Вход на сайт

МЕДИАМЕТРИКА

Облако тегов

Обыграть чертей. О пакте Молотова-Риббентропа

Аватар пользователя x-notch

На 23 августа пришлась очередная годовщина подписания пакта о ненападении между Германией и СССР. Ожидалось, что нынешний преемник Риббентропа Гидо Вестервелле с коллегами из Прибалтики и Польши в очередной раз заклеймят «циничную и пагубную сущность пакта».

Думаю, что с оценкой пагубности пакта сегодня полностью согласился бы и сам Риббентроп. Соглашение с СССР, действительно, стало пагубным для нацистской Германии. Что же касается циничности документа, то здесь все не так просто. Поэтому остановлюсь на данном аспекте подробнее.

«Пагубное» соглашение с Германией СССР заключил не в первых рядах. Просто несколько фактов:

В 1933 году т.н. «пакт четырех» с нацистской Германией заключили Великобритания, Франция и Италия.

В 1934 году с Германией заключает договор Польша.

В 1935 году с Германией заключает договор Франция.

В 1936 году пакт с Германией заключает Япония.

В 1936 году морской договор с Германией заключает Англия.

В сентябре 1938 годе принята англо-германская, в декабре франко-германская декларации, имеющие выраженный антисоветский характер.

В марте 1939 года пакт с Германией заключает Румыния.

В мае 1939 года пакт с Германией заключает Италия.

В мае 1939 года пакт с Германией заключает Литва.

В июне 1939 года пакт с Германией заключают Эстония и Латвия.

И только в августе 1939 года договор с Германией заключает СССР…

Тезисы о «черном дне в истории Европы», когда «в секретном дополнительном протоколе к пакту Риббентропа-Молотова были разделены сферы влияния Советского Союза и Германии в Эстонии, Латвии и Литве, а также в Польше и на территории тогдашней Бессарабии» начиная с 1990-х неизменно сопровождают годовщины подписания в августе 1939 года советско-германского договора и последовавшего вскоре «четвертого раздела» Польши.

Не является исключением и Белоруссия, где еще в начале 1990-х провокаторы с подачи главного идеолога ЦК КПСС А.Яковлева стали с возмущением размахивать копиями неких «секретных дополнительных протоколов» к пакту. Якобы случайно (!) выкопанными американцами сразу после войны возле одного из немецких замков (!), но опубликованными почему-то в разгар «холодной войны». Хотя даже замутившего все это Горбачева смущало, что Молотов (чей внук работал у него спичрайтером), подписался немецкими буквами, а «все попытки найти подлинник секретного договора не увенчались успехом» («Знамя», № 10, 1989 г., стр. 65).

Тем не менее, местные «националисты», вычеркнувшие эту «позорную дату» из учебников истории и вовсе стали призывать белорусов «к покаянию за случившееся в том страшном 1939 году». По логике вещей подобное «покаяние» должно плавно перейти в «исправление исторической ошибки», т.е. возврату Польше западных Белоруссии, Украины и части Прибалтики. То, что Риббентроп, всегда подписывавший документы чернильным «паркером», почему-то подписал злосчастный договор шариковой ручкой, появившейся через много лет после Нюрнберга, разумеется, никого не смущает.

Рьяно окучивать чернозем исторического самосознания воспитанного на интернационализме «среднестатистического белорусиянина», т.е. участника всевозможных политизированных националистических тусовок и митингов, стремительно кинулись всевозможные подкованные истматом историки. В результате о  «секретных протоколах» к пакту услышали буквально все. Но никто почему-то так и не увидел.

Заметим в этой связи, что о них не упоминали ни сам Гитлер, обычно публиковавший все документы, способные очернить каждую очередную жертву нацистской агрессии, ни главный участник переговоров в Москве Иоахим фон Риббентроп, которому было бы жизненно необходимо использовать нечто подобное во время Нюрнбергского процесса.

Разве не странно: архив Риббентропа сохранился, а «секретного протокола» не оказалось? Если пакт о ненападении от 23 августа 1939 года был ратифицирован немецким рейхстагом и Верховным Советом СССР, приобрел юридическую силу, то «секретный протокол» не обсуждался ни рейхстагом, ни Верховным Советом, а, следовательно, не имел и не имеет никакой юридической силы. Как можно, например, человеку, считающему себя ученым-историком, юристом или дипломатом писать о соблюдении законности в международных делах, проходя мимо столь серьезных фактов?

Еще один факт, усиленно замалчиваемый циничными наследниками ССовцев, полицаев и коллаборационистов не только в Прибалтике. Прежде чем договариваться с немцами, 17 апреля 1939 года Москва предложила Парижу и Лондону заключить англо-франко-советский договор о взаимопомощи. Текст документа гласил:

«1. Англия, Франция, СССР заключают между собой соглашение сроком на 5-10 лет о взаимном обязательстве оказывать друг другу немедленно всяческую помощь, включая военную, в случае агрессии в Европе против любого из договаривающихся государств.

2. Англия, Франция, СССР обязуются оказывать всяческую, в том числе и военную, помощь восточноевропейским государствам, расположенным между Балтийским и Чёрным морями и граничащим с СССР, в случае агрессии против этих государств.

3. Англия, Франция и СССР обязуются в кратчайший срок обсудить и установить размеры и формы военной помощи, оказываемой каждым из этих государств во исполнение §1 и 2.

4. Английское правительство разъясняет, что обещанная им Польше помощь имеет в виду агрессию исключительно со стороны Германии.

5. Существующий между Польшей и Румынией договор объявляется действующим при всякой агрессии против Польши и Румынии, либо же вовсе отменяется, как направленный против СССР.

6. Англия, Франция и СССР обязуются после открытия военных действий не вступать в какие бы то ни было переговоры и не заключать мира с агрессорами отдельно друг от друга и без общего всех трёх держав согласия.

7. Соответственное соглашение подписывается одновременно с конвенцией, имеющей быть выработанной в силу §3.

8. Признать необходимым для Англии, Франции и СССР вступить совместно в переговоры с Турцией об особом соглашении о взаимной помощи».

Однако западных политиков подобные формулировки явно не устраивали, поскольку фактически дезавуировали результаты Мюнхенского сговора, направленного на разжигание мировой войны и направление фашистской агрессии на Восток. Поэтому министр иностранных дел Великобритании лорд Галифакс заявил 26 апреля на заседании английского правительства о соглашении с Советским Союзом «время ещё не созрело для столь всеобъемлющего предложения».

Только после этого, не добившись толку от тянувших время Англии и Франции, наблюдавших за переброской германских подразделений на восток, СССР заключил летом 1939 года договор о ненападении с Германией. Сделано это было по целому ряду жизненно важных для выживания причин. Остановлюсь лишь на одной, к сожалению, практически не освещаемой.

Именно в те летние дни 1939 года наши войска вели тяжёлые бои с японцами на Халхин-Голе. Япония была державой т.н. фашистской «оси Берлин-Рим-Токио» и союзником Германии по Антикоминтерновскому пакту. Поэтому заключение советско-германского пакта было воспринято в Токио как предательство. С точки зрения самурайской этики – непростительное.

Из телеграммы временного поверенного в делах СССР в Японии Н.И.Генералова от 24 августа 1939 года: «Известие о заключении пакта о ненападении между СССР и Германией произвело здесь ошеломляющее впечатление, приведя в явную растерянность особенно военщину и фашистский лагерь». (Аналогичную оценку содержит и донесение английского посла в Токио Роберта Крейги, согласно которому это событие «было для японцев тяжёлым ударом»).

Уже через несколько дней после заключения пакта Риббентропа-Молотова, 28 августа 1939 года, кабинет министров Японии во главе с Китиро Хиранума, являвшимся ярым и последовательным сторонником совместной японо-германской войны против СССР, был вынужден подать в отставку. При этом даже сам Хиранума заявил, что сложившаяся ситуация делает необходимой «совершенно новую ориентацию японской внешней политики». В результате японцы сделали выбор в пользу т.н. «Южного варианта», предусматривавшего войну с США и Англией и так и не выступили против СССР даже в труднейшие для того месяцы 1941 года (Подробнее см.: Пыхалов И. Надо ли стыдиться пакта Молотова-Риббентропа? // www.rusproject.org; Кунгуров А. Секретные протоколы, или Кто подделал пакт Молотова-Риббентропа // www.lib.ec).

Примечательнейший и изо всех сил замалчиваемый факт: во время боев между СССР и Японией на Халхин-Голе Польша обратилась к Японии с инициативой открытия «второго фронта» против СССР, подбивая к этому и Германию. На тот момент Польша де-факто была самым милитаристским из довоенных государств Европы – с самым долгим сроком действительной военной службы и способностью выставить до 5 млн. солдат с огромным обученным резервом. Ключевую роль в этом играл высокопоставленный польский дипломат Тадеуш Бжезинский (1896-1990) – отец знаменитого заокеанского «специалиста по России» – активный проводник политики Польши как союзника гитлеровской Германии, поддерживавший нацистов и во многом направлявший внешнеполитическую деятельность Польши в середине 1930-х и до начала второй мировой. Работая в Германии периода расцвета нацизма в 1931-1935 гг., он сделал все возможное для создания союза Польши с нацистами. После Мюнхенского сговора, получив назначение на пост посла в СССР, Бжезинский-старший от лица Польши категорически отказал дать гарантию пропуска советским войскам для отражения предполагавшийся фашистской агрессии.

Ссылка на то, что СССР готовился напасть на Германию в оправдание «превентивной» гитлеровской агрессии абсолютно несостоятельна. Германия строила мощнейшие оборонительные сооружения не на Востоке, а на Западе. Именно там под руководством д-ра Тодта трудилось более полумиллиона человек! Что касается Востока, то еще в «Майн кампф», написанном в 1920-е годы, Гитлер откровенно заявлял: «Славянская человеческая масса, как расовый отброс, недостойна владеть своими землями… Кто может оспаривать мое право уничтожить миллионы славян? Мы должны большую часть русских и славян уничтожить, часть превратить в рабочий скот, а остальных выбросить за Урал».

В июле 1941 года, выступая перед офицерами штаба группы армий «Центр», Гитлер с сожалением заявил о своем плохом знании мощи Советского Союза и его армии (дескать, рассчитывал что это «колосс на глиняных ногах»), и если бы он располагал полным объемом информации, то «с большим трудом решился бы на этот поход». Обратите внимание на слово «решился». Он все равно решился бы, пусть и с большим трудом.

Таким образом, весь «цинизм» пакта, заключенного Риббентропом, исходя из заявления его нынешнего преемника на посту главы МИД Германии, можно свести к следующему – вместо того, чтобы очертя голову бросится воевать с Германией за чужие интересы «до последней капли крови русского солдата» уже в 1939 году, СССР позаботился о собственных интересах.

К сожалению, полностью отстоять эти интересы не удалось. Прежде всего потому, что вместо изматывающей позиционной войны, как это было в первую мировую, западные державы быстро отдались Гитлеру вместе с ресурсами практически всей Европы. Однако даже с учётом этого обстоятельства советско-германское соглашение всё равно было выходом из сложившейся вокруг СССР к августу 1939 года ситуации. К слову, сегодняшние прибалтийские и украинские националисты от него получили существенный прирост территорий, возможность издеваться над советскими ветеранами и беспрепятственно проводить парады ССовцев. Что же касается СССР, то, как метко заметил один из исследователей пакта, Советский Союз не продал в 1939 году душу дьяволу. Он сел играть с чертями в карты и обыграл их. Вчистую.

Николай МАЛИШЕВСКИЙ

Фонд поддержки авторов AfterShock

Комментарии

Аватар пользователя georg_richter
georg_richter(5 лет 4 месяца)(10:25:06 / 05-09-2013)

Страшен не сам пакт, а дополнительные соглашения к нему: о разделе польши и об экономическом взаимодействии. Особенно красноречива доля СССР в обороте Германии до 41 года. 

Аватар пользователя x-notch
x-notch(5 лет 11 месяцев)(10:30:40 / 05-09-2013)

А в чем "страшность" ?

Аватар пользователя georg_richter
georg_richter(5 лет 4 месяца)(10:33:36 / 05-09-2013)

Вырастили змею на собственной груди. Пакт-то ладно, в ситуации, когда все "союзники" слились, другого выбора тупо не было. 

Аватар пользователя 3d_modeller
3d_modeller(5 лет 2 недели)(10:37:58 / 05-09-2013)

Ну, змею не мы растили. А что до оборота - немцы делали для нас средства производства оружия.  Это лучше, чем если бы эти стануи шли на вооружение вермахта.

Аватар пользователя x-notch
x-notch(5 лет 11 месяцев)(10:38:49 / 05-09-2013)

Кто растил-то ? 

30 июля 1938 года (на дедушкино 75-летие) Генри Форда наградили Железным крестом германского орла — самой высокой наградой нацистской Германии для иностранцев!
Той же награды были в свое время удостоеныБенито Муссолини, Томас Ватсон (глава IBM), Джеймс Муни (глава General Motors).
Впоследствии рейхсминистр экономики Германии Яломир Шахт в беседе с американским доктором Джильбертом во время Нюрнбергского процесса заявит:
«Если вы хотите предъявить обвинение промышленникам, которые помогли перевооружить Германию, то вы должны предъявить обвинение самим себе. Автозавод «Опель», например, ничего не производил, кроме военной продукции. Владела же этим заводом ваша «Дженерал моторс».

http://oko-planet.su/politik/politikdiscussions/147482-kak-genri-ford-gitlera-nastavlyal.html

Аватар пользователя georg_richter
georg_richter(5 лет 4 месяца)(10:49:47 / 05-09-2013)

Да это-то ладно, самое позорное с их стороны - отсутсвие контроля исполнения Версальского Мирного договора и "политика уступок". Доигрались с "третьей силой". 

Все одинаково хороши, короче говоря. 

Аватар пользователя x-notch
x-notch(5 лет 11 месяцев)(11:03:55 / 05-09-2013)

>Все одинаково хороши, короче говоря.

Это называется "с больной головы на здоровую"

Аватар пользователя dormendo
dormendo(5 лет 4 месяца)(11:41:53 / 05-09-2013)

Никто с третьей силой не играл. Взрастили боевой отряд, послали туда, откуда перестали течь шальные деньги.

Аватар пользователя Diogenes Sinopeus
Diogenes Sinopeus(5 лет 10 месяцев)(10:54:32 / 05-09-2013)
Ребят, вы уж определитесь, были допсоглашения или нет.
Аватар пользователя dormendo
dormendo(5 лет 4 месяца)(11:43:10 / 05-09-2013)

Не имеет ни малейшего значения, были или нет. А если были, то что в них было. Интересы страны были превыше всего. И это правильно.

Аватар пользователя PavelCV
PavelCV(5 лет 1 неделя)(14:26:05 / 05-09-2013)

Жора - ты же прагматик, а тут повторяешь белиберду, которой уже более полувека. Зачем?

Вот, чисто для напоминания: Пакт, которого не было... http://aftershock.news/?q=node/28633

...«Отвратительным» пактом от 23 августа 1939 года по сговору двух «мерзких злодеев» миролюбивая Польша была разорвана, как юная курочка матерыми крокодилами. Сделано это было якобы очень подло и очень тайно. Но все тайное становится явным, и по окончании Второй мировой войны — в разгар холодной — в англо-американской прессе секретные приложения к пакту Молотова-Риббентропа были опубликованы. Мол, в мае 1945 года копали англо-американские люди землю возле замка Шенберг в Тюрингии и нашли секретные приложения. Разумеется, нашли копии, поскольку оригиналы Гитлер унес с собой в могилу. Причем унес, собака, не только немецкие экземпляры, но и советские.

Зачем нужно было уничтожать именно эти приложения, понять невозможно. Если для сокрытия милитаристских намерений Германии в 1939 году, то в 1945 году иллюзий по этому поводу как-то не осталось. Если же с целью «отмазать» от нехорошей истории Советский Союз и лично товарища Сталина, дружка и единомышленника по мировой агрессии, то к 1945 году Сталин Гитлеру далеко уже не друг.

Так что, если приложения уничтожили, то сделали это суетно, не задумываясь, в жуткой неразберихе. Однако, несмотря на неразбериху, некий советник германского МИДа (Карл фон Леш) улучил среди толкотни секундочку и в уголке отснял микрофильмы с 9725 страницами документов. Отсняв же, поехал Карл в Тюрингию, где все и закопал возле замка. Потом туда пришли англо-американцы и стали копать землю. Копали они, копали, копали-копали, ух ты: мешок.

Таким сказочно-романтическим путем тайное стало явным. И если б не полный натурализм земляных работ возле замка, можно было предположить, что находка эта является прямым следствием мартовской доктрины Черчилля, согласно которой боеприпасы и немецкое вооружение уничтожать запрещалось, а пленные немецкие солдаты должны были содержаться в боеспособном состоянии — для возможной войны с СССР. Свои настроения Черчилль озвучил еще раз через год и более широко — в Фултоне 5 марта 1946 г.

Так или иначе, тайное стало явным — и через пятьдесят лет «секретные протоколы» к «пакту Молотова—Риббентропа» всплыли. Всплыли мощно, всплыли по всей поверхности: в июне 1989 года «секретные протоколы» были продемонстрированы Первому съезду народных депутатов СССР. А представили эту историческую правду самые добросовестные и объективные — депутаты от прибалтийских республик. 

Ну и далее по ссылке выше...

Аватар пользователя андрей
андрей(5 лет 9 месяцев)(10:37:30 / 05-09-2013)

Вот что говорят по этому поводу профессионалы:

обратимся к пресловутому пакту Молотова-Риббентропа, отношение к которому не может быть понято без знания англосаксонской стратегии ХХ века в Европе. Одной из ее констант являлось предупреждение усиления Германии и России. При этом стратегия исходила из тезиса, что роль организатора континента придает Германии или России только Восточная Европа. Все зигзаги мировой политики оцениваются с этой точки зрения. Для этой цели Британия и В.Вильсон с Версаля ставили цель создать на основе принципа «демократии и самоопределения» между Германией и Россией ярус мелких несамостоятельных государств от Балтики до Черного моря так, чтобы они не входили ни германскую, ни в российскую орбиту. Гитлеровские планы завоевания восточного «жизненного пространства», казалось, полностью ломали англосаксонскую доктрину. Однако известно, как Британия и США косвенным образом всемерно подталкивали Гитлера именно на Восток.

На деле в этом не было противоречия. Его создает лишь ложный тезис из учебников, что Британия, соглашаясь на аншлюс Австрии и захват Чехословакии, полагала умиротворить Гитлера, но, мол, просчиталась. Напротив, самое страшное для англосаксов случилось бы, если бы Германия удовлетворилась Мюнхеном и аншлюсом Австрии. Это было соединение немецкого потенциала в одном государстве – кошмар для Британии со времен Бисмарка, однако гитлеровские акты были признаны «демократическим сообществом», и потом их было бы трудно опротестовать. Против ревизии Версальской системы тоже трудно было бы впоследствие возражать, поскольку Чехословакия и послеверсальская Австрия не были завоеваниями 1914-1918 годов. Это были много веков территории Германии и Австро-Венгрии и никогда никем как таковые не оспаривались.

Британия рассчитывала вовсе не умиротворить Гитлера, но подтолкнуть его к дальнейшей экспансии, и в принципе англосаксонский расчет на необузданность амбиций и дурман нацистской идеологии был точным. Но Британии нужно было направить агрессию только на Восток, что дало бы повод вмешаться и войти в Восточную Европу для ее защиты и довершить геополитические проекты, то есть изъять Восточную Европу из-под контроля как Германии, так и СССР. Печать и политические круги в Англии открыто обсуждали следующий шаг Гитлера – претензии на Украину.

В этом вопросе была активна Польша, предлагавшая Гитлеру свои услуги. Уже в январе 1939 года польский министр иностранных дел Бек заявил после переговоров с Берлином о «полном единстве интересов в отношении Советского Союза», а затем советская разведка сообщила и о переговорах Риббентропа, в ходе которых Польша выразила готовность присоединиться к Антикоминтерновскому пакту, если Гитлер поддержит ее претензии на Украину и выход к Черному морю. Польша не была невинной жертвой. Ее судьба была драматично предопределена и ее расположением и, не в последней степени, ее извечной неприязнью к России, о которой советские учебники всегда умалчивали, ибо пропагандировали вечную и нерушимую дружбу народов социалистического лагеря, которым якобы в прошлом мешали лишь царизм и капитализм. Главные польские устремления были направлены, как многие века прежде, к Литве и Украине.

Рассекреченные документы показывают неблаговидный закулисный торг и судорожные попытки получить свою толику от гитлеровских захватов. «Польша сохраняет отрицательное отношение к многосторонним комбинациям, направленным против Германии», - неизменно отвечал посол Гжибовский наркому Литвинову и отказывалась участвовать в создании какого-либо фронта против Германии вместе с СССР. Как только Гитлер отнял у Чехословакии Судеты, Польша немедленно заявила претензии на Тешинскую Силезию, отошедшую по Версалю к Чехословакии после четырех веков в составе Габсбургской империи. Польские дипломаты с ревностью убеждали германскую сторону сделать ставку на Польшу, и тогда «Польша будет согласна впоследствии выступить на стороне Германии в походе на Советскую Украину».

Однако англосаксонская стратегия не была успешной. Мюнхен и позиция «демократических стран» показали безрезультатность для СССР пребывания в фарватере англосаксонской стратегии. Хрестоматийная история бесконечных проектов коллективной безопасности показывает: ни одни проект не давал гарантии балтийским государствам – западной границе СССР. Как только М.Литвинов, который считался англосаксонским лобби в советском истэблишменте, перестал быть наркомом иностранных дел, был заключен пресловутый пакт Молотова – Риббентропа 1939 года. Агрессия против СССР была отложена до разгрома Западной Европы.

Этот договор демонизирован западным мнением и историографией, хотя в нем нечего стыдиться. Гитлеровская Германия была всемирно признанным государством, имевшим интенсивные дипломатические отношения прежде всего со всеми западными странами. Искони государства заключали договоры с партнерами, чья внутренняя жизнь была антиподом. Христианские государства имели отношения с языческими, где приносились человеческие жертвы. Правительство Турции, где перед Первой мировой войной сажали на кол, а отрезанные головы христиан выставлялись напоказ, в дипломатическом лексиконе именовалось «Блистательная Порта». Наконец, кроме кусочка Буковины, Сталин лишь возвратил те исторические территории, что были «отхвачены» у России в период хаоса революции и гражданской войны. Этот термин использует Г.Киссинджер в объемном труде «Дипломатия», когда забывает, что через несколько страниц надо приняться за демонизацию «нацистско-советского пакта».

Э.Нольте называет «Пакт Гитлера-Сталина» европейской прелюдией ко Второй мировой войне. Разбирая текст секретного протокола о разделе сфер влияния, Нольте обрушивается на пункт о Польше, в котором говорилось, что «вопрос о желательности для интересов обоих государств независимого польского государства и о том, каковыми могли бы быть границы этого государства, может быть выяснен лишь в ходе будущего политического развития ситуации».

Готовность Сталина за отсрочку в войне против собственной страны закрыть глаза на устремления Гитлера в отношении Польши, которая накануне предлагала Гитлеру свои услуги для завоевания Украины, как и воспользоваться случаем для восстановления территории Российской империи, утраченной из-за революции, ничем не отличалась по прагматизму или, если угодно, цинизму от слов Саймона, открывшего Гитлеру, что Британия не будет беспокоиться об Австрии как если бы это была Бельгия. А сами прибалтийские государства? Как свидетельствуют документы, они занимали однозначно прогерманскую позицию, «стремились остаться вне коалиций, направленных против Германии», и, как сообщал американский посол в Литве, «относились крайне неодобрительно к предложению советского Комиссара по иностранным делам, чтобы Великобритания гарантировала границы этих Балтийских государств с Советским Союзом».

Нольте называет Советско-германский договор пактом «войны», «раздела», «уничтожения», который якобы не мог иметь аналогов в европейской истории, потому что это были «государства совершенно особого рода». Такое утверждение может вызвать только иронию у историка. От Вестфальского мира 1648 года до Дейтона договоры и многосторонние трактаты не только имперского прошлого, но и демократического настоящего были начертанием одними державами новых границ для других. Наполеон в Тильзите предлагал Александру I уничтожить Пруссию, Венский конгресс 1815г. нарисовал территорию современной Швейцарии, добавив к ней стратегические горные перевалы, чтобы более динамичные государства не смогли сразу овладеть и Балтийским и Средиземным морем. Австрия в 1908 г. аннексировала Боснию, получив согласие держав. В секретном соглашении 1905 года Япония отказывалась от «агрессивных намерений» в отношении Филиппин, оставляя их вотчиной США, а США согласились на оккупацию Японией Кореи.

В Версале победившая Антанта расчленила Австро-Венгрию, предписав, кому и в каких границах можно иметь государственность, а кому нет, кому, как Галиции перейти от одного хозяина к другому, кому - сербам, хорватам, словенцам - быть вместе. В Потсдаме были определены границы многих государств и судьба бывших колоний. Столп американской дипломатии Дж. Кеннан в 1993 году прямо призвал начертать новое территориальное статус-кво на Балканах, «применить силу» и заставить стороны его соблюдать, что и было сделано в Дейтоне в 1995 -м.

Гитлеровские геополитические планы совпадают с планами пангерманистов перед Первой мировой войной. Канцлер фон Бюлов еще за 20 лет до ее начала писал: «В будущей войне с Россией мы должны оттеснить ее от двух морей, сделавших ее великой державой – от Балтийского и от Понта Евксинского». Даже дряхлый Бисмарк оставил на полях помету: «Столь эксцентричные эскизы не полагается оставлять на бумаге»! Границу Германии по Волге требовали установить в 1914 году берлинские интеллектуалы, бросая вызов не «коммунистической идеологии гражданской войны», а христианской России.

Договор демонизирован не потому, что якобы способствовал войне. Она была в любом случае неизбежна, и Гитлер собирался захватить устья Шельды (Бельгия) – стратегический пункт против Британии. Договор поменял ее расписание, а, следовательно, послевоенную конфигурацию, сделав невозможным для англосаксов войти в Восточную Европу как в начале войны, поскольку надо было оборонять Западную Европу, так и после победы для ее изъятия из орбиты СССР. Пакт Молотова-Риббентропа 1939 года является крупнейшим провалом английской стратегии за весь ХХ век, и его всегда будут демонизировать.

Аватар пользователя 3d_modeller
3d_modeller(5 лет 2 недели)(10:42:03 / 05-09-2013)

Кто эти профессионалы?
"Э.Нольте называет «Пакт Гитлера-Сталина» европейской прелюдией ко Второй мировой войне." Это что за херня? Прелюдией стал мюнхенский сговор и последующие события, а не Сталин и Пакт.   Пакт был попыткой максимально оттянуть начало войны, чтобы успеть закончить перевооружение армии.

Аватар пользователя андрей
андрей(5 лет 9 месяцев)(17:42:59 / 05-09-2013)

Ну да, все дураки  а ты (фуфло с бугра)-умный. Ха-ха-ха!

Аватар пользователя bron147
bron147(5 лет 10 месяцев)(11:26:58 / 05-09-2013)

Я вообще не понимаю этих метаний с нашей стороны. Какая на хер разница - были соглашения с Германией или не были.

Сталин имел полное право захватить Польшу, Прибалтику, Финляндию да и вообще все что ему захочется. По праву сильного. Причем эта практика действует до сих пор. Вот захотели англы захватить в начале 20 века Бурскую республику на юге Африки. И захватили. Или в конце 20 века Фолклендские острова. Да запросто. Или США уже в 21 захватили Ирак.

И чем Фолкленды отличаются от той же Финляндии или Латвии мне лично не понятно.

А с Польшей так и вообще анекдот (ну как всегда). В 1938 она вместе с Гитлером оттяпала у Чехословакии Тешинскую область. Ну и конечно с точки зрения Польши это все законно. А когда Сталин вместе с Гитлером оттяпал уже у нее Западную Белоруссию и Западную Украину - поляки почему-то это посчитали ужасным преступлением против международного права.

Аватар пользователя x-notch
x-notch(5 лет 11 месяцев)(11:34:45 / 05-09-2013)

Именно поэтому новое осмысление внешней политики СССР 1939–1940 гг. выходит далеко за рамки воссоздания корректного исторического полотна соответствующего периода, заключая в себе серьезнейшее предупреждение для сегодняшних политиков — тех, кто сооружает новый «санитарный кордон» вокруг нашей страны и стимулирует разного рода агрессивные выпады вскармливаемых ими режимов, типа режимов прибалтийских этнократов, Саакашвили в Грузии или Ющенко на Украине, в отношении России и ее друзей. Есть в нем важный урок и для российского руководства и общества. Урок, призванный помочь быстрее восстанавливать иммунитет против политико-идеологических вирусов, которые мешают правильно воспринимать такую политику.

В 1988 г., когда известный латвийский депутат и публицист М. Вульфсон «открыл правду» о секретном приложении к советско-германскому договору о ненападении от 23 августа 1939 г., один его коллега по политической площадке сказал ему: «Сегодня ты уничтожил Латвийскую ССР». «Уничтожил» он ее не потому, что открыл правду, а потому, что открыл не всю правду. Установка на то, чтобы открывать не всю правду, а чаще — прятать правду за потоками сомнительных фактов, цифр, цитат и т. д. или вообще вольно искажать ее, стала активно применяемым инструментом внешней политика Запада на пространстве бывшего СССР. В качестве же отправной точки этого направления идеологического и политического воздействия на Россию выступили фальсификации именно вокруг пакта Молотова-Риббентропа. Они были положены в основу политической, социально-экономической и культурной дискриминации нетитульного населения Латвии, Литвы и Эстонии, попыток пересмотра итогов и смысла Второй мировой войны, усилий по политической реабилитации нацистских преступных организаций и пособников нацизма в Прибалтике, а потом и на Украине, выдвижения в адрес России требований «компенсаций за оккупацию».

M.B. Демурин, Советско-германские документы августа — сентября 1939 года в контексте современной политики

Аватар пользователя PavelCV
PavelCV(5 лет 1 неделя)(11:56:19 / 05-09-2013)

Какие были альтернативы?

1. Заключение военного и политического договора с союзниками без жестких условий (коридоры, обязательства) и детального планирования.

Данный вариант рассматривает известный военный историк Алексей Исаев. Процитирую отрывок из его статьи «Пакт Молотова-Риббентроппа. Военный аспект» http://www.rus-obr.ru/ru-club/3937 : 

... Предотвратить разгром Польши в этом случае было бы вряд ли возможно. Даже удары советских самолетов вряд ли смогли бы остановить Гудериана на пути к Бресту. Прибалтика была бы занята с молчаливого согласия союзников опять же во избежание появления немцев под Нарвой. Красная армия мобилизуется, рабочие руки изымаются из промышленности, войска несут потери. Следующий раунд последовал бы летом 1940 года. Вермахт наносит удар по Франции. Верная союзническим обязательствам Красная армия переходит в наступление. В распоряжении немцев для размена времени на территорию — вся Польша. Максимум того, что могла бы достичь Красная армия образца 1940 года, т.е. не имеющая ни КВ, ни Т-34, ни уроков Финской войны — прорыв в Западную Украину и Западную Белоруссию. Крупные массы БТ и Т-26 ждало бы беспощадное избиение из противотанковых пушек немцев. Примеры в изобилии дает 1941 год. Даже достижение линии Вислы представляется чересчур оптимистичной оценкой. Разгром Франции практически предопределен, а после него следует рокировка войск на восток. Вместо «Битвы за Британию» Вермахт и Люфтваффе обрушиваются на ослабленную боями Красную армию в Польше. В итоге ни выигрыша времени, ни благоприятного стратегического положения границы. 

Конечно, можно сказать, что и такой вариант лучше катастрофы 1941 года. Однако, о том, что в 1941 году события будут происходить именно так, советское руководство, естественно, не знало, а вот просчитывая возможные варианты, могло прийти к тем же выводам, что и Алексей Исаев. Естественно, что такое развитие событий Сталина устроить никак не могло. 

2. Не заключать договор. Перевооружаться и ждать развития событий . Наихудший сценарий.

Западная Украина и Западная Белоруссия отходят к Германии, страны Прибалтики, очевидно, занимаются немецкими войсками. Если же СССР захочет занять Прибалтику раньше, то вероятнее всего начало войны с Германией именно из-за Прибалтики. Если же Германия занимает эти территории, то в случае неизбежной войны СССР с Третьим Рейхом Ленинград оказывается под угрозой взятия со всеми вытекающими последствиями, о которых мы писали выше. Так же, очевидно, не было бы подписано советско-германское торговое соглашение, по которому СССР получал немецкие военные технологии.
Вполне возможно, что на Дальнем Востоке боевые действия с Японией продолжились бы и после 1939 года.
Некоторые историки говорят, что из-за подписания пакта и переноса границ на запад укрепрайоны - "линия Сталина" и "линия Молотова" были заброшены, а лучше бы мол СССР продолжал бы эти линии укреплять. Окопалась бы там советская армия, и никакой враг бы не прошёл. Во-первых, эти линии вовсе не настолько мощные, как об этом пишет, например, Суворов-Резун. Во-вторых, практика показала, что такого рода линии не являются панацеей, сколь бы хорошо они не были укреплены. Они прорываются путём концентрации сил на одном участке, поэтому пассивная оборона в укреплённых дотах без контрударов – это путь к поражению.

3. Не заключать договор, самим напасть на Гитлера

В России есть немало сторонников теории того, что СССР сам планировал напасть на Германию, но Гитлер его опередил. Как же могли развиваться события, если бы СССР действительно первым бы напал на Германию в 1939-1940 г.? 
Напомним, что когда во время Мюнхенского сговора западные посланники ставили Бенешу ультиматум, требуя принять план раздела Чехословакии, они ему говорили:
«Если же чехи объединятся с русскими, — война может принять характер крестового похода против большевиков. Тогда правительствам Англии и Франции будет очень трудно остаться в стороне». То есть Англия и Франция тогда не исключали возможности объединения с Германией с целью войны против СССР.
Что самое интересное, эти планы не исчезли и в 1940-м году, когда уже шла Вторая Мировая война.
Во время советско-финской войны английское правительство начало готовить экспедиционные войска для отправки в Финляндию. На основе складывающегося антисоветского империалистического фронта наметилась общность интересов и намерений Англии и Франции с фашистскими Германией и Италией. Гитлер и его штабы, заинтересованные не только в ослаблении Советского Союза, но и в том, чтобы граница Финляндии проходила возможно ближе к Ленинграду и Мурманску, ясно давали понять о своей солидарности с Финляндией и, подобно французским руководителям, не скрывали свое удовлетворение теми трудностями, которые встретила Красная Армия при прорыве линии Маннергейма.
Через шведских корреспондентов в Берлине Гитлер сообщил, что Германия не будет возражать против перевозок через Швецию военных материалов и добровольцев. Фашистская Италия открыто поставляла Финляндии оружие и бомбардировщики, причем последние получили право перелетать через Францию. Газета "Эвр" писала 3 января 1940 г.: "Иностранная помощь, оказываемая Финляндии, сорганизовалась. Послы Англии и Италии покинули Москву на неопределенное время". Так на общей антисоветской основе теперь уже почти открыто складывался контакт западных демократий и фашистских государств, формально находившихся в состоянии либо войны, либо отчужденности друг с другом  http://librius.net/b/4941/read . 

Английский историк Э. Хьюз позже писал http://perevodika.ru/articles/8143.html : 

"...Мотивы предполагавшейся экспедиции в Финляндию не поддаются разумному анализу. Провоцирование Англией и Францией войны с Советской Россией в то время, когда они уже находились в войне с Германией, представляется продуктом сумасшедшего дома. Оно даёт основания для того, чтобы предложить более зловещее толкование: переключение войны на антибольшевистские рельсы, с тем, чтобы война против Германии могла быть окончена и даже забыта... В настоящее время единственно полезным выводом может явиться предположение, что английское и французское правительства в то время утратили разум". 

Аналогичного мнения придерживался А. Тэйлор: "Единственное разумное объяснение всему этому, допустить, что британское и французское правительства просто сошли с ума"  http://perevodika.ru/articles/8143.html . 

Мир, заключенный Советским Союзом с Финляндией, сорвал замыслы Англии и Франции. Но в Лондоне и Париже не хотели отказываться от намерений нанести удар по Советскому Союзу. Теперь там, как и в Берлине, стали рассматривать Советский Союз в военном отношении чрезвычайно слабым. Взоры обратились на юг. Объектами удара избираются советские нефтяные районы.
19 января 1940 г. французский премьер Даладье направил главнокомандующему генералу Гамелену, командующему авиацией Вюильмену, генералу Коэльцу и адмиралу Дарлану письмо следующего содержания: "Прошу генерала Гамелена и адмирала Дарлана разработать памятную записку о возможном вторжении с целью уничтожения русских месторождений нефти". Далее рассматривались три наиболее вероятных пути осуществления интервенции в Советский Союз с юга. Вторым из этих вариантов являлось "прямое вторжение на Кавказ". И это было написано в день, когда на немецкой стороне шла деятельная подготовка к разгрому Франции.
В феврале 1940 г. французский Генеральный штаб закончил разработку плана интервенции против Советского Союза. 4 апреля план был направлен председателю совета министров Рейио. "Операции союзников против русского нефтяного района на Кавказе, - говорилось в плане, - могут иметь целью... отнять у России сырье, которое необходимо ей для ее хозяйственных нужд, и таким образом подорвать мощь Советской России".
Вскоре был установлен и окончательный срок нападения на СССР: конец июня - начало июля 1941 г.
Кроме воздушных атак против Кавказа, способных, по мнению англо-французского руководства, подорвать основу экономики Советского Союза, предусматривалось нападение с моря. Дальнейшее успешное развитие наступления должно было вовлечь в войну на стороне союзников Турцию и других южных соседей СССР. Английский генерал Уэйвелл для этой цели вступил в контакт с турецким военным руководством.
Так накануне вторжения гитлеровских армий, в обстановке, чреватой смертельной опасностью для Франции, ее правящие круги продолжали думать о союзе с Гитлером и о вероломном нападении на страну, народ которой впоследствии внес решающий вклад в дело спасения Франции.
Разработка антисоветского плана "операция Баку" завершилась в Париже 22 февраля 1940 г. А через два дня, 24 февраля, в Берлине Гитлер подписал окончательный вариант директивы "Гельб", предусматривавшей разгром Франции. 

Итак, как видим, ничего невозможного в объединении Германии, Англии и Франции против СССР не было даже после 1 сентября 1939 года, когда Англия и Франция объявили Германии войну. Этот вариант не реализовался только благодаря тому, что Гитлер сам первый нейтрализовал Францию.

Однако, если бы СССР успел напасть на Германию до этого момента, то вариант объединения Германии, Англии и Франции против СССР под эгидой «крестового похода против большевизма» был вполне реальным. Впрочем, даже если бы СССР заключил договор о взаимопомощи с Англией и Францией в августе 1939 г., нет никаких гарантий, что эти страны не стали бы планировать военные действия против СССР...

Аватар пользователя serghey
serghey(5 лет 10 месяцев)(14:35:52 / 05-09-2013)

да, в который раз убеждаемся, что мы обязаны быть сильными, описанные угрозы никуда не исчезли, а рассчитывать можно только на самих себя

Лидеры обсуждений

за 4 часаза суткиза неделю

Лидеры просмотров

за неделюза месяцза год

СМИ

Загрузка...