Детройт - город контрастов.

Аватар пользователя qdsspb

Результаты работы Орра уже видны. В августе должен начаться монтаж новых фонарей и снос ветхого жилья. Размещены заказы на парализаторы, обмундирование, машины и компьютеры для полиции, готовится к подписанию контракт на сбор мусора, который сэкономит городу $15 млн в год. Рядом с баром возрождается синагога, закрытая пять лет назад. У нее уже три сотни прихожан, а в ее развитие планируется вложить $2 млн. тыц

Скоро в Детройте все наладится, а далее везде.

О Детройте и автопроме Кевин Орр знает не понаслышке: в 2009 г. он, будучи юристом Jones Day, занимался банкротством Chrysler. Кризис-менеджером Детройта он был назначен в марте решением губернатора штата. «Поначалу мне не хотелось заниматься этой работой, — вспоминает Орр. — Но нашлись люди, которые объяснили мне, что это дело чести и здравого смысла. Город находился в ужасающем состоянии, усилить этот бардак было трудно. Разве что погрузить Детройт в такую бездну коррупции, которую он не знал никогда прежде». Виновными по обвинению в коррупции были признаны бывший мэр Детройта Куаме Килпатрик и член городского совета Моника Коньерс. Килпатрика подозревают, в частности, в растрате казенных $200 000.

Из офиса Орра в Детройте открывается вид на перестроенный порт и реконструированные здания центра «Ренессанс» General Motors. С этой высоты город кажется шикарным. И Орр верит, что сможет вывести Детройт из банкротства уже следующей осенью — тогда истекает срок его 18-месячного контракта. Самый большой вызов, стоящий перед кризис-менеджером, отнюдь не переговоры с кредиторами. Главная его задача — вдохнуть жизнь в деловые районы, которые некогда возникли сами по себе, без всякого госпланирования, отмечает Орр. Возможно, он начнет восстановление деловой активности с отдаленных пригородов, где сейчас живет 95% детройтцев.

А жители Детройта, кажется, не верят уже никому. Статус Орра, назначенного управлять имуществом города-банкрота, обговорен в английском общем праве. Но профсоюзы возмущались назначением «спасателя», называя это совершенно недемократическим шагом. «Люди говорят, что я диктатор, — кается Орр. — Но я не обращаю на это внимания. Но если уж мне и суждено стать диктатором, я буду великодушен».

У Орра не так уж много козырей, но все они сильны. Это его опыт работы с банкротами, вера в то, что ему под силу спасти Детройт, и намерение гнуть свою линию, невзирая на недоверие горожан и недовольство инвесторов.

Что общего у Вашингтона, района South Beach Майами и северного Манхэттена, задается вопросом Орр. И тут же отвечает: менее чем полвека назад ныне полные жизни районы мало отличались от современного Детройта: «В 1991 г. Вашингтон еще не оправился от бунтов 1968 г. [чернокожих жителей против расовой дискриминации]… По 7-й улице Вашингтона было не пройти, все было сожжено. А сейчас там кипит жизнь. На Shaw, U Street, Cardozo стоят кондоминиумы по $10 млн».

Орр хорошо знает Вашингтон. Он проработал в столице США 22 года: трудился в федеральной корпорации страхования депозитов, Resolution Trust Corporation, министерстве юстиции и юридической фирме Jones Day. «Я такого уже навидался во многих местах, которые лично оживлял», — рассуждает Орр. Вспоминает он и родной Майами, куда он вернулся после окончания юридического факультета Университета Мичигана в 1983 г. Люди в 1980-е обходили стороной South Beach, где гулять было «и опасно, и утомительно», говорит Орр. А в прошлом году президент баскетбольного клуба Miami Heat Пэт Райли купил здесь пентхаус за $11,75 млн. «Может, и мне прикупить парочку там же?» — ехидничает Орр.

У Орра действительно большой опыт работы с банкротами. В 1983 г. после окончания университета Орр устроился работать в Майами в одну из юридических фирм — FDIC’s Litigation Section. В 1991 г. он перешел на госслужбу в федеральную корпорацию страхования депозитов, но вскоре сменил место работы на Resolution Trust Corporation — федеральное агентство, основанное в 1989 г. для ликвидации обанкротившихся ссудо-сберегательных ассоциаций. К 1994 г. он вырос до заместителя главного юрисконсульта и провел немало банкротств. В 1995 г. он перешел в министерство юстиции на пост замдиректора департамента, который занимается банкротствами. В 2000 г. он стал директором United States Trustees Program (госпрограмма США по распоряжению имуществом). А в 2001 г. работал в юридической фирме Jones Day, где стал партнером и принимал участие в самых громких делах современности по банкротствам. Например, в реструктуризации Chrysler и банкротстве фонда National Century Financial Enterprises, крупнейшего скупщика дебиторской задолженности по услугам здравоохранения.

В июне Орр представил амбициозный план по уменьшению многомиллиардного долга Детройта. Снижение налогов и увеличение финансирования госуслуг — вот основные положения плана. План был встречен в штыки. «Я пришел к рабочим и предложил переговоры. Они в ответ подали в суд на губернатора и казначея. На следующей неделе то же сделал другой профсоюз. А еще через неделю они подали иск уже против губернатора и меня, — вспоминает Орр. — Сколько еще мне нужно было стоять посреди двора, если меня лупят по голове, а потом бегут жаловаться учителю, что не хотят дружить со мной? Это разборки на уровне пятого класса». Чтобы избежать травли со стороны других «школьников», Орр прибег к 9-й статье Кодекса США, регулирующей вопросы муниципального банкротства и дающей банкроту защиту от судебного преследования.

Кредиторы недовольны планами Орра по решению вопроса с муниципальными облигациями. Орр планирует снять с них это обеспечение — облигации были гарантированы доходами и кредитами города.

Инвесторы предупреждают, что Орр может породить прецедент, из-за которого стоимость заимствований для муниципалитетов может взлететь по всей стране.

«Я прочитал все статьи о том, что это просто взлом всех договоренностей, на которых держится этот рынок, что случись подобное — это сдвинет земную ось, а собаки и кошки станут закадычными друзьями и будут фланировать под ручку по улицам», — издевается Орр. Он говорит, что отвечает в первую очередь за 700 000 жителей Детройта, а не за кредиторов и работников автозаводов.

Результаты работы Орра уже видны. В августе должен начаться монтаж новых фонарей и снос ветхого жилья. Размещены заказы на парализаторы, обмундирование, машины и компьютеры для полиции, готовится к подписанию контракт на сбор мусора, который сэкономит городу $15 млн в год. «Предпочитаю думать о происходящем как об апгрейде”, ведь ряд городских служб — анахронизм, — переживает Орр. — Непонятно, что они делают в большом городе». Корни проблемы в том, что Детройт — город ХХ в., пытающийся конкурировать в мире ХХI в. «Даже интернет-система в городе 10-летней давности», — замечает Орр: многие записи приходится вносить вручную.

Один из островов прогресса в Детройте — деловой центр, куда венчурные капиталисты и частные фонды вкладывают миллиарды. Председатель Quicken Loans Дэн Гилберт перевел штаб-квартиру компании в Детройт в 2010 г. и привел в даунтаун еще 85 компаний с помощью учрежденной им Rock Ventures, предоставляющей площади в аренду стартапам. Благодаря Rock Ventures в Детройте появилось 5600 рабочих мест. Шикарное здание M@dison служит сейчас инкубатором для 32 высокотехнологичных компаний. По сути, это место, где молодежь в футболках и шортах прохлаждается в креслах с лэптопами в руках, пока рядом пара ребят стучит в пинг-понг. Среди этих молодых людей и сотрудники Detroit Labs. Компания специализировалась на создании приложений для смартфонов, а теперь в сотрудничестве с автопроизводителями наладила выпуск автомобильных приложений.

Из-за наплыва молодежи для детройтской ночной жизни настала эпоха возрождения. Шестидесятидвухлетний местный предприниматель Ларри Монго известен тем, что получил роль в новом фильме Райана Гослинга «Как поймать монстра». Этот режиссер любит бывать в Cafe d’Mongo — заведение выдержано в стиле незаконных баров времен сухого закона. Монго открыл его совсем недавно во второй раз: прошлый бар закрылся в 1990-е гг. из-за разгула преступности в районе.

А рядом с баром возрождается синагога, закрытая пять лет назад. У нее уже три сотни прихожан, а в ее развитие планируется вложить $2 млн. «Нераскрытый потенциал Детройта — это молодежь, — отмечает Орр. — Будущее изменится, оно уже изменилось. Я встречался с двумя дюжинами предпринимателей, двое — ветераны войны в Афганистане. Один из них венчурный капиталист, второй владеет логистической компанией — и этим парням по 20 с небольшим лет, они могут податься куда угодно и не упустить ни одной возможности».

Неподалеку от делового центра Детройта стихийно возник Корктаун — колония хипстеров, где пионеры-самородки восстанавливают ветхое жилье, выращивают органические овощи вроде кукурузы на свободных участках по соседству. Корктаун — это пограничная линия цивилизации в Детройте.

Еще через пару миль пейзаж начинает напоминать пресловутый дикий, дикий Запад. Здесь нет торговых центров и сетевых супермаркетов. 66 000 свободных участков и 78 000 покинутых или разрушенных домов, в том числе старая фабрика Packard, занимают площадь в 130 квадратных миль бесхозной земли. Дворы поросли сорняками, доходящими до колен. Дом с целым окном и жалюзи — большая редкость. Эта местность была покинута более 60 лет назад — белые семьи из среднего класса переезжали в пригород. Бегство набрало темпы после расового бунта 1967 г. и в 1974-1994 гг., когда мэром города был Колеман Янг. Его правление способствовало разжиганию межрасовой напряженности — в том числе потому, что белых офицеров полиции начали считать расистами.

Эл Шарптон, Джесси Джексон и другие правозащитники продолжают раздувать межрасовую рознь, протестуя против назначения кризис-менеджера. И это несмотря на то, что Орр — афроамериканец. Джесси Джексон боится, что вся затея с кризис-менеджментом приведет к образованию «плантократии, или власти плантаторов».

Одна из основных причин кризиса в Детройте — беспечность граждан, уверен Орр: «Долгие годы город был глух, ленив, счастлив и богат. В ХХ в. Детройт менялся быстрее, чем, наверное, любой другой город, но наше благополучие давало уверенность, что после восьми классов обучения у тебя впереди 30 лет хорошей работы, пенсия и отличная система здравоохранения, а о том, что будет дальше, заботиться не нужно».

Но чем дальше, тем более очевидным становилось, что эта программа нереалистична, «нужно быть быстрым и гибким, нужны лидеры, к которым будут прислушиваться. Много говорилось о необходимости мыслить быстро и гибко, о лидерстве — но к этому никто не прислушивался».

Попытка адаптироваться провалилась, «мы потеряли сноровку» не только как глобальный конкурент на мировом рынке, но и как конкуренты южных городов — Чаттануги, Далласа, Атланты. История последнего города, по мнению Орра, прямая противоположность судьбе Детройта. Полвека назад «чем была Атланта? Атланта являла собой небольшой городок с пекарней… Я не раз проезжал через Атланту в 70-х, по дороге из Мичигана, с 1976 по 1983 г., там была больница Peachtree и студенческая забегаловка, куда можно было заехать перекусить». Сегодня экономика Атланты среди 10 крупнейших в США. Способность политических лидеров адаптироваться к вызовам времени привлекла предпринимателей. Одна из причин процветания Атланты, по мнению Орра, в том, что чернокожие мэры, такие как «Мэйнард Джексон и Энди Янг, предпочли закопать топор войны» и «сосредоточились на восстановлении города».

По словам Орра, его стратегия — «распространить импульс развития из центра на окраины». Он показывает план «Детройт — город будущего», разработанный совместными усилиями чиновников, активистов из числа горожан, бизнесменов и филантропов. Упор делается на борьбе с деградацией, восстановлении уличного освещения и улучшении общественной безопасности в шести округах, выбранных для этого эксперимента. Авторы плана надеются, что процесс перекинется и на другие районы. Крупные города вроде Вашингтона и Нью-Йорка, тоже пережившие упадок, медленно возрождались с помощью расширения своих цветущих пригородов. Задача властей Детройта — создать нужную атмосферу и выбрать правильные способы, чтобы поддерживать возрождение пригородов.

Орр настроен оптимистично, но все же признает существование «элементов риска» при передаче контроля назад в руки избранных горожанами управленцев, чья коррумпированность, халатность и непрофессионализм ввергли Детройт в кризис. Правда, в ноябре пройдут выборы городского совета и мэра. Это шанс, что к власти смогут прийти новые люди, талантливые и дальновидные. Комментировать тему выборов Орр не собирается. Он отмечает только, что «такие люди есть и среди действующего городского совета»: «Они хотят построить лучший город для себя, для своих детей. Люди доброй веры — так я их зову. Их работа — возрождение пригородов. Если они будут действовать правильно, они достигнут успеха».

WSJ, 3.08.2013, Антон Осипов

Комментарии

Аватар пользователя юрчён
юрчён(8 лет 11 месяцев)

Больного холерой конечно можно лечить припарками, но недолго.

Аватар пользователя Читаювсё
Читаювсё(9 лет 10 месяцев)

ну-ну, удачи Орру.

всех нигг - в фотографы, ландшафтые дизайнеры, и конечно, в груммеры

и Детрой возродится из пепла !

Аватар пользователя maxs71
maxs71(9 лет 10 месяцев)

Рецепт возрождения прост - сначала открываем синагогу и ставим фонари.

Аватар пользователя Читаювсё
Читаювсё(9 лет 10 месяцев)

красные фонари !

Аватар пользователя ExMuser
ExMuser(8 лет 5 месяцев)

и конечно, в груммеры

_______________________

В грумы. :)

Аватар пользователя федов
федов(8 лет 3 месяца)

бугага, т.е. по $6666.66 на развитие синагоги в перерасчете на шнобель? и никаких откатов и воровства



а негры? а что негры?

Аватар пользователя arma
arma(9 лет 9 месяцев)

Не ... по  7-40.

Аватар пользователя Victor
Victor(8 лет 6 месяцев)

Прикупить полиции парализаторов для  разгона черножопых, и построить синагогу: гениальный план от кризис-менеджера. Главным образом возникает вопрос -  синагога-то зачем?

Как в анекдоте: "... расстрелять, и перекрасить вокзал в синий цвет. - А зачем вокзал перекрашивать? - Я так и знал, что по первому вопросу разногласий не будет!"

Аватар пользователя Бедная Олечка
Бедная Олечка(9 лет 9 месяцев)

В зелёном отрочестве прочитала роман Э. Золя "Западня". Совершенно душераздирающий, очень тяжёлый роман о том, как спивается семья алкоголиков. Фишка в том, что у них постоянно появлялись иллюзорные возможности выкарабкаться - вот-вот-вот вроде они бросили пить, и вот-вот-вот всё начало налаживаться... И опять запой, причём ещё глубже и тяжелее. Я думаю, здесь будет примерно так же, не для слабонервных.

Аватар пользователя Нумминорих Кута
Потому что первопричина не устранена. Более того - "возрождение" предпринимается именно для того, чтобы снова "впасть в запой", такой вкусный, соблазнительный, манящий... Не для того, чтобы людям было удобно жить и работать, не думая лишний раз о быте, не с заботой о людях, а чтобы выколачивать со всего этого деньги, деньги, много денег.
Аватар пользователя deepinspace
deepinspace(9 лет 9 месяцев)
наш местный маленький детройт спешит за опытом большого, но по количеству декораций не уступает омериканскому! надо бы им найти новое занятие для города. не шмогла авто-индустрия, даешь что-нибудь еще. только как и в нашем балоте, не будет там ничего нового. не выгодно!