Вход на сайт

МЕДИАМЕТРИКА

Облако тегов

О Национальном центре управления обороной государства

Аватар пользователя Чебуран

О Национальном центре управления обороной государства

21 декабря 2015 г.

Интересная беседа с заместителем начальника Национального центра управления обороной Российской Федерации, генерал-майором А.Матюхиным:

1aa71564-40e5-433f-8673-46889028ecfe

И. КОРОТЧЕНКО: Первый вопрос, разумеется, какова роль Национального центра управления обороной Российской Федерации в системе обеспечения обороны безопасности нашей страны? И изменился ли ваш функционал за год службы?

А. МАТЮХИН: Уважаемый Игорь Юрьевич, сегодня ровно год прошёл с того момента, когда президент, верховный главнокомандующий Владимир Владимирович Путин открыл Национальный центр управления обороной Российской Федерации словами: «Национальный центр достоин армии России». Можно подвести результаты нашей деятельности за этот год. Забегая вперёд, могу сказать, что они также высоко оценены военно-политическим руководством России на расширенном заседании коллегии Министерства обороны с участием Верховного Главнокомандующего, которое состоялось 11 декабря этого года. Национальный центр, созданный год назад, явился органом повседневного управления министерства обороны, который осуществляет оперативный анализ, краткосрочное прогнозирование развития обстановки. Оперативную координацию деятельности федеральных органов законодательной власти в области обороны. А в период непосредственной угрозы агрессии против Российской Федерации в военное время обеспечивает управление вооружёнными силами разноведомственными и коллекционными группировками войск.

Национальный центр как основной координирующий и интегрирующий орган управления, оснащённый современными средствами управления, — увязав органы военного управления различного уровня – от стратегического до тактического – с федеральными органами исполнительной власти, обеспечивает в режиме реального времени межведомственную координацию действий в повседневной деятельности и при решении задач в кризисных ситуациях. Он позволяет в кратчайшие сроки включить в совместную работу органы военного управления, органы исполнительной власти и местного самоуправления. Кроме того, в Национальном центре созданы все условия для одновременной работы Совета Безопасности, Генерального Штаба вооружённых сил Российской Федерации, руководителей Федеральных органов исполнительной власти и различных оборонных структур. По сути, Национальный центр управления обороной Российской Федерации представляет собой механизм круглосуточного управленческого воздействия на все сферы военной организации, охватывающей не только военную, но и государственную составляющую. Это коротко о роли Национального центра управления обороной Российской Федерации в системе обеспечения обороны и безопасности нашей страны. И за год боевого дежурства Национального центра она не изменилась.

И. КОРОТЧЕНКО: А как сегодня налаживается работа по совершенствованию системы межведомственного информационного взаимодействия при решении задач, направленных на повышение обороноспособности России? Как в этих вопросах задействован Национальный центр управления обороной?

А. МАТЮХИН: Вопрос задействования Национального центра не совсем верен, потому что непосредственно Национальным центром организуется работа, о которой Вы сейчас задали мне вопрос. Одной из важнейших задач, которую мы ставили при создании Центра – это информационное обеспечение высших должностных лиц государства при решении задач в области обороны. И учитывая, что этот процесс должен происходить межведомственно, одним из главных направлений деятельности в этом мы считали пересмотр и расширение состава участников межведомственного взаимодействия. При этом понимая, что источником этой необходимой информации являются информационные ресурсы федеральных органов власти. При этом нам, конечно же, потребовалось создать нормативно-правовую базу, которая стала регулировать нормативно-правовые отношения между Министерством обороны и Федеральными органами исполнительной власти при обмене информацией. Сегодня эта задача решена посредством подписания двухсторонних соглашений с 54 центрами, которые имеют прямые задачи в области обороны и организации посредством Указа президента Российской Федерации обмена этой информацией. Мы увеличили информационное пространство и повысили качество информации, получаемой от федеральных органов исполнительной власти. И стремимся делать это далее. Сегодня, несмотря на то, что двусторонние информационные соглашения мы заключили только с 54 центрами, информационным обменом связаны все 100% федеральных органов власти, которые у нас существуют. И информацию мы получаем от них всех. Так же, как и предоставляем свою по мере необходимости.

Безусловно, учитывая, что объём поступаемой информации, о котором два года назад не было и речи, стало явной необходимостью создание и совершенствование программно-аппаратного комплекса Национального центра, который позволил кардинально обновить и привести к современным требованиям техническую основу системы межведомственного информационного взаимодействия. Впервые создана в рамках программно-аппаратного комплекса Национального Центра, подсистема межведомственного информационного взаимодействия, которая позволила автоматизировать процессы сбора, классификации, хранения информации, поступающей от федеральных органов исполнительной власти. А также сократить время её обработки, а также обеспечить доступ к ней всех участников межведомственного информационного взаимодействия.

Таким образом, мы считаем, что проведённый в кратчайшие сроки комплекс организационно-технических мероприятий обеспечил функциональное формирование подсистемы межведомственного информационного взаимодействия, которое сегодня в полной мере является составной частью системы военного управления государством.

И. КОРОТЧЕНКО: Можете привести конкретные примеры, каким образом Национальный центр управления обороной взаимодействует с федеральными органами исполнительной власти?

А. МАТЮХИН: Да, конечно. Несмотря на большой объём, который мы выполнили, решая организационно-технические задачи, у нас уже за этот период наработана практика взаимодействия Минобороны с федеральными органами исполнительной власти. Наиболее значимая работа была, в первую очередь, с Минприроды и министерством чрезвычайных ситуаций, при ликвидации последствий чрезвычайных ситуаций природного характера, обусловленных паводками и природными пожарами. Также с учётом задач по освоению Арктики в рамках работ, проводимых по организации установки освещения в арктической зоне, организовано взаимодействие с Федеральной Службой Безопасности, министерством транспорта, и Минприроды. Поступающая в рамках информационного взаимодействия гидрометеорологическая и геофизическая информация от ФСБ, министерства внутренних дел, Минприроды, Минтранса, госкорпораций «Росатом» и Российской Академии Наук, конечно, позволила нам значительно повысить эффективность проводимых мероприятий боевой подготовки и повседневной деятельности войск. В рамках специальных учений, проводимых Министерством Обороны по ликвидации последствий в аварийных ситуациях на различного рода объектах – химически опасных, и так далее – совместно с государственной корпорацией «Росатом», Минпромторгом, Минприроды, Минздравом, министерством внутренних дел и МЧС, также совместно мы отрабатывали вопросы по взаимному информированию об основных параметрах складывающейся обстановки. И мы совместно принимали меры по реагированию на такие внештатные ситуации.

Также у нас была организована работа с информационными ресурсами Минпромторга, госкорпораций «Росатом», «Роскосмос», а также предприятиями оборонно-промышленного комплекса, что позволило нам в режиме реального времени осуществить действенный контроль за ходом выполнения государственной программы вооружений и гособоронзаказа.

Также хочется добавить, что по опыту совместной работы с федеральными органами исполнительной власти мы также наладили работу по созданию и применению, пока в опытном режиме, системы контроля за использованием межведомственных средств по управлению выполнением государственного оборонного заказа, где мы совместно с Минпромторгом, Росфинмониторингом и организациями банковского сектора разработали необходимую нормативно-правовую базу, и сейчас проводим эти мероприятия в целях исключения и снижения бюджетных расходов на гособоронзаказ и государственную программу вооружений.

Также работая в едином информационном пространстве, оперативная заинтересованность федеральных органов власти обеспечили успешное проведение ряда операций – например, защита морского судоходства от пиратов в районе Аденского залива. Мы совместно организовывали эвакуацию граждан Российской Федерации из Йеменской республики. Совместно мы проводили мероприятия по вывозу багажа российских туристов из арабской республики Египет, и многие другие.

Особенно в этой работе по межведомственному взаимодействию с федеральными органами исполнительной власти, мы отдаём должное организации борьбы с международным терроризмом. Здесь, прежде всего, речь идёт о работе с силовыми структурами, МИД, министерством транспорта. Она позволила нам в установленные сроки без срывов выполнять боевые задачи Российской авиационной группировки в Сирии.

Достигнутые результаты по взаимодействию с федеральными органами исполнительной власти стали следствием успешного проведения мероприятий совместного организационного характера и практических мероприятий, которые были в этом году. Это, прежде всего, стратегическое командно-штабное учение «Центр-2015», где совместно с федеральными органами исполнительной власти и органами исполнительной власти на местах мы отрабатывали вопросы. И это было впервые, когда в единой системе информационного обмена находились 54 федеральных органа исполнительной власти, а также органы исполнительной власти 27 субъектов федераций, которые были расположены в зоне центрального военного округа, и проводились стратегические учения.

Были заблаговременно сформированы подходы к решению задач межведомственного взаимодействия при подготовке к учениям. И, соответственно, они были отработаны на практике. А также мы привлекали для совместной работы федеральные органы власти в ходе проведения внезапных проверок вооружённых сил практически на всех направлениях в этом году при решении ряда других учебно-боевых задач. И сейчас можно с уверенностью сказать, что за очень короткое время мы стали единомышленниками в решении этих задач, потому что понимаем, что они едины для обеспечения обороноспособности нашей страны.

И. КОРОТЧЕНКО: Это информационное взаимодействие осуществляется по защищённым каналам? Есть ли вероятность того, что органы электронной разведки или технические средства разведки противники будут каким-то образом перехватывать, либо вносить искажения в тот информационный обмен, который осуществляется?

А. МАТЮХИН: Нет, это абсолютно исключено. Обмен информацией проходит в строго закрытом режиме. Для этого в ходе работы с каждым конкретным органом исполнительной власти, у нас установлены соответствующие каналы. Они позволяют проводить обмен информацией в режиме реального времени, необходимого объёма, в соответствии с допуском и разграничениями должностных лиц, которые допущены к этой информации.

И. КОРОТЧЕНКО: Ещё хотел бы Вас спросить, какие есть практические результаты этой работы в едином информационном пространстве на текущий момент времени?

А. МАТЮХИН: Используя результат нашего информационного взаимодействия, а также ресурс федеральных органов исполнительной власти, на сегодняшний момент мы получаем информацию в реальном режиме времени – такую, как местоположение морских и речных судов. Мы получаем информацию о передвижении воинских эшелонов железнодорожным транспортом. И понимаем, в каком месте и в какое время находится какой эшелон. При помощи этого ресурса мы мониторим состояние транспортной инфраструктуры, которая позволяет нам принимать решения по организации различного рода перевозок, в том числе и воздушных и морских. Это, конечно, позволяет нам выбирать оптимальные маршруты с учётом загруженности трасс, проводимых работ, и так далее.

У нас создана геоинформационная справочная система, которая позволяет всю поступающую информацию в режиме реального времени от федеральных органов исполнительной власти, сразу накладывать на геооснову. То есть сразу получать эту информацию в привязке к месту, и таким образом осуществлять её коллективную обработку. Для этой работы дежурной сменой Национального Центра проводится сбор, обобщение и сравнительный анализ данных, которые циркулируют в информационных центрах ФАИХ, после чего аналитики Национального центра определяют степень важности получаемой информации, её достоверность, а также наличие её аналогов в других информационных системах. Что позволяет принять правильное решение в кратчайшие сроки.

Надо сказать, что дежурная смена и оператор Национального центра, в первую очередь, должны быть аналитиками. И простой сбор информации – это не есть задача офицера дежурной смены Национального центра. Он её должен в кратчайшие сроки обработать, проверит, и сделать выводы. А также подготовить предложение руководству для принятия решения по этой информации. Это основные требования, которые мы предъявляем к сотруднику Национального Центра Управления Обороны.

Также мы получаем от федеральных органов исполнительной власти сведения, которые позволяют нам проводить оценку экономики, научно-технического и технологического потенциала страны, совершенствование системы организации государственной власти гражданского общества, определение вопросов, касающихся, в частности, социально-политической ситуации. Очень интересна нам информация по степени криминализации общественных отношений, особенно по регионам, где дислоцированы наши соединения и части. Также динамика по мониторингу вопросов, связанных с проявлениями отдельных элементов или случаев подготовки в плане борьбы с терроризмом. Информация, которую мы стараемся получить от федеральных органов исполнительной власти, которую мы используем в Национальном центре, конечно, отображает широкий спектр как внутренних, так и внешних угроз для безопасности страны. И своевременная и достаточно полная аналитика, которую мы проводим у себя в Национальном Центре, по нашему мнению, является самым мощным инструментом, который создаёт базу для принятия решений о проведении мероприятий, в том числе и военных. Это база, и аналитика, которая позволяет руководству министерства обороны принимать соответствующие решения. А мы должны как можно быстрее эту обработанную и проанализированную информацию предоставить руководству.

И. КОРОТЧЕНКО: Если говорить о планах на будущее, что ещё предстоит сделать в вопросах дальнейшего развития возможностей Национального центра управления обороной России, а также региональных центров? И, разумеется, всё через призму информационной среды.

А. МАТЮХИН: Может сложиться впечатление, что Национальный центр – это просто группа людей, которая сидит в здании на Фрунзенской набережной, и занимается мониторингом вопросов, необходимых для принятия руководством страны решений, касающихся обороноспособности. На самом деле, Национальный центр – это огромная сеть дежурных служб, центров управления – региональных и территориальных, пунктов управления соединениями воинских частей, которые находятся и работают в единой связке в режиме реального времени. Он получает информацию, начиная с нижнего уровня на уровне воинских частей и соединений, и по этой структуре и ветке поднимается непосредственно на стратегический уровень в Национальный центр управления обороной.

Дежурная смена Национального центра, которая в режиме реального времени осуществляет мониторинг всех вопросов, связанных с обеспечением обороноспособности и военной безопасности Российской Федерации, взаимосвязана на всех уровнях управления, начиная от тактического до стратегического. Оперативно-дежурные смены национального центра находятся и непосредственно в бригадах, и на стратегическом уровне в армиях, и на стратегическом уровне здесь, в Национальном центре. Вся информация, которая необходима для принятия решений, снизу по стволу ответственности поднимается вверх, обобщается, анализируется, и по ней принимаются решения. Поэтому в этой работе мы огромное внимание уделяем непосредственно работе с региональными и территориальными центрами управления и пунктами управлений и соединений воинских частей. При этом здесь необходимо отметить, что наиболее важными в этой работе являются вопросы прохождения информации. Здесь мы определяем как организационную составляющую этого процесса, так и техническую составляющую, поэтому основное направление дальнейшего развития Национального центра управления обороной – это совершенствование двух процессов прохождения информации – организационной и технической.

Также одним из направлений дальнейшего развития мы считаем совершенствование вопросов обеспечения управления войсками при выполнении задач стратегического сдерживания возможных угроз безопасности государства. Следующим направлением мы полагаем необходимость повышения уровня стратегического сдерживания возможных угроз безопасности государства.

Следующим направлением мы полагаем необходимость уровня межведомственного взаимодействия с федеральными органами исполнительной власти и субъектами Российской Федерации, иными государственными органами и организациями в ходе выполнения совместных задач по обороне государства.

При этом в части, касающейся автоматизации процессов деятельности дежурных смен, мы выделяем такие направления дальнейшего развития: разработка базы так называемых типовых кризисных ситуаций, которые возникают в режиме оперативного управления войсками, а также системы моделирования их возможного развития с использованием системы супер ЭВМ Национального центра управления обороной Российской Федерации. То есть все процессы возникновения, предпосылки возникновения мы стараемся описать, создать математические модели, которые в дальнейшем обеспечат нам сокращение времени для обработки и анализа и информации, и тем самым сократят время на принятие решений и мер для ликвидации возможных кризисных ситуаций на ранних стадиях их возникновения.

Также одним из направлений автоматизации процесса деятельности Национального центра мы считаем разработку автоматизированной системы обработки информации для поддержки принятия решений дежурного генерала. Дежурную смену Национального Центра Управления Обороной возглавляет старший оперативный дежурный – дежурный генерал. И особенно в начальный период при возникновении кризисной внештатной ситуации он является первым должностным лицом соответствующего уровня, которое должно в кратчайший срок, используя мониторинг обстановки в режиме реального времени, тут же принять решение, а при необходимости он наделён полномочиями отдачи соответствующих указаний органам военного управления и войскам для немедленного реагирования на изменение или отклонение параметров повседневной деятельности от нормальной. Ему предоставлено это право. Сами понимаете, какой объём информации он получает в суточном режиме. Для того чтобы автоматизировать его деятельность, мы работает в этом направлении путём создания моделей возможного реагирования на эту деятельность.

Кроме того мы разрабатываем информационно-аналитические системы оценки комплексных показателей состояния войск сил в режиме повседневного управления. Тоже хочу немного пояснить, потому что тот большой объём информации, который необходимо иметь в дежурной смене, и которая будет являться базовой для проведения аналитики, кроме своего объёма ещё требует постоянной актуализации. Мы постоянно стремимся к реальному масштабу времени. Вы понимаете, что это довольно сложный процесс. Тем более, имея такую разносторонность информации по всем параметрам. Это в большей степени касается повседневной деятельности войск, материально-технического обеспечения, вопросов подготовки, слаженности, комплектования и многие-многие другие. Содержание всей этой базы и её актуализации тоже не должна проходить без участия технической основы и технических средств хранения, прохождения и обработки этой информации. Развитие этого направления мы также считаем одним из ключевых в целом по совершенствованию Национального центра управления обороной и оптимизации оперативных дежурных групп.

И. КОРОТЧЕНКО: Вы упомянули о полномочиях дежурного генерала. Каковы пределы этих полномочий? Я так понимаю, что есть ситуации, решения по которым принимаются либо министром – начальником Генерального Штаба, либо Верховным Главнокомандующим. В любом случае функционал и полномочия дежурного генерала имеют пределы.

К примеру, идёт нарушение воздушного пространства Российской Федерации со стороны самолёта-нарушителя. Кто принимает решение со стороны дежурных сил средств ВКС? Либо фиксируются ещё какие-то достаточно острые ситуации, по которым требуется немедленная реакция. В каких пределах полномочия дежурного генерала? К примеру, устанавливается факт старта межконтинентальной баллистической ракеты. Координаты и траектория показывают, что падение возможно на территории Российской Федерации. Я привожу гипотетический набор различных моделей, которые требуют молниеносного ответного действия. Насколько дежурный генерал самостоятелен в тех или иных решениях?

А. МАТЮХИН: Хочу свой ответ разделить на две части. Первая часть – это нештатные ситуации – ситуации, связанные с применением противником средств ядерного нападения или средств воздушно-космического нападения, здесь с созданием Национального центра всё изменилось. Раньше у нас был Центральный командный пункт – ЦКП Генштаба, где дежурный генерал ЦКП Генштаба уже имел алгоритм действия по всем этим ситуациям, в том числе том, что касается применения ядерного оружия. Это самая главная задача дежурного генерала как ЦКП, так и дежурного генерала Национального центра. Алгоритм не поменялся. Есть соответствующие инструкции на действия дежурного генерала в этих ситуациях. Временные нормативы и полномочия дежурного генерала не поменялись.

И. КОРОТЧЕНКО: Но в любом случае важно сказать, что решения принимает Верховный Главнокомандующий.

А. МАТЮХИН: Решения обязательно принимает Верховный Главнокомандующий. Это единственное должностное лицо, которому предоставлено это право. А дежурный генерал при этом обеспечивает санкционирование принятия Верховным Главнокомандующим этого решения путём предоставления информации и соответствующих технических средств. Отвечая на первую часть Вашего вопроса, полномочия по обеспечению санкционированного применения ядерного оружия дежурным генералом мы разобрали. Вопрос реагирования на нарушения воздушного пространства и применения военно-космических сил. Здесь с созданием Национального Центра действия дежурного генерала тоже практически не изменились. Понимая крайне маленький промежуток времени, полномочия на применение средств поражения для воздушных судов, которые вторглись в пространство Российской Федерации силами ВКС, находятся у командиров соединений воинских частей, непосредственно в зоне ответственности которых произошло это нарушение, с последующим уведомлением по команде. Если командир соединения воинской части принимает решение и оценив обстановку на основе информации от средств разведки в его зоне ответственности, он вправе сам принять решение об уничтожении военного судна, о принуждении его к посадке. Всё это находится в его компетенции с последующим докладом. Эти два параметра с созданием Национального центра не изменились. Это подтверждается временем и опытом, что другого алгоритма этому – лучше и совершеннее – уже быть не может. Время сокращено до минимума и автоматизма. Не надо ни у кого запрашивать дополнительных санкций на применение, дополнительно докладывать. Здесь всё максимально ограниченно.

И. КОРОТЧЕНКО: То есть система работает фактически в автоматическом режиме.

А. МАТЮХИН: Да, система фактически работает в автоматическом режиме. Каждое должностное лицо дежурной смены знает свой алгоритм, и просто идёт передача соответствующих сигналов боевого управления.

Сейчас я буду отвечать на вопрос по остальным нештатным ситуациям. Именно это и явилось одной из предпосылок необходимости создания Национального центра. Потому что в остальных других случаях возникновения внештатных, кризисных ситуаций, командирам и должностным лицам дежурных смен необходимо было проводить определённые уточняющие мероприятия. То есть при возникновении такой ситуации командир на месте должен был уточнить своё решение, проанализировать обстановку, собрать данные. При необходимости собрать и командиров, и подчинённых, соответствующие оперативные группы, которые должны кроме того, что прибыть на своё место, ещё и включиться в работу, то есть разобраться с обстановкой. Как показал опыт и практика, это требовало значительного промежутка времени. Чтобы этого избежать, и были созданы оперативно-дежурные смены Национального центра на каждом уровне – региональном, территориальном и тактическом. Эти оперативно-дежурные смены и были призваны исключить всю эту подготовительную работу. И на основе информации, которая в режиме реального времени есть в этих пунктах и центрах управления, позволяет должностному лицу и дежурному генералу в том числе, самостоятельно принять решение и отдать указания на проведение первоочередных мероприятий в минимально короткий срок. Конечно, с соответствующим докладом руководству потом и выполнением указаний по дальнейшим действиям. Более того, задача старшего оперативной дежурной смены и дежурного генерала на первых минутах возникновения внештатной ситуации не только доложить об этом высшему руководству – министерству обороны, но и тут же выдать предложение по тем первоочередным мерам, которые необходимо принять. Должностное лицо министерства обороны должно это решение или утвердить или скорректировать.

Год работы Национального центра показал, что временные показатели крайне реальны. Дежурному генералу отводится не более 5 минут, чтобы немедленно разобраться в ситуации и выдвинуть предложение для выполнения первоочередных мер. Параллельно есть полномочия дежурного генерала отдавать указания на выполнение этих мероприятий, которые не выходят за рамки его общих функциональных полномочий, о которых мы говорили выше. Не более чем через полчаса дежурный генерал должен предоставить обработанную информацию о данной ситуации, достаточную для того, чтобы в работу включились те должностные лица, которые к этому времени займут свои рабочие места. И не более чем через 1–2 часа уже должна быть полная информация с принятием всех решений или уточнений, которые будут дальше выполняться в полном объёме войсками. При этом при необходимости все сигналы на приведение войск в необходимое состояние будут идти параллельно. В том числе и по команде дежурного генерала путём доведения сигналов боевого управления в соответствии с тем решением, которое будет утверждено или скорректировано.

И. КОРОТЧЕНКО: Слушатели спрашивают: «Все в одном месте сидят, не дай бог по этому месту ударят». Надо, наверное, пояснить, что система Национального центра управления обороной государства – это разнесённая многосторонняя система, которая включает в себя и защищённые командные пункты и центры, воздушные системы управления на базе различных объектов. То есть это система, которую невозможно одним ударом накрыть. И очевидно, что эта концепция мгновенного глобального удара, которая разработана сегодня в Соединённых Штатах Америки, не будет способна даже в случае её реализации ослепить, обезглавить и лишить возможности военно-политического руководства России для быстрого принятия адекватных мер парирования.

А. МАТЮХИН: Да, Вы абсолютно правы. С созданием Национального центра мы нигде не нарушили систему разнесённых пунктов управления различного назначения, в том числе и государственного, где у нас также организовано дежурство оперативно-дежурных смен. Которые даже на незанятых пунктах управления оперативным составом в суточном режиме поддерживают работоспособность всех технических средств передачи информации, всех технических средств передачи сигналов боевого управления. Они всегда находятся в боевой готовности принять оперативный состав для того, чтобы они работали – как государственных органов власти, руководителей государства, так и органов управления министерства обороны вооружённых сил. У нас в Национальном Центре создана система закрытой видеоконференцсвязи. Это тоже одна из особенностей, которой раньше не было. Он позволяет руководителю и любому должностному лицу в любой промежуток времени включиться в работу. Где бы ни находился руководитель – в командировке, отпуске. Есть комплекты закрытой видеоконференцсвязи. Они бывают стационарными, мобильными, и позволяют должностному лицу в короткий промежуток – не более получаса – включиться в работу. То же самое мы сейчас распространяем в плане взаимодействия с федеральными органами власти для того, чтобы сократить время для принятия необходимых решений и доведения управленческого воздействия на те органы и структуры, которые эти задачи должны потом выполнять.

И. КОРОТЧЕНКО: В целом, подводя итоги нашей беседы, мы можем сказать, что с созданием Национального центра управления обороной Российской Федерации, все вопросы организационного и управленческого характера перешли на принципиально новый уровень, который позволяет гибко, эффективно и масштабно использовать имеющиеся возможности для обеспечения обороны нашей страны.

А. МАТЮХИН: Да, Игорь Юрьевич. Причём это управленческое воздействие для нас ключевое. И идея создания Национального центра заключалась как раз в непрерывном управленческом воздействии на все сферы, связанные с обеспечением обороноспособности нашей страны, начиная от ядерной составляющей, боевой составляющей и заканчивая составляющей, которая касается повседневной деятельности войск.

Источник

## Сурьезная контора

Фонд поддержки авторов AfterShock

Комментарии

Аватар пользователя Anisiya
Anisiya(2 года 10 месяцев)(14:40:10 / 20-01-2016)

Я слыхала, что в этом управляющем центре частично и технологии использованы, что были получены от лягушатников по контракту с Мистралями. Так что "непокупка" нам окупилась стократно)

Лидеры обсуждений

за 4 часаза суткиза неделю

Лидеры просмотров

за неделюза месяцза год

СМИ

Загрузка...