Вход на сайт

МЕДИАМЕТРИКА

Облако тегов

20 ноября 1945 года начался Нюрнбергский процесс

Аватар пользователя PIPL

Этот день в истории:

Бывают в истории события, быстро тускнеющие от времени и остающиеся лишь строчками в архивных документах. Но бывают и такие, которые, словно ярким прожектором, светят из прошлого в настоящее, не утрачивая своей значимости и сохраняя огромное влияние на мировое развитие.

 

Нюрнбергский судебный процесс над главными нацистскими преступниками, начавшийся 20 ноября 1945 года, несомненно, из этого ряда.

Наследие, не теряющее актуальности Это был настоящий суд народов. На волне победного единения страны антигитлеровской коалиции и те, кто их поддерживал, закрепили военный разгром фашизма разгромом юридическим и создали уникальные правовые прецеденты. Впервые в истории факт развязывания агрессии был признан преступным. Впервые было сформулировано понятие "преступление против человечности". Впервые был опровергнут средневековый постулат "короли подсудны лишь Богу" и создан прецедент подсудности первых лиц государства полномочному органу международной юстиции.

Можно представить, каким все это было шоком для Геринга, Гесса, Риббентропа, Кейтеля и прочих их подельников. Мнили себя властителями мира, а оказались на жестких скамьях подсудимых. Вся верхушка Третьего рейха, за исключением покончивших с собой Гитлера, Гиммлера и Геббельса, была призвана к ответу. Причем, в городе, который считался их идеологической цитаделью. Там, где проводились все съезды национал-социалистов. Даже в этом факте содержалась яркая символика. Но еще более важно и значимо то, что Нюрнбергский процесс был организован по всем канонам правосудия.

Конечно, нацистским главарям и их адвокатам очень хотелось бы снизить значение происходящего в Нюрнберге. Геринг, в частности, заявлял, что это, дескать, обычная расправа победителей над побежденными. Но сам ход и атмосфера процесса были лучшим опровержением. Все заседания Международный военный трибунал проводил исключительно в открытом режиме. Безупречной была доказательная база. В речах обвинителей от СССР, США, Великобритании, Франции не содержалось ни единого факта, который не подтверждался бы свидетельскими показаниями и документами. Процессуальные права подсудимых соблюдались подчеркнуто пунктуально. Нацистских главарей защищали 27 маститых адвокатов с огромным штатом помощников. Им предоставили все возможности для изложения аргументов. Достаточно сказать, что, если предъявление обвинения заняло 74 дня, то доводы защиты трибунал выслушивал более четырех с половиной месяцев.

Ну и наконец - приговор. Он ведь тоже показал, что правосудие не было формальным и ничего заранее не предрешалось. Да, советскую сторону не устроило то, что лишь 11 подсудимых из 21 приговорили к смертной казни, а троих вообще оправдали. Член трибунала от СССР И.Т. Никитченко внес по этому поводу особое мнение. Что и говорить, нацистские палачи заслуживали самой суровой кары. Некоторым не одной, а миллиона смертных казней было бы мало. Но все же для истории то, как решились судьбы отдельных нюрнбергских фигурантов, лишь частность. Для истории куда важнее иное: в Нюрнберге была убедительно подтверждена легитимность итогов Второй мировой войны. И подтверждено это было демократическими, правовыми методами.

Фашизм и терроризм Конечно, было бы наивно ожидать, что после Нюрнберга мир разом переменится. Мы знаем, как драматично складывалось послевоенное развитие: "холодная война", гонка вооружений. Было всякое: и реваншистские рецидивы, и попытки конъюнктурно мыслящих политиков представить Нюрнбергский процесс "фатальной ошибкой". Мир, увы, не избавился от острых противоречий, войн и конфликтов. Но тем не менее международно-правовые нормы, выработанные в Нюрнберге, оправдали себя. Именно на них держался весь послевоенный миропорядок, кодекс поведения государств, важнейшие международные институты, включая ООН. Что бы ни говорили о несовершенстве всей этой системы, но она смогла удержать мир от новых глобальных катастроф, и самое главное - от ядерной войны.

Ну а сегодня впору говорить о новой актуальности и востребованности нюрнбергских решений и принципов. Мир стремительно меняется. Перед человечеством встают новые вызовы и новые угрозы. Одна из самых опасных - угроза международного терроризма. У этого страшного явления, быстро набравшего глобальный размах, много схожих черт с фашистским террором. То же игнорирование международного права, та же бесчеловечная жестокость, массовость жертв, непредсказуемость атак, от которых не застрахованы даже самые сильные и развитые страны. Мировое сообщество перед лицом террористической угрозы пока выглядит разрозненным, противодействует ей как бы растопыренными пальцами. Крайне мешают двойные стандарты. Хотя терроризм опасен во всех своих проявлениях, кое-кто упорно пытается делить террористов на "хороших" и "плохих", на тех, кого надо обезвреживать и кого якобы можно привечать, приближать, гласно или негласно поддерживать.

Вся эта ситуация очень напоминает предвоенные "маневры" западных политиков и сталинского режима, когда каждый пытался по-своему выстроить отношения с Гитлером, пусть и в ущерб общей системе безопасности. Известно, чем все кончилось. Так зачем повторять старые ошибки? Ведь история предоставляет в распоряжение совсем иной опыт, показывающий, что даже страны с разными идеологическими, политическими и экономическими системами могут договариваться и действовать в рамках единой коалиции.

Нюрнбергский процесс дает массу поучительных уроков на этот счет. Успех его предопределила скоординированная работа организаторов. На основе консенсуса они выработали Устав Международного трибунала и обвинительное заключение. Совместно до мелочей была продумана процессуальная тактика. При этом заранее удалось достичь договоренностей о так называемых нежелательных темах. Позади осталась страшная война, из которой никто не вышел в "белых одеждах". На совести одних - грех позорного Мюнхенского соглашения, дотла разрушенный Дрезден, Хиросима и Нагасаки. На совести других - пакт Молотова-Риббентропа и Катынь. Стоило союзникам втянуться в полемику о взаимных прегрешениях, пошли бы такие трещины и разломы, в которые весь процесс мог провалиться с треском. К чести членов Международного трибунала даже после фултонской речи Черчилля, накалившей обстановку в мире, они не отклонились от генеральной линии. Достигнутые договоренности четко соблюдались. Характерен, к примеру, такой эпизод. Когда адвокаты нацистов затеяли было разыгрывать тему роли Запада в предвоенном усилении гитлеровского режима, тут же встал главный обвинитель от СССР Р.А. Руденко и заявил протест. То же самое не раз делали и западные коллеги, не давая увести процесс в сторону от сути обвинения.

Убежден: когда-нибудь точно так же, как судили фашистов, объединенные нации будут судить за злодеяния главарей международной террористической сети. Но, чтобы прийти к этому, надо научиться подниматься над своими собственными обидами, претензиями и противоречиями во имя главного - победы и справедливого возмездия общему врагу.

Взгляд в бездну Многочисленные преступления, выявленные и обнародованные в ходе Нюрнбергского процесса, поражают воображение. Наверное, все, что только можно изобрести антигуманного, античеловеческого, было включено в арсенал фашистов. Тут и варварские методы ведения войны, и угоны в рабство населения оккупированных территорий, и жестокое обращение с военнопленными, и целенаправленное стирание с лица земли целых городов и деревень, и изощренные технологии массового уничтожения. Мир потрясли озвученные в ходе процесса факты об изуверских опытах над людьми, об использовании спецпрепаратов умерщвления "Циклон А" и "Циклон Б", о так назывемых душегубках-газенвагенах, газовых "банях", мощных кремационных печах. Нацистские изверги создали целую "индустрию смерти". Лагерь смерти в Освенциме, к примеру, был рассчитан на истребление 30 тыс. человек в день, Треблинка - на 25 тыс., Собибур - на 22 тыс. и т.д. Всего же через систему концлагерей и лагерей смерти прошли 18 млн человек, около 11 млн из которых были зверски уничтожены.

И такого рода убийственных фактов, цифр, описаний, подробностей - тысячи страниц, десятки томов. Непросто укладывать в сознании подобную информацию. Смотреть в бездну, в которой могло сгинуть человечество, тревожно и страшно. Но это необходимо, потому что нюрнбергские уроки касаются не только политиков, историков, дипломатов, юристов. Они касаются каждого образованного и нравственного человека, живущего в ХХI веке.

Академик Д.С. Лихачев в свое время сказал очень емкую фразу: "Без памяти нет совести". Это действительно так. И если мы хотим заложить в наших детей и внуков уважение к истории, то это можно сделать только на основе всей правды об исторических событиях, в том числе самой горькой. Нельзя воспитать гордость за Великую Победу, упирая лишь на героические страницы, но умалчивая или недоговаривая о трагедии миллионов, о страшных масштабах жертв и разрушений, причиненных фашистскими варварами.

В этом плане глубоко неправильным и аморальным было то, что в СССР материалы Нюрнбергского процесса так и не опубликовали в полном объеме. Значительную часть их засекретили "по идеологическим соображениям", и это не принесло пользы духовному и нравственному здоровью общества. Сейчас архивы открыты, любая информация доступна. Тем не менее нельзя сказать, что и мы в новой России преуспели в информационно-просветительской работе по данной проблематике, что государство и общество эффективно противодействуют проявлениям фашизма, экстремизма, ксенофобии.

Как ни прискорбно, в стране, внесшей наибольший вклад в разгром фашизма, имеют место постыдные эксцессы, связанные с деятельностью профашистских молодежных организаций, популяризацией нацистской символики, преступлениями на этической почве. Откуда это берется? Что движет молодыми отморозками, которые с криком "Слава России!" вздымают руку в нацистском приветствии? Убеждения? Нет. Как правило, тут лишь тупой, подражательский инстинкт дикаря, которому в свое время не объяснили основополагающих вещей. Видимо, ни дома, ни в школе, ни по телевизору эти индивидуумы не имели возможности услышать, что нацисты считали русских и другие славянские народы "низшей расой", в отношении которых следовало применять "технику обезлюживания". Видимо, им невдомек, что их "кумиры" намеривались уничтожить после войны 30 миллионов славян. И это плюс к тем колоссальным жертвам, которые уже были понесены народами СССР и других стран.

Я считаю, нам сегодня надо внимательно проанализировать школьные и вузовские программы. Посмотреть, какое место в них занимают антифашистская тематика, ознакомление с трагическими страницами Второй мировой войны, в том числе с материалами Нюрнбергского процесса. Стоит подумать о современных методиках, которые позволяли бы преподносить эти материалы молодежи не просто в виде некой формальной суммы сведений, а как важнейший элемент правовой и нравственной культуры, как прививку от человеконенавистнических теорий и идей.

Надо проанализировать и то, как работают в этом направлении наши СМИ, в особенности телевидение. Тут тоже есть вопросы. Взять такой факт: американцы несколько лет назад сняли телесериал "Нюрнберг". За основу сюжета была взята судьба бывшего члена Международного трибунала от США Р. Джексона. Фильм по-своему интересный, имевший зрительский успех, но это сугубо американский взгляд на события. А где же наш российский ответ? Да, художественно или публицистически осмысливать нюрнбергскую эпопею непросто. Это вам не примитивный криминальный сериал снять. Тут - колоссальной силы драматургия, написанная самой жизнью. Но, если люди с талантом и гражданской позицией взялись бы за освоение этой темы, наверняка могло бы родиться яркое произведение, будоражащее совесть и укрепляющее историческую память. Общество очень нуждается в этом.

Бастион правды.

 И еще об одном важном аспекте следует сказать особо. Наследие Нюрнберга - лучшее оружие против разного рода фальсификаторов истории. К сожалению, в последнее время желающих переписывать ее, менять оценки событий Второй мировой развелось немало. Кому-то хочется принизить нашу Великую Победу. Кто-то путем исторических спекуляций пытается решать конъюнктурные политические задачи. Кто-то движим некими национальными комплексами и надеется, поменяв плюс на минус, сотворить из бывших преступников героев, из национального позора - национальную гордость.

Мотивы разные, но истоки одни. Если проинвентаризировать все "ходовые" темы фальсификаций и внимательно перечитать материалы Нюрнбергского трибунала, то мы увидим поразительные параллели. Взять, к примеру, активно муссируемую в последнее время тему о якобы равной вине фашистской Германии и СССР за развязывание Второй мировой войны. Это что, новая идея? Ни в коей мере. Ее изобрели гитлеровские адвокаты в Нюрнберге, пытавшиеся демагогией о "смешанной ответственности" прикрыть подзащитных. Тогда же это было убедительно развенчано и отвергнуто Международным трибуналом.

То же самое можно сказать и о попытках, предпринимаемых некоторыми деятелями, представить дело так, что нападение гитлеровцев на СССР 22 июня 1941 года было не агрессией, а "превентивным ударом". Дескать, Гитлер ничего такого не замышлял, но Сталин и его генералы своими военными приготовлениями вынудили действовать на упреждение. Но ведь эта ложь тоже опровергнута нюрнбергским приговором. Там черным по белому записано: нападение на СССР - "явная агрессия, совершенная без тени законного оправдания". И это не голословная фраза: она подтверждена документами и свидетельскими показаниями. В том числе фельдмаршала Паулюса, лично руководившего разработкой плана "Барбаросса".

Материалы Нюрнбергского процесса разрушают и аргументы тех, кто пытается сегодня обелять и даже героизировать бывших эсэсовцев. Особенно усердствуют тут власти Латвии и Эстонии, с санкции которых регулярно проводятся марши и другие акции бывших легионеров СС. В качестве оправдания наводится тень на плетень: мол, на службе у Гитлера эти люди оказались "в силу исторических обстоятельств", а на самом деле они только и мечтали о национальном освобождении своих стран. Но нюрнбергский приговор категоричен: все организации СС (а также СД и гестапо) были объявлены преступными. Причем для тех, кто служил в них, никакие сроки давности по ответственности за преступления не предусмотрены, и национальным судам право их оправдания не дано. Исключений здесь нет и быть не может, потому что нельзя быть эсэсовцем наполовину. Этим старичкам не марши по улицам Риги и Таллина надо проводить, а сидеть дома и отмаливать грехи.

Нюрнбергский процесс - незыблемый бастион правды о войне. И нам надо чаще напоминать об этом. Нельзя позволять тем, кто мечтает о реабилитации фашизма, безнаказанно заниматься спекуляциями, вводить в заблуждение общественность. Иначе они начинают наглеть и пускаются на совсем уж циничные и коварные дела. К таковым я отношу, в частности, "дело Кононова", которое 12 лет раскручивали латвийские власти. 12 лет ложных обвинений и юридической эквилибристики! И все ради того, чтобы создать своего рода маленький Антинюрнберг, осудить бывшего советского партизана В.М. Кононова за борьбу против пособников нацистов. Причем осудить по законам, принятым через десятилетия после рассматриваемых событий. К огромному сожалению, в этот позорный фарс оказались втянуты еще и судьи Большой палаты Европейского суда по правам человека, не сумевшие разобраться в коллизиях дела и пошедшие на поводу у политиканов.

Россия должна занимать тут жесткую позицию. Нужно инициировать такие международно-правовые решения, которые раз и навсегда исключили бы повторение подобных ситуаций. Люди, сражавшиеся с нацистами и их пособниками, выполнявшие в годы войны задачи в интересах антигитлеровской коалиции, должны быть надежно защищены в правовом отношении.

В 1945-м Советский Союз и его союзники по антигитлеровской коалиции сумели выкорчевать чудовищное древо фашизма. Корни его уничтожены, но вот семена, увы, разлетелись по миру, пуская порой ядовитые ростки. Фашизм коварен и многолик. И пока нет гарантии, что в нашем неспокойном мире никогда не родится в том или ином виде новый монстр, обуянный безумными античеловеческими идеями. Нам, живущим в ХХI веке, мечтается об эпохе добра и справедливости, о гармоничном и безопасном мироустройсте, основанном на торжестве международного права. Но за это еще надо бороться и бороться. И как тут не вспомнить щемящую строку из известной песни "Бухенвальдский набат": "Люди мира, будьте зорче втрое: берегите мир!" Именно так - громким, тревожным набатом стучит в наши сердца память о жертвах войны. Именно этому учит суровая правда Нюрнберга.

Сергей Миронов Председатель Совета Федерации, Председатель партии "Справедливая Россия"

http://forums.vif2.ru/showthread.php?t=1394

Фонд поддержки авторов AfterShock

Комментарии

Аватар пользователя Айболит666
Айболит666(2 года 4 месяца)(20:16:52 / 20-11-2015)

"...на совести других - пакт Молотова-Риббентропа и Катынь" вот и Миронов вскрылся

Аватар пользователя fallschirmjager
fallschirmjager(2 года 1 неделя)(20:34:03 / 20-11-2015)

del

Комментарий администрации:  
*** досрочно покинул нас за ругань матом ***
Аватар пользователя fallschirmjager
fallschirmjager(2 года 1 неделя)(20:34:42 / 20-11-2015)

да, нюренберг вынес окончательное итоговое  решение, обосновавшее все послевоенные двусторонниие и многосторонние международные правовые отношения,  сформировавшие современную политическую систему.

любые посягательства на нее так прямо и формулируются "пересмотр  нюренберга" котор закреплен подписями всех государств, участников.

франция кстати,  в их число не попала, и нет документа на французском языке.

Комментарий администрации:  
*** досрочно покинул нас за ругань матом ***
Аватар пользователя PavelCV
PavelCV(5 лет 2 недели)(20:58:53 / 20-11-2015)

Попробую немного расширить тему более поздними историями, не менее познавательными в свете Нюрнберга.

Поражение гитлеровской Германии во Второй мировой войне заставило многих нацистских деятелей — как представителей высших эшелонов власти, так и заурядных офицеров и унтер-офицеров карательных подразделений, — искать убежище за пределами страны. Те, кому не повезло, попались в руки советских или англо-американских войск, были судимы и приговорены к различным срокам тюремного заключения, а то и к смертной казни. Но очень многим нацистским военным преступникам удалось избежать заслуженного наказания. Некоторые из них прожили до глубокой старости, пережив свои жертвы на полвека, а то и больше. Для того, чтобы не попасть в поле зрения спецслужб заинтересованных государств и не быть арестованными и выданными в те страны, где они совершали военные преступления, многие нацистские преступники меняли имена и фамилии, конспирировались и тщательно скрывали свое прошлое. Однако были и те, кто проживал не таясь, под своими настоящими данными, поскольку обладал уверенностью в собственной безопасности. Хотя нацистские военные преступники проживали после окончания Второй мировой войны в самых разных государствах (даже в Советском Союзе жили затаившиеся полицаи, и далеко не всех из них удалось «вывести на чистую воду», многие так и прожили жизнь, сохранив тайну о подробностях своего участия в войне), можно выделить несколько основных регионов и государств мира, в которых видные и не очень гитлеровцы нашли реальное и безопасное убежище.

«Крысиные тропы», как негласно называли сотрудники американских разведывательных служб маршруты «эвакуации» нацистских военных преступников, вели из Европы в ряд стран Латинской Америки, на Ближний Восток и в сами Соединенные Штаты.

Многие страны Латинской Америки в ХХ веке развивались по стандартной модели — военные перевороты приводили к власти очередные хунты генералов и полковников, чаще всего проамериканской и / или ультраправой ориентации. Основная масса населения находилась в нищете, экономически страны сильно зависели от Соединенных Штатов Америки, в меньшей степени — от Великобритании и других европейских государств, но олигархия и латифундисты стремительно богатели и отстаивали свои интересы, в том числе, и с опорой на коррумпированные силовые структуры. Некоторые латиноамериканские военные режимы еще в годы Второй мировой войны практически открыто сочувствовали гитлеровской Германии и фашистской Италии как «авангарду мировой борьбы против коммунизма», а после поражения «стран оси» с готовностью предоставили политическое убежище бывшим военнослужащим гитлеровской армии, войск СС, сотрудникам полиции и спецслужб, а также перечисленным категориям из стран, воевавших на стороне гитлеровской Германии. Среди «запасных аэродромов» нацистских военных преступников особое место всегда занимал Парагвай.

«Рай для нацистов» генерала Стресснера

Парагвай — не имеющее выхода к морю и слабое в экономическом отношении государство Южной Америки, одна из наиболее нищих стран континента, с неблагополучной историей, полной военных переворотов. Основную часть парагвайского населения составляют индейцы — гуарани, однако власть в стране со времени освобождения от испанских колонизаторов принадлежит немногочисленной элите европейского происхождения. Еще с конца XIX в. в Парагвае проживало значительное количество немецкоговорящих эмигрантов из Европы — австрийцев, баварцев, саксонцев, пруссаков, которые постепенно заняли важные позиции в политической и экономической сферах жизнедеятельности парагвайского общества. После Первой мировой войны численность немецкоговорящего населения в Парагвае увеличилась. На границе с Аргентиной была создана целая колония немцев под руководством Адольфа Швельма. Колонисты Швельма играли значительную роль в экономической, а затем и политической жизни Парагвая. Многие этнические немцы и их дети, рожденные в Парагвае, поступали на военную службу в парагвайскую армию, благо страсть к военному делу и дисциплине была у многих выходцев из Центральной Европы в крови.

 

Немцем по происхождению был и Альфредо Стресснер (1912-2006) — будущий диктатор Парагвая, который фактически и превратил страну в «эльдорадо» для нацистских военных преступников.
Альфредо Стресснер был сыном немецкого эмигранта — выходца из Баварии Гуго Штресснера, работавшего счетоводом на пивоварне. Мать будущего диктатора Парагвая Эриберта Матиауда происходила из креольской богатой фамилии, так что Альфредо принадлежал и к парагвайской элите, и к немецкой нации по факту своего происхождения. В шестнадцать лет Стресснер связал свою дальнейшую судьбу с военной карьерой, поступив в военное училище. Он принимал участие в Чакской войне (парагвайско-боливийская война) и за шесть лет, с 1940 по 1948 гг., прошел путь от майора до бригадного генерала. Кстати, генеральские погоны Стресснер надел всего лишь в 36 лет, что сделало его самым молодым генералом во всей Латинской Америке на рассматриваемый период. В 1954 г. Стресснер, бывший уже дивизионным генералом, был назначен главнокомандующим парагвайской армией, а 5 мая 1954 г. совершил военный переворот.

В августе 1954 г. были проведены президентские выборы, в соответствии с которыми Стресснер стал легитимным главой парагвайского государства. Кстати, Соединенные Штаты практически сразу после прихода к власти Стресснера предоставили стране многомиллионный кредит — генерал считался проамериканским деятелем в силу своих антикоммунистических убеждений. В силу этнической принадлежности и ультраправых взглядов Альфредо Стресснер всегда испытывал большие симпатии к гитлеровской Германии. Будучи сам немцем по происхождению, он был убежден в том, что немецкие колонисты играют очень позитивную роль в жизни парагвайского государства и могут стать его новой элитой — и политической, и военной, и экономической. Поэтому Стресснер всячески стимулировал существующие немецкие колонии, а также поощрял эмиграцию в Парагвай немцев из Европы. Среди последних было много тех, кто по своим политическим убеждениям и, особенно, в силу боевого прошлого в рядах вермахта или СС, не вписывался в послевоенный мир Западной Европы. Стресснер не возражал против прибытия в Парагвай бывших нацистских военных преступников, которые находили пристанище в многочисленных немецких колониях на востоке страны.

За время правления Альфредо Стресснера в Парагвае обосновалось большое количество нацистов и фашистов из Германии, Италии, Хорватии и других европейских государств. Пожалуй, наиболее известным нацистским преступником, проживавшим некоторое время в Парагвае, был зловещий доктор Йозеф Менгеле, известный в Латинской Америке как Хосе Менгеле. 27 ноября 1959 г. Альфредо Стресснер предоставил Йозефу Менгеле, бывшему капитану медицинской службы и врачу концлагеря «Освенцим», парагвайское гражданство. Впрочем, в Парагвае Менгеле не задержался, а перебрался в Бразилию, где умер от инсульта во время купания в море в 1979 году. Длительное время в средствах массовой информации распространялась версия о бегстве в Парагвай и одного из наиболее важных «боссов» Третьего Рейха — Мартина Бормана. Напомним, что Мартин Борман бесследно исчез в дни штурма Берлина, и его тело так и не было найдено. Это дало основания многим историкам и журналистам принять версию о возможном бегстве Бормана в Латинскую Америку. В качестве вероятного убежища нацистского лидера назывался Парагвай. Некоторые журналисты утверждали, что им приходилось сталкиваться с Мартином Борманом в Парагвае. Сообщалось, что он скончался в 1957 г. от рака желудка в одном из парагвайских городов. Тем не менее, в 1973 г. в Берлине рабочими были обнаружены человеческие останки, которые предположительно принадлежали Мартину Борману, погибшему 2 мая 1945 г. Лишь в 1998 г. с помощью ДНК-анализа удалось установить, что останки действительно принадлежали начальнику партийной канцелярии и ближайшему соратнику Адольфа Гитлера. Таким образом, версия о парагвайской эмиграции Мартина Бормана была окончательно отвергнута как несостоятельная.

Хунта Перона славилась гостеприимством для нацистов

Не менее надежным убежищем для нацистских военных преступников стала Аргентина. Как и в Парагвае, еще в довоенное время здесь существовала внушительная германская колония. В стране проживало до полумиллиона этнических немцев — и это при общей численности населения на рассматриваемый период в 13 млн. человек. В немецкой среде Аргентины действовала Ассоциация германских благотворительных и культурных обществ, которая была фактически филиалом НСДАП в Латинской Америке. Существовали немецкие спортивные клубы, бравшие за основу модель «штурмовых отрядов» НСДАП. На более высоком уровне наблюдалось развитие экономических связей между Германией и Италией с одной стороны, и Аргентиной с другой стороны. В стране действовали многочисленные филиалы германских компаний. Аргентина поставляла в Германию и Италию химикаты, металлы, мясо и пшеницу. Лишь 27 марта 1945 г. под давлением США и Великобритании Аргентина объявила войну гитлеровской Германии, до этого времени страна сохраняла нейтралитет с явной симпатией гитлеровскому режиму. То есть, для обустройства нацистских преступников в Аргентине существовал вполне благоприятный климат.

В 1946 г. к власти в стране пришел полковник Хуан Доминго Перон (1895-1974) — профессиональный военный, служивший военным атташе в Чили и Испании, а после переворота 1943 г. занимавший пост руководителя департамента труда, а затем министра труда в военном правительстве Аргентины. Перон вошел в историю как националистически и популистски настроенный политик, симпатизировавший праворадикальным идеологиям и снисходительно относившийся к бежавшим из стран Европы нацистским военным преступникам. По мнению Перона, присутствие нацистов — генералов и офицеров вермахта, СС, полиции и спецслужб — на территории Аргентины, в значительной степени играло бы на пользу стране, поскольку позволяло использовать опыт и потенциал гитлеровских, муссолиниевских, вишистских, усташских и прочих военнослужащих и чиновников в интересах аргентинского государства. Посредническую роль в переправке нацистских военных преступников из Европы в Аргентину (как и в другие страны Латинской Америки) играли высокопоставленные иерархи католической церкви. Фактически Ватикан выступил в роли «паспортной службы» для нацистских преступников, снабжая гитлеровских офицеров паспортами или организуя им беспрепятственный выезд из Европы в Латинскую Америку.

Безусловно, самым известным нацистом, скрывшимся в Аргентине, был Адольф Эйхман (1906-1962) — оберштурмбанфюрер СС, руководивший специальным отделом гестапо IV-B-4, ответственным за «окончательное решение еврейского вопроса». Непосредственную помощь в бегстве из Европы в Латинскую Америку этому гитлеровскому соратнику оказали монахи из знаменитого ордена францисканцев.

При помощи католического духовенства Эйхман смог оформить паспорт гражданина Аргентины на имя Рихардо Клемента. После этого он легализовался в Аргентине, где и провел десять лет — с 1950 по 1960 гг. За это время Эйхман сумел даже вывезти из ФРГ свою семью, прибыв в Германию с новым аргентинским паспортом и повторно женившись на своей супруге как другой человек, с целью дальнейшего совместного выезда в Аргентину. Размеренная жизнь нациста в Буэнос-Айресе была прервана сотрудниками израильской разведки «Моссад», которым удалось выследить гитлеровца и похитить его прямо из аргентинской столицы. Доставленный в Израиль Адольф Эйхман был судим и приговорен к смертной казни через повешение за многочисленные преступления против человечества, совершенные им в бытность руководителем отдела гестапо, ответственным за «решение еврейского вопроса».

Полвека благополучно жил в Аргентине Эрих Прибке — гауптштурмфюрер СС, ответственный за убийства коммунистов и евреев на территории Италии в 1944 г. Во время массового убийства в Ардеатинских пещерах от рук нацистов погибло 335 итальянцев. Так нацисты отомстили за нападение итальянских партизан на 11-ю роту 3-го батальона полицейского полка СС «Боцен», во время которого от рук партизан пало 33 немецких полицейских и 67 получили ранения различной степени тяжести. Эрих Прибке непосредственно руководил массовым убийством гражданских итальянцев. Тем не менее, после окончания Второй мировой войны ему удалось бежать из британского лагеря для военнопленных. Прибке добрался до Аргентины, где и нашел пристанище. Примечательно, что в Аргентине он жил под своим настоящим именем и не особо скрывал свое прошлое. В немецкой общине он занял пост председателя попечительского общества немецкой школы Барилоче. Лишь в 1990-е гг. личностью Прибке заинтересовались журналисты. Аргентинские власти арестовали Прибке, но учитывая его преклонный возраст, держали нацистского военного преступника под домашним арестом. Правда, в 1995 г. было принято решение об его экстрадиции в Италию. Однако и после ареста Прибке смог прожить еще восемь лет. В 2013 г. Прибке скончался на сто первом году жизни. Как видим — он прожил очень долго, почти максимум, отпущенный человеку, фактически не ответив за свои злодеяния в годы Второй мировой войны. Аргентина стала его убежищем на долгие годы.

Длительное время жил в Аргентине и Эдвард Рошман — комендант печально известного Рижского гетто и концлагеря Рига — Кайзервальд. После выхода фильма, снятого на основе романа Фредерика Форсайта, Рошман получил прозвище «Рижский мясник». В 1945-1947 гг. Рошман находился в лагере военнопленных у союзников, однако затем был освобожден. В 1947 г. его повторно арестовала британская военная полиция в Граце, но Рошману удалось бежать. С помощью Красного Креста Рошман получил документы на имя Федерико Вегенера и бежал в Аргентину. Там он занялся бизнесом, торговал древесиной, а затем в 1968 г. получил аргентинское гражданство. Тем не менее, поиски Рошмана в Европе продолжались и в 1977 г. аргентинские власти были вынуждены выдать ордер на арест Рошмана. Тогда он бежал в Парагвай, где и умер в том же году.
Помимо германских военных преступников, в Аргентине скрывались и соратники Гитлера из других стран Европы. Так, некоторое время в стране проживал Анте Павелич — лидер хорватских усташей. Он даже занял пост советника по безопасности при Хуане и Эвите Перонах. 10 апреля 1957 г. югославским эмигрантам — сербским четникам Благое Йововичу и Мило Кривокапичу удалось выследить Анте Павелича у его дома и открыть огонь. Павелич получил два ранения в руку, после чего был вынужден покинуть Аргентину и перебраться в Испанию.

По данным современных исследователей, в Аргентине нашли приют до 5 тысяч нацистских военных преступников. Большую роль в приглашении нацистов в страну сыграла Эва Перон — супруга аргентинского диктатора. Как утверждают Леандро Нарлох и Дуда Тейкстейра, Эвита Перон сразу после окончания Второй мировой войны занялась вопросом обустройства нацистских военных преступников в Аргентине. В обмен на аргентинские паспорта Эвита получала крупные суммы денег и драгоценности, которые складывала на счет в швейцарском банке. Но, опять же повторимся, это лишь версия современных историков. Хотя нельзя не допускать вероятности и такого поведения аргентинской «первой леди». По крайней мере, нацисты действительно получили возможность беспрепятственного проживания в Аргентине. Многие из них сделали в этой стране хороший бизнес, возглавили собственные компании, а некоторые продолжали работать в качестве военных и полицейских специалистов в аргентинских силовых структурах. Только после демократизации политической жизни в стране Аргентина перестала быть надежным убежищем для нацистских военных преступников, но вплоть до настоящего времени здесь проживают дети и внуки тех, кто сжигал евреев в печах Освенцима, расстреливал коммунистических партизан в Италии и Югославии, терроризировал мирное население Советского Союза. Многие из них чувствуют себя прекрасно, являясь преуспевающими бизнесменами — наследниками капиталов, сколоченных отцами и дедами, в том числе, и за счет средств, награбленных во время войны.

Чилийское пристанище соратников Гитлера

Еще одним латиноамериканским государством, с радостью встретившим нацистов — эмигрантов из Европы, стало Чили. В 1946 г. президентом Чили стал Габриэль Гонсалес Видела. Стремясь заручиться поддержкой США, этот чилийский политик, первоначально создававший видимость демократического правления, пошел на вывод коммунистов из правительства страны и запрет Коммунистической партии Чили и прокоммунистических профсоюзов. В 1947 г. Чили разорвало дипломатические отношения с СССР. Таким образом, и в этом латиноамериканском государстве на почве утвердившегося в качестве государственной идеологии антикоммунизма были сформированы благоприятные условия для приема нацистских военных преступников. Тем более, что в Чили также еще с довоенных лет проживала внушительная по численности и влиятельная в политическом и экономическом отношении немецкая диаспора. Испанский поэт и писатель Рафаэль Альберти вспоминал, что «В ту пору, в пору шумных побед Гитлера, мне не раз случалось в каком-нибудь селении или городке на юге Чили переходить улицу под настоящим лесом знамен, украшенных свастикой. Однажды в маленькой южной деревушке мне пришлось воспользоваться единственным имевшимся там телефоном, и я оказался вынужденным невольно воздать почесть фюреру. Владелец этого телефона-автомата, немец, изловчился так повесить аппарат, что тому, кто им пользовался, приходилось стоять, вытянув руку кверху, под портретом Гитлера, на котором тот был изображен тоже со вскинутой вверх рукой» (Альберти Р. Признаюсь, я жил. Воспоминания).

В 1961 г. на территории Чили была официально создана немецкая колония «Дигнидад», занимавшая площадь в 10 тыс. квадратных километров по соседству с аргентинской границей. Формально колония создавалась для заботы о детях-сиротах, родители которых погибли во время землетрясения в Вальдивии. Попутно колонисты собирались просвещать местных крестьян о передовых методах ведения сельского хозяйства, принятых в Европе. Однако благотворительная деятельность стала лишь прикрытием коммерческой деятельности, приносившей основателям колонии многомиллионные доходы. Поскольку чилийское правительство не облагало колонию налогами, «Дигнидад» быстро превратился в преуспевающую сельскохозяйственную компанию. Производимые в колонии продукты экспортировались в Германию, где пользовались большим спросом. У истоков колонии стоял некто Пауль Шефер — уроженец города Зиегбург с мутной биографией типичного авантюриста. Росший без отца Шефер начинал на улице — ассистентом бродячего циркового артиста. В составе санитарного батальона он воевал на Восточном фронте, где потерял левый глаз. После войны Шефер работал в детском саду при евангелической церкви, однако был с позором изгнан за педофилию. Вместе с единомышленниками — евангелистами он создал религиозную общину под Зиегбургом, принимавшую к себе пострадавших от войны людей — вдов, сирот, беженцев с территории Восточной Германии. Однако вскоре опять разгорелся скандал о развращении малолетних в колонии Шефера. Сектант-педофил принял решение об эмиграции в Латинскую Америку, тем более, что в 1961 г. последовало приглашение от Артуро Машке — посла Чили в ФРГ. Так в Новом свете и появилась немецкая религиозно-коммерческая колония «Дигнидад» под руководством человека со странной биографией и еще более странными наклонностями. Колония Шефера оказывала большую помощь чилийским праворадикальным организациям. Находили в ней приют и бежавшие из Европы нацистские военные преступники, хотя очень многие публикации о «Дигнидаде» едва ли не как о подпольном центре нацизма в Латинской Америке выглядят преувеличением. В годы правления Пиночета колония «Дигнидад» превратилась в одну из опор режима, поскольку Шефер и его соратники активно сотрудничали с пиночетовской тайной полицией. Лишь в 1991 г. деятельность колонии на территории Чили была прекращена — в связи с неоднократными и грубыми нарушениями чилийского законодательства со стороны колонистов.

Сорок лет после окончания Второй мировой войны прожил Вальтер Рауфф (1906-1984), скончавшийся в семидесятисемилетнем возрасте в чилийской столице Сантьяго. Напомним, что Вальтеру Рауффу принадлежало авторство идеи «душегубки» — знаменитого автомобиля «газваген». В таких автомобилях — душегубках нацистские преступники умерщвляли десятки тысяч мирных жителей. Бывший морской офицер, Рауфф в 1941 г. перешел с должности командира корвета в имперскую службу безопасности РСХА, где руководил разработками газвагенов.

После войны он был арестован американскими войсками, помещен в лагерь военнопленных в Римини, но в декабре 1946 г. бежал. Первое время он жил в Сирии, где продолжал работать по специальности — в сирийской контрразведке, однако затем бежал в Латинскую Америку — сначала в Эквадор, а затем в Чили. В 1962 г. чилийская полиция арестовала Рауффа по запросу германской стороны, но суд отказал в экстрадиции бывшего эсэсовца в Германию. Пиночетовский режим тем более отказывал в выдаче Рауффа, а приехавшая в Чили на его поиски Беата Кларсфельд — «охотница за нацистами» — даже была арестована пиночетовской полицией.

Бразилия тоже принимала нацистов

Некоторые нацистские военные преступники нашли приют на территории Бразилии. В отличие от остальных стран Южной Америки, Бразилия принимала реальное участие во Второй мировой войне. Причем война гитлеровской Германии была объявлена Бразилией не в 1944-1945 гг., а в августе 1942 г. В составе войск союзников в Италии воевал 25-тысячный экспедиционный корпус бразильской армии. И, тем не менее, Бразилия также стала приютом для многих нацистских военных преступников. Объяснялось это, опять же, наличием в стране многочисленной немецкой диаспоры, обладавшей сильными позициями в политической и экономической жизни Бразилии, а также праворадикальными настроениями значительной части бразильских высших и старших офицеров армии, полиции и спецслужб. Большим влиянием в стране пользовалась идеология т.н. «бразильского интегрализма», имевшая много общего с итальянским фашизмом. У истоков интегрализма стоял писатель Плиниу Салгаду, создавший в 1932 г. интегралистское движение. Флаг интегралистов представлял собой голубое полотнище с белым кругом посередине и греческой буквой Σ в центре. Однако, учитывая специфику расового и национального состава населения Бразилии, интегралистское движение отказалось от расизма, присущего гитлеровскому нацизму и открыло доступ представителям всех рас Бразилии, включая негроидов. Интегралисты с симпатией и сочувствием относились к итальянским фашистам и даже к германским нацистам, поэтому нет ничего удивительного в том, что после поражения во Второй мировой войне многие нацистские преступники устремились в Бразилию — активисты интегралистского движения всегда были готовы помочь европейским единомышленникам.

В октябре 1947 г. правительство генерала Эурико Гаспара Дутры объявило о расторжении дипломатических отношений с Советским союзом. Тем самым, Бразилия открыто встала на сторону США в «холодной войне», более того — пошла дальше своего старшего партнера, разорвав дипотношения с Советским Союзом и приступив к репрессиям против коммунистов внутри страны. На почве утверждения антикоммунистической идеологии страна и начала предоставлять убежище нацистским военным преступникам. Многие из них прибывали в Бразилию по линии католической церкви, занимавшейся посредничеством между нацистами и латиноамериканскими государствами в вопросах о предоставлении гражданства. В Бразилии вплоть до ареста и выдачи властям ФРГ проживал бывший гауптштурмфюрер СС Франц Штангль — комендант концлагерей Собибор и Треблинка. Только в 1978 г. в Сан-Паулу был арестован Густав Франц Вагнер (1911-1980), служивший в звании обершарфюрера СС заместителем коменданта концентрационного лагеря Собибор. Именно Вагнер нес непосредственную ответственность за убийство в Собиборе 200 тысяч мирных жителей. Нюрнбергский трибунал приговорил Вагнера к смертной казни, но ему удалось бежать и эмигрировать в Латинскую Америку. В Бразилии он жил под чужим именем. Даже после ареста бразильские власти отказали в выдаче Вагнера властям Израиля, ГДР, Польши и Австрии. Тем не менее, бывший нацистский палач погиб при странных обстоятельствах — его труп был найден с ножом в груди. По официальной версии, смерть Вагнера наступила в результате самоубийства.

«Крысиный ход» в Соединенные Штаты

Несмотря на то, что Соединенные Штаты Америки сами принимали участие во Второй мировой войне в качестве одного из лидеров стран антигитлеровской коалиции, путь многих нацистских военных преступников после окончания войны лежал в США. Конечно, США не могли открыто принимать у себя одиозных персонажей вроде комендантов концентрационных лагерей, поэтому последние находили пристанище в странах Латинской Америки. Но в Соединенных Штатах укрылось большое количество коллаборационистов и предателей из европейских стран, в годы войны сотрудничавших с гитлеровской Германией. Американцы как люди прагматичные больше смотрели не на идеологию конкретных эмигрантов, а на то, какую пользу они могут принести в «холодной войне» против главного противника США — Советского Союза. Многие нацистские офицеры, тем более — русскоязычные коллаборационисты и предатели, представляли большой интерес для американских спецслужб — и как инструктора, и как специалисты по агитационно-пропагандистской деятельности и психологической войне, и как возможные диверсанты (в первые послевоенные десятилетия, пока еще находились в молодом возрасте). Американские спецслужбы принимали участие в обеспечении «крысиной тропы», созданной францисканским священником — хорватом Крунославом Драгановичем. Драганович занимался обеспечением «эвакуации» военных преступников хорватского усташского режима в США и страны Латинской Америки. С этой целью была организована сложная цепочка с центром в колледже Сан-Жироламо в Риме. Первое время созданная Драгановичем система укрывала хорватских военных преступников на территории собственно Рима. При этом Ватикан постоянно отказывал британским спецслужбам и военной полиции в праве проведения рейда с целью выявления скрывающихся нацистских преступников. В 1950 г. американские спецслужбы сами стали использовать созданную Крунославом Драгановичем сеть для вывоза нацистских преступников — прежде всего, ученых и специалистов в сфере разведки и контрразведки. Кстати, именно Драганович обеспечивал бегство хорватского диктатора Анте Павелича в Аргентину.

По каналу, созданному Драгановичем, эмигрировал в Латинскую Америку и Клаус Барби (Барбье) по прозвищу «Лионский мясник» — гауптштурмюрер СС, руководивший гестапо в Лионе.

После окончания войны Клаус Барби был завербован американской разведкой. Естественно, что проживать в США Барби не мог — слишком заметной фигурой в нацистских спецслужбах он являлся в прошлом, но зато он получил возможность беспрепятственного проживания в Латинской Америке. В 1951г. Барби эвакуировался в Боливию, где получил боливийское гражданство под фамилией Клаус Альтманн. Во время проживания в Боливии он выступал в качестве консультанта местных спецслужб, по некоторым сведениям был советником боливийской контрразведки во время операции по разгрому партизанского отряда Эрнесто Че Гевары. В 1980-1981 гг. Барби занимал должность советника по безопасности при президенте Боливии Луисе Гарсиа Месе, но в 1983 г. был все же выдан Франции, где получил пожизненный срок и умер в 1991 г. в тюрьме в 77-летнем возрасте.
Собственно в США укрылось большое количество нацистских военных преступников и коллаборационистов из славянских стран Восточной Европы. Их американская разведка стремилась использовать для борьбы с коммунистическим влиянием в славянских странах. В Соединенных Штатах Америки поселился усташский министр внутренних дел Андрия Артукович (1899-1988) — один из инициаторов геноцида евреев, сербов и цыган на территории «Независимого Государства Хорватия» в годы Второй мировой войны. На протяжении сорока лет он благополучно проживал в Калифорнии и лишь в 1986 г. был арестован и выдан Югославии, где его приговорили к смертной казни, но в силу старческого слабоумия заменили меру наказания на пожизненное заключение. Спустя два года 88-летний Артукович скончался.

Благополучно проживал в США и дожил до старости Мыкола Лебедь (1909-1998) — украинский коллаборационист, сторонник Степана Бандеры, который был одним из инициаторов «Волынской резни». После войны американские спецслужбы приняли решение о возможности сотрудничества с ними Мыколы Лебедя. После этого украинскому националисту было оказано содействие в натурализации в США. Лебедь сотрудничал с ЦРУ, а свои дни закончил в Питтсбурге в США, умерев в возрасте 87 лет. Племянник Мыколы Лебедя Маркиан Паславский, американский предприниматель и офицер американской армии в запасе, погиб в августе 2014 г. под Иловайском, сражаясь в составе прокиевского батальона «Донбасс».

Помимо военных преступников, в США эмигрировали многие нацистские ученые. В рамках операции «Скрепка» американскими спецслужбами были созданы условия для переезда и натурализации в США целого ряда ведущих специалистов Третьего Рейха, среди которых были ученые — ракетчики Вернер фон Браун, Эрих Нойберт, Теодор Поппель, Аугуст Шульце и многие другие. В Райт Фильд было переправлено 86 немецких авиационных инженеров. До 1990 г. в США было переселено 1600 немецких ученых. Первое время под контролем американских спеслужб действовал знаменитый Рейнхард Гелен (1902-1979). Профессиональный военный, Гелен занимался оперативными разработками в Генштабе вермахта, в том числе участвовал в планировании операции «Барбаросса». 1 апреля 1942 г. он возглавил армейскую разведку на восточном направлении, а 22 мая 1945 г. сдался в плен американским войскам. На средства американских спецслужб Гелен и начал восстановление германской разведки, первоначально называвшейся «Организацией Гелена», а затем переименованной в БНД — Федеральную разведывательную службу Германии. Гелен стал ее первым руководителем и находился на этой должности до 1968 г., когда передал руководство разведкой своему преемнику на посту руководителя армейской разведки гитлеровской Германии генерал-лейтенанту Герхарду Весселю. Вессель, кстати, также дезертировал из осажденного советскими войсками Берлина вместе с Геленом и предложил американцам услуги по созданию новой специальной службы, которую США могло бы использовать в противостоянии Советскому Союзу.

Таким образом, мы видим, что после окончания Второй мировой войны огромное количество нацистских военных преступников устремилось в «Новый свет» — в Северной и Южной Америке они находили пристанище и более-менее спокойную жизнь. Латиноамериканские государства, прежде всего Парагвай, Аргентина, Чили, Бразилия, Боливия, принимали нацистских преступников, особо не стесняясь. Этому способствовали и влияние немецких диаспор в странах Латинской Америки, и антикоммунистические позиции латиноамериканских военных диктаторов. США действовало более осторожно, стараясь предоставлять убежище либо коллаборационистам из восточноевропейских стран, особенно славянам, которых американские спецслужбы надеялись использовать против СССР, либо немецким ученым и специалистам в военной сфере. Но, помимо Американского континента, «крысиные тропы» вели из освобожденной Европы и в другие регионы мира, в том числе на Ближний Восток. Многие нацисты нашли убежище в арабских странах.

автор Илья Полонский

Аватар пользователя PIPL
PIPL(3 года 11 месяцев)(21:13:34 / 20-11-2015)

Благодарю, за дополнение.

Аватар пользователя MMV13
MMV13(4 года 1 месяц)(21:10:34 / 20-11-2015)

На совести одних - грех позорного Мюнхенского соглашения, дотла разрушенный Дрезден, Хиросима и Нагасаки. На совести других - пакт Молотова-Риббентропа и Катынь.

с трудом дочитал до этой цитаты и далее читать не стал. Просто, позорный материал.Такие пассажи выдают либерала пропагандиста с головой... Про т.н. "пакт" уже говорено-переговорено, а автор, похоже, не знаком с вопросом достаточно глубоко. Катынь - тоже политагитка, которая появилась то с подачи гебельсовской пропаганды.

Но и Нюрнбергский процесс назвать образцовым судом - очень спорное заявление. Нельзя судить людей по законам, которых не существовало на момент тех деяний, которые им засчитываются, как преступления. Я - не юрист, но по-моему, это правило действует до сих пор.

В том то и проблема, что победители совершали деяния, которые точно так же подпадают под правила Нюрнберга, но их побежденные судить не могли. Я никоим образом не собираюсь оправдывать нацистский режим и его верхушку. Но с юридической т.з. процесс мягко говоря не белый и пушистый...

Сегодня некоторые "свидетельства" некоторых "свидетелей" выглядят просто смехотворным горячечным бредом. Впрочем, кому это интересно, в сети имеется масса материалов по этому поводу... Например: 

Усовский Александр “Антинюрнберг. Неосужденные”

По Катыни можно поискать хотя бы по такой наводке "доклада Стрыгина" 

Лидеры обсуждений

за 4 часаза суткиза неделю

Лидеры просмотров

за неделюза месяцза год

СМИ

Загрузка...