Вход на сайт

МЕДИАМЕТРИКА

Облако тегов

Расходный материал: как система временного найма, питающая корпоративные гиганты, становится разрушительной

Аватар пользователя ko_mon

   Майкл Грабелл:  Сегодня Америка усеяна “городами подёнщиков” – местами, где «синему воротничку» трудно найти работу иначе, кроме как через агентство временного найма, и где работники часто вынуждены мириться с невыплатами заработной платы, отсутствием каких-либо льгот и высокими показателями травматизма.

Сейчас – 4:18, и торговый центр пуст. Но бюро по трудоустройству, приткнувшееся рядом с закрытым видеомагазином, уже заполняется. Роса Рамирес входит сюда, как и почти каждое утро последние полгода. Она регистрируется и садится на один из примерно сотни синих пластиковых стульев, заполняющих офис. В следующие три часа диспетчеры будут выкрикивать имена тех, кто сегодня получит работу. Роза ждёт, размышляя, заработает ли она на аренду за жильё.

В городах по всей стране рабочие стоят на углах улиц, выстраиваются в ряд в переулках или ждут в салонах старых фургончиков, подсвеченных для красоты неоном, которые умчат их к складам за мили отсюда. Некоторые фургоны настолько переполнены, что, для того, чтобы добраться на работу, людям приходится сидеть на молочных ящиках, на коленях пассажиров, с которыми они не знакомы, а иногда и лежать на полу под ногами других рабочих.

 Это не Мексика. Это не Гватемала, и не Гондурас. Это – Чикаго, это – Нью-Джерси, это – Бостон.

  

Здание суда округа Кэйн. В округе Кэйн штата Иллинойс каждый 14-й рабочий является временным. 25 июля 2013, Майкл Грэбелл 

Эти люди - не подёнщики, ищущие случайную работу у случайного подрядчика. Они - штатные сотрудники, нашедшие работу через агентства временного найма и работающие в системе поставок многих крупнейших компаний Америки – Walmart, Macy’s, Nike, Frito-Lay. Они делают для нас замороженную пиццу, сортируют для переработки наши отходы, режут нам овощи и чистят нам импортированную рыбу. Они разгружают изготовленные за границей одежду и игрушки, и упаковывают их, чтобы заполнить полки наших магазинов. Они так же важны для мировой экономики, как транспортировочные контейнеры и рабочие азиатских швейных фабрик.

Многие из них устраиваются на минимальную зарплату, снимают комнаты в обветшалых домах, едят на обед бобы и картофель и выживают за счёт благотворительных продуктовых банков и финансируемого налогоплательщиками здравоохранения. Они почти никогда не получают пособия и почти лишены возможностей для продвижения по службе.

По всей Америке временная работа стала основой экономики, приводя к быстрому увеличению того, что учёные стали называть «городками подёнщиков». Часто это – плотные застроенные латиноамериканские районы, изобилующие агентствами временного найма. Или это – города, где стало почти невозможно найти работу на фабрике или складе даже белым и афроамериканцам с профессионально-техническим образованием без предварительного направления в агентство временного найма.

В июне Министерство труда сообщило, что в стране работает по временному найму больше человек, чем когда-либо прежде: 2.7 миллиона. Как показывают федеральные данные, в целом, почти одна пятая от общего роста числа рабочих мест, со времени окончания спада, с середины 2009 года, пришлась на сектор работы по временному найму. Но, по данным американской кадровой ассоциации, в индустрии торговли доля временных работников ещё выше: каждый год одна десятая всех американских рабочих находит работу в кадровых агентствах.

Доля временных рабочих в трудовых ресурсах достигла пика в начале 2000 года перед резким спадом 2001 года и последовавшей затем Великой Рецессией. Но поскольку экономика продолжает медленное, неравномерное восстановление, подённая работа отыгрывает позиции в 10 раз быстрее, чем занятость частного сектора в целом – темпы, по мнению кадровой ассоциации, «превышающие даже темпы роста в драматический период запуска экономики начала 1990-х».

Большая часть этого роста приходится на «синеворотничковую» работу на фабриках и складах, поскольку индустрия рекрутинговых агентств в стиле «Девушек Келли» осталась в прошлом. За прошедший год каждый 20-й работник трудился по договору временного найма.

Несколько агентств временного найма, таких, как Adecco и Manpower, теперь – среди крупнейших работодателей Соединённых Штатов. В одном из списков Kelly Services уступает только Walmart’у.

«Мы наблюдаем, что всё больше отраслей промышленности используют бизнес-модели, в которых присутствуют попытки изменить или размыть трудовые отношения, – говорит Мэри Бет Максвелл, высокопоставленный чиновник из отделения по вопросам заработной платы и рабочего времени Министерства труда. – Хотя это, безусловно, не новое явление, но ситуация быстро обостряется. За прошедшие 10 – 15 лет для намного большего числа работников наблюдается действительно серьёзное изменение в этом смысле – что делает их намного более уязвимыми».

Система временного найма защищает компании, принимающие работников, от их претензий на компенсации, налогов в фонд помощи безработным, профсоюзного движения и обязанности гарантировать, что нанятые работники – граждане страны или легальные иммигранты. В свою очередь, по словам федеральных чиновников и судя по научным исследованиям, работники по временному найму страдают от высоких показателей травматизма, и многие из них мирятся с часами неоплаченного простоя и сталкиваются с поборами, которые снижают их зарплату ниже минимального размера оплаты труда.

Увеличение числа «синих воротничков», работающих на долговременной основе,* помогает объяснить одну из самых тревожных сторон вялого восстановления экономики. Несмотря на высокие индексы фондового рынка и устойчивый экономический рост, многие работники возвращаются к практике временной или неполной занятости. Эта тенденция усиливает многолетний рост неравенства доходов в Америке, при котором рабочие с низким и средним уровнем дохода видят, что их реальная заработная плата остаётся неизменной или уменьшается. В среднем временные работники зарабатывают на 25 процентов меньше, чем работающие в штате предприятий.

Многие экономисты предсказывают, что рост числа работающих по временному найму будет продолжаться и после рецессии, частично из-за реформы здравоохранения, которая, как говорят некоторые экономисты, заставит работодателей нанимать временных работников, чтобы избежать затрат на обслуживание работающих по полному найму.


Рост «городков подёнщиков»

Роза, 49-летний иммигрант из Мексики, в тонких очках и с закрученными в пучок вьющимися каштановыми волосами, отработала по временному найму большую часть из 12-ти лет. Она упаковывала бесплатные образцы для Walmart, устраивала показы для Sony, печатала объявления для Marlboro, делала воздушные фильтры для ВМФ и упаковывала коробки с учебниками для элитных колледжей и университетов. Но ни на одном из мест работы её не приняли на полную ставку.

Даже при том, что некоторые назначения длились месяцы, например её недавняя работа по упаковке бритв для Philips Norelco, каждый день для Розы – лотерея. Сначала она должна зарегистрироваться в агентстве временного найма в Гановер-Парке, Иллинойс, прийти к 4:30 и ждать. Если ей повезёт и назовут её имя, ей придётся сесть в фургон или автобус, чтобы добраться до рабочего места. И хотя агентство Staffing Network юридически является её работодателем, ей не платят, пока она в 6:00 не доберётся до сборочной линии.

В округе Кэйн штата Иллинойс, где живёт Роза, каждый 14-й работает по временному найму. Такая высокая концентрации подёнщиков существует в Гранд-Рапидсе, штат Мичиган; в графстве Миддлсекс, штат Нью-Джерси; в Мемфисе, штат Теннесси; во Внутренней Империи (восточная часть Большого Лос-Анжелеса – прим. пер.) в Калифорнии; в округе Лихай, штат Пенсильвания. В Нью-Джерси белые фургоны несутся через старый венгерский район в Нью-Брансуике, подбирая рабочих в агентствах временного найма на Френч Стрит. В Джолиете, Иллинойс, одно из агентств временного найма работало в конференц-зале мотеля раз в неделю, поставляя работников ряду подрядчиков по материально-техническому снабжению в одном из самых больших складов Walmart. В округе Гринвиль, Южная Каролина, вокруг американского завода-изготовителя BMW в 2012 году каждый 12-й был временным работником. За десятилетие до этого им был каждый 22-й.

В городках подёнщиков весьма вероятно найти склады, где фактически нет собственных сотрудников. Многие временные работники говорят, что работали на одной и той же фабрике изо дня в день в течение многих лет. Хосе Мигель Рохо, к примеру, упаковывал замороженную пиццу для поставщика Walmart каждый день в течение восьми лет по временному найму, пока прошлым летом не получил травму и не потерял работу. (В Walmart заявили, что Рохо не был их сотрудником и желают, чтобы его поставщики хорошо относились к своим рабочим.)

В некоторых видах деятельности огромное число штатных рабочих были заменены подёнщиками. Каждый пятый работник физического труда, перемещающий и упаковывающий товары, сегодня – временный работник. Как и каждый шестой сборщик, работающий в бригаде, как на автомобильных заводах.

Надо отметить, что огромное количество назначений на временную работу служат законной и выгодной цели. Агентства временного найма помогают компаниям переживать внезапные или сезонные подъёмы продаж и обеспечивают гибкость в нестабильные времена. Сотрудники опробуют работу, получают навыки и переходят на полный рабочий день.

«Я думаю, что наша отрасль полезна для Северной Америки в том, что касается людей труда, – говорит Рэндалл Хатчер, президент MAU Workforce Solutions, которая находит временных работников для BMW. – К примеру, меня уволил работодатель «А», я иду к работодателю «Б», и, возможно, у него есть для меня работа. Люди получают большой опыт работы. Сотрудник может поработать в четырёх – пяти различных компаниях и затем, возможно, решит, что это – то, что ему нужно».

«Компании предпочитают «гибкость», – добавляет он. – Иметь возможность позвонить кому-нибудь и сказать, мол, «мне нужно 100 человек» – очень привлекательно. Это позволяет выполнять заказы, которые невозможно выполнить в других условиях».

Однако за несколько лет многие компании поставили эту модель с ног на голову и растянули определение понятия «временная работа».

По данным федерального рынка труда, по крайней мере 840 000 подёнщиков ничем не отличаются от Розы: выполняют «синеворотничковую» работу и получают меньше 25,000$ в год. Согласно обзору Staffing Industry Analysts, лишь около 30 процентов рабочих мест в индустрии временного найма имеют шанс стать постоянными.

К 4:52 стулья в агентстве временного найма, куда пришла Роза, заполнены, и работники выстраиваются вдоль стены, сжимая в руках полиэтиленовые пакеты с обедами. Выкрики невидимого диспетчера, вызывающего первую группу рабочих из-за высокой белой стойки, звучат как реплики ведущего телешоу: Мендоса, Розалес, Сентено, Мартинес, …

Это – практика, которую Джордж Гонос, социолог из Государственного университета Нью-Йорка в Посдеме, посвятивший свою карьеру изучению индустрии временного найма, называет современной версией «системы приёма на работу прямо из толпы желающих её получить», – практика, при которой портовые грузчики должны выстроиться в ряд перед боссом, который по одному выбирает кого-то из них для работы в доках.

На следующий день после Дня Благодарения 1960 года Эдвард Р. Мерроу опубликовал репортаж под названием «Урожай Позора», где было задокументировано тяжёлое положение кочующих сельскохозяйственных рабочих. Сегодня временные работники во многом сталкиваются с подобными условиями в том, как их нанимают, как они добираются до места работы, как они живут и чем могут позволить себе питаться. С учётом инфляции сельскохозяйственные рабочие 50 лет назад зарабатывали примерно столько же, сколько сегодня зарабатывают многие временные работники, включая и Розу. Фактически, некоторые из тех же фермерских городков, показанных в репортаже Мерроу, теперь застроены товарными складами, заполненными подёнщиками.

Как и прежде, продукция меняется в зависимости от сезона. Но теперь, вместо того, чтобы собирать землянику, помидоры или кукурузу, подёнщики упаковывают конфеты для Дня святого Валентина, барбекюшницы для Дня поминовения, лотки с индейками для Дня Благодарения, одежду и игрушки для Рождества.

Афроамериканцы составляют 11 процентов от общего числа работающих, но более 20 процентов временных рабочих. Вилли Пирсон, афроамериканец, работает полный рабочий день на заводе BMW в Южной Каролине 14 лет. Но, по крайней мере, с 2005 года, по его словам, он не видел никого, кто был бы «нанят напрямую. Всё происходит через агентства временного найма». В компании заявляют, что «через шесть месяцев они могут нанять их», – рассказывает он, – «Но я утверждаю, что наймут только одного из пяти» из тех, кто фактически работает целый день.

В BMW не отвечают на звонки с просьбой прокомментировать эти слова.

Латиноамериканцы составляют приблизительно 20 процентов общего числа временных рабочих. Во многих городках подёнщиков агентства наводнили районы, массово заселённые иммигрантами без документов, где подыскивают работников, которые нанимаются на работу с низкой оплатой частично из-за юридической уязвимости: они не могут жаловаться, не рискуя быть депортированными.

Акулы рынка труда и Девушки Келли

Многие полагают, что использование временных рабочих просто возросло естественным образом, заполняя ниши, которые востребованы в компаниях в условиях постоянно меняющейся мировой экономики. Но десять лет назад «аутсорсинг» был просто словом, а индустрия временного найма проводила кампанию по убеждению корпоративной Америки в том, что постоянные рабочие являются обузой.


 

Эта индустрия возникла после Второй Мировой войны, поскольку увеличение количества офисной работы привело к потребности в секретарях и машинистках для краткосрочных заданий. В то время почти в каждом штате существовали законы, регулирующие деятельность агентов по найму, призванные остановить злоупотребления «трудовых акул», которые взимали непомерные сборы с новых европейских иммигрантов в начале 1900-х. Продвигая временную работу как новую отрасль, крупные фирмы по временному трудовому найму успешно лоббировали изменение законов таким образом, чтобы они не применялись к фирмам по временному найму.

По мнению Эрина Хаттона, социолог из Государственного университета Нью-Йорка в Буффало и автор «Экономики рынка временного труда», в 1960-е такие агентства, как Kelly Services и Manpower рекламировали свои услуги как работу для женщин, дающую «карманные деньги» домохозяйкам. И они продавали преимущества работников, состоявшие в том, что владельцы компаний не должны нести за них ответственности – тема, которая продолжается и сегодня.

Одно из объявлений о «Девушках Келии» 1971 года, которое отыскал Хаттон, называлось «Девушка-мечта» и на нём было изображение женщины, покусывающей карандаш. Текст объявления гласил:

"Никогда не просит отпуск или выходной на праздник. Никогда не требует прибавки к жалованью. Не будет стоить Вам ни цента за время простоя. (Когда объём работы снижается, Вы увольняете её.) Никогда не простужается, у неё никогда не смещаются позвонки и не шатаются зубы. (В любом случае, не во время работы на Вас!) Вам не нужно платить налог в фонд помощи безработным и выплаты по социальному страхованию. (И к тому же никаких документов!). Вам никогда не придётся оплачивать дополнительные внезарплатные льготы. (В целом они составляют 30% каждого доллара в платёжной ведомости.) Не способна противостоять Вашему обаянию. (Если нанятая Вами Девушка Келли не будет успешной, Вы ничего не платите. Мы уверены во всех наших девушках.)"

Карл Кемден, действующий руководитель Kelly Services, пояснил, что анахроничный язык был ответом на шовинистические отношения того времени. «Было нетипично увидеть работающую женщину», – говорит он. – Получалось, что к их работе часто относились как к ненастоящей работе. Через СМИ смогли продать её услуги, поскольку социологически приемлемо было делать деньги для Рождества, что-нибудь, что Вы делали на стороне для Вашей семьи». (В фирме Manpower не отвечают на звонки с просьбой прокомментировать эти слова).

Постепенно фирмы временного найма начали проникать в синеворотничковую сферу трудовых отношений. В конце 1960-х – десятилетия, за которое американская экономика выросла на 50 процентов – агентства временного найма начали продавать идею работы по временному найму целым департаментам. Доверять подёнщикам только сезонную работу и нанимать их только в нестабильные времена было глупо, втолковывали агентства менеджерам следующие два десятилетия. Взамен этого, по их утверждениям, у компаний должно быть ядро – скажем, из пяти сотрудников, – дополненное примерно 50-ю временными работниками, писал Хаттон.

Отрасль временного найма росла быстрыми темпами в 1990-е, когда рост производства по концепции «точно в срок» стимулировал труд в стиле «точно по графику». Но это также приносило выгоду, создавая благоприятные условия для самих компаний, как противоядие от плохой репутации по причине увольнений из-за приостановки производства. Если бы компания уволила значительную часть своих работников, она могла бы стать героем новостей и потерять разгневанных клиентов. Но если компания просто сокращала своих временных работников, их было легко списать как сезонных рабочих – и компании, принимающие работников, часто могли уклониться от федерального требования о заблаговременном уведомлении временных рабочих о массовом увольнении.

В последнее время фирмы временного найма успешно пролоббировали изменение законов или их трактовку регулирующими органами в 31 штате таким образом, чтобы рабочие, которые потеряли свои рабочие места и стали безработными, не смогли получать пособие по безработице, пока их не перепроверят в фирме временного найма и не предложат другого назначения.

«Вы не коз перевозите!»

Роза живет в жилой комнате старого пансиона в викторианском стиле. На полу – дешёвый матрац, а французские двери, которые отделяют её комнату от прихожей, занавешены простынёй. Арендную плату – 450$ в месяц – она делит со своим другом, который настилает ковровые покрытия. Кухню и ванную она делит с другой семьёй. Ловушка под дверью защищает от крыс, которые будят её по ночам.

Роза приехала в Соединённые Штаты в 1997 году из Экатепека, что в Мексике, где она с трудом перебивалась, пытаясь вырастить двух сыновей самостоятельно, работая уличным продавцом косметических товаров. Когда она узнала, что соседка наняла «койота»,** чтобы помочь пересечь границу, Роза присоединилась к ней, оставив детей с семьёй, и села на автобус, идущий к границе. Три дня они шли через пустыню к месту встречи, откуда автобусом их доставили на явочную квартиру в Фениксе и затем и в Куллман, штат Алабама.

Роза вспоминает, что к тому времени, когда она добралась в Куллмана, её туфли были настолько дырявыми, что первым делом она пошла в торговый центр и разыскала в контейнере для пожертвованной одежды новую пару.

«Я работала на птицефабрике и в ресторане одновременно, и таким образом я могла скопить достаточно денег, чтобы отсылать их в Мексику», – рассказывает она. Как и Роза, многие иммигранты без документов, истории которых похожи на эту, получили работу в штате предприятий, когда в 1990-х они первоначально прибыли в страну. Но многие из них потеряли рабочие места, когда во время недавнего спада фабрики закрылись, и с тех пор находят только временную работу.

Другая подёнщица, Джудит Итерролд, считает, что перемены начались ещё раньше, с суровых мер против иммигрантов после 9/11. Она рассказала, что в 2002 году, после того, как она вернулась на работу на склад компакт-дисков после операции, ей было сказано, что её не могут принять, потому что у неё нет документов. Как она рассказывает, её направили в фирму временного найма, а несколько лет назад она вернулась на тот же самый склад всё так же без документов.

Скопив достаточно денег, Роза возвратилась в Мексику и перевела двух подросших сыновей через пустыню в Алабаму, где они работали полный рабочий день на лесном складе. После того, как сын получил на работе травму, они переехали в Чикаго, надеясь на лучшую жизнь.

Но единственная работа, которую смогла найти Роза, была в агентствах временного найма.

Сейчас – 5:03, и в агентстве Staffing Network первая группа рабочих ожидает школьный автобус, который отвезёт их в Norelco. Агентство утверждает, что предлагает бесплатный транспорт для удобства нанятых работников. Но адвокаты по трудовому праву утверждают, что фургоны помогают агентствам временного найма, гарантируя, что они предоставят своим корпоративным клиентам в нужное время нужное число рабочих.

Во многих городах с пригородами не хватает транспорта для доставки рабочих из районов проживания до бывших сельхозугодий, где за прошедшие 15 лет выросли склады. Таким образом и появилась система фургонов временного найма, часто нанимаемая агентствами. В нескольких городах подёнщики говорили, что им приходится выбирать между поездкой в фургоне и возможностью потерять работу. Обычно они платят 7$ – 8$ в день за поездку туда и обратно.

Рабочие описывают фургоны как переполненные сверх всякой меры, когда в 15-ти местный фургон набивается до 22-х человек. В Нью-Джерси один из рабочих набросал схему того, как его агентство временного найма втискивает в минивэн 17 человек, используя и деревянные скамьи, и детские сиденья и три места для сидения в скрюченном положении в багажнике.

«Они набивают и набивают нас до тех пор, пока мы не утрамбуемся плотно, как сигареты в пачке, – рассказывает рабочий из Иллинойса. – Иногда я говорю им: «Эй, вы не коз перевозите!»

Несколько рабочих рассказали, что агентство временного найма время от времени бросало их в безвыходной ситуации. Висенте Рамос, отец шести детей, который живёт в Нью-Джерси, вспоминает, как однажды ночью несколько лет назад после того, как фургон не появился, он и другие рабочие добирались пешком три часа.

«Мы проголодались и хотели пить, мы едва могли передвигаться, а ноги были разбиты, – рассказывал Рамос. – Так с нас ещё взяли плату за проезд!»

Новая экосистема временного найма

Сейчас – 5:20 утра, и вторая группа рабочих вызвана для работы в Norelco. Диспетчеры начинают отбирать рабочих для компании Start Sampling, распространяющей бесплатные (рекламные) образцы шампуней, кофе и корма для кошек от имени предприятий розничной торговли и производителей.


 

Диспетчеры вызывают несколько других рабочих с именем Роза. Каждый раз вся она превращается в слух, но каждый раз звучит другая фамилия. Она идёт к стойке и спрашивает диспетчеров, будет ли, по их мнению, сегодня работа. Они отвечают, что пока ещё работы нет, и предлагают подождать немного на случай, если из компании позвонят и сообщат, что им нужно больше рабочих.

В ноябре, за два месяца до этого, Роза прогулялась в агентство временного найма, чтобы кое-что высказать. Она посещала встречи в некоммерческой организации Chicago Workers’ Collaborative, которая защищает права временных рабочих и финансируется различными религиозными фондами и фондами по борьбе с бедностью. Хотя Роза стала гораздо более активной, её единственным источником дохода остаётся временная работа.

«Меня зовут Роса Рамирес, – говорила она в окружении лидеров Chicago Workers’ Collaborative, записывавших её слова на сотовый телефон. – Мы хотели бы зачитать некоторые пункты, которые нужно изменить здесь, в этом офисе».

«Прекратите вынуждать рабочих ждать без оплаты начала рабочей смены», – говорила Роза, стоя в центре комнаты и читая по бумаге, которую она принесла с собой.

«Дайте возможность работникам идти непосредственно к месту работы, потому что у некоторых есть дети, и они не могут являться сюда так рано».

Рабочие, сидящие на чашеобразных сиденьях, нервничая, старались смотреть в пол, не уверенные в том, что произойдёт дальше.

Роза продолжала читать: «Не вынуждайте работников зимой ждать, пока не прибудет транспорт, на улице».

«Мы не хотим, чтобы нас грузили в грузовики или фургоны, – говорила Роза. – Потому что они перевозят нас как сардины».

Вспоминая тот день, Роза говорит, что её охватывало то воодушевление, то чувство безнадёжности.

«Я больше не могу терпеть злоупотребления, – говорит Роза. – Я вижу, что люди терпят их, и поэтому, встав и начав говорить, я надеялась, что люди присоединятся ко мне, согласятся со мной и поддержат меня ради самих себя. Но, к сожалению, большинство этого не сделало».

В заявлении Staffing Network было сказано, что рабочие не были обязаны приезжать в офис. В нём говорилось, что многие работники получают работу, выясняя о наличии вакансий по телефону и затем отправляются непосредственно к рабочим местам.

«Наша репутация как справедливого и законопослушного работодателя подтверждается тем фактом, что более чем 65 процентов временных работников, которых мы нанимаем и размещаем, работают со Staffing Network в течение одного года или более», - говорилось в заявлении компании. - «Мы обеспечиваем всем работникам возможность озвучить любые вопросы или озабоченности по любым аспектам их работы – без всякой оплаты».

Профсоюзы, в национальном масштабе находящиеся на грани поражения, исторически мало что делали для временных рабочих. Отрасль временного найма с самого начала обыграла профсоюзы, обещавшие никогда не пересекать кордоны пикетов. Но в 1985 году, Федеральная торговая комиссия постановила, что ассоциация профсоюзов не может заставить своих членов соблюдать это обязательство; так что они этого и не делают.

«Профсоюзы двоедушны в том, что касается временных рабочих», -утверждает Харли Шэйкен, специалист с большим стажем в области экономики труда из Калифорнийского университета в Беркли. По его словам, одни пытаются включить их в свой состав, а «другие занимают круговую оборону и защищают занятых полный рабочий день».

Уилл Коллетт, который в начале 2000-х возглавлял борьбу АФТ-КПП (Американская федерация труда и Конгресс производственных профсоюзов) против агентства временного найма Labor Ready, говорит, что было почти невозможно организовать рабочих при такой высокой текучести кадров.

К тому же недавние решения связали профсоюзам руки. Приказом Национального управления по трудовым отношениям 2004 года временным рабочим запрещено объединяться с постоянными работниками для ведения коллективных переговоров, если и агентство временного найма, и владелец компании не согласны на урегулирование спора.

Некоторые фирмы временного найма даже рекламируют себя в качестве экспертов по сопровождению неохваченных профсоюзами рабочих мест. В предложении для производителя внедорожников Polaris агентство временного найма Westaff, подразделение Select Family of Staffing Companies, утверждает, что его команда специально обучена определять признаки обнаружения деятельности профсоюза на раннем этапе, такие как «группы рабочих, которые скучиваются, а затем расходятся, когда появляются менеджеры».

Между тем целая экосистема подрядчиков и субподрядчиков извлекает выгоду из гибкости принципа работы «точно по графику». Взять, к примеру, два самых больших складских комплекса Walmart, один – на юго-западе Чикаго и второй – в районе Восточная империя, восточнее Лос-Анджелеса. Обоими управляет фирма Schneider Logistics, которая, в свою очередь, заключает договора субподряда с постоянно меняющимися сторонними логистическими фирмами и кадровыми агентствами.

Такие промежуточные звенья из агентств временного найма помогают Walmart избегать ответственности, когда регуляторы вскрывают проблемы или когда рабочие пытаются предъявить иск, обвиняя компанию в нарушениях техники безопасности или невыплате заработной платы. Например, когда в 2011 году власти Калифорнии проверили склад Walmart в районе Внутренняя Империя и обнаружили, что рабочим платили сдельно согласно тому, сколько они разгрузили контейнеров, а не согласно отработанному времени, регуляторы наложили на субподрядчиков штраф на сумму более чем $1 миллион за искажение отчётности по выплатам зарплаты. Но ни Walmart, ни Schneider не были оштрафованы.

На вопрос, дают ли возможность Walmart избегать ответственности «прокладки» из субподрядчиков, пресс-секретарь Брук Бьюкенен заявила: «Абсолютно нет».

«Мы усиленно работаем над соблюдением законности операций, – заверила она, – И мы ожидаем, что все предприятия, с которыми мы связаны деловыми отношениями, действуют, соблюдая закон».

Schneider относится к своим партнёрам с «достоинством и уважением», написала пресс-секретарь фирмы Джанет Бонковски в электронном письме. «Наши поставщики независимы», заявила она. «Когда мы используем сторонних продавцов, согласно контракту мы требуем полного соблюдения всех необходимых законов и этичного ведения дел всеми сторонами».

Поскольку предоставление работы перепоручается через каскад субподрядчиков, некоторым рабочим выплачивают заработную плату ниже законодательно установленного минимума либо замечается снижение их доходов на протяжении нескольких лет.

Берто Гутьеррес, который выполнял несколько норм, работая на складе Walmart в Элвуде, штат Иллинойс, предоставил организации ProPublica копию зарплаты за 2011 год от субподрядчика Eclipse Advantage. Проверка показала, что ему выплатили только 57.81$ за 12.5 часов работы или по 4.62$ в час. Ни Eclipse Advantage, ни Schneider, ни Walmart не дали пояснений по зарплате Гутьерреса.

В 2007 году Летисия Родригес была нанята напрямую, без посредников компанией Simos, подрядчиком по материально-техническому снабжению, на работу управляющей секцией он-лайн продаж склада компании Walmart в Элвуде. Она рассказала, что работала руководителем по ежегодному контракту в 49,500$ в год, куда входило страхование на случай болезни. В 2009 году, когда она отказалась выходить на работу в день, который, по её словам, был долгожданным выходным, её уволили.

Родригес возвратилась на склад через полгода, на сей раз начав с самого низа, загружая грузовики, по контракту одной из кадровых компаний Schneider. Она рассказывает, что ей платили 15$ в час, но не прошло и года, как кадровое агентство потеряло контракт.

Контракт перешёл к Eclipse Advantage, и Родригес отправилась туда, чтобы работать на эту компанию. Там, по её словам, ей платили сдельно, в среднем около 9.50$ в час. Но через шесть месяцев Eclipse Advantage потеряла контракт, и Родригес, как и все остальные рабочие, потеряла работу. С того времени Родригес участвует в поддерживаемой профсоюзами кампании Warehouse Workers for Justice, зарабатывая 12,000$.

Президент Eclipse Advantage Дэвид Симоно отказался комментировать этот случай. В Simos на звонки не отвечают. В Wallmart заявили, что не могут комментировать специфику найма работников субподрядчиками, но добавили, что предоставляют всем своим работникам возможности для роста.

«Положение просто ужасное»

Разрастающийся сектор временного найма немногое делает для того, чтобы поддержать уровень жизни работников. Согласно анализу данных от федеральных органов, проведённым организацией ProPublica, агентства временного найма последовательно занимают худшие места среди крупных предприятий по ставкам заработной платы и нарушениям, касающимся рабочего времени. Обзор Министерства труда от 2005 года, последний из доступных, доказывает, что только у четырёх процентов временных работников есть пенсии или план пенсионного обеспечения от работодателей. Только восемь процентов из них получают медицинское страхование от работодателей, в сравнении с 56 процентами постоянных рабочих. Чего не обеспечивают работодатели, рабочие добирают от системы социальных гарантий, то есть от налогоплательщиков.


  

И не надейтесь, что программа Obamacare это исправит. По закону работодатели должны предоставлять медицинское страхование только сотрудникам, которые работают 30 часов в неделю и более. Под давлением, оказанным отраслью временного найма и другими, Внутренняя налоговая служба (IRS) постановила, что у компаний есть временной промежуток сроком до года, чтобы определить квалификацию рабочих.

Из-за вступления в силу в 2014 году основных положений реформы здравоохранения растут признаки того, что 2013 год становится годом бума работы по временному найму. Фирма TempWorks, продающая программное обеспечение, которая отслеживает суммы выплат и заказы на работников, утверждает, что продажи кадровых агентств рванули вверх, а фирмы временного найма объясняют, что скачок произошёл из-за принятия программы Obamacare.

Правительство контролирует почти все другие отрасли, но не ведёт статистику травматизма среди временных работников. Однако изучение данных о выплатах компенсаций за производственные травмы в штате Вашингтон показывает, что у временных работников строительного и производственного сектора вдвое больше вероятности получить травму, чем у штатных работников, делающих ту же самую работу.

В апреле федеральное Управление охраны труда объявило о намерении иметь более полную информацию о безопасности труда временных рабочих. «У работодателей, по нашему мнению, нет элементарной заинтересованности в обеспечении безопасности рабочих мест и в обеспечении надлежащего обучения рабочих, которым они могут платить только в течение нескольких недель, – сказал в интервью руководитель OSHA Дэвид Майклс. – Понимаете, положение просто ужасное».

В декабре 2011 года в Чикаго временный работник умер после того, как был ошпарен раствором лимонной кислоты. Фабрика по изготовлению кремов и шампуней, на которую его распределили, отказалась вызывать «девять-один-один», пока его кожа слезала с тела. В августе 2012 временный работник в Джэксонвилле был задавлен в первый же день работы на заводе по розливу, когда контролёр сказал ему убрать стекло из-под машины, которая складывает товар на поддоны – работа, которой по данным OSHA его не обучили. А в январе на бумажной фабрике рядом с Шарлоттой, штат Северная Каролина, временный работник погиб от токсичных испарений, когда чистил внутреннюю поверхность химического резервуара.

«Происходит нечто такое, что требует непосредственного вмешательства», – заявил Майклс.

Билль о правах временных рабочих

За последние два десятилетия члены Конгресса внесли на рассмотрение небольшое количество законопроектов, защищающих временных рабочих. Ни один не вышел из комитета. Усилия на государственном уровне встретили похожее сопротивление.

Но защитники прав профессиональных работников и некоторые агентства временного найма утверждают, что закон о праве временных работников знать о деятельности официальных органов, который вступил в силу в январе в Массачусетсе, может стать образцом для других штатов.

Этот закон требует, чтобы агентства временного найма письменно уведомляли рабочих об основных положениях: на кого они будут работать, сколько им заплатят, в каком оборудовании для обеспечения безопасности они будут нуждаться. Закон ограничивает транспортные расходы и запрещает сборы, которые снижают оплату рабочих ниже минимального размера заработной платы. Кроме того, агентства должны возместить рабочему расходы, если они направляют его на место работы только для того, чтобы узнать, что работы для него там нет.

За прошедшие несколько лет подобные законопроекты штатов были утверждены в Нью-Джерси и Иллинойсе. Однако, хотя у американской кадровой ассоциации существует этический кодекс, содержащий подобные рекомендации, она боролась против таких законов и заблокировала их в штатах Калифорния и Нью-Йорк. «Все законы, которые относятся к любому сотруднику, относятся и к временным рабочим», – заявил Стивен Двайер, главный юрисконсульт группы. – «По нашему мнению нагромождение новых законов поверх существующих не будет эффективным».

Даже в штатах, где они приняты, законы часто нарушаются. Например, в Иллинойсе агентствам временного найма запрещено взимать плату за доставку к месту работы. Но многие обошли закон при помощи так называемых «райтерос» (raiteros), которые действуют как районные трудовые брокеры агентств и взимают плату за доставку к месту работы. Закон также требует предоставлять уведомление о найме, содержащее название компании, принимающей работника, размер почасовой заработной платы и всего необходимого оснащения. Из более чем 50 рабочих вокруг Чикаго, у которых брали интервью для этой статьи, только единицы когда-либо получали такое уведомление.

На днях, когда мы проезжали через рабочий пригород Чикаго, Роза указала в окно автомобиля на ряд небольших домиков из красного кирпича.

«Я всегда мечтала о небольшом домике, настоящем маленьком, небольшом домике», – сказала она.

В ответ на вопрос, будет ли она когда-нибудь в состоянии купить его, Роза смеялась.

«Зарабатывая 8.25$ в час?» – спросила она. – «Я не думаю, что когда-либо буду в состоянии сделать это».

Вернувшись в агентство временного найма, Роза продолжает ждать, и вместе с ней ещё около 50 человек.

Около 6:00 она снова спрашивает, будет ли какая-нибудь работа. Диспетчер просит дать ему ещё 15 минут.

Затем он сообщает: сегодня работы нет.

Примечания:

* – Человек, который работает на организацию на основании заключённого долговременного договора, но не является постоянным работником.

** – тот, кто занимается переправкой нелегальных иммигрантов через границу (обычно из Мексики в США).

 Оригинал публикации: The Expendables: How the Temps Who Power Corporate Giants Are Getting Crushed , перевод для ПолюсМира Mike_4_I

Фонд поддержки авторов AfterShock

Лидеры обсуждений

за 4 часаза суткиза неделю

Лидеры просмотров

за неделюза месяцза год

СМИ

Загрузка...