Вход на сайт

МЕДИАМЕТРИКА

Облако тегов

Выборы без победителей. О региональной кампании во Франции

Аватар пользователя кислая

Два тура голосования, прошедшие 6 и 13 декабря 2015 г. во Франции, вряд ли можно назвать заурядными событиями. Борьба за места в региональных советах развернулась на фоне беспрецедентных терактов в Париже 13 ноября 2015 г. Даже несмотря на то, что в самые опасные для страны дни избирательная кампания была остановлена, кандидаты всё же успели обыграть последние события в своих программах, что и придало голосованию особенный резонанс.

 

Количество не переходит в качество: Национальный фронт терпит поражение

Едва ли не главной особенностью отчётных выборов стало двусмысленное выступление Национального фронта (НФ).Результат первого тура (около 30% в целом по стране) можно было бы назвать сенсацией. На тот момент казалось, что крайне правые очень близки к своей цели и вот-вот выиграют в регионах, опираясь только на свою электоральную базу.

Объясняя этот промежуточный успех, следует заметить, что он не был взлётом в строгом смысле этого слова: за последние два года НФ во всех кампаниях смотрелся достаточно уверенно, добиваясь всё больших успехов. Выборы в Европарламент-2014 партия Марин Ле Пен даже сумела выиграть, так что уже тогда у неё появился повод для заявлений в духе «Мы — первая партия Франции». Однако события ноября-декабря 2015 г. можно назвать особыми в том плане, что НФ получил возможность показать избирателям, против чего направлены усилия партии. Ситуация с беженцами, а затем и террористические атаки заставили граждан обратить внимание на темы безопасности, ограничения миграционных потоков, защиты национальных ценностей, подробно описанных в программных документах НФ.

Вместе с тем невозможно объяснить результат первого тура для М. Ле Пен одной лишь «охранительной» риторикой. Хорошо известно умение НФ играть на протестных настроениях в обществе, связанных с экономическими проблемами. В настоящий момент их подогревает растущая безработица. Мог привлечь голоса социальный блок программы, в который вошли обещания повысить минимальный объём заработной платы и вернуть планку пенсионного возраста на уровень 60 лет. Нужно оговориться, что здесь «фронтисты» не избежали популизма: во-первых, не объяснялось, из каких средств будут финансироваться эти социальные гарантии, во-вторых, социальная политика не входит в компетенцию региональных советов, в которые проводились выборы.

Следует признать и существование в сегодняшнем французском обществе недовольства Социалистической партией и «Республиканцами» как политической элитой в целом, которое взяли на вооружение крайне правые. Их лидеры — хорошо известные избирателю фигуры. Также надо отметить, что многие избиратели не получили внятных ответов ни на теракты 13 ноября, ни на победу Национального фронта в первом туре. Как высказался ещё 7 декабря бывший премьер-министр Ален Жюппе — одна из главных фигур среди правоцентристов — «Республиканцы» должны начать дебаты о своём политическом курсе, который ныне не находит отклика у французов».

Нельзя не отметить также тот факт, что в ходе прошедшей кампании были собраны все сильнейшие кандидаты, которых мог выставить НФ. На Севере страны, в Нор-Па-де-Кале-Пикарди избиралась сама М. Ле Пен, на Юго-Востоке, в Провансе-Альпах-Лазурном берегу баллотировалась «восходящая звезда» фронта, её племянница Марион-Марешаль. Кроме того, в регионе Эльзас-Шампань-Арденны-Лотарингия НФ представлял советник М. Ле Пен Флориан Филиппо, в регионе Лангедок-Русильон-Пиренеи — вице-президент партии Луи Аллио. Все они могли похвастать плотной работой в своих регионах в течение длительного времени, так и известностью в национальном масштабе. Хотя другие партии учли этот момент и также разнообразили свои избирательные списки известными фигурами. В частности, в битву с М. Ле Пен на Севере от «Республиканцев» вступил известный политик Ксавье Бертран, а в Бретани одержал убедительную победу Жан-Ив Ле Дриан, бессменный министр обороны во всех правительствах при президенте Франсуа Олланде.

fre1.jpg

Однако все эти причины вовсе не привели к победе НФ и по итогам второго тура. Совсем наоборот, партии не достался ни один регион. Надо полагать, что винить в этом следует и конкурентов, и повысившуюся явку. Например, Социалистическая партия прекратила борьбу между турами в тех регионах, где её кандидаты находились на третьем месте с большим отставанием (в Нор-Па-де-Кале-Пикарди и Провансе). Тем самым была открыта дорога к вынужденному объединению всех избирателей против НФ. Кроме того, перед вторым туром в прессе можно было проследить настойчивое намерение объяснить читателям, не пришедшим к урнам в первом туре, перед каким выбором оказалась Франция (но масштабов 2002 г. кампания по «демонизации» не приобрела). Поскольку весь консолидированный электорат крайне правых уже был на участках 6 декабря 2015 г., а 13 декабря он лишь подтвердил свой выбор, «резерв» явки, по-видимому, оказался настроен гораздо более скептически по отношению к НФ.

 

«Республиканцы» и социалисты: одно разочарование на всех

Для правоцентристского лагеря результаты выборов также можно назвать крайне неоднозначными. Ранние опросы общественного мнения показывали, что «Республиканцы» могли рассчитывать на вполне убедительную победу, однако ближе ко дню голосования (особенно после 13 ноября) их стремительно догнал НФ. По итогам первого тура оппозиция лидировала лишь в четырёх регионах (социалисты — в трёх, но НФ — в шести). В промежуток между турами не без колебаний была принята линия «ни-ни»: ни сниматься досрочно в тех регионах, где отставание было слишком велико, ни соглашаться на слияние избирательных списков с социалистами. Её автором выступил лидер партии Николя Саркози, а другие видные фигуры, Франсуа Фийон и Ален Жюппе, согласились с ним лишь на условии глубокого пересмотра основ партийного курса в дальнейшем. Натали Косцюшко-Моризе, в свою очередь, вступила в конфронтацию с Н. Саркози, выразив готовность пойти на ситуативный альянс с социалистами. Сейчас уже стало известно, что эта позиция обошлась ей в пост вице-президента партии, который она занимала до сих пор.

«Республиканцы» попытались представить себя единственной силой, которая может дать отпор социалистам, с одной стороны, и наступающему НФ — с другой. Н. Саркози провёл линию на самодостаточность партии, которая не меняла бы своё поведение в зависимости от конъюнктуры, а в качестве единственных союзников воспринимала бы лишь центристов. Возможно, такая позиция пришлась по нраву части как раз тех избирателей, которые уже были склонны разочароваться в своих политиках, обвиняя их в отсутствии концептуальных отличий друг от друга. Дебаты о новом курсе партии, на которых настояли Ф. Фийон и А. Жюппе, скорее всего, пойдут о тех же темах: как определить своё место на политическом поле по отношению к другим силам, возможны ли альянсы с ними, не следует ли занять более «правую» позицию, чтобы не отдать эту нишу Национальному фронту.

fre2.jpg

В итоге «Республиканцам» достались восемь регионов (учитывая Реюньон). Среди наиболее символичных можно назвать столичный Иль-де-Франс, где Валери Пекресс одолела председателя Национального Собрания Клода Бартолона, а также упоминавшиеся Север и Прованс. После полного провала на региональных выборах-2010, когда правоцентристам отошло лишь три региона, такой результат можно считать успехом. К тому же не следует забывать, что после слияния ряда регионов по закону от 29 января 2015 г. (сейчас их 17 вместо 27) удельный вес каждой победы увеличился. Однако таким результатом «Республиканцы» едва ли удовлетворились: слишком очевидной стала угроза со стороны крайне правых, да и в некоторых проигранных регионах можно было выступить лучше.

Социалистическая партия тоже не встретила свой результат с большим оптимизмом. Даже если число регионов, где объединённые левые одержали победу, достойно само по себе (семь, учитывая заморские территории), то в процентном соотношении отрыв от «Республиканцев» во втором туре был существенным — 32% против 40%. Особенно болезненным поражение становится, если вспомнить, что в 2010 г. почти вся региональная карта Франции была окрашена в розовый цвет, сейчас же — едва ли половина.

Лишь в Бретани и Аквитании-Лимузен-Пуату-Шарант кампании получились у социалистов уверенными. Хотя если победа Ж.-И. Ле Дриана в родной вотчине вряд ли вызывала сомнения, в Аквитании правоцентристы при активном участии мэра Бордо А. Жюппе на определённом этапе сумели навязать борьбу. В остальных же случаях перевес левых был не слишком серьёзным, и второй тур выдался крайне напряжённым. Пожалуй, только на самом юге, в Лангедоке, где именно социалисты, а не «Республиканцы» преградили дорогу НФ, лучше всего удалась мобилизация избирателей между турами.

Определённо не стало показателем силы Социалистической партии и то, что именно ей пришлось жертвовать своими кандидатами ради победы над НФ. Такой шаг не привёл к созданию так называемого «Республиканского фронта», поскольку правоцентристы эту инициативу не поддержали. По существу, левым пришлось скрепя сердце согласиться с тем, что их голоса автоматически пошли на счёт «Республиканцев» и позволили тем заполучить два стратегически важных региона. Однако помимо всего прочего, самым тревожным сигналом для социалистов должна стать вновь упавшая популярность президента Ф. Олланда. Французы оценили его действия в кризисный период терактов по достоинству (рейтинг доходил до 41%), но, вернувшись к ежедневным проблемам, снова высказали свою критику: прямо сейчас за него готовы проголосовать от 19 до 22%.

 

Следующая остановка — президентские выборы

Региональная кампания стала последней встречей политиков и избирателей перед президентскими выборами, которые состоятся в 2017 г. Именно приближающаяся борьба за пост главы государства и определит развитие политической жизни в стране. Весь 2016 г. в партиях будет наблюдаться внутреннее противостояние за право стать кандидатом, и исход региональных выборов в этом плане наводит на некоторые соображения.

В среде «Республиканцев» авторитет Н. Саркози в целом укрепился (выборы выиграны, пусть и не без колоссальных усилий), но другие лидеры готовы бросить ему вызов на правоцентристских праймериз: А. Жюппе, Ф. Фийон, возможно, Н. Косцюшко-Моризе. Очевидно, что прежде чем стать кандидатом в гонке за Елисейский дворец, экс-президенту предстоит гораздо сильнее сплотить однопартийцев вокруг себя. Внутренние разногласия, если они перейдут в более острую фазу, способны ударить по правоцентристам гораздо сильнее, чем даже расширившаяся популярность М. Ле Пен.

В свою очередь, социалисты, проиграв все последние кампании, должны принять стратегическое решение: пытаться поддержать действующего президента или пойти на очень смелый шаг и выставить другую кандидатуру (например, премьер-министра Мануэля Вальса). 2016 г. будет последней возможностью показать, что левое большинство способно проводить эффективную политику. Важно и то, насколько удастся объединение всех разрозненных левых сил под знаменем социалистов. Так или иначе, права на ошибку социалисты больше не имеют.

Что касается Национального фронта, то региональные выборы показали, что он до сих пор находится в своей классической ловушке: партия может громко выступить в первом туре, но на второй «резервов» уже не остаётся. Обстоятельства ноября-декабря 2015 г. были, казалось бы, наиболее «благоприятными» для победы крайне правых, но даже в таких условиях они не заполучили ни одного региона. М. Ле Пен сейчас должна быть обеспокоена тем, что на президентских выборах может повториться ровно такой же сценарий, какой проходил её отец в 2002 г.

На сегодняшний день можно констатировать, что ни одна партия не может чувствовать себя уверенной в победе в 2017 г. Даже лидирующие «Республиканцы» проходят в данный момент непростой отрезок, связанный с внутренней борьбой. Хотя именно это качественно отличает их от других партий, ведь остальные игроки вынуждены считаться не только с раскладом сил в своих рядах, но и с «системным» влиянием политической жизни. На результатах социалистов неминуемо скажутся итоги работы правительства и президента, Национального фронта — его собственное положение на политическом поле. Так или иначе, именно в 2016 г. должен обрисоваться чёткий круг возможных кандидатов и станут ясными их перспективы.

Алексей Чихачев - Факультет международных отношений СПбГУ, член французской партии «Республиканцы», эксперт РСМД

http://russiancouncil.ru/inner/?id_4=7030#top-content

Фонд поддержки авторов AfterShock

Лидеры обсуждений

за 4 часаза суткиза неделю

Лидеры просмотров

за неделюза месяцза год

СМИ

Загрузка...