: "Война, в которую вступила Франция с Россией, не есть война политическая, но война священная, ... религиозная. … необходимость отогнать ересь Фотия…Такова признанная цель этого нового крестового похода…".

Противостоять же объединенным силам таких держав Россия не смогла. Сыграли роль как внутренние противоречия, так и недостаточная техническая оснащенность армии. Кроме того, Крымская война перешла на другие направления. Союзники Турции на Северном Кавказе – отряды Шамиля – ударили в спину, Коканд выступил против русских в Средней Азии (впрочем, тут им не повезло – бой за форт Перовский, где на каждого русского приходилось по 10 врагов и больше, привел к разгрому кокандских войск).

Велись также бои в Балтийском море – на Аланских островах и финском побережье, а в Белом море – за Колу, Соловецкий монастырь и Архангельск, была попытка взять Петропавловск-Камчатский. Однако все эти битвы были русскими выиграны, что заставило Англию и Францию увидеть в России более серьезного противника и предпринять самые решительные действия.

14 (26) января 1855 к союзу против России присоединилось королевство Сардиния.

Вывод из этой войны должен был быть таким: Не имей сто друзей за границей, а одного у себя дома - сильную армию...

Аватар пользователя Forosenko
Forosenko(5 лет 10 месяцев)(00:19:43 / 24-02-2016)

Вы точно прочитали мой вопрос (первую часть)?

Комментарий администрации:  
*** Кризис создан Путиным! ***
Аватар пользователя PIPL
PIPL(4 года 1 неделя)(00:25:49 / 24-02-2016)

В первой строчке Вашего комментария, убитые и умершие, во второй убитые и раненые. Раненые не всегда умирают.

Аватар пользователя Forosenko
Forosenko(5 лет 10 месяцев)(01:39:12 / 24-02-2016)

да, теперь понял. 

Комментарий администрации:  
*** Кризис создан Путиным! ***
Аватар пользователя Redvook
Redvook(4 года 7 месяцев)(19:50:02 / 23-02-2016)

Большое вам спасибо! Очень хороший материал!

Аватар пользователя PIPL
PIPL(4 года 1 неделя)(20:51:20 / 23-02-2016)

Огромное спасибо!

Аватар пользователя ko_mon
ko_mon(5 лет 9 месяцев)(02:44:26 / 24-02-2016)

Большое спасибо за интересную статью! 

Аватар пользователя PavelCV
PavelCV(5 лет 1 месяц)(10:03:55 / 12-03-2016)

Дополню основной материал интересными фактами.

Синопское сражение: первая пропаганда

Йозеф Геббельс, пожалуй, самый знаменитый военный пропагандист смело мог брать на вооружение приемы и методы времен Крымской войны. А возможно и брал… Ясно одно - именно в эти годы зафиксировано первое масштабное применение пропаганды, газетных уток и популярного ныне приема передергивания фактов.

Началось все с Синопского морского сражения 30 ноября 1853 года. Русская эскадра под командованием вице-адмирала Нахимова стремительно разгромила численно превосходящую турецкую эскадру и обеспечила господство русского флота на Черном море. Турецкий флот был побежден в течение нескольких часов. На следующий день после битвы у Синопа английские газеты наперебой писали о зверствах русских моряков: дескать, безжалостные военные достреливали плавающих в море раненых турок. На самом деле, подобная «сенсация» не имела под собой никаких реальных оснований.

Первые кадры: война в фотографии

От Москвы до Бреста нет такого места,

Где бы не скитались мы в пыли.

С лейкой и с блокнотом, А то и с пулеметом

Сквозь огонь и стужу мы прошли...

Эти строки о профессии корреспондентов и фотографов сложили в период Великой Отечественной войны. Но впервые фотографии стали широко использоваться для освещения военных действий именно в Крымскую войну. Особую известность имеют снимки Роджера Фентона, которого считают первым военным фотографом. Со сражений Крымской войны насчитывается 363 его снимка, которые впоследствии были закуплены Библиотекой Конгресса США и сегодня доступны в интернете.

Оборона Соловецкого монастыря: не пострадали даже чайки

Весной 1854 года на Соловецкие острова прибывает из Архангельска новость: скоро на знаменитый монастырь нападут вражеские силы. Церковные ценности срочно направляют в Архангельск, а монастырь готовится к обороне. Все бы ничего, да воевать монахи не привыкли и оружием не запаслись: после осмотра братией арсенала нашлись только старые, малопригодные пушки да самострелы, и пистолеты. С таким вооружением, и против английского флота…

Из Архангельска прибыло незначительное, но более надежное вооружение: 8 пушек со снарядами.

6 июля два английских шестидесятипушечных фрегата «Бриск» и «Миранда» приблизились к Соловецкому монастырю. Пытаясь вступить в переговоры, иноземная команда вывесила на мачтах сигнальные флаги. Однако монахи, незнакомые с морской грамотой, молчали, а два сигнальных выстрела с корабля были восприняты как начало боевых действий. И монахи ударили в ответ: одно из ядер ответного залпа попало в английский фрегат, повредило его и заставило уйти за мыс.

Неожиданное сопротивление и отказ сдаться разозлили англичан: на следующий день с их кораблей на монастырь посыпались ядра. Обстрел обители продолжался почти девять часов. Английскими кораблями было выпущено около 1800 ядер и бомб. Их, по признанию историков, хватило бы для разрушения нескольких городов. Но все оказалось тщетным. К вечеру сопротивление монахов заставило английские суда прекратить боевые действия.

Подводя итог сражению, защитники были удивлены полным отсутствием человеческих жертв. Не пострадали даже чайки, во множестве населявшие монастырские стены. Лишь некоторые здания получили незначительные повреждения. Более того, за одной из икон Богоматери было обнаружено неразорвавшееся ядро, что и вовсе утвердило защитников в промысле Божием.

Французские трофеи: плененный колокол

«Туманный» колокол в Херсонесе - визитная карточка Севастополя. Он был отлит в 1776 году из трофейных пушек, захваченных у неприятеля во время русско-турецкой войны 1768-1774 годов, и установлен в Херсонесском монастыре. В Севастополе колокол поселился по приказу императора Александра I в 1803 году. Он предназначался для предупреждения моряков об опасности.

После того, как Россия проиграла в Крымской войне 1853-1856 гг., колокол был вывезен во Францию в числе других трофеев. «Плененный» колокол почти 60 лет висел в соборе Парижской Богоматери и возвратился в Россию лишь после неоднократных настоятельных требований русского правительства.

В 1913 году в ходе дипломатических переговоров президент Пуанкаре в знак дружбы с Россией вернул сигнальный колокол , 23 ноября «пленник» прибыл в Севастополь, где был временно установлен на звоннице храма Святого Владимира. Херсонесский колокол не только призывал на службу монахов, он служил звуковым маяком: в тумане его голос предупреждал корабли, находящиеся в море, о близости скалистого берега.

Кстати, интересна и дальнейшая его судьба: в 1925 году многие монастыри были упразднены, а колокола стали снимать на переплавку. Сигнальный колокол стал единственным, которому повезло в виду его большого «значения для безопасности моряков». По предложению Управления по обеспечению безопасности кораблевождения по Черному и Азовскому морям его установили на берегу в качестве звукового маяка.

Русские моряки: третий не прикуривает

Когда англичане и союзники осадили Севастополь в Крымскую войну, то на вооружении у них уже имелись штуцерные ружья (первые аналоги нарезного оружия). Стреляли они точно, и из-за этого родилась на флоте примета – «третий не прикуривает». Наш матрос трубочку раскурит, а англичанин огонек уже заметил. Матрос другому прикурить дает, англичанин уже на изготовке. Ну, а третий матрос получал пулю из штуцерного ружья. С тех пор пошло даже поверье среди наших матросов: если третьим прикуришь - получишь смертельную рану.

Театр военных действий: почти мировая

По своим грандиозным масштабам, ширине театра военных действий и количеству мобилизованных войск, Крымская война была вполне сопоставима с мировой. Россия оборонялась на нескольких фронтах - в Крыму, в Грузии, на Кавказе, Свеаборге, Кронштадте, на Соловках и Камчатстком. Фактически наша отчизна воевала в одиночку, на нашей стороне выступали незначительные болгарские силы (3000 солдат) и греческий легион (800 человек). С противоположного берега на нас шла международная коалиция в составе Великобритании, Франции, Османской империи и Сардинии, общей численностью более 750 тысяч.

Мирный договор: православные без России

Мирный договор был подписан 30 марта 1856 г. в Париже на международном конгрессе с участием всех воевавших держав, а также Австрии и Пруссии.

По условиям договора Россия возвращала Турции Карс в обмен на Севастополь, Балаклаву и другие города в Крыму, захваченные союзниками; уступала Молдавскому княжеству устье Дуная и часть Южной Бессарабии.

Черное море объявлялось нейтральным, Россия и Турция не могли там держать военный флот. Россия и Турция могли только содержать по 6 паровых судов по 800 т. и 4 судна по 200 т. для несения сторожевой службы. Подтверждалась автономия Сербии и Дунайских княжеств, но верховная власть турецкого султана над ними сохранялась. Подтверждались ранее принятые положения Лондонской конвенции 1841 г. о закрытии проливов Босфор и Дарданеллы для военных судов всех стран, кроме Турции. Россия обязывалась не сооружать военных укреплений на Аландских островах и в Балтийском море.

Покровительство турецким христианам было передано в руки «концерна» всех великих держав, то есть Англии, Франции, Австрии, Пруссии и России. Трактат лишал нашу страну права защиты интересов православного населения на территории Османской империи.

Источник

Аватар пользователя PavelCV
PavelCV(5 лет 1 месяц)(18:28:23 / 17-04-2016)

Есть смысл дополнить материал.

Стоять до последнего!

Спустя почти год после начала Крымской кампании, в которой Российская империя противостояла международной коалиции в составе Великобритании, Франции, Османской империи и королевства Сардинии, стало очевидно, что главной ареной боевых действий на Крымском полуострове станет Севастополь, с потерей которого Россия не смогла бы продолжать войну. Последовавшая осада продолжалась 349 дней…

Всем хорошо известно, что 11 сентября 1854 года по приказу светлейшего князя Александра Сергеевича Меншикова, ещё до начала обороны города, командным составом севастопольского гарнизона было принято решение затопить семь кораблей на входе в гавань, чтобы защитить Севастополь от неприятельского флота. Зимой было затоплено ещё шесть кораблей, а перед сдачей города на дно отправили весь флот. За счёт потопленных кораблей освободившимися матросами и артиллерийскими орудиями был усилен гарнизон, что вместе с самим «заграждением» оказало большое влияние на дальнейший ход событий. Мало кто знает, что история могла пойти другим путём, если бы все остальные члены командования прислушались к мнению вице-адмирала Владимира Алексеевича Корнилова, который считал, что нужно выйти в море и дать противнику решительный бой, и если не одолеть врага, то хотя бы погибнуть с честью.

​Затопление кораблей в бухте Севастополя (http://zoryanika.ru) - Стоять до последнего! | Военно-исторический портал Warspot.ru

Затопление кораблей в бухте Севастополя (http://zoryanika.ru)

5 октября 1854 года состоялась первая бомбардировка Севастополя силами коалиции, которая велась как с суши, так и с моря. Несмотря на огромное количество выпущенных ядер, она не увенчалась успехом. Общие потери русских войск в этот день составили 1250 человек, однако и у самой коалиции выбыло из строя примерно 1000 солдат. Невосполнимой утратой в этот день стала гибель вице-адмирала Корнилова в результате ранения на Малаховом кургане. В остальном, для коалиции этот обстрел пользы не принёс, а наоборот, лишь ухудшил положение, так как теперь союзникам стало ясно, что лёгкой и быстрой победы здесь им не видать, а обороняющаяся сторона ещё сильнее уверилась в том, что победа в схватке с превосходящим по численности противником возможна.

​Памятник вице-адмиралу Корнилову (http://virtual-sevastopol.ru) - Стоять до последнего! | Военно-исторический портал Warspot.ru

Памятник вице-адмиралу Корнилову (http://virtual-sevastopol.ru)

Во время Великой Отечественной войны среди солдат ходила поговорка: От одной спички трое не прикуривают. Появилась она именно при обороне Севастополя. Дело в том, что у англичан и их союзников на вооружении имелись нарезные штуцерные ружья. Стреляли штуцеры довольно далеко и точно, в связи с чем русские солдаты и матросы приметили своеобразную закономерность – когда ночью караульные решали покурить, то по первому, кто закуривал трубку, вражеский стрелок замечал местоположение цели, на втором курильщике прицеливался, а в третьего стрелял. С тех пор пошло поверие, что если в компании дать прикурить третьему, то его обязательно убьют.

​Второй батальон Стрелковой бригады английских войск, вооружённый штуцерами, переправляется через реку Альму (http://wikipedia.org) - Стоять до последнего! | Военно-исторический портал Warspot.ru

Второй батальон Стрелковой бригады английских войск, вооружённый штуцерами, переправляется через реку Альму (http://wikipedia.org)

Многие видели фильм «Тонкая красная линия» о сражении американцев с японцами на Тихоокеанском ТВД в ходе Второй мировой. Это название не просто плод воображения создателей киноленты, а английский военный термин, означающий отчаянную оборону, у которой почти нет шансов на успех. Впервые он появился в ходе Крымской войны. В октябре 1854 года, опасаясь скорого штурма, командование севастопольского гарнизона дало добро генералу Липранди и его 16-тысячному отряду на атаку войск коалиции у Балаклавы. В ходе сражения шотландский пехотный полковник Колин Кэмпбелл, в надежде сдержать безумный натиск русской кавалерии, пошёл на нарушение всех правил британской военной науки и растянул фронт, выстроив своих солдат в шеренгу не по четыре, а по двое, создав тем самым тонкую линию, которая из-за традиционного цвета мундиров солдат выглядела красной. Кэмбелл добился желаемого и сдержал натиск русских кавалеристов, а в газете «Таймс» эту отчаянную попытку сдержать врага из последних сил окрестили «тонкой красной линией».

​Тонкая красная линия (http://alma.crimea.ua) - Стоять до последнего! | Военно-исторический портал Warspot.ru

Тонкая красная линия (http://alma.crimea.ua)

Крымская война породила своих героев, и одним из самых известных был Пётр Маркович Кошка. Он в числе многих матросов после затопления их кораблей был направлен на берег для поддержки защитников Севастопольской крепости. Кошка участвовал в 18 диверсионных вылазках, в одиночку ходил в стан противника. Он был по-настоящему смелым и находчивым человеком. Во время одной из таких вылазок Кошка, вооружённый лишь ножом, взял в плен трёх французских солдат. Однажды, оскорблённый тем, что солдаты коалиции рядом с одной из своих траншей по пояс закопали тело убитого российского сапёра, в одиночку под огнём противника выкопал его и унёс в один из бастионов. В истории также фигурирует случай, когда Кошка пробрался во вражеский лагерь и забрал из французского котла говяжью ногу. Он не побоялся посреди белого дня украсть у врагов лошадь, которую потом продал. Этот отчаянный матрос был дважды ранен, но после недолгого лечения всякий раз возвращался в строй и вызывался добровольцем на любую самую рискованную миссию. Он пережил осаду Севастополя и уволился с флота лишь в 1896 году, имея множество наград и должность квартирмейстера. Умер он так же героически, как и жил, спасая на родине двух девочек, провалившихся под лёд.

​Матрос Пётр Кошка (в центре) (http://bravedefender.ru) - Стоять до последнего! | Военно-исторический портал Warspot.ru

Матрос Пётр Кошка (в центре) (http://bravedefender.ru)

Интересный случай произошёл во время осады с боеприпасами французских войск. Во французский лагерь в качестве боеприпасов в дубовых бочках были доставлены мягкие сферические пули из свинца. Когда бочки вскрыли, выяснилось, что привезёнными пулями нельзя стрелять, и французские солдаты остались без боеприпасов. Виной всему стали гусеницы ивового древоточца. Личинки поселились в стенках бочки, и когда начали их поедать, не заметили, как перешли от древесины к мягкому металлу.

​Гусеница ивового рогохвоста (http://nasekomus.ru) - Стоять до последнего! | Военно-исторический портал Warspot.ru

Гусеница ивового рогохвоста (http://nasekomus.ru)

25 октября 1854 года до сих пор считается траурным днём у английских военных. В этот день во время Балаклавского сражения в результате «неточности переданного приказа» английская лёгкая кавалерия бросилась в самоубийственную атаку на артиллерийские позиции русских войск. За 15 минут под ураганным огнём пушек полегло 600 человек. Чтобы понять масштаб трагедии, нужно внести небольшое уточнение: дело в том, что лёгкая кавалерия в Великобритании считалась элитой среди всех родов войск, и служили там исключительно представители благороднейших дворянских семей. Журналист «Таймс», который в тот момент наблюдал за происходящим на поле боя, впоследствии говорил следующее: «Я не мог поверить, что эта горстка людей собралась атаковать целую армию, выстроенную в боевом порядке. Но так оно и оказалось». Об этом событии во всех европейских газетах напишут как о случае, когда отчаянная храбрость заставляет забыть о благоразумии. О гибели английских кавалеристов позже сложат стихи Альфред Теннисон и Редьярд Киплинг.

​Атака лёгкой кавалерии под Балаклавой (http://zerkalokryma.ru) - Стоять до последнего! | Военно-исторический портал Warspot.ru

Атака лёгкой кавалерии под Балаклавой (http://zerkalokryma.ru)

Во многих городах России есть медицинские учреждения, носящие имя Николая Ивановича Пирогова. Благодаря деятельности этого хирурга оборона Севастополя стала заметной вехой в развитии полевой медицины. Прибыв в крепостной лазарет, он был шокирован количеством раненых, антисанитарией и неорганизованностью работы персонала. Сперва он взялся за тех, кто нуждался в помощи уже две недели. Пирогов десять дней без сна и отдыха с утра и до вечера оперировал. После этого Николай Иванович принялся за организационную деятельность. Согласно его методике, всех поступающих в лазарет начали подразделять на пять групп по степени тяжести полученного ранения. Также благодаря главному хирургу Севастопольской крепости почти все операции проводились с использованием анестезии. Большое количество раненых офицеров и солдат были обязаны Пирогову сохранением конечностей, так как именно он первым ввёл практику применения гипсовых повязок. За свои заслуги во время Севастопольской обороны Николай Иванович Пирогов был награждён орденом Святого Станислава I степени, что давало ему право на потомственное дворянство.

​Хирург Н. И. Пирогов в Севастополе (http://www.oboznik.ru) - Стоять до последнего! | Военно-исторический портал Warspot.ru

Хирург Н. И. Пирогов в Севастополе  (http://www.oboznik.ru)

Во время осады Севастополя было организовано первое в мире женское медицинское формирование по оказанию первой помощи раненым – Крестовоздвиженская община сестёр милосердия. По сути, это движение является первым аналогом «Международного движения Красного Креста». Одной из первых военных сестёр милосердия, и, наверное, самой известной в тот период, стала Даша Севастопольская. На момент прибытия в крепость ей было 18 лет, она не имела медицинского образования, и для того, чтобы добраться до театра военных действий, ей пришлось продать всё своё имущество. Навыки оказания первой помощи она изучала прямо на полях сражения. Затем она организовала первый передвижной перевязочный пункт. Так как никто из солдат не знал фамилии девушки, её стали называть Даша Севастопольская. Благодаря деятельности Даши удалось сохранить жизни многим солдатам и офицерам. После войны девушка по личному указу императора была награждена медалью «За усердие» с Владимирской лентой.

​Даша Севастопольская (Дарья Лаврентьевна Михайлова) - предположительный портрет (http://www.laspi.com) - Стоять до последнего! | Военно-исторический портал Warspot.ru

Даша Севастопольская (Дарья Лаврентьевна Михайлова) — предположительный портрет (http://www.laspi.com)

Игнатий Владимирович Шевченко, прозванный за богатырское телосложение «Воронежским битюгом» в честь породы лошадей-тяжеловозов, был матросом 30-го флотского экипажа Черноморского флота. Во время обороны Севастополя он участвовал в многочисленных вылазках во вражеский лагерь. Известен случай, как однажды ночью в качестве добычи он принёс мортиру небольшого калибра. В ночь на 21 января 1855 года он в составе отряда из 250 человек под руководством лейтенанта Бирилёва (которого, к слову сказать, с Шевченко связывала своеобразная дружба) участвовал в вылазке в район Зелёных горок, где находился правый фланг неприятельских траншей. Незаметно подойдя к траншеям, отряд бросился в штыковую атаку. Несмотря на ожесточённое сопротивление противника и сильный огонь англо-французских батарей, храбрецы шесть раз бросались в атаку, от чего противник нёс тяжёлые потери. Выбив неприятеля, отряд Бирилёва начал его преследование. Сам лейтенант, руководивший атакой на следующую траншею противника, не заметил, как в него прицелилось несколько зуавов. Это увидел Шевченко и прикрыл своего командира грудью. Бирилёв, увидев смерть матроса, бросился на врага с саблей, чтобы отомстить, но его опередили остальные участники вылазки и заняли третью траншею. Ночные охотники Бирилёва потеряли в ходе операции 7 человек убитыми, ещё 34 были ранены. Французы не досчитались больше сотни человек. Поступком матроса были тронуты все защитники крепости от рядовых и матросов до высшего офицерского состава. Меншиков лично диктовал писарю приказ, в котором говорилось о храбрости и самопожертвовании матроса Игнатия Шевченко. Узнав о его подвиге, со всей страны начали стекаться денежные средства, на которые в дальнейшем из пушек времён русско-турецкой войны отлили памятник и установили в Николаеве у центральных ворот флотских казарм.

​Памятник Игнатию Шевченко в Севастополе (http://spravka.sevas.com) - Стоять до последнего! | Военно-исторический портал Warspot.ru

Памятник Игнатию Шевченко в Севастополе (http://spravka.sevas.com)

27 августа 1855 года, после усиленной артподготовки по руинам бастиона Малахова кургана, войска коалиции пошли в атаку. Они встретили серьёзное сопротивление, но Малахов курган пал. Дальнейшая оборона Севастополя с потерей господствующей высоты стала бессмысленной. Интерес здесь представляет тот факт, что одним из семерых выживших защитников Каменной башни на этом направлении атаки оказался тяжело раненный артиллерист Василий Иванович Колчак, который в будущем станет отцом Александра Васильевича Колчака – одного из вождей Белого движения в период Гражданской войны. Кто знает, возможно, если бы Василия Ивановича не откопали французы или решили бы «облегчить его страдания» ударом штыка, история нашей страны пошла бы по другому пути…

​Василий Иванович Колчак (http://topwar.ru) - Стоять до последнего! | Военно-исторический портал Warspot.ru

Василий Иванович Колчак (http://topwar.ru)

Всем хорошо известно, что такое балаклава – шапка-маска с прорезями для глаз и рта, которая полностью закрывает лицо. Последнее время балаклавы часто используют силовые структуры, а также различные участники митингов или криминальный элемент. Такое же название имеет пригород Севастополя, и это не случайное совпадение. Во время обороны города здесь шли ожесточённые бои с англичанами. Солдаты британской армии были непривычны к русской зиме даже в её южном варианте, а с 1854 на 1855 гг. она выдалась очень холодной. Большая часть солдат не получила зимнего обмундирования, и кто-то из солдат придумал вязаную шапку, которая закрывала голову, оставляя открытым лишь часть лица.

​Маска-балаклава (http://kamuflage.ru) - Стоять до последнего! | Военно-исторический портал Warspot.ru

Маска-балаклава (http://kamuflage.ru)

Одной из визитных карточек Севастополя является Туманный колокол, установленный в Херсонесе. Он был отлит из трофейных пушек русско-турецкой войны в 1776 году, а в 1803 по приказу Александра I был установлен в Севастополе для предупреждения моряков об опасности. После падения Севастопольской крепости французы вывезли его вместе с другими трофеями. В «плену» колокол пробыл почти 60 лет, находясь в соборе Парижской Богоматери. В 1913 году он был возвращён России в знак дружбы. Его вернули в Севастополь и установили в храме Святого Владимира. После революции, когда многие монастыри были уничтожены, а их колокола отправлены на переплавку, Туманный колокол не тронули, так как он обеспечивал безопасность судоходства на Чёрном и Азовском морях. Его лишь переместили на побережье, где он и стоит по сей день.

​Туманный колокол (http://crimea-media.ru) - Стоять до последнего! | Военно-исторический портал Warspot.ru

Туманный колокол (http://crimea-media.ru)

США принимали участие в Крымской войне и в обороне Севастопольской крепости. Мало того, в этом конфликте они выступали на стороне Российской империи. В военных действиях Америка участия не принимала, но она поставляла медикаменты, а хирурги из США работали в Севастополе под руководством Пирогова. После войны, когда французы и англичане, находящиеся в США, решили закатить пирушку в честь победы, в помещение, где они все собрались, ворвалась толпа разъярённых американцев. Они начали избивать празднующих и громить всё, что попадало под руку.

​Медаль «За защиту Севастополя»(http://www.auction-imperia.ru) - Стоять до последнего! | Военно-исторический портал Warspot.ru

Медаль «За защиту Севастополя»(http://www.auction-imperia.ru)

Несмотря на падение Севастополя, сами нападающие по достоинству оценили мужество защитников крепости, которые пережили шесть жесточайших бомбардировок, почти полностью уничтоживших крепость и сам город. Учреждённая медаль «За защиту Севастополя», которую получили все участники обороны, стала первой в своём роде, так как вручалась за кампанию, которая закончилась поражением.

Антон Ляпин. http://warspot.ru/2855-stoyat-do-poslednego

 

Лидеры обсуждений

за 4 часаза суткиза неделю

Лидеры просмотров

за неделюза месяцза год

СМИ

Загрузка...