Вход на сайт

МЕДИАМЕТРИКА

Облако тегов

Сегодня должен пройти второй раунд переговоров между министром энергетики Грузии и Газпромом.Под чем подписался Каха Каладзе

Аватар пользователя Evpraxia


Одной из главных тем на Южном Кавказе конца 2015 – начала 2016 годов стали переговоры Тбилиси с российским газовым монополистом «Газпромом». И неудивительно. С 2006 года Грузия свела до минимума газовые отношения с северным соседом, увязывая вопросы голубого топлива с фактом политической зависимости от Москвы. 

Однако в конце 2015 года стало известно, что министр энергетики Грузии Каха Каладзе ведет с «Газпромом» переговоры. Сначала было заявлено, что их суть касается пересмотра существующей между сторонами договоренности по газу: Грузия получала 10% голубого топлива России за транзит в Армению.

Но позже Каладзе заявил, что с 2012 года потребности Грузии в газе возросли, ввиду чего его поставки из Азербайджана не соответствуют потребностям страны.

Что интересно, посол США в Грузии Ян Келли не увидел в переговорах Москвы и Тбилиси ничего противоречащего интересам ни Грузии, ни самих Штатов. 

«Грузия не должна быть ориентирована только на одного поставщика», –резюмировал он к большому удивлению вовлеченных в ситуацию сторон.

Нет «Газпрому»?

Однако в самой Грузии переговоры Каладзе вызвали эффект разорвавшейся бомбы. Как и следовало ожидать, главными противниками стали представители «Единого национального движения» (ЕНД) и подвластные им НКО. На днях они провели в центре Тбилиси акцию протеста – концерт, где главным лозунгом было «Нет "Газпрому"!».


Однако оппозиционное крыло в Грузии достаточно узко трактует переговоры сторон, сводя все к устарелым формулировкам: вы меняете дружественный газ Азербайджана на газ «оккупантов». Мало кто видит истинную подоплеку переговоров Москвы и Тбилиси. И похоже, что и сам Каладзе до конца не осознает, под чем ему приходится подписываться.
Истинную картину происходящего видит достаточно ограниченное число персон – «серый кардинал» Грузии Бидзина Иванишвили и, возможно, несколько людей из его ближайшего окружения, руководство «Газпрома», а также, конечно, политики высокого ранга в США и ЕС.

В этой связи грузинские власти пока довольно спокойно реагируют на протесты оппозиционеров и ЕНД, лишь призывая не политизировать ситуацию и не пытаться ее раскручивать накануне парламентских выборов.

Влияние Баку

И все бы ничего, но к недовольству грузинской оппозиции добавляется и серьезное недовольство Азербайджана. Дело даже не в том, что страна поставляла Грузии 90% газа, на деле SOCAR ведет борьбу за более глобальный проект. И в ход идут все методы – от мирных переговоров до изуверских действий.

13 января 2016 года глава нефтегазовой компании SOCAR Ровнаг Абдуллаев встретился с министром энергетики Грузии Кахой Каладзе. Позиция Баку в целом была ясна: если вы хотите больших объемов газа, это можно обсудить. Однако Каладзе парировал, что «Газпром» может не только предоставлять большие объемы газа, но и предлагает при этом цену ниже, чем у SOCAR.

В переговорах с азербайджанскими коллегами Каладзе также упомянул о возможной сделке России и Ирана по своповым поставкам газа, что напрямую затрагивает Армению. В этой связи «Газпром» дал Грузии понять, что если переговоры зайдут в тупик, в конечном счете Тбилиси может лишиться даже тех 10% газа, которые получает сегодня за транзит.


При таком раскладе Баку стал действовать на два фронта: с одной стороны, продолжаются переговоры с Грузией, с другой – в параллель официальной части скандала нефтегазовый гигант Азербайджана SOCAR стал едва ли не главным спонсором протестных акций в Грузии.

Схема финансирования довольно проста и даже очевидна: финансирование ЕНД поступает через компанию SOCAR Energy Georgia (грузинский филиал SOCAR), генеральный директор которой – Махир Мамедов – лично назначал на высокие позиции в подведомственной ему структуре людей из команды экс-президента Грузии Михаила Саакашвили. В схеме замешан и бывший министр энергетики Грузии Александр Хетагури.

Строго говоря, более высокопоставленные «националы» спускают деньги однопартийцам «на земле», чтобы те продолжали акции протеста, устраивали концерты, писали лозунги про оккупантов – в общем, отрабатывали полученные средства SOCAR, надеющегося прервать таким способом переговоры Москвы и Тбилиси.

Но и ЕНД не остается в обиде: попутно партия вновь заявляет о себе как чуть ли не о единственной в Грузии политической силе, способной не предавать заявленные Саакашвили идеалы – держаться подальше от России и стремиться в Европу и НАТО.

Чего хочет «Газпром»?

Чего же на самом деле добивается Россия, ведя переговоры по газу с Грузией – и почему Тбилиси, вопреки политическому контексту и стратегическому партнерству с Азербайджаном и даже Турцией, соглашается на эти переговоры?

Очевидно, что интересы «Газпрома» простираются гораздо шире, нежели идея «газового порабощения» строптивой Грузии – как заявляют некоторые оппозиционные силы в республике. Для понимания происходящего необходимо рассмотреть переговоры Москвы и Тбилиси в региональном разрезе. И станет понятно, что все дороги ведут в Иран и Сирию.

Сегодня по территории Южного Кавказа проходят условные линии конкурирующих сфер влияния. Кроме того, регион рассматривается ведущими игроками как плацдарм на Ближнем Востоке или в Каспийском регионе.

Традиционно Россия действовала по линии Армения – Иран, однако долгое время эта линия не получала серьезного наполнения. Зато конкурирующая ось Баку – Тбилиси – Анкара успешно функционировала начиная с 2005 года.

Сегодня ввиду обострения сирийского кризи и отношений Москвы с Анкарой, а также явного стремления Запада выпустить Иран из-под санкций (как одну из сил, способную оказать противодействие политике Турции), Россия стала выстраивать глобальный маршрут – торгово-военный и энергетический. Энергетический пройдет по Южному Кавказу до Ирана, а торгово-военный выйдет к Ираку с конечным пунктом в Сирии.

Если брать газовую составляющую, расчет Кремля достаточно интересен.

Еще осенью 2015 года министр энергетики РФ Александр Новак заявлял, что Россия и Иран договариваются о своповых поставках газа. Что это значит, Новакразъяснил так:

«Иран поставляет газ на север с юга, и это дополнительные издержки по транспортировке. Мы могли бы поставлять газ через север Ирана и получать взамен этот газ на юге свопом либо в виде СПГ, либо трубопроводного газа. Это уже вопрос договоренностей».

Иначе говоря, если Россия и Иран договорятся о свопе, РФ сможет поставлять свой газ в Иран по одному из маршрутов – через Азербайджан или через Грузию и Армению, – а взамен получать иранский газ на юге страны.

Эти договоренности открывают для Москвы широкое поле для деятельности, в том числе возможность реализовать давний иранский проект по поставкам голубого топлива в Индию (в обход Пакистана или через него). В выигрыше будут и транзитные страны по маршруту Россия – Иран. И именно в этом вопросе и заключается главная составляющая вполне оправданного недовольства Азербайджана. 

Переговоры «Газпрома» с Каладзе показывают, что, несмотря на более короткий и выгодный маршрут через Азербайджан (пропускная способность трубопровода составляет 10 млрд кубометров вместо 2 млрд кубометров через Армению), Россия выбрала маршрут Грузия – Армения.

Обусловлен этот выбор несколькими составляющими: во-первых, Россия рассматривает Азербайджан как ключевое звено по оси Баку – Тбилиси – Анкара. И эта ось оттеняет для Москвы политику Азербайджана в контексте противостояния с Турцией.

Во-вторых, Москва исходит из понимания, что отрезок маршрута Армения – Иран нетрудно будет реализовать, особенно с учетом неиспользованного и уже оплаченного материально технического потенциала оставшегося после остановки «Турецкого потока».

И, в-третьих, Россию (да и Грузию) сильно беспокоит карабахский фактор. Сообщения с линии соприкосновения войск не внушают оптимизма. Карабахская война может вспыхнуть вновь – и тогда все нефтегазовые маршруты, которые проходят через Азербайджан, окажутся под ударом.

В этом смысле интересы Москвы и Тбилиси совпадают. Россия не хочет закладывать новый региональный проект с прицелом только на одного участника карабахского конфликта.

Грузия также опасается, что в случае начала карабахской войны она окажется в патовой ситуации по газу. И предложение «Газпрома» для Тбилиси – это альтернативный вариант при возможном худшем раскладе в карабахском конфликте.

Поэтому вполне логично, что Каха Каладзе, направляемый рукой Бидзины Иванишвили, готов поставить свою подпись под предложением «Газпрома». Правда, министр энергетики Грузии до конца не понимает, какой гол ему предстоит забить.

Зато это понимают ряд азербайджанских СМИ – особенно те, которые работают по прямой наводке администрации президента республики.

«Только что грузинский вице-премьер, министр экономики Каха Каладзе сообщил из Еревана о том, что он поставил свою подпись под меморандумом о сотрудничестве в энергетической сфере с Арменией, Ираном и Российской Федерацией.

Это у грузинского министра традиция такая – перед Новым годом оформлять что-либо тайное и пренеприятное для своих соотечественников, а заодно и для Баку», – написал портал haggin.az 25 декабря.

При чем тут Турция?

Однако в стороне от происходящего не может остаться Турция, которая также понесет убытки, если ось Баку – Тбилиси – Анкара даст сбой, а ключевое звено цепи переключится на сотрудничество с Россией, которое, помимо прочего, будет направлено на усиление Ирана и благотворно скажется на Армении.

В этой связи можно предположить, что помимо финансовой помощи грузинской оппозиции со стороны SOCAR на политическое поле Грузии станет оказывать активное влияние и Турция.

И, надо признать, у Анкары есть механизмы по оказанию давления на грузинскую власть. Слишком долго Грузия привязывала себя экономическими взаимоотношениями к Турции, что привело к разного рода последствиям, включая обострение межнационального и межконфессионального климата в той же Аджарии.

И потом козырем для Турции выступает проблема Панкисского ущелья. Долгое время работал коридор, по которому выходцы из ущелья перемещались в Турцию, а затем примыкали к запрещенной в России террористической группировке «Исламское государство». Этот коридор может начать работать и в обратном направлении.

Отсюда возникает резонный вопрос – а просчитал ли Иванишвили все риски, перед тем как толкнуть Каладзе на переговоры с «Газпромом»? И выдержит ли нынешнее грузинское правительство все политические удары, которые им готовится нанести ЕНД при помощи Азербайджана и Турции?

Возможно, Иванишвили исходит из того, что Запад несильно противится новому российскому проекту, а значит, не станет помогать Анкаре и Баку в расшатывании ситуации в Грузии.

С другой стороны, поскольку российский проект лишь проходит через Южный Кавказ, но главный его пункт – это Иран и Сирия, то позиция Запада во многом будет определена динамикой процессов на Ближнем востоке.

Так или иначе, сегодня Грузия рискует стать пространством для конфликтующих глобальных моделей. Получится ли у Иванишвили провести свою страну между Сциллой и Харибдой с минимальными потерями – станет ясно в ближайшее время. А между тем, сегодня 20 января должен пройти очередной раунд переговоров министра энергетики Грузии и Газпрома.

 

Автор статьи  Надана Фридрихсон

Источник: http://kavpolit.com/articles/pod_chem_podpisalsja_kaha_kaladze-22831/

Фонд поддержки авторов AfterShock

Комментарии

Аватар пользователя Чебуран
Чебуран(2 года 11 месяцев)(17:04:32 / 20-01-2016)

Спасибо, расклад теперь понятен 

Аватар пользователя jamaze
jamaze(6 лет 1 день)(17:42:02 / 20-01-2016)

Да, красиво.

Лидеры обсуждений

за 4 часаза суткиза неделю

Лидеры просмотров

за неделюза месяцза год

СМИ

Загрузка...