Вход на сайт

МЕДИАМЕТРИКА

Облако тегов

17 января 1966 года авиакатастрофа над Паломаресом

Аватар пользователя PIPL

Этот день в истории:

Авиакатастрофа над Паломаресом (провинция Альмерия, автономное сообщество Андалусия, Испания) произошла 17 января 1966 года, когда американский стратегический бомбардировщик B-52G с термоядерным оружием на борту столкнулся с танкером KC-135 во время дозаправки в полёте.

В результате катастрофы погибли 7 человек и были потеряны четыре термоядерные бомбы. Три из них приземлились на суше и были найдены сразу, четвёртая, упавшая в море — лишь после двухмесячных поисков. Две бомбы, упавшие неподалеку от Паломареса, разрушились, вызвав радиационное заражение местности. Катастрофа привела к серьёзному дипломатическому кризису и к прекращению полётов американских бомбардировщиков с ядерным оружием над Европой и Средиземноморьем, однако окончательно такие полёты были прекращены только через два года, после ещё одной подобной катастрофы — над базой Туле в Гренландии. В марте 2009 года журнал «Тайм» включил инцидент в список наиболее серьёзных ядерных катастроф.

Во время холодной войны Стратегическое авиационное командование ВВС США проводило операцию «Хромированный купол», в рамках которой в воздухе постоянно находилось определённое число стратегических бомбардировщиков, несущих ядерное оружие и готовых в любой момент изменить курс и нанести удар по заранее определённым целям на территории СССР. Это позволяло в случае начала войны не тратить время на подготовку самолётов к вылету и значительно сократить их путь к цели, а также обеспечивало выживание бомбардировщиков первой волны в случае внезапного удара по аэродромам базирования.

17 января 1966 года с авиабазы Сеймур-Джонсон (США) на очередное патрулирование вылетела пара стратегических бомбардировщиков B-52G «Стратофортресс», принадлежавших 68-му бомбардировочному крылу. На борту каждого самолёта находились четыре термоядерные бомбы B28RI, мощностью 1,45 Мт тротилового эквивалента. Маршрут патрулирования пересекал Атлантический океан и проходил над Средиземным морем у берегов южной Европы. В ходе полёта выполнялись две плановые дозаправки в воздухе над территорией Испании.

Во время выполнения второй дозаправки, проходившей в районе рыбацкого посёлка Паломарес (муниципалитет Куэвас-дель-Альмансора), около 10:30 по местному времени на высоте 9500 м один из бомбардировщиков (бортовой номер 58‑0256, позывной Tи-16 (англ. Tea-16), командир корабля капитан Чарльз Вендорф) столкнулся с самолётом-заправщиком KC-135A «Стратотанкер» (бортовой номер 61-0273, 97-е бомбардировочное крыло, командир корабля майор Эмиль Чапла). Дозаправка производилась при хорошей погоде, причиной аварии стало недопустимое сближение бомбардировщика с заправщиком. Заправочная штанга танкера ударила бомбардировщик в верхнюю часть фюзеляжа, сломав лонжерон и вызвав возгорание. В результате удара бомбардировщик потерял левое крыло и начал падать с сильным креном влево, огонь распространился по заправочной штанге и, достигнув танкера, вызвал пожар и взрыв.

В катастрофе погибли все четверо членов экипажа танкера, никто из них не успел покинуть борт загоревшегося самолёта. Из семи членов экипажа бомбардировщика выжили четверо. Командиру корабля капитану Вендорфу, запасному пилоту майору Мессинджеру и штурману капитану Бухману удалось успешно катапультироваться, второй пилот лейтенант Руни, хотя и остался без катапультируемого кресла, сумел покинуть самолёт через аварийный люк, открытый после катапультирования штурмана. Оператор аппаратуры РЭБ лейтенант Глесснер и бортстрелок техник-сержант Снайдер, чьи рабочие места находились в зоне, куда пришёлся удар, не смогли покинуть самолёт, второй штурман Монтанус успел катапультироваться, но его парашют не раскрылся. Капитан Бухман получил сильные ожоги, но сумел раскрыть парашют вручную и приземлился на суше, его нашли и отвезли в больницу местные жители. Остальные выжившие приземлились на море, были подобраны рыбацкими лодками и доставлены в госпиталь в Агиласе. Обломки самолётов и бомбы рухнули на Паломарес, но по счастливому стечению обстоятельств никто из находившихся на земле в районе катастрофы не пострадал.

Первый доклад о катастрофе был получен на базе ВВС США в Торрехоне под Мадридом в течение трёх минут после происшествия. После получения подтверждения, когда стало ясно, что произошёл инцидент с ядерным оружием, командир базы генерал-майор Вильсон оповестил о случившемся штаб Стратегического командования ВВС в Омахе и немедленно вылетел на место происшествия с группой реагирования на чрезвычайные ситуации для руководства поисково-спасательными и дезактивационными работами. Президент США Линдон Джонсон был оповещён на следующее утро и распорядился предпринять все возможные меры для обнаружения бомб.

Поиск бомб

Поиск упавших бомб был начат сразу же после катастрофы, и в первые 24 часа были найдены три из них. Первая бомба была обнаружена испанскими жандармами примерно в 16:00 первого дня. Парашютная система бомбы сработала, и бомба была практически целой. Вторая бомба была найдена в 9:30 поисковым вертолётом в районе местного кладбища, а через час наземная поисковая группа нашла ещё одну. В двух последних бомбах произошла детонация обычного взрывчатого вещества, что привело к их разрушению и радиоактивному заражению территории площадью около 2 км². Четвёртая бомба, несмотря на интенсивные поиски, найдена не была.

При опросе очевидцев местный рыбак Франсиско Ортс (исп. Francisco Simó Orts), заявил, что видел бомбу, спускавшуюся на парашюте в Средиземное море. Его рассказ косвенно подтверждался также найденной крышкой парашютной системы бомбы — было вполне вероятно, что система сработала, и ветром бомбу отнесло в море. 22 января было принято решение привлечь к поискам ВМС США. Программу поисковой операции разрабатывала специально созданная техническая группа под руководством контр-адмирала Свенсона. В состав группы входили эксперт по водолазным работам капитан Уиллард Сирл (англ.) и математик, доктор Джон Крейвен (англ.), который при помощи байесовской теории эффективного нахождения потерянных объектов составил план поисков.

Для проведения поисковых работ была сформирована эскадра ВМС США под командованием контр-адмирала Уильяма Геста (исп. William S. Guest). Эскадра насчитывала до 34 кораблей, на которых находилось свыше трёх тысяч военных моряков и гражданских контрактников. Для исследования дна на малых глубинах до 24 м (80 футов) использовались аквалангисты; водолазы в жёстких скафандрах работали на глубинах до 120 м (400 футов). Поиски на больших глубинах выполнялись подводными пилотируемыми аппаратами «Алвин» и «Алюминаут» (англ.). Ортс был доставлен на один из кораблей и при помощи ориентиров на берегу указал примерную точку падения бомбы.

1 марта, примерно в 760 м от места, указанного Ортсом, «Алвин» обнаружил борозду длиной 240 м (400 футов), предположительно образовавшуюся от того, что бомбу тащило по дну сильным течением. Аппарату понадобилось ещё две недели, чтобы исследовать дно, и наконец, 15 марта, после почти двухмесячных поисков бомба была обнаружена «Алвином» на глубине почти 800 м. Бомба лежала на 70-градусном склоне разлома, глубина которого доходила до 1300 м. Первая попытка, предпринятая 26 марта, поднять её, привязав трос к парашютным стропам, оказалась неудачной; бомба сорвалась, и её вновь потеряли. Она была обнаружена вновь 2 апреля; 5 апреля возникла серьёзная аварийная ситуация, когда «Алвин» запутался в парашюте, пилоты аппарата потеряли обзор и не могли освободиться в течение 15 минут. После этого инцидента для дальнейших работ использовался дистанционно управляемый необитаемый аппарат CURV. 7 апреля с помощью аппарата удалось прикрепить два троса к парашюту, но при попытке завести третий трос CURV также запутался и потерял управление. Попытки освободить его закончились неудачей, и было принято решение поднимать бомбу вместе с аппаратом на двух тросах. Попытка закончилась успешно, и бомба была поднята на палубу спасательного корабля «Петрель» через 81 день после катастрофы. На следующий день на палубу корабля допустили более ста журналистов и фотографов, представлявших различные СМИ; по утверждению газеты «Нью-Йорк Таймс», это был первый в истории случай публичной демонстрации ядерного оружия.

Дезактивация местности

Параллельно с поисками бомб велись работы по дезактивации района катастрофы. Практически сразу же были начаты радиометрические замеры местности и переговоры с испанскими властями о мерах, необходимых для устранения последствий катастрофы. Наибольшая радиоактивность отмечалась в районе падения второй и третьей бомб, которые были разрушены взрывами. Максимальный уровень радиации достигал 2 МБк/м2. Граница, за пределами которой альфа-излучение не регистрировалось, первоначально охватывалa площадь в 630 акров, и впоследствии была расширена до 650 акров из-за разноса ветром радиоактивной пыли.

Согласно окончательной договорённости, почва с участков, на которых радиоактивность превышала 60 кБк/м2, должна была быть снята на глубину 5-6 дюймов и заменена свежим плодородным слоем. Общая площадь таких участков составила 5½ акров, а объём снятой почвы 1423 куб. ярдов (1088 м³). На остальной части заражённой территории почва была перепахана, а там, где это не позволял сделать рельеф местности — также собрана для захоронения. В ходе работ местность непрерывно поливалась водой для предотвращения распространения радиоактивной пыли. Растительность, в основном помидорные посадки с зарегистрированной радиацией свыше 400 Бк/кг была собрана вместе с зараженной почвой для захоронения, остальная — большей частью сожжена. Некоторое количество спелых помидоров, на которых регистрировался минимальный уровень излучения, было употреблено в пищу участниками работ. Собранные для захоронения почва и растительность были отправлены на ядерный могильник Саванна Ривер в США.

Помимо собственно дезактивации восстанавливались повреждённые объекты сельскохозяйственной инфраструктуры: ирригационные каналы, мосты, заборы и т. п. Все работы были завершены к 1 апреля и были приняты владельцами сельхозугодий и представителями испанских властей.

Последствия

Операция «Хромированный купол»

Немедленно после авиакатастрофы над Паломаресом США заявили, что прекращают полёты над Испанией бомбардировщиков с ядерным оружием на борту. Через несколько дней правительство Испании установило формальный запрет на такие полёты.

Вскоре операция «Хромированный купол» была значительно сокращена. Министр обороны США Роберт Макнамара настаивал на полном прекращении операции, ссылаясь на то, что к 1966 году бомбардировщики представляли лишь незначительную часть ядерной мощи США, основой которой стали межконтинентальные баллистические ракеты наземного базирования Минитмен и морского базирования Поларис, а системы раннего оповещения гарантировали заблаговременное предупреждение о ракетном нападении. Также отмена операции позволила бы сэкономить 123 млн долларов оборонного бюджета. Позицию министра не поддержали ни Объединённый комитет начальников штабов, ни Стратегическое командование ВВС США, и президент Линдон Джонсон принял компромиссное решение: операция была продолжена, но количество вылетов сокращалось с 24-х до 4-х в сутки.

Иски и компенсации

США провели очистку заражённой территории и удовлетворили 536 заявок о компенсации, выплатив 711 тыс. долларов. Хотя никто не получил физических увечий, компенсации выплачивались за ущерб имуществу, потерю доходов в связи с невозможностью заниматься сельским хозяйством или рыболовством из-за поисковых работ, а также в связи с падением спроса на местные рыбу и овощи из-за боязни заражения. Чтобы не ухудшать отношения с испанским правительством и местным населением, по совету посла Дюка, американская сторона максимально упростила процедуры получения компенсаций. Иски на суммы до 15 тыс. долларов удовлетворялись на месте, без судебных слушаний. В срочных случаях авансы на сумму до 1000 долларов выплачивались до подачи формальных требований о компенсации, было удовлетворено 222 таких заявки. В трех случаях небольшие суммы (500—600 долларов) были выплачены ex gratia людям, заявившим о физических травмах, полученных в результате катастрофы.

Ещё 14,5 тыс. долларов было выплачено рыбаку, наблюдавшему падение бомбы в море.

В самом Паломаресе десятилетия спустя о произошедшем не напоминает ничего, кроме улицы «17 января 1966». По сообщениям прессы в 2012 году госсекретарь США Хилари Клинтон и министр иностранных дел Испании Хосе Гарсиа-Маргалло обсуждали окончательное урегулирование вопроса о компенсациях и восстановлении зараженных площадей.

Отображение в искусстве

В 1967 году греческий режиссёр Михалис Какояннис снял антивоенную комедию «День, когда всплыла рыба». Сюжет фильма построен вокруг поисков сверхсекретного оружия, находившегося на борту самолёта НАТО, который потерпел крушение на греческом острове.

Гунар Цирулис, Анатоль Имерманис. «Призраки отеля „Голливуд“».

Карл Брошир, первый афроамериканский военный водолаз, стал инвалидом во время поисков одной из термоядерных бомб. Его история стала основой сюжета фильма «Военный ныряльщик» (англ.  Men of Honor).

https://nekropole.info/ru/events/Aviakatastrofa-nad-Palomaresom

Оболочки двух термоядерных бомб B28 из Паломареса находятся в музее.

 

Фонд поддержки авторов AfterShock

Комментарии

Аватар пользователя Гагарин
Гагарин(2 года 1 месяц)(19:50:56 / 17-01-2016)

Чего-то непонятно. Почему ЯБ на парашютах спускались? Или там одновременно с катапультируемым экипажем инициируется сброс бонб?

Аватар пользователя PIPL
PIPL(3 года 11 месяцев)(19:55:19 / 17-01-2016)

Катастрофа была, там всё вперемешку падало.

Аватар пользователя Дирижёр
Дирижёр(2 года 3 месяца)(20:02:28 / 17-01-2016)

Парашютная система сработала в 50% случаев, инициирующий заряд обычного взрывчатого вещества сработал в других 50% случаев. Значит скорее всего самолёт разрушился в воздухе, бомбы выпали, и каждая дальше нештатно делала что хотела. Ну вот такие разработчики термоядерных бомб в США.

Комментарий администрации:  
*** "Большевиков приравниваю к Геббельсу... Сам - дочь сдавшегося в плен расстрелянного петуха" (с) ***
Аватар пользователя Гагарин
Гагарин(2 года 1 месяц)(20:46:11 / 17-01-2016)

Значит скорее всего самолёт разрушился в воздухе, бомбы выпали, и каждая дальше нештатно делала что хотела.

Насколько я в теме, что бы инициировать ядерный заряд необходимо провести кучу процедур. Самолет падал с 9000 км по спирали, без крыла, даже если представить себе что он разрушился в воздухе, бонбы из бомбодержателей выпали? Срабатывание парашюта говорит о том что, бомба была, да простят меня тавтологи, инициирована.

инициирующий заряд обычного взрывчатого вещества сработал в других 50% случаев

 инициирующий заряд обычного ВВ инициировался об землю, тут вопросов нет.

 

Симхую, скорее всего экипаж переменил экстренный сброс, предусмотренный в нештатных ситуациях.

Аватар пользователя Дирижёр
Дирижёр(2 года 3 месяца)(22:58:43 / 17-01-2016)

1. Вы совершенно не в теме термоядерных бомб США 60-х годов прошлого века.

2. Вы явно неспособны принять все факты одновременно, целиком и полностью. Вы принимаете их только как кусочки мозаики.

3. Вам стоит ещё раз подержать в голове факт, что парашютная система сработала только в 50%, а не в 100%.

Комментарий администрации:  
*** "Большевиков приравниваю к Геббельсу... Сам - дочь сдавшегося в плен расстрелянного петуха" (с) ***
Аватар пользователя mmx
mmx(2 года 1 месяц)(21:08:06 / 17-01-2016)

Может это стандартная система "спасения" для ядрен батонов. Самолеты то регулярно падают над своей территорией, кому охота разбившуюся бомбу потом вместе с гектарами земли убирать.

Аватар пользователя Дирижёр
Дирижёр(2 года 3 месяца)(19:54:30 / 17-01-2016)

"...компенсации, выплатив 711 тыс. долларов"(c)

Дёшево откупились. Сейчас меньше чем миллиардом бы не отделались.

Комментарий администрации:  
*** "Большевиков приравниваю к Геббельсу... Сам - дочь сдавшегося в плен расстрелянного петуха" (с) ***
Аватар пользователя Vladyan
Vladyan(2 года 6 месяцев)(21:07:10 / 17-01-2016)

Долетались, блин

Аватар пользователя PavelCV
PavelCV(5 лет 1 неделя)(14:46:13 / 18-01-2016)

Была ещё аналогичная ядрён-батон катастрофа.

Где лежит потерянная атомная бомба?



Уже совсем не секретны сведения о том, что в годы Холодной войны было утеряно порядка 50 ядерных боеголовок, и далеко не все они остались лежать в безлюдных районах.

В 1980 году Министерство обороты США опубликовало доклад, в котором было уже 32 случая потери ядерных бомб. В то же время, те же документы были выпущены и военно-морским флотом в соответствии с законом о свободе информации, в котором значился 381 инцидент с ядерным оружием в США между 1965 и 1977 годами. Мы уже с вами читали про 13 случаев, связанных с ПОТЕРЕЙ ЯДЕРНОГО ОРУЖИЯ и один из них, который касается трагедии над испанской деревушкой Паломарес просто шокирующий.

А мы давайте подробнее узнаем вот о каком случае.

21 января 1968 года стратегический бомбардировщик ВВС В-52 США потерпел катастрофу вблизи американской базы Норс Стар-бей. На борту потерпевшего аварию самолета было четыре такие бомбы. Самолет пробил лед и оказался на морском дне. Официально власти США заявили, что все атомные бомбы подняты с морского дня. Однако в действительности были обнаружены и извлечены из Ледовитого океана только три бомбы. А четвертый заряд так и не был найден.

Итак, как это было ...



Авиакатастрофа над базой Туле произошла 21 января 1968 года, когда после возникновения пожара на борту стратегического бомбардировщика B-52 экипаж был вынужден экстренно покинуть самолёт над базой ВВС США Туле в Гренландии и неуправляемый самолёт потерпел крушение в 12 км от базы. Бомбардировщик выполнял боевое патрулирование в рамках операции «Хромовый купол (англ.)» и нёс четыре термоядерные бомбы B28FI (англ.). В результате падения самолёта, оставленного экипажем, термоядерные боеприпасы разрушились, вызвав радиационное заражение местности. Впоследствии в прессе появлялись сообщения, основанные на рассекреченных документах, что в ходе поисковых работ были обнаружены обломки только трёх из четырёх бомб находившихся на борту, а судьба четвёртой остается неизвестной.

1. Полётное задание

С 1960 года Стратегическое командование ВВС США проводило операцию «Хромовый купол», которая заключалась в постоянном боевом патрулировании в воздухе стратегических бомбардировщиков с термоядерным оружием на борту, в готовности нанести удар по целям на территории СССР. С 1961 года в рамках операции стали выполняться задания под кодовым названиям «Хард Хэд» (англ. Hard Head) по визуальному наблюдению за радиолокационной станцией на авиабазе Туле, служившей ключевым компонентом системы раннего предупреждения о ракетном нападении BMEWS. Целью «Хард Хэд» было получение оперативной оценки ситуации в случае нарушения связи со станцией. Самолёты, действовавшие в рамках этого задания, также несли термоядерные бомбы.


Комплект из четырёх термоядерных бомб B28

2. Катастрофа

21 января 1968 года с авиабазы Платсбург, расположенной в городе Платтсбург (штат Нью-Йорк), на очередное патрулирование по плану «Хард Хэд» вылетел бомбардировщик B-52G, принадлежавший 380-му бомбардировочному крылу стратегической авиации США. Командиром корабля был капитан Джон Хог. На борту, помимо пяти штатных членов экипажа, находились сменный штурман капитан Крис Кёртис и запасной (третий) пилот майор Альфред Д'Марио.

Перед вылетом Д'Марио положил на вентиляционное отверстие системы отопления, под сиденьем штурмана-инструктора в кормовой части нижней палубы, три поролоновые, обтянутые тканью подушки, а вскоре после вылета — ещё одну. Полёт проходил без происшествий, за исключением дозаправки в воздухе от танкера KC-135, которую пришлось произвести вручную в связи с неполадками автопилота.

Примерно через час после заправки, командир приказал второму пилоту, капитану Леонарду Свитенко, смениться для отдыха, а майору Д'Марио занять его место. Поскольку в кабине было холодно, Д'Марио открыл клапан забора воздуха из воздушного тракта двигателя в систему отопления. Из-за технической неисправности горячий воздух от турбины при поступлении в систему отопления практически не охлаждался, и вскоре в кабине стало очень жарко, а поролоновые подушки, сложенные под сиденьем, воспламенились. Запахло горящей резиной. Экипаж начал поиски источника запаха, и штурман, дважды осмотрев нижнюю палубу, обнаружил очаг возгорания. Попытки погасить пламя с помощью двух огнетушителей успехом не увенчались, и в 15:22 EST, когда самолёт находился в 140 километрах от авиабазы Туле, капитан Хог передал сигнал бедствия и запросил разрешение на экстренную посадку. В течение пяти минут все огнетушители на борту были израсходованы, электроснабжение отключилось, а кабина заполнилась дымом до такой степени, что пилоты не могли различать показания приборов. Командир корабля, поняв, что посадить машину не удастся, приказал экипажу покинуть самолёт. Четыре члена экипажа катапультировались, как только Д'Марио подтвердил, что самолёт находится непосредственно над базой. За ними последовали пилоты — сам Хог и Д'Марио. Второй пилот Свитенко, оставшийся без катапультируемого кресла попытался покинуть машину через нижний люк, но получил смертельную травму головы.

Неуправляемый самолёт некоторое время летел в северном направлении, затем развернулся на 180° и в 15:39 EST рухнул на лёд залива Северной звезды. При ударе взорвались конвенциональные запалы во всех четырёх бомбах, и хотя ядерного взрыва не последовало, радиоактивные компоненты оказались разбросаны по большой площади. Воспламенившееся авиационное топливо проплавило лёд и обломки крушения ушли на дно океана.

Хог и Д'Марио приземлились непосредственно на территории авиабазы с разницей в десять минут и немедленно проинформировали командира базы о том, что как минимум шестерым членам экипажа удалось катапультироваться, и что на борту потерпевшего крушение B-52 находились водородные бомбы. Спасателям удалось обнаружить остальных выживших членов экипажа. Дольше всего занял поиск капитана Кёртиса, который покинул самолёт первым и приземлился на расстоянии 9.7 км от базы. Он был найден только через 21 час и сильно пострадал от переохлаждения (температура воздуха достигала -31°), но сумел выжить, завернувшись в парашют.

Воздушная разведка места падения самолёта, произведённая практически немедленно, сумела обнаружить на льду только шесть двигателей, покрышку и мелкие обломки. Инцидент получил классификацию «Сломанная стрела» (англ. Broken Arrow), код, обозначавший происшествие с ядерным оружием, не создающее угрозу войны.


Погрузка заражённого льда в цистерны

3. Проект «Крестед Айс»

Взрывы и пожар уничтожили большую часть обломков, разбросанных по участку длиной примерно 4,8 и шириной 1,6 км. Части бомбового отсека были обнаружены в 3.2 км севернее места падения, свидетельствуя, что самолёт начал разрушаться ещё в воздухе. Лёд в месте падения был пробит, образовалась полынья диаметром около 50 м. Южнее точки падения горевшее авиатопливо оставило почерневшее пятно 670 на 120 м, это зона была наиболее заражена разлившимся топливом JP-4 и радиоактивными элементами, включая плутоний, уран, америций и тритий, концентрация плутония достигала 380 мг/мІ.

Американские и датские службы немедленно приступили к работам по очистке и дезактивации местности. Проект получил официальное кодовое название «Крестед Айс» (англ. Crested Ice, «Хохлатый Лёд»), и (неофициальное среди участников) — «Доктор Фризлав». Целью проекта было окончание работ до наступления весенней оттепели, чтобы предотвратить радиоактивное заражение океана.

Руководителем операции был назначен генерал ВВС США Ричард Ханцикер (англ. Richard Overton Hunziker). Для обеспечения круглосуточного режима работы в непосредственной близости от места падения был создан «Лагерь Ханцикера», состоявший из жилых иглу, электростанции, центра связи и вертолётного порта. Для сообщения с авиабазой были проложены две ледяные дороги. Позднее были установлены несколько сборных домиков, трейлер с оборудованием для дезактивации и общественная уборная.

Для контроля за дезактивацией людей и техники 25 января была установлена «нулевая линия» — граница зоны заражения размером 1,6 на 4,8 км (1 на 2 мили), внутри которой регистрировался альфа-распад. Операция проводилась в экстремальных погодных условиях, средняя температура воздуха была около −40° Цельсия, периодически опускаясь до −60°, скорость ветра доходила до 40 м/с. Поскольку авария произошла в период полярной ночи, работать приходилось при искусственном освещении, первый восход Солнца состоялся лишь 14 февраля.

При помощи грейдеров заражённый снег и лёд с места аварии грузились в деревянные контейнеры. Контейнеры складировались на площадке недалеко от авиабазы, а затем перегружались в стальные танки, которые морем отправлялись в США. Обломки водородных бомб отправлялись на завод Пантекс в Техасе для обследования, а танки для захоронения — на ядерный могильник Савана Ривер в Южной Каролине.

ВВС контролировали уровень заражения воздуха с помощью проверок респираторов. На 335 из 9837 собранных респираторов был зарегистрирован альфа-распад, но в пределах допустимых норм. Уровень заражения плутонием проверялся с помощью анализов мочи, причём ни в одной из 756 взятых проб следов плутония обнаружено не было.

Операция закончилась 13 сентября 1968 года, когда последний танк был погружен на судно, идущее в США. В общей сложности было собрано 2100 мі (55000 галлонов) радиоактивной жидкости и 30 танков с различными материалами, часть из которых также была заражена. К моменту окончания проекта в нём приняли участие 700 американских и датских специалистов, а также более 70 правительственных агентств США. Затраты на операцию оцениваются в 9,4 млн. долларов (58,8 млн. долларов в ценах 2010 года).


Подводный аппарат Star III

4. Поиски бомб

В августе 1968 года был организован подводный поиск остатков водородных бомб, в особенности урановых оболочек вторых ступеней, при помощи подводного аппарата Стар III (англ. Star III). Настоящие цели операции были засекречены, инструкция предписывала в обсуждениях с датчанами упоминать об операции как об «исследовании океанского дна в месте падения». Подводные работы были сопряжены со значительными техническими трудностями и были прерваны досрочно. В результате поисков была обнаружена одна практически целая урановая оболочка и обломки, в совокупности соответствующие ещё двум, и некоторые второстепенные детали. Четвёртая оболочка найдена не была. В документе Комиссии по атомной энергии, датированном сентябрём 1968 года, указывалось, что четвёртая оболочка предположительно находится в «куче массивных обломков, обнаруженной на дне».

Операция «Хромовый купол»

Операция «Хромовый купол» была значительно сокращена после катастрофы над Паломаресом, и окончательно свёрнута после инцидента над Туле, поскольку затраты и риски, связанные с операцией, были переоценены как неприемлемые. Межконтинентальные баллистические ракеты наземного и морского базирования стали для США основным средством обеспечения ядерного паритета.

После катастроф над Паломаресом и Туле, в которых конвенциональный взрыв привёл к рассеиванию ядерных материалов, исследователи пришли к выводу, что взрывчатое вещество, использованное в конструкции бомб, недостаточно стабильно и не может выдержать условий авиакатастрофы. Также было установлено, что электрические контуры предохранительных устройств недостаточно надёжны, и при пожаре существует опасность короткого замыкания. Эти заключения послужили толчком к началу нового этапа исследовательских и конструкторских работ по повышению безопасности ядерного оружия.

Ливерморская национальная лаборатория разработала так называемый «Тест Сьюзан» (англ. Susan Test) для испытания взрывчатых веществ на устойчивость. Тест заключался в стрельбе специальным снарядом по образцу взрывчатки, помещённому на твёрдую металлическую поверхность. К 1979 году Лос-Аламосская национальная лаборатория разработала новую «низкочувствительную» бризантную взрывчатку для использования в ядерных устройствах. Рэй Киддер (англ.), американский физик и конструктор ядерного оружия, утверждал, что если во время катастроф в Паломаресе и Туле бомбы были бы оснащены новой взрывчаткой, взрывов бы не произошло.

Прошло 40 лет ...

Пилот бомбардировщика Джон Хог спустя почти полвека после инцидента рассказал о произошедшем: "Ситуация вышла из под контроля. В кабине пилотов начался пожар, и через пять минут мы уже практически не контролировали машину. Впервые в жизни я вынужден был послать сигнал SOS". Еще один пилот разбившегося Б-52, Джо Ди-Амарио, свидетельствует: "У нас было всего несколько минут, чтобы дотянуть до военной базы в Туле [Гренландия], мы даже видели посадочные огни, но положение стремительно ухудшалось. Машину спасти не удалось".

Для местных жителей случившееся стало шоком. При падении самолета сдетонировали топливные баки. Свидетель катастрофы, наблюдавший падение самолета с берега, рассказал: "Я увидел взрыв. Вначале не было слышно ничего, но я увидел чудовищной силы взрыв". Еще один свидетель падения Б-52 поделился своими воспоминаниями об увиденном: "Мы сидели в баре. Это было обычное воскресное утро, когда пришли новости о том, что самолет с ядерными бомбами упал в океан, пробив льды. Люди испытали шок".

Сразу после авиакатастровы были снаряжены поисковые команды. С места катастрофы вывезли сотни тысяч кубометров радиоактивного снега и льда. Искали долго, на место падения бомбардировщика даже пришла подводная лодка. Были найдены и успешно обезврежены три ядерных заряда, однако четвертую бомбу найти так и не удалось, хотя официально было объявлено, что все последствия авиакатастрофы ликвидированы, бомбы найдены и подняты с морского дна.

Очевидец случившегося, местный житель, вспоминает: "Мы были молоды и были рады помочь американским военным. Они собирали остатки самолета и оборудования, погрузили все в контейнеры и отвезли на базу. Нам особо не рассказывали, как на самом деле обстоят дела".

Всех, кто принимал участие в спасательной операции, поблагодарили, а дело закрыли, убрав в архив под грифом "секретно" на долгие 40 лет. Теперь установленный законодательством США срок секретности истек, и стало ясно, что Гренландия последние 40 лет живет на ядерной бомбе.

В действительности были обнаружены и извлечены из Ледовитого океана только три бомбы. А четвертый заряд так и не был найден. Об этом свидетельствует рассекреченное американское правительственное видео, полученное ВВС.

Согласно документам, уже к концу января была видна почерневшая одна из секций льда в районе аварии. Лед там замерз повторно, а сквозь него просматривались очертания парашюта оружия. К апрелю было решено отправить в район инцидента субмарину Star III, чтобы искать потерянную бомбу под регистрационным номером 78252. Реальная цель прибытия субмарины была преднамеренно скрыта от датских властей, отмечает ВВС.

"Факт, что эта операция включает поиск объекта или недостающую часть оружия, нужно рассматривать как конфиденциальный NOFORN (что обозначает - не быть раскрытым любой зарубежной стране)", - говорится в одном из документов, датированном июлем.

Между тем подводный поиск так и не увенчался успехом. Сначала этому мешали различные технические проблемы, а затем наступила зима. Решено было остановить поисковую операцию, говорится в документах. В них также сказано, что в пропавшей части оружия находились такие радиоактивные элементы, как уран и плутоний.

И теперь, как отмечает ВВС, местные жители обеспокоены тем, что бомба проржавела под воздействием соленой воды и представляет огромную угрозу для окружающей среды.

Лидеры обсуждений

за 4 часаза суткиза неделю

Лидеры просмотров

за неделюза месяцза год

СМИ

Загрузка...