Вход на сайт

МЕДИАМЕТРИКА

Облако тегов

Украинский Энергорынок выстроил финансовую пирамиду.

Аватар пользователя Strim

В ноябре банкир энергорынка в лице государственного Ощадбанка приостановил кредитование госпредприятия "Энергорынок". Энергетики не смогли получить очередные 500 млн гривен кредита на закупку топлива генкомпаниями. Если учесть, что ГП является фактическим банкротом, на базе которого выстроена финансовая пирамида с отрицательным небалансом в 7,5 млрд гривен, инцидент с Ощадбанком можно рассматривать как еще одну угрозу для успешного прохождения Украиной отопительного сезона.

Двух мнений быть не может

Энергетическая безопасность имеет три составляющих: геополитическую, технологическую и экономическую. К сожалению, отечественное информационное пространство концентрируется, прежде всего, на геополитическом аспекте, касающемся диверсификации поставок энергоресурсов в страну. Однако не менее важная составляющая – экономическая – остается зачастую на заднем плане. Между тем именно финансовая, а также организационно-управленческая устойчивость субъектов энергетической отрасли является основным условием решения любых геополитических и технологических вызовов в энергообеспечении страны – как внешних, так и внутренних.

Однако в условиях, когда в правительстве назревает очевидный управленческий кризис, а в энергетике царит полная разобщенность действий между госучреждениями и самими госпредприятиями, говорить о наличии энергетической безопасности невозможно.

В качестве примера к сказанному может служить отказ АО "Ощадбанк" от участия в двух тендерах по кредитованию ГП "Энергорынок" в ноябре.

Как известно, Ощадбанк, начиная с 2006 года, является уполномоченным банком по обслуживанию распределительных счетов энергорынка (или счетов энергокомпаний со специальным режимом использования для оплаты электроэнергии). Как Банкир энергорынка и крупнейший государственный банк "Ощад" регулярно кредитует ГП "Энергорынок". Как правило, ГП использует заемные средства с целью финансирования генерирующих компаний для оплаты топлива. Деньги выдаются под будущую выработку электроэнергии.

Однако Банкир не принял участия в последних двух конкурсах по предоставлению "Энергорынку" 500 млн гривен очередного кредита, которые должны были пойти на оплату угля для ТЭС. По словам энергетиков, причина такого поведения "Ощада" им неизвестна.

На соответствующий запрос Forbes в пресс-службе Ощадбанка ответили следующее: "Согласно ранее проведенным ГП "Энергорынок" конкурсным процедурам, разрешенный лимит кредитования заполнен в полном объеме, что не позволяет увеличивать объем кредитования ГП "Энергорынок". Поэтому банк не имел возможности принимать участие в конкурсных торгах 19 ноября на дополнительное кредитование на сумму 500 млн гривен".

В то же время директор ГП "Энергорынок" Юрий Гнатюк информацию Ощадбанка не подтверждает. "Общий размер разрешенного лимита кредитования банком "Энергорынка" составляет 3,4 млрд гривен. Эта цифра полностью соответствует всем нормативам Минфина и НБУ, и такого размера кредитования в 2014 году мы уже достигали. Сейчас общий размер заимствованных у Ощадбанка средств составляет 2,9 млрд гривен, поэтому еще 500 млн гривен банк мог предоставить", – сообщил Forbes Гнатюк.

В целом энергетики удивлены решением "Ощада" не выходить на тендер, если учесть, что банк уже девять лет зарабатывает на энергетической отрасли и предоставляет в настоящее время займы под 24,5% годовых. "Ощадбанк у нас единственный уполномоченный банк, и если подобный прецедент будет происходить в дальнейшем, нам придется искать какие-то другие решения", – предупреждает директор "Энергорынка".

Составляющие дефолта

По оценкам экспертов Всеукраинской энергетической ассамблеи, общий размер финансового небаланса "Энергорынка" на сегодня составляет 7,5 млрд гривен. Помимо 2,9 млрд гривен кредиторской задолженности перед Ощадбанком, ГП имеет в кредиторском портфеле 1,6 млрд гривен собственных облигаций выпуска 2013 года, порядка 1 млрд гривен долга перед "Донбассэнерго" и ДТЭК за неоплаченную электроэнергию Старобешевской и Зуевской ТЭС в зоне АТО, а также 2 млрд гривен выплаченных авансовых платежей генкомпаниям под накопление угля.

7,5 млрд гривен – это долг по кредитам, которые "Энергорынок" привлекал под финансовые потребности генерации. Этот долг на сегодня не имеет финансового покрытия из оборотных средств энергопредприятий.

Если называть вещи своими именами, то "Энергорынок" является банкротом, а электроэнергетическая отрасль фактически находится в состоянии дефолта, потому как ее участники способны покрывать текущую потребность в деньгах только за счет привлечения все новых и новых кредитов.

Основных причин кризиса неликвидности на энергорынке несколько.

Первая: хроническая проблема неплатежей и наращивания задолженности по всей технологической цепочке от потребителя до производителя электричества.

По состоянию на 1 сентября этого года долг потребителей за электроэнергию перед облэнерго составлял 21 113 млн гривен, долг облэнерго перед "Энергорынком" – 27 633 млн гривен, и долг ГП перед генерацией – 25 496 млн гривен. Для сравнения: стоимость отпущенного поставщикам электричества в январе-сентябре 2015-го – 97,8 млрд гривен.

При этом взаимные долги между субъектами рынка в январе-августе 2015 года росли в обратно пропорциональном порядке: если потребители нарастили кредиторку на 2081 млн гривен, то облэнерго уже на 5535 млн гривен, а "Энергорынок" перед генерацией – на 8211 млн гривен.

Примечательно, что как минимум 12 400 из 21 113 млн гривен задолженности потребителей за электроэнергию является безнадежной – это долги "Крымэнерго", "Севастопольэнерго", ЛЭО, "Луганскоблэнерго", ГП "Региональные электрические сети", а также ДТЭК ПЭС "Энергоуголь" – всех предприятий, расположенных на неконтролируемой территории (НКТ) плюс существующего на бумаге "Луганскоблэнерго". К этим 12 400 млн гривен можно добавить миллиарды мертвых долгов по другим компаниям, которые облэнерго не могут списать, поскольку нужно платить из них налог на прибыль. Общая сумма безнадежной дебиторской задолженности генерации, которая до электростанций уже никогда не дойдет, оценивается экспертами до 20 млрд гривен.

Вторая: это заниженные тарифы на электроэнергию генерирующих компаний, в частности, тепловых. В условиях неполного тарифного покрытия реальной себестоимости производства и передачи киловатт-часа наиболее пострадавшей стороной в нынешнем году выступают ТЭС. Так, с декабря 2014-го по август 2015-го рост тарифов на продукцию тепловых генкомпаний составил 9%, ТЭЦ – 21%, "Энергоатома" – 50%, ВИЭ – 128% и "Укргидроэнерго" – 183%.

В результате ДТЭК по итогам 9 месяцев получил порядка 2 млрд гривен убытков, "Центрэнерго" – 80 млн гривен, "Донбассэнерго" удалось выйти в ноль.

Если учесть, что стоимость электричества тепловой генерации занимает 50-процентную долю в общей стоимости производимой в Украине электроэнергии, а более 80% оборотных средств тепловые генкомпании вынуждены тратить на уголь, финансовый небаланс тепловиков напрямую отражается на финансовом состоянии всего энергорынка в целом.

Третья: это неоднократно упоминаемая в СМИ система электронного администрирования НДС для энергокомпаний. Поскольку у угольщиков денег на НДС нет, и у тепловых генерирующих компаний тоже, те же "Центрэнерго" и "Донбассэнерго", к примеру, не имеют возможности депонировать средства на спецсчетах НДС. Задолженность по НДС только этих двух компаний, которые не регистрируют налоговые накладные, составляет 775 млн гривен. В результате "Энергорынок" вынужден стягивать средства из общего котла оптового рынка и класть их на собственный счет электронного депонирования. Это приводит к вымыванию и без того дефицитных средств участников отрасли.

О необходимости введения кассового метода учета НДС для предприятий ТЭК, когда налоговые обязательства будут формироваться по факту получения оплаты за отпущенный товар, энергетики говорят давно. Пока проблема не решена.

Не по Сеньке шапка

Конечно, наиболее простое средство разрешения кризиса неликвидности на энергорынке – повысить тарифы на электроэнергию. Собственно, они и без того из года в год и из месяца в месяц повышаются. И если раньше расценки на электричество росли только для промышленных потребителей, то с апреля 2015-го – и для населения тоже.

Однако тарифные возможности не безграничны. Как известно, в этом году тарифы на киловатт-час для населения, которое потребляет в Украине порядка 32% электроэнергии, уже дважды повышались. До 1 марта 2017 года предстоит еще три этапа повышения, после чего средняя цена тока для бытовых потребителей должна достичь 122, 83 коп. за 1 киловатт-час.

Дополнительные средства, которые поступят в отрасль от повышения расценок на электроэнергию для населения, уже примерно распределены, и финансовый кризис в энергосистеме они не исправят.

то касается цен для промышленности, то и здесь, похоже, НКРЭКУ достигла определенного потолка. Так, с января по октябрь 2015 года тарифы на электричество для потребителей второго класса напряжения повысились на 15% – до 152,08 коп. за 1 киловатт-час. В случае с потребителями первого класса напряжения, вначале, с января по июль, цена выросла на 21,5% – до 131,72 коп. Затем, в период с июля по октябрь, последовало поэтапное снижение на 6% – до 123,80 коп. С 1 ноября тарифы для промпотребителей и вовсе не трогали, сохранив их на октябрьском уровне. Видимо, летом кто-то сверху убедительно посоветовал формально независимой НКРЭКУ приостановить ценовой гон.

В условиях ограниченных возможностей повышать энерготариф государству, в целях обеспечения энергетической безопасности, следовало бы позаботиться хотя бы о наведении порядка в платежах. Для этого, как отмечают во Всеукраинской энергетической ассамблее (ВЭА), нужно решить, в первую очередь, что делать с самыми злостными неплательщиками в лице предприятий теплокоммунэнерго, водоканалов и угольных компаний.

"Для поиска путей восстановления платежеспособности этих категорий потребителей необходимо, как минимум, знать ответы на вопросы: не могут или не хотят платить? Возобновление дотаций угольным предприятиям или внедрение рыночных цен на уголь? Увеличение объема бюджетных ассигнований на компенсацию разницы в ценах на тепловую энергию или постепенное выравнивание цен? И главное, какие государственные структуры возьмут на себя ответственность за решение этих непростых вопросов?" – пишут эксперты ВЭА в одном из своих аналитических отчетов.

Однако вряд ли нынешнему правительственному энергетическому блоку под силу разрешение подобных задач.

"В отрасли нет ни энергетического баланса, ни стратегии, ни координации действий государственных структур", – подчеркивает Forbes заместитель председателя ВИЭ Юрий Саква. Собственно, инцидент между "Энергорынком" и Ощадбанком, то есть между государственным оптовым торговцем электроэнергией и государственным банкиром энергорынка, и является одним из примеров отсутствия такой координации.

Энергетикам в этих обстоятельствах остается лишь надеяться, что в разгар зимы не придется менять уполномоченного банкира. Пока же, как сообщил Forbes один из участников очередного заседания совета ОРЭ, состоявшегося 25 ноября, переговоры с Ощадбанком продолжаются. По словам Юрия Гнатюка, "Энергорынок" готовится к проведению повторного конкурса по привлечению кредита. В то же время, как сообщили Forbes в пресс-службе Ощадбанка, "на сегодня у банка отсутствует информация относительно проведения конкурсных торгов на получение новых кредитов ГП "Энергорынок".

Источник: http://uaenergy.com.ua/post/24102/oshchadbank-prekratil-kreditovat/

Фонд поддержки авторов AfterShock

Лидеры обсуждений

за 4 часаза суткиза неделю

Лидеры просмотров

за неделюза месяцза год

СМИ

Загрузка...