Вход на сайт

МЕДИАМЕТРИКА

Облако тегов

Иностранцы в рыбной отрасли России

Аватар пользователя altim69

На прошедшем 19 октября заседании Президиума Госсовета, посвященном проблемам рыбной отрасли, вновь вспомнили о присутствии в ней иностранцев.  Как отметил руководитель ФАС И. Артемьев, если от зависимости ряда рыбопромышленных предприятий от китайского холдинга «Пасифик Андес» удалось избавиться, «то корейцы, американцы и японцы продолжают свою работу».  В этой связи Артемьев обратился с просьбой к силовикам и таможенникам найти соглашения, по которым иностранцы определяют условия ведения российскими предприятиями предпринимательской деятельности и получают доступ к отечественным водным биоресурсам. 

Между тем, когда несколько месяцев назад Олег Кожемяко, будучи еще исполняющим обязанности губернатора Сахалинской области, обращался в Федеральную антимонопольную службу России с запросом о количестве рыбопромышленных предприятий, контролируемых иностранцами, заместитель руководителя ФАС Александр Кинёв ответил, что антимонопольное ведомство такими сведениями не располагает.  И при этом представители того же ФАС ранее неоднократно говорили, что присутствие иностранного бизнеса в российском рыбном секторе довольно велико.  Так как же обстоит дело в действительности?

 «Корейские пасифики» на Дальнем Востоке: как поймать рыбу в мутной воде российского бизнеса

Добычу водных биоресурсов в нашей стране регулирует федеральный закон № 57 от 2008 года, согласно которому этот вид деятельности относится к видам, имеющим стратегическое значение для обеспечения обороны страны и безопасности государства.  В рамках этого закона создана Правительственная комиссия, в соответствии с постановлением которой Федеральная антимонопольная служба России является уполномоченным федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по контролю за осуществлением иностранных инвестиций. Основными задачами данной комиссии являются предварительное согласование в соответствии с Федеральным законом сделок, влекущих за собой установление контроля иностранного инвестора или группы лиц, в которую входит иностранный инвестор, над хозяйственными обществами, имеющими стратегическое значение, а также согласование установления контроля иностранного инвестора или группы лиц над хозяйственными обществами, имеющими стратегическое значение, или отказ в данных согласованиях.

Показательным примером работы ФАС является проведенное в  2012 году расследование в отношении китайского холдинга «Пасифик Андес» и Ассоциации добытчиков минтая, которое показало, что эта китайская компания контролировала ряд российских рыбодобывающих фирм и была инициатором создания АДМ, причем члены АДМ были уличены антимонопольным ведомством в картельном сговоре.  В итоге, «Пасифик Андес» официально ушел из России, разорвав заключенные ранее долгосрочные договора и переориентировавшись на краткосрочные контракты, объем поставок по которым сократился, а также на закупку российской продукции через посредников (более подробно об этом в статье «Пасифик Андес в России: на свету и в тени»).

Как отметил в 2013 году в интервью «Российской газете» начальник управления контроля иностранных инвестиций ФАС Армен Ханян, в поле зрения антимонопольной службы попали больше 430 российских рыбодобывающих организаций. Однако определить аффилированность российских компаний с иностранными инвесторами очень сложно, поэтому представители ФАС на вопрос «какой процент российских рыбодобывающих компаний контролируется иностранцами», как правило, отвечают очень уклончиво. 

Впрочем, иногда заявления все же звучат и вызывают довольно серьезный резонанс.  Стоит, в частности, вспомнить, как в 2013 году говорилось о выявлении аффилированности ряда российских рыбодобывающих компаний с фирмами Южной Кореи.  Так, представители ФАС тогда заявили, что южнокорейские комании Sajo Industries и SajoDaerim Corporation до февраля 2013 года значились учредителями российских юридических лиц - ООО «Орион», ООО «Оладон», ООО «Поллукс».  Кроме того, в поле зрения антимонопольщиков попали и другие российские фирмы, имеющие связи с корейскими HNS, Silla Co LTD, KDF, NORDIK.

Некоторые российские СМИ, памятуя о скандале с «Пасифик Андес», даже окрестили эти фирмы РК «корейскими пасификами», учитывая, что они за счет аффилированных российских компаний установили контроль на значительным объемом вылова водных биоресурсов в РФ. В целом, по состоянию на 2013 год корейские компании контролировали 100 тысяч тонн российского минтая - такой объем квот был закреплен за компаниями, подозревавшимися ФАС в аффилированности с бизнесом РК.  Крупнейшими квотодержателями по минтаю были ЗАО «Экарма Сахалин» - 24 тысячи тонн, ЗАО «Тралком» - 10 тысяч тонн и ООО «Поллукс» - 13 тысяч тонн.  За счет покупки квот у небольших российских фирм корейцы набирали еще порядка 100 тысяч тонн.

Схему работы южнокорейцев довольно хорошо описала газета «Золотой рог»: «В 2009 г. корейские инвесторы выделили деньги на приобретение «Тралкомом» ЗАО «Рыбопромышленная компания Гарант», имеющую квоты на минтай и другие биоресурсы. Правда, они забыли уведомить и получить разрешение ФАС, что необходимо делать, когда сделка выше 400 млн руб. (валовая прибыль обеих компаний за 2009 г. 584 млн руб. - Прим автора). В 2012 г. путем присоединения в ЗАО «Тралком» входят еще ЗАО «Хабаровскморепродукт» (Хабаровск), в активе которой почти 3 тысячи минтаевых и сельдевых квот, и ЗАО «Моррыбпром-Находка» (Приморье), имеющая около 2000 тысяч минтаевых квот. Предположительно все приобретенные предприятия являются компаниями-рантье. В статистических документах субъектов федерации вылов за ними не значится. Только через эту магаданскую компанию корейский капитал стал контролировать почти 20 тысяч тонн российских биоресурсов».

Впрочем, аффилированность некоторых российских компаний с корейским капиталом официально подтверждалась самими южнокорейскими фирмами.  В частности, на сайте SajoDaerim Corporation было указано, что она является владельцем ООО «Оладон», а компании Hansung Enterprise Co LTD и Silla Co LTD на своих сайтах указывали, что являются собственниками  российских компаний ООО «Уссури» и ООО «Аян».

Изначально южнокорейские компании для получения доступа к добыче минтая и других видов морских биоресурсов в исключительной экономической зоне РФ создавали в России совместные предприятий с разделением уставного капитала 50:50. Это давало возможность осваивать квоты на вылов морепродукции и покупать квоты у других компаний.  При этом данная продукция оформлялась в Южной Корее по льготному тарифу, как добытая южнокорейскими компаниями, что повышало рентабельность бизнеса. Расчеты с экипажами судов и российскими партнерами, как правило, осуществлялись наличной валютой, а СП показывало минимальную доходность.  В частности, по заявлениям представителей компании Silla Co LTD, за 5 лет ими было переведено на оффшорные счета за рубежом своего партнера в лице ООО «Новые технологии» более 12 миллионов долларов.

Расследование, проведенное в 2013 году Федеральной антимонопольной службой России, позволило выявить ряд российских  рыбодобывающих компаний, в том числе входящих в Ассоциацию добытчиков минтая, контролируемых крупными рыбопромышленными компаниями Южной Кореи. Суммарный объем добываемого ими минтая составил 220-250 тыс. тонн или 12-15% от общероссийской квоты. 

Так, в группу компаний, контролируемых Sajo Industries Co Ltd, входили: в  Сахалинской области - ЗАО «Экарма Сахалин», ЗАО «Курильский рассвет», ООО «Атика», ООО «Айруп», ООО «Миккор», ООО «Водолей», а также, предположительно, ОАО «Северокурильская база северного флота» и ООО «Санрайз», расположенные по одному адресу с ЗАО «Курильский рассвет»; в Магаданской области - ЗАО «Тралком»; в Приморском крае -  ООО «Дальтрансфлот»; в Хабаровском крае - ООО «Орион», ООО «Оладон», ООО «Хабаровская рыбопромышленная компания» и ООО «Янтарь»; в Камчатском крае - ООО Поллукс», а также, предположительно, ООО «Феникс» и ООО «Флагман», расположенные по одному адресу с ООО «Поллукс»; в Москве - ООО «Промышленный холод».

Nambuk Fisheries Co и Nopdik Fisheries контролировали ЗАО «Дальрыбпром». Hansung Enterprise являлась соучредителем ОАО ДМП, ООО «Антарес», ООО «Алитет» и ООО «Уссури».  В 2013 году южнокорейцы документально вышли из двух последних фирм, но через посредников сохранили контроль над ними. 

Silla Co LTD была соучредителем совместного предприятия в РФ ООО «Аян» (AYAN CO.,LTD), созданного южнокорейцами совместно с российским ОАО «Тралфлот», которое впоследствии перешло под контроль ООО «Новые технологии» (по мнению южнокорейцев, в результате рейдерского захвата), которое стало новым соучредителем «Аяна».  После выхода ФЗ № 57 по инициативе «Новых технологий» было создано ООО «Авангард», а потом ему на смену пришло ЗАО «Парус» - на него была переоформлена доля южнокорейцев, а директором «Паруса» стала гражданка РФ Хе Ден Хи.  Данная схема была разработана для того, чтобы скрыть иностранное участие в деятельности ООО «Аян».  Однако в ноябре 2013 года «Новые технологии» провели акцию по увеличению уставного капитала ООО «Аян», доведя свою долю до 95,5%, что вызвало недовольство Silla Co LTD, руководство которой обратилось с заявлением в Федеральную антимонопольную службу РФ.  Примечательно, что «Новые технологии» также активно работало с Hansung Enterprise и Keuk Dong Fisheries Co Ltd в ООО «Уссури» и ООО «Алитет», где также объявлено о выходе иностранных партнеров из состава предприятий. 

После того, как в 2013 году ФАС высказала южнокорейской стороне претензии относительно нарушения ФЗ № 57, ограничивающего участие иностранцев в рыбной отрасли РФ, представители РК совместно с российскими партнерами начали внедрять новые схемы.  Одной из них стала смена южнокорейских учредителей на российских (в основном, фирмы, созданные российскими корейцами), но при этом у ряда компаний РК возникли претензии, поскольку российские партнеры нередко использовали данный вариант для увеличения своей доли и выхода из-под контроля южнокорейцев (например, как в случае с ООО «Аян»). 

Другим вариантом стало выделение из состава компании новой фирмы, которой передавались квоты головного предприятия. При этом состав учредителей меняется таким образом, чтобы прямая доля иностранного партнера официально была минимальной, но за счет увеличения числа учредителей южнокорейская сторона получала возможность контролировать всю деятельность новой компании.

Наибольшее распространение получила схема «косвенной аффиляции», при которой южнокорейцы передают компаниям, владеющим квотами на вылов рыбы, суда в аренду.  Фактически, на данных судах работают сами южнокорейцы, осваивая выделенную им часть квот российской компании и поставляя продукцию в РК – якобы в счет оплаты по договору аренды.  При этом за использование своих квот южнокорейцами российская компания получает отдельное вознаграждение (наличными или на счет за границей).   Другой разновидностью этой схемы является случай, когда на арендованном у южнокорейской компании судне работает российский экипаж.  При этом обычно заключаются два договора – официальный и неофициальный.  По официальному договору стоимость аренды намеренно завышается, чтобы российская компания могла показать минимально возможную прибыль или даже убыток, а выловленная продукция поставляется в РК по заниженной цене в счет оплаты фрахта.  В реальном договоре указываются настоящие условия, прибыль российской компании переводится на иностранные счета, а экипаж получает основную зарплату наличными.  При этом, как правило, на судне присутствуют представители южнокорейской стороны – вплоть до дублера капитана, стармеха и т.д.  В настоящее время представители южнокорейских компаний отдают предпочтение именно схеме, предполагающей передачу российским фирмам судов в аренду под освоение квот, чтобы обеспечить официальные поставки рыбопродукции без юридического участия в российских компаниях, поскольку это связано с рисками попасть под подозрение ФАС и лишиться официально выделяемых Россией квот для Южной Кореи.

Также получила распространение практика, при которой южнокорейские фирмы покупают у российских компаний квоты с одновременной арендой судна с экипажем.  При этом, как правило, заключается долгосрочный контракт, делается предоплата за квоты, а вся добытая судном продукция отправляется в адрес южнокорейцев. 

После проведения Россией мероприятий по выявлению противоправного присутствия южнокорейского бизнеса в рыбной отрасли Дальнего Востока активность представителей РК на время снизилась.  Однако реальные масштабы южнокорейского участия в рыбодобывающей сфере ДВ РФ практически не изменились, чему способствовало применение вышеуказанных схем, позволяющих скрыть аффилированность российских компаний с РК.

Так, на южнокорейском направлении активно работает группа компаний «Экарма», созданная ЗАО «Экарма ЛТД» (ранее СП «Вьетроско»), которое было основано 4 апреля 1994 года в г.Москве.  В эту группу входят: ЗАО «Экарма-Сахалин»(Москва, Зеленоград), ЗАО «Экарма-Сахалин» (г.Южно-Сахалинск), ООО «Атика» (г.Южно-Сахалинск), ООО «Промышленный холод» (г. Москва, г.Южно-Сахалинск), ООО «Восток-Ноглики» (Ноглики). Данные компании активно работают с южнокорейскими фирмами Korus Fisheries, Sajodaerim Corporation (входит в группу Sajo Industries Co Ltd). 

Sajodaerim Corporation в 2012 году стала совладельцем ЗАО «Экарма-Сахалин», имея 50%, другие 50% принадлежали ЗАО «Экарма ЛТД». Ранее корейским совладельцем была Daerim Corporation. После скандала, вызванного расследованием ФАС России фактов владения южнокорейскими структурами рыбным бизнесом в РФ, единоличным владельцем ЗАО «Экарма-Сахалин» стало ЗАО «Экарма ЛТД», руководство которого убедило южнокорейцев в том, что им необходимо официально выйти из бизнеса, и пообещало неофициально оставить управление компанией в руках южнокорейской стороны.

С Sajodaerim Corporation по-прежнему продолжает работать ООО «Дальтрансфлот», поставляя южнокорейской компании мороженые минтай, камбалу и сельдь. При этом на сайте Sajodaerim по-прежнему указана упоминавшаяся в списке ФАС в 2013 году компания «Оладон», а на сайте Hansung Enterprise все так же фигурирует компания «Уссури».  ЗАО «Блаф» также на регулярной основе поставляет рыбопродукцию по контрактам с южнокорейскими компаниями Kamkor Co.Ltd и KMC Global Co.

Входящее в группу «Экарма» ООО «Атика» на постоянной основе осуществляет поставки рыбопродукции (минтай мороженый нр, треска мороженая нр, камбала мороженая нр, сельдь мороженая нр) в адрес компании Insung Corporation.  При этом «Атика» активно скупает квоты у небольших компаний, заключая с владельцами квот договора на покупку у них рыбопродукции на условиях предоплаты с одновременным договором на предоставление им для осуществления промысла своего судна РТМ «Невельск» на условиях тайм-чартера.  При этом реально вылов на данном судне осуществляло само ООО «Атика» по чужим квотам.  В 2014 году таким образом были куплены квоты у ЗАО МСК «Востоктранссервис», ООО «Поронай», ООО «УТРФ Камчатка», ООО «Пелагиаль», ООО «Рыбфлот-ДВ», ЗАО «Малкинские промыслы».

Говоря о связях российских и корейских компаний, работающих в рыбной отрасли, нельзя не отметить, что сейчас южнокорейцы фактически монополизировали продажи российской икры минтая.  Практически все поставки икры минтая мороженой ястычной осуществляются российскими компаниями по агентским договорам или договорам дистрибуции в адрес южнокорейских фирм, которые занимаются реализацией этой продукции через аукционы.  При этом заключенные договора не позволяют установить цену реализации продукции, поскольку указывается только предварительная цена, отличающаяся от реальной рыночной цены в меньшую сторону.  Это создает благоприятные условия для сокрытия российскими экспортерами реального размера прибыли.

Так, ПАО «Океанрыбфлот» на регулярной основе отправляет икру минтая мороженую ястычную в адрес южнокорейской компании Marine Trump International Co.Ltd.  В контракте отмечено, что цена является предварительной, а окончательная цена определяется в порту выгрузки после подписания акта приема-передачи, что делает невозможным проконтролировать реальную стоимость продажи продукции российскими органами.  В январе 2015 года было поставлено 150.834 тонн по цене 5000 долл/т на условиях CFR порт Пусан, тогда как средняя цена южнокорейского импорта икры минтая из РФ в январе составляла 6940 долл/т. В феврале 2015 поставлено 963,6585 тонны икры  по той же цене 5000 долл/т,  хотя средняя цена импорта этой продукции из РФ в РК в феврале составляла 6010 долл/т.  В марте 2015 г. поставлено 2420,3885 тонны так же по цене 5000 долл/т, тогда как средняя цена южнокорейского импорта икры минтая из РФ в феврале 2015 года составляла 5450 долл/т.  В приложениях к контракту указывается, что окончательная цена будет определена в течение 100 дней после подписания акта приема-передачи.

ООО «Поллукс» в апреле 2015 г поставило в адрес компании Marine Trump International Co. Ltd (Южная Корея) 51.3 тонн икры минтая мороженой ястычной (сорт M, L, S, KA, KB) по цене 3500 долл/т, тогда как средняя цена корейского импорта российской икры минтая в апреле составляла 5340 долл/т.

Обычно российские компании (в частности, помимо вышеуказанных фирм можно отметить ЗАО «Акрос» и ЗАО «Блаф») отправляют икру минтая в Южную Корею по долгосрочному агентскому соглашению. Цена в агентском соглашении не указывается, поскольку продукция поставляется для последующей продажи на аукционе.  Соответственно, стоимость поставок на момент их осуществления не может быть достоверно указана в таможенной декларации, так как она еще неизвестна.  Однако, как показывают данные таможенных органов, валютный контроль в 2014 году в отношении данной продукции не осуществлялся.  Таким образом, были созданы благоприятные условия для заявления на таможне заведомо заниженной стоимости и, как следствие недоначисления таможенных платежей. В результате, возникает возможность сокрытия части полученных доходов от налогообложения и вывода неучтенных средств за границу.

Еще одной интересной особенностью является использование схемы, при которой южнокорейская компания покупает у аффилированной с ней российской фирмы рыбную продукцию по заниженной цене, тут же поставляя ее реальному покупателю.  В этом случае в контракте покупателем является компания из Южной Кореи, а получателем может выступать любая другая фирма.  Разумеется, не во всех случаях речь идет об аффилированности российских компаний с корейскими, поскольку иногда фирмы РК используются в качестве номинальных посредников для вывода российскими экспортерами части получаемой прибыли из-под налогообложения. 

По результатам анализа контрактов, заключенных российскими компаниями, можно выделить ряд компаний, регулярно поставляющих свою продукцию через южнокорейские фирмы компаниям других стран.  Так, через компанию Unaited Ocean Co., LTD работают РК «Тихий Океан» и «Дальрыба».  Через Harbour Marine Co., LTD  работают «Аделаида» и все та же «Дальрыба». Рыболовецкий колхоз «Приморец» отправляет продукцию через Korwell Corporation. «Блаф» осуществляет поставки через KMC Global Co., LTD.

Озерновский рыбоконсервный завод № 55 проводит часть поставок через компании Petrokam Co., LTD (Маршалловы острова) и Pan Star Ferry LTD (Корея), при этом директором обеих компаний -является один и тот же человек, Вильям Рон (William Ron).

Фирма «Посейдон» работает через Korea Trading & Industries Co., LTD и Korwell Corporation, а «Океанрыбфлот» – через Marine Trump International CO., LTD.  «Хотей Tрейд» осуществляет поставки через Se Jeong Corporation, «ЛиКИнвест» - через Yeong Kyung Trading Co., LTD, а «Фишимпэкс» – через Daewon Fishery Trading Co., LTD.

Разумеется, нельзя утверждать, что все указанные компании аффилированы с южнокорейскими фирмами либо используют их в качестве посредников для вывода из-под налогообложения части получаемой прибыли.  Однако обратить на них внимание все же стоит, причем не только представителям антимонопольного ведомства, но и налоговым органам.  Следует также отметить еще один момент - помимо экономического ущерба, наносимого деятельностью аффилированных с РК российских компаний (уклонение от уплаты налогов, вывод денег в оффшоры и т.п.), есть и экологический – поскольку цена на выловленную рыбу зависит от размерного ряда, мелкая рыба в массовом порядке выбрасывается за борт.  Также довольно часто за борт отправляются самцы, поскольку большинство добытчиков минтая, составляющего основу южнокорейского рыбного импорта из РФ, ориентируется не только на вылов рыбы, но и на добычу икры минтая.  Это обуславливает масштабный вылов рыбы сверх выделенных квот, что не отражается в судовых документах.  В результате таких нарушений российского законодательства наносится как ущерб экономическим интересам РФ, так и создается угроза подрыва популяции минтая.

Возникает резонный вопрос – а не пора ли наконец-то навести порядок и устранить лазейки, позволяющие иностранцам получать контроль над российскими биоресурсами?  Конечно, доказать аффилированность отечественных фирм с иностранными компаниями показал пример с «Пасифик Андес», вполне возможно.  Нельзя отдавать квоты на добычу морских биоресурсов, имеющих стратегическое значение, компаниям, зависимым от их иностранных партнеров, эти квоты должны получать те российские компании, которые инвестируют средства в свое развитие, строят суда в России, поднимают рыбопереработку и занимаются поставкой рыбы на отечественный рынок.  Иначе российская рыбная отрасль так и останется сырьевым придатком иностранных перерабатывающих предприятий, а отечественный рынок будет снабжаться морепродуктами по остаточному принципу, получая то, что не сгодилось для экспорта. 

Опубликовано в газете «Служу Отечеству» № 8-2015

P.S. Разумеется, одними корейцами дело не ограничивается, есть и представители других стран, в том числе и наши эмигрировавшие соотечественники.  Достаточно лишь как следует проанализировать экспортные потоки, и "черная кошка в черной комнате" перестанет казаться невидимой.

 

Фонд поддержки авторов AfterShock

Лидеры обсуждений

за 4 часаза суткиза неделю

Лидеры просмотров

за неделюза месяцза год

СМИ

Загрузка...