Вход на сайт

МЕДИАМЕТРИКА

Облако тегов

Эфиопия (25). Гордая. Страдающая. Удивительная.

Аватар пользователя shed

Что общего у русских, эфиопов, китайцев и ирландцев ? – Ну, у русских с эфиопами, наверное, Пушкин, ответят некоторые камрады. А вот насчет остальных... Подсказка от русского поэта: «Да будь я негром преклонных лет...». Вот именно. Наполовину ирландский китаец  (или, - китайский ирландец) на сайте Сокола напоминает, что именно «неграми»  (а еще – «скотиной» и «тварями»)  давно считает всех нас четверых  Западная Империя.

Картинка из британского научного журнала XIX века, «доказывающая», что ирландцы произошли от недочеловеков-негров

http://thesaker.is/slavs-and-the-yellow-peril-are-niggers-brutes-and-beasts-in-the-eyes-of-western-empire/

С китайцами все понятно: "узкоглазые", "желтая угроза".

О русских и говорить нечего: как мы были «унтерменшами-недочеловеками» у Гитлера, так ими и остались со своими водкой/балалайками/медведями у нынешнего «просвещенного Запада».

А по эфиопам прошелся барон Роман Прохазка, которого в феврале 1934 года  эфиопы вышибли  из Аддис-Абебы, где он в течение 2 лет был консулом Австрии. За деятельность, несовместимую со статусом дипломата. Барон обиделся, и в 1935 году издал книжку под названием «Абиссиния – пороховая бочка». Ее перевели на все основные европейские языки.

В итальянском переводе название звучало так: “ABISSINIA PERICOLO NERO” («Абиссиния – черная угроза/опасность»). И, видимо, именно поэтому Италия вторглась в Эфиопию/Абиссинию в 1936 году. А так как с «неграми» и «тварями» считаться не надо, то в боях итальянцы щедро их поливали гадостью вроде иприта. Ну, и сами рассудите, -  от недочеловеков ведь не знаешь, чего ждать: те же могли им снова задницу надрать, как в конце XIX века, - в битве при Адуа...

http://www.topix.com/forum/world/ethiopia/TLQF6SSK1035RPJ26

И здесь самое время вернуться к Булатовичу, к его суждениям по поводу тогдашней абиссинская армии, которую он видел изнутри, - во время походов с ней:

ВОЙСКО

Почти все путешествовавшие по Абиссинии и писавшие что-либо о ней всегда давали сведения и о войске. Они описывали иерархию, численность, тактику и другие частности, многие восхищались храбростью его, но, как это ни странно, ни один из них не коснулся самой главной черты этой армии.

Почему у одного много войска, а у другого мало? Может быть, только оттого, что у одного больше средств и земель? Нет, это справедливо только отчасти. Главное здесь солдаты, а чем им заплатить — добудется ими же.

Абиссинское войско есть абиссинский народ с его отличительными чертами — самостоятельностью и критическим отношением ко всему. Оно более развито, чем остальное население, страшно чутко и такое же стихийное. Солдат идет служить тому, кто больше всего к нему подходит, кто популярен своей щедростью, счастьем, личностью. У атье Менелика, например, теперь 60 тысяч собственных солдат, а у Текла Хайманота — всего 5 тысяч, а раньше было почти наоборот.

Абиссинская армия — это стихийная армия, кажущаяся нам, европейцам, неорганизованной, но при видимой неорганизацни заключающая в себе исторически выработанные традиции, внутреннюю дисциплину и манеру ведения войны.

Отношение ее к европейской можно уподобить отношению выезженной лошади к невыезженной. На первой поедет всякий, ознакомленный сколько-нибудь с правилами езды, а на второй — только хороший ездок. Абиссинская армия требует недюжинных военачальников и в действительности обладает отличным составом офицеров. Но разберем ее подробнее.

Численность и организация

Абиссинская армия состоит из следующих родов войск:

1. Собственные постоянные войска императора.
2. Частные постоянные войска отдельных военачальников.
3. Территориальные войска, собираемые только в случае мобилизации.
4. Иррегулярные войска.

Собственные войска императора, или, как их называют, гондари, составляют главное ядро войска и опору престола. Их около 60 тысяч, часть разделена на полки в 1000 человек под начальством башией, каждый полк разделен на сотни и полусотни; первые — под начальством ямато алака, а вторые — яамса алака. Начальник полусотни назначает себе в помощь фельдфебеля. Кроме того, полусотня делится на звенья от пяти до десяти человек.

Полевые войска делятся на две части. Одна половина находится при императоре, а другая — на границах и у отдельных правителей с целью, во-первых, увеличить их военную силу против врагов внутренних и внешних, а во-вторых, с тем, чтобы этим их более держать в руках.

Частные постоянные войска отдельных военачальников состоят из солдат, лично ими навербованных, вооруженных, оплачиваемых и служащих лично им. Эти войска не раздроблены на полки, как собственные войска императора. Они распределены между офицерами того или другого военачальника, которые имеют право помимо солдат, даваемых им их старшим начальником, вербовать и своих собственных.

Численность войск отдельных начальников для каждого отдельно не определена законом, а зависит от богатства, популярности начальника и величины области, дающей средства на содержание войска. В данное время их больше всего у раса Дарги — до 30 тысяч. В общей сложности этих войск будет тоже около 90 тысяч.  

Территориальные и вспомогательные войска состоят из владельцев земельных участков, с которыми связано обязательство службы во время войны. Есть участки, поставляющие носильщиков, другие — воинов, число же поставляемых с каждого участка людей зависит от величины его. Эти вспомогательные войска не организуются в отдельные части, а распределяются по уже существующим. Общая их численность — от 80 до 100 тысяч.
Иррегулярные войска состоят из добровольно присоединяющихся к армии жителей. Большая часть из них — галласы. Численность их весьма неопределенная и находится в зависимости от обстоятельств и  предпринимаемого похода.

ВОЕННАЯ ИЕРАРХИЯ

Как мы уже видели, только часть постоянных войск императора распределена на тысячные полки, все же остальные неравномерно распределены между войсковыми начальниками.  

Военная иерархия страшно запутанна. и ее никак нельзя подвести под табель о рангах. В идее последовательность чинов и званий представляется в следующей постепенности:

Негус негест — император, главнокомандующий всеми армиями.
Негус — король, главнокомандующий армией своего королевства.
Рас — фельдмаршал, самостоятельный главнокомандующий армией своей области или одной из армий императора или негуса.
Дадьязмач — полный генерал или генерал-лейтенант, главнокомандующий или собственной армией, или отрядом императора, негуса или раса.
Фитаурари — генерал-майор, начальник или отдельной армии, или одного из отрядов императора, негуса, раса или дадьязмача. Фитаурари этимологически значит «вперед грабить», иначе говоря — начальник авангарда.
Каньязмач — полковник, начальник отряда. Это слово принято переводить как «начальник правого крыла», но это совершенно неверно.  Они также часто бывают на левом крыле, как и на правом. Змач значит «боярин», а кань — «правая». Иначе говоря — «боярин правой» раньше при торжественных выходах они становились направо от трона, так же точно как были ликаунты и азаджи правой и левой сторон.
Дадьязмач значит «боярин дверей», они становились впереди трона, а еще дальше перед ними — фитаурари.
Геразмач — подполковник, боярин левой, начальник отряда императора, раса, дадьязмача или фитаурари.
Баламбарас — комендант. Дословный перевод — «где есть крепость начальник»; соответствует капитану.
Ямато алака — начальник сотни, капитан, штабс-капитан; яамса алака — начальник полусотни, поручик.  

В тысячных полках императора начальники их — баши — соответствуют каньязмачам, или полковникам. Это военные чины, но, кроме того, всякая гражданская и придворная деятельность связана с командованием над своими солдатами, число которых превосходит иногда 1000 человек.

Афа негус — «рот негуса», главный судья, генеральный прокурор.
Азаджи — гофмаршалы или управляющие поместьями.
Баджеронды — тоже придворные должности казначеев или начальников мастерских. Из всех этих надо отметить ликамакосов — генерал-адъютантская должность. Они постоянно должны состоять при императоре и пользуются большим влиянием. Прежде на их обязанности лежало одеваться в одежды императора во время боя. Они имеют своих солдат и равняются по значению с дадьязмачем — начальником отряда. 

Эта иерархическая постепенность существует только в идее, в действительности же ее нет. Есть фитаурари гораздо важнее дадьязмачей, и соотношения фитаурари, каньязмачей, геразмачей и баламбарасов установить невозможно, даже в сравнении с гражданскими чинами. Например, азадж императора важнее дадьязмача какого-нибудь раса, а баламбарас императора важнее каньязмача кого-либо другого, да и у самого императора есть геразмачи гораздо более важные, чем фитаурари.   

Как я уже сказал раньше, народный характер не допускает никаких отвлеченных рамок и положений, он всегда считается с действительностью, и если геразмач будет сильнее и влиятельнее раса, то он и пользуется большим значением, Производство в чины не обусловлено постепенностью и зависит исключительно от воли лица, производящего в чин. Рядовой может быть с места сделан расом.  

Находящийся в каком-нибудь чине не может быть разжалован. Он может быть смещен с должности и претерпеть любое уголовное наказание, но звание остается с ним навеки.
Право производить в чины имеют самостоятельные начальники областей: негусы, расы, некоторые дадьязмачи и фитаурари, При этом каждый из перечисленных имеет право производства во все чины до следующего за ним включительно, так, дадьязмачи — до фитаурари, а последние — до каньязмача.  

Эти начальники в знак самостоятельности и власти имеют нагарит — литавры. Последние могут быть пожалованы только императором, негусом или расом. Число нагаритов у разных правителей весьма различно и зависит главным образом от величины области. У императора их более 40. Прерогативы власти, связанные с обладанием нагаритом, заключаются: в праве главнокомандования своей армией, самостоятельном управлении областью во всех отношениях, в праве уголовных наказаний до отрезания руки включительно и в праве производства в чины, как уже выше сказано.

ДИСЛОКАЦИЯ

Войска распределены на пространстве Эфиопской империи следующим образом:
На северных границах в Тигре — расы Мангаша, Уали и уагшум Уангуль — в общем около 10 тысяч.
В Центральной Абиссинии — рас Мангаша Битуадед — 15 тысяч.
На северо-западе и западе в Годжаме — негус Текла Хайманот—5 тысяч.
На северо-западе и западе — рас Микаель в Уолло — 4 тысячи.
В нынешнем политическом центре Абиссинии, в Шоа,— 30 тысяч.
На западе и юго-западе в Хараре и Угадене — 18 тысяч.
На юге в Арусси и крайних южных границах — рас Дарги, рас Вальде Георгис — 40 тысяч.
В ближних западных галласских землях — дадьязмач Демесье, дадьязмач Балачио, фитаурари Абто Георгис — 17 тысяч.
На крайней юго-западной границе — дадьязмач Тасама — 8 тысяч.
На крайней западной грзнице — автономные галлгсскяе государства — Уалага дадьязмача Джоти и Лека дадьязмача Габро Егзибеера—4 тысячи.

Таким образом, мы видим, что главное ядро сгруппировано кругом столицы императора. Большая масса в прежнем политическом центре империи для предохранения от внутренних беспорядков. Северные, северо-западные и северо-восточные границы заняты сравнительно слабее, а южные, юго-западные и юго-восточные заняты сильнее всего, так как в этих направлениях империя распространяет свои завоевания, из года в год все более расширяясь.

КОМПЛЕКТОВАНИЕ

В мирное время находятся под ружьем не все солдаты постоянного войска, а только необходимая их часть, остальные же пользуются льготой и живут на своих земельных участках.  

Комплектование постоянных войск основано на принципе свободной личной воли и собственного выбора. Войска комплектуются добровольно поступающими на службу, причем срок не определяется, солдат служит столько времени, сколько хочет. Возраст при поступлении не имеет значения. Принимают людей, достигших некоторой возмужалости, а также не дряхлых. Самый прием происходит следующим образом: поступающий получает ружье (это не обязательно) и представляет поручителя — таяжа, отвечающего в случае бегства или пропажи ружья за того, кого берет на поруки. Вновь завербованного определяют к одному из начальников, и с этого момента начинается его действительная служба.  

Территориальные войска комплектуются из желающих обрабатывать земельные участки, с которыми связаны обязательства. Владение таким участком большей частью переходит от отца к сыну.

Иррегулярные войска формируются из добровольцев в момент объявления войны.

Роды оружия, вооружение, снаряжений и довольствие.

Полевые абиссинские войска составляют один род оружия — пехоту.  

Кавалерия почти вся иррегулярная и не составляет отдельных тактических единиц, артиллерия существует у самого императора и несколько пушек у некоторых из его военачальников, являясь как бы исключением.  

Пехота (нефтенья) вооружена главным образом ружьями всевозможных систем. Есть ветерли, гра, винчестеры, ремингтоны, встречаются и новейших систем. У каждого солдата патронташ с 35 — 40 патронами. Общее число ружей в империи вместе с отбитыми в последнюю войну достигает 125 тысяч. Этого количество хватает па большинство постоянных войск императора и частных начальников, не имеющие ружей вооружены копьями. Холодное оружие пехотинца — сабля в виде кривого обоюдоострого ятагана или прямого большого меча. В последнее время в большем употреблении сабля европейского изделия. Предохранительное вооружение абиссинца есть щит, сделанный из кожи буйвола, гиппопотама или быка. С развитием огнестрельного боя они стали выводиться в пехоте.  

Одежда солдат ничем не отличается от остальных граждан. Только когда он идет в бой, он обматывает свою шамму кругом пояса или оставляет в лагере, а на плечи надевает лемд — шкуру баранью, какого-нибудь дикого животного или выкроенную наподобие шкуры бархатную одежду. Цель этой одежды — предохранить тело от колючек.  

Начальники одеваются особенно пышно, лошади их в богатых серебряных уборах, сабли отделаны золотом, на них львиные или бархатные лемды, обшитые золотыми  украшениями, на голове у отличившихся львиные гривы.  

Обуви войска не носят, только когда спускаются в низменные, песчаные равнины, то надевают род сандалии.  

Каждый солдат получает или участок земли, или паек в виде муки, меда и масла. В галласских землях вместе с участком дается несколько габаров — крепостных. Денежное довольствие состоит из нескольких талеров в год на одежду и подарков в виде мула, лошади или осла.  

В общем, помимо продовольствия, каждый солдат обходится не менее 5 — 7 талеров в год. Я лично был свидетелем, как были розданы 50 тысяч талеров, присланные Менеликом для раздачи гондарцам, находящимся под начальством дадьязмача Демесье, Получали подарки разно и не все. Иные получали по 12 талеров па мула, иные по 8 на лошадь, и по 4 — на осла.  

Для начальника является также обязательным угощать своих солдат. Император дает пиры два раза в неделю (по четвергам н воскресеньям) для своей личной гвардии и всех находящихся в столице начальников. По большим же праздникам он кормит всех наличных солдат, так же точно делают остальные начальники у себя дома.  

Выдав солдату ружье и патроны и удовлетворив его пайком или землей и жалованьем, начальник предоставляет самому солдату заботиться о своем снаряжении. Последнее бывает крайне разнообразно и зависит от благосостояния каждого отдельного солдата.
Территориальные и вспомогательные войска вооружены копьями, саблями и щитами. Одежда их одинаковая со всеми. Довольствия они никакого не получают.  

Конное войско состоит из добровольно следующих за армией кавалеристов. Оно иррегулярное и не делится на тактические единицы. Кроме того, бьются на коне все начальники и те из солдат полевых войск, которые имеют лошадь.

Кавалерист — фарасенья — вооружен несколькими легкими копьями, саблей и щитом. Лошади местной породы (см. выше). Седла маленькие, легкие, с передней и задней лукою, стремена в виде маленького кольца, пропускающие один только большой палец ноги. Удило мундштучное с кольцом вместо цепочки, страшно строгое.  

Езда вся основана на равновесии. Все управление — наружным поводом и шенкелями. Одежда кавалеристов не отличается от остальных. Довольствия они никакого не получают. 

Артиллерия императора состоит из 101 орудия — 32 прежних и 69 отбитых в последнюю войну. В числе вновь отбитых 8 митральезы, остальные горные. Из прежних пушек есть три бронзовые, три митральезы, остальные Гочкиса 37 миллиметров.

Артиллеристы — медфанья - выбираются из более развитых людей, преимущественно же из побывавших на берегу моря. Главное начальство над артиллерией императора поручено ликамакосу Абата, любимцу негуса. В помощь ему - баджеронд  Бальча и геразмач Иосиф. При каждом орудии состоят шесть номеров.

Они получают большее сравнительно с другими содержание. Одежда их в обыкновенное время такая же, как и у остальных, в бою же они одевают красные рубашки, зеленые шаровары и зеленые с красным чалмы.

Кроме императора орудия имеются у следующих: у раса Маконена — четыре крупповских орудия, отбитых у султана Абдуллахи, у раса Дарги — три орудия, у раса Мангаша Битуадеда — шесть орудий прежних и два вновь отбитых, у дадьязмача Уангуля — одно орудие, азаджа Вальде Тадика, дадьязмача Демесье - по одному орудию, у негуса Текла Хайманота — три орудия.

Мобилизация

Мобилизация абиссинской армии происходит очень быстро, что, ввиду дурных путей и того, что в мирное время большая часть армии распущена по домам, особенно замечательно. О мобилизации, общей или частной, отдельных военачальников, объявляется с боем в литавры - нагарит — на площадях, базарах, при дворах начальников провинций.  

Назначается сборный пункт и сколько каждый должен взять с собой провианта — и на этом все заботы о мобилизации кончаются, войска же собираются сами собой в назначенное место поразительно быстро.

Я присутствовал при одной такой мобилизации в земле дадьязмача Демесье. Не успели пробить и нагарит, как по всем дорогам потянулись нескончаемые вереницы отдельных караванов солдат. Каждый шел сам по себе на сборный пункт. Вся абиссинская армия может быть мобилизована и сосредоточена в полтора-два месяца.

Походные движения

Абиссинские солдаты, выступая в поход, должны сами заботиться о своем довольствии, большей частью они берут своих жен, иногда детей, рабынь и слуг, если таковые есть, так что каждый солдат идет со своим обозом, что страшно затрудняет и замедляет движение войска. В походе каждый идет там, где находит для себя более удобным, но на биваке становятся группами, окружая палатки своих начальников.

Вблизи от неприятеля обоз остается сзади под прикрытием арьергарда — уобо, и войска идут в боевом порядке, пользуясь или несколькими дорогами, или главнокомандующий едет по тропинке, а остальные идут сплошной массой, спереди, справа и слева, сообразуясь с движением начальника, о котором судят по несомому над ним зонтику.

Продовольствие в походе внутри государства состоит из дурго — продуктов, приносимых местными жителями по приказанию властей как бы в подарок. В неприятельской стране продовольствуются грабежом и только в крайности прибегают к своим запасам.

Ведение войны

Судя по последней кампании с итальянцами и войнам с галласами, абиссинцы в зависимости от противника вели войну двумя различными способами.

В первом случае, с европейцами, император старался держать свою армию в сборе, партизанская же война велась местными жителями и изменившими итальянцам войсками раса Себата.

В борьбе с галласами война велась совсем иначе. Войдя в пределы враждебного племени, все войска, разделившись на маленькие группы, опустошали страну, сжигая жилища, добывая пленных и скот, а на ночь обыкновенно собираясь в лагерь. Главная цель войны была захватить царька или начальника племени, так как этим война оканчивалась и племя покорялось. Для этого пускались в ход и хитрости и подкупы.  

При сосредоточении неприятеля войска тоже сосредоточивались, и дело доходило до боя, причем он носил характер ряда одиночных боев.

Тактика

Тактика абиссинцев есть тактика охватов и обходов. Резерва не существует. Все войска вводятся в бой сразу. Так как каждый стремится как можно скорее сблизиться с противником, то охват является естественным последствием этого. Задние, видя впереди себя весь фронт уже занятым, схватывают с флангов. Строй трудно подвести под понятия рассыпного или сомкнутого. Он не сомкнутый, так как отдельные части не знают сомкнутого строя, и не рассыпной, так как не имеет вида цепи. В общем, это более или менее густая, применяющаяся к местности толпа людей.  

Управление войсками до боя находится в руках главного начальника.  Во время атаки направлением для нее и руководящим предметом служит зонтик главнокомандующего. Каждый солдат идет за своим прямым начальником, который уже самостоятельно, если не получил на то особого приказания, применяется к окружающей обстановке. Атака обыкновенно сопровождается боем в литавры и игрой на трубах-малакат и флейтах — эмбильта. Введенные в бой войска выходят из рук своих начальников.

Действия отдельных родов оружия

Пехота стремится как можно быстрее сойтись с неприятелем на близкий ружейный выстрел и, укрываясь и применяясь к местности открывает огонь. Как только противник начинает колебаться, они бросаются в атаку с холодным оружием и неустанно преследуют обращенного в бегство неприятеля. В случае неуспеха атаки или узнав про смерть своего начальника, его солдаты выходят из боя и, оплакивая начальника, выносят его тело или бегут, причем последнее не считается позором. Пехота предпочитает для боя закрытую и пересеченную местность.

Бой кавалерии есть бой одиночных всадников, которые, выбрав себе удобное для скачки место, на полном карьере подскакивают к своему противнику и мечут в него копьем. В случае замешательства пехоты или бегства они смешиваются с ней. Бои кавалерии против кавалерии состоит из целого ряда конных одиночных боев и происходит на одном месте. Кавалеристы подскакивают к противнику, бросают в него копье, затем круто поворачивают назад и ускакивают. За атаковавшим бросаются несколько кавалеристов в погоню, но на выручку уже летят новые с другой стороны, и таким образом бой продолжается, пока одни, почувствовав нравственное и численное превосходство противника, не принуждены бежать, и тогда другие преследуют их.  

Артиллерия в бою под Адуей была вся вместе, построенная в батарею. Император очень был доволен ее действием, стреляла она частым огнем; по нашим понятиям, она еще оставляет желать многого.  В последнем бою она имела скорее нравственное значение.

Действия холодным и огнестрельным оружием во многом отличаются от нашего. При стрельбе из орудий они еще до сих пор плохо применяются к прицелу и установке шрапнели. Из ружей они всегда стреляют с постоянным прицелом, изменяя только точку прицеливания в зависимости от расстояния. Саблей они рубят всегда справа вниз налево, и раны сабельные менее серьезны, чем могли бы быть при умелой рубке. Поразительно их умение владеть копьем, в особенности кавалеристов. Последние бросают его на полном скаку на 150 — 300 шагов.

Дух войска

Дух абиссинского войска страшно высок, и каждому отдельному солдату понятно его назначение — убить своего противника. Они не делают себе на этот счет никаких иллюзий и не считают нужным драпировать этот факт тем или иным способом. Он знает, что война есть убийство, и с радостью идет на него. Кроме того, война для абиссинца есть приятное препровождение времени, источник дохода, средство удовлетворить честолюбие, выказать свою доблесть и получить известные отличия. 

Убийство возведено в культ. Каждый ведет счет убитым им на войне и за каждого убитого имеет право заплетать волосы и помадить их в продолжение года. При возвращении героя встречают с песнями и плясками, и в сопровождении своих друзей он идет к своему начальнику, где с пафосом рассказывает о победе.   

Главная психологическая разница их армии от европейской заключается в том, что война, как они ее понимают, представляется более активной.

Абиссинский солдат идет убивать, в душе же большинства европейских есть скорее чувство готовности самопожертвования, чем желание лично убить противника.  

Согласно с этим складывается весь дух войска. Бежать слабейшему не считается позором, но благоразумием. Атака вначале страшно энергична, но, отбитая, она редко повторяется. Случаев геройского самопожертвования целых частей, насколько мне известно, нет в их военной истории. Они обожают бой и идут на него с радостью. Они храбры и хотя горячи, но сообразительны в бою и умеют пользоваться местностью и обстоятельствами. Их самые младшие начальники и большинство солдат понимают обстановку.

Кроме того, это войско страшно выносливо, довольствуется очень малым количеством пищи, отлично переносит холод, жару и громадные переходы.

Но оно требует хороших начальников. Начальник, не пользующийся доверием и уважением подчиненных, не может вести их в бой. В противном случае солдаты ему в высшей степени преданны, даже в ущерб общей идее. В бою каждый солдат дерется не за общую идею, а за себя и своего прямого начальника и повторяет только боевой клич последнего. Патриотической панэфиопийской идеи не существует, а есть ашкер — слуга такого-то или такого-то.

Дисциплина и субординация

Что касается до дисциплины и субординации, то у них есть то и другое, но своеобразно и не похоже на наше. У них постоянное, сознательное и критическое отношение ко всему, и они не послушаются своего начальника, если тот прикажет им что-либо, по их мнению, неподходящее.

Начиная с самых младших и до самых высших, начальник есть выразитель общей воли единичных личностей и редко в состоянии идти вразрез с ней, разве только обладая такой действительно исключительной нравственной силой, как Менелик II.

Но насколько ошибочным будет мнение, что абиссинская армия идеально организована и дисциплинированна, настолько же неверно будет считать ее недисциплинированной ордой.

Хотя она организована на начале личной воли и поэтому служит только тот, кто хочет, и кому хочет, но это не имеет влияния на общую численность войска, так как милитаризм есть свойство их народного духа, изменяется лишь частная группировка у отдельных начальников.

Хотя в их армии можно заметить зачатки преторианства, по в том виде, как они есть, они не представляют опасности для империи.

Хотя на вид их армия кажется недисциплинированной, но это с избытком восполняется их сообразительностью и пониманием обстановки, и можно смело сказать, что их боевой порядок есть тот идеал по личной инициативе, умению применяться к местности, к которому стремятся европейские армии.

Недостаток обучения восполняется воспитанием и историческими традициями. Обучение же на европейский лад было бы для них в данное время весьма некстати, так как, говорят, «ученого учить только портить»...

- Булатович А. К. От Энтото до реки Баро. Отчёт о путешествии в юго-западные области Эфиопской империи в 1896-1897 гг. — СПб.: тип. В. Киршбаума, 1897.

7 предыдущих материалов из эфиопской серии Хроник:

- http://aftershock.news/?q=node/226170

- http://aftershock.news/?q=node/246878

- http://aftershock.news/?q=node/251435 

- http://aftershock.news/?q=node/284436

- http://aftershock.news/?q=node/301502

- http://aftershock.news/?q=node/320825

- http://aftershock.news/?q=node/325976

Фонд поддержки авторов AfterShock

Лидеры обсуждений

за 4 часаза суткиза неделю

Лидеры просмотров

за неделюза месяцза год

СМИ

Загрузка...