Вход на сайт

МЕДИАМЕТРИКА

Облако тегов

Буддизм глазами христианина, часть II (Relg085)

Аватар пользователя DarkUser

Реинкарнация: быть или не быть?

Важно понимать, что в буддизме нет учения о «переселении души» так как оно понимается обыденным сознанием. Ведь бессмертной души не существует. Не существует на самом деле никакой «личности». Что же тогда будет переселяться?

«В буддизме нет ничего похожего на переселение душ или переход индивида из одной жизни в другую. Когда человек умирает, его физический организм, основа его психики, распадается, и таким образом психическая жизнь приходит к концу. Вновь рождается не тот же самый мертвый человек, но другой. Нет никакой души, которая могла бы переселяться. Продолжает существовать лишь характер. Abhidharma, III. 24. Буддизм не объясняет механизма, с помощью которого сохраняется непрерывность кармы между двумя жизнями, отделенными друг от друга явлением смерти. Он просто предполагает такую непрерывность. Нам говорят, что последовательные жизни связаны цепью естественной причинности. Получающийся в результате характер создает новую индивидуальность, автоматически тяготеющую к состоянию жизни, для которого она приспособлена. Буддисты утверждают, что в результате силы кармы сознание умирающего человека порождает или начинает ряд состояний сознания, связанных с каким-то тончайшим организмом, причем последнее состояние находит свое обиталище в чьем-то чреве. Роussin, The Way to Nirvana, pp. 83 - 84».
(Радхакришнан. Этический идеализм раннего буддизма)

«Будда говорит, что ни тело, ни душа не рождаются вновь, ибо душа является некоторой совокупностью духовных состояний и непостоянной сущностью».
(Рой Моноронджон. История индийской философии, стр. 282)

«Человек, который вновь рождается, - это наследник действий мертвого человека. Но он - новое существо. Хотя постоянного тождества нет, нет в то же время никакого уничтожения или отсечения старого. Новое существо - это то, чем сделали его его деяния. На эту теорию сохранения кармы содержится намек в упанишадах, в беседе между Артабхагой и Яджнявалкьей (Брихадараньяка упанишада)».
(Радхакришнан. Этический идеализм раннего буддизма)

«Новое рождение не есть переселение, т.е. переход той же самой души в другое тело; оно есть возникновение последующей жизни, вызванное настоящей».
(Чаттереджи С. и Датта Д.  Введение в индийскую философию. стр.125)

Т.е., согласно буддизму происходит не переселение души из одной телесной оболочки в другую, а что-то вроде передачи некоей, постоянно изменяющейся, жизненной энергии. Буддисты уподобляют это зажиганию одного светильника от другого. Новый светильник это уже не тот от которого он был зажжён. Он заимствует от прежнего нечто, но в целом это уже совсем иное явление. Новую жизнь обретаю не я сам, а лишь те элементы из которых складывалось то, что я называл собой. Как то, что когда-то было Базаровым, а после его смерти стало лопухом, так и то, что я называл собой, переродится во что-то совсем другое. В этом плане буддизм сильно напоминает материалестическое мировоззрение.

«Подобно тому, как тело наше после смерти сгниет, то есть превратится в землю, в которой наука видит те же элементы, те же атомы, из которых состояло живое тело, точно так же и духовный мир наш, и прежде всего элемент сознания, не исчезнет из круговорота жизни с нашей смертью совершенно, он проявится вновь в другой форме и другом месте».
(Щербатской, стр. 115)

«Подобно тому как буддист допускает употребление слов «душа» и «личность» в условном, привычном для людей смысле, точно так же он условно говорит о перерождении одного и того же
лица, хотя в действительности всякое перерождение есть уже новое лицо, или, выражаясь еще точнее, совершенно новое собрание элементов, связанное, однако, со своим прошлым неизбежным законом причин и следствий».
(Щербатской, стр.116)

«Понятие души сохраняет достаточно значения, чтобы перерождение все же еще что-то значило. Трудность состоит в том, что если нет постоянной души, тогда наказание не имеет никакого смысла. Во время наказания индивидуум уже не то существо, которое совершило преступление. Однако имеется вполне достаточная тождественность для того, чтобы оправдать наказание. Метафизического существа, по отношению к которому наказание было бы оправдано, не существует; но индивидуум не представляет собой случайной последовательности несвязных феноменов - это живой комплекс, цепь причин и следствий, физических, психических и нравственных».
(Радхакришнан. Этический идеализм раннего буддизма)

Т.е. со смертью тела я перестану существовать, а продолжит существование вместо меня кто-то другой связанный со мной законом кармы и элементами когда-то составлявшими меня.
Тоской и унынием, так же как и от атеизма, веет от картины человеческого бытия изображённой буддийским мировоззрением:

«Перед нами картина мира, как волнующегося океана, в котором, как волны из глубины, постоянно откуда-то выкатываются отдельные элементы жизни. Эта волнующаяся поверхность представляет собой, однако, не хаос, а повинуется строгим законам причинности. Одни элементы постоянно появляются в сопутствии с другими, одни также непременно следуют за другими. Это учение о «совместно зависимом рождении элементов» является самым центральным пунктом всего буддийского мировоззрения. Оно неразрывно связано и с отрицанием души, и с распылением всего сущего на отдельные элементы, и с ежемгновенным следованием одних комбинаций элементов за другими. Мы не будем приводить этого учения в подробностях, оно настолько трудно для уразумения, что сам Будда развивал его далеко не перед каждым, опасаясь всегда, что оно может быть понято превратно».
(Щербатской, стр. 121)


«Картина эта - огонь светильника. Он горит, огонь кажется существующим, длящимся. Между тем в каждое мгновение мы имеем в действительности новый огонь, длящегося огня нет, следовательно, нет и огня вообще, а лишь какое-то течение каких-то элементов, которое мы привыкли называть огнем. Когда масло в светильнике иссякнет, огонь погаснет, течение моментов
огня прекратится. Так угаснет и эта мировая жизнь, когда перестанут появляться элементы бытия. Путь к этому угасанию изменчивого мерцания нашей жизни найден Буддою в его нравственном учении».
( Щербатской, стр. 133 )

Этот «волнующийся океан» бытия, эту «мировую жизнь» буддизм называет «сансара».

«Странствование (сансара) существ, - говорит Будда, - имеет свое начало в вечности. Нельзя найти того мгновения, начиная с которого создания, заблудившиеся в невежестве, скованные жаждой бытия, пускаются в свои странствования и блуждания. Как вы думаете, ученики, больше ли воды в четырех великих океанах, или слез, пролитых вами, когда вы бродили и скитались в этом долгом паломничестве и скорбели и плакали, ибо то, что было вашим уделом, вы ненавидели, а то, что вы любили, не было вашим уделом. Смерть матери, смерть брата, потеря родственников, потеря собственности - все это пережили вы в течение долгих веков. И, переживая в течение долгих веков все это, скитаясь и бродя в этом паломничестве, скорбя и плача, - ибо то, что было вашим уделом, вы ненавидели, а то, что вы любили, не было вашим уделом, - вы пролили больше слез, чем есть воды в четырехвеликих океанах». Saiyutta NikUya; Oldenberg, Buddha, pp. 216-217».
(Цит. по Радхакришнан, Этический идеализм раннего буддизма)

Спасение от «сансары» это цель буддизма.


Спасение: что это значит?

Итак, в чём же смысл буддизма как религии, если в его мировоззрении нет места Тому, Кого христиане называют Богом? И нет места бессмертной человеческой личности, бессмертному индивидуальному «Я»?

Буддизм, в своей сути, «это религия помощи самому себе». (Чаттереджи С. и Датта Д.  Введение в индийскую философию, стр. 140) Но для чего эта помощь? От чего спасается буддист?

Сказать просто: буддизм учит спасению от страдания. Но от этого же хочет спасти человека и христианство. «Момент истины» заключается в том, что именно буддизм называет «страданием» («духкха»). То, что мы, христиане, называем существованием или жизнью, всё это – «сансара», непрекращающееся движение-становление элементов бытия обусловленное законом «кармы».

«Нет ничего, что было бы выше кармы. Хотя Будда допускает существование божеств, подобных Индре, Варуне и т.д., для объяснения мира они не нужны. Даже они включены в круг рождений и не могут нарушить великий закон нравственной причинности. Нет никакого божественного творца нашего бытия. Человека порождают его собственные деяния. Даже то, каких родителей он имеет, зависит от его кармы».
(Радхакришнан. Этический идеализм раннего буддизма)

«Духкха» это неотъемлемое следствие «сансары». Говоря «по-русски», в самом существовании – причина страдания.

«Еще одна знаменитая формула излагает суть и динамично иллюстрирует цепь вещей и эффектов, управляющих циклом жизней и перерождений. Эта формула, известная под названием "взаимозависимое возникновение" [закон колеса перерождений], пратитьясамутпада (пали: патиччасамуппада), включает двенадцать факторов ("членов"), и первый из них - неведение. Оно порождает волевые действия, а те в свою очередь рождают "психические конструкции" (санскара) - условие психических, ментальных и других действий, и завершаются желанием и - конкретно - сексуальным влечением, ведущим к новому рождению, старости и смерти».
(Мирча Элиаде. История веры и религиозных идей.)

«ДУХКХА (ДУККХА) (санскр. duhkha, пали dukkha — «трудное», «неприятное», «боль», «страдание», «тяготы», «невзгоды» и т.п.) — одна из важнейших категорий инд. традиции, особенно буддизма, объединяющая все неблагоприятные аспекты человеческого существования, от чисто физич. и психологич. страданий до глубинной неудовлетворенности бытием в этом мире.
/…/
В буддизме «духкха» представлена не столько как психологич. явление, сколько как одно из трех фундаментальных свойств феноменального бытия (сансара): вследствие составного и обусловленного характера все живое и неживое непостоянно, подвержено разрушению (аничча) и лишено к.-л. неизменной опоры в виде души (Атмана) или материальной субстанции. Эта обусловленность, выражающаяся в зависимости любого состояния живого существа от множества причин, и в т.ч. от факторов кармического характера, делает его неполным и несамодостаточным и порождает в нем ощущение глубинной неудовлетворенности».
(Индийская философия. Энциклопедия, «Духкха»)

«Будда сводит "я" к сочетанию пяти категорий, "агрегатов" (скандх) физических и психических сил и уточняет, что дуккха - все пять категорий».
(Мирча Элиаде. История веры и религиозных идей)

«Пять агрегатов (скандх) суть духкха. (Дхаммачаккаппаватана-сутта)».
(цит.по Ранняя буддийская философия, стр.169)

«Духкха имеет как бы два аспекта: объективный, характеризующий все элементы бытия — дхармы в аспекте претерпевания ими возникновения и исчезновения (в этом смысле и надо понимать духкху в формуле: «Все дхаммы суть дуккха, аничча и анатта»), и, кроме того, субъективный — подверженность человека этому процессу, воспринимающего его как неудовлетворенность, «тяготу».
Признание духкхи в качестве неотъемлемого аспекта человеческого существования не было открытием Будды. Подобные идеи содержат уже ранние упанишады. Но если там, как, впрочем, и в остальной небуддийской литературе, духкха почти всегда образует пару с сукхой («радостью», «счастьем») в биноме страдание-радость, то буддийская духкха объемлет и эту оппозицию. Она выступает всеохватывающей категорией мировоззренческой системы, символизирующей истину, открытие которой способно кардинально изменить жизненный путь человека. Вспомним, что столкновение самого Будды с проявлениями духкхи — болезнью и старостью и смертью — на фоне картин счастливой жизни во дворце было потрясением, направило его на путь религиозных исканий».
(Ранняя буддийская философия, стр.170)

«Такова, о бхиккху, арийская истина о возникновении духкхи. Поистине, жажда вызывает возобновление существования, сопровождаемое жаждой чувственных удовольствий, поисками удовлетворения то в одном, то в другом, [возобновление] стремления к удовлетворению страстей, стремления к существованию или к несуществованию». (Дхаммачаккаппаватана-сутта)
(цит. по Ранняя буддийская философия, стр. 170 )


«Уточним, что термин дуккха - его переводят чаще всего как "скорбь", "страдание" - имеет более широкий смысл и включает в себя различные формы добра и даже некоторые духовные состояния, обретенные в результате медитации. Воздавая должное духовному блаженству этих йогических состояний, Будда добавляет, что "они, дуккха, непостоянны и подвержены изменениям" ("Маджхима-никая" I 90). Потому они и дуккха, что мимолетны, преходящи».
(Мирча Элиаде. История веры и религиозных идей)

«Будда, по-видимому, утверждает вечность неведения. В цепи причинности оно ставится на первое место, потому что благодаря ему появляется хотение, а через хотение появляется существование. Когда мы спрашиваем, в отношении чего же мы являемся невежественными, ранний буддизм говорит, что мы не знаем подлинной природы «я» и четырех благородных истин. Причиной существования является предыдущее существование, такое же, как это, и в том существовании знание четырех благородных истин тоже не было достигнуто».
(Радхакришнан. Этический идеализм раннего буддизма)

«Воля к жизни - основа нашего существования. Ее отрицание - наше спасение…
Жажда жизни рассматривается Буддой как неблагородное, глупое стремление, как нравственное рабство, один из четырех духовных ядов. Если человек желает быть избавленным от трагедии земного существования, ложное желание должно быть искоренено и бешеное стремление жить должно быть подавлено. Индивидуальное существование есть зло, желание есть внешнее выражение этого зла. Люди несчастны просто потому, что они живы. Источник всякой печали есть утверждение жизни. Сила невежества столь велика, что люди, несмотря на самые тяжелые страдания, упорно цепляются за жизнь».
(Радхакришнан. Этический идеализм раннего буддизма)

«Нужно понять тщету всякого существования, прежде чем можно будет уничтожить боль существования. Индивидуальность, к которой мы привязаны, есть только форма, только пустая кажимость, появление которой вызвано неведением, первой и коренной причиной. Сохранение индивидуальности является признаком сохранения невежества. Не следует понимать дело так, что индивидуум создает печаль; он сам представляет собой какуюто форму печали. Чувство «я», порождающее иллюзию, само есть иллюзия. Индивидуальность есть симптом и в то же время болезнь».
(Радхакришнан. Этический идеализм раннего буддизма)

«Чем совершеннее жизнь, тем меньше в ней, по убеждению буддизма, волнения, тем спокойнее она. Уничтожение волнения, уничтожение этого бытия - страдания, «Вечный покой», «Абсолютное Бытие», «Ничто» по отношению к суете мирской, «Угасание» жизненной суеты навсегда - вот конечный, отдаленный идеал, перед которым не убоялся стать буддизм. В нем нет места ни Богу, ни душе, ни свободной воле. Это безличный Абсолют, который противостоит столь же безличной суете мирового процесса жизни, протекающей в пределах того, что мы называем личностями, со всеми их переживаниями».
(Щербатской, стр.108)

«Будда заключает, что существование - мучение, борьба за сохранение индивидуальности - мучительна и колебания счастья – ужасны.
/…/
Основное положение буддистской системы, состоящее в том, что жизнь - это печаль, догматически воспринято из Упанишад.
/…/
Самый нравственный герой и величайшее произведение искусства когда-нибудь будут уничтожены и поглощены смертью. Все проходит. Наши мечты и надежды, наши опасения и желания - все это будет забыто, как если бы их никогда не было. Великие эоны пройдут, промчатся бесконечные поколения. Никто не сможет воспротивиться всеобщему господству смерти. Смерть - это закон всякой жизни. Эфемерность всего человеческого - источник меланхолии, которой подвержены многие. Наш ум не может понять существа того, к чему он стремится, и в течение наших жизней мы не можем осуществить видения, возникающие перед ним. Всякое выполнение желания связано состраданием. Несчастье человеческой природы с ее вечными стремлениями, создающими потребности, намного превышающие возможность их удовлетворения, не может не заставить нас почувствовать, что жизнь - это проклятие. Человек, измученный мышлением, обманутый случаем, разбитый в борьбе с силами природы, задавленный тяжким бременем долга, ужасом перед смертью и страшным сознанием будущих жизней, где трагедия существования будет повторена, не может не воскликнуть: «Я хочу уйти, я хочу умереть!».
/…/
Мы не можем не считать, что Будда переоценивает мрачную сторону вещей. Взгляду буддистов на жизнь, по-видимому, недостает мужества и уверенности. Когда он уделяет основное внимание печали, этот подход, хотя и не ложен, но и не истинен. Господство муки над удовольствием - всего лишь предположение. Ницше имел в виду Будду, когда говорил: «Они встречают инвалида, или старика, или мертвое тело и сразу же говорят: жизнь опровергнута». В конечном счете ценность жизни, нам кажется, возрастает с ее эфемерностью. Если красота юности и достоинство старости преходящи, то преходящи и муки рождения и агония смерти. В буддизме есть тенденция делать темное черным и серое темным. Его поле зрения принципиально ограничено всем, что в жизни сурово, горько и мучительно».
(Радхакришнан. Этический идеализм раннего буддизма.)

Нирвана: это где?

Важно учитывать то о чём писал известный буддолог  Розенберг О.О. :

«Внесение в буддийскую схему идей европейской философии крайне опасно, оно легко может привести к превратному пониманию буддизма: каждый из технических терминов имеет свое установленное отношение к целому ряду других, которые невольно всплывают по ассоциации. Если поэтому два термина - один европейский, другой буддийский - даже и соответствуют друг другу, то связанные с ними ассоциации могут быть совершенно иными, вот почему перевод буддийских терминов и вообще философских терминов чужих систем столь труден. Трудность кроется не в особенностях языка, а в разнородности рядов ассоциаций, связанных в каждом случае с данным понятием. Поэтому приходится при переводе термина, например, нашими словами «объект», «чувственность», «психическое» и т. д. всегда оговариваться, указывая одновременно и на те идеи, которые вызываются у лица, воспитанного на этих чужих терминах. «Артха» или «вишая» соответствуют термину «объект», но с идеей ob-jectum они ничего общего не имеют. «Спасение» и «нирвана» совпадают, поскольку и то и другое является конечной религиозной целью, ассоциация же с понятием, например, «спасение» при слове «нирвана» невозможна».
(Розенберг, стр.81- 82)

Итак, цель буддизма в избавлении от страдания (духкха), которое связано с самим существованием нашей личности, нашего «Я».
Спасение от «духкха» человек осуществляет только сам. Нужна определённая мораль, определённое поведение, аскетика и медитация.

«Деяния делятся на два рода: 1) деяния чистые, свободные от асрав, и 2) деяния нечистые, запятнанные асравами. Чистые деяния, свободные от страсти, от желания и невежества, не влекут никакого воздаяния, не ведут к новому индивидуальному существованию, а разрушают его. Они расчищают путь к нирване. Размышление над четырьмя благородными истинами, с помощью которого человек старается вступить на путь архатства, есть чистое действие, свободное от хороших или дурных последствий. Все остальные действия с этой точки зрения являются нечистыми; нечистые действия, общей чертой которых является то, что они сопровождаются в этой или другой жизни воздаянием, делятся на действия хорошие и дурные. Хорошие поступки суть те, которые ведут к подчинению страстей и желаний и к искоренению иллюзий ego. Дурные поступки - это те, которые ведут к возмездию».
(Радхакришнан. Этический идеализм раннего буддизма)

«Буддийское представления об окончательном освобождении радикально отличаются от христианской и мусульманской идей спасения. Буддизм не признает благодати, а в деле спасения придает сознательным усилиям человека гораздо больший вес, чем к.-л. помощи извне (это касается прежде всего раннего буддизма и тхеравады)».
(Индийская философия. Энциклопедия, «Четыре благородные истины»)

«В буддизме ничего не говорится о благодати. Все дело в саморазвитии. С помощью усилия и тренировки человек может выработать в себе силу и добродетель, которые сделают его независимым от всех вещей».
(Радхакришнан. Этический идеализм раннего буддизма)

Искомое «спасение» буддизм называет «нирвана».

«Утверждается, что прекращение страданий достигается полным прекращением жажды (танха), вернее, отвержением ее, освобождением от нее и от привязанности к ней ("Мадджхима" I 141). Затем уточняется: средства прекращения страданий суть те, которые указаны в "восьмеричном пути". Две последние истины четко утверждают: 1) нирвана существует, 2) но достижима лишь путем выполнения специальных приемов концентрации и медитации».
(Мирча Элиаде. История веры и религиозных идей)


НИРВАНА (санскр. nirvana, пали nibbana — «угасание», «потухание») — в инд. Религиозной мысли высшая цель всех живых существ, заключающаяся в освобождении от тягот (духкха) перерождения (сансара) и от действия закона кармы (синоним мокши).
Верующие разных исповеданий стремятся обрести душевное равновесие в идее бессмертия души, но для буддизма и др. инд. религий это отнюдь не благо, а наоборот — величайшее зло, поскольку бессмертие ассоциируется с бесконечными перевоплощениями, к-рым душа подвержена в течение всего времени существования мира.

В буддизме бессмертие души трактуется как свидетельство приверженности «крайности» этернализма — веры в вечное существование Атмана.

Термин «Нирвана» широко употреблялся в шраманскую эпоху последователями самых разных направлений — адживиками, джайнами, буддистами, но именно в буддизме он стал одним из ключевых понятий, обозначающих состояние, достигнутое Буддой в результате прохождения восьми (или девяти) ступеней дхьяны (медитации) и открытия в опыте прозрения или пробуждения (бодхи) Четырех благородных истин.

Осн. значения этого понятия были сильно обусловлены его метафорикой, системой образов, с к-рыми оно ассоциируется. Главное место в этой образной системе занимает огонь — символ человеческих страстей (желания и отвращения), погашению (ср. задувание пламени свечи) или самопроизвольному угасанию (по иссяканию питающего его топлива) к-рого часто уподобляют Н. Несмотря на кажущуюся прозрачность этого и др. подобных образов Н., она оставалась понятием в высшей степени многозначным, вызывавшим острые доктринальные разногласия на всем протяжении истории как самого буддизма, так и его изучения.

Некоторое представление об этой многозначности дает список ошибочных мнений о Н. из «Ланкаватара-сутры»: состояние, в к-ром мысль и ментальные состояния более не функционируют в связи с прекращением деятельности скандх, дхату и аятан; состояние, когда прошлое, настоящее и будущее более не сознаются, подобно тому как гаснет лампа или затухает лишенное топлива пламя; прекращение различения чувственных объектов, будто затихает ветер; разрушение представлений о существовании познающего и познаваемого; разрушение самости, живого существа, индивида (пудгалы); искоренение праведности и неправедности; разрушение «омрачений» (клеш) с помощью знания; видение собственной природы вещей, «подобное наблюдению разноцветья хвоста павлина...» (Ланкаватара-сутра LXXIV).

Н. в раннем буддизме.

В палийских никаях Н. нередко отождествляется с «погашением», или «искоренением», «исчерпыванием» аффектов {клеша, ашая), эгоцентрических взглядов (саткая-диттхи; см. Диттхи), «пролиферации» словесно-ментальных конструкций (прапанча), с состоянием покоя (саматха), умиротворенности (шанти), предельного сосредоточения (самадхи). В этом случае Н. выступает синонимом практики мысленной концентрации в противоположность обычному рассеянному состоянию ума. Более фундаментальное значение Н. приобретает, когда Будда описывает ее как отсутствие характеристик сансарного бытия: рождения, старости, болезни, смерти, неудовлетворенности (духкха), аффектов, как «неизменную», «необусловленную», «приносящую блаженство». Однако Будда подчеркивает, что все эти характеристики условны, ибо Н. невыразима в терминах эмпирич., сансарного опыта. В «Сутта-нипате» его спрашивают: «Индивид, достигший цели, существует вечно и без дефектов или не существует?» Будда отвечает: «Достигший цели не имеет меры — то, посредством чего о нем говорят как о существующем, для него более нереально, когда все дхармы отсечены, все виды обсуждения тоже отсечены» (Сутта-нипата 1075). Это дает основания толковать отрицательные характеристики Н. как проявления апофатического подхода, что подтверждается и некоторыми «положительными», преимущественно оценочными (а не содержательными) эпитетами Н. — «лучшая», «высшая», «первая», «истинная», «благоприятная» и т.п. Существование Н. для Будды — очевидный факт, поскольку он пережил ее в собственном опыте. Вместе с тем важно понимать, что невыразимость Н. в словах связана не с тем, что Будда считает ее непознаваемой (иначе он был бы просто агностиком), а с тем, что для него Н. — предмет практики, а не рассуждений. Поэтому в беседах о Н. Будда, как кажется, руководствуется в осн. прагматич. соображениями (принцип упая каушалья — приспособление к уровню аудитории): он стремился к тому, чтобы Н. служила не только контрастом привычной практике своих слушателей, но и представлялась им привлекательной целью. Вряд ли большинство последователей Будды вдохновилось бы идеалом «ничто» (кстати, именно так интерпретировали Н. многие европ. мыслители, видящие в буддизме форму нигилизма), для них он говорит о Н. как о состоянии, несущем блаженство, для более «родвинутых»— о прекращении сознания.

Н. в традиц. буддизме.

Согласно самому распространенному взгляду, пережив просветление (бодхи), Будда освободился от желания (тришна) и тем самым пресек корень будущих перерождений, что сделало возможным переживание Н. «с остатком», т.е. с продолжением жизни до исчерпания кармических последствий прошлых рождений (карма слишком слаба, чтобы «питать» перерождение, но достаточно сильна, чтобы телесно-психич. комплекс продолжал функционировать). В момент смерти Будда пережил Н. «без остатка», или паринирвану, что в традиц. буддизме понимается как окончательное исчезновение Будды из всех трех будд, планов существования (дхату): физич. (кама-дхату), оформленного (рупа-дхату) и бесформенного (арупа-дхату). О Будде, достигшем Н., больше нельзя сказать ни то, что он существует, ни то, что он не существует, ибо это состояние вне всяких оппозиций. Однако будд, мыслители всячески сопротивлялись тому, чтобы признать Н. чистым отсутствием, ничто. Для них Н. есть некое абсолютное бытие, не подверженное закону изменчивости. Хотя Н. часто отождествляют с бодхи, эти понятия относятся к разным аспектам «освобождения»: бодхи нередко сближается с познавательным опытом и описывается как совершенное понимание, а иногда даже всезнание, Н. же — с «экзистенциальным»: умиротворение и успокоение. В терминах будд, практики они ассоциируются соответственно с випассаной и саматхой.

В сарвастиваде подчеркивается необусловленный характер Н. в противоположность обусловленному характеру эмпирич. существования (оппозиция санскритаасанскрита дхарм). Однако в связи с этим возникает проблема: если Н. «не обусловлена», то в этом случае никакая практика (Восьмеричный путь) не может к ней привести. В «Милинда-паньхе» и особенно в «Абхидхармакоше» подчеркивается, что, хотя сама Н. и беспричинна, переживание ее есть результат прохождения адептом ступеней медитации {дхъяна, самапатти). Достижение высших ступеней медитации (7-я и 8-я самапатти), к-рые практиковали Арада Калама и Уддака Рамапутта, по собственному признанию Будды, не привело его к Н. Он обучал своих последователей 9-й ступени медитации, называемой санджня-ведита-ниродха — «подавление восприятия и ощущения», или ныродха самапатти («обретение подавления»). Хотя ниродха предполагает полное подавление скандх, связанных с сознанием (ведана, санджня, санскара и виджняна), скандха тела (рупа), поддерживаемая жизнеспособностью, продолжает функционировать. В этом состоянии, как поясняет Буддагхоса, тело не подвержено никакому ущербу (он приводит в пример монаха Маханагу, к-рый, находясь в горящем доме, не получил ни единого ожога). Отношение этой ступени медитации к Н. стало предметом спора между исследователями: одни их отождествляют, другие различают, третьи считают ниродху прообразом Н., четвертые — состоянием, на нее похожим.

Буддагхоса приравнивает ниродху к Н. «без остатка», но при этом утверждает, что прежде, чем достичь ниродхи, следует сначала обрести совершенство мудрости через випассану (инсайт): прозрение истины и на его основе успокоение, а не наоборот — успокоение и на его основе прозрение. В конечном счете различие между Н. и ниродхой состоит в том, что ниродха как ступень медитации носит производный и зависимый характер {санскрита дхарма), тогда как Н. есть высшая реальность вне пространства и времени — непроизводная и независимая {асанскрита дхарма). Составляя конечную цель всех практик Срединного пути, Н. есть нечто от них принципиально отличное: любая практика имеет начало и конец, Н. — вне времени и вне всех возможных форм сансарного существования, в т.ч. и человеческого состояния. Это трансцендентный опыт, не имеющий никаких индивидуальных, личностных характеристик. Некоторые школы традиц. буддизма выдвинули концепцию локоттаравада, согласно к-рой Н. Будды представляет собой некое вечное внемирное (локоттара) состояние — вне пространства и вне времени.

Н. в махаяне.

Идеи локоттаравады получили новое развитие в махаянской доктрине татхагата-гарбха, к-рая утверждает, что совершенная Н. Будды изначально присуща всем живым существам. Противопоставляя бодхисаттв, пекущихся о благе других и поэтому откладывающих свою К, архатам традиц. буддизма, махаянские мыслители осуждали последних за эгоизм и узость их упований, связанных с Н. В мадхьямаке Н. отождествляется с шунъятой (пустотой), дхарма каей (неизменной сущностью Будды) и дхарма-дхату (конечной реальностью). Н. является здесь не результатом процесса (в противном случае она была бы еще одним преходящим состоянием), а высшей вечной истиной, к-рая подспудно содержится в эмпирич. существовании (идея тождества Н. и сансары). В йогачаре Н. бодхисаттв определяется как не имеющая опоры ни в Н., ни в сансаре, и в конечном счете сводящаяся к остановке, прекращению деятельности всех форм сознания.

Основываясь на идее тождества Н. и сансары, последователи будд, тантризма приписывают «освобождающую» функцию не только телу и разным его проявлениям (отождествление адепта с телом, речью и мыслью Будды), но и духовной энергии, к-рую высвобождают человеческие страсти, если очистить сознание адепта от привязанности к ним».
(Индийская философия. Энциклопедия. «Нирвана»)

«Много копий было сломано в спорах о "пребывании в нирване": состояние ли это полного угасания монаха или не сказуемое посмертное блаженство. Будда сравнивал обретение нирваны с угасанием пламени. Ему возражали: в индийской мысли, дескать, угасание огня не равносильно его исчезновению: это скорее возвращение в не проявленное. С другой стороны, если нирвана есть идеальное необусловленное, Абсолют, то она не вписывается в какие-либо границы и не описывается категориями познания. В таком случае, можно утверждать: "вошедшего в нирвану" нет в жизни (если понимать жизнь как пребывание в мире), но можно сказать, что он "живет" в нирване, в не обусловленном, т. е. в сфере, недоступной человеческому воображению».
(Мирча Элиаде. История веры и религиозных идей)


«Дополнительные доводы в пользу нефилософского характера раннего буддизма возникли из: 1) наличия в палийском каноне слова "бессмертный" среди эпитетов нирваны; 2) интерпретации двух отрывков, в которых сообщается, что Будда совершенно ничего не ответил, когда его спросили о нирване; 3) наличия в позднейшей литературе термина "реальность" {vastu) в связи с нирваной. Краткий обзор ценности этих дополнительных аргументов будет здесь вполне уместен.

Как практическая, так и теоретическая часть буддизма сводится к идее угасания всех активных сил жизни в абсолюте. Этот абсолют нирвана получает в эмоциональных отрывках тех текстов, где он встречается огромное количество epitheta ornantia, среди которых несколько раз встречается и термин "место бессмертия".
Но что означает это бессмертие? Есть ли это бессмертие ведических времен? Блаженное существование среди предков на небесах?. Или это гипотетическое бессмертие, что-то вроде рая Амитабхи? Или нечто похожее на рай позднейшего вишнуизма? Ничего подобного! Ибо только одно слово встречается как эпитет нирваны — уничтожение. В буддийском воззрении, как мы видели, нет недостатка в раях, но нирвана находится вне всяких доступных воображению сфер — это абсолютный предел.

Слова "бессмертное место" просто означают неизменное, безжизненное и бессмертное состояние, ибо под ним подразумевается место, где нет ни рождения ( т . е . перерождения), ни смерти ( т . е . повторной смерти). Люди входят в рай, будучи повторно рожденными в нем, но они навсегда исчезают в нирване, угасая в ней без остатка».
(Щербатской Ф.И. Избранные труды по буддизму. «Наука». Главная редакция восточной литературы. М. – стр. 218-219)

«Избавление от страдания - вот основной мотив учения Будды. Бежать от всепроникающего зла существования - вот цель нравственной жизни. Спасение состоит в разрушении нас самих. Поскольку нирвана есть высшая цель, все формы поведения, положительно ведущие к ней или приводящие к прекращению новых рождений, хороши, а противоположные формы - дурны. Обычные мерила мирских ценностей требуют изменения.
/…/
Нирвана - цель буддизма, и архатство кончается нирваной. Упадхишеша-нирвана есть архатвапхала, наслаждение святостью. Архат все еще человек. Только когда он умирает, он перестает существовать. Тогда масло в лампаде жизни разливается и семя существования увядает. Он исчезает из числа существующих вещей и достигает паринирваны, уничтожения элементов бытия.
/…/
В «Милинде» есть места, указывающие, что Будда перестал существовать после паринирваны. «Благословенный отошел, и его кончина была такова, что не осталось никакого корня для создания другого индивида. Благословенный скончался, и нельзя сказать о нем, что он здесь или там. Но в плоти его учения можно его найти» Milinda, III. 5. 10.».
(Радхакришнан. Этический идеализм раннего буддизма)


Автор: священник Вячеслав Фролов

http://ier-vyacheslav.livejournal.com/

Фонд поддержки авторов AfterShock

Комментарии

Аватар пользователя greygr
greygr(5 лет 9 месяцев)(14:08:40 / 12-08-2013)

читать хоть и не читал, поскольку о буддизме довольно много знаю.

Вся разница в том, что буддизм - он индивидуалистичен.

Аватар пользователя Маздайщик

До этих двух статей DarkUser’а я тоже думал, что имею представление о буддизме.

Аватар пользователя АнТюр
АнТюр(5 лет 1 месяц)(14:15:38 / 12-08-2013)
Супермиф «Буддизм» и реальная религия стран Юго-Восточной Азии и Китая http://new.chronologia.org/volume4/turin_rel.html
Комментарий администрации:  
*** Угроза фашизма преувеличена нерусью... Перегибы не страшны. Русский фашизм должен быть в России в разумных пределах" (с) ***
Аватар пользователя greygr
greygr(5 лет 9 месяцев)(14:44:30 / 12-08-2013)

ну и тут тоже кой-что есть)

Аватар пользователя Alexn.Klimov
Alexn.Klimov(4 года 6 месяцев)(14:20:23 / 12-08-2013)

Интересный способ выяснения истины. Одни писания книжки против других. Писать правда все горазды, вопрос только а причем тут истина? А она тут и не ночевала.

Аватар пользователя DarkUser
DarkUser(5 лет 10 месяцев)(14:32:45 / 12-08-2013)

Не нравятся книжки - не читайте.

Аватар пользователя Alexn.Klimov
Alexn.Klimov(4 года 6 месяцев)(13:20:46 / 16-08-2013)

Я их давно уже прочитал. На уровне сказки о дедушке Морозе. Видно уже вырос, а детей как смотрю хватает. Наверно все никак с детством расстатся не могут, инфантильностью по научному называется.

Аватар пользователя Justsergey
Justsergey(5 лет 8 месяцев)(14:58:52 / 12-08-2013)

Интересно, что скажет на это наш местный аллахакбарнутый?

Комментарий администрации:  
*** Дезинформирующая помойка в эфире ***
Аватар пользователя DarkUser
DarkUser(5 лет 10 месяцев)(15:03:25 / 12-08-2013)

Повежливей камрад. У нас в стране свобода совести, имейте уважение к людям.

Аватар пользователя gfksx2
gfksx2(5 лет 10 месяцев)(16:20:34 / 12-08-2013)

Последствия этой религии это помойка, трупы умерших плывущие по реке и нежелание ничего менять . Если подождать пару тысяч лет то новый буддизм будет позволять кушать мёртвых .

Аватар пользователя Маздайщик

Трупы в реке — это индуизм. Языческая вера во всяких Кришн и Брахм.

Аватар пользователя Маздайщик

Мысли, извлечённые из этой и предыдущей статьи в несколько предложений.

  • В буддизме постулируется отсутствие души, как сметрной, так и бессмертной. Есть лишь постоянно меняющаяся индивидуальность.
  • Однако, для каждого индивидуума есть карма — расплата за предыдущие его действия, сопровождающая человека всю жизнь.
  • Когда человек умирает, его тело и душа (индивидуальность, психика) разрушаются, что соответствует воззрениям атеистов и материалистов.
  • В момент смерти существа его карма перебрасывается на другое существо, рождённое в этот же момент. И уже другое существо несёт расплату за действия предыдущего носителя этой кармы.
  • Т.е. получается, что ты страдаешь за действия предыдущего носителя кармы, который к тебе не имеет никакого отношения (это не твоё предыдущее воплощение, поскольку никакой бессмертной души нет, индивидуальность разрушается вместе с телом).
  • Цель буддизма (если я правильно понял): порвать эту непрерывную кармическую нить, перейдя в нирвану.
  • Нирвана это не рай для личности, а растворение её в абсолюте (спасибо, DarkUser).

Если я в чём-то не прав, поправьте.

сообщение обновлено

Аватар пользователя DarkUser
DarkUser(5 лет 10 месяцев)(17:58:24 / 13-08-2013)

Всё так. Только нирвана это не рай для личности, а растворение её в абсолюте. С моей точки зрения, это нельзя назвать хорошим выбором.

Аватар пользователя Маздайщик

Это я как бы подразумевал, забыл упомянуть.

Аватар пользователя ledoux
ledoux(5 лет 11 месяцев)(15:39:36 / 03-09-2013)

С точки зрения православной аскетической традиции, медитативные практики, которые предлагают гуру, делают разум человека пассивным, бессознательное становится выше сознательного, вне его критики, имеющим право диктовать истины высшего порядка, что являются предпосылкой к глубочайшим ошибкам и соблазнам, прежде всего опасность бесконтрольного влияние на человека мира падших духов. Основа нашей личности - свобода и сознание. Отключая свой разум, во время медитации, мы лишаемся свободы и сознания, что закрывает для нас возможность к познанию истины вообще. В этом случае мистика вместо способа высшего познания превращается в способ помрачения нашего сознания. Недаром, главным врагом Просветления гуру считают человеческий разум, всячески пытаясь выйти за его пределы. Как только их цель достигает успеха, человек, теряет возможность контролировать доброкачественность воздействия на него из духовного мира, лишается свободы и становится безвольной марионеткой в лапах астральных сил. Далеко не все проявления духовной реальности имеют своим источником Бога, более того, ближайшая к человеку область духовной реальности, крайне враждебна и агрессивна, по отношению к нему. Стремление к переживанию особых духовных состояний, доверие своим душевным и телесным ощущениям - опасно и недопустимо, с точки духовного опыта святых.


http://www.proprosvetlenie.ru/2011/09/blog-post_08.html

Аватар пользователя dizzy
dizzy(5 лет 10 месяцев)(11:15:01 / 14-08-2013)

нет! абсолют - это к индуизму, и даже вообще к теизму - к наличию сущность всех сущностей, великой основы, сосредоточению мира, богу и пр..., вобщем не по адресу

как говорит Совершенный:


«Это, монахи, во истину покой, это наивысшее - то есть прекращение всех формаций, оставление всякой основы для перерождения, угасание жажды, беспристрастность, прекращение, ниббана»

Лидеры обсуждений

за 4 часаза суткиза неделю

Лидеры просмотров

за неделюза месяцза год

СМИ

Загрузка...