Вход на сайт

МЕДИАМЕТРИКА

Облако тегов

Мали: смесь джихада с гражданской войной (The Atlantic)

Аватар пользователя ko_mon

Теракт в Мали привлек внимание мира к этой западноафриканской стране, однако он — лишь очередной эпизод длительного конфликта, включавшего в себя гражданскую войну, раскол между союзниками-исламистами, крупную иностранную военную операцию и новое усиление джихадистов. Было ли случившееся в Бамако связано с парижскими терактами или это месть за французскую военную операцию в Мали 2013 года?

езультате захвата заложников в Бамако, столице Мали, погибли не меньше 18 человек. Подробности продолжают выясняться, однако изрядную их часть по-прежнему не получается проверить. […]

Теракт привлек внимание мира к этой западноафриканской стране, однако он — лишь очередной эпизод длительного конфликта, включавшего в себя гражданскую войну, раскол между союзниками-исламистами, крупную иностранную военную операцию и новое усиление джихадистов. Террористы еще не были ликвидированы, когда начали возникать вопросы о том, было ли случившееся в Бамако связано с парижскими терактами или это месть за французскую военную операцию в Мали 2013 года. Напомним, что теракты 13 ноября ИГИЛ называл местью за французские авиаудары в Сирии и Ираке. Многое пока остается неизвестным, а ситуация в Мали слишком сложна, чтобы допускать простые ответы.

Мали по форме напоминает плохо завязанный галстук-бабочку. Бамако находится в юго-западном, меньшем по размеру треугольнике, в нем же живет и большая часть населения страны. Верхний, северо-восточный треугольник не столь населен и включает в себя кусок пустыни Сахары. Живущие в нем туареги давно конфликтуют с правительством. В начале 2012 года это многолетнее вялотекущее восстание резко активизировалось благодаря потоку оружия, хлынувшему через ливийскую границу после смерти Муаммара Каддафи. Весной того же года, после свергнувшего центральное правительство военного переворота, туарегские сепаратисты из Национального движения за освобождение Азавада (НДОА) заявили о создании нового государства под названием Азавад.

НДОА, в рядах которого состоит множество нерелигиозных туарегов, тем не менее, заключило союз со связанными с «Аль-Каидой» исламистами. Однако вскоре движение обнаружило, что не может контролировать своих союзников. Туарегов оттеснили в сторону, многие из них стали беженцами. Исламисты начали править на севере Мали железной рукой, заставив часть населения бежать, а часть — подчиниться угнетению. Они ненадолго привлекли к себе внимание мира, принявшись разрушать мавзолеи и уничтожать манускрипты в Титмбукту. В январе 2013 года, по подсчетам New York Times, на севере Мали действовали минимум шесть разных исламистских группировок, включая туарегскую «Ансар ад-Дин», «Аль-Каиду в странах исламского Магриба» (АКСИМ) и Движение за единство и джихад в Западной Африке.

Взяв под контроль север, повстанцы-джихадисты двинулись на юг. Тогда в дело вмешалась Франция, с колониальных времен сохранившая связи с Мали. Ее военное вмешательство оказалось успешным, и противник был разбит. Сейчас она держит в регионе около 3000 солдат.

Французская победа была быстрой, но, по-видимому, непрочной. После французов ответственность за ситуацию на себя взяла ООН, однако уже в марте 2014 года Guardian сообщила, что джихадисты снова начали просачиваться в северную часть Мали. Специалист по франкоязычной Африке из Королевского института международных отношений Пол Мелли (Paul Melly), заявил в пятницу утром ВВС, что Франция сумела рассеять исламистов, но не смогла их уничтожить — и сделать это было бы затруднительно по географическим причинам.

«Джихадистские группировки разбросаны по пустыне, — заметил он. — В Сахаре отслеживать передвижения трудно». Джихадисты также, по словам Мелли, получают оружие и деньги из Ливии, «и благодаря этому держатся все эти годы после французской операции».

Гражданская война официально завершилась в июне. Однако, несмотря на подписанные соглашения, джихадистские силы, которые вызвал к жизни конфликт, не исчезли. Они превратились в расколотое и децентрализованное исламистское движение, которое в 2015 году неоднократно осуществляло теракты в разных частях страны — в том числе далеко на юге. В июне появились сообщения о гибели одноглазого алжирца Мухтара Бельмухтара (Mokhtar Belmokhtar) — лидера сахарских джихадистов, потерявшего глаз на алжирской гражданской войне. Именно он организовал в январе 2013 года теракт на газовом месторождении в Алжире, в ходе которого погибли около 40 человек и 800 оказались в заложниках.

Бельмухтар занимал высокое положение в «Аль-Каиде» однако в конце концов от нее откололся. Его новая организация в итоге слилась с Движением за единство и джихад в Западной Африке и получившаяся группировка стала называться «Аль-Мурабитун». Позднее он все же, по-видимому, наладил отношения с АКСИМ, так как именно она официально заявила в июне, что он «жив и здоров». В дальнейшем «Аль-Мурабитун» взяла на себя ответственность за ряд терактов от имени «Аль-Каиды».

В августе 2015 года боевики напали на гостиницу в расположенном в центральной части Мали городе Севарэ. Отчасти это нападение напоминало последние теракты в Бамако. В отель, в котором находились представители ООН, ворвалась группа вооруженных боевиков и захватила заложников. В ходе теракта погибли 13 человек, в том числе пять сотрудников ООН и четверо малийских военных. Ответственность за этот теракт и за майский расстрел посетителей бара для экспатов в Бамако тоже взяла на себя «Аль-Мурабитун».

«Аль-Мурабитун» также утверждает, что именно она организовала в пятницу теракт в бамакском отеле Radisson Blu, однако официальные лица пока не подтвердили ее причастность. В настоящее время доказательств, связывающих эти теракты с ИГИЛ, нет. Мелли заявил BBC, что ему ничего не известно об активности ИГИЛ в Мали. Жан-Эрве Жезекель (Jean-Hervé Jezequel) из Международной группы по предотвращению кризисов также высказался по этому поводу крайне осторожно:

«Если окажется что к рейду в Бамако причастно ИГИЛ, это будет первая его операция в Мали. Официально оно в этой стране не присутствует, хотя летом ходили слухи, что ряд радикальных лидеров с севера хотят к нему присоединиться».

Из-за запутанной ситуации понять, кто в Мали чей союзник, бывает трудно — и дело даже не в конфликте между НДОА и исламистами и не в непонятных отношениях Бельмухтара с «Аль-Каидой». Ранее в этом году предполагаемый представитель «Аль-Мурабитун» заявил, что группировка намерена объединиться с ИГИЛ. Спустя несколько дней Бельмухтар сообщил, что это неправда.

Mali’s Tangled Mix of Jihad and Civil War

http://inosmi.ru/social/20151122/234517474.html

Комментарий редакции раздела Хроники 3 мировой

Похоже, на немцев надежды нет. Раскачивают франко-бельгийцев.

Фонд поддержки авторов AfterShock

Лидеры обсуждений

за 4 часаза суткиза неделю

Лидеры просмотров

за неделюза месяцза год

СМИ

Загрузка...