Вход на сайт

МЕДИАМЕТРИКА

Облако тегов

Иран. Страна воинов, поэтов, мучеников (14)

Аватар пользователя shed

... продолжение (начало здесь: http://aftershock.news/?q=node/365168). В этом материале давайте поговорим об обоснованности наездов на Грибоедова в связи с его работой в Персии,   включая нападки на него со стороны непосредственного начальника, главы «сонного министерства иностранных и престранных дел» (с), - Нессельроде.

Вспомним сперва некоторые из обвинений в адрес дипломата как современников Грибоедова, так и нынешних его обличителей, которые заявляли и заявляют:

--- Что он во время аудиенций у Фетх-Али-шаха нагнетал недовольство собой и Россией, выражая явное неуважение к Правителю Персии, входя в «зеркальный зал» Гулистанского дворца в обу­ви, садясь в присутствии шаха, а затем в переписке называя правителя Персии просто шахом без других титулов;

--- Что он был чрезмерно настойчив в требованиях выплаты оставшейся контрибуции и выдачи угнанных в Персию пленных,

--- Что в его свите оказалось несколько нечистоплотных и невыдержанных людей, которые творили в Персии беззакония, в том числе заведующий прислугой Рустам-бек...

Сапоги с калошами и разумная доля высокомерия

Что касается «неуважения» к шаху, то Грибоедов  действовал в строгом согласии с Туркманчайским договором (значительная часть положений которого составлялась при его активном участии), установившим специальный церемониал приёма русских дипломатов. В этом отношении, кстати, Грибоедов многое взял у Ермолова, при котором он начал свою дипслужбу в Персии.

Об этой части придворного церемониала в Персии Грибоедов говорил, что стулья там были исключительной привилегией русских дипломатов:

"Англичане смиренно сгибают колена и садятся на пол, как Бог велит, и разутые, а мы, на возвышенных седалищах, беззаботно, толстыми подошвами нашими топчем персидские многоценные ковры. Ермолову обязаны его соотчичи той степенью уважения, на которой они справедливо удерживаются в здешнем народе".

Ермолов ввел этот обычай явочным порядком, де-факто:

--- На всех прежде бывших послов (английских и французских в том числе - Д.Ж.) надевали  красные чулки и вводили их без туфель, я же вошел в сапогах, и принято было за   особенное угождение с моей стороны, что один из лакеев моих, за сто шагов не доходя палатки, стер пыль с моих сапог. Прочим послам поставлены кресла на каменном помосте, под наружным наметом палатки, для меня поставлены были внутри оной, против трона и на том же самом ковре..."

Принимавший активнейшее участие в редактировании Туркманчайского договора Грибоедов закрепил в этом документе «завоевание» Ермолова де-юре:

- Русский посланник со свитой могли являться во дворец в сапогах и калошах. Перед тронным залом они снимали калоши и оказывались в чистых сапогах. Сам посланник во время шахской аудиенции имел право сидеть....

На основании изучения ермоловских строк, Грибоедов, кстати,  определял для себя ту степень высокомерия, которая была необходим для поддержания чести России в глазах азиатского владыки.

Что касается выдачи угнанных в Персию пленных, то согласно XIII пункту договора, посол (то есть, Грибоедов) мог брать под своё покровительство любых пленных, захваченных, начиная с 1795 г., и даже проводить их розыски. Речь здесь шла фактически об освобождении из рабства насильно угнанных людей..

О «чрезмерной настойчивости» Грибоедова в требованиях выплаты оставшейся контрибуции поговорим чуть ниже, когда разговор пойдет о его отношениях с  Нессельроде.

Ну, и о людях «нечистоплотных», - среди которых особо выделяют Рустам-бека, - в окружении Грибоедова... Команду ангелов для работы в условиях Персии набрать было невозможно, и кроме того, не стоит забывать, что именно эти люди помогали посланнику в выполнении его нелицеприятных обязанностей. И что именно Рустам-бек взял в плен в Тавризе во время русско-персидской войны Аллаяр-хана, - зятя Фетх-Али-шаха, - первого министра Персии, одного из инициаторов войны против России 1826-1828 годов. Не мудрено, что разжигавшаяся к Рустам-беку вражда исходила из окружения этого типа. И, - от Англичанки.

Сонное министерство иностранных и престранных дел (с). Англичанка.

Хотя начальник Грибоедова утверждал, что никаких доказательств вины Англичанки в случившемся нет. То есть, по его мнению, она была белой и пушистой и Россию любила до беспамятства ? - Что же это был за министр иностранных дел, если он «не знал», чем дышит один из давних «заклятых друзей» России ?!!!

Нет, карлик мой !Трус беспримерный (с) ...

Ну, ладно Нессельроде, который, по своим мотивам, мог делать вид, что ничего не знает о кознях Англичанки в отношении России. Но Николай I о ее роли в судьба своего отца, Павла I, знать был бы должен. А если все-таки не знал, то мог поспрошать Наполеона.

Который в 1817 году в ссылке на Святой Елене как-то сказал своему врачу-англичанину:

- Если бы Павел был жив, вы давно бы потеряли Индию.

Вспомним, кстати, предысторию этого вопроса

В ноябре 1800 года в сопровождении большой свиты и военного отряда в Тегеран прибыл чрезвычайный уполномоченный британского генерал-губернатора Индии лорда Уэсли капитан Джон Малькольм. Заключив выгодный договор с Ираном и действуя подкупами и интригами, он просил уступить острова и некоторые укрепленные пункты на побережье Персидского залива, обещал построить военный флот на Каспии и сводил на нет влияние России, а также Франции.

Наполеон в то время был заинтересован в Иране, через который хотел добраться до Индии. Он переписывался с императором Павлом, и они договорились даже о совместном походе в Индию, в котором бы участвовали 35 тысяч русских солдат и столько же французских. Французам наметили маршрут через Таганрог, Астрахань, по Каспийскому морю на кораблях, Астрабад, Герат. Уже была намечена дата выступления - май 1801 года.

Но император Павел, на всякий случай, разработал еще один план похода русских войск, по которому они должны были выступить через Оренбург и на ходу покорить Среднюю Азию. В письме к атаману Войска Донского В.П. Орлову он писал:

"От нас ходу до Индии, от Оренбурга, месяца три, да от вас туда месяц, а всего четыре месяца. Поручаю всю экспедицию вам и войску вашему, Василий Петрович".

В январе 1801 года он пояснил свой план: ".. идите от Инда до Гангес и там на англичан. Мимоходом утвердите Бухарию, чтоб китайцам не досталась. В Хиве высвободите наших пленных подданных...".

В феврале атаман Орлов выступил с сорока полками и двумя ротами конной артиллерии с Дона, но вскоре был получен рескрипт нового императора Александра 1 об отмене похода. Английский посол в Петербурге потратил немало усилий и денег для того, чтобы осуществился заговор, в результате которого в Михайловском замке был убит император Павел I...

Неужели Нессельроде верил тем английским экспертам, которые  отрицали причастность своих соотечественников к трагическим событиям 30 января 1829 года, ссылаясь на дружеские отношения Грибоедова и Джона Макдональда, но забывая о действиях группировки авантюриста Генри Уиллока и Джона Макнила ? И неужели не знал об отношении к России герцога Веллингтона, ставшего в начале 1828 г. новым премьер-министром Великобритании и взявшего явный курс на конфронтацию с Россией, в том числе  требовавшего вновь стравить Персию с Россией ?

В середине 1828 г. в Лондоне началась настоящая истерия, связанная с тем, что русские дошли уже до Аракса и что они вот-вот сделают бросок до Инда. 2 октября 1828 г. Веллингтон записал в своём дневнике: «Мы не можем больше сотрудничать с Россией, мы выступим против и развяжем себе руки. Так или иначе… мы должны избавиться от России». Ещё более откровенно высказывался лорд-хранитель тайной печати Элленборо: «Наша политика и в Европе и в Азии должна преследовать единую цель – всячески ограничивать русское влияние… В Персии, как и везде, необходимо создать предпосылки, чтобы при первой необходимости начать широкую вооружённую борьбу против России».

Можно представить себе, какие указания эти ребята давали таким своим кадрам в Персии, как Г. Уиллок, которого даже его начальник Макдональд называл «бессовестным интриганом»: «…Не в его характере делать что-либо открыто и прямо, как подобает человеку благородному… Я мог бы предать гласности такие дела его здесь, в Персии, что его прокляли бы до конца дней…».

Примечательно, что эти слова были написаны английским посланником уже после гибели Грибоедова, так что, не содержится ли в них признание Макдональда в том, что он знал правду о роли Уиллока в трагедии? Уиллоку активно помогал врач Джон Макнил, который благодаря своим связям с двором шаха, по признанию многих, «стал самым влиятельным лицом во всей Персии» (и получил позднее пряник в виде должности посла Великобритании в этой стране, - не в награду ли «подвиг» 1829 г.?).

Что же касается Генри Уиллока, то именно он, как стало известно из недавно опубликованных в Англии архивных документов, спровоцировал русско-персидскую войну 1826 - 1828 годов. В августе 1826 года, когда один из его покровителей был в  Великобритании важной фигурой, Уиллок перебрался в Лондон с расчетом возглавить британский МИД. Но видимо в Лондоне на тот момент посчитали, что он окажется полезнее  в Персии, куда его и вернули. По дороге Уиллок останавливался в Петербурге, где провел с Нессельроде серию закрытых переговоров. Их содержание до сих пор остается тайной для историков.

Известно только о существовании «плана Уиллока», который состоял в срыве российско-персидских мирных переговоров с целью выиграть время, чтобы успеть втянуть в войну против России и Османскую империю. То есть создать такой фронт борьбы России с мусульманскими государствами, который растянулся бы на тысячи километров — от Балкан до Каспийского моря. Но Уиллок считал, что до тех пор, пока Макдональд и Грибоедов солидарны в своем стремлении заключить мир с Персией, никакого обострения обстановки на Ближнем Востоке ему вызвать не удастся. Поэтому было решено сосредоточить главный удар на Грибоедове, активно участвовавшем в подготовке Туркманчайского договора...

Трудно сказать, был ли Нессельроде «английским шпионом», но нет сомнения в том, что  на пользу России явно не шли многие его действия. Включая поведение Нессельроде в такой чувствительной сфере, как взимание с Персии кураров гигантской контрибуции.

Как мы помним, глава МИДа России обвинил Грибоедова в излишней жесткости в этой сфере, не говоря, естественно, широкой общественности, что жесткость посла была вызвана самим Нессельроде. Тогда как Грибоедов всячески пытался убедить своего начальника в необходимости более разумного подхода к этой проблеме.

Так, сразу после своего назначения в апреле 1828 года  министром-резидентом в Персии, Грибоедов, знавший, что в результате войны Иран обнищал, предложил отсрочить выплату остатка контрибуции, но "сонное министерство иностранных и престранных дел", по его выражению, на это не согласилось.

Не менее обстоятельно разъяснял Грибоедов  положение дел с уплатой 8-го курура, за которым стояли неразрешимые, с его точки зрения, трудности, связанные с обедневшим до крайности народом, которому нечего было передавать сборщикам доходов: "Аббас-Мирза отдал нам в заклад все свои драгоценности, - докладывал Грибоедов Нессельроде, - его двор, его жены отдали даже бриллиантовые пуговицы от своих платьев. Словом, крайность выше всякого описания".

Обремененный категорическим требованием российского правительства, МИДа и царского наместника на Кавказе графа Паскевича-Эриванского заполучить требуемые по Туркманчайскому трактату куруры, Грибоедов не соглашался на просьбы Аббас-Мирзы смягчить условия контрибуции. В послании к Нессельроде он приводил даже свой диалог с ним: "Точно вы не знаете, - говорил он мне, - что шах и слышать не хочет об этих деньгах и что оба курура падут на мою ответственность". Я возражал, что не обязан знать, какие у него домашние расчеты с отцом, что шах подписал и ратифицировал договор, а мое дело блюсти за исполнением его..."

Понимая бедственное положение персиян, новый посланник просил согласия Нессельроде заменить денежный долг и принять на ту же сумму товаров: хлопчатой бумаги, шелка, драгоценных вещей - или закупить лошадей, хлеба и прочих продуктов. ( Так мы с Эфиопией в конце 1980-х переговоры вели - shed )

"Извините, граф, - писал он Паскевичу, - что я так распространился об этом предмете, но я опасаюсь ответственности, в которую так легко попасть, когда дело идет о деньгах и когда нельзя ожидать ни откровенности, ни податливости от тех людей, с которыми мне приходится иметь дело". Тем более, что персам Грибоедов обо всех тонкостях своих взаимоотношений с Петербургом  не рассказывал, и поэтому именно он выглядел в их глазах грозным вымогателем, которого они прозвали «сахтир», что означает "жестокое сердце".

Начальство же Грибоедова (император и глава МИДа) над ним, казалось, просто издевалось:

Грибоедову приходилось, например, обращаться и с просьбами, касавшимися бытовых условий своих сотрудников:

"Мы живем здесь в таких условиях, что все от этого болеют, - сообщал он Нессельроде. - Любой английский офицер живет в гораздо лучших условиях, чем я. Я уже издержал 900 дукатов на ремонт и меблировку комнат, которые я занимаю... Мой дом переполнен; кроме моих людей, в нем живут пленники, которых мне удалось отыскать, и их родственники, приехавшие за ними. Все они люди бедные, и у них нет другой возможности найти крышу над головой, кроме как в помещении миссии. До настоящего времени все мои люди, исключая меня и генерального консула, то есть секретари, переводчики, 10 казаков, которых я взял с собой, вынуждены квартировать в хибарах, из которых были выселены их владельцы, что, разумеется, не способствует поддержанию хорошего отношения к нам со стороны местных жителей".

В этом письме, охарактеризовав и свое унизительное положение, и положение остальных сотрудников российской миссии, Грибоедов впервые поставил вопрос о необходимости выделения некоторой суммы, по его скромным подсчетам, не превышающей 3000 туманов, а для обустройства посольства в Тегеране - еще дополнительно 7000 туманов.

Император счел просьбу посланника обоснованной, однако положительный ответ был облечен в поистине иезуитскую форму: "Государь всемилостивейше разрешил употребить 10 тысяч туманов на постройки и приличное обзаведение для помещения миссии нашей в упомянутых городах. Сию сумму, как экстраординарную, представляется вам заимствовать из денег 9 или 10 курура, имеющих впредь поступать от Персии в уплату контрибуции по договору Туркманчайскому".

То есть, чтобы обеспечить сотрудникам миссии приличествующий уровень жизни, Грибоедов должен был после окончания и без того трудного сбора 8-го курура направить все усилия на обеспечение скорейших поступлений от 9-го курура. Лишь в этом случае он мог бы не только выполнить волю государя и условия Туркманчайского трактата, но и употребить часть суммы во благо своих сотрудников. Именно действия питерского начальства заставили Грибоедова поторопиться с отъездом из Тевриза к шаху в Тегеран. Навстречу своей смерти.

Якуб-мирза --- провокатор, иль Береза ?

Вспомним, что формальным поводом к разгрому русской миссии в Тегеране послужило появление в миссии казначея шахского двора, евнуха Мирзы-Якуба, фактически запросившего у Грибоедова политического убежища.

Русский писатель Д.Л. Мордовцев в своём романе «Железом и кровью» выдвинул весьма правдоподобную версию, согласно которой «заговорщики, воспользовавшись несчастной судьбой Мирзы-Якуба, спровоцировали его уход под защиту русского посла, чтобы поставить Грибоедова в безвыходное положение и покончить с ним».

Вероятнее всего, Мордовцеву была известна книга английского дипломата Дж.-Э. Александера «Путешествие из Индии в Англию», изданная в Лондоне в 1827 г., ещё до смерти Грибоедова, в которой утверждалось, что Мирза-Якуб был тесно связан с английскими резидентами в Персии. Именно он сыграл самую роковую роль в цепи тегеранских событий. Побудительные мотивы такого поведения евнуха до сих пор неясны: действовал ли он на свой страх и риск? заставили ли его пойти на такой шаг? не согласился ли он добровольно разыграть согласованный с англичанами сценарий, ожидая каких-либо благ в будущем? не обманули ли его в итоге английские резиденты? Полную правду, наверное, не дано будет узнать никогда и никому. И, конечно, является весьма спорным широко распространённое объяснение непричастности англичан к трагедии в Тегеране тем, что непосредственно в те дни там не было никого из руководителей британской миссии. Не являлось ли это отсутствие, наоборот, неудачной попыткой создать себе алиби?

А вот то, что в случае добровольного ухода евнуха под русскую «крышу» Грибоедов мог привезти в Россию очень ценного «языка», звучит довольно правдиво. Хотя бы из-за реакции Англичанки, которая никогда такими «языками» старалась не разбрасываться, - ни в XIX веке, ни в веке XXI.

В этом смогли убедиться, на своем печальном опыте, и Мирза-Якуб, и Борис Березовский.

Продолжение следует...

ПыСы. Приветствуются люди умные и вежливые. И доброжелательные

================================

Использованные источники:

-  Дмитриев Сергей, «Тегеранская трагедия К 185-летию со дня гибели Грибоедова», Литературная газета, № 4, 2014; http://lgz.ru/article/-4-6447-29-01-2014/tegeranskaya-tragediya/ 

- Жуков, Дмитрий. "Иран глазами русского", - Издательство «Клуб 36’6», 2013, http://www.portal-credo.ru/site/?act=lib&id=2080http://www.portal-credo.ru/site/?act=lib&id=2085,

http://rosvesty.ru/1960/expert/5766-dolgaya-doroga-v-arzrum/

- http://www.nkj.ru/archive/articles/3687/

Фонд поддержки авторов AfterShock

Комментарии

Аватар пользователя Bledso
Аватар пользователя shed
shed(5 лет 1 неделя)(12:29:51 / 26-01-2016)

--- Вспомнилось "эссе" о Грибоедове на падонковском. :))

Спасибо, классная ссылка :)

Интересно, что в продолжение моего материала собираюсь писать и на несколько затронутых автором по данной Вами ссылке тем. Немного, правда, другим языком :)

Аватар пользователя Balbessed
Balbessed(3 года 6 месяцев)(08:03:06 / 26-01-2016)

Очень интересноyes

Аватар пользователя Аббе
Аббе(4 года 4 месяца)(08:34:40 / 26-01-2016)

Ну и?

Кто посмеет сказать, что уже в 19 веке Россия не была захвачена сволотою сугубо интернационального толка?

Чем Гайдар отличается от Нессельроде? И за каким хреном нам все интернационалы?

Панславизм? Спасение Болгар?

Угробили бюджет в 1870-х годах, а икалось это ажно в 1905 году!

Александр Третий по сути дела - остался "без копейки в кармане". Армия разорванная болезнями, император, разорванный бомбой, доверие народа порванное Берлинским трактатом....

Все обязательства перед Европой есть самоубийство. Что попытка в 19 веке сохранить существующий порядок силами Священного союза, что сегодняшние выплаты ясака в бюджет ПАСЕ.

Лучше всего внести свой взнос в ПАСЕ четырьмя ракетами Калибр в снаряжении боеприпаса объёмного взрыва.

Аватар пользователя BobberRu
BobberRu(3 года 3 недели)(07:58:12 / 27-01-2016)

yes

Аватар пользователя BobberRu
BobberRu(3 года 3 недели)(19:33:51 / 26-01-2016)

yes А в Первую Мировую что творилось.....

Аватар пользователя arma
arma(5 лет 10 месяцев)(10:20:26 / 26-01-2016)

Спасибо, очень вовремя. Мы начинаем новый раунд отношений с Ираном после отмены санкций. Как- то сложится на этот раз... 

Аватар пользователя Имперский шут

Спасибо, Интересно.

Чем Россия ответила на смерть её посла?

 

 

 

Аватар пользователя shed
shed(5 лет 1 неделя)(13:29:11 / 26-01-2016)

--- Чем Россия ответила на смерть её посла?

Утерлась. Сказав, фактически, что посол за что боролся, на то и напоролся.

Аватар пользователя Мариус Бонавентура

Персия отвалила кучу товаров и брюлик "Шах" лежит ныне в алмазном фонде.

Лидеры обсуждений

за 4 часаза суткиза неделю

Лидеры просмотров

за неделюза месяцза год

СМИ

Загрузка...