Вход на сайт

МЕДИАМЕТРИКА

Облако тегов

Политические экстремистские движения на Ближнем Востоке и в Северной Африке. ч.1

Аватар пользователя alexvlad7

Краткий обзор основных группировок и лидеров.

  ИГ, Аль-Каида, Ан-Нусра, Братья-мусульмане, Хамас, Хезболла.

  Кризисные события в Ираке, Йемене, Ливии и Сирии оказывают дестабилизирующее влияние на страны Ближнего Востока. В условиях нарастания турбулентности и непредсказуемости происходящих в регионе процессов под угрозой оказывается сама модель национального государства. Последнему становится все труднее реагировать на вызовы, исходящие со стороны негосударственных акторов международных отношений и прежде всего экстремистских группировок. Неспособность государства противостоять террористической угрозе ведет к активизации радикальных элементов, чья деятельность приобретает региональный характер, способствуя обострению застарелых проблем, в том числе арабо-израильского противостояния. В этой связи особую важность приобретает комплексный анализ действий экстремистов, так как это позволит, во-первых, выявить истоки кризисных явлений, и, во-вторых, более точно спрогнозировать дальнейшее развитие событий в регионе.

  «Исламское государство» 
 
     С учетом масштаба деятельности и уровня влияния на общемировую повестку дня начать стоит с рассмотрения обретающих в настоящее время второе дыхание радикальных организаций исламистского толка. Ярчайший представитель этого течения — «Исламское государство» — контролирует обширные территории в Ираке и Сирии и позиционирует себя в качестве лидера глобального джихадистского фронта.
 
  История формирования
 
  Появившись в результате интервенции сил многонациональной коалиции в Ираке в 2003 г., радикальная ячейка «ат-Таухид валь-Джихад», возглавляемая Абу Мусабом аз-Заркави, достаточно быстро стала частью террористической сети Усамы бен Ладена, получив название «Аль-Каида в Междуречье». Однако глубокие противоречия между «центром» и иракским «филиалом» в первую очередь в вопросах выбора приоритетного направления борьбы и отношения к представителям других течений в исламе привели к тому, что в 2006 г. группировка Заркави без санкции со стороны «Аль-Каиды» вошла в состав крупного террористического объединения «Исламского государства в Ираке» (ИГИ), собравшего под своими знаменами исламистов, сражающихся против оккупационных сил.
    Создание нового полюса притяжения радикально настроенных элементов совпало по времени со сменой стратегии американского командования по борьбе с исламистским подпольем. Пентагон сделал ставку на добровольческие «отряды возрождения» (сахва), формировавшиеся из числа суннитских племен. Такой подход принес свои плоды: к моменту вывода войск стран-союзниц США из Ирака территория, контролируемая боевиками ИГИ, сократилась вдвое, а 75% живой силы группировки было уничтожено. Более того, именно в Ираке американское командование апробировало тактику «обезглавливания» террористических организаций: 19 апреля 2010 г. в результате спецоперации были ликвидированы глава «Исламского государства в Ираке» Абу Омар аль-Багдади и его ближайший соратник Абу Хамза аль-Мухаджир (Абу Хунейя Хасан, Абу Румман Мухаммад. Организация «Исламское государство»: суннитский кризис и борьба с глобальным джихадом. Амман: Фонд имени Фридриха Эберта, 2015).
 
  Лидер группировки
 
    С апреля 2010 г. во главе организации стоит Абу Бакр аль-Багдади, опытный деятель террористического подполья, изменивший стратегию группировки, сконцентрировавшись на решении суннитской проблемы, что способствовало резкому росту поддержки действий экстремистов. Вокруг личности халифа ходит множество слухов. По некоторым данным, в 2005 г. он содержался в тюрьме «Кэмп Букка» на территории Ирака, выйдя из которой он влился в местное террористическое подполье. В сети не раз появлялась информация о гибели лидера ИГ в результате авиаударов, однако сведений, подтверждающих эту версию, представлено не было.

  Территориальный охват действий

     С началом революций «арабской весны» деятельность ИГИ распространяется за пределы Ирака и переносится в том числе на территорию соседней Сирии, где разворачивается полномасштабная гражданская война. 4 апреля 2013 г. руководство иракской группировки объявило о создании «Исламского государства Ирака и Леванта» (ИГИЛ). Данный шаг спровоцировал конфликт между Абу Бакром аль-Багдади, с одной стороны, и лидерами «Джабхат ан-Нусры» и «Аль-Каиды» — с другой. Произошедший раскол привел к кровопролитным столкновениям, в ходе которых боевики Багдади оккупировали значительные территории на востоке Сирии, в том числе город Ракку — будущую столицу халифата.

    В июне 2014 г. боевики ИГИЛ совершили блицкриг в северных провинциях Ирака, населенных преимущественно суннитами, установив контроль над крупными населенными пунктами (Самаррой, Байджи и Тикритом). Наступление исламистов удалось остановить лишь с помощью курдских вооруженных отрядов, которые встретили боевиков на подходе к богатому нефтью району Киркук. 29 июня 2014 г. в мечети второго по величине города в Ираке Мосул было объявлено о создании халифата, который возглавил Абу Бакр аль-Багдади, ставший амир аль-муминин, то есть повелителем всех правоверных.
 
    На Синайском полуострове руководители радикальной ячейки «Ансар Бейт аль-Макдис» присягнули на верность Абу Бакру аль-Багдади и заявили об образовании новой провинции халифата. Только в июле 2015 г. от рук экстремистов погибло более 50 египетских военнослужащих. Флаги «Исламского государства» появляются в Йемене, Ливии и Афганистане.
 
   Источники финансирования
 
   Финансовая мощь играет одну из важнейших ролей в стремительном подъеме и распространении группировки в регионе. По данным Forbes, в 2015 г. ее бюджет составил около 2 млрд долларов, что делает ИГ богатейшей террористической организацией в мире. В июне 2015 г. в сети появились изображения валюты халифата — исламского динара, который эквивалентен 139 долларам США.

  Все источники финансирования «Исламского государства» можно условно разделить на пять групп по степени убывания их значимости в системе сбора средств группировки:

1. Незаконные операции с имуществом и средствами физических и юридических лиц на оккупированных территориях (банковские грабежи, установление контроля над объектами нефтедобычи и нефтепереработки, конфискация имущества, введение налога на транзит товаров и валюты через подконтрольные халифату территории);

2. Похищения с целью выкупа;

3. Пожертвования, включая те, что получены от или с помощью различных НПО;

4. Материальная помощь, поступающая, например, от иностранных террористов;

5. Сбор средств с помощью современных коммуникационных сетей.

  Диверсифицированная финансовая модель «Исламского государства» обеспечивает ему высокую степень независимости от внешних спонсоров, однако она устроена таким образом, что для поддержания на должном уровне работы механизмов управления, боеспособности вооруженных формирований, а также создания общественных благ организация должна на постоянной основе устанавливать контроль над новыми территориями, ресурсы которых будут идти на покрытие различных расходов.
 
 Социальная база
 
   Поддержание стабильной системы финансов крайне важно для сохранения широкой социальной базы группировки и привлечения новых членов. В настоящее время «Исламское государство» опирается прежде всего на иракские суннитские племена, которые за время нахождения у власти правительства Нури аль-Малики оказались вытеснены из политической и экономической жизни страны. Верхушка организации в значительной мере состоит из офицеров вооруженных сил саддамовского Ирака, которые также оказались не у дел после вторжения сил коалиции. Помимо этого, к группировке Абу Бакра аль-Багдади примкнул ряд других элементов сирийского и арабского общества, рассматривающих «Исламское государство» в качестве «временного попутчика», необходимого для достижения собственных целей. Наконец, нельзя забывать о тысячах наемников, которые продолжают приезжать в Сирию и Ирак со всех концов земного шара, чтобы стать частью глобального исламистского проекта.
 
  Международные усилия по борьбе с группировкой
 
    В сентябре 2014 г. Белый дом выступил с инициативой формирования коалиции для борьбы с террористической угрозой, куда вошли 60 государств, среди которых — союзники Вашингтона по НАТО и ряд других стран, в том числе монархии Персидского залива и находящиеся в непосредственной близости от Ирака Египет, Иордания и Ливан. За год интенсивных авиаударов США так и не удалось завладеть инициативой в борьбе с боевиками ИГ: исламисты по-прежнему контролируют значительные сирийские и иракские территории, более того, им удалось завладеть городом Рамади — важным опорным пунктом, находящимся в 106 км от Багдада, и Пальмирой — местом сосредоточения памятников, входящих в состав культурного наследия ЮНЕСКО.
 
   От сетевой франшизы к властной вертикали
 
  Выступая 28 сентября 2015 г. на юбилейной, семидесятой сессии Генеральной Ассамблеи ООН, Владимир Путин обратился к мировому сообществу с призывом сформировать коалицию для борьбы с террористами в соответствии с международным правом и с учетом интересов сирийской стороны. По мнению российского президента, единственная сила, которая сейчас реально способна противостоять угрозе, исходящей от ИГ, — это сирийская армия. Однако без эффективной поддержки извне ее усилий будет недостаточно, чтобы уничтожить «Исламское государство», превратившееся в квазигосударственное объединение.

 30 сентября 2015 г. ВВС России нанесли первые точечные авиаудары по позициям боевиков, что вызвало неоднозначную реакцию в мире в первую очередь на Западе. По сообщениям Министерства обороны России, было уничтожено более десятка объектов тыловой инфраструктуры террористов, в том числе склады с оружием и командные пункты.

 На сегодняшний день об успехах борьбы с ИГ говорить преждевременно, так как исход антитеррористической кампании во многом будет зависеть от согласованных действий всех вовлеченных сил, в том числе членов западной коалиции во главе с США.
 

 «Аль-Каида» и аффилированные с ней группировки  

  Идеи панисламизма и возрождения халифата — то есть создания государства на основе концепции мусульманской уммы — далеко не новы. Более того, несмотря на кажущуюся иллюзорность, в новейшей истории предпринималось сразу несколько попыток реализации этих идей. До ИГ во главе движения глобального джихада стояла «Аль-Каида». Усама бен Ладен, создатель всемирной террористической сети, взял на вооружение радикальную исламистскую риторику, став вдохновителем нескольких поколений религиозных фанатиков.

  История формирования
 
  Группировка возникла в 1988 г. и объединила под своими знаменами боевиков, воевавших против СССР в Афганистане. Члены новой организации совершили несколько террористических актов по всему миру, в том числе нападения на посольства США в Кении и Танзании в 1998 г., подрыв американского эсминца в Аденском заливе в 2000 г. После событий 11 сентября 2001 г. Белый дом удвоил усилия по борьбе с терроризмом и вынудил руководство «Аль-Каиды» покинуть Афганистан и укрыться в северо-восточных провинциях Пакистана, контролируемых «Талибан». В мае 2011 г. спецназ США ликвидировал Усаму бен Ладена, скрывавшегося в частном доме в пакистанском городе Абботтабад. В последовавшей за этим борьбе за власть верх одержал ближайший сподвижник бен Ладена Айман аз-Завахири. «Аль-Каида» прошла несколько этапов становления: от небольшой ячейки до крупнейшей террористической организации с разветвленной системой филиалов в разных частях земного шара.
 
    Территориальный охват действий
 
 Первоначально обладая иерархичной структурой, группировка со временем стала децентрализованным объединением, чему в первую очередь способствовало вторжение сил коалиции в Афганистан, служивший убежищем для боевиков. Джихадисты были вынуждены скрываться в других странах, где присоединялись к местному террористическому подполью. Они не забывали о своем афганском прошлом и даже присягали на верность «Аль-Каиде», однако в большинстве случаев присоединение более мелких групп к сети бен Ладена можно рассматривать как попытку повысить их авторитет в исламистской среде. Тем не менее уровень кооперации между материнской организацией и дочерними структурами оставался низким.

  Так, появившаяся в 2004 г. в Ираке «Аль-Каида в Междуречье», сохраняя формальные связи с «центром», проводила самостоятельную политику, которая во многом противоречила идеям Усамы бен Ладена и способствовала развитию конфликта между «Аль-Каидой» и «Исламским государством» в будущем.

  В 2006 г. на базе «Салафитской группы проповеди и сражения» возникла «Аль-Каида в исламском Магрибе», действующая в Алжире и сопредельных странах. На счету группировки — серия терактов в столице и пригородах, похищения и убийства иностранных граждан. Боевики этой организации вместе с другими экстремистами участвовали в конфликте в Мали в 2012-2013 гг., где были открыты тренировочные лагеря и налажены поставки оружия. Исламисты стремятся ограничить влияние Запада в Северной Африке и сместить светские режимы в регионе, установив вместо них свою власть на основе шариата. Костяк местного подразделения «Аль-Каиды» составляют арабы, принимавшие участие в войне в Афганистане. Алжирская группировка далеко не однородна: в ее структуре выделяется несколько ячеек, в ряде случаев действующих автономно. 
 В 2013 г. путем слияния двух отколовшихся течений появилось новое образование — «Аль-Мурабитун», дислоцированное в восточном Сахеле. И хотя лидер «Аль-Каиды в исламском Магрибе» Абдельмалик Друкдель заявил о своей поддержке Айману аз-Завахири, бытует мнение, что в силу отсутствия единства часть сил в рамках североафриканского «филиала» в ближайшем будущем может переориентироваться на «Исламское государство».
 
  В составе сомалийской «Аш-Шабаб» действует большое количество «ветеранов» Афганистана, состоявших в свое время в организации Усамы бен Ладена. Даже после операции по освобождению Могадишо и его пригородов под контролем боевиков этой группировки, которая считается крупнейшим союзником «Аль-Каиды» в Африке, остаются обширные территории в южной и центральной частях Сомали, ее члены причастны к террористическим атакам в Кении, Уганде и Джибути. В 2013 г. они совершили нападение на торговый центр в Найроби.
 
  Финансовые ресурсы исламисты получают от введения налогов практически на все виды деятельности, начиная от предпринимательства и заканчивая военными нуждами. Кроме того, доход приносят традиционные грабежи, похищения с целью получения выкупа и контрабанда.

 Главной целью лидеры «Аш-Шабаб» провозгласили освобождение районов на востоке африканского континента, населенных этническими сомалийцами, и их объединение в исламское государство на принципах салафизма. Лидеры группировки не раз заявляли о своей принадлежности к движению глобального джихада и желании распространить «истинный» ислам за пределы контролируемой территории. В то же время практических шагов по координации действий между «Аш-Шабаб» и «Аль-Каидой» предпринято не было.
 
  Наиболее тесные связи с «центром» поддерживает «Аль-Каида на Аравийском полуострове». В 2007 г. ее возглавил сподвижник Усамы бен Ладена Насир аль-Вахиши. Близость к «террористу номер один» способствовала росту его авторитета в подпольной исламистской среде и привлечению новых членов в ряды группировки. С приходом к власти Аймана аз-Завахири лидер аравийского подразделения стал играть еще более влиятельную роль в международной террористической сети. В журнале «Inspire», который выпускается от имени «Аль-Каиды на Аравийском полуострове», не раз публиковались призывы к совершению терактов против США и их граждан. В 2008 г. боевики атаковали американское посольство в йеменской столице, в 2009 г. была предпринята неудачная попытка взорвать самолет, следующий в Детройт. Самым громким преступлением террористов стали убийства журналистов французского издания «Шарли Эбдо» в январе 2015 г.
 Однако спустя полгода группировка понесла тяжелые потери после того, как ударом с воздуха была ликвидирована ее верхушка, в том числе и Насер аль-Вахиши. Учитывая динамику развития отношений «Аль-Каиды» со страновыми подразделениями, можно предположить, что за последние пять лет возможности террористической сети действовать не только на глобальном, но и на региональном уровнях значительно сократились. Тем не менее говорить об упадке организации преждевременно. С одной стороны, предшествующие «арабской весне» несколько лет стали серьезным испытанием для «Аль-Каиды». Утрата влияния в Ираке, ликвидация Усамы бен Ладена, обострение борьбы за власть внутри группировки и, наконец, триумф политического ислама в Тунисе и Египте — все это, по мнению многих исследователей, должно было серьезно ослабить позиции террористической сети. С другой стороны, новый лидер Айман аз-Завахири сделал ряд важных шагов по адаптации стратегии в условиях меняющейся внешней среды: начала оказываться поддержка народным протестным движениям, предпринимались попытки по постепенному переориентированию их в сторону «исламистской альтернативы». В условиях роста экстремистских настроений в Египте, где «Братья-мусульмане» вновь оказались вне закона, в Ливии и Сирии, охваченных гражданской войной, происходил заметный рост числа сторонников радикальных преобразований под флагами «Аль-Каиды».
 
  Источники финансирования
 
  Появление нового центра глобального джихада силы в лице «Исламского государства» несет в себе новую угрозу позициям группировки Аз-Завахири. Принимая во внимание принципиальные различия в подходах к ведению войны с «неверными», необходимо отметить, что главным преимуществом «Исламского государства» может стать его финансовая модель. В отличие от Абу Бакра аль-Багдади, которому удается извлекать доходы на подконтрольных территориях, лидер «Аль-Каиды» по-прежнему в значительной степени зависит от пожертвований спонсоров прежде всего из стран Персидского залива. Зависимость от внешних игроков, испытывающих все больше трудностей с переводом средств на счета экстремистов в свете растущих усилий международного сообщества по борьбе с финансированием террористической деятельности, представляет собой одну из наиболее уязвимых сторон организации.
 
  «Джабхат ан-Нусра» («Фронт помощи народу аш-Шама»)
 
 Поддержка со стороны одного из ключевых игроков лагеря джихадистов на сирийском пространстве — «Джабхат ан-Нусры» («Фронт победы») — может изменить расстановку сил в противостоянии «Исламского государства» и «Аль-Каиды». Группировка была образована в конце 2011 г., в ее состав вошли сирийцы из «Исламского государства в Ираке», устремившиеся на родину после начала там революционных событий, а также военные специалисты, прошедшие подготовку в армии Саддама Хусейна. Цель боевиков заключалась в исламизации народных протестов, консолидации радикально настроенных элементов сирийского общества и создании на подконтрольных территориях исламского эмирата.
 
 История формирования
 
  Фактически руководство ИГИ открыло в Сирии собственное представительство, которое стремительно распространило там свое влияние. Этому способствовал рост экстремистских настроений среди вооруженной оппозиции по мере того, как внутригосударственный конфликт набирал обороты, а западные спонсоры противников Башара Асада во главе с США отказались напрямую участвовать в боевых действиях, ограничившись поставками нелетального оружия. Спустя год на стороне «Джабхат ан-Нусры» воевали уже несколько тысяч боевиков, в том числе наемники из других арабских стран, а область действия организации, которую возглавил Абу Мухаммад аль-Джулани, охватывала уже целые провинции на востоке страны.
  Основная цель «ан-Нусры» — в долгосрочной перспективе установить исламский Халифат. Стратегия «ан-Нусры» заключается в интегрировании в местные сообщества и получении их благосклонного к себе отношения, что отвечает директиве Аймана аз-Завахири от июля 2014 г., по которой организация должна улучшить свои связи с сирийским населением и повстанческими формированиями.
 
  Социальная база
 
    Благодаря опыту, приобретенному в Ираке, руководители группировки выстроили слаженную систему рекрутирования новых членов и привлечения средств. На подконтрольных территориях вводился шариат, осуществлялся сбор налогов. Взамен создавался специальный орган, ответственный за распределение продовольствия, подачу энергии и регулирование цен на товары первой необходимости. Социальная сторона деятельности «Джабхат ан-Нусры» способствовала росту ее популярности не только у местного населения, но и среди вооруженных групп сирийской оппозиции. Как следствие, вокруг организации начинают консолидироваться как умеренные, так и радикальные силы, противостоящие режиму Б. Асада. Постепенно произошла «сириезация» организации, в итоге она стала почти полностью сирийско-левантийской.
  Аль-Джулани во многом опирается на труды передового теоретика салафитского джихадизма — Абу Мусаба ас-Сури, провозгласившего три постулата:

1. Святость мусульманской крови, даже если мусульманин грешен и совершил преступление (если им не было совершено неверие — «куфр»).

2. Реализация наказаний при установлении шариата (в т.ч. худуд). Неактуально до момента осуществления третьего пункта.

3. Изгнание из мусульманских земель всех неверных и противников.

  Ас-Сури также ввел метод «индивидуализации джихада». Это предполагает и концепт «одиноких волков» (индивидуальный джихад), лиц, действующих независимо, и «сарайа» (индивидуальные бригады, группы). «Сарайа» — это система действий, которая предполагает организацию идеологически единых, независимых, подвижных групп, занимающихся рекрутированием и перманентным давлением на «агрессоров», не связанных клятвой верности и желанием создать «исламское государство».

  Согласно ас-Сури, «Люди Киблы» или те, кто так или иначе хоть как-то связаны с исламским миром, даже несмотря на их отход от истинной веры в понимании джихадистов, должны наставляться, а не истребляться (Абу Хунейя Хасан, Абу Румман Мухаммад. Организация «Исламское государство»: суннитский кризис и борьба с глобальным джихадом. Амман: Фонд имени Фридриха Эберта).
 
 Источники финансирования
 
 Финансирование осуществляется из несколько источников, однако львиная доля доходов приходится на спонсоров из-за рубежа и прежде всего Катара. До декабря 2012 г., когда Белый дом назвал группировку аль-Джулани террористической, часть средств поступала по линии помощи умеренной сирийской оппозиции.
 
  Взаимодействие с другими силами региона
 
 С учетом успехов сирийского подразделения 4 апреля 2013 г. Абу Бакр аль-Багдади объявил о его роспуске и вхождении в состав ИГИ, что означало появление нового центра силы — «Исламского государства в Ираке и Леванте», контролирующего сирийско-иракскую границу, а, следовательно, все потоки оружия и боевиков. Отказавшись подчиниться приказу, аль-Джулани присягнул на верность А. Завахири (сменившему Бен Ладена во главе «Аль-Каиды»), который попытался сбавить градус противоречий между «Джабхат ан-Нусрой» и ИГИЛ, которое до того момента де-юре считалось союзником «Аль-Каиды» в Ираке. Однако все попытки примирить конфликтующие стороны не увенчались успехом. В итоге, к концу июня 2014 г. сирийская радикальная группировка была практически полностью вытеснена со своих позиций, переместившись в западную и южную части страны.
 На пути к «Полезной Сирии»: главный соперник — снова «Аль-Каида»?
 Потеряв контроль над территориями, «Джабхат ан-Нусра» сохранила организационную структуру, а также значительный военный потенциал, позволяющий ей вести боевые действия против правительственных сил и их союзников, например, членов ливанской «Хезболлы». В то же время боевики избегают прямых столкновений с «Исламским государством», чьи отряды действуют как на сирийско-турецкой границе, так и в пригородах Дамаска. Более того, со стороны аль-Джулани прослеживаются попытки прекратить конфронтацию с Абу Бакром аль-Багдади. Так, от выполнения своих обязательств были отстранены эмиры «Джабхат ан-Нусры» Салех Хама и Абу Мария аль-Кахтани, известные своим враждебным отношением к «Исламскому государству». В августе 2015 г. бойцы «Фронта победы» покинули свои позиции северо-восточнее Алеппо, находящиеся в непосредственной близости от вооруженных формирований «Исламского государства». Подобные действия позволяют предположить, что в будущем группировки смогут сотрудничать друг с другом, что, в свою очередь, изменит баланс сил в борьбе за лидерство в глобальной джихадистской среде в пользу «Исламского государства».

  На этапе своего зарождения «Джабхат ан-Нусра» пыталась сочетать в себе суннитскую идентичность при сохранении сектарной нетерпимости (что характерно для «ИГ») и новый политический подход центральной «Аль-Каиды» (Абу Хунейя Хасан, Абу Румман Мухаммад. Организация «Исламское государство»: суннитский кризис и борьба с глобальным джихадом. Амман: Фонд им. Фридриха Эберта, 2015). Тем не менее на следующем этапе аль-Джулани сблизился с аз-Завахири, и тогда же сформировались основные стратегические концепты организации.
 
        Братья-мусульмане
 
   В ходе «арабской весны» глубокие изменения произошли и в лагере представителей политического ислама — «Братьев-мусульман» — одного из самых массовых движений с многолетней историей, чья идеология во многом определила векторы развития исламизма на десятки лет вперед.
 
  История формирования
 
  Формирование этого явления в конце 1920-х гг. происходило на волне усиления антиколониальной борьбы в арабских странах и поиска путей интеграции традиционных духовных ценностей в условиях изменяющихся политических и социальных реалий. Начало пути «братства» связано с именем его первого лидера — Хасана аль-Банны. Именно он заложил идеологические основы группировки и сформулировал ее главную цель — создание исламского государства в Египте. «Братья», в отличие от многих других джихадистов, не рассматривают Запад как территорию войны, а джихад в их понимании необязательно подразумевает насилие. В становлении политического течения принимали участие видные деятели крупнейшего богословского центра — Аль-Азхара, которые были представителями различных правовых школ в исламе. Движение было открытым для всех слоев населения, и к концу 1940-х гг. его численность достигла полумиллиона человек (Ражбадинов М.З. Египетское движение «Братьев-мусульман» / М., 2003).

  Незадолго до убийства Хасана аль-Банны в 1949 г. в отношениях официальных властей и «Братьев» наступил серьезный кризис. «Свободные офицеры», возглавившие страну после падения монархии в Египет, поспешили избавиться от влиятельного политического и идеологического конкурента: в 1954 г. по обвинению в подготовке государственного переворота организация была официально запрещена. С этого момента деятельность «Братьев-мусульман» приобрела полулегальный статус и лишь за редким исключением выходила за рамки подполья, при этом режим всеми силами старался ограничить доступ «братства» к участию в политическом процессе.

  Ситуация кардинальным образом изменилась после падения режима Хосни Мубарака. На первых после революции парламентских выборах победу одержали исламистские силы в лице политического крыла «братства» — «Партии свободы и справедливости» — и следующей за ними салафитской партии «Ан-Нур». Вскоре после этого президентом страны был избран кандидат от ассоциации «Братьев-мусульман» Мухаммед Мурси. Однако уже спустя год армия восстановила контроль над ситуацией, сместив главу государства со своего поста, подвергнув его сторонников репрессиям. В сентябре 2013 г. египетский суд наложил запрет на деятельность движения, оставив под арестом его руководителей. Процесс против «Братьев» продолжается до сих пор, в июне 2015 г. по делу о побеге из тюрьмы бывший президент-исламист был приговорен к смертной казни. Спустя год после переворота было арестовано около 36500 человек. Действия военной администрации спровоцировали волну насилия в стране: в период с июля 2013 г. по май 2015 г. было совершено более 1200 нападений на представителей правоохранительных органов. В июне 2015 г. от рук исламистов погиб генеральный прокурор Египта. С учетом дестабилизации ситуации на Синае и утраты контроля над ливийско-египетской границей, в результате чего в страну беспрепятственно попадают боевики и оружие, можно ожидать дальнейшего ухудшения обстановки.

  Поражение представителей политического ислама в Египте, вероятно, будет способствовать росту радикальных настроений и поддержки «Исламского государства» в мусульманском мире. Вместе с арестом М. Мурси был нанесен удар по позициям умеренных исламистов, придерживающихся идеи ненасильственного и постепенного изменения системы изнутри путем участия в выборах. Разочарование в демократических институтах, а также репрессии со стороны новых властей и армии заставляют людей искать альтернативные способы, в том числе насильственные. Так, например, в ответ на действия силовиков, разрушивших одну из деревень в районе города Шейк Сууэид на Синайском полуострове, практически все ее жители присоединились к террористической группировке «Ансан Бейт аль-Макдис», аффилированной с «Исламским государством».

  Еще в период становления организации ее основатель Х. аль-Банна стремился выйти за пределы Египта, распространив идеи панисламизма в регионе. С этой целью руководители «братства» посещали соседние страны, в некоторых из них позднее появлялись филиалы ассоциации. Представители структурных подразделений из Иордании, Ливана, Сирии, Судана и других государств неоднократно встречались в рамках конференций, однако нельзя утверждать, что между подразделениями «Братьев» удалось наладить тесное взаимодействие, более того, между некоторыми нередко возникали противоречия.
 
  Территориальный охват действий
 
  Движение представлено более чем в 70 странах. Наиболее сильные позиции занимает иорданская ветвь «Братьев-мусульман», появившаяся еще в 1946 г. С момента основания «братства» в Иордании его руководители сделали ставку на поддержание стабильных отношений с королем и его окружением. Это во многом объясняет тот факт, что исламисты не попали под запрет, наложенный на деятельность партий в 1957 г. Более того, время от времени представители ассоциации занимали важные государственные посты, в том числе и в правительстве.
  Почему «Братья-мусульмане» проиграли?
 
 На выборах в 1989 г. представители «Исламского фронта действия» — политического крыла движения — получили более трети мест в парламенте. Однако «Братья-мусульмане» практически всегда были вынуждены корректировать свою стратегию, чтобы не вызвать недовольство со стороны правящей элиты. В частности, руководители движения последовательно заявляли о своей непричастности к серии атак на христиан в 1991 г., совершенных вернувшимися из Афганистана боевиками террористической ветви ассоциации. После подписания Иорданией мирного договора с Израилем «братство», несмотря на недовольство рядовых членов, не предоставило никакой финансовой помощи родственной организации ХАМАС для борьбы с израильскими оккупантами, сославшись на недостаток средств. Тем не менее поддерживать статус-кво становилось сложнее, так как власть стремилась ограничить влияние исламистов путем фальсификации результатов выборов и организации судебных процессов против активистов движения по ложным обвинениям.

  С началом «арабской весны» позиция «Братьев-мусульман» меняется: они усиливают критику правящего режима, возглавив протестные движения по всей стране с требованиями проведения конституционной реформы и ограничения полномочий короля. При этом руководители «братства» отказались принять участие в Комитете по национальному диалогу, а также бойкотировали выборы в 2010 и 2013 гг. После государственного переворота в Египте и признания ассоциации «Братьев-мусульман» террористической организацией со стороны Саудовской Аравии и ОАЭ иорданская ветвь движения оказалась в крайне тяжелом положении, что спровоцировало глубокие разногласия внутри «братства». Отколовшаяся группа несогласных пошла на сближение с правительством Абдаллы Энсура, основав благотворительную организацию и заявив о своих легитимных правах на многомиллионные финансовые активы ассоциации. В то же время новое объединение не пользуется общественной поддержкой и скорее напоминает пешку в противостоянии власти и «братства».

  Так или иначе, продолжающийся раскол ослабил позиции «Братьев-мусульман» на внутриполитической арене Иордании, однако движение по-прежнему считается одной из наиболее мощных оппозиционных сил. Чем больше его активисты подвергаются гонениям со стороны официальных властей, тем шире становится его поддержка в обществе. Как отмечает ряд исследователей, король едва ли решится запретить движение, так как место умеренных исламистов практически сразу займут джихадисты из соседних Ирака и Сирии.
 
  Источники финансирования
 
 Масштабы экономической деятельности «Братьев-мусульман» трудно отследить, однако, по имеющимся данным, финансовая модель «братства» опирается на четыре источника доходов:

1. Пожертвования доноров, проживающих как в Персидском заливе, так и на Западе;

2. Взносы членов ассоциации;

3. Средства от благотворительности (закят), собранные в мечетях или во время конференций, организованных под эгидой «братства» (например, конференция по палестинской проблеме);

4. Доходы от инвестиционной деятельности организации и ее членов.

 Кроме того, «Братья-мусульмане» тесно связаны с целым рядом исламских банков и финансовых институтов, предоставляющих в том числе управленческие услуги.
 
   

 ХАМАС («Харакят аль-мукавама аль-исламийа»)

  Основанная как ветвь «Братьев-мусульман» в Палестине, организация стала первой исламистской группой, которая пришла к власти через демократические механизмы в 2007 г. в секторе Газа и с тех пор управляет территорией.
 
   История формирования
 
 ХАМАС — аббревиатура от полного названия «Харакят аль-мукавама аль-исламийа». В переводе на русский оно означает «Движение исламского сопротивления». Организация существует с 15 декабря 1987 г (Joelle Jafffe, Singeli Agnew. The Rise of Hamas, 2006).

  Впервые о деятельности ХАМАС стало широко известно во время первой интифады (она началась 9 декабря 1987 г.), когда организация стала участвовать в политическом процессе и конкурировать с ООП и «Движением исламского джихада в Палестине» за влияние в палестинском обществе. Уже во время первой интифады ХАМАС использовало террористические методы борьбы. Позднее теракты совершались, по большей части, военным крылом организации — Бригадами «Изз ад-Дина аль-Кассама».
 
  Движение ХАМАС было основано радикальными мусульманскими интеллектуалами и активистами из Палестины, аффилированными с египетской ассоциацией «Братья-мусульмане». Возглавил движение до того занимавшийся благотворительной и религиозной деятельностью Шейх Ахмад Исмаил Ясин, вынужденный с юности перемещаться при помощи инвалидного кресла. Впоследствии он стал духовным лидером движения. Почти с самого зарождения организация преследовала две цели — борьба с оккупацией Израиля и реализация программ социального обеспечения.
  Движение выступало за освобождение не только территорий сектора Газа и Западного берега реки Иордан (занятых Израилем по итогам войны 1967 г.), но и всей Палестины, в которую они включали и территорию современного Израиля. Идеологически движение направлено на объединение территорий в целях создания единого мусульманского государства, о чем свидетельствует Хартия Исламского движения сопротивления (ХАМАС) 1988 г.
  В январе 2006 г. ХАМАС выиграло выборы в парламент, однако ввиду непринятия международных обязательств (уже подписанных ранее соглашений, признание Израиля и т.п.) международный квартет — США, Россия, ЕС, ООН — отказал Палестинской Администрации в реализации программы иностранной помощи. На фоне этих событий усилились как давление Израиля, так и противоречия между ФАТХ и ХАМАС. В июне 2007 г. после битвы в секторе Газа между этими двумя группами ХАМАС захватило власть в секторе Газа. С Западного берега р. Иордан ХАМАС было вытеснено ФАТХом. С 2007 г. ХАМАС продолжает контролировать территории сектора Газа, и конфликт временами перетекает в фазу военных действий с Израилем.

  Операции Израиля против ХАМАС в 2009 г. («Литой свинец») и 2012 г. («Облачный столп») завершались подписанием договора о прекращении огня. Ситуация вновь обострилась в июле-августе 2014 г., когда Израиль проводил операцию «Нерушимая скала» по уничтожению военной инфраструктуры ХАМАС с целью предотвращения дальнейших ракетных обстрелов территорий Израиля из Газы. По итогам боевых действий было подписано еще одно соглашение, сохранившее статус-кво. Палестинцы потеряли более 2000 человек, Израиль — 72.
  ХАМАС в лице Халида Машааля заявлял о том, что готов пойти на перемирие с Израилем на долгий срок, который организация определяет в 10 лет, в случае если будет создано палестинское государство в границах 1967 г.
 
Лидеры группировки
 
  Основателями движения стали Шейх Ахмад Ясин, Абд аль-Азиз Ар-Рантиси и Махмуд Захар. Политическую ветвь организации сегодня возглавляет Халед Машааль, на которого в 1997 г. в столице Иордании Аммане было совершено покушение: агенты израильского Моссада вспрыснули яд ему в ухо. Сами агенты были схвачены, и в обмен на них глава Хашимитского королевства король Хусейн потребовал от Израиля предоставить противоядие и отпустить на свободу ранее захваченного Шейха Ахмада Ясина и некоторых его соратников. Условия были выполнены, агенты освобождены, а Халед Машааль обрел известность. До 14 ноября 2012 г. военное крыло организации (Бригады Изз ад-Дина аль-Кассама) возглавлял Ахмед Джабари — он был убит в результате операции израильского ЦАХАЛа. Считается, что его место сейчас занимает Марван Исса (Смотрите также: 1, 2).
 
   Территориальный охват действий
 
 ХАМАС контролирует территории сектора Газа, однако пользуется популярностью и на Западном Берегу реки Иордан. Ячейки группы представлены и в близлежащих государствах, таких как: Египет, Сирия и Иордания, откуда им зачастую оказывается помощь. Политбюро ХАМАС находилось в Иордании, с 2001 г. — в Сирии, а с 2012 располагается в столице Катара — Дохе.
 
   Источники финансирования
 
 В основном ХАМАС поддерживает свою деятельность благодаря пожертвованиям из государств Персидского залива и Саудовской Аравии (до начала сирийского кризиса в 2011 г. ХАМАС получал определенные суммы и из Ирана). В качестве иностранной помощи по оказанию услуг населению Газы задействованы различные международные благотворительные фонды и организации (например, USAID).
 
  

  Хезболла (Партия Бога)

 Созданная во время гражданской войны в Ливане 1982 г. при поддержке Ирана шейхом Мухаммадом Хусейном Фадлаллой, «Хезболла» («Партия Бога») — исламистская военизированная группировка, представляющая интересы шиитов в Ливане. «Хезболла» позиционирует себя как составную часть системы безопасности Ливана и с началом сирийского кризиса выступила на стороне сирийского президента Башара Асада, в основном контролируя пограничные районы.
 
  История формирования
 
 Организация «Хезболла» была основана в 1982 г. в Ливане при поддержке Корпуса стражей исламской революции Ирана. Этому предшествовала деятельность религиозного лидера Мусы ас-Садра в 60-х годах по мобилизации сегментов шиитского общества, что привело к появлению в 1975 г. предшествующей «Хезболле» движения «Амаль» («Надежда»). Юг Ливана находился под оккупацией Израиля после вторжений 1978 и 1982 г., в то время как после исламской революции в Иране (1979 г.) началась кровопролитная ирано-иракская война (1980-1989 гг.).

 Основание «Хезболлы» и гражданская война 1982 г. в Ливане не может рассматриваться вне контекста событий в Иране. Движущей силой революции 1979 г. было шиитское духовенство. Во главе революции стоял аятолла Рухолла Мусави Хомейни (Жуков Д.А. Очерк политической биографии имама Хомейни). С аятоллой Хомейни — одним из идеологов и, что особенно важно, практиков политического ислама — связывают становление идеологии и движения ливанских шиитов, которое получило название «аль-Мукавама аль-Ислямийа фи Любнан» («Исламское сопротивление в Ливане»). Существование и деятельность «Хезболлы» напрямую зависело от финансирования из Тегерана.

  «Хезболлу» рассматривают в контексте идей экспорта исламской революции. В Ливане эти идеи связаны с именем основателя организации — Сайида Мухаммада Хусейна Фадлаллы (1935 — 2010 гг.). Отмечается, что в 1982 г. в Ливане в долине Бекаа, Джабаль Амиль и в окрестностях Бейрута (южные кварталы) проживали разрозненные группы шиитов (Juan R.I. Cole, Nikki R. Keddie. Shiism and social protest. Yale University Press. New Haven/London). Несмотря на то, что шииты были самым слабым и зачастую гонимым сообществом и не могли конкурировать с друзами, христианами-маронитами, христианами-ортодоксами и мусульманами-суннитами — именно в их среде впоследствии зародилось мощное ливанское сопротивление.

  Израильская армия, которая вела боевые действия на территории южного Ливана, натолкнулась не на палестинских боевиков ООП, которых ЦАХАЛ искал в Ливане, а на местных шиитов. Более того, чем агрессивнее израильская армия вела боевые действия, тем более серьезный встречался шиитский отпор. Именно из этих бедных районов и сложился основной социальный состав «Хезболлы» (в т.ч. и к тому времени военизированной шиитской организации «Амаль»), как движения исламского сопротивления, нацеленного на освобождение ливанских территорий от оккупантов.

  Стоит отметить, что «Хезболла», изначально бывшая неправительственной религиозной военно-политической группировкой, претерпела эволюцию, превратившись в правительственную политическую организацию в Ливане. Многие ставят в заслугу «Хезболле» вывод войск ЦАХАЛа Израиля с территории Ливана в 2000 году.

 В сентябре 2004 г. была принята резолюция Совета Безопасности ООН №1559, которая требовала разоружения на территории Ливана всех незаконных военно-политических группировок и вывода сирийских войск с территории Ливана. Ливанское правительство было не способно самостоятельно разоружить организацию. «Хезболла», как и шиитская организация «Амаль», позиционировали себя как составные элементы системы безопасности Ливана. 10 апреля 2005 г. был завершен вывод сирийского контингента. Вопрос об отношениях с Сирийской Арабской Республикой подогревал внутриливанские разногласия. Кроме проблемы поддержки Ираном и Сирией «Хезболлы», Ливану была важна демаркация границ с Сирией для решения проблемы по освобождению оккупированных Израилем ливанских территорий (Kerry, Hon. John F., U.S. Senator from Massachusetts. Prepared Statement // Syria: options and implications for Lebanon and the region. COMMITTEE ON FOREIGN RELATIONS. Washington. 2008).

  Последовавшая «Вторая ливанская война» (как назвали ее в Израиле) или «Июльская война» («Хезболла») 2006 г. показала, что израильская военная операция в Ливане не смогла решить проблему уничтожения или разоружения «Хезболлы». По итогам войны авторитет «Хезболлы» в Ливане и в регионе сильно возрос. С этого момента «Хезболлу» стали воспринимать как первую арабскую организацию, сумевшую достойно выдержать натиск израильских войск и дать им отпор.
 
 «Хезболла» начала активно интегрироваться в политическую структуру Ливана, выдвигая на первый план своей идейной составляющей не шиитский ислам (как полагают многие) и сопротивление, в котором зародилась организация, а ливанский национализм и защиту прав арабов, в т.ч. палестинцев (Juan R.I. Cole, Nikki R. Keddie. Shiism and Social Protest. 1986. New York.P). Отмечалось, что многие шиитские политики делали упор в основном на ливанское национальное единство. Постоянная и неизменная позиция, направленная на осуждение политики и действий Израиля, США и поддерживающих их стран, находила отклик у населения региона.

  Алексей Сарабьев: Ливан под прицелом джихадизма

  Ливан как цель джихадистов: угроза изнутри
 Лидер «Хезболлы» ас-Сейид Хасан Насралла старается перенести исламистскую и непосредственно шиитскую составляющие на задний план, при этом цели организации не меняются. Как Хасан Насралла заявил в своем интервью основателю «WikiLeaks» Джулиану Ассанджу: «Для нас на первом месте стоит освобождение нашей земли и защита Ливана от израильской угрозы, поскольку мы считаем, что такая угроза все еще существует».

  У партии есть свой телеканал «аль-Манар» и различные радиостанции. На территории южного Ливана «Хезболла» занимается широкой социальной деятельностью в таких сферах, как строительство, обеспечение питьевой водой, электрификация, образование, здравоохранение. «Основными составляющими практического функционирования партии являются больницы и поликлиники, предоставляющие бесплатную медицинскую помощь своим членам и дешевое обслуживание всем категориям граждан, не только шиитам, предоставляя недорогие медикаменты и лекарства. В условиях отсутствия в Ливане бесплатного государственного медицинского обслуживания, больницы и поликлиники, принадлежащие партии, пользуются широким спросом».

  Все более активно наблюдается тенденция выхода «Хезболлы» на международный уровень кооперации. Организация выходит за рамки ливанского политического и военизированного движения, находя поддержку как в регионе, так и в различных частях света. Сегодня появляется информация о присутствии «Хезболлы» в Латинской Америке (таких странах, как Куба, Венесуэла, Парагвай, Бразилия, Аргентина).

 Отмечается, что «попытка выйти из узкоконфессиональных рамок на уровень международной кооперации тесно связана с двумя факторами:

— арабо-израильским конфликтом и его региональным и мировым значением;

— глобализационными процессами и поиском альтернативы однополярному миру».

  «Хезболла» — крупная военно-политическая организация с внушительным капиталом и политическим влиянием. Зародившееся и опирающееся на бедные слои южноливанских шиитов, при поддержке Ирана сопротивление эволюционировало в крупного политического игрока и серьезную силу, с которой другим пришлось считаться. Будучи интегрированной во властную систему Ливана через свои партии («Коалиция 8 марта») и имея министерские и парламентские места, «Хезболла» обеспечила себе надежный тыл и легитимацию своего существования в Ливане. В процессе эволюции организация обрела значимость и как серьезный устроитель социальных благ для населения страны. Продолжая оставаться по большей части шиитской организацией, «Хезболла» ведет национальную ливанскую и общеарабскую риторику. В купе с антиамериканизмом и антиизраильскими заявлениями и действиями, она стала базисом для привлечения союзников и сторонников из числа арабов и мусульман.
 
  Лидеры группировки
 
 «Хезболла» управляется членами Маджлис аш-Шура (Совета Шуры). Совет осуществляет надзор за региональными и функциональными комитетами, в ведении которых находятся социальные и военные сферы, вопросы идеологии, финансов и политики. Должность генерального секретаря появилась после основания организации в 1980-х гг., когда «Хезболла» включилась в политический процесс в Ливане. Тем не менее о командной структуре военного крыла организации известно немного в связи с фактором безопасности и секретности.

  Генеральным секретарем «Хезболлы» с 1992 г. — ас-Сейид Хасан Насралла, заместитель генерального секретаря — Шейх Наим Кассем.

  Вооруженное крыло движения возглавляет Мустафа Бадр ад-Дин, который сменил на этом посту Имада Мугние (ответствененного за большинство наиболее громких терактов «Хезболлы» и убитого в результате спецоперации Моссада и ЦРУ 12 февраля 2008 г.). Другую важную военную структуру — Организацию внешней безопасности «Хезболлы», которая занимается операциями вне Ливана, возглавляет бывший заместитель Имада Мугние — Талал Хамия. Существует также информация, что после того, как Мустафа Бадр ад-Дин был объявлен ответственным за убийство бывшего премьер-министра Ливана Рафика Харири, место главы вооруженного крыла «Хезболлы» занял именно Талал Хамия.
 
  Территориальный охват действий
 
 «Хезболла» контролирует южную часть Ливана со штаб-квартирой в долине Бекаа. Влияние организации может распространяться на всю территорию Ливана, однако ее деятельность не ограничена границами этого государства. С развитием сирийского кризиса «Хезболла» выступила на стороне войск Сирийской арабской армии и контролирует западные, пограничные с Ливаном, территории Сирии (особенно проявила себя в битве при захвате Аль-Кусейра, что стало поворотным моментом в войне). Террористические акты (в основном по объектам, связанным с США и Израилем) организацией совершаются в разных частях мира, например, в таких странах, как Саудовская Аравия, Болгария или Аргентина. Появлялись сообщения и о присутствии организации в Венесуэле и на Кубе.
 
  Источники финансирования
 
 Большую роль в подготовке тысяч боевиков, вооружения и финансирования организации сыграл и продолжает играть иранский Корпус стражей исламской революции (КСИР). При этом важным хабом и маршрутом поставок вооружений из Ирана «Хезболле» выступает сирийское правительство Башара Асада.

  Помимо того, что «Хезболла» поддерживается Ираном и Сирией, она также занимается сбором средств в различных регионах мира, особенно в государствах Аравийского полуострова, Европы и США. Финансовые поступления складываются из частных пожертвований и доходов от различного рода законной и незаконной деятельности.
 
  Социальная база
 
  Большинство членов «Хезболлы» — ливанские шииты, но привлечение в организацию ведется и на глобальном уровне. В том числе, вербовка ведется среди израильских арабов, проживающих за рубежом, и палестинцев.
 

   В первой части ридера представлен краткий обзор действующих исламистских движений и группировок в регионе Ближнего Востока и Северной Африки. В настоящий момент редакция РСМД работает над второй частью ридера, основу которой составляет подробная карта экстремистских движений региона.

Авторы ридера — Фёдор Замуруев, аспирант МГИМО МИД России (ИГ, Аль-Каида, Джабхат ан-Нусра, Братья-мусульмане) и Руслан Мамедов, магистрант МГИМО МИД России (Джабхат ан-Нусра, Хезболла, ХАМАС).
  Идея: Дарья Хаспекова и Тимур Махмутов.
Над проектом работали: Мария Смекалова и Александр Тесля.
Редакция РСМД благодарит руководителя Центра арабских и исламских исследований ИВ РАН Василия Кузнецова за помощь в работе над ридером.
© 2015 Российский совет по международным делам, russiancouncil.ru
Фонд поддержки авторов AfterShock

Комментарии

Аватар пользователя Здешний
Здешний(3 года 4 месяца)(22:56:24 / 16-12-2015)

Все эти группировки одного рода: они являются вооруженным авангардом политического ислама в борьбе за построение глобального клерикального (теократического) государства. Это мусульманский вариант рыцарей-крестоносцев времен установления Царства Христова огнем и мечом. Только в отличие от тех рыцарей у этих есть четкий мега-государственный ориентир - интернациональный Всемирный Халифат, и готовый универсальный закон - шариат.  

То, что все они агрессивные, ничего удивительного: это отражение специфики мусульманства как религии: отсутствие четкой внутрицерковной иерархии порождает множественность равноправных толкований Корана, создающих освященную базу для насилия над всеми, кто не согласен с "нашим-правильным" толкованием и имеет "неправильное". Это относится к единоверцам, что уж говорить о неверных.

В конце концов, Халифат должны построить те, кто силой заставит всех остальных свое толкование считать правильным. И эти процессы идут параллельно: достижение цели построения Халифата не откладывается теологическими диспутами о трактовках, завоевание "неисламских" земель идет без отрыва от междоусобных войн.  .   

А если такая внутренняя агрессия накладывается на закономерную агрессивную реакцию по отношению к вековой внешней агрессии на мусульманский мир со стороны "белых сахибов", то даже странно ждать чего-то другого, кроме экстремизма как наиболее простой и интегральной идейной базы, и терроризма как наиболее доступной формы военного выражения этого экстремизма.         

Аватар пользователя Kukushkind
Kukushkind(5 лет 4 месяца)(05:06:51 / 17-12-2015)

Пожалуйста, напишите о реальных, а не приписываемых террактах, совершенных Хизбаллой.

Политические убийства в самом Ливане - не включайте в этот список.

Согласитесь, что между террактом и политическим убийством есть серьёзная разница.

Аватар пользователя alexvlad7
alexvlad7(5 лет 1 месяц)(09:26:06 / 17-12-2015)

  У меня нет запрошенной информации - это вытащенная общеобзорная справка, см. внимательно - источник указан: "Авторы ридера" — сотрудники чего,  где опубликовано - по чьему указанию создан опубликовавший Совет и, например, его Президиум.

 Разница есть.

Аватар пользователя Kukushkind
Kukushkind(5 лет 4 месяца)(16:56:32 / 17-12-2015)

Я немного знаком с ливанскими реалиями. ИМХО, Хезбалла не более террористическая организация, чем государства США и Израиль, а если сравнивать с Израилем на этапе его образования, то Хезбалла - белые и пушистые.

На их счету политические убийства, да, в первую очередь во время гражданской войны, но это не террор. Эту тварь Харири правильно, что замочили.

А насчет причастности к убийству израильских туристов в Израиле - притянули за уши. Шейх Насралла тогда заявил, что они не имеют к этому отношения: "Мы не боремся с мирными людьми".

Остальные эпизоды на таком же уровне.

Лидеры обсуждений

за 4 часаза суткиза неделю

Лидеры просмотров

за неделюза месяцза год

СМИ

Загрузка...